Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Школьному психологу / Другие методич. материалы / Реферат "Защитные механизмы личности подростка"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Школьному психологу

Реферат "Защитные механизмы личности подростка"

библиотека
материалов




СОДЕРЖАНИЕ





ВВЕДЕНИЕ.
1. Виды защитных механизмов, их функции.

2. Адаптивные реакции личности в трудах психоаналитиков. Защитные механизмы родом из детства.

3. Основная, профилактическая стратегия работы с психологической защитой.

4.Особенности психологической защиты в подростковом возрасте.

5. Психолого-педагогические средства формирования защитных

механизмов личности у подростков.



ВЫВОДЫ.


ВВЕДЕНИЕ



Защитные механизмы личности, психологическая защита - неосознаваемый психический механизм, направленный на минимизацию отрицательных переживаний человека, регулирующий поведение человека, повышая его приспособляемость и уравновешивая психику. С другой стороны, он часто выступает как преграда личностного развития.

Большинство защитных механизмов формируется в раннем детстве, позволяя ребенку закрыться, спрятаться от внешних трудностей и опасностей. Основополагающей детерминантой психического развития ребенка являются отношения в семье, нарушение которых часто приводит к дисгармонии эмоционального развития личности, патопсихологии, гипертрофии психологических защит у ребенка. Неоспоримо, что семейные условия воспитания, социальное положение семьи, род занятий ее членов, материальное обеспечение и уровень образования родителей в значительной мере определяют уровень психического здоровья ребенка.

Актуальность и значимость исследования проблемы формирования психологических защит и копинг-механизмов связана и с происходящими в настоящее время социально-экономическими, культурными, политическими изменениями в обществе, которые оказывают влияние на процесс развития личности и ее социализации. Особенно важно это влияние в переходный период развития. Социальные перемены в государстве и семье ведут к возрастанию эмоционального дискомфорта, внутренней напряженности у подростков, которые испытывают как собственные трудности, так и, отраженно, сложности близких взрослых. В связи, с чем возрастает интерес к изучению формирования механизмов психологических защит, способствующих поддержанию стабильности и эмоционального принятия подростками себя и своего окружения.

Психологические защиты и механизмы совладания (копинг-поведение) рассматриваются как важнейшие формы адаптационных процессов реагирования индивидов на стрессовые ситуации. Ослабление психического дискомфорта осуществляется в рамках неосознанной деятельности психики с помощью механизма психологических защит. Копинг-поведение используется как стратегия действий личности, направленной на устранение ситуации психологической угрозы.

Когда в нашей жизни возникают сложные ситуации, проблемы мы задаем себе вопросы «как быть?» и «что делать?», а потом пытаемся как-то разрешить сложившиеся трудности, а если не получается, то прибегаем к помощи других. Проблемы бывают внешними, а есть и внутренние проблемы, с ними сложнее (признаваться в них не хочется зачастую даже самому себе, больно, неприятно). Люди по разному реагируют на свои внутренние трудности: подавляют свои склонности, отрицая их существование, «забывают» о травмирующем их событии, ищут выход в самооправдании и снисхождении к своим «слабостям», стараются исказить реальность и занимаются самообманом. И все это искренне, таким образом, люди защищают свою психику от болезненных напряжений, помогают им в этом защитные механизмы.

Что же такое защитные механизмы? Впервые этот термин появился в 1894 г. в работе З. Фрейда «Защитные нейропсихозы». Механизм психологической защиты направлен на то, чтобы лишить значимости и тем самым обезвредить психологически травмирующие моменты (например, Лиса из известной басни «Лиса и виноград»). На сегодняшний день известно свыше 20 видов защитных механизмов, все они подразделяются на примитивные защиты и вторичные (высшего порядка) защитные механизмы.

Подростковый возраст является особым, критическим периодом. Именно в этом возрасте идет активный процесс формирования личности, ее усложнение, изменение иерархии потребностей. Данный период важен для решения задач самоопределения и выбора жизненного пути. Решение таких непростых вопросов существенно осложняется при отсутствии адекватного восприятия информации, что может быть связано с активным включением психологической защиты как реакции на тревожность, напряженность и неопределенность.


Начиная с раннего детства, и в течение всей жизни, в психике человека возникают и развиваются механизмы, традиционно называемые 'психологические защиты, защитные механизмы психики, защитные механизмы личности. Эти механизмы как бы предохраняют осознание личностью различного рода отрицательных эмоциональных переживаний и перцепций, способствуют сохранению психологического гомеостаза, стабильности, разрешению внутриличностных конфликтов и протекают на бессознательном и подсознательном психологических уровнях.










1. Виды защитных механизмов личности их роль и функции.

Итак, рассмотрим некоторые виды защитных механизмов. К первой группе относятся :

1) Примитивная изоляция - психологический уход в другое состояние - это автоматическая реакция, которую можно наблюдать у самых крошечных человеческих существ. Взрослый вариант того же самого явления можно наблюдать у людей, изолирующихся от социальных или межличностных ситуаций и замещающих напряжение, происходящее от взаимодействий с другими, стимуляцией, исходящей от фантазий их внутреннего мира. Склонность к использованию химических веществ, для изменения состояния сознания так же может рассматриваться как разновидность изоляции. У конституционально впечатлительных людей нередко развивается богатая внутренняя фантазийная жизнь, а внешний мир они воспринимают как проблематичный или эмоционально бедный.

Очевидный недостаток защиты изоляцией состоит в том, что она выключает человека из активного участия в решении межличностных проблем, личности постоянно укрывающиеся в собственном мире испытывают терпение тех, кто их любит, сопротивляясь общению на эмоциональном уровне.

Главное достоинство изоляции как защитной стратегии состоит в том, позволяя психологическое бегство от реальности, она почти не требует ее искажения. Человек, полагающийся на изоляцию, находит успокоение не в непонимании мира, а в удалении от него.

2) Отрицание — это попытка не принимать за реальность нежелательные для себя события, еще один ранний способ справиться с неприятностями - отказ принять их существование. Примечательна способность в таких случаях «пропускать» в своих воспоминаниях неприятные пережитые события, заменяя их вымыслом. Как защитный механизм, отрицание состоит в отвлечении внимания от болезненных идей и чувств, но не делает их абсолютно недоступными для сознания.

Так, многие люди боятся серьезных заболеваний. И скорее будут отрицать наличие даже самых первых явных симптомов, чем обратятся к врачу. Этот же защитный механизм срабатывает, когда кто-нибудь из семейной пары «не видит», отрицает имеющиеся проблемы в супружеской жизни. И такое поведение не редко приводит к разрыву отношений.

Человек, который прибегнул к отрицанию, просто игнорирует болезненные для него реальности и действует так, словно они не существуют. Будучи уверенным в своих достоинствах, он пытается привлечь внимание окружающих всеми способами и средствами. И при этом видит только позитивное отношение к своей персоне. Критика и неприятие просто игнорируются. Новые люди рассматриваются как потенциальные поклонники. И вообще, считает себя человеком без проблем, потому что отрицает наличие трудностей /сложностей в своей жизни. Имеет завышенную самооценку.

3) Всемогущий контроль - ощущение, что ты способен влиять на мир, обладаешь силой, является, несомненно, необходимым условием самоуважения, берущего начало в инфантильных и нереалистических, однако на определенной стадии развития нормальных фантазиях всемогущества. Первым, кто вызвал интерес к «стадиям развития чувства реальности», был Ш. Ференци (1913). Он указывал, что на инфантильной стадии первичного всемогущества, или грандиозности, фантазия обладания контролем над миром нормальна. По мере взросления ребенка она на последующей стадии естественным образом трансформируется в идею вторичного «зависимого» или «производного» всемогущества, когда один из тех, кто первоначально заботится о ребенке, воспринимается как всемогущий.

По мере дальнейшего взросления, ребенок примиряется с тем неприятным фактом, что ни один человек не обладает неограниченными возможностями. Некоторый здравый остаток этого инфантильного ощущения всемогущества сохраняется во всех нас и поддерживает чувство компетентности и жизненной эффективности.


4) Примитивная идеализация (и обесценивание) - тезис Ференци о постепенном замещении примитивных фантазий собственного всемогущества примитивными фантазиями о всемогуществе заботящегося лица по прежнему важен. Все мы склонны к идеализации. Мы несем в себе остатки потребности приписывать особые достоинства и власть людям, от которых эмоционально зависим. Нормальная идеализация является существенным компонентом зрелой любви. И появляющаяся в ходе развития тенденция деидеализировать или обесценивать тех, к кому мы питаем детскую привязанность, представляется нормальной и важной частью процесса сепарации – индивидуализации. Примитивное обесценивание – неизбежная оборотная сторона потребности в идеализации. Поскольку в человеческой жизни нет ничего совершенного, архаические пути идеализации неизбежно приводят к разочарованию. Чем сильнее идеализируется объект, тем более радикально обесценивание его ожидает; чем больше иллюзий, тем тяжелее переживания их крушения.

Вторая группа защитных механизмов – вторичные (высшего порядка) защиты:

1. Вытеснение — наиболее универсальное средство избегания внутреннего конфликта. Это сознательное усилие человека предавать забвению фрустрирующие впечатления путем переноса внимания на другие формы активности, нефрустрационные явления и т.п. Иначе говоря, вытеснение — произвольное подавление, которое приводит к истинному забыванию соответствующих психических содержаний.

Одним из ярких примеров вытеснения можно считать анорексию — отказ от приема пищи. Это постоянно и успешно осуществляемое вытеснение необходимости покушать. Как правило «анорексивное» вытеснение является следствием страха пополнеть и, следовательно, дурно выглядеть. В клинике неврозов иногда встречается синдром нервной анорексии, которой чаще подвержены девушки возраста 14 - 18 лет. В пубертатный период ярко выражаются изменения внешности и тела. Оформляющуюся грудь и появление округлости в бедрах девушки часто воспринимают как симптом начинающейся полноты. И, как правило, начинают усиленно с этой «полнотой» бороться. Некоторые подростки не могут открыто отказываться от еды, предлагаемой им родителями. А по сему, как только прием пищи окончен, они тут же идут в туалетную комнату, где и мануально вызывают рвотный рефлекс. Это с одной стороны освобождает от грозящей пополнению пищи, с другой — приносит психологическое облегчение. Со временем наступает момент, когда рвотный рефлекс срабатывает автоматически на прием пищи. И болезнь — сформирована. Первоначальная причина болезни успешно вытеснена. Остались последствия. Заметим, что такая нервная анорексия — одно из трудно излечимых заболеваний.

2. Регрессия является относительно простым защитным механизмом. Социальное и эмоциональное развитие никогда не идёт строго прямым путём; в процессе роста личности наблюдаются колебания, которые с возрастом становятся менее драматичными, но никогда полностью не проходят. Подфаза воссоединения в процессе сепарации – индивидуации, становится одной из тенденций, присущих каждому человеку. Это возвращение к знакомому способу действия после того, как был достигнут новый уровень компетенции.

3. Интеллектулизацией называется вариант более высокого уровня изоляции аффекта от интеллекта. Подросток, использующий изоляцию обычно говорит, что не испытывает чувств, в то время как человек, использующий интеллектуализацию, разговаривает по поводу чувств, но таким образом, что у слушателя остаётся впечатление отсутствия эмоций.

Однако, если подросток оказывается неспособным оставить защитную когнитивную неэмоциональную позицию, то другие склонны интуитивно считать эмоционально неискренним.

4. Рационализация — это нахождение приемлемых причин и объяснений для приемлемых мыслей и действий. Рациональное объяснение как защитный механизм направлено не на разрешение противоречия как основы конфликта, а на снятие напряжения при переживании дискомфорта с помощью квазилогичных объяснений. Естественно, что эти «оправдательные» объяснения мыслей и поступков более этичны и благородны, нежели истинные мотивы. Таким образом, рационализация направлена на сохранение статуса кво жизненной ситуации и работает на сокрытие истинной мотивации. Мотивы защитного характера проявляются у людей с очень сильным Супер-Эго, которое, с одной стороны вроде бы не допускает до сознания реальные мотивы, но, с другой стороны, дает этим мотивам реализоваться, но под красивым, социально одобряемым фасадом.

Самым простым примером рационализации может служить оправдательные объяснения школьника, получившего двойку. Ведь так обидно признаться всем (и самому себе в частности), что сам виноват – не выучил материал! На такой удар по самолюбию способен далеко не каждый. А критика со стороны других, значимых для тебя людей, болезненна. Вот и оправдывается школьник, придумывает «искренние» объяснения: «Это у преподавателя было плохое настроение, вот он двоек и понаставил всем ни за что», или «Я же не любимчик, как Иванов, вот он мне двойки и ставит за малейшие огрехи в ответе». Так красиво объясняет, убеждает всех, что сам верит во все это.

5. Морализация является близкой родственницей рационализации. Когда некто рационализирует, он бессознательно ищет приемлемые, с разумной точки зрения, оправдания для выбранного решения. Когда же он морализует, это означает: он обязан следовать в данном направлении. Рационализация перекладывает то, что человек хочет, на язык разума, морализация направляет эти желания в область оправданий или моральных обстоятельств.


6. Термин «смещение» относиться к перенаправлению эмоций, озабоченности чем - либо или внимания с первоначального или естественного объекта на другой, потому, что его изначальная направленность по какой-либо причине тревожно скрывается.

Страсть также может быть смещена. Сексуальные фетиши, по-видимому, можно объяснить как переориентацию интереса с гениталий человека на бессознательно связанную область – ноги или даже обувь.

Сама тревога нередко оказывается смещённой. Когда человек использует смещение тревоги с какой-то одной области на весьма специфический объект, который символизирует пугающие явления (страх пауков, боязнь ножей), то он страдает фобией.

Некоторые печальные культурные тенденции – как расизм, сексизм, гетеросексизм, громкое обличение проблем общества группами, лишёнными гражданских прав и имеющими слишком мало власти, чтобы отстоять свои права, содержат в себе значительный элемент смещения.

7. Одно время понятие сублимации находило широкое понимание среди образованной публики и представляло собой способ рассматривания различных человеческих наклонностей. Теперь сублимацию стали меньше рассматривать в психоаналитической литературе, и она пользуется всё меньшей популярностью как концепция. Изначально считалось, что сублимация хорошей защитой, благодаря которой можно находить креативные, здоровые, социально приемлемые или конструктивные решения внутренних конфликтов между примитивными стремлениями и запрещающими силами.

Сублимация была тем обозначением, которое первоначально Фрейд дал социально социально-приемлемому выражению базирующихся на биологии импульсов (к которым относятся стремления сосать, кусать, есть, драться, совокупляться, разглядывать других и демонстрировать себя, наказывать, причинять боль, защищать потомство и так далее). Согласно Фрейду, инстинктивные желания обретают силу влияния, благодаря обстоятельствам детства индивида; некоторые драйвы или конфликты приобретают особое значение и могут быть направлены на полезную созидательную деятельность.

Данная защита расценивается как здоровое средство разрешения психологических трудностей по двум причинам: во-первых, она благоприятствует конструктивному поведению, полезному для группы, во-вторых, разряжает импульс вместо того, чтобы тратить огромную эмоциональную энергию на трансформацию его во что-либо другое (например, как при реактивном формировании) или на противодействие ему противоположно направленной силе (отрицание, репрессия). Такая разрядка энергии считается положительной по своей сути.

С развитием социума развиваются и индивидуальные способы психозащитной регуляции. Развитие психических новообразований бесконечно и развитие форм психологической защиты, ибо защитные механизмы свойственны нормальным и аномальным формам поведения между здоровой и патологической регуляцией психозащитная занимает среднюю зону, серую зону.

Можно сделать вывод: психическая регуляция посредством защитных механизмов, как правило, протекает на неосознаваемом уровне. Поэтому они, минуя сознание, проникают в личность, подрывают её позиции, ослабляют её творческий потенциал как субъекта жизни. Психозащитное разрешение ситуации выдаётся обманутому сознанию как действительное решение проблемы, как единственно возможный выход из сложной ситуации. «Защита». Значение этого слова говорит само за себя. Защита предполагает наличие, как минимум двух факторов. Во-первых, если ты защищаешься, значит, есть опасность нападения; во-вторых, защита, – значит приняты меры для отражения нападения. С одной стороны хорошо, когда человек готов всякого рода неожиданностям, и имеет в своём арсенале средства, которые помогут сохранить свою целостность, как внешнюю, так и внутреннюю, как физическую, так и душевную.


2. Адаптивные реакции личности в трудах психоаналитиков. Защитные механизмы родом из детства.


Психоаналитик Вильгейм Райх на чьих идеях сейчас выстраиваются самые различные телесные психотерапии считал, что вся структура характера человека является единым защитным механизмом.

Один из ярких представителей эго-психологии Х. Хартманн высказал мысль о том, что защитные механизмы Я могут одновременно служить как для контроля над влечениями, так и для приспособления к окружающему миру.

В отечественной психологии один из подходов к психологическим защитам, представлен Ф.В. Бассиным. Здесь психологическая защита рассматривается как важнейшая форма реагирования сознания индивида на психическую травму.

Другой подход содержится в работах Б.Д. Карвасарского. Он рассматривает психологическую защиту как систему адаптивных реакций личности, направленную на защитное изменение значимости дезадаптивных компонентов отношений - когнитивных, эмоциональных, поведенческих - с целью ослабления их психотравмирующего воздействия на Я - концепцию. Этот процесс происходит, как правило, в рамках неосознаваемой деятельности психики с помощью целого ряда механизмов психологических защит, одни из которых действуют на уровне восприятия (например, вытеснение), другие на уровне трансформации (искажения) информации (например, рационализация). Устойчивость, частое использование, ригидность, тесная связь с дезадаптивными стереотипами мышления, переживаний и поведения, включение в систему сил противодействия целям саморазвития делают такие защитные механизмы вредными для развития личности. Общей чертой их является отказ личности от деятельности, предназначенной для продуктивного разрешения ситуации или проблемы.

Следует также заметить, что люди редко используют какой-либо единственный механизм защиты - обычно они применяют различные защитные механизмы.

Откуда же берутся разные типы защиты? Ответ парадоксален и прост: из детства. Ребенок приходит в мир без психологических защитных механизмов, все они приобретаются им в том нежном возрасте, когда он плохо осознает, что делает, просто пытается выжить, сохранив свою душу.

Одним из гениальных открытий психодинамеческой теории было открытие важнейшей роли ранних детских травм. Чем в более раннем возрасте ребенок получает психическую травму, тем более глубокие слои личности оказываются 'деформированными' у взрослого человека. Социальная ситуация и система отношений может породить в душе маленького ребенка переживания, которые оставят неизгладимый след на всю жизнь, а иногда и обесценят ее.

Задача самой ранней стадии взросления, описанной Фрейдом, - установить нормальные отношения с первым в жизни ребенка 'объектом' - материнской грудью, а через нее - со всем миром. Если ребенок не брошен, если матерью движет не идея, а тонкое чувство и интуиция, ребенок будет понят. Если такого понимания не происходит - закладывается одна из самых тяжелых личностных патологий - не формируется базовое доверие к миру. Возникает и укрепляется чувство, что мир непрочен, не сможет удержать меня, если я упаду. Такое отношение к миру сопровождает взрослого человека всю жизнь. Неконструктивно решенные задачи этого раннего возраста приводят к тому, что человек воспринимает мир искаженно. Страх переполняет его. Человек не может трезво воспринимать мир, доверять себе и людям, он часто живет с сомнением, что сам он вообще существует. Защита от страха у таких личностей происходит при помощи мощных, так называемых примитивных, защитных механизмов.

В возрасте от полутора до трех лет ребенок решает не менее ответственные жизненные задачи. Например, приходит время и родители начинают приучать его к туалету, к контролю над собой, своим организмом, поведением и чувствами. Не описаться, не опрокинуть горшок - трудная задача для ребенка. Когда родители противоречивы, ребенок теряется: то его хвалят, когда он испражняется в горшок, то громко стыдят, когда он гордый приносит этот полный горшок в комнату показать сидящим за столом гостям. Растерянность и главное - стыд, чувство, описывающее не результаты его деятельности, но его самого, - вот что появляется в этом возрасте. Родители, слишком фиксированные на формальных требованиях чистоты, предъявляющие к ребенку не выполнимую для этого возраста планку 'произвольности', просто педантичные личности, добиваются того, что ребенок начинает бояться собственной спонтанности и непосредственности. Что победит: стыд и сверхконтроль, который поможет избежать стыда? Или все-таки, спонтанность и доверие к себе? Взрослые, у которых вся жизнь расписана, все под контролем, люди, не представляющие себе жизни без списка и систематизации и вместе с тем не справляющиеся с ситуацией аврала и любыми неожиданности, - это те, кем как бы руководят их собственные маленькие 'я', двух лет от роду, посрамленные и пристыженные.

Ребенок трех-шести лет сталкивается с тем, что не все его желания могут быть удовлетворены, а значит, он должен принять идею ограничений. Дочка, например, любит отца, но выйти замуж за него не может, он уже женат на ее маме. Другая важнейшая задача - научиться решать конфликты между 'хочу' и 'нельзя'. Инициативность ребенка борется с чувством вины - отрицательным отношением к тому, что уже сделано. Когда побеждает инициативность - ребенок развивается нормально, если вина - то, скорее всего, он так и не научится доверять себе и ценить свои усилия при решении задачи. Постоянное обесценивание результатов труда ребенка по типу 'Ты мог бы лучше' как стиль родительского воспитания также приводит к формированию готовности дискредитировать собственные усилия и результаты своего труда. Формируется страх неудачи, который звучит так: 'Не буду даже пробовать, все равно не получится'. На этом фоне формируется сильная личностная зависимость от критикующего. Основной вопрос этого возраста: как много я могу сделать? Если удовлетворительный ответ на него не найден в пять лет, всю оставшуюся жизнь человек будет бессознательно отвечать на него, попадаясь на удочку 'не слабо ли тебе?'.

Развитие личности определяется индивидуальной судьбой ее влечений. Другими словами, у влечения может быть разная судьба, разные пути реализации.

Во-первых, часть влечений может быть и должна быть удовлетворена напрямую, сексуальные влечения удовлетворены на сексуальных объектах, предпочтительно на сексуальных объектах другого пола, агрессивные импульсы отреагированные на деструкцию.

Во-вторых, другая часть влечений находит свое удовлетворение на замещающих объектах, но при этом сохраняется качество энергии, которая обеспечивает акт удовлетворения. Либидо остается либидо, танатос - танатосом, но у них подменены объекты удовлетворения. Например, человек может получать сексуальное удовлетворение, глядя на вещь любимого человека, или же ученик может с остервенением рвать учебник по предмету, который преподает ненавистный ему педагог.

Далее, третья судьба влечений - сублимация. Сублимация это изменение качества энергии, ее направления, смена объектов, это социализация инфантильных либидо и танатоса. Благодаря сублимации и происходит становление человека как социального и духовного существа, а не просто созревание его как некой природной телесности. Социум (и Дух) связывают энергии либидо и танатоса не с прямыми объектами соответствующих влечений, а с объектами, которые имеют прежде всего социальную и культурно-духовную значимость. Сублимация - это личностно созидательный акт, он необходим для личности и полезен для социума. Половой акт тоже созидательный и по сути своей социальный, но это не сублимация, потому что здесь не меняется ни качество энергии, ни объекты ее влечения.

И, наконец, последняя судьба влечений - это вытеснение.

Влечение, Оно, как природный, естественный процесс стремится к своему удовлетворению, влечение функционирует по принципу удовольствия, а не социальной реальности или социальной оценки. Удовольствие 'глухо' к чувству безопасности. Оно слепо и может идти на погибель своего носителя ради своего удовлетворения.

В задачу социального окружения ребенка входит канализация энергий влечения к жизни и смерти и выработка соответствующего к ним отношения в каждой конкретной ситуации, оценки и принятия решения по поводу судьбы влечений: плохо это или хорошо, удовлетворить или не удовлетворить, как удовлетворить или какие меры принять, чтобы не удовлетворить. За осуществление этих процессов как раз и отвечают эти две инстанции, Сверх-Я и Я, которые развиваются в процессе социализации человека, в процессе его становления как культурного существа.

Инстанция Сверх-Я развивается из бессознательного Оно уже в первые после рождения недели. Поначалу она развивается бессознательно.

Ребенок усваивает нормы поведения через реакцию одобрения или осуждения первых взрослых, которые его окружают - отца и матери. Позднее в Сверх-Я сосредотачиваются уже осознаваемые ценности и моральные представления значимого для ребенка окружения (семья, школа, друзья, общество).

Третья инстанция Я (Ich) формируется для того, чтобы преобразовать энергии Оно в социально приемлемое поведение, т.е. то поведение, которое диктуют Сверх-Я и Реальность. Эта инстанция включает эмоционально-мыслительный процесс между притязаниями инстинкта и его поведенческой реализацией. Инстанция Я находится в самом трудном положении. Ей нужно принять и осуществить решение (учитывая притязания влечения, его силу), категорические императивы Сверх-Я, условия и требования реальности.

Действия Я энергетически обеспечиваются инстанцией Оно, контролируются запретами и разрешениями Сверх-Я и блокируются или освобождаются реальностью.

Сильное, творческое Я умеет создавать гармонию между этими тремя инстанциями, в состоянии уладить внутренние конфликты.

Слабое Я не может справиться с 'бешеным' влечением Оно, непререкаемыми запретами Сверх-Я и требованиями и угрозами реальной ситуации.

В 'Наброске научной психологии' Фрейд ставит проблему защиты двояким образом: 1) ищет истории так называемой 'первичной защиты' в 'опыте страдания' подобно тому, как прообразом желаний и Я как сдерживающей силы был 'опыт удовлетворения'; 2) стремиться отличать патологическую форму защиты от нормальной.

Защитные механизмы, оказав помощь Я в тяжелые годы его развития, не снимают свои заслоны. Окрепшее Я взрослого человека продолжает обороняться от опасностей, которых больше нет в реальности, оно даже чувствует себя обязанным выискивать в реальности такие ситуации, которые хотя бы приблизительно могли бы заменить первоначальную опасность, чтобы оправдать привычные способы реакций. Итак, нетрудно понять, как защитные механизмы, все более и более отчуждаясь от внешнего мира и ослабляя на протяжении долгого времени Я, подготавливают вспышку невроза, благоприятствуя ей.

Начиная с З.Фрейда и в последующих работах специалистов, изучающих механизмы психологической защиты, неоднократно отмечается, что привычная для личности в обычных условиях защита, в экстремальных, критических, напряженных жизненных условиях обладает способностью закрепляться, приобретая форму фиксированных психологических защит. Это может 'загнать в глубь' внутриличностный конфликт, превратив его в бессознательный источник недовольства собой и окружающими, а так же способствовать возникновению особых механизмов названных З.Фрейдом сопротивлением.

Вытеснение реальности проявляется в забывании имен, лиц, ситуаций, событий прошлого, которые сопровождались переживаниями негативных эмоций. И не обязательно вытесняется образ неприятного человека. Это лицо может быть вытеснено только потому, что оно было невольным свидетелем неприятной для меня ситуации. Я могу постоянно забывать чье-то имя, не обязательно потому, что человек с этим именем мне неприятен, а просто фонетически это имя схоже с именем человека, с которым у меня были сложные взаимоотношения.

Фрейд говорил о том, что 'без какой-либо амнезии не бывает невротической истории болезни', другими словами: в основе невротического развития личности лежат вытеснения самых разных уровней. И если продолжить цитировать Фрейда, то можно сказать, что 'задачей лечения является устранение амнезии'. Но как это сделать?

3. Основная, профилактическая стратегия работы с психологической защитой

Основная, профилактическая стратегия работы с психологической защитой - это 'выяснение всех загадочных аффектов психической жизни', демистификация 'таинственных' психических феноменов, а это предполагает повышение уровня своей научно-психологической осведомленности.

Полученные психологические знания и приобретенный психологический язык становятся инструментом обнаружения, распознания и обозначения того, что влияло на состояние и развитие личности, но о чем личность не знала, не ведала, о чем она не подозревала.

Профилактикой также является разговор с другим человеком (можно психологом), кому можно поведать о своих неисполненных желаниях, о прошлых и настоящих страхах и тревогах. Постоянная вербализация (проговаривание) не дает возможности этим желаниям и страхам 'соскользнуть' в область бессознательного, откуда их трудно вытащить.

В общении с другим человеком можно научиться выдержке, мужеству узнавать от других о себе (хорошо бы перепроверить услышанное). Желательно сообщить, как воспринялась эта информация о себе, что ощущалось, чувствовалось.

Можно вести дневник. Заносить в дневник надо все, что приходит в голову, не стараясь красиво оформить свои мысли и переживания.

Вытеснение иногда дает о себе знать в разного рода описках, оговорках, сновидениях, 'глупых' и 'бредовых' мыслях, в немотивированных поступках, неожиданных забываниях, провалах памяти относительно самых элементарных вещей. И следующая работа как раз состоит в сборе такого материала, в раскрытии смысла этих бессознательных посланий в попытке получить ответ: какую весть несет вытесненное в этих прорывах к осознанию.

Все описанные три вида вытеснения (вытеснение влечений, вытеснение реальности, вытеснение требования Сверх-Я) - это спонтанные, 'естественные' и как правило бессознательно протекающие способы психозащитного разрешения сложных ситуаций.

Очень часто 'естественная' работа вытеснения оказывается малоэффективной: либо энергия влечения чрезвычайно велика, либо информация извне слишком значима и трудно устранима, либо угрызения совести обладают большей императивностью, либо это действует все вместе.

И тогда человек начинает использовать дополнительные искусственные средства по более 'эффективной' работе вытеснения. В данном случае речь идет о таких сильнодействующих на психику средствах, как алкоголь, наркотики, фармакологические вещества (психотропные, аналгетики), с помощью которых человек начинает выстраивать дополнительные искусственные фильтры и преграды перед желаниями Оно, совестью Сверх-Я и тревожной аверсивной информацией реальности.

При оглушении, какое бы средство ни применялось, происходит только изменение психических состояний, а проблема не решается. Более того, возникают новые проблемы, связанные с использованием этих средств: появляется физиологическая зависимость, психологическая зависимость.

При регулярном использовании оглушения начинается деградация личности.

Подавление - более сознательное, чем при вытеснении, избегание тревожащей информации, отвлечение внимания от осознаваемых аффектогенных импульсов и конфликтов. Это психическая операция, направленная на устранение из сознания неприятного или неуместного содержания идеи, аффекта и т.д.

Специфика действия механизма подавления заключается в том, что в отличие от вытеснения, когда бессознательной оказывается сама вытесняющая инстанция (Я), ее действия и результат, он, напротив, выступает как механизм работы сознания на уровне 'второй цензуры', (расположенной по Фрейду, между сознанием и подсознанием), обеспечивая исключение какого-то психического содержания из области сознания, а не о переносе из одной системы в другую.

Например, рассуждения мальчика: "Мне следует защитить своего друга - мальчика, которого жестоко дразнят. Но если я стану это делать, то подростки и до меня доберутся. Они будут говорить, что я тоже глупая малявка, а я хочу, чтобы они думали, что я такой же взрослый, как они. Лучше не буду ничего говорить".

Итак, подавление происходит сознательно, но его причины могут осознаваться, а могут и не осознаваться. Продукты подавления находятся в предсознательном, а не уходят в бессознательное, как это можно видеть в процессе вытеснения. Подавление - сложный механизм защиты. Одним из вариантов его развития является аскетизм.

Аскетизм как механизм психологической защиты был описан в работе А.Фрейд 'Психология Я и защитные механизмы' и определен как отрицание и подавление всех инстинктивных побуждений. Она указывала на то, что данный механизм характерен в большей степени для подростков, примером которого является недовольство своей внешностью и стремление к ее изменению. Это явление связано с несколькими особенностями подросткового возраста: бурные гормональные изменения, происходящие в организме молодых людей и девушек, могут вызвать полноту и другие недостатки внешности, что делает на самом деле подростка не очень симпатичным. Негативные переживания по этому поводу могут быть 'сняты' с помощью защитного механизма - аскетизма. Данный механизм психологической защиты встречается не только у подростков, а и у взрослых людей, где чаще всего 'сталкиваются' высокие моральные устои, инстинктивные потребности и желания, что, по мнению А.Фрейд, лежит в основе аскетизма. Она указывала также на возможность распространения аскетизма на множество сфер жизни человека. Так, например, подростки начинают не только подавлять в себе сексуальные желания, но и перестают спать, общаться со сверстниками и т.д.

А.Фрейд отличала аскетизм от механизма вытеснения на двух основаниях:

Вытеснение связано со специфическим инстинктивным отношением и касается природы и качества инстинкта. Аскетизм же затрагивает количественный аспект инстинкта, когда все инстинктивные побуждения рассматриваются как опасные;

При вытеснении в некоторой форме имеет место замещение, в то время как аскетизм может быть замещен только переключением на выражение инстинкта.

Нигилизм - отрицание ценностей. Подход к нигилизму как одному из механизмов психологической защиты основывается на концептуальных положениях Э.Фромма. Он полагал, что центральной проблемой человека является внутреннее присущее человеческому существованию противоречие между бытием 'брошенного в мир не по своей воле' и тем, что он выходит за пределы природы благодаря способности осознавать себя, других, прошлое и настоящее. Им обоснована мысль о том, что развитие человека, его личности происходит в рамках формирования двух основных тенденций: стремления к свободе и стремления к отчуждению. По мнению Э. Фромма, развитие человека идет по пути увеличения 'свободы', которым не каждый человек может адекватно воспользоваться, вызывая ряд негативных психических переживаний и состояний, что приводит его к отчуждению.

В результате человек утрачивает свою самость. Возникает защитный механизм 'бегство от свободы', для которого характерны: мазохистские и садистские тенденции; деструктивизм, стремление человека разрушить мир, чтоб он не разрушил его самого, нигилизм; автоматический конформизм.

Понятие 'нигилизм' анализируется и в работе А.Райха. Он писал о том, что телесные характеристики (скованность и напряженность) и такие особенности как постоянная улыбка, высокомерное, ироничное и дерзкое поведение, - все это остатки очень сильных защитных механизмов в прошлом, которые оторвались от своих исходных ситуаций и превратились в постоянные черты характера, 'броню характера', проявляющиеся как 'невроз характера', одной из причин которого и является действие защитного механизма - нигилизм. 'Невроз характера' - это тип невроза, при котором защитный конфликт выражается в определенных чертах характера, способах поведения, т.е. в патологической организации личности в целом.

Изоляция - этот своеобразный механизм в психоаналитических работах описывается следующим образом; человек воспроизводит в сознании, вспоминает какие-либо травмирующие впечатления и мысли, однако эмоциональные компоненты их разделяет, изолирует от когнитивных и подавляет их. В следствии этого эмоциональные компоненты впечатлений не осознаются сколько-нибудь отчетливо. Идея (мысль, впечатление) осознаются так, как будто она относительно нейтральна и не представляет опасности для личности.

Механизм изоляции имеет различные проявления. Изолируются друг от друга не только эмоциональные и когнитивные компоненты впечатления. Такая форма защиты сочетается с изоляцией воспоминания от цепи других событий, ассоциативные связи разрушаются, что, по-видимому, мотивировано желанием максимально затруднить воспроизведение травмирующих впечатлений.

Действие этого механизма наблюдается при разрешении людьми ролевых конфликтов, в первую очередь - межролевых. Такой конфликт, как известно, возникает тогда, когда в одной и той же социальной ситуации человек вынужден играть две несовместимые роли. В следствии такой необходимости ситуация становится для него проблемной и даже фрустрирующей. Для разрешения этого конфликта на психическом уровне (т.е. без устранения объективного конфликта ролей) часто используют стратегию их психической изоляции. В этой стратегии, таким образом, центральное место занимает механизм изоляции.

Аннулирование действия

Это такой психический механизм, который предназначен для предотвращения или ослабления какой-либо неприемлемой мысли или чувства, для магического уничтожения неприемлемых для личности последствий другого действия или мысли. Это обычно повторяющиеся и ритуалистические действия. Данный механизм связан с магическим мышлением, с верой в сверхъестественное.

Когда человек просит прощения и принимает наказание, то тем самым плохое деяние как бы аннулируется и он может продолжать действовать с чистой совестью. Признание и наказание предотвращают более серьезные наказания. Под воздействием всего этого у ребенка может образоваться представление, будто некоторые действия имеют способность заглаживать или искупать вину за плохое.

Перенос. В самом первом приближении перенос можно определить как защитный механизм, который обеспечивает удовлетворение желания при сохранении, как правило, качество энергии (танатоса или либидо) на замещающих объектах.

Самым простым и довольно часто встречающимся видом переноса является вымещение - подмена объектов изливания накопившейся энергии танатоса в виде агрессии, обиды.

Это - защитный механизм, направляющий негативную эмоциональную реакцию не на психотравмирующую ситуацию, а на объект, не имеющий к ней отношения. Этот механизм создает как бы 'замкнутый круг' взаимовлияния людей друг на друга.

Иногда наше Я ищет объекты, на которых можно выместить свою обиду, свою агрессию. Основным свойством этих объектов должны быть их безгласность, их безропотность, их невозможность осадить меня. Они должны быть в такой же степени безгласны и послушны, в какой я безгласно и послушно выслушивал упреки и унизительные характеристики со стороны своего начальника, учителя, отца, матери и вообще любого, кто сильнее меня. Моя неотреагированная на истинного виновника злость переносится на того, кто еще слабее меня, еще ниже на лестнице социальной иерархии, на подчиненного, тот в свою очередь переносит ее дальше вниз и т.д. Цепи вымещений могут быть бесконечными. Ее звеньями могут быть как живые существа, так и неживые вещи (побитая посуда в семейных скандалах, выбитые стекла вагонов электричек и т.д.). Вандализм - явление широко распространенное, и отнюдь не только среди подростков. Вандализм по отношению к безгласной вещи часто лишь следствие вандализации по отношению к личности.

Это, так сказать, садистический вариант вымещения: агрессия на другом. У вымещения может быть и мазохистский вариант - агрессия на себе. При невозможности отреагирования вовне (слишком сильный противник или чрезмерно строгое Сверх-Я) энергия танатоса обращается на себя. Это может проявиться внешне в физических действиях. Человек от досады, от злости рвет на себе волосы, кусает губы, до крови сжимает кулаки и т.д. Психологически это проявляется угрызениями совести, самоистязаниями, заниженной самооценкой, уничижительной самохарактеристикой, неверием в свои способности.

Лица, которые занимаются самовымещением, провоцируют окружение на агрессию по отношению к ним. Они 'подставляются', становятся 'мальчиками для битья'. Эти мальчики для битья привыкают к асимметричным отношениям, и когда меняется социальная ситуация, которая позволяет быть им наверху, эти лица легко превращаются в мальчиков, которые безжалостно бьют других, как их когда-то били.

Другой вид переноса - замещение. В данном случае речь идет о замене объектов желаний, которые обеспечиваются в основном энергией либидо.

Чем шире палитра предметов, объектов потребности, тем шире сама потребность, тем полифоничнее ценностные ориентации, тем глубже внутренний мир личности.

Замещение проявляется тогда, когда есть некая фиксация потребности на очень узком и почти не меняемом классе объектов; классика замещения - фиксация на одном объекте. При замещении сохраняется архаика либидо, нет восхождения к более сложным и социально ценным объектам.

У ситуации замещения есть предыстория, всегда есть негативные предпосылки.

Часто замещение сопровождается, подкрепляется вымещением. Любящие только животных часто равнодушны к человеческим несчастьям. Однолюбие может сопровождаться тотальным неприятием всего остального. У этой ситуации одиночества вдвоем могут быть страшные исходы. Самый страшный - это смерть горячо любимого объекта. Смерть того единственного, через кого я был связан с этим миром. Рухнул смысл моего существования, тот стержень, на котором держалась моя активность. Ситуация предельная, у нее есть и паллиативный вариант - жить памятью о предмете своей любви.

Другой исход также трагичен. Сила действия равна силе противодействия. Чем большая зависимость от предмета, тем больше и бессознательнее желание избавиться от этой однопредметной зависимости. От любви до ненависти один шаг, однолюбы часто самые яркие уничтожители предмета своей любви. Разлюбив, однолюб должен психологически изничтожить предмет своей былой любви. Чтобы избавиться от объекта связывания своей энергии либидо, такой человек превращает ее в энергию танатоса, в объект вымещения.

Также механизм замещения может быть направлен на самого себя, когда не другой, а я сам являюсь объектом собственного либидо, когда я аутоэротичен в широком смысле этого слова. Это позиция эгоистической, эгоцентрической личности. Самовлюбленный Нарцисс - это символ аутоэротичного замещения.

Следующий вид переноса - уход (избегание, бегство, самоограничение). Личность уходит из той активности, которая доставляет ей дискомфорт, неприятности как реальные, так и прогнозируемые.

Анна Фрейд в своей книге 'Я и защитные механизмы' приводит ставший классикой пример ухода.

На приеме у нее был мальчик, которому она предложила раскрасить 'волшебные картинки'. А.Фрейд видела, что раскрашивание доставляет ребенку огромное удовольствие. Она сама включается в это же занятие, видимо с тем, чтобы создать атмосферу полного доверия для начала разговора с мальчиком. Но после того, как мальчик увидел рисунки, раскрашенные А.Фрейд, он напрочь отказался от своего любимого занятия. Отказ мальчика исследовательница объясняет страхом пережить сравнение не в свою пользу. Мальчик, конечно же, увидел разницу в качестве раскрашивания рисунков им и А.Фрейд.

Уход - это уход от чего-то. У ухода есть исток, начало. Но у него, кроме того, почти всегда есть продолжение, есть финальность, направление. Уход - это уход во что-то, куда-то. Энергия, отнятая от деятельности, которую я покинул, должна быть связана на другом объекте, в другой активности. Как видим, уход - это опять же замещение объектов. Уход из одной активности я компенсирую приходом в другую.

В этом смысле у ухода много общего с творческой сублимацией. И границы между ними трудно провести. Однако уход, видимо, отличается от сублимации тем, что занятие новой деятельностью носит компенсаторный, защищающий характер и новая активность имеет негативные предпосылки: она была результатом бегства, результатом ухода от неприятных переживаний, действительного переживания неуспехов, страхов, некой некомпетентности, несостоятельности. Здесь несвобода не была переработана, не была пережита, она паллиативно была заменена другой деятельностью.

Сфера мыслительной деятельности представляет массу возможностей для замещений в виде ухода.

Восприятие собственной некомпетентности, актуальной невозможности решать ту или иную проблему притупляется, вытесняется тем, что человек уходит в ту часть проблемы, которую он решить может. Благодаря этому он сохраняет чувство контроля над реальностью.

Уходом в научную деятельность является и постоянное уточнение объемов понятий, критериев классификации, маниакальная нетерпимость к любому противоречию. Все эти формы ухода представляют собой горизонтальное бегство от действительной проблемы в то мысленное пространство, в ту часть проблемы, которую и не нужно решать или которая решится сама по ходу дела, или которую индивид в состоянии решить.

Другая форма ухода - вертикальное бегство, иначе интеллектуализация, которое состоит в том, что мышление и тем самым решение проблемы переносится из конкретной и противоречивой, трудно контролируемой реальности в сферу сугубо мыслительных операций, но мыслительные модели избавления от конкретной реальности могут настолько далеко абстрагироваться от самой действительности, что решение проблемы на замещающем объекте, на модели имеет мало общего с решением в реальности. Но чувство контроля если не над реальностью, то хотя бы над моделью сохраняется. Однако уход в моделирование, в теорию, вообще в область духа может зайти так далеко, что путь назад, в мир реалий, напротив забывается.

Индикатором, по которому распознается уход от полноты бытия в узкий спектр жизни, является состояние тревоги, страха, беспокойства.

Наиболее часто встречаемым вариантом ухода является фантазия. Блокированное желание, реально пережитая травма, незавершенность ситуации - вот тот комплекс причин, которые инициируют фантазию.

Фрейд считал, что 'инстинктивные желания...можно сгруппировать по двум направлениям. Это или честолюбивые желания, которые служат возвышению личности, или эротические'.

В честолюбивых фантазиях объект желания - сам фантазирующий. Он хочет быть желанным для других объектом.

А в эротически окрашенных желаниях объектом становится кто-то другой из близкого или далекого социального окружения, кто-то, кто в реальности объектом моего желания и быть не может.

Интересна такая фантазия, как 'фантазия избавления', которая соединяет в себе одновременно оба желания, и честолюбивое и эротическое. Человек представляет себя спасителем, избавителем.

Пациентами Фрейда часто были мужчины, которые в своих фантазиях проигрывали желание спасти женщину, с которой они имели интимную связь, от социального падения. Фрейд вместе с пациентами проанализировал истоки этих фантазий вплоть до начала проявления Эдипова комплекса. Началом фантазий избавления были бессознательные желания мальчика отнять у отца любимую женщину, мать мальчика, самому стать отцом и подарить матери ребенка. Фантазия избавления - это выражение нежных чувств к своей матери. Затем с исчезновением Эдипова комплекса и принятия культурных норм эти детские желания вытесняются и затем уже во взрослом состоянии проявляются в воображении себя избавителем для падших женщин.

Раннее появление фантазии избавления может инициироваться тяжелой ситуацией в семье. Отец алкоголик, устраивает пьяные дебоши в семье, бьет мать. И тогда в голове ребенка оживают картины избавления родной матери от деспотичного отца вплоть до представления идей убийства отца. Интересно, что в жены такие мальчики-'избавители' выбирают женщин, которые своей субдоминантностью напоминают им их несчастную мать. Сугубо фантастическое избавление от отца не мешает ребенку идентифицироваться с доминантной позицией отца-тирана. Для новой женщины в его жизни он, как правило, будет выступать как муж-тиран.

Условно следующий вид переноса можно назвать 'переживанием из вторых рук.

'Переживание из вторых рук' возможно, если у индивида в силу ряда причин как объективного, так и субъективного плана нет возможности приложения своих сил и интересов в актуальной жизненной ситуации 'сейчас и здесь'. И тогда это переживание желания реализуется на замещающих объектах, которые рядом и которые связаны с реальным объектом желания: книги, фильмы. Исполнения желания на замещающих объектах, на объектах из вторых рук в полной мере удовлетворения не дают. Это желание сохраняется, поддерживается, но в этой замещающей ситуации можно застрять, поскольку 'переживание из вторых рук' более надежно, безопасно.

Перенос может происходить вследствие того, что исполнение желания в состоянии бодрствования невозможно. И тогда желание осуществляется в сновидениях. Когда строгая цензура сознания спит. В состоянии бодрствования работа по вытеснению какого-либо желания может быть более или менее успешной. Поскольку содержание сновидения может быть запомнено и тем самым явлено сознанию, то образы сновидения могут представлять собой некие замещения, шифры, символы реальных желаний.

Сновидения выполняют некую психотерапевтическую функцию по снятию остроты переживания недостатка в чем-либо или ком-либо.

Также 'переживание из вторых рук' возможно в силу сенсорной депривации (недостаточного притока информации в центральную нервную систему).

Сенсорный приток информации человека в центральную нервную систему складывается из разных видов ощущений, поступающих от соответствующих органов чувств (зрительные, слуховые, вкусовые, кожные ощущения). Но есть два вида ощущений, кинестетические и ощущение равновесия, которые, как правило, осознанию не подлежат, но тем не менее свой вклад в общий сенсорный поток осуществляют. Эти ощущения идут от рецепторов, которые иннервируют (пронизывают) мышечную ткань. Кинестетические ощущения возникают, когда мышцы сокращаются или растягиваются.

Состояние скуки обеспечено резким снижением информации извне. Информация объективно может существовать, но она не воспринимается, поскольку не интересна. Что делает скучающий ребенок, чтобы обеспечить приток информации в центральную нервную систему? Он начинает фантазировать, а если не умеет, не может фантазировать, то начинает двигаться всем телом, крутиться, вертеться. Тем самым он обеспечивает приток кинестетических ощущений в центральную нервную систему. Приказы и уговоры сидеть тихо и угрозы наказания мало помогают. Ребенку нужно обеспечить приток информации. Если ему нельзя двигаться корпусом, то он продолжает болтать ногами. Если и это делать нельзя, то он медленно, почти незаметно, раскачивает свое тело. Именно так обеспечивается приток раздражителей, недостающих для сознания определенного переживания эмоционального комфорта.

Трансфер. Этот вид переноса происходит в результате ошибочного обобщения схожести двух ситуаций. В первичной, произошедшей раньше ситуации, наработаны какие-то эмоциональные переживания, навыки поведения, отношений с людьми. И во вторичной, новой ситуации, которая по некоторым параметрам может быть схожа с первичной, эти эмоциональные отношения, навыки поведения, отношения с людьми вновь воспроизводятся; при этом, поскольку ситуации все же между собой несхожи, постольку повторяющееся поведение оказывается неадекватным новой ситуации, может даже мешать индивиду верно оценивать и тем самым адекватно разрешать новую ситуацию. В основе трансфера (переноса) - тенденция к повторению закрепившегося раньше поведения.

Причина переноса - в аффективной защемленности, непроработанности прошлых отношений.

Многие психологи трансфер называют невротическим переносом. Попав в новые сферы, новые группы и вступая во взаимодействие с новыми людьми, 'невротик' привносит в новые группы старые отношения, старые нормы взаимоотношений. Он как бы ожидает от нового окружения определенного поведения, определенного отношения к себе и, конечно же, ведет себя соответственно своим ожиданиям. У нового окружения вызываются тем самым соответствующие реакции. Человек, к которому относятся недружелюбно, возможно и будет недоумевать по этому поводу, но скорее всего ответит тем же. Откуда ему знать, что враждебность к нему - это лишь ошибка переноса. Трансфер удался, осуществился, если его субъект перенес старый опыт в новую ситуацию. Но он дважды удался, если старый опыт субъекта переноса навязан социальному окружению, другому человеку. Этим-то и страшен трансфер, что он в свою орбиту включает все новых и новых людей.

Но есть ситуация, где трансфер просто необходим для того, чтобы избавиться от него. Это - ситуация психоанализа. Терапевтический эффект психоанализа - как раз в сознательном использовании трансфера.

Психоаналитик является очень мощным объектом переноса для своего пациента. Все те драмы, которые разыгрываются в душе пациента, как бы переносятся на фигуру психоаналитика, на отношения, которые возникают между психоаналитиком и пациентом, и психоаналитические взаимоотношения превращаются в невралгическую точку жизни пациента. Должны превратиться; если этого не произойдет, значит психоанализ не удается. И вот на этой почве этого искусственного невроза репродуцируются все невротические феномены, которые существуют у пациента. На почве этого же искусственного невроза они должны изжиться во взаимоотношениях этой диады'.

У переноса множество форм и проявлений, но в сущности основанием любого переноса является 'встреча' бессознательных желаний с неподлинными объектами, с их заменителями. Отсюда и невозможность аутентичного и искреннего переживания на объекте-заменителе. К тому же часто наблюдается фиксация на очень узком классе объектов. Новые ситуации и новые объекты отвергаются или в них воспроизводятся старые формы поведения и прежние отношения. Поведение становится стереотипным, ригидным, даже жестким.

Контртрансфер - совокупность бессознательных реакций аналитика на личность анализируемого и особенно на его трансфер.

Работа с переносом. Главное направление работы с защитными механизмами - это постоянное сознавание их наличия у себя.

Индикатором вымещения является то, что объектами изливания моей агрессии и обиды, как правило, являются лица, изливать на которых злость и обиду для носителя переноса не представляет опасности. Не надо спешить возвращать возникшую обиду или агрессию на подвернувшегося виновника. Сначала лучше задаться вопросом: 'Что во мне так сильно обиделось?'

С другими видами переноса требуется осознание того, что я избегаю в реальном мире, насколько разнообразны мои интересы, предметы моих привязанностей.

Рационализация и защитная аргументация. В психологии понятие 'рационализация' ввел психоаналитик Э.Джонс в 1908 г., а в последующие годы оно закрепилось и стало постоянно использоваться в работах не только психоаналитиков, но и представителей других школ психологии.

Рационализация как защитный процесс состоит в том, что человек изобретает вербализованные и на первый взгляд логичные суждения и умозаключения для ложного объяснения, оправдания своих фрустраций, выражающихся в виде неудач, беспомощности, привации или депривации. Выбор аргументов для рационализации - преимущественно подсознательный процесс. В значительно большей степени подсознательна мотивация процесса рационализации. Реальные мотивы процесса самооправдания или защитной аргументации остаются неосознанными, и вместо них индивид, осуществляющий психическую защиту, изобретает мотивировки, приемлемые аргументы, предназначенные для оправдания своих действий, психических состояний, фрустраций. От сознательного обмана защитная аргументация отличается непроизвольностью своей мотивации и убеждением субъекта, что он говорит правду. В качестве самооправдывающих аргументов используются различные 'идеалы' и 'принципы', высокие, общественно ценные мотивы и цели. Рационализации являются средствами сохранения самоуважения личности в такой ситуации, в которой этот важный компонент ее Я-концепции оказывается под угрозой снижения. Хотя человек может начать процесс самооправдания и до наступления фрустрирующей ситуации, т.е. в виде предвосхищающей психической защиты, однако чаще встречаются случаи рационализации после наступления фрустрирующих событий, какими могут быть действия самого субъекта. Действительно, сознание нередко не контролирует поведение, а следует за поведенческими актами, имеющими подсознательную и, следовательно, сознательно не регулируемую мотивацию. Однако после осознания собственных действий могут развертываться процессы рационализации, имеющие цель осмыслить эти действия, давая им такое толкование, которое согласуется с представлением человека о себе, о своих жизненных принципах, о своем идеальном Я-образе.

Польский исследователь К.Обуховский приводит классическую иллюстрацию сокрытия истинных мотивов под прикрытием отстаивания благих целей - басню о волке и ягненке: 'Хищник волк 'заботился о законности' и, увидев ягненка около ручья, начал подыскивать обоснование приговора, который хотел бы привести в исполнение. Ягненок активно защищался, сводя на нет волчьи аргументы, и волк, казалось бы, собрался уйти ни с чем, когда вдруг пришел к заключению, что ягненок, несомненно, виноват в том, что он, волк, чувствует голод. Это соответствовало истине, ибо аппетит в самом деле проявляется при виде пищи. Волк мог теперь спокойно съесть ягненка. Действие его обосновано и узаконено'.

Мотивы защитного характера проявляются у людей с очень сильным Сверх-Я, которое, с одной стороны, вроде бы не допускает до осознания реальные мотивы, но, с другой стороны, дает этим мотивам свободу действия, позволяет им реализоваться, но под красивым, социально одобряемым фасадом; или же часть энергии реального асоциального мотива расходуется на социально приемлемые цели, по крайней мере, так кажется обманутому сознанию.

Можно такого рода рационализацию проинтерпретировать и по-иному. Бессознательное Оно реализует свои желания, представив их перед Я и строгой цензурой Сверх-Я, в одеждах благопристойности и социальной привлекательности.

Рационализация для себя и для других. Как защитный процесс, рационализация традиционно (начиная с вышеупомянутой статьи Э.Джонса) определяется как процесс самооправдания, психологической самозащиты личности. В большинстве случаев мы, действительно, наблюдаем именно такие защитные аргументации, которые можно назвать рационализациями для себя.

Снижая ценность объекта, к которому он безуспешно стремится, человек рационализирует для себя в том смысле, что стремится к сохранению самоуважения, собственного положительного представления о себе, а также для сохранения того положительного представления, которое, по его мнению, другие имеют о своей личности. Путем защитной аргументации он стремится сохранить свое 'лицо' перед собой и значимыми для себя людьми. Прототипом такой ситуации является басня 'Лиса и виноград'. Не имея возможности достать столь желаемый виноград, лиса в конце концов понимает бесплодность своих попыток и начинает словесно 'заговаривать' свою нереализованную потребность: виноград зелен и вообще вреден, да и хочу ли я его?!

Однако человек способен к идентификации как с отдельными людьми, так и с референтными группами. В случаях позитивной идентификации человек может использовать механизм рационализации в пользу лиц или групп, с которыми он в той или иной степени идентифицируется, если последние оказываются во фрустрирующей ситуации.

Защитное оправдание объектов идентификации называется рационализацией для других. Рационализации, приведенные родителем в пользу ребенка, путем интернализации превращаются внутренними рационализациями для себя. Таким образом рационализация для других генетически предваряет рационализацию для себя, хотя ребенок уже с самого начала периода овладения речью, оказавшись во фрустрирующих ситуациях, может изобретать рационализации в свою пользу. Механизм рационализации для других основывается на адаптивном механизме идентификации, а последняя, в свою очередь, обычно тесно связана с механизмом интроекции или основывается на ней.

Прямая рационализация состоит в том, что фрустрированный человек, осуществляя защитную аргументацию, говорит о фрустраторе и о себе, оправдывает себя, переоценивает силу фрустратора. Это рационализация, в процессе которой человек в общем остается в кругу реальных вещей и отношений.

Непрямая рационализация. Фрустрированный человек использует механизм рационализации, но объектами его мысли становятся такие предметы и вопросы, которые прямого отношения к его фрустраторам не имеют. Предполагается, что в результате подсознательных психических процессов эти предметы и задачи получают символическое значение. С ними индивиду легче оперировать, они нейтральны и не затрагивают непосредственно конфликты и фрустрации личности. Прямая рационализация в таком случае была бы мучительной, порождая новые фрустрации. Поэтому подсознательно вытесняется истинное содержание фрустраций и конфликтов и их место в сфере сознания занимают нейтральные содержания психики.

Следовательно, при переходе от прямой (или 'рациональной') защитной аргументации к непрямой (или косвенной, 'иррациональной') рационализации большую роль играет механизм подавления или вытеснения.



4. Особенностей психологической защиты в подростковом возрасте.

Теперь перейдем к рассмотрению особенностей психологической защиты в подростковом возрасте на примерах.

Примерами юношеской регрессии могут служить их склонность к идеализации знаменитостей; амбивалентность поведения, его колебания от одной крайности к другой.

Перенос. Одним из видов переноса является уход, наиболее часто встречаемым вариантом которого является фантазия. Защитная фантазия символически удовлетворяет блокируемое желание: «Можно сказать, что счастливый никогда не фантазирует, это делает только неудовлетворенный. Неудовлетворенные желания являются движущими силами фантазий, каждая фантазия - есть явление желания, корректура действительности, которая чем-то не удовлетворяет индивида» [7,с.45].

У подростка, которого обидели, как ему кажется, незаслуженно, обида переинтерпретирует ситуацию, где его как бы обидели окружающие. А затем в своих «дневных грёзах» он воображает как умирает, его хоронят и горюют. С его смертью все понимают, кого они обижали. Таким образом, в фантазии совершается акт самоподтверждения и строятся желаемые отношения, где объектом является сам подросток.

Следующим видом переноса условно можно назвать «переживание из вторых рук»: если у человека в силу объективных и субъективных причин нет возможности реализовать свои желания и интересы «здесь и сейчас».

Подросток мечтает о море, хочет стать моряком, капитаном дальнего плавания. Но для исполнения мечты отсутствуют возможности: море далеко, нет денег, мал возрастом, надо много учиться, но не хочется. Тогда это желание реализуется на замещающих объектах: книги о море, фильмы о приключениях на море. Хотя удовлетворения полностью нет, оно сохраняется, может даже и длительное время, т.к. ситуация т.о. контролируется, да и безопаснее так.

Перенос может осуществляться и во сне, если невозможен в состоянии бодрствования. Подростку снятся эротические сцены, часто они заканчиваются непроизвольным семяизвержением.

Перенос, осуществляемый в результате ошибочного обобщения схожих ситуаций носит название трансфера. В основе лежит тенденция к повторению закрепившегося раньше поведения в ситуациях неравенства позиций.

Ученик переносит на нового, ни в чем еще не повинного учителя, враждебные отношения с предыдущими педагогами. Новому учителю достается от ученика, он расплачивается за грехи своих коллег. Враждебные отношения переносятся учениками благодаря наработанному общему негативному отношению к школе - и в этом ошибочность обобщения в переносе - все учителя [6].

Рационализация проявляется в размышлении над вопросами «Зачем жить, если рано или поздно умрешь?». Тогда они придумывают и вносят в жизнь смысл, а некоторые наоборот отказываются от размышления над данным вопросом.

Следующим видом психологическая защита является ирония. Подросток в результате своей двойственной позиции: не дитя, но еще не взрослый, иронически относится и к детскости и ко взрослым. Подросток иронизирует по поводу тех ролей, которые ему навязывают взрослые, и к ним самим с их старомодными представлениями о жизни. Тем самым он преодолевает империализм взрослых.

Если брать защиту, используемую на уроках в школе, то Р. Плутчик, Г. Келлерман, Х.Р. Конте считают, что эти механизмы имеют свои характеристики и словесное выражение. Они привели в пример характеристики защитных механизмов в ситуации, когда подросток обидно отчитал учитель за невыполненное задание (работа защиты идет с эмоцией гнева). В нашей работе мы приведем лишь несколько защитных механизмов.

Замещение - «нападай на что-нибудь, что представляет это». Реакция: «У нашего учителя на редкость противная дочь».

Проекция - «порицай это». Реакция: «Мой учитель просто ненавидит меня», «Мы все не в восторге от нашего учителя».

Рационализация - «оправдай себя». Реакция: «Он так сердится, потому что у него плохое настроение» [6,с.57].

Не возникает сомнений в том, что защитные механизмы обычно складываются у человека «неуверенно себя чувствующего в жизни». Самодостаточная личность наиболее успешно освобождается от негативного влияния психологических защит и менее «чувствительна» к их возникновению. Важнейший путь освобождения от патологического действия защитных механизмов - целостное развитие личности, ее самосознания, а также формирование адекватной возможностям жизненной перспективы. И так нами описано около 20 видов механизмов психологической защиты.


5. Психолого-педагогические средства формирования защитных

механизмов личности у подростков.


Учитывая, что подростковый период в большинстве научных источников рассматривается как наиболее стрессогенный и конфликтный период в онтогенетическом развитии человека, были выделены определенные критерии, которые могут способствовать возникновению трудных ситуаций и на которые необходимо обращать особое внимание при выстраивании работы по психолого-педагогической поддержке совладающего поведения: анатомо-физиологические особенности; психические состояния подростков; особенности эмоционально-волевой сферы; мотивы деятельности и поведения; чувство взрослости (потребность в самостоятельности, самоутверждении); характерообразование подростка (девиации); темпераментальные особенности; личностная рефлексия. Учитываются и основные показатели возраста (социальная ситуация развития; ведущий тип деятельности; основные психические новообразования [5].

Исходя из того, что современное гуманистическое представление о человеке предполагает его рассмотрение как экзистенциального (независимого, самостоятельного, свободного) существа и основной характеристикой экзистенциального измерения является свободоспособность, главная цель выстраивания специальной деятельности по психолого-педагогической поддержке видится в постепенном переводе подростка из пассивной позиции «жертвы» и «потребителя» в активную - субъекта деятельности по разрешению проблем, к автономному существованию, самостоятельному, творческому строительству своей судьбы и отношений с миром. В этом заключена смысловая и деятельностная динамика психолого-педагогической поддержки.

Психолого-педагогическая поддержка - это особая технология образования, отличающаяся от традиционных методов обучения и воспитания тем, что осуществляется именно в процессе диалога и взаимодействия ребенка и взрослого и предполагает самоопределение ребенка в ситуации выбора с последующим самостоятельным, творческим решением своей проблемы. Психологическая и педагогическая значимость совладания заключается в том, чтобы помочь подростку эффективнее адаптироваться к требованиям ситуации, позволяя ему овладеть ею, погасить стрессовое действие ситуации, творчески переработать и стать активным творцом собственной истории жизни [5].

Таким образом, психолого-педагогическая поддержка, являясь одним из основных ресурсов образовательной среды, позволяет реализовывать потребность общества в построении такого образования, при котором ученики могут освоить и овладеть механизмами самотворения себя. То есть педагог-психолог призван поддержать подростков в их стремлении стать креативными авторами своей собственной жизни, используя ту ситуацию и те ресурсы, в которых они находятся в каждый момент своего бытия. При определенных условиях в психолого-педагогической деятельности эта талантливость непременно раскрывается. Более того, эта талантливость может способствовать самотворению себя и своей жизни.

Развитие конструктивных стратегий совладания возможно только на основе развивающих ресурсов образовательной среды. В качестве одного из них выступает психолого-педагогическая поддержка, призванная осуществлять поставленную задачу на основании развивающей, формирующей и воспитывающей стратегий.

Развивающая стратегия психологопедагогической поддержки призвана создавать условия, стимулирующие развитие конструктивного совладания подростков с трудными жизненными ситуациями. Формирующая стратегия психолого-педагогической поддержки должна оказывать помощь в формировании у подростков конструктивных социальных умений преодоления трудностей жизни. Воспитывающая стратегия - это направленное воздействие со стороны педагогов-психологов с целью воспитания готовности к жизнетворчеству.

Вся работа педагога-психолога предполагает взаимодействие со взрослыми (педагогами, воспитателями, родителями) через просвещение, консультирование, тренинговые мероприятия и совместную разработку программ, направленных на развитие способностей подростков к конструктивному совладанию с жизненными трудностями. Вся работа педагога-психолога со взрослыми и подростками предполагает развитие мотивационно-личностного и когнитивно-поведенческого компонентов, сердцевиной которых является механизм творчества (таланта). Все составляющие «встроенного» механизма творчества (таланта, по В.В. Клименко) подростка: (энергопотенциал, эмоционально-волевая сфера, когнитивный, поведенческий компоненты) согласуются с данными компонентами. Можно сказать, что механизм творчества, таланта (механизм изобретательности Я) - внутренний пусковой механизм личности). Только «механизм таланта» в его таком условном обозначении может способствовать «талантливому» преодолению трудностей, «талантливому» выстраиванию своей жизни, «талантливому» взаимодействию со своими подопечными.

Только такая направленность деятельности по педагогической поддержке может способствовать жизненному творчеству подростков.

При психолого-педагогической поддержке совладающего поведения подростков реализуются основные группы задач:

Обучающие. Включают в себя беседы по экзистенциально-смысловой проблематике и беседы по мотивационно-когнитивному развитию подростков.

Развивающие, формирующие. Нацелены на развитие рефлексии, актуализацию механизма творчества, на развитие жизнетворческих стратегий преодоления трудностей.

Воспитывающие. Направлены на оптимизацию межличностного взаимодействия благодаря актуализации сильных сторон личности подростков. Воспитание настойчивости и упорства и активности в достижении целей [3].

При организации психологической работы с подростками необходимо уделять внимание обучению их стратегиям совладающего поведения.

Всех подростков вне зависимости от уровня благополучия семьи следует обучать использованию продуктивных когнитивных и поведенческих стратегий преодоления стресса.

При обучении эффективному копинг-поведению подростков следует делать акцент на развитии у них умения обращаться за социальной поддержкой, а также способам эффективного разрешения проблем и приемам эмоциональной саморегуляции.

Таким образом, в процессе работы по психолого-педагогической поддержке совладающего поведения подростков были обозначены условия, обеспечивающие эффективность психолого-педагогической поддержки:

а) организационно-педагогические (обогащение развивающих ресурсов образовательной среды);

б) психолого-педагогические (формирование стремления к жизненному творчеству на основе развития социально-значимых личностных качеств). Можно сделать вывод, что педагогическая поддержка должна обеспечивать развитие конструктивных стратегий преодоления подростками трудных школьных ситуаций. Преодолевающее поведение подростков рассматривается как осознанное, рациональное поведение, направленное на преобразование трудной ситуации с последующим положительным ее разрешением. Психологическая и педагогическая значимость преодоления заключается в том, чтобы помочь подростку эффективнее адаптироваться к требованиям ситуации, позволяя ему овладеть ею, постараться преобразовать, подчинить ее, и, таким образом, погасить стрессовое воздействие ситуации. Главная задача конструктивного преодоления - обеспечение и поддержание благополучия подростка, физического и психического здоровья и удовлетворенности социальными отношениями.


ВЫВОДЫ

Таким образом, можно сказать, что защитные механизмы — система регуляторных механизмов, которые служат для устранения или сведения до минимальных негативных, травмирующих личность переживаний. Эти переживания в основном сопряжены с внутренними или внешними конфликтами, состояниями тревоги или дискомфорта. Механизмы защиты направлены на сохранение стабильности самооценки личности, ее образа Я и образа мира, что может достигаться, например, такими путями как:

устранение из сознания источников конфликтных переживаний,

трансформация конфликтных переживаний таким образом, чтобы предупредить возникновение конфликта.

Многие психологи, психотерапевты и психоаналитики занимались изучением защитных механизмов психики их работы показывают, что человек использует эти механизмы в тех случаях, когда у него возникают инстинктивные влечения, выражение которых находится под социальным запретом (например, несдерживаемая сексуальность), защитные механизмы выступают также в роли буферов по отношению к нашему сознанию тех разочарований и угроз, которые приносит нам жизнь. Некоторые считают психологическую защиту механизмом функционирования нормальной психики, который предупреждает возникновение разного рода расстройств. Это особая форма психологической активности, реализуемая в виде отдельных приемов переработки информации в целях сохранения целостности Эго. В тех случаях, когда Эго не может справиться с тревогой и страхом, оно прибегает к механизмам своеобразного искажения восприятия человеком реальной действительности. Остаётся подвести итоги, определить роль и функцию защиты. Казалось бы, у психозащиты благородные цели: снять, купировать остроту психологического переживания, эмоциональную задетость ситуацией. При этом эмоциональная задетость ситуацией всегда негативна, всегда переживается как психологический дискомфорт, тревога, страх, ужас и т.д. но за счёт чего происходит это защитное отреагирование негативных переживаний? За счёт упрощения, за счёт мнимого паллиативного разрешения ситуации. За счёт того, что человек не может предвидеть влияние своего облегченного решения проблемы на будущее, у защиты короткий диапазон: дальше ситуации, вот этой, конкретной, она ничего не «видит».

Защита имеет также отрицательное значение на уровне отдельной ситуации и потому, что личность эмоционально переживает определённое облегчение и это облегчение, снятие негатива, дискомфорта происходит при использовании конкретной защитной техники. То, что этот успех мнимый, кратковременный и облегчение иллюзорное, не осознаётся, в противном случае, понятно, и переживания облегчения не наступило бы. Но, несомненно, одно: при переживании наступления облегчения при использовании конкретной психологической защитной техники эта техника закрепляется, как навык поведения, как привычка решать аналогичные ситуации именно таким, психозащитным способом. К тому же с каждым разом минимизируется расход энергии.

Как и каждое подкрепление, психологическое новообразование (в нашем конкретном случае защитная техника), однажды выполнив свою «благородную» задачу на снятие остроты психологического переживания, не исчезает, а приобретает тенденции к самовоспроизводству и переносу на схожие ситуации и состояния, она начинает приобретать статус уже такого устойчивого образования, как психологическое свойство. Онтогинетически подобное расхождение между благими намерениями психозащиты и её высокой себестоимостью для всякого жизненного пути не только сохраняется, но и усиливается.

Использование психологической защиты есть свидетельство тревожного восприятия мира, есть выражение недоверия к нему, к себе, к другим, есть ожидание «заполучить подвох» не только от окружения, но и от собственной персоны, есть выражение того, что человек воспринимает себя как объект неведомых и грозных сил. Психозащитное проживание жизни снимает с человека его креативность, он перестаёт быть творцом собственной биографии, идя на поводу истории, общества, референтной группы, своих бессознательных влечений и запретов. Чем больше защита, тем меньше инстанция «Я».

К числу нормальных механизмов преодоления следует отнести юмористическое осмысление сложной ситуации путём отстранённого созерцания определённых обстоятельств, позволяющих разглядеть в них нечто смешное, и так называемую сублимацию, подразумевающую отказ от стремления к непосредственному удовлетворению влечения и выбор не просто допустимого, а благотворно влияющего на личность способа удовлетворения. Следует отметить, что механизмом преодоления можно назвать лишь сублимацию, а не любое подавление влечений ради соблюдения условностей.

Поскольку фактически любой психологический процесс может быть использован в качестве защиты, никакой обзор и анализ защит не может быть полным. Феномен защиты имеет множество аспектов, требующих углубленного изучения и если в моноличностном плане он разработан достаточно полно, то межличностные таят в себе огромные возможности для приложения исследовательского потенциала.


Приложения


Приложение А


Опросник Плутчика-Келлермана-Конте, «Индекс жизненного стиля» (Life Style Index, LSI)

Инструкция: Внимательно прочитайте приведенные ниже утверждения, описывающие чувства, поведение и реакции людей в определенных жизненных ситуациях, и если они имеют к Вам отношение, то отметьте соответствующие номера знаком «+».

1.Со мной ладить очень легко

2.Я сплю больше, чем большинство людей, которых я знаю

3.В моей жизни всегда был человек, на которого мне хотелось быть похожим

4.Если меня лечат, то я стараюсь узнать, какова цель каждого действия

5.Если я чего-то хочу, то не могу дождаться момента, когда мое желание сбудется

6.Я легко краснею

7.Одно из самых больших моих достоинств - это умение владеть собой

8.Иногда у меня появляется настойчивое желание про бить стену кулаком

9.Я легко выхожу из себя

10.Если меня в толпе кто-нибудь толкнет, то я готов его убить

11.Я редко запоминаю свои сны

12.Меня раздражают люди, которые командуют другими

13.Часто бываю не в своей тарелке

14.Я считаю себя исключительно справедливым человеком

15.Чем больше я приобретаю вещей, тем становлюсь счастливее

16.В своих мечтах я всегда в центре внимания окружающих

17.Меня расстраивает даже мысль о том, что мои домочадцы могут разгуливать дома без одежды

18.Мне говорят, что я хвастун

19.Если кто-то меня отвергает, то у меня может появиться мысль о самоубийстве

20.Почти все мною восхищаются

21.Бывает так, что я в гневе что-нибудь ломаю или бью

22.Меня очень раздражают люди, которые сплетничают

23.Я всегда обращаю внимание на лучшую сторону жизни

24.Я прикладываю много стараний и усилий, чтобы изменить свою внешность

25.Иногда мне хочется, чтобы атомная бомба уничтожила мир

26.Я человек, у которого нет предрассудков

27.Мне говорят, что я бываю излишне импульсивным

28.Меня раздражают люди, которые манерничают перед другими

29.Очень не люблю недоброжелательных людей

30.Я всегда стараюсь случайно кого-нибудь не обидеть

31.Я из тех, кто редко плачет

32.Пожалуй, я много курю

33.Мне очень трудно расставаться с тем, что мне принадлежит

34.Я плохо помню лица

35.Я иногда занимаюсь онанизмом

36.Я с трудом запоминаю новые фамилии

37.Если мне кто-нибудь мешает, то я его не ставлю в известность, а жалуюсь на него другому

38.Даже если я знаю, что я прав, я готов слушать мнения других людей

39.Люди мне никогда не надоедают

40.Я могу с трудом усидеть на месте даже незначительное время

41.Я мало что могу вспомнить из своего детства

42.Я длительное время не замечаю отрицательные черты других людей

43.Я считаю, что не стоит напрасно злиться, а лучше спокойно все обдумать

44.Другие считают меня излишне доверчивым

45.Люди, скандалом добивающиеся своих целей, вызывают у меня неприятные чувства

46.Плохое я стараюсь выбросить из головы

47.Я не теряю никогда оптимизма

48.Уезжая путешествовать, я стараюсь все спланировать до мелочей

49.Иногда я знаю, что сержусь на другого сверх меры

50.Когда дела идут не так, как мне нужно, я становлюсь мрачным

51.Когда я спорю, то мне доставляет удовольствие указывать другому на ошибки в его рассуждениях

52.Я легко принимаю брошенный другим вызов

53.Меня выводят из равновесия непристойные фильмы

54.Я огорчаюсь, когда на меня никто не обращает внимания

55.Другие считают, что я равнодушный человек

56.Что-нибудь решив, я часто, тем не менее, в решении сомневаюсь

57.Если кто-то усомнится в моих способностях, то я из духа противоречия буду показывать свои возможности

58.Когда я веду машину, то у меня часто возникает желание разбить чужой автомобиль

59.Многие люди меня выводят из себя своим эгоизмом

60.Уезжая отдыхать, я часто беру с собой какую-нибудь работу.

61.От некоторых пищевых продуктов меня тошнит

62.Я грызу ногти

63.Другие говорят, что я избегаю проблем

64.Я люблю выпить

65.Непристойные шутки приводят меня в замешательство

66.Я иногда вижу сны с неприятными событиями и вещами

67.Я не люблю карьеристов

68.Я много говорю неправды

69.Порнография вызывает у меня отвращение

70.Неприятности в моей жизни часто бывают из-за моего скверного характера

71.Больше всего не люблю лицемерных неискренних людей

72.Когда я разочаровываюсь, то часто впадаю в уныние

73.Известия о трагических событиях не вызывают у меня волнения

74.Прикасаясь к чему-либо липкому и скользкому, я испытываю омерзение

75.Когда у меня хорошее настроение, то я могу вести себя как ребенок

76.Я думаю, что часто спорю с людьми напрасно по пустякам

77.Покойники меня не «трогают»

78.Я не люблю тех, кто всегда старается быть в центре внимания

79.Многие люди вызывают у меня раздражение

80.Мыться не в своей ванне для меня большая пытка.

81.Я с трудом произношу непристойные слова

82.Я раздражаюсь, если нельзя доверять другим

83.Я хочу, чтобы меня считали сексуально привлекательным

84.У меня такое впечатление, что я никогда не заканчиваю начатое дело

85.Я всегда стараюсь хорошо одеваться, чтобы выглядеть более привлекательным

86.Мои моральные правила лучше, чем у большинства моих знакомых

87.В споре я лучше владею логикой, чем мои собеседники

88.Люди, лишенные морали, меня отталкивают

89.Я прихожу в ярость, если кто-то меня заденет

90.Я часто влюбляюсь

91.Другие считают, что я излишне объективен

92.Я остаюсь спокойным, когда вижу окровавленного человека

При обработка результатов, с помощью опросника Плутчика-Келлермана-Конте можно исследовать уровень напряженности 8 основных психологических защит, изучить иерархию системы психологической защиты и оценить общую напряженность всех измеряемых защит (ОНЗ), т.е. среднего арифметического из всех измерений 8 защитных механизмов. С помощью ключа определяется напряженность защиты, которая равна n/N х 100%, где n - число положительных ответов по шкале данной защиты, N - число всех утверждений, относящихся к шкале. Тогда ОНЗ в целом равна Sn/92 х 100 %, где Sn - сумма всех положительных ответов по опроснику. С помощью данной методики можно подсчитать наиболее высокий индекс напряженности каждой из защит у респондентов однородной группы, определить наличие или отсутствие корреляции между напряженностью отдельных защит и ОНЗ, а также сравнить данные показатели с показателями другой независимой группы.

По утверждению некоторых ученых (В.Г. Каменская, Р.М. Грановская и др.), наиболее конструктивными психологическими защитами являются компенсация и рационализация, а наиболее деструктивными - проекция и вытеснение. Использование конструктивных защит снижает риск возникновения конфликта или его обострения.

Таблица Ключ

Название шкал Номера утверждений N1 Вытеснение 6, 11, 31, 34, 36, 41, 55, 73, 77, 92102 Регрессия2, 5, 9, 13, 27, 32, 35, 40, 50, 54, 62, 64, 68, 70, 72, 75, 84173 Замещение 8, 10, 19, 21, 25, 37, 49, 58, 76, 89104 Отрицание 1, 20, 23, 26, 39, 42, 44, 46, 47, 63, 90115Проекция12, 22, 28, 29, 45, 59, 67, 71, 78, 79, 82, 88126 Компенсация 3, 15, 16, 18, 24, 33, 52, 57, 83, 85107 Гиперкомпенсация 17, 53, 61, 65, 66, 69, 74, 80, 81, 86108 Рационализация 4, 7, 14, 30, 38, 43, 48, 51, 56, 60, 87, 911


Приложение Б


Опросник способов совладания Р. Лазаруса и С. Фолкман (Ways of Coping Questionnaire; Folkman& Lazarus, (WCQ)1988)

ОКАЗАВШИСЬ В ТРУДНОЙ СИТУАЦИИ, Я ...никогдаредкоиногдачасто1 ... сосредотачивался на том, что мне нужно было делать дальше - на следующем шаге 01232 ... начинал что-то делать, зная, что это все равно не будет работать, главное - делать хоть что-нибудь 01233 ... пытался склонить вышестоящих к тому, чтобы они изменили свое мнение 01234 ... говорил с другими, чтобы больше узнать о ситуации 01235 ... критиковал и укорял себя 01236 ... пытался не сжигать за собой мосты, оставляя все, как оно есть 01237 ... надеялся на чудо 01238 ... смирялся с судьбой: бывает, что мне не везет 01239 ... вел себя, как будто ничего не произошло 012310 ... старался не показывать своих чувств 012311 ... пытался увидеть в ситуации что-то положительное 012312 ... спал больше обычного 012313 ... срывал свою досаду на тех, кто навлек на меня проблемы 012314 ... искал сочувствия и понимания у кого-нибудь 012315 ... во мне возникла потребность выразить себя творчески 012316 ... пытался забыть все это 012317 ... обращался за помощью к специалистам 012318 ... менялся или рос как личность в положительную сторону 012319 ... извинялся или старался все загладить 012320 … составлял план действии 012321 ... старался дать какой-то выход своим чувствам 012322 ... понимал, что сам вызвал эту проблему 012323 ... набирался опыта в этой ситуации 012324 ... говорил с кем-либо, кто мог конкретно помочь в этой ситуации 012325 ... пытался улучшить свое самочувствие едой, выпивкой, курением или лекарствами 012326 ... рисковал напропалую 012327 ... старался действовать не слишком поспешно, доверяясь первому порыву 012328 ... находил новую веру во что-то 012329 ... вновь открывал для себя что-то важное 012330 ... что-то менял так, что все улаживалось 012331 ... в целом избегал общения с людьми 012332 ... не допускал это до себя, стараясь об этом особенно не задумываться 012333 ... спрашивал совета у родственника или друга, которых уважал 012334 ... старался, чтобы другие не узнали, как плохо обстоят дела 012335 ... отказывался воспринимать это слишком серьезно 012336 ... говорил о том, что я чувствую 012337 ... стоял на своем и боролся за то, чего хотел 012338 ... вымещал это на других людях 012339 ... пользовался прошлым опытом - мне приходилось уже попадать в такие ситуации 012340 ... знал, что надо делать и удваивал свои усилия, чтобы все наладить 012341 … отказывался верить, что это действительно произошло 012342 ... я давал обещание, что а следующий раз все будет по-другому 012343 ... находил пару других способов решения проблемы 012344 ... старался, что мои эмоции не слишком мешали мне в других делах 012345 ... что-то менял в себе 012346 ... хотел, чтобы все это скорее как-то образовалось или кончилось 012347 ... представлял себе, фантазировал, как все это могло бы обернуться 012348 ... молился 012349 .. прокручивал в уме, что мне сказать или сделать 012350 ... думал о том, как бы в данной ситуации действовал человек, которым я восхищаюсь и старался подражать ему 0123

Интерпретация результатов.

При обработке полученных данных за каждый вариант ответа начисляются определенные баллы:вариант «никогда» - 0 баллов; вариант «редко» - 1 балл;вариант «иногда» - 2 балла; вариант «часто» - 3 балла.

После начисления баллов подсчитывается общая оценка по каждой шкале. Для интерпретации результатов используются тестовые нормы, приведенные ниже в таблице 1.

Низкие значения стратегии, говорят об адаптивном варианте копинга. Средние значения говорят, что адаптационный потенциал личности находится в пограничном состоянии. Высокие значения копинга свидетельствует о выраженной дезадаптации.


Таблица 2 - Тестовые нормы опросника WCQ в баллах

Копинг-стратегии Низкие значения Средние значения Высокие Значения 1 Конфронтационный копинг от 1 до 6От 7 до 11от 12 до 172Дистанцированиеот 1 до 6От 7 до 11от 12 до 173 Самоконтроль от 4 до 11От 12 до 16от 17 до 214 Поиск социальной поддержки от 0 до 7От 8 до 13от 14 до 185Принятие ответственности от 0 до 5От 6 до 9От 10 до 126Бегство-избеганиеот 3 до 7от 8 до 13От 14 до 237Планирование решения проблемы от 2 до 10От 11 до 15От 16 до 188 Положительная переоценка от 3 до 9 От 10 до 15От 16 до21


Для определения предпочитаемой (доминирующей) копинг-стратегии нужно сырые баллы каждой стратегии перевести в процент или по формуле:
X = сумма балов / max балл*100. У доминирующей копинг-стратегии (стратегий) будет самой больший показатель по отношению к другим показателям копинг стратегий.

Ключ подсчета баллов:

Конфронтационный копинг (К)- пункты: 2,3,13,21,26,37.

Дистанцирование (Д) - пункты: 8,9,11,16,32,35.

Самоконтроль (С) - пункты: 6,10,27,34,44,49,50.

Поиск социальной поддержки (ПСП) - пункты: 4,14,17,24,33,36.

Принятие ответственности (ПО) - пункты: 5,19,22,42.

Бегство-избегание (Б-И) - пункты: 7,12,25,31,38,41,46,47.

Планирование решения проблемы (ПРП) - пункты: 1,20,30,39,40,43.

Положительная переоценка (ПП) - пункты: 15,18,23,28,29,45,48.



Приложение В


Методика диагностики стресс-совладающего поведения (копинг-поведение в стрессовых ситуациях)

Бланк методики, содержащий инструкцию и текст опросника

Фамилия, имя_______________________________________

Возраст___________________________________________________

Класс_____________________________________________________

Инструкция: Мы интересуемся, как люди справляются с проблемами, трудностями и неприятностями в их жизни. На бланке представлено несколько возможных вариантов преодоления неприятностей. Познакомившись с утверждениями, вы можете определить, какие из предложенных вариантов обычно вами используются. Все ваши ответы останутся неизвестными посторонним. Попытайтесь вспомнить об одной из серьезных проблем, с которыми вы столкнулись за последние 6 месяцев, которые заставили вас изрядно беспокоиться, и опишите эту проблему в скольких словах. Теперь, читая нижеприведенные утверждения, берите один из трех наиболее приемлемых ответов для каждого.


Да, Скорее да, чем нет, Нет.

  1. Позволяю себе поделиться чувством с другом.

2.Стараюсь все сделать так, чтобы иметь возможность наилучшим образом решить проблему.

3.Осуществляю поиск всех возможных решений, прежде чем что-то предпринять.

4.Пытаюсь отвлечься от проблемы. Принимаю сочувствие и понимание от кого-либо.

5.Делаю все возможное, чтобы не дать окружающим увидеть, что мои дела плохи.

6.Обсуждаю ситуацию с людьми, так как обсуждение помогает мне чувствовать себя лучше.

7.Ставлю для себя ряд целей, позволяющих постепенно справляться с ситуацией.

8.Очень тщательно взвешиваю возможности выбора. Мечтаю, фантазирую о лучших временах

9.Пытаюсь различными способами решать проблему, пока не найду подходящий.

10.Доверяю свои страхи родственнику или другу. Больше времени, чем обычно, провожу один.

11.Рассказываю другим людям о ситуации, так как только ее обсуждение помогает мне прийти к ее разрешению.

12.Думаю о том, что нужно сделать, чтобы исправить положение. 13.Сосредотачиваюсь полностью на решении проблемы.

14.Обдумываю про себя план действий.

15. Смотрю телевизор дольше, чем обычно.

16.Иду к кому-нибудь (другу или специалисту), чтобы он помог мне чувствовать себя лучше.

17.Стою твердо и борюсь за то, что мне нужно в этой ситуации. 18.Избегаю общения с людьми.

19.Переключаюсь на хобби или занимаюсь спортом, чтобы избежать проблем.

20.Иду к другу за советом - как исправить ситуацию.

21.Иду к другу, чтобы он помог мне лучше почувствовать проблему. 22.Принимаю сочувствие, взаимопонимание друзей.

23.Сплю больше обычного.

24.Фантазирую о том, что все могло бы быть иначе.

25.Представляю себя героем книги или кино.

26.Пытаюсь решить проблему.

27.Хочу, чтобы люди оставили меня одного.

28.Принимаю помощь от друзей или родственников.

29.Ищу успокоения у тех, кто знает меня лучше.

30.Пытаюсь тщательно планировать свои действия, а не действовать импульсивно под влиянием внешнего побуждения.

Обработка результатов


Ответы испытуемого сопоставляются с ключом:

Базисная копинг-стратегия Пункты опросника, номер Разрешение проблем 2,3,8,9, 11, 15, 16, 17,20,29,33Поиск социальной поддержки 1,5,7, 12, 14, 19,24,23,25,31,32 Избегание 4,6, 10, 13, 18,21,22,26,27,28,30

Для получения общего балла по соответствующей стратеги" подсчитывается сумма баллов по всем 11 пунктам, относящимся к этой стратегии. Минимальная оценка по каждой шкале - 11 баллов, максимальная - 33 балла.

Если пропущен 1 пункт из 11, можно сделать следующее: подсчитать среднюю оценку по тем 10 пунктам, на которые испытуемый ответил, затем умножить это число на 11; общий балл по шкале будет выражаться следующим за этим результатом целым числом. (Например, средний балл по шкале 2,12, умножить на 11 = 23,32, общий балл - 24.)

При пропуске двух и более пунктов обработка данных испытуемого не производится.

Преобладающей считается стратегия, сумма баллов по которой выше остальных более чем на три балла.




Список использованной литературы




 1.Андреева Социальная психология.
 2.Анн Л. Психологический тренинг с подростками. С-Пб, изд. Питер, 2007 год.
 3.Грановская Р.М., Никольская И.М. Защита личности: психологические механизмы. СПб.: Свет, 1999.

4.Кон И.С. Психология старшеклассника. Москва, изд. Просвещение, 1980 год.
 5.Кон И.С. В поисках себя: личность и ее самосознание. М.: Политиздат. 2004г.
 6.Краткий психологический словарь / под ред. Петровского А.В., Ярошевского М.Г., М.: Политиздат, 1985г.
 7.Малкина-Пых И.Г. Справочник практического психолога. - М.: изд-во Эксмо, 2005г.
 8.Психология современного подростка / под ред. проф. Регуш Л.А. СПб.: Речь, 2005г.
 9.Романова Е.С., Гребенников Л.Р. Механизмы психологической защиты: генезис, функционирование, диагностика. Мытищи: Изд-во Талант, 2006.
 10.Самосознание и защитные механизмы личности. Хрестоматия / ред. сост. Райгородский Д.Я. Самара: ИД Бахрам - М, 2006.
 11.Соколова Е.Т. Феномен психологической защиты. // Вопросы психологии 2007 год, 4.
 12.Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы. М.: Педагогика-Пресс, 2013









43


Автор
Дата добавления 28.11.2015
Раздел Школьному психологу
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров1418
Номер материала ДВ-205477
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх