Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Русские странники в художественной литературе
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Русские странники в художественной литературе

библиотека
материалов

Русские странники в художественной литературе

(на материале повести «Очарованный странник» Н.С.Лескова и очерка «За волшебным колобком» М.М.Пришвина)

Мотив странничества, пути-дороги, по которой бредут русские странники и скитальцы, является смыслосозидающим во многих произведениях Н.С. Лескова и М.М. Пришвина. Феномен странничества связан с особенностями православной веры и вечным религиозным беспокойством русской души, которая немыслима без укорененного, вжившегося в ней двоеверия. «Странник – вечный образ русской жизни», [6,405] - очень точно отмечает Ю.Степанов в словаре русской культуры. Видимой причиной русской любви к новому пространству, к «перемене мест», является стремление к лучшему миру. Но это еще не все. Главное здесь выяснить, что побуждает русского человека каждый раз отправляться в новые места, что он пытается найти в стране «без имени, без территории». Очевидно, что у странников, как правило, нет точной траектории пути . П.А. Флоренский писал: «в пространстве – у направления смысла нет. Оно совершенно безразлично» [7,183]. Русские странники, скитальцы, паломники ищут правды, ищут Царство Божье на земле, они всегда устремлены к бесконечному, к тому миру «торжествующих созвучий» и божественной гармонии, которой лишена земная жизнь.

Н.А. Бердяев называл русских людей «странниками, ищущими Божьей правды» [1,58]. По его словам земной путь русского народа – это именно путь странничества.

Лесков и Пришвин принадлежат разному времени. При всех различиях в изображении мира и человека писателей объединяла непоколебимая вера в силу своего народа, для которого характерна особая мистика земли. «Очень сильна в русском народе религия земли, это заложено в очень глубоком слое русской души. Земля – последняя заступница. Основная категория – материнство» [1,115]. Обращение к вечному образу странника – очень важная особенность их мировосприятия. Их роднит стремление выразить сущностные основы русского мира, специфику души русского человека. И Лесков и Пришвин считали русский народ особенным народом. Лесков писал: «Я за всех русских стою! Все… имеем от своей богатой натуры на все сообразную способность. Мы, русские, где что уместно, так себя там и покажем: умирать – так умирать, а красть – так красть…» [3,13]. Кровно связан с Россией Пришвин, всем своим творчеством утверждавший, что он «неотделим от России» с ее народом-правдоискателем. Он, как и многие другие представители русской интеллигенции, считал, что Россия неоднородна. Интересна в этом отношении мысль В.В. Розанова о существовании двух Россий: «одна – Россия видимостей, громада внешних форм с правильными очертаниями, ласкающими глаз… и есть другая – «Святая Русь», «матушка-Русь», которой законов никто не знает, с неясными формами, неопределенными течениями….: Россия существенностей, живой крови, непочатой веры, где каждый факт держится не искусственным сцеплением с другим, но силой собственного бытия, в него вложенного» [6,264]. Странники-правдоискатели принадлежат этой второй, потаенной России, которая соединяет в себе «нищету тела и святость духа».

Иван Северьянович Флягин из «Очарованного странника» Лескова – простой мужик, из крепостных, но «очень интересный человек», с еще более интересной судьбой. Почему же он странник? Только ли потому, что по воле рока ему полжизни приходилось скитаться по родной земле? В первую очередь потому, что душа его проходит путь соблазнов, без которого невозможна русская жизнь. Лесков никогда не идеализировал своих героев, его интересует все, что «оригинально», что «изнутра вышло». Его образы амбивалентны: праведность оборачивается стремлением к греху. Праведное начало в русском человеке связано прежде всего с его абсолютной верой в Бога. Он ни на минуту не сомневается в Божественном промысле и справедливости Божьего суда, и поэтому даже в самом греховном состоянии русский человек не теряет способности раскаяться, ужаснуться глубине своего нравственного падения. Иван Флягин – не исключение. Характерно, что он не просто странник, а странник-скиталец, так как проходит свой путь не по своей воле, а по воле судьбы, ему предначертанной. «Если странничество – добровольный выбор, то скитальчество – злая судьба» [6,402].

По русским дорогам в художественном мире М.Пришвина идут духовные странники. Прежде чем попасть в монастырь, им необходимо духовно подготовиться к этому. Для Пришвина герой-странник – это любимый герой и во многом автобиографический. «Странник – самый свободный человек на земле. Он ходит по земле, но стихия его воздушная… странник - свободен от «мира» и вся тяжесть земли свелась для него к небольшой котомке на плечах» [5,117]. Пришвинский герой пути, пытается раскрыть в себе возможности, заложенные в нем природой. В очерке «За волшебным колобком» это коллективный герой – группа персонажей, связанных с идеей народного мира, народной души. Его странники из нетронутых цивилизацией уголков нашего Севера поражают писателя «остатками чистой, не испорченной рабством народной души». Каждый из них знает, где Бог: «в ребрах … это значит Бог в себе самом» [5,301].

Очень похожи Михайло, юровщик из очерка «За волшебным колобком», и лесковский Иван. Михайло говорит о себе: «была силушка, хвалиться не стану, а в людях свою работу не оставлял» [5,200]. Всем было известно, что юровщик выбирался «из самых храбрых, справедливых и умных», обладавших огромной духовной и физической силой. Лесков находит для своего героя особые краски: «это был человек огромного роста, с смуглым открытым лицом и густыми волнистыми волосами свинцового цвета, он был в полном смысле слова богатырь» [5,201]. Героев объединяет абсолютная вера в Бога. Для Флягина нет ничего страшнее умереть неотпетым, без причастия: « - В воду тебя тогда бросим на рыбное пропитание.

- Без попа?

- Без попа.

Я стал плакать и жалиться, а рыбак смеется.

- Я над тобою шутил: помирай смело, мы тебя в родную

землю зароем.

- хороша шутка. Если вы этак станете надо мною часто шутить,

так я и до другой весны не доживу» [5,207].

Михайло же у Пришвина, оказавшись посреди океана в лютую непогоду, дает такой наказ своим товарищам: «нехорошо, братья, так помирать. Бога обижаете. Наденьте чистые рубашки, помолитесь, проститесь» [5,207]. Во многом похожая ситуация: смерть без молитвы немыслима.

На первый взгляд, Флягин большой грешник: он убивает человека, не любит своих жен и детей, толкает в воду женщину с ребенком под сердцем, ворует, пьянствует, тратит чужие деньги. Но это непреднамеренные грехи: монаха убил «не нарочно», жен не любил, потому что не был венчан с ними, а детей, потому что некрещеные, цыганку в воду толкнул, потому что клятву дал, так ведь он после этого душу ее из ада спасти пытался; а что пьянствовал, так ведь и сам таким «выходам» не рад был, в результате чего поддался чарам магнетизера. Есть грехи и у Михайло. Пришвинские герои, конечно же, небезгрешны. « Россия грешна, но в грехе своем она остается святой страной – страной святых, живущей идеалами святости… русский народ хочет не столько святости, сколько преклонения и благоговения перед святостью…» [1,59].

Герои Лескова и Пришвина исповедуют то, что называется «двоеверием». Христианское мировосприятие сопрягается у них с остатками язычества. Все герои Пришвина верят в нечистую силу, не сомневаются в существовании леших, домовых, верят в водяного не меньше, чем в Бога, объясняя это тем, что если есть царь небесный, значит есть и подводный. Местные жители знакомы с колдунами, способными и скот вылечить, и дождь вызвать, и рыбу перевести из одного озера в другое. «Топография русского православного космоса такова: на одном полюсе – светлый космос, уводящий от социальной греховности и стесненности в высшую духовную сосредоточенность, в горние дали; на другом – языческий космос стихийной природной воли» [4,92].

У лесковского Голована в силу того, что ему приходилось большей частью быть при господах, языческий элемент в какой-то мере ослаблен. Но и ему чудится зверь лесной после того, как он Грушеньку в воду столкнул: «ужасно какой большой и длинный, бесстыжий, обнагощенный, а тело все черное и голова малая, как луковочка, а сам весь обростенький, в волосах…» Да и сама Грушенька в день их первой встречи показалась ему колдуньей, а поцелуй ее – змеиным ядом. Их встреча в лесу произошла весьма необычным способом: «все звала…раз под ветер , а раз супротив ветра – вот и встретились» [3,44].

Иван Флягин и Михайло странствуют «по обещанию». Иван был родителями обещан Богу за то, что появился на свет. А Михайло сам дал обет возить странников на Святые острова, выражая тем самым благодарность Богу за свое мистическое спасение. Никто из них не может объяснить, как Бог проявляется в человеке, где находится Царство Божье, но сердцем каждый понимает, что оно есть, и что оно руководит земным миром. Срабатывает так называемый апофатический принцип. «Апофатический принцип означает одновременно и недоступность Христа нашему уму, и полную открытость Его нашему сердцу. Ум социоцентричен, он привязывает человека к социальному порядку, к законничеству; сердце христианина космоцентрично, оно верит, что Благодать Христа социально не предопределена и не предсказуема» [4,124].

Н.А.Бердяев называет Русь «бродячей». Нельзя не согласиться с ним в том, что «тип странника», столь характерный для России, «прекрасен»: «Странник ходит по необъятной русской земле, никогда не оседает и ни к чему не прикрепляется. Странник ищет правды, ищет Царства Божьего, он устремлен вдаль. Странник не имеет на земле своего пребывающего града, он устремлен к граду Грядущему» [1,88].


Библиографический список

  1. Бердяев Н.А. Русская идея. Судьба России. М., 1997. 541с

  2. Борисова Н.В. Жизнь мифа в творчестве М.М.Пришвина. Елец. 2001. 282с.

  3. Лесков Н. Очарованный странник. М., 2005. 400с.

  4. Панарин А. Православная цивилизация в глобальном мире. М., 2007. 544с.

  5. Пришвин М.М. Собрание сочинений. Т 1. М., 1982. 830с.

  6. Степанов Ю. Константы: словарь русской культуры. М., 2001. 989с.

  7. Флоренский П. Собрание сочинений. Статьи и исследования по истории и философии искусства и археологии. М., 2000. 447с.










6


Краткое описание документа:

Мотив странничества, пути-дороги, по которой бредут русские странники и скитальцы, является смыслосозидающим во многих произведениях Н.С. Лескова и М.М. Пришвина. Феномен странничества связан с особенностями православной веры и вечным религиозным беспокойством русской души, которая немыслима без укорененного, вжившегося в ней двоеверия. Эта работа посвящена анализу мотива странствия на материале произведений двух писателей - Н.С. Лескова и М.М. Пришвина.
При всех различиях в изображении мира и человека писателей объединяла непоколебимая вера в силу своего народа, для которого характерна особая мистика земли...

Автор
Дата добавления 14.02.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров2457
Номер материала 387702
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх