Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Реферат "Вопросы антропологии в трудах Святителя Тихона Задонского, Святителя Игнатия Брянчанинова, Святителя Феофана Затворника Вышенского"

Реферат "Вопросы антропологии в трудах Святителя Тихона Задонского, Святителя Игнатия Брянчанинова, Святителя Феофана Затворника Вышенского"



Осталось всего 2 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

Тема человека в современной жизни стала действительно очень актуальной для культуры и общества в целом. Бурное развитие науки, причём самых различных её дисциплин, привело к накоплению великого множества знаний о человеке. Это побуждает многих специалистов заявлять о необходимости создания интегральной научной дисциплины или междисциплинарной сферы наук о человеке – антропологии.

Но, увы, популярное слово «антропология» не является показателем интереса к человеку. Повторяя его на все лады, люди часто забывают о самом человеке. И это  происходит потому, что подлинно человеческое нельзя решить без Божественного. Человек не существует без Бога, вне Бога, сам по себе. И потому антропология не может быть безрелигиозной. Но это не значит, что возможна только религиозно-конфессиональная антропология. Научная антропология должна быть научной, но если она не будет соответствующим образом связана на уровне методологии с религиозным бытием человека, с одной стороны, и религиозной действительностью как методической реальностью космоса, с другой, то истинная методология антропологии невозможна. Антропология безрелигиозная есть по сути антропология бесчеловечная. В том и заключается кризис современных знаний о человеке: в них мало самого человека, его собственной сути.

Г.Ширяев считает, что «святоотеческое предание представляет человека то двумеричным (плоть – дух, тело – душа), то тримеричным (дух, душа, тело.) Несмотря на внешнюю противоречивость этих взглядов они имеют внутреннюю целостность. Такой подход непривычен для науки. Действительно, человеческая личность настолько многогранна, парадоксальна и загадочна, что философ легко теряется, или чувствует неуверенность, или акцентирует какое-то одно измерение человека, забывая об остальных, и представляя человека в искажённом, редуцированном и неполном виде» [1].

К выдающимся антропологам можно отнести многих святых отцов: Антония Великого, Макария Египетского, Максима исповедника, Исаака Сирина, Григория Паламу, в России – Святителя Тихона Задонского, Святителя Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника Вышенского  и многих других.

Святитель Тихон Задонский (1724 – 1783) — епископ Русской Православной Церкви, епископ Воронежский и Елецкий, богослов, крупнейший православный религиозный просветитель XVIII века. Всю свою жизнь посвятил служению Церкви.

Литературное богословское наследие святителя Тихона Задонского обширно и по своей тематике многогранно. Святитель считал главной целью бытия человека на земле — спасение души. Мысль о спасении красной нитью проходит через все его творения. Христианин найдет в них ответы на многие вопросы, возникающие у него на пути к вечности. Письма святого отца, вошедшие в собрание его творений, почти всегда заканчиваются словами: Спасайся!», «Спасайся о Господе!», «Спасайся о Христе Иисусе!». Именно спасения как самого необходимого желал он всем. Как духовно-жизненный процесс, спасение является делом и Бога, и человека. Другими словами, в этом процессе усматриваются объективная и субъективная стороны. Все то, что даровал человеку Господь для спасения, является объективной стороной спасения; усилия же самого человека со вспомоществующей ему благодатью Божией составляют субъективную сторону. Обе эти стороны четко отражены в творениях Воронежского Святителя. Кроме того, в них во всей полноте обнаруживается внутреннее богатство его высоконравственной личности, и раскрытие этого богатства дает возможность яснее и полнее представить богословские воззрения святого отца. Факты биографии святителя Тихона помогают понять также дух и смысл его творений. «Сводя подвиги святителя к общим чертам, — говорит один из его жизнеописателей, — мы находим, что в его жизни… раскрывается живое отношение догмата к жизни и взаимная их связь, т. е. как христианские догматы, живо и постоянно сознаваемые верующим умом, должны выражаться в соответственных им сердечных расположениях и свободных действиях воли» [11].

Творения Святителя Тихона Задонского, его христианская философия, оказали большое влияние на светскую и духовную культуру России последующих веков, а именно на Святителя Игнатия Брянчанинова, Феофана Затворника, оптинских старцев, которые развивали православную антропологию, а в учении о спасении уделяли большое внимание идее духовно-нравственного возрождения человека. Писания Тихона Задонского кажутся до крайности простыми. Святой Филарет Московский в разговоре с Игнатием (Брянчаниновым) сказал, что писания Тихона – «неглубокая река, но в ней есть золотой песок».

Он одним из немногих вновь возродил к жизни принципы истинного православия, столь проповедуемые русскими мыслителями в XI — XVII вв.  Святитель Тихон Задонский идет по пути возрождения евангельской духовности. Его евангелизм состоит в том, что он актуализирует идею преображения, рассматривая ее в социально-политическом и антропологическом аспектах. Православная антропология Тихона Задонского рассматривает индивидуально-личностное преображение жизни, в котором находят свое отражение теоретический аспект, раскрывающий особенности христианского учения о человеке и практический аспект, выступающий в качестве рекомендаций для человека, вступившего на путь преображения, каждодневное «доброделание». Индивидуально-личностный аспект преображения жизни в христианской философии Святителя включает в себя весьма конкретные действия, благодаря которым и возможно нравственное совершенствование [12].

Епископ Игнатий Брянчанинов (1807-1867) – известный русский подвижник и духовный писатель XIX века. Его сочинения, изданные еще при жизни Святителя и переизданные в пяти томах в 1886 году, привлекают внимание глубоким знанием Священного Писания и творений Святых Отцов Православной Церкви, творчески переработанных и осмысленных применительно к духовным запросам современности. Написанные с незаурядным литературным мастерством, произведения Святителя Игнатия представляют собой ценное пособие для всех желающих проходить узкий и тернистый путь опытного Богопознания.

Сочинение Святителя Игнатия «Слово о человеке» не вошло в 5-томное издание и вообще долгое время оставалось неизвестным. Оно принадлежит к числу немногих творений Святителя, имеющих философско-догматический характер и излагающих вероучительные истины в систематическом порядке. Этот труд епископа Игнатия можно назвать очерком по христианской антропологии. Епископ Игнатий излагает учение о человеке на основании Предания Православной Церкви – Священного Писания и творений Святых Отцов. Все неправославные и тем более нерелигиозные концепции человека им просто не рассматриваются – они отнесены им к «измышлениям падшего человеческого разума». Впрочем, находясь в русле святоотеческой традиции, его антропология имеет свои особенности. Святителя интересуют в первую очередь пути исцеления души человеческой от греха, вопросы пастырской практики и аскетики. Вот почему из Святых Отцов по данной теме ему наиболее близки святой Иоанн Златоуст, преподобные Макарий Великий и Исаак Сирин.

Основополагающая идея учения о человеке епископом Игнатием взята у святого Апостола Павла. Человек – это храм. Его назначение – освящение, наполненность Святым Духом. Иначе этот «словесный» храм становится жилищем сил зла – демонов. Третьего не дано. Столь же резко Святитель разграничивает две линии развития мировой истории. Первую определяют те, кто стремится к Небу и земную жизнь считает временем покаяния, а самую землю – лишь временным пристанищем, страной изгнания из рая. Вторую линию составляют те, кто, забыв о покаянии и возвращении к Небу, нацелен на устроение земной жизни, на упрочение состояния грехопадения, приводящее, в конце концов, к полному подчинению «князю века сего» – диаволу.

Святитель Феофан Затворник Вышенский (10.01.1815 – 06.01.1894) – не просто учёный - богослов и иерарх Русской Православной Церкви, он сочетал ученость с исповедничеством, знание – со святостью, затвор – с активным влиянием на духовную жизнь современников. Богословское наследие Святителя-затворника пронизано мыслью о домостроительстве нашего спасения. Богословствование Святителя не чуждалось психологии, философии и всегда имело прикладной характер. Лучшего пособия для самоосознания себя как христианина трудно себе представить и в настоящее время. «О самих явлениях и силах души Феофан сообщал довольно обширные сведения, руководствуясь, с одной стороны, сведениями философов и другими научными данными, а с другой – словом Божиим, писаниями святых отцов и собственными наблюдениями» [2].

Антропология Святителя Феофана выходит из недр нравственного богословия и вся проникнута сотериологическим содержанием. В этом ее своеобразие и необычность для философского ведения. Основной его труд: «Начертание христианского нравоучения».

Однако же, следует отметить, что антропология в учении святителя Феофана, невзирая на свою внешнюю формальность и системность изложения, не является в строгом смысле богословской концепцией или системой. Цель ее построения – чисто практическая: очертить фундаментальные основы духовной жизни христианина. На это указывал сам духоносный затворник в одном из своих писем: «Уж как же иначе человеку и жить, как не так, как он устроен. Установив здравые понятия о том, как устроен человек, получим вернейшее указание на то, как ему следует жить» [3]. С другой стороны, создание научной дисциплины или теории, конечной целью которой являлось бы всестороннее рассмотрение человека самого в себе, явно не соответствует смыслу духовной жизни. По мнению святителя, «далеки от истины те, кои поставляют последнею целью человека самого же человека, какими бы пышными названиями они ни украшали ее» [4].

Таким образом, предметом христианской антропологии святителя Феофана является Образ Божий в человеке – христианская личность [5]. Собственно, к человеку духоносный богослов обращается лишь с тем, чтобы очертить истинный путь реализации жизненной цели этого творения Божьего. Что же касается антропологической проблемы, то она возникла, как проблема отчуждения человека от Бога и самого себя [1].

В этом смысле первой фундаментальной предпосылкой построения антропологии Вышенского Затворника является утверждение, что собственно человечность возможна только в том случае, если из нашей природы будет удален грех. До этого момента мы не можем говорить о полноценном человеке, поскольку «беспорядочность, хотя получается нами в зародыше вместе с рождением, но не природна нам, не принадлежит природе человеческой, не так существенна в ней, чтоб без нее человек уже был не человек, а, напротив, без нее-то человек и бывает настоящим человеком… только по устранении ее мы можем являться здравыми в таком виде, в каком следует нам быть по естеству» [3]. Такое полноценное восстановление природы человека возможно только посредством приобщения к благодати Божией в таинстве крещения, которое «и есть возрождение, или новое рождение, поставляющее человека в обновленное состояние» [6]. Важно отметить, что здесь благодать уже представляется как антропологический фактор, необходимое условие и качество созидания человека. Впрочем, это действие благодати не ограничивается лишь одним моментом крещения. Жизнь человека, даже обновленного в таинстве крещения, все же не соответствует его естеству, поскольку он призван быть «тварью разумно-свободной», а «всякий невнимательный есть раб страстей и привычек» [4]. Благодать должна постоянно входить в человека и сочетаться с его благоволением. Если же этого не будет, то мы «имеем только вид, что живы, а между тем мертвы, мертвы» [7]. Поэтому «как нет жизни и живых существ вне природы, так вне Церкви нет духовной жизни и духовно живущих лиц» [4]. Собственно, зарождение духовной жизни начинается, «когда благодать Божия, нашедши вход в сердце человека, пробуждает там страх Божий и растревоживает совесть и чрез них приводит человека к раскаянию и перемене направления жизни своей в мыслях, чувствах, желаниях и делах, и к решимости жить не по земному, а по небесному, духовному и Божескому» [1].

Однако значение благодати в антропологии не ограничивается одной лишь обновляюще-возрождающей функцией. Человек для Святителя Феофана постигается в его цели. Истинная человеческая жизнь есть исполнение того, к чему от своего сотворения он предназначен, к чему призван. Так, «последняя цель человека в Боге, в общении, или живом союзе, с Богом»; причем Богообщение «должно быть всегдашним, непрерывным». «Такое состояние есть единое истинное состояние человека, есть единый решительный признак присутствия в нем начала истинно нравственной и духовной жизни» [4]. Но «после падения воля человека извратилась и вместо Бога как цели, направилась к себе» [4]. Преодоление такого извращения природы и, следовательно, полноценная реализация человечности, возможна только в христианстве. «Производство же богообщения совершается благодатию Святаго Духа», поэтому отличительное свойство христианской жизни есть то, что «она есть жизнь благодатная» [4]. Вот и призывает святой богослов: «Желаешь начать жить по-христиански, взыщи благодати» [6]. Без благодати невозможно реализовать свою человеческую природу в ее естественной цели.

Следующий момент состоит в том, что благодать Божия, по мнению Феофана Затворника, является как бы особой существенной частью природы человека, без которой он не может быть полноценным. «Человек по самой природе своей, – пишет святитель, – есть некоторым образом Божеского рода» [4]. И эта причастность Божеству есть причастность именно существенная, поэтому «вселение Бога [в нас] не есть только мысленное, какое бывает в богомыслии от лица человека и в благоволении со стороны Бога, а есть живое, жизненное, к коему те должны быть почитаемы только средством» [6]. «Если б для того, чтобы Бог принял пред Себя человека, - указывает святой богослов в своих возражениях современным ученым, - требовалось только исправить образ мыслей, то естественники, укравши в христианстве здравые понятия о всем сущем и предлагая их за свои, могли бы еще казаться имеющими некоторую правость; но ведь для этого нужно совершенное изменение всего внутреннего, духовного строя, а его одними понятиями не произведешь. Нужна благодать…» [7]. Благодать, сорастворяясь с человеческим естеством, как бы восполняет его, довершает до необходимого качества, так что «христианин не то, что всякий человек; ибо приемлет в себя с неба особенную силу, как бы особый элемент в состав свой» [8]. Этот момент существенного усвоения человеком благодати повторяется на протяжении всей жизни христианина участием в таинствах Церкви. Как пишет святитель Феофан: «…что дальше пойдет, будет уже не чем другим, как непрестанным повторением того, что действовалось здесь» [9] [в купели крещения].

Такое понимание антропологической значимости Благодати Божией имеет фундаментальное значение для построения всей духовной жизни христианина. Если не будет четкого осознания естественной необходимости постоянного стяжания Божественной энергии деятельным участием в таинствах Церкви, Которая «и есть новое человечество, от нового Родоначальника Христа Господа» [4], то у индивида не будет никакой возможности возрасти в необходимую меру человечности. На эту опасность небрежения онтологической необходимостью стяжания благодати для человека святитель Феофан указывал в одном из своих писем: «Мне думается, что многие потому и не живут, как должно, что думают, будто правила о сей достодолжной жизни навязываются совне, а не исходят из самого естества человека и не им требуются» [3]. Возникает вопрос, почему же тогда благодать Божия, существенно нами усваиваемая в таинстве Крещения и обновляющая наше естество оказывается как бы недостаточной для того чтобы сохранить целостной природу человека на протяжении всей жизни? Почему нужно непрестанное сочетание с Божественной энергией в других таинствах?

Здесь, опять же, святитель Феофан разрешает этот вопрос, исходя из антропологических принципов. Прежде всего, основным свойством человека как личности есть сознание, «исходное для других, прямое свойство лица и как бы истолкование его». «Условие к совершенству сознания… есть возвышение нашего лица и над собою, и над внешним миром», так что жизнь духа от сего «есть цела и крепка, достойный сосуд пребывающего и покоящегося в нем Бога» [4]. То есть, для становления человеческой личности, как существа вышеестественного, необходим непрестанный процесс общения, диалога именно с Творцом, а не просто с другой личностью. Неудивительно, что и само Богообщение в таком случае «должно быть всегдашним, непрерывным состоянием человека, так что, коль скоро нет общения с Богом, коль скоро оно не ощущается, человек должен сознаться, что стоит вне своей цели и своего назначения» [4]. По этому поводу Святитель рассуждал в одном из своих кратких поучений: «Говорят иногда: «Бог создал человека для общества». Мысль эту надо немножко поправить: человек создан для общения с Богом – в этом главная его цель… Беда обществу, в котором общественность поставлена целью!» [7]. Такое общение с Создателем, как было указано выше, возможно только посредством реального принятия благодати Духа Святого. Конечно, этот диалог нуждается и в ответе со стороны человека. В этом смысле, он предстает как личность, имеющая самосознание, то есть, чувствующая «обязанность к целесообразной деятельности, к делам ответным, подлежащим отчету» [4].

Таким образом, постоянное участие в таинствах является выражением естественной потребности нашей личности в Богообщении, как необходимом условии становления ее сознания.

Однако не только сознание является существенным свойством человеческой личности. Кроме него святитель Феофан определяет также свободу и жизнь [4]. Поэтому благодать не принуждает и не прикрепляет к себе насильно. «Первое семя новой жизни состоит из сочетания свободы и благодати, и спасением ее будет развитие сих же одних элементов» [6]. Господь естественно желал бы, чтоб это семя сохранилось и укреплялось в нас. Но «мы со своей стороны не употребляем обязательных для нас условий и не пользуемся как должно указываемыми средствами. Врач не виноват в неуспехе лечения, когда больной не слушает его указаний и не употребляет прописуемых ему лекарств» [7].

Следующий фактор, определяющий потребность человека в постоянном стяжании благодати, исходит из еще одной характеристики личности – жизни. Собственно жизнь «есть сила действовать, а жизнь духовная есть сила действовать духовно, или по воле Божией». Отсюда, человек в самосознании «сознает себя лицом, обязанным к целесообразной деятельности» [4]. Подобно и душа человека «приснодвижна и на одном стоять не в силах» [3]. Обязательность деятельности для человека опять же определяется особенностями его природы. Это есть ответ личности на действие благодати Божией, которой человек «возводится до святой решимости» [4]. Как писал сам Святитель: «Неизбежность, или основание и источник стремлений и желаний, есть неполнота нашего существа. Чувство это заставляет человека искать предметов для восполнения себя» [4]. Таким образом, источник решимости человека сокрыт в его природе, но его нужно всецело направить на ответ призывающей благодати, а не распылять в обыденной суете. Эта действенность, подвижность человеческой жизни, исходящая из природы личности, требует и такого же ответа со стороны Бога – постоянного укрепления, содействия, ответа, ибо «всякое доброе дело… есть вместе Божие и человеческое» [4]. «Свой труд всеконечно нужен, – говорит Святитель, - но он не дает духовного – существенно и прочно, а только ищет его и подготовляет к принятию его. Дает все одна благодать» [9].

В данном случае, этот антропологический фактор деятельной природы личности полнее раскрывает перед человеком необходимость постоянного обращения к Богу, стяжания Его благодати, как силы действовать нравственно. Без этой силы, «вне христианства нет истинно доброй жизни» [4], нет возможности постоянно действовать благо. То есть, собственно человеческая жизнь неосуществима без Бога, ибо в нас самих средств для этого нет.

В связи с деятельным характером человеческой жизни возникает еще один важный вопрос, которого касается Святитель Феофан. Это вопрос антропологической перспективы христианства. Отвечает на него духоносный архипастырь, исходя из положения о воссоздании человеческой природы в купели крещения. Если в таком случае предположить, что в крещении нам дается недостаточное совершенство естества, то выходит, что и Образ, в Который мы облекаемся, недостаточен. Поэтому Святитель здесь утверждает однозначно: «Есть область, не подлежащая уже поновлениям именно потому, что, будучи обновлена однажды, она пребывает неизменно новою и всеобновляющею… Само устроение христианства, - продолжает богослов, - точно, неподвижно, но всякий вступающий в него и проходящий его, с первой минуты став причастником обновления, потом крепнет в нем, пока не облечется совершенно в нового человека, созданного по Богу в правде и преподобии истины». В другом месте Святитель Феофан также указывает: «Порядок требует, чтоб устроение нас, заповедуемое христианством, оставалось неизменным, чтобы и мы подходили к нему, обновляясь и изменяясь в себе самих по образцу его… Христианство, предлагая нам образец великого совершенства, подает и все потребные к тому средства» [7].

То есть, в таинстве крещения нам дается и полнота и совершенство человеческой природы. Дальнейшее же развитие человека связанно с актуализацией, запечатлением этой полноты в свободно-сознательной его деятельности как личности. Здесь нужен труд и «самопожрение Богу» [4]. Индивиду необходимо «учредить согласие внешнего человека с внутренним», то есть достичь целостности личности. Бог хочет, «чтоб дела человека были совершаемы целым его лицом, а не частию» [ 4]. Этого требует и сама природа совершенства, ибо оно «не части какой касается, а обнимает всего человека и по духу, и по душе, и по телу, во всех частях и силах его существа» [8].

С другой стороны, Бог есть Личность и человек воспринимает в свое естество благодать не просто как некую безликую силу, а как энергию личностного Творца. Он может, как даровать ее, так и отнять. Из этого, по слову святителя Феофана, следует, что «получивши благодать, надо спасение свое содевать со страхом и трепетом. Благодать как приходит, так и отходит, не с усмотрением нашим. За что наипаче отходит? От какого-нибудь движения гордости, самомнения и самонадеянности» . В этом смысле развитие человека в христианстве есть непрестанный труд стяжания в наше существо благодати, принятой в достаточной мере во время крещения, но из-за движения самолюбия в нас самих постоянно нами отвергаемой. При этом, все, что происходит после крещения в других таинствах, «будет уже не чем другим, как непрестанным повторением того, что действовалось здесь» [9], то есть существенным сочетанием с благодатью.

Таким образом, антропологическая перспектива в христианстве конкретно очерчена в образе Спасителя. По Его же заслугам и милости она доступна для каждого человека, поскольку «исходящий из купели крещения бывает и оправдан и праведен… Это и есть облечение во Христа» [9]. Но в реальной жизни от человека требуется также непрестанный труд, «бессильное усилие», чтобы с помощью Божественной силы преодолевать собственную самость и всегда соответствовать определенному в воплощенном домостроительстве образу. Так, характерное для антропологии понятие развития в христианстве оказывается как бы перевернутым – в нем вместо изначальной позиции определен необходимый результат, очерчен путь и даны средства его достижения. Наконец, в представлении святителя Феофана развитие является в виде нормы христианской жизни. «Это значит устроять свою жизнь по известному плану, вести ее стройно, в постепенном возвышении и усовершении, в полном убеждении, что она ведется по чертежу небесному – Божественному, каков есть закон христианский» [4]. Иными словами: «Исполняй волю Божию, чтоб быть в общении с Богом» [4]. В обобщенном же виде норма человеческой жизни есть восстановленная, восполненная и совершенная благодатью Христовой духовная жизнь человека, какою она была в первобытном его состоянии [4].

Для секулярной науки такое понятие развития является абсолютно чуждым и непонятным, поскольку она не признает законов благодатной жизни. Как указывает Г.Ширяев: «Человек не только историческое и природное существо, он еще и надприродное, благодатное и метаисторическое существо – вот то главное, что рознит философскую антропологию и духовную антропологию» [1]. Поэтому реальность и доступность Идеала, возможность быть причастным Ему в обыденной жизни – для рациональной науки неразрешимые проблемы, а развитие – неопределенная перспектива. В христианской антропологии, так ясно описанной в трудах святителя Феофана Затворника, наоборот, истинно человеческая жизнь только потому и возможна, что мы можем реально приобщаться к Идеалу. Перспектива развития человека вполне определенна в воплощенном домостроительстве, остается лишь достигать ее через норму христианской жизни, восполняя несовершенство природы совершенством Творца.

Таким образом, основанием антропологических представлений святителя Феофана является мысль о том, что вне благодатных средств спасения, которые предлагает Церковь Христова в таинствах, невозможно индивиду стать полноценным человеком. Собственно человечность возможна не столько потому, что к этому каждый индивид обязан своим естественным рождением, сколько потому, что у него есть возможность восполнить недостаток собственной природы Божественной энергией. Антропологическая перспектива нашей жизни в своей полноте дается как факт в таинстве Крещения. От нас же в реальной жизни требуется исполнять определенную норму христианской жизни, отвечать решимостью, чтоб эту полноту сохранить и запечатлеть во всем составе и частях нашего естества [10].


Литература

  1. Ширяев Г. Антропология Святителя Феофана, Затворника Вышенского // Русское самосознание. 2001. № 8. С. 142–162; 2002. № 9. С.48–78.

  2. Крутиков И. А. Святитель Феофан, Затворник и подвижник Вышенской пустыни. Изд. 2-е, М., 1905.

  3. Феофан Затворник, свт. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться? Собр. писем. М.: Правило веры, 2009.

  4. Феофан Затворник, свт. Начертание христианского нравоучения. М.: Правило веры, 2010.

  5. Битехтина Л.Д. Методологические основы психологии в духовном учении свт. Феофана Затворника (истоки, развития, перспективы) // theophanica.ru/methodological_foundations_of_psychology_in_the_ spiritual_teaching_of_st_ theophanes_the_recluse_the_.php.

  6. Феофан Затворник, свт. Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики. Начертание христианского нравоучения. М.: Правило веры, 2008.

  7. Феофан Затворник, свт. Созерцание и размышление. Краткие поучения. М.: Правило веры, 2007.

  8. Феофан Затворник, свт. Воплощенное домостроительство. Опыт христианской психологии в письмах. М.: Правило веры, 2008.

  9. Феофан Затворник, свт. О разных предметах веры и жизни. Собрание писем. М.: Правило веры, 2007.

  10. Савчук Р. Особенности антропологии святителя Феофана Затворника. – Свято-Успенский Вышенский монастырь// http://svtheofan.ru/item/1520-savchuk-poman.html

  11. Схиархимандрит Иоанн (Маслов).  Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении.// http://4itaem.com/book/353245/reader.

  12. Родионова Е. Святитель Тихон Задонский. //http://www.ewrika.lv/?section=2&category=96&article=1026.


Министерство образования и науки Российской Федерации

ФГБОУ ВПО «ЕГУ им. И.А.Бунина»




Реферат


«Вопросы антропологии в трудах

Святителя Тихона Задонского,

Святителя Игнатия Брянчанинова,

Святителя Феофана Затворника Вышенского»





Подготовила:

Морева Наталия Анатольевна, слушатель курсов «Основы православной культуры», учитель

МБОУ СОШ п. Солидарность

Руководитель:

Иванов Александр Викторович, кандидат педагогических наук.


Елец – 2014





57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Автор
Дата добавления 24.11.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров232
Номер материала ДВ-185687
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх