Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Реферат по теме «Своеобразие романтизма М. Горького и В. Короленко на примере легенды о Данко и повести «Слепой музыкант»

Реферат по теме «Своеобразие романтизма М. Горького и В. Короленко на примере легенды о Данко и повести «Слепой музыкант»

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:


Муниципальное бюджетное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №63 с углубленным изучением отдельных предметов»







Тема реферата



«Своеобразие романтизма М. Горького и

В. Короленко на примере легенды о Данко и повести «Слепой музыкант».


Выполнила:

ученица 7А класса

Елистратова Александра Эдуардовна.

Руководитель:

Бубнова Ольга Ивановна















Нижний Новгород

2013







Содержание



  1. Вступление и цель реферата 3стр.

  2. Романтическая тема и романтические приемы в повести В.Короленко «Слепой музыкант» 6 стр.

  3. Легенда о Данко из рассказа М. Горького «Старуха Изергиль» как романтическое произведение 14 стр.

  4. Заключение 19 стр.

  5. Примечания 20 стр.

  6. Использованная литература 21 стр.

  7. Приложение 22 стр.














































I. Вступление и цель реферата.


Романтизм - литературное направление, появившееся в Западной Европе в конце 18 века как результат разочарования в идеях Просвещения. Кризис в Европе, неудовлетворенность результатами Великой французской революции послужили причиной его возникновения. Наивысший расцвет романтизма наблюдался в первой половине XIX века.

В России романтизм появился после Отечественной войны 1812 года как результат начала реакции, отказа Александра I от продолжения либеральной политики. Русский романтизм имеет ряд национальных особенностей: в центре художественной системы стоит личность, основной конфликт - конфликт между личностью и обществом. Романтическая личность, основной ценностью которой была свобода, – это, прежде всего, страстная личность, сильный характер, на голову выше окружающих. Романтический герой противопоставляет себя окружающему миру.

Романтики большое внимание уделяли теме природы - бурной стихии, широко использовали символику. В этом направлении отсутствует развитие характеров, так как обстоятельства не влияют на личность.

Яркими представителями романтизма в России 19 века являются поэты: Жуковский, Веневитинов, Баратынский, Козлов, Дельвиг, Тютчев, Рылеев, Кюхельбекер, Одоевский, а также Пушкин  и Лермонтов в раннем творчестве.

На смену романтизму пришел реализм (правдивое изображение действительности в ее типических чертах), ставший ведущим направлением во второй трети 19 века. Но растущее в обществе недовольство и ожидание решительных перемен вызвали усиление романтических идей в литературе. «Настало время нужды в героическом». (М. Горький.) (1)

Возрождение романтизма в конце 19 века многие исследователи ставят в заслугу В. Г. Короленко, по-своему продолжившему лучшие традиции предшественников и сказавшему «многое из того, что потом вошло в литературу следующей эпохи, прежде всего в творчество М. Горького». (2)

Критики отмечают творческую близость Короленко и молодого Горького. Романтика была составной частью реализма этих писателей. Эту особенность произведений нового времени Короленко определил как «синтез реализма и романтизма».(3) М. Горький, чье раннее творчество было направлено на поиск положительного героя, с одной стороны, и на беспощадной обличение существующей действительности – с другой, говорил: «Итак, на вопрос: почему я стал писать? – отвечаю: по силе давления на меня «томительно бедной жизни» и потому, что у меня было так много впечатлений, что «не писать я не мог». Первая причина заставила меня попытаться внести в «бедную жизнь» вымыслы, выдумки… а по силе второй причины я стал писать рассказы «реалистического характера…» (Из статьи М. Горького «О том, как я учился писать».)


Цель реферата – выявить своеобразие романтизма В.Г. Короленко и М. Горького на основе анализа повести «Слепой музыкант» и рассказа «Старуха Изергиль» (судьба героини и легенда о Данко).








































II. Романтическая тема и романтические приемы в повести В.Короленко «Слепой музыкант».

Повесть В.Короленко «Слепой музыкант» явно отражает черты романтического повествования: в центре — необычный герой, слепой, музыкально одаренный Петрусь, для которого музыка — путь постижения мира и способ самовыражения в нем. Главная тема повести — становление человека в мире — развивается на контрасте тьмы, окружающей слепого мальчика, и света, который должен в нем победить (света добра, разума, тепла и любви).


1. Романтические средства, использованные автором для создания портрета и пейзажа.

Рассмотрим романтические приемы, использованные авторов в повести для создания портрета и пейзажа. Главное в характере портретных описаний является стремление писателя через внешние черты передать состояние человека, сложное, тонкое, едва уловимое состояние слепого мальчика.

Портрет его дается в 3-ей главе (ч. 1):

«Для своего возраста он был высок и строен; лицо его было несколько бледно, черты тонки и выразительны. Черные волосы оттеняли еще более белизну лица, а большие темные, малоподвижные глаза придавали ему своеобразное выражение, как-то сразу приковывавшее внимание. Легкая складка над бровями, привычка несколько подаваться головой вперед и выражение грусти, по временам пробегавшее какими-то облаками по красивому лицу, — это все, чем сказалась слепота на его наружности. Его движения в знакомом месте были уверенны, но все же было заметно, что природная живость подавлена и проявляется по временам довольно резкими нервными порывами».

В. Короленко подчеркивает в облике главного героя черты, отличающие его от других:

1) рост — выше обычного («Для своего возраста он был высок и строен»);

2) лицо — отличается некоторой бледностью («несколько бледно»), выразительностью и тонкими чертами;

3) контрастно представлены черные волосы, оттеняющие белизну лица, и темные глаза. Именно глаза придают облику Петруся особую индивидуальность; три эпитета определяют эти глаза; большие, темные, мало подвижные.

4) своеобразие, неповторимость этого лица дополняет «легкая складка над бровями, привычка несколько подаваться головой вперед»; о внутреннем состоянии мальчика, о его эмоциональном мире говорит «выражение грусти», которое сравнивается с облаками, пробегавшими по лицу.

В целом лицо определяется с точки зрения автора как красивое, и это очень важно для романтического героя, который, как правило, либо красив, либо уродлив. Но главное — та необычность, неповторимость, которая передается в портрете; это портрет тонко и чутко реагирующего на мир человека, в котором ощущается сложная внутренняя жизнь, глубокая душевная драма.

Интересно рассмотреть двойной портрет, возникающий в части 3-ей главы 6-ой, — портрет слепого монаха-звонаря, данный в сопоставлении с лицом Петруся.

Сопоставительный портрет двух слепых дается здесь дважды.

В начале портретные детали отражают сходство, возникающее по причине слепоты. Портрет построен по принципу сопоставления Петруся и слепого звонаря: «Та же нервная бледность; те же чистые, но неподвижные зрачки, то же беспокойное движение бровей, настораживавшихся при каждом новом звуке и бегавших над глазами, точно щупальца у испуганного насекомого... Его черты были грубее, вся фигура угловатее, — но тем резче выступало сходство».

Характерно, что сравнение бровей со щупальцами испуганного насекомого употребительно здесь при описании лица звонаря. Уже здесь подчеркивается, что «его черты были грубее»; развивая сопоставительный портрет чуть далее, автор углубит и подчеркнет эту разницу Петра и звонаря, связанную с несходством характеров, внутреннего мира героев. В описании портрета Петра (ч. 1, гл. 3) нет резких оценок; все средства направлены на выражение тонкого, красивого, нервного и одухотворенного лица.

Вторая часть сопоставительного портрета Петра и звонаря в 6-ой главе дается не сразу. Ее предваряет вечерний пейзаж — вид, открывающийся при подъеме на колокольню:

Этот пейзаж дается с точки зрения зрячего человека. В нем отражена игра света и тени в вечернем мире; во 2 – ом абзаце ключевым является образ ветра, - он охарактеризован эпитетами «высокий», «чистый и свободный от испарений земли». Очень важно то «настроение чуткого ощущения каких-то тонких, неуловимых состояний, название которым трудно подобрать — они сравнимы лишь с музыкой». (4) Так передается ощутимая на высоте, на просторе, особая сложность окружающего мира, ощущение того, что в нем есть что-то скрытое, но важное — то, что чувствуется только душой. К этим необъяснимым явлениям относится и мир слепого человека — особый, не такой, как у зрячего. И для слепого — зримый мир доступен только в непонятных веяниях, «отголосках» — среди них важнейшим выступает ветер.

И не случайно сопоставительный портрет звонаря и Петра автор представляет в тот момент, когда «по какому-то общему побуждению, вероятно вытекавшему из ощущения высоты и своей беспомощности, оба слепые подошли к углам пролетов и стали, опершись на них обеими руками, повернув лица навстречу тихому вечернему ветру.

Теперь ни от кого не ускользнуло странное сходство. Звонарь был несколько старше; широкая ряса висела складками на тощем теле, черты лица были грубее и резче. При внимательном взгляде в них проступали и различия: звонарь был блондин, нос у него был несколько горбатый, губы тоньше, чем у Петра. Над губами пробивались усы, и кудрявая бородка окаймляла подбородок. Но в жестах, в нервных складках губ, в постоянном движении бровей было то удивительное, как бы родственное сходство, вследствие которого многие горбуны тоже напоминают друг друга лицом, как братья.

Лицо Петра было несколько спокойнее. В нем виднелась привычная грусть, которая у звонаря усиливалась острою желчностью и порой озлоблением. Впрочем, теперь и он, видимо, успокаивался. Ровное веяние ветра как бы разглаживало на его лице все морщины, разливая по нем тихий мир, лежавший на всей скрытой от незрячих взоров картине... Брови шевелились все тише и тише».

Писатель подчеркивает явное («странное») сходство двух слепых людей и в то же время их различия. Сходство звонаря и Петруся отмечено, прежде всего, «в жестах, в нервных складках губ, в постоянном движении бровей», — автор называет это сходство «удивительным» и «родственным»: слепота роднит этих героев, делает их похожими.

Однако при этом звонарь и Петрусь отличается не только чисто внешними, но и существенными чертами. Внешнее различие заключено в возрасте («Звонарь был несколько старше»), в цвете волос («звонарь был блондин»), в особых чертах: нос у звонаря «более горбатый», «губы тоньше, чем у Петра»; у звонаря есть усы и кудрявая бородка.

Но главное — в портрете звонаря подчеркивается жесткость и резкость: «Черты лица были грубее и резче»; выражение лица не просто грустно, а отличается «острою желчностью и порой озлоблением».

О Петре автор пишет: «Лицо Петра было несколько спокойнее»; оно выражает «привычную грусть», но не отмечено жестокостью и злобой.

Но портрет звонаря дается в динамике, в развитии — вечерний ветерок преображает его: «Ровное веяние ветра как бы разглаживало на его лице все морщины, разливая по нем тихий мир, лежавший на всей скрытой от незрячих взоров картине». Значит, душа слепого не слепа — она чувствует кротость и покой, разлитые в мире, и откликается на них.

Это очень важно для выражения авторского замысла — представить прозрение человеческой души по мере постижения мира, движение ее к добру и свету.

В предисловии «От автора» Короленко пишет, что эпизод со слепыми звонарями на колокольне Саровского монастыря стал ключевым для него в образном представлении «основного мотива» повести, который он определяет как «инстинктивное, органическое влечение к свету». (5) «Отсюда душевный кризис моего героя и его разрешение», — заключает автор.

Постижение человеком мира на протяжении всей повести дается как просветление. Слепота подчеркивает исключительность, трудность этого пути, и поэтому при передаче ощущений Петра, его впечатлений автор использует не к зрительные, а к слуховые, и особенно музыкальным образам.



2. Роль «динамического портрета в пейзаже» в повести «Слепой музыкант».

В. Г. Короленко раскрывает внутреннее состояние слепого мальчика с помощью «динамического портрета в пейзаже». (6) Автор стремится не только передать мир с точ­ки зрения незрячего человека, но и открыть глаза зрячему на окружающее, показать, что переживает его душа, как откликается она на внешний мир.

Писатель изображает, как слепой мальчик воспринимает солнечный мир, какие ощущения вызывает в нем свет солнца, который он не видит, но чувствует как центр всего природного земного мира, к которому «тяготеет все окружающее». (7)

Поскольку мальчик не способен видеть, зрительные черты пейзажа, которые приводятся в тексте с позиции автора (прозрачная даль, лазурный свод, широко раздвинутый горизонт), сменяются чередой ощущений — в результате создается внутренний, психологический пейзаж. С целью выявить точку зрения мальчика, автор использует прием отстранения: явления, воздействующие на слепого, названы неопределенными местоимениями и наречиями: что-то, кто-то, какие-то, куда-то', используются качественные прилагательные для характеристики ощущений, которые испытывает мальчик: «Что-то материальное, ласкающее и теплое касается его лица нежным, согревающим прикосновением»; «кто-то прохладный и легкий … снимает эту негу и пробегает по нем ощущением свежей прохлады».

Для передачи сменяющегося влияния на ребенка солнца и легкого ветра возникает образ волн. Волны несут ощущения окру­жающего мира и пробуждают в ребенке ответные волны — он от­кликается миру, частью которого является сам: «Темные ласковые волны неслись по-прежнему неудержимо, и ему казалось, что они проникают внутрь его тела, так как удары его всколыхавшейся крови подымались и опускались вместе с ударами этих волн».

Это отражается и в деталях портрета: «Лицо подергивалось ритмически пробегавшими по нему переливами; глаза то закрыва­лись, то открывались опять, брови тревожно двигались, и во всех чертах пробивался вопрос, тяжелое усилие мысли и воображе­ния». Метафора «нахлынувшие впечатления» соотно­сится с образом волн, нахлынувших на мальчика.

Для слепого эти впечатления в большей степени слуховые: мир, накатывающийся на него волнами, воспринимается через звучание. Повествователь знает источники этих звуков и называ­ет их: «Теперь они приносили с собой то яркую трель жаворон­ка, то тихий шелест распустившейся березки, то чуть слышные всплески реки. Ласточка свистела легким крылом, описывая не­вдалеке причудливые круги, звенели мошки, и над всем этим проносился порой протяжный и печальный окрик пахаря на рав­нине, понукавшего волов...».

Но слепой мальчик не соотносит звуки со зрительными образами, он слышит их в беспорядочном смеше­нии — это и будет причиной его обморока, которым заканчива­ется 7-я часть главы.

Описание звуков поэтому дается подробно, отражая точку зре­ния Петруся, его восприятие, — вот почему так активны сравне­ния и метафоры: «Они как будто падали», «толпились одновре­менно», «звуки тускнели», «летели и падали»; эпитеты — не только живописные, но и оценочные: «То тихие, неясные, то громкие, яркие, оглушающие»; «слишком пестрые, слишком звонкие».

В характеристике звуковых волн, ошеломивших мальчика, преобладает признак темноты: «Темные ласковые волны», звуки «тускнели»; стихия этих волн — мрак окружающего мира: волны движутся, «налетая из окружающего звеневшего и рокотавшего мрака и уходя в тот же мрак»; с точки зрения слепого, это — «тускнеющий хаос».

Предобморочное состояние впечатлительного ребенка достигается и активным употреблением глаголов: летели, падали, вздымались, налетая и уходя, сменяясь, подымали, укачивали, баюкали.

Поэтому « темный» здесь — неясный, непонятный, непостижимый, но также и мрачный, мучительный («быстрее, выше, мучительнее подымали они его...»); весь мир ощущается как мрачная стихия, «тускнеющий хаос».

Характерно, что определение «темный» отнесено и к качествам самого мальчика: звуки проникают «в темную головку», их не может «победить» «темный мозг» ребенка. Слепой мальчик пока еще дитя этого мрачного хаоса, его сознание не преображено светом и гармонией.

Данный эпизод передает борьбу света и тьмы вокруг Петруся и внутри него и бессилие, беззащитность слепого ребенка перед невидимым мрачным хаосом, окружающим его.

В изображении просветления мира слепого мальчика особую роль играет образ музыки, с которым связана гармония.


3. Значение музыки в жизни Петруся.

В изображении просветления мира слепого мальчика особую роль играет образ музыки, с которым связана гармония. С этой точки зрения интересен эпизод изготовления дудки конюха Иохима.

В первом предложении заключена тема текста — дудка Иохима, цель — описать те особенности дудки, которые делают возможным дать ей такую оценку — «вышла на славу».

Таким образом, первое предложение определяет дальнейшее разверты­вание текста.

Тема развивается в двух направлениях, которые разделяют эпизод на две примерно равные части. В 1-ой части описываются процесс изготовления дудки и ее внешние признаки (предложе­ния 2—5). Во 2-ой части (от слов «Попробовав ее...» и до конца текста) представляется игра на дудке, ее звучание.

Рассмотрим особенности текста в 1-ой части.

Процесс изготовления дудки представлен последовательно: действия Иохима названы в том порядке, в каком делался инст­румент: высушив, выжег; прожег, прорезал; заткнул, оставив. Последовательность следующих изменений обозначена словами затем, после этого.

Характерно, что 2-е и 4-е предложения передают то, что де­лает с дудкой Иохим; в них, кроме действий, определяется и то, как работает Иохим: «Плотно заткнул», «старательно выстругал», «крепко обтер». А в 3-ем предложении изображается, как участ­вовала в изготовлении дудки сама природа (не случайны здесь безличные предложения «грело солнцем» и «обдавало звонким ветром»). Особенно важен эпитет «звонкий», который связан и с характеристикой свойств будущей дудки: ее чистый голос как бы формирует сама природа.

5-е предложение логически завершает описание дудки: писатель создает внешний облик готового инструмента, выделяя детали, делающие ее красивой («ровные, точно отполированные грани» с «хитрыми узорами»).

Оценочное слово «хитрые» говорит о том, что описание дудки дано в восприятии Иохима. В таком случае и в первом оценочном предложении «Дудка вышла на славу» выражена его оценка.

Игра на дудке и ее звучание, представленные во 2-ой части, также даны в восприятии Иохима: именно он, испробовав дудку, дожидается вечера, чтобы излить голосом дудки свои чувства.

Для изображения звучания дудки Иохима автор прибегает к метафоре: «Полились … трели»; характер звуков определяется рядом эпитетов, среди которых есть олицетворяющие: «... нежные, задумчивые, переливчатые и дрожащие трели».

Очень важно прямое сопоставление дудки с Иохимом: «Казалось, она была частью его самого»; источником звуков в сравнении становится сердце самого Иохима: «Звуки, которые она издавала, лились будто из собственной его согретой и разнеженной груди» (сопоставим это с началом изготовления дудки: «... выжег ей сердце», — фактически заменив своим). В звуках, передающих чувства Иохима, подчеркивается трепетность (метафорой — «каждый оттенок его скорби <...> дрожал в чудесной дудке»), нежность — и в то же время движение, порыв: «... тихо срывался с нее и звучно несся вслед .за другими».

Именно потому дудка Иохима называется чудесной: она чудесным, волшебным образом выражает самые тонкие и трепетные чувства, к ней нельзя не прислушаться (она звучит «среди чутко слушавшего вечера»); наконец, она красива той красотой любви, человеческой души, которая звучит прекрасной музыкой.

С дудкой Иохима непосредственно связано просветление души Петруся: в слиянии чувств человека и звучания инструмента проявляется согласие ~~ та гармония, которой ищет душа слепо­го мальчика. Тихие трели дудки созвучны этой душе, так как они вдохновлены самой природой — «звонким ветром» — и одушев­лены человеком.

Отражение состояния души самого Петра, ее стремление из тьмы к свету дается в своеобразном музыкальном портрете (ч.11, гл. 5):

В тексте изображена импровизация Петра, в которой он пытается выразить свое душевное состояние.

Музыкальными образами этого состояния выступают «голоса природы, шум ветра, шепот леса, плеск реки...» — «таинственный говор природы».

Характерно, что переживания человека, отраженные в этих звуках, противоречивы; их загадочность подчеркнута параллельным рядом вопросов: «Тоска?.. Но отчего же она так приятна?.. Радость?.. Но зачем же она так глубоко, так бесконечно грустна?»

Мелодия, которая передает сложное состояние слепого музыканта, непонятное для него самого, по словам автора, «романтически загадочна и драматична в своей противоречивости». Это создается через образ волн, взлетающих и падающих, и снова поднимающихся «выше, сильнее». Двумя волнами выглядят части текста, развивающие образ музыки: первая — через метафоры и сравнение («поток гармонии», «мелодия … точно волна, рассыпавшаяся в пену и брызги»); вторая — «И опять звуки крепли и искали чего-то, подымаясь в своей полноте, выше, сильнее».

Между этими образными частями — абзац — пауза, где на первый план выступает образ темного мира, мира темной стихии ночного хаоса, с которым борется душа слепого музыканта: «... и ночь глядела к ним в темные окна, пока, собравшись с силами, музыкант не ударял вновь по клавишам».

Так, волна за волной, поднимается душа человека к просветленной гармонии, движется к ней не постепенно — все выше и выше, а взлетая — и вновь разбиваясь в прах, но опять — взлетая... Поэтому последняя фраза этого фрагмента («Но и песня смолкала, дрожа в тишине маленькой гостиной тою же жалобной нотой неразрешенного вопроса») звучит драматично, но не безысходно. Воля и стремление к гармоническому светлому бытию — суть образа слепого музыканта, героя повести В.Короленко.


4. Нравственное прозрение главного героя.

Есть в повести и легенда о слепом бандуристе Юрке, участвовавшем в походах атамана Игната Карого. Эту легенду Петр узнал от Ставрученко: знакомство с новыми людьми и большим миром принесло юноше не только страдания, но и понимание того, что выбор пути принадлежит самому человеку.

Нравственное прозрение слепого музыканта завершилось лишь тогда, когда он сумел побороть эгоистическое страдание и «претворить его в активное сочувствие слепому и зрячему горю других людей, обездоленных не только природой, но и социальными условиями».

Он не стал зрячим, но перестал чувствовать себя несчастным. Этому помог дядя Максим, старый боец, знавший, что настоящая жизнь не прозябание, не спокойствие, а труд и борьба. «Он мечтал для Петра не о спокойствии, а о возможной полноте жизни». Полнота жизни лишь в единении с людьми. И Максим посылает юношу в путешествие с нищими слепцами. « Я хотел, чтобы ты чувствовал чужое горе и перестал так носиться со своим…». И Пётр «узнал горе, слепое и зрячее, от которого не раз больно сжималось сердце…Глаза его становились по-прежнему чистыми и по-прежнему незрячими. Но душа, несомненно, исцелилась».

Исцелённая душа открыла слепому музыканту глубину «жизненной правды, сделала его музыкальный талант нужным людям». «И каждое сердце дрожало, как будто он касался его своими быстро бегущими руками». Счастье в преодолении эгоизма, в любви к людям, в труде и творчестве на общее благо.

Воля и стремление к гармоническому светлому бытию, внутренней свободе — суть образа слепого музыканта, героя повести.

Отмечая романтический характер своего произведения, В.Г. Короленко писал в 1917 году: «Теперь, когда я могу перечитывать «Слепого музыканта» уже как читатель, я вижу, что в нем отразилось романтическое настроение моего поколения в юности и в этом его своеобразный и живой колорит».





























III. Легенда о Данко из рассказа М. Горького «Старуха Изергиль» как романтическое произведение.


1. Черты романтизма в легенде о Данко.

В композиции рассказа «Старуха Изергиль», построенном, так же, как и повесть Короленко, по принципу антитезы, легенда о Данко представляет собой сказ – повествование, передающее манеру рассказчика и спроизводящее устную форму рассказа. Рассказчиком выступает героиня – старуха Изергиль, с которой повествователь беседует «в Бессарабии, на морском берегу». Основная тема разговора – человек и его жизнь: для чего живет человек на земле и как он должен жить.

Рассмотрим, какую роль играет легенда о Данко в развитии этой темы: по какому принципу она построена, какой язык является основой сказа, почему именно эта легенда завершает весь рассказ.

Тема легендыподвиг Данко, жертвующего собой ради спасения людей («…явился Данко и спас всех один…»).

В центре внимания – романтический герой: необычный человек, отличающийся ярким характером, выступающий, как правило, в сложной, конфликтной обстановке («исключительные характеры в исключительных обстоятельствах»). (8)

Прежде всего, возникает внешний конфликт: «веселые, сильные и смелые люди» изгнаны врагами в темные непроходимые леса и гибнут там от болотного смрада.

Мотив гибели представлен в соединении образов тьмы, непроходимого леса, смрадного болота. Густая тьма царит в лесу, «потому что лес был старый, и так густо переплелись его ветви, что сквозь них не видать было неба, и лучи солнца едва могли пробить себе дорогу до болот сквозь густую листву». Но даже пробившиеся лучи солнца не несут блага: «Когда … падали на воду болот, то поднимался смрад, и от него люди гибли один за другим».

Общий образ угрозы человеку со стороны леса и тьмы – враждебное непроницаемое кольцо: каменные «великаны-деревья» стоят «плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота»; «еще плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам»; «И всегда, днем и ночью, вокруг тех людей было кольцо крепкой тьмы, оно точно собиралось раздавить их».

Кроме того, ощущение угрозы усиливает образ ветра: «А еще страшней было, когда ветер бил по вершинам деревьев и весь лес глухо гудел, точно грозил и пел похоронную песню людям».

Грозные силы природы олицетворяются, представляются живыми: «великаны-деревья … стояли молча, «тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске» - вот почему «всем казалось, что это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болота», несущие смерть.

Люди подавлены, они «впали в тоску»: «И ослабли люди от дум… Страх родился среди них, сковал им крепкие руки, ужас родили женщины плачем над трупами умерших от смрада и над судьбой скованных страхом живых»; они испуганы смертью и готовы сдаться в рабство. Они бездействуют.

Данко выделен из всех: «<…> Увидели, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня».

Данко – «молодой красавец». Рассказчица афористически метко связывает с красотой героическое в человеке: «Красивы - всегда смелы».

Афористична и речь Данко: «Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется». Он призывает людей к действию, поэтому его обращение к людям проникнуто призывными интонациями, побудительными формами: «Что мы тратим силы на думу да тоску? Вставайте, пойдем в лес и пройдем его сквозь, ведь имеет же он конец – все на свете имеет конец! Идемте! Ну! Гей!..»

Именно внутренней силой убеждает Данко людей, живым огнем он вдохновляет их: «Дружно все пошли за ним - верили в него».

Конфликт между Данко и идущими за ним людьми возникает тогда, когда люди утрачивают веру в него и силы двигаться дальше: «Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь!».

Этот эпизод развертывается в грозовой атмосфере: он начинается словами «Но однажды гроза грянула над лесом» и заканчивается аналогично: «А лес все пел свою мрачную песню, и гром гремел, и лил дождь…» Эмоциональное напряжение подчеркивается многоточием.

Гроза изображается действительно страшным явлением: его грозный характер передается повторением корня гроз- в самом слове гроза, в эпитетах грозно («зашептали деревья глухо, грозно»), грозный («в грозном шуме молний»).

Представление грозы динамично, во-первых, за счет частого употребления глагольных форм (грянула, зашептали, шли, шли, качаясь, скрипели и гудели, летая, освещали, исчезали); во-вторых, за счет контраста: с одной стороны – сгущающаяся тьма («И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете с той поры, как он родился» - гипербола), с другой – «холодный огонь» молний; тьма и молнии метафорически представлены в противоборстве: «<…> Молнии разрывали тьму в клочья».

С образами оживших деревьев и тьмой связано выражение нарастающего ужаса и бессилия людей: «И деревья, освещенные холодным огнем молний, казались живыми, простирающими вокруг людей, уходивших из плена тьмы, корявые, длинные руки, сплетая их в густую сеть, пытаясь остановить людей. А из тьмы ветвей смотрело на идущих что-то страшное, темное и холодное» (не случайно здесь отсутствует конкретное название того, что вызывает страх; неопределенное местоимение усиливает семантику загадочности, таинственности, прилагательные акцентируют признак).

Разъяренные люди видятся Данко в зверином облике: «Данко смотрел на тех, ради которых он понес труд, и видел, что они – как звери».

«- И они насторожились, как волки …, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко» (снова возникает образ кольца как угрозы, опасного окружения).

Состояние Данко изображается как борьба в его сердце: сначала «в его сердце вскипело негодование», «но от жалости к людям оно погасло». Уже здесь употреблен глагол-метафора со значением горения, огня: погасло. Противоположное чувство – жертвенной любви к людям – передается на основе развития образа огня: «И вот его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их, вывести на легкий путь, и тогда в его очах засверкали лучи того могучего огня <…>».

Характерно, что усиление злобы окружающих вызывает в сердце Данко еще больший жертвенный огонь: «<…> И стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко. А он уже понял их думу, оттого еще ярче загорелось в нем сердце, ибо эта дума родила в нем тоску».

Таким образом, от тоски по человеку, свободному от рабства и злобы, разгорается сердце Данко.

В кульминации центром внимания выступает главный герой. Его изображение непосредственно соотносится с грозовой атмосферой, в которой протекает конфликт. Противостояние силам зла, окружившим его, порыв его жертвенной любви к людям так сильны, что голос Данко перекрывает грозовой гром: «- Что сделаю я для людей?! – сильнее грома крикнул Данко».

Центром кульминационного эпизода выступает сердце Данко.

Главное средство изображения сердца Данко – гипербола. Она строится на основе градационного сравнения: «Оно пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца»; усиление семантики света проявляется также в соотношении слов со значением света (семантический повтор): пылало, ярко, солнце, освещенный, факелом. Образная характеристика горящего сердца Данко содержится в метафорической перифразе: сердце названо «факелом великой любви к людям».

Таким образом, метафорическое и прямое значение одновременно реализуются в образе горящего сердца, которое становится символом жертвенной любви.

Победа света изображается в прямом противоборстве: «Тьма разлетелась от света его и там, глубоко в лесу, дрожащая, пала в гнилой зев болота».

Горящее сердце озаряет путь людям, вдохновляет их, побуждает к быстрому движению: «Они бросились за ним, очарованные», «Все бежали быстро и смело»; интенсивность света подчеркнута повтором: «И сердце его все пылало, пылало!».

В контрасте представлена победа в конце пути: лес «расступился и остался сзади, плотный и немой», «Гроза была – там, сзади них, над лесом» - «люди сразу окунулись в море солнечного света и чистого воздуха, промытого дождем»; «тут сияло солнце, вздыхала степь; блестела трава в брильянтах дождя и золотом сверкала река…».

Прямое соотношение этого вольного, светлого мира с жертвенным порывом Данко выражено сравнением: «От лучей заката река казалась красной, как та кровь, что била горячей струей из разорванной груди Данко».

Общее чувство радости приносит всем ощущение обретенной свободы: «Кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо», - говорится о Данко (гордо в таком контексте значит «удовлетворенно», «радостно»); люди же в радости своей даже не замечают его смерти.

Данко по-прежнему противопоставлен толпе озлобленных людей своим бескорыстием, благородством,

Высотой и чистотой души – недаром постоянно подчеркивается высокое положение его сердца, светящего другим: «Высоко поднял», «высоко держа горящее сердце». Это противопоставление подчеркивается изображением «осторожного человека», который, «боясь чего-то, наступил на гордое сердце ногой…» Рассказчица называет Данко «гордый смельчак».

Таким образом, Данко выступает в легенде как идеал героической личности, способной отдать свою жизнь ради жизни других: «Сжег для людей свое сердце и умер, не прося у них ничего в награду себе».

Видимо, на первый план выступает значение «высокий, возвышенный» - это и отличает Данко от всех остальных.

В основе легенды о Данко лежит библейская история о спасении Моисеем евреев.

(9) Моисей и Данко, движимые любовью к людям, выводят их из опасных для дальнейшего проживания мест. Путь оказывается трудным, а отношения Моисея и Данко с толпой осложняются, так как люди теряют веру в спасение. Но Моисей опирается на помощь Бога, так как исполняет его волю. Данко же сам вызывается спасти их, ему никто не помогает. Таков романтический герой. Он сам хозяин своей судьбы. Понятие «Божий промысел» для него не существует. Он не признает над собой никакой воли. Он явился, чтобы спасти всех, но по своей воле, не по Божьей. Таково отличие романтической легенды от библейской истории.


2. Фольклорные элементы в легенде о Данко.

В фольклоре «легенда – вошедший в традицию устный народный рассказ, в основе которого лежит чудо, фантастический образ или представление, воспринимающиеся рассказчиком или слушателем как достоверные». (10)

Сказ о Данко начинается типичным зачином: «Жили на земле в старину одни люди», повествует о событиях как о действительно бывших, и в конце происшедшее связывается с реальными явлениями современности: «Вот откуда они, эти голубые искры степи, что являются перед грозой!».

Подвиг Данко должен служить напоминанием новым поколениям о том, каким должен быть настоящий человек; легенда о Данко завершает повествование о смысле человеческой жизни.

Романтические приемы (контраст, гиперболическое изображение явлений, образы бурной и умиротворенной природы, необычный сильный герой, мотив противоборства героя и окружающей среды) соотносятся в тексте с фольклорными элементами.

Фольклорная интонация сказа создается прежде всего многочисленными случаями инверсии («Стали плакать жены и дети», «И ослабли люди от дум», «ужас родили женщины», «Повел их Данко», «Трудный путь это был», «зашептали деревья глухо, грозно» и т.д.). Народным афористическим языком Данко убеждает людей двигаться вперед. Как в фольклоре, силы природы непосредственно связаны с жизнью человека; очень активно олицетворение; развиваются образы дремучего леса, вольной степи, мотив выбора пути, свободы и неволи.

Все это подчеркивает древность легенды, народный характер «заветов», которые она хранит и которые, благодаря этому, переходят из поколения в поколение. Особую роль древних преданий в жизни современного человека подчеркивает рассказчица, начиная свое повествование, и чувствует читатель, воспринявший и переживший сказ старухи Изергиль.


3. Реалистические подробности в рассказе «Старуха Изергиль».

М. Горький дает ряд реалистических подробностей, точно указывает, где происходит встреча рассказчика со старухой Изергиль и что он делает в Бессарабии.

Реалистически дан облик самой старухи, у которой «сухой голос», и «дрожащая рука» с кривыми пальцами», «сморщенный нос, загнутый словно клюв совы», и рассказа «страшно «сухи, потрескавшиеся губы» и которую становится после ее жалко».

Изергиль прожила яркую и насыщенную событиями жизнь. Ее жизнь сама как легенда. И люди вокруг нее - свободолюбивые и гордые. Это и черноусый рыбак, страстно любивший ее, и рыжий гуцул, рисковавший собой ради веселой и вольной жизни, и юноша - «бледный и хрупкий цветок востока, отравленный поцелуями». Изергиль не останавливали никакие блага и богатства, если уходила любовь. Не смог ее удержать ни пан, бросивший все к ее ногам, ни щедрый султан. Ради любви Изергиль была готова на все. Так, выручая любимого из плена, она убивает часового. Изергиль много страдала, но страдания ее - тоже проявления яркой и настоящей жизни, которые подчеркивают ту радость и то счастье, которые ей довелось пережить. Главная героиня прожила свою жизнь свободной от обязательств и обязанностей. Но в повествовании автора нет осуждения - в жизни люди далеки от идеала, в них есть хорошее и плохое. В то же время автор развенчивает индивидуализм тех, согласен жить среди людей, но только для себя.


4. Значение «синтеза романтического и реалистического» в рассказе «Старуха Изергиль».

Легенды и реальность настолько переплетены общим настроением рассказа, что создается впечатление, что и герои легенд, и сама рассказчица живут одной жизнью. Возвышенный и яркий язык старухи Изергиль позволяет представить героев легенд. Сама она ничуть не сомневается в их действительном существовании. Она видит проходящую тень навеки одинокого и бессмертного Ларры и голубые искры сердца погибшего Данко.

В рассказе Горького «старуха Изергиль», прославляются самые возвышенные, самые прекрасные черты в человеке, его дерзкое стремление к свободе. Подлинная же свобода и счастье заключается в том, что человек добровольно отдает свою жизнь, все свои силы служению людям. Настоящая истина заключается в постоянной борьбе за изменение жизни. Писатель использовал художественный вымысел, чтобы ярче и полнее выразить идею вечного спора о месте человека в мироздании.




















IV. Заключение.


Итак, в повести В.Г. Короленко «Слепой музыкант» и рассказе М. Горького «Старуха Изергиль» вновь ставится главный вопрос всей русской литературы: для живет человек - жить так, чтобы просто жить, или бороться во имя счастья и свободы?

Самое важное в произведениях В.Г. Короленко и М. Горького – активное отношение к жизни. Для положительных героев этих писателей недопустимо примирение с жизненными обстоятельствами, угнетающими человека. Им свойственно стремление к свету, преодоление преград и прежде всего в самих себе. Этот путь лежит через познание народа, разделение его тягот. И главное – это понимание жизни, счастья и свободы как служение другим, напоминание «счастливым о несчастных». (11)

Писатели – реалисты, В.Г. Короленко и М. Горький видели в жизни романтику, которая поднимает человека «над тупой, сонной действительностью и напоминает людям о «высшей красоте человеческого духа». (12)



































V. Примечания.


(1) В.Б.Катаев. Мгновения героизма.

lib.ru›Русская довоенная литература›KOROLENKO/kataev.txt


(2) Молодой Горький и Короленко (К вопросу о творческих связях писателей).


(3) Бялый. Короленко. — 1956

feb-web.ru›feb/irl/il0/i92/i92-311-.htm


(4) Т.С. Петрова. Анализ художественного текста и творческие работы в школе. 6 класс.Московский Лицей. Москва – 2004. Романтическая тема и романтические приемы в повести В. Короленко «Слепой музыкант», стр. 45.


(5) Т.С. Петрова. Анализ художественного текста и творческие работы в школе. 6 класс.Московский Лицей. Москва – 2004. Романтическая тема и романтические приемы в повести В. Короленко «Слепой музыкант», стр. 45.


(6) Бялый. Короленко. — 1956

feb-web.ru›feb/irl/il0/i92/i92-311-.htm


(7) Романтические произведения Максима Горького, их художественное своеобразие.

rudocs.exdat.com›docs/index-263241.html… ко


(8) Словарь литературоведческих терминов. Редакторы-составители Л.И. Тимофеев и С.В. Тураев.

Москва «Просвещение». 1989.


(9) Библия. Исход, гл. 16, 3.


(10) Т.С. Петрова. Анализ художественного текста и творческие работы в школе. 7 класс. Московский Лицей. Москва – 2004. Анализ романтической легенды М. Горького о Данко, стр. 38.


(11) Бялый. Короленко. — 1956

feb-web.ru›feb/irl/il0/i92/i92-311-.htm


(12) В.Б.Катаев. Мгновения героизма.

lib.ru›Русская довоенная литература›KOROLENKO/kataev.txt



















VI. Использованная литература.


1) Библия. Исход, гл. 16, 3.


2) Бялый. Короленко. — 1956

feb-web.rufeb/irl/il0/i92/i92-311-.htm


3) М. Горький. Рассказы. Москва. «Детская литература». 2010.


4) В.Б.Катаев. Мгновения героизма.

lib.ru›Русская довоенная литература›KOROLENKO/kataev.txt


5) В.Г. Короленко. Повесть «Слепой музыкант». Москва. «Детская литература». 1983


6) Молодой Горький и Короленко (К вопросу о творческих связях писателей).

biografia.ru›arhiv/otvorgor05.html копия е


7) Т.С. Петрова. Анализ художественного текста и творческие работы в школе. 6 класс.Московский Лицей. Москва – 2004. Романтическая тема и романтические приемы в повести В. Короленко «Слепой музыкант».


8) Т.С. Петрова. Анализ художественного текста и творческие работы в школе. 7 класс. Московский Лицей. Москва – 2004. Анализ романтической легенды М. Горького о Данко.


9) Романтические произведения Максима Горького, их художественное своеобразие.

rudocs.exdat.com›docs/index-263241.html… ко


10) Раннее романтическое творчество Максима Горького / Школьная литература

litem.ru›…sochineniya…romanticheskoe…maksima…


11) Раннее творчество М. Горького. Автор и его герои .

besoch.com›С очинения›…_m_gorkogo_avtor_i_ego… копи


12) Словарь литературоведческих терминов. Редакторы-составители Л.И. Тимофеев и С.В. Тураев.

Москва «Просвещение». 1989.






















VII. Приложение.



hello_html_m7f82db92.jpg


Библейская история спасения Моисеем евреев.


«Повелел Бог Моисею вывести еврейский народ из Египта. Сотни лет прожили евреи в Египте, и им очень грустно расставаться с насиженными местами. Составились обозы, и евреи тронулись в путь.

Вдруг египетский царь пожалел, что отпустил своих рабов. Случилось так, что евреи подошли к морю, когда увидели позади себя колесницы египетских войск. Взглянули евреи и ужаснулись: впереди море, а сзади вооруженное войско. Но милосердный Господь спас евреев от гибели. Он велел Моисею ударить палкой по морю. И вдруг воды расступились и стали стенами, а посередине стало сухо. Евреи устремились по сухому дну, а Моисей опять ударил палкой по воде, и за спинами израильтян она снова сомкнулась.

Далее евреи шли по пустыне, и Господь постоянно заботился о них. Господь велел Моисею ударить палкой по скале, и из нее хлынула холодная вода. Много милостей оказывал Господь евреям, но они не были признательны. За непослушание и неблагодарность Бог наказал евреев: сорок лет они блуждали в пустыне, никак не могли прийти в землю, обещанную Богом. Наконец, Господь сжалился над ними и приблизил их к этой земле. Но в это время вождь их Моисей умер». (Исход, гл. 16, 3.)









Таблица 1. «Петрусь и Данко как романтические герои».


Исключительность

Петрусь

Данко

Необычная внешность

«Для своего возраста он был высок и строен»; лицо «несколько бледно»; «У него замечательно драматичная наружность».


Данко – «молодой красавец», « увидели, что он лучший из всех, потому что в очах его светилось много силы и живого огня».

Исключительные обстоятельства

«ребенок родился слепым»,

« жизнь должна пройти вся в темноте». 

«Когда солнечные лучи падали на воду болот, то поднимался смрад, и от него люди гибли один за другим». «И стало тогда в лесу так темно, точно в нем собрались сразу все ночи, сколько их было на свете…»


Внутренний конфликт

Отсутствие внутренней гармонии: «Тоска? Но отчего же она так приятна?.. Радость?.. Но зачем же она так глубоко, так бесконечно грустна


Состояние Данко изображается как борьба в его сердце: сначала «в его сердце вскипело негодование», «но от жалости к людям оно погасло».

Внешний конфликт

«Теперь ему казалось уже тесно в его заколдованном круге. Его тяготила спокойная тишь усадьбы, ленивый шепот и шорох старого сада, однообразие юного душевного сна».

«Ты повел нас и утомил, и за это ты погибнешь

«- И они насторожились, как волки …, и стали плотнее окружать его, чтобы легче им было схватить и убить Данко».


Смысл жизни – служение людям.

«Теперь он одолел боль в своей душе и побеждал души этой толпы глубиной 
 и ужасом жизненной правды… Это была тьма на фоне яркого света, напоминание о горе среди полноты счастливой жизни…»

«- Что сделаю я для людей?! – сильнее грома крикнул Данко».

«Сердце Данко пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещённый этим факелом великой любви к людям».




Для героев В. Короленко и М. Горького недопустимо примирение с жизненными обстоятельствами, угнетающими человека. Им свойственно стремление к свету, преодоление преград и прежде всего в самих себе. Этот путь лежит через познание народа, разделение его тягот. И главное – это понимание жизни, счастья и свободы как служение другим, напоминание «счастливым о несчастных».




Таблица 2. « Фольклорные элементы в легенде о Данко».



Зачин

«Жили на земле в старину одни люди».

Концовка

«Вот откуда они, эти голубые искры степи, что являются перед грозой!».


Инверсия

«И ослабли люди от дум», «Повел их Данко», «Трудный путь это был», «зашептали деревья глухо, грозно».

Афористичность языка

«Не своротишь камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется».

Олицетворения

«великаны-деревья стоят, плотно обняв друг друга могучими ветвями, опустив узловатые корни глубоко в цепкий ил болота»; «еще плотнее сдвигались вокруг людей по вечерам»;

«зашептали деревья глухо, грозно».

Мотив выбора пути

«- Что сделаю я для людей?! – сильнее грома крикнул Данко».

Мотив свободы и неволи

«Кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо»; «Страх родился среди них, сковал им крепкие руки».

Метафоры

«тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске», «А лес все пел свою мрачную песню»; «его сердце вспыхнуло огнем желания спасти их», «в его очах засверкали лучи того могучего огня».


Лексический повтор

«И сердце его все пылало, пылало



Все эти фольклорные элементы подчеркивает древность легенды, народный характер «заветов», которые она хранит и которые, благодаря этому, переходят из поколения в поколение.

























hello_html_77d2c43e.jpg





Портрет В. Г. Короленко.






hello_html_69c27672.jpg







hello_html_238e24b4.jpg



Они шли, держась друг за друга, и по временам кто-нибудь затягивал жалобную песню:

   - По-дайте слипеньким... ра-а-ди Христа...









hello_html_m68d8fb76.jpg




М. Горький.





hello_html_m1078cacf.jpg


Старуха Изергиль.



hello_html_m432344a6.jpg



«Сердце Данко пылало так ярко, как солнце, и ярче солнца, и весь лес замолчал, освещённый этим факелом великой любви к людям».












32


Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 06.11.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров824
Номер материала ДВ-129959
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх