Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015

Опубликуйте свой материал в официальном Печатном сборнике методических разработок проекта «Инфоурок»

(с присвоением ISBN)

Выберите любой материал на Вашем учительском сайте или загрузите новый

Оформите заявку на публикацию в сборник(займет не более 3 минут)

+

Получите свой экземпляр сборника и свидетельство о публикации в нем

Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Сборник эссе "500 – летию Бахчисарая посвящается"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Сборник эссе "500 – летию Бахчисарая посвящается"

библиотека
материалов

500 – летию Бахчисарая посвящается

Оборудование: на столе находятся следующие предметы: стакан с водой, зёрна кофе, солдатская фуражка, кофейная чашка, кувшин с орнаментом, остроносые туфли, фотоальбом «Бахчисарай».

Вот уже 500 лет кто-то называет Бахчисарай своим домом. Мы читаем на уроках стихи и сонеты Пушкина и Мицкевича, слушаем романсы…. Всё парадно и торжественно, но иногда похоже на музей, где все вещи стоят на своих местах, тихо проходят, слушая экскурсовода, гости. Но хозяина дома нет, и никогда больше не будет.

Давайте пробовать сегодня сделать всё по-другому. Пусть сам Бахчисарай через свои камни, древние и современные реликвии, цветы и сады говорят с нами.

Hanskiy-dvorets4

Вода – источник жизни

Если правда, что вода помнит всё, что было раньше, то ей есть что рассказать о Бахчисарае.

Я - вода, в Крыму я равноценна жизни. Я люблю всё живое: питаю корни цветов и деревьев, наливаю соком виноградные грозди, журчу в ханских фонтанах. Я помню многое: когда-то в Бахчисарае было 43 каменных и деревянных моста, 70 источников, к которым припадали уставшие путники, но больше всего мне нравилось смотреть на звёздное небо из глубоких колодцев. Люди так любили и берегли меня, что каждый колодец имел своё имя, менялись только имена правящих ханов да тысячелетия. Но века не властны надо мной.

Невдомёк гордым людям, что я с одинаковой любовью утоляю жажду нищего и хана, молодой красавицы в золотых украшениях и бездомной собаки из закопчённой еврейской пещеры. Меня наливали в огромные котлы ханских кухонь, мной наполняли чаши для обливания в бане Мехмет-Хана 4. Пол там был из белого мрамора, а в середине зала - большой бассейн для холодной воды. В центре бани – большой восьмиугольный зал с фонтаном, здесь мои прозрачные струи уже достигали потолка. Под сводом купола – хрусталь и стекло, они и отражали мой чистый блеск. В ханских садах гордые красавицы розы тоже нуждались во мне.

47 придорожных колодцев окружало Бахчисарай. Иногда я спасала жизнь. Иногда я отнимала: измученных долгой дорогой рабынь мыли в банях, определяли их дальнейшую судьбу. Тогда-то и приняла я в себя солёную горечь слезы, а потом и последний вздох молоденькой девочки с белыми волосами. Тело её закутали и унесли. Больше я её не видела.

Незаметно текут века, но я всё та же: холодна, чиста и прозрачна. Будь добр со мной, и в ответ получишь только добро, человек!

P8190205


Двор Бахчисарайского дворца

Я – двор Бахчисарайского дворца, его начало и конец. Мне есть чем гордиться и есть что вспомнить. Это дальше, за стенами, шумят хлебные, овощные, соляные базары, пахнет свежеиспечённым хлебом и кофе. А здесь я хозяин, само слово «дворец» образовано от меня; я – центр ханского дворца. Не верите? Встаньте на мою середину и посмотрите: вокруг всё, что нужно для жизни: налево – мечеть, тут позаботятся о твоей душе, направо – парадные залы, тут позаботятся о моих гостях, дальше – жилые помещения, гарем, дворики с фонтаном и сад. Встречи послов, сбор ханского войска – всё это помню я. Мягкие татарские сапоги, туфельки на каблуках, детские сапожки, сандалии с загнутыми носками. Гиреи, императрица Екатерина, Потёмкин, Пушкин, Грибоедов – их имена я узнал потом. Простого и великого, богатого и бедного принимал я у себя. На моей земле не лилась кровь, не погибали люди: в мире жестокости и насилия я был надёжным прибежищем, гарантом жизни. И ещё всегда я ждал, что это будет последняя война, но уже отгремела Крымская, Гражданская, Великая Отечественная. А для меня время неспешно.

Вам суждены века, а мне –

одно мгновенье,

Но длятся дни мои, а вас –

пропал и след.

Как жаль, что никто и никогда не увидит больше ханский сад роз, окружённый стеной, за которой фонтан ниспадал каскадами в мраморный бассейн. Нет уже и гарема из 73 комнат. Разрушен Персидский дворец, знаменитые дворцовые кухни, ежедневно готовившие обед на1000 человек. А я всё тот же, начало и конец, альфа и омега. Идут, топчут меня люди, слышу я чужую речь, поливает меня дождь, укрывает редкий крымский снег, осыпают меня осенние листья, шумят надо мной века, но нет им власти надо мной, ибо я – сама земля, на которой стоит мой город уже более 500 лет.


DSC03956



Зёрна кофе

Мы – зёрна кофе, преобразующиеся в прекрасный душистый напиток. Кофе – любимый напиток крымских татар. Кофе подают в честь радостного события, в честь гостя, его пьют утром в каждой семье.

В ханском дворце кофе называли «Третьим дипломатом среди двоих». Послы и торговые гости, прибыв в Бахчисарай, ожидали приглашения к хану в специальной комнате, которую назвали Кофейная комната. Говорят, что особенно много пришлось пить русским послам, что казне только в 18 веке пришлось раскошелиться на миллион рублей, который так и назвали «послам на кофе».

Пить кофе – искусство, пить кофе дипломату – искусство вдвойне. Надо знать, когда и как сесть. Сделаешь что-то не так, не подпишут могущественные ханы договор – снова быть беде! Поэтому учили наизусть:

кофе тебе подадут на подносе на низкий столик. Ты должен сесть на мягкую подстилку для сидения. Мыть руки надо перед кофе и после него. Для этого послу предлагали медный таз, дно которого было накрыто ажурной крышкой, а на руки лили из медного кувшина.

Кофе пили долго. Но надо было помнить, о чём говорить, а вернее, о чём нельзя было говорить.

Этикет крымских татар требовал уважения к любой пище. Поэтому кофе пили молча. Говорить полагалось только между глотками или чашками кофе. Нельзя было обсуждать чужую религию, закон, семью, нельзя сообщать тревожные или печальные известия.

Кофейни были гордостью Бахчисарая. Путешественник Паллас насчитал их в XYIII веке в маленьким Бахчисарае аж 17! Кофе подавали без сахара, тончайшего ручного помола. Глубокая тишина стояла в кофейнях. Туда приходили отдохнуть душой от суеты дня, разговаривать можно и на улице. Только струи фонтана тихо пели, да иногда звучала музыка. Грибоедов записал в своём дневнике: »Ночью в Бахчисарае. Музыка, кофейня, журчание фонтанов, мечети, тополи»…. Кофе согревало тело и души, объединяло мусульман и христиан.

Бальзак писал: «Стоит отведать ароматный чёрный кофе, всё вспыхивает, мысли теснятся, как батальоны великой армии на поле битвы». Что ж, неплохо сказано. Кофе было и воином, и дипломатом, и щедрым хозяином, и домашним лекарем, оно радовалось вместе с семьёй на свадьбе и печалилось, когда его подавали на поминках.

Старая солдатская фуражка

Я – солдатская фуражка российской армии Ея Императорского Величества Фанагорийского полка образца 17… года. Сейчас бы меня назвали старинной, антикварной, допотопной, но я не обижаюсь. Выцвела я под крымским солнцем: шутка ли, пройти пешком от Петербурга до самого Чёрного моря! Через снег, пургу, весеннюю непогодицу и летнюю жару нёс меня на голове мой хозяин, бравый солдат. И вот посреди скал маленький городок Бахчисарай. Тут моему хозяину Петру Никаноровичу пришлось несладко. Отслужил он положенное, теперь и жениться можно. Государыня Императрица Екатерина Великая насчёт этого строга была. Заселить мне, говорит, юг России бывшими солдатами, но чтобы без баловства, пусть женятся по православным обычаям, каждой семье приданое дам, домик помогу поставить. Собрали невест со всех волостей и губерний, молодых вдов без детей и повезли на подводах через всю огромную Россию. Слёз, воплей было! Куда везут? Зачем? И где этот Бахчисарай? Привезли, поставили перед солдатами – женихами, а священник на дыбы: не буду венчать, они друг друга по имени не знают, не по закону это!

Господин полковник не растерялся, вышел, гаркнул на всю площадь: «Снять фуражки, положить на землю, семь шагов назад!» А сам женщинам говорит: «Красавицы, не стесняйтесь, подходите, выбирайте себе по фуражке мужа на всю жизнь». А фуражечка у Петра Никаноровича знатная была. Это снаружи она неказиста: от солнца выгорела, околыш треснул от мороза, а внутри подшита аккуратно, за белую подкладочку нитка с иголкой заткнута. Три раза меня в руки брали. Первая повертела, хмыкнула, назад бросила, вторая подержала, старой обозвала и положила, а третья в руки взяла, на имя вышитое посмотрела, вздохнула и сказала: «Одного Петра я похоронила, другой на краю света нашёлся. Видать, это судьба моя».

Так и женился мой хозяин на Пелагее Васильевне. Прожили они душа в душу в Христианской слободке 25 лет. Одевал меня хозяин в церковь да в лавку, а как осиротели мы с хозяйкой, то положила она меня на дно сундука, вынимала перед внуками да рассказывала историю старой солдатской фуражки, соединившей два одиноких сердца навсегда.

Память

У меня нет ни тела, ни голоса, я всегда говорю чужими голосами, но есть в Бахчисарае одно место, где меня можно потрогать руками. Через незаметную калитку зайдите на ханское кладбище. Среди яркой зелени и разбросанных кипарисов, традиционного дерева южного кладбища, стоят мраморные и каменные резные надгробия. Здесь похоронено 16 ханов. Посмотрите на мужские надгробия, они украшены чалмой и воинскими атрибутами, женские – клобуками. Здесь нет места печали и слезам: надгробия прекрасны, как сама жизнь: на них цветут сложные и простые орнаменты, розетки, кипарисы. Остановитесь на минуту и прочтите надписи, прекрасные эпитафии:

  • война была ремеслом знаменитого Крым – Гирей

  • хана; глаза голубого неба не видали ему равного;

  • в цветнике мира я была роза, и, увы, завяла.

  • О, Всевышний, помести меня в цветнике рая.

Вот надпись на могиле двенадцатилетней девочки Ферахи-султан-ханым: «На двенадцатом году жизни она неожиданно испила слабость чаши смерти. Ангел прилетел и улетел, рай стал жилищем Фераха-султаны».

Я - память народов и поколений, я живу в семейных альбомах, в легендах и преданиях о Диляре - Бикеч и фонтане слёз, я помню руки, прикасавшиеся к прекрасным кувшинам со сложными орнаментами, к тонкой коже сафьяновой обуви, руки мастеров, сделавшие превосходные ножи и ружья. Передаются из поколения в поколение рецепты блюд, которым уже тысячи лет, но всё так же девочки смотрят за руками бабушки, раскатывающей почти прозрачное тесто на медовую пахвалу.

А ещё я помню сад ханского дворца. Мусульмане верят, что рай – это сад с многочисленными прозрачными источниками. Было время, когда караваны верблюдов везли в маленький городок среди скал розы из самого Ирана, а обжигающее солнце любовалось жасминовыми, гранатовыми, апельсиновыми деревьями. Я слышу через века слёзы женщин о каждом погибшем во всех войнах, помню все 32 мечети, бани и мавзолеи, глиняные трубы, по которым поступала вода с гор в город. Помню труд безвестных бедняков, сотворивших из камня кружево ханского дворца. Помню и эти горы, защищавшие город от злых ветров. Помню покинувших Крым, помню вернувшихся по имени.

Только теперь начали говорить, что веками создавалось особое сообщество народом мира – Крым, но ведь это уже было. Память народа – вечно живой свидетель: по улице Бахчисарая длиной в 3000 шагов можно было купить кувшин у татарина, съесть горячий лаваш у армянина, выпить обжигающего кофе у грека, подшить оторвавшийся каблук у немца-сапожника, отведать знаменитых караимских пирожков с мясом, выпить холодного кваса в русской лавке. Жаль, что праздники приходят и уходят, но память всегда с нами! Давайте помнить вместе!


Краткое описание документа:

Вот уже 500 лет кто-то называет Бахчисарай своим домом. Мы читаем на уроках стихи и сонеты Пушкина и Мицкевича, слушаем романсы…. Всё парадно и торжественно, но иногда похоже на музей, где все вещи стоят на своих местах, тихо проходят, слушая экскурсовода, гости. Но хозяина дома нет, и  никогда больше не будет.

Только теперь начали говорить, что веками создавалось особое сообщество народом мира – Крым, но ведь это уже было.  Память народа – вечно живой свидетель: по улице Бахчисарая длиной в 3000 шагов можно было купить кувшин у татарина, съесть горячий лаваш у армянина, выпить обжигающего кофе у грека, подшить оторвавшийся каблук у немца-сапожника, отведать знаменитых караимских пирожков с мясом, выпить холодного кваса в русской лавке. Жаль, что праздники приходят и уходят, но память всегда с нами! Давайте помнить вместе!

Автор
Дата добавления 26.02.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров187
Номер материала 412182
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх