Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Сборник текстов для изложений и диктантов (5-7 классы)
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Сборник текстов для изложений и диктантов (5-7 классы)

библиотека
материалов

Тексты изложений и диктантов


Представленный материал может быть использован в качестве текстов для диктантов, изложений, контрольного списывания, дополнительных занятий с детьми. Материал предназначается для учащихс 5 – 7 классов. Тексты носят просветительский, познавательный характер и дают возможность ознакомиться с литературным и историческим материалом.


АИСТЫ В НЕБЕ ВОЙНЫ


Я лежу в окопе на разостланной шинели и долго гляжу вверх, в синюю бездну летнего неба. В эту минуту не слышно ни взрывов, ни выстрелов, все спит. Солнце скрылось за бруствером и уже клонится к закату. Медленно спадает жара, утихает ветер. Одинокая былинка на краю бруствера бессильно свисает в окоп. Высоко в небе летают аисты. Они распластали широкие, размочаленные на концах крылья, забрались в самую высь и кружат там, будто купаются в солнечном ясном раздолье. Ветровые потоки постепенно относят их в сторону, но птицы важно взмахивают крыльями, опять набирают высоту и долго парят в поднебесье.

Аисты часто прилетают сюда в погожую предвечернюю пору и кружатся. Они, наверно, высматривают какое-нибудь болотце, камышовую заводь или лужок, чтобы поискать корма, напиться, а то и просто постоять в раздумье на одной ноге. Но теперь возле заводей, у приречных болот, на всех полях и дорогах — люди. Не успевают птицы сколько-нибудь снизиться, как на земле начинают трещать пулеметные очереди, высокий голубой простор зло прошивают невидимые шмели-пули, аисты пугливо бросаются в стороны и торопливо улетают к предгорьям Карпат.

Без аистов синее небо становится пустым и скучным, в нем не за что зацепиться взгляду. Я прищуриваюсь и дремотно притихаю.

(По Ю.Бондареву)

АМФОРА

Несколько дней я прожил в болгарском рыбачьем порту Созополе. Этот город в древности назывался Аполлония. Там поэт Славчо Чернышев подарил мне греческую амфору. Он сказал, что амфоре две с половиной тысячи лет. Созополь-ские рыбаки вытащили ее сетью с морского дна во время зимнего лова. Чернышев ходил тогда с рыбаками в море, и они отдали ему амфору.

Он говорил, что древние эллинские мореплаватели выбросили эту амфору за борт корабля во время свирепого шторма. Амфору выбросили в качестве жертвы, чтобы умилостивить бога морей Посейдона и остановить бурю. Она захватила корабль вдали от берегов. В таких случаях всегда бросали в море жертвенные амфоры с оливковым маслом. На дне нашей амфоры сохранилась черная пленка окаменелого масла.

Вместе со своим другом-художником Чернышев устроил музей. Пока что там были одни амфоры. Рыбаки время от времени вылавливали их и сдавали в музей. Однообразие экспонатов ничуть не смущало хранителей. Не часто встречается на свете такое большое собрание амфор разных веков и форм. Изучение и сравнение амфор вызывало у художника и у поэта мысли о легендарных временах, будило их воображение.

(По К.Паустовскому)

БАРАБАНЩИК ВЕСНЫ


Взял я с полки книжку русских сказок. Сел на крыльцо и стал картинки рассматривать. А дедушка меня и спрашивает:

Ну-ка, скажи, почему медведя с ульем рисуют? Я усмехнулся: 
— Очень уж косолапый мед любит. — А почему белку и ежа рисуют с грибами?
 
— Осенью звери себе на зиму запасы делают. Грибы, яблоки, орехи собирают.
 
— А почему зайца рисуют с барабаном?

Я задумался. Ну зачем косому барабан? Ведь всем известно, что он такой трус, каких свет не видывал. Я часто видел, как ребята в колхозном саду зайца гоняют. Заметят издали, свистнут или в ладоши хлопнут, а он бежит со всех ног. Только пятки сверкают!

Я не находил ответа.

И тут дедушка выручил меня:

Помнишь, как на прошлой неделе гроза прогремела? 
— Помню.
 
— А ночью мороз сковал землю ледяной, коркой. Все ходят и падают, гололедицу ругают. И к зайцу беда пришла. Лужи льдом подернулись, трава к земле примерзла. Не стало у зайца ни воды, ни еды. Пора в ход задние лапы пускать. Прыгнул заяц на лед и стал барабанить по нему, пока до воды не достучался. С тех пор и прозвали косого барабанщиком весны. Даже на картинках художники часто рисуют его с барабаном!

(По А. Баркову)

БЕРЕЗКИНЫ СЛЕЗЫ

Ходили мы с дедушкой по лесу, устали и сели отдохнуть на пенек. Дедушка мне сказку про петуха начал рассказывать:

Жил да был в нашем селе петух Золотое Перо...

Березы и осинки склонились над нами и слушают.

Вдруг мне прямо на лоб что-то капнуло. Уж не дождик ли? Вскочил я, поднял глаза кверху, а у березы кто-то сучок обломил. Вот из ранки и капало.

Подставили мы с дедушкой под капель ладони и стали березовый сок собирать. Попробовал я его на язык, а он сладковатый и пахнет сырой землей. Дедушка сказал:

Сок — берёзкины слезы. Видно, прошел мимо лось и рогом сучок обломил.

Дедушка порылся в карманах, достал веревку и перевязал сучок. Березка сразу успокоилась, перестала плакать. А к вечеру мы пришли и замазали рану глиной. Пусть березка живет долго-долго.

(По А.Баркову)


БОЛТЛИВАЯ ПТИЧКА


Жила одна маленькая птичка с громким голосом. Когда она пролетала над полями и реками, она всегда кричала:

Это мое, это мое!

Поэтому ее так и называли: «Это мое». Однажды птичка нашла дерево, которое было покрыто спелыми и созревающими плодами. Их было так много, что она не смогла бы склевать их и за год. Около дерева не было ни одной птицы.

Птичка пришла в восторг от такой находки и опустилась на дерево. Она прыгала по ветвям, клевала здесь. Скоро она насытилась. Но она очень боялась, что другие птицы найдут это дерево и захотят полакомиться вкусными плодами. И птичка пронзительно закричала:

Это мое, это мое, это мое!

Она кричала так громко, что все птицы услышали ее и слетелись посмотреть, что случилось. Тут они увидели прекрасные сочные плоды, быстро склевали их и улетели.

А бедная маленькая птичка все бегала вокруг дерева и кричала:

Это мое, это мое!

(По тайской сказке)


БУБЕНЧИК В ПОЛЕ


Бежал я через поле на почту. Письмо деда опустить. Вдруг откуда-то сверху долетел звон бубенчиков, Я поднял голову, остановился и во все глаза стал смотреть на небо. В самой вышине я заметил темную точку.

Жаворонок!— прошептал я.

Птица опустилась ниже и повисла в воздухе, затрепетала крыльями. Она радовалась светлому апрельскому дню, солнцу, весне.

Я заслушался и чуть не позабыл про письмо. Зябкий ветер сорвал с моей головы фуражку, нагнал серые тучи, и птица исчезла.

Я пошел дальше, а песня жаворонка все звенела и звенела у меня в ушах.

Ты что такой веселый? — спросила меня на почте тетя Надя. И я ответил ей: 
— Бубенчик в поле прилетел. Жаворонок!

(По А.Баркову)


БУКЕТ ИЗ ЦВЕТОВ КАРТОФЕЛЯ


С историей картофеля связано много забавных рассказов.

Еще в XVI веке один адмирал привез якобы из Америки в Англию первый картофель. Хозяин решил угостить заморским овощем своих друзей, но повар по незнанию приготовил не клубни, а листья и стебли картофеля, которые он поджарил в масле. Гости нашли новое блюдо отвратительным. Рассерженный адмирал приказал уничтожить посаженное в его имении растение. Кусты картофеля даже сожгли, но в золе были найдены испекшиеся клубни. Печеный картофель всем очень понравился. С тех пор и стал распространяться картофель в Англии.

Много занятного писали про аптекаря Пармантье, который пропагандировал картофель в XVIII веке во Франции. Цветы картофеля, принесенные им в королевский дворец, вызвали бурю восторгов. Сам король стал носить их у себя на груди, а королева украсила ими прическу. Король распорядился подавать ему картофель ежедневно к обеду. Придворные последовали его примеру. Но французских крестьян приучали к новой культуре хитростью. Когда картофель на посадках, сделанных Пармантье, созревал, то около картофеля ставили охрану. Однако на ночь стражу убирали. Крестьяне, думая, что охраняют что-то очень ценное, ночью тайком выкапывали клубни, варили и ели их, а позже сажали на своих огородах.

(По В. Черкасову)


В БОРЬБЕ СО СТИХИЯМИ


Сам теперь не пойму, как я отважился на эту отчаянную поездку. Море было неспокойно Едва только я отшвартовался, волны ударили лодку бортом о пристань, погнали ее к берегу. С большим трудом я успел поставить в уключины весла и направить лодку носом в море. И тут началась борьба. Я изо всех сил наваливался на весла, волны рвали их у меня из рук, а ветер старался опрокинуть лодку.

Целью моего плавания были Пять Братьев. Так назывались пять скал, кот торые дружной грудой возвышались над волнами невдалеке от берега. Возле самых скал лодку перестало рвать из стороны в сторону. Однако пристать к скалам с береговой стороны было невозможно. Надо обогнуть их с запада, войти в проход между двумя камнями. Мне уже дважды пришлось побывать на Пяти Братьях. Я знал, что ворота — очень опасное место. Прибой может в щепки разбить лодку. Я придержал лодку на месте и немного отдохнул.

Наконец я собрался с духом и направил лодку в каменные ворота. Сильное течение разом загородило мне путь. Я налег на весла — и как-то совсем неожиданно легко очутился по другую сторону каменных ворот, Я резко повернул лодку и без приключений ввел ее в узкую гавань между двумя камнями. Тут было тихо., Я кинул весла на дно лодки, перешел на нос, взял якорь и забросил его на старшего Брата. Опасный переход закончен.

(По В.Биалки)


В ГОСТЯХ У КЛОУНА


Один клоун жил за городом. У него была там дача с большим забором. Все люди проходили мимо и ничего особенного не видели.

Однажды клоун позвал меня к себе в гости. Он сказал:

Зайдите ко мне. Вы,увидите много интересного. У меня есть дрессированные животные. Все они исполняют какую-нибудь работу по дому и без дела не сидят.

Открываю я калитку, вхожу в сад и вижу поразительную картину. Слон цветы поливает. Медведь с подносом идет и несет хозяину лимонад. Рыба-пила пилит дрова. Обезьянка на крыше трубу чистит. Дятел носом приколачивает доску, которая отвалилась. А у крыльца на лестнице лежат два огромных льва и хвостами машут. Хозяин говорит:

Идите смело. Не бойтесь. Все звери у меня дрессированные.

Сели мы с хозяином за столик» и медведь принес на подносе какао. Хозяин спросил:

Ну как, нравится вам у меня? Я отвечаю: 
— Очень нравится. Особенно красиво, что у вас в пруду фонтан устроен. Клоун говорит:
 
— Нет, это у меня там кит плавает и шалит.

Я выпил какао и стал прощаться с хозяином. Хозяин говорит:

Как-нибудь в другой раз еще зайдите. Я покажу вам, что у меня внутри дома делается. Там у меня зайцы посуду моют. Белки сапоги чистят. Крабы орехи колют. Кошки двери открывают. Соба-

ки в креслах сидят. Лисицы в кроватях спят. Так что мне и деваться некуда. Сижу целый день в саду и лимонад пью. Я попрощался с клоуном и пошёл к выходу. Было уже темно. Жираф с фонарем освещал мне дорогу. Гусь клюнул меня в ногу, когда я нечаянно на грядку наступил. Медведь открыл калитку. Я вышел на улицу и пошел домой.

(По М.Зощенко)


В ГУСИНОЙ СТАЕ


Пять дней летел уже Нильс с дикими гусями. Теперь он не боялся упасть. Мальчик спокойно сидел на гусиной спине и поглядывал по сторонам.

Синему небу нет конца, воздух легкий и прохладный, как чистая вода. Облака наперегонки бегут за стаей, догоняют ее, потом отстают. Когда небо темнеет и покрывается черными тучами, Нильсу кажется, что это не тучи, а какие-то огромные возы. Возы нагружены мешками, бочками, котлами. Они с грохотом сталкиваются друг с другом. Из мешков сыплется крупный дождь, из бочек и котлов льет ливень.

А потом небо опять становится голубым, чистым, прозрачным. Земля внизу видна как на ладони.

Весь снег уже растаял, и крестьяне вышли в поле на весенние работы. Волы покачивают рогами, тащат за собой тяжелые плуги.

Гуси сверху гогочут:

Поторапливайтесь! А то и лето пройдет, пока вы доберетесь до края поля.

Волы не остаются в долгу. Они задирают головы и мычат:

Медленно, но верно! Медленно, но верно!

Вот по крестьянскому двору бегает баран. Его только что остригли и выпустили из хлева. Гуси кричат:

Баран, баран! Шубу потерял! 
— Зато бегать легче, бегать легче! — кричит в ответ баран.

А вот стоит собачья будка, около нее кружит сторожевая собака, гремит цепью. Гуси гогочут:

Какую красивую цепь на тебя надели! 
— Бродяги! Бездомные бродяги! Вот вы кто такие! — лает им в ответ собака.

Если дразнить было некого, гуси просто перекликались друг с другим. Так лететь им было веселее.

(По С. Лагерлеф)

В ЗАКАРПАТЬЕ

Прекрасна природа Закарпатья, и прекрасные люди живут здесь. Приезжайте в Закарпатье в любое время года* поживите там хоть немного, побродите по горам и долинам. Вы уедете очарованными, и Карпаты останутся с вами навсегда!

Я был в Карпатах в марте. А март — плохой месяц, осенний какой-то, беззащитный. Деревья голые, на ветках висят крупные светлые капли, под ногами — красные сырые листья. Грязные колеи на горных дорогах, серое низкое небо, порывами задувает холодный ветер сверху. По горам ползают облака, заваливаются в ущелья, переполняют их и выпирают потом вверх, как пенные шапки.

А когда йаконец покажется солнце, тогда не усидишь на месте. И увидишь тогда, как паром сходит снег с нижних склонов. Из-под снега сразу объявляется зеленая травка. Почки давно набухли, вот-вот лопнут, и сережки тяжело повисли на ольхе. Скворцы прилетели и радостно волнуются, грачи орут. Неистовыми голосами воркуют дикие голуби. Шумит, ворочается на камнях Черная Тисса, которая вовсе не черная, а зеленоватая. Вдоль дорог везде деревни, дома с черепичными, тесовыми, плиточными крышами. Обгонит тебя телега. Лошади с красными кистями на шеях, и у возницы на кнуте красная кисточка. Или волы медленно бредут тебе навстречу. Велосипедисты катят туда и сюда. И почти каждый скажет тебе: «День добрый!»

(По Ю. Казакову)


В ЗООЛОГИЧЕСКОМ САДУ


Мы с мамой идем по дорожке зоологического сада. Мама говорит:

Зверей потом посмотрим. Сначала будет состязание для детей.

Мы идём на площадку. Там множество детей. Каждому ребенку дают мешок. Надо влезть в этот мешок и завязать его на груди.

Вот мешки завязаны. И дети в мешках поставлены на белую черту. , Кто-то машет флагом и кричит:

Бегите!

Мы путаемся в мешках, но бежим. Многие дети падают и ревут. Некоторые из них поднимаются и с плачем бегут дальше. Я тоже чуть не падаю. Но потом начинаю быстро передвигаться в своем мешке.

Я первый подхожу к столу. Играет музыка, все хлопают. Мне дают коробку мармелада, флажок и книжку с картинками.

Я прижимаю подарки к груди и подхожу к маме. На скамейке мама приводит меня в порядок. Она причесывает мне волосы и платком вытирает мое запачканное лицо.

После этого мы идем смотреть обезьян. Интересно, едят ли обезьяны мармелад? Надо их угостить. Я хочу угостить обезьян мармеладом, но вдруг вижу, что в моих руках нет коробки. Мама говорит:

Наверное, мы коробку оставили на скамейке.

Я бегу к скамейке. Но там уже нет моей коробки с мармеладом.

Я плачу так, что обезьяны обращают на меня внимание. Мама говорит:

Наверно, украли нашу коробку. Ничего, я тебе куплю другую. 
— Я эту хочу! — кричу я так громко, что тигр вздрагивает, а слон поднимает хобот.

(По М.Зощенко)


В ОКРЕСТНОСТЯХ МИХАЙЛОВСКОГО


Как-то на обратном пути из Петровского в Михайловское я заблудился в лесных оврагах. Бормотали под корнями ручьи, на дне оврага светились маленькие озера. Солнце садилось. Неподвижный воздух был красноват и горяч. С одной из лесных полян я увидел высокую многоцветную грозу. Казалось, что в вечернем небе над Михайловским поднимался и рос громадный средневековый город. Белые башни окружали его. Разнесся глухой пушечный гром, ветер вдруг прошумел на поляне и затих в зарослях.

Я пытался представить себе, как по этим простым дорогам шагал пушкинский верховой конь и легко нес своего молчаливого всадника. Леса, озера, парки и небо — это почти единственное, что уцелело здесь от пушкинских времен. Здешняя природа не тронута никем. Ее очень берегут. Когда понадобилось провести в заповедник электричество, то провода решили вести под землей, чтобы не ставить столбов. Столбы сразу бы разрушили пушкинское очарование этих пустынных мест.

(По К. Паустовскому)


В ПАСХАЛЬНУЮ НОЧЬ


Я стоял на берегу Голтвы и ждал с того берега парома. В обыкновенное время Голтва — молчаливая и задумчивая речонка, которая кротко блистает из-за густых камышей. Но теперь предо мной расстилалось целое озеро. Разгулявшаяся вешняя вода перешагнула оба берега и далеко затопила оба побережья. Река захватила огороды, сенокосы и болота. Над поверхностью воды одиноко торчали тополи и кусты. В потемках они были похожи на суровые утесы.

Погода казалась мне великолепной. Было темно, но я все-таки видел деревья, воду и людей. Мир освещали звезды, которые усыпали все небо. Никогда в другое время я не видел столько звезд. Буквально некуда было пальцем ткнуть. Все маленькие и большие звезды вышли на праздничный парад и тихо шевелили своими лучами. Небо отражалось в воде. Звезды купались в темной глубине и дрожали вместе с легкой зыбью.

В воздухе было тепло и тихо. На том берегу горели во тьме несколько ярко-

красных огней. В двух шагах от меня темнел силуэт мужика в высокой шляпе и с толстой суковатой палкой.

Как долго нет парома! — сказал я. 
— А пора ему быть, — ответил мне силуэт.

С того берега донесся протяжный звон большого колокола. Звон был густой, низкий. Казалось, будто прохрипели сами потемки. Тотчас же послышался выстрел из пушки. Он прокатился в темноте и кончился где-то далеко за моей спиной. Мужик снял шляпу и перекрестился.

Христос воскрес! — сказал он.

Еще не застыли в воздухе волны от первого удара колокола, а уже послышался другой. За ним тотчас раздался третий, и потемки наполнились непрерывным, дрожащим гулом. Около красных огней загорелись новые огни, и все вместе они задвигались, беспокойно замелькали.

(По А. Чехову)


ВЕНОК ИЗ СЕЛЬДЕРЕЯ


В древности укроп, сельдерей и петрушка не употреблялись в пищу, у них было другое применение. В древнем Египте, а затем и в Греции петрушка являлась символом горя. Венки из петрушки надевали на голову в знак печали. Как овощное растение начали возделывать петрушку в средние века.

Листьями сельдерея древние греки украшали комнаты в дни праздников. Венки из листьев сельдерея надевали победителям на спортивных состязаниях. Использовали сельдерей и как лекарственное средство. Вареные корни его применяли при обмораживании, масло из семян — для улучшения пищеварения. Укроп в древности считали красивым растением, а его «кухонный запах» — не уступающим аромату роз. Тонко рассеченными листьями укропа украшали букеты цветов.

За две тысячи лет вкусы у людей изменились. Сельдерей, петрушка и укроп когда-то вплетались в венки и служили украшением, а теперь они стали приправами.

(По Н. Верзилину)


ВЕРНЫЙ ГЛАЗ


Возвратился дедушка Макар с реки, принес много-много рыбы. А мы с Петькой в чижа играли. Я обрадовался, подбежал к нему:

Где ты, дедушка, ловишь? 
— В реке! Где ж еще?
 
— А мы вчера ловили у плотины, у старых ветел и у черного омута, но ничего не поймали.

Совсем ничего?

Двух пескарей-коту на завтрак! — А какая наживка у вас? 
— Обыкновенная. На червя., на хлеб. Дед кивнул:
 
— Наживка отменная. Петька махнул рукой:
 
— Да разве дедушка скажет! Это же его тайна!

Тут дед Макар брови нахмурил и приказал:

А ну, ступайте за мной!

Подошли мы к реке, остановились на пригорке» Глянули по сторонам, а отсюда все дали как на ладони.

Над рекой летают белые чайки. Голову вниз опустили, рыбу высматривают. Дед указал на птиц:

Видите? —— Ну и что? Чайки как чайки. 
— А знаете, почему они в том месте кружат?
 
— Рыбу высматривают, — догадался Петька. 
— Верно сказано.
Значит, где чайки кружат, там всегда мальки хороводятся... 
— Зачем нам мальки? — удивился Петька.
 
— Погоди, узнаешь! Понятие иметь надо. Где мальки собираются, туда и крупная рыба поживиться плывет: красноперый голавль, полосатый окунь, зубастая щука.
 
— Выходит, тебе уловистое место птицы указывают! — догадались мы.
 
— А как же! Замечу я то местечко, сяду в лодку, подплыву не спеша. И рыбачим вместе. У чайки глаз верный!

(По А. Баркову)


ВЕСЕННЯЯ ХИТРОСТЬ


В лесу хищники нападают на мирных животных. Где увидят, так и хватают. Зимой на белом снегу не так-то скоро увидишь зайца-беляка и белую куропатку. А сейчас снег тает, во многих местах уже показалась земля. Волки, лисицы, ястреба, совы, даже маленькие хищные горностаи и ласки издали замечают белую шерстку в белые перья на черных проталинах. И вот беляки и белые куропатки пустились на хитрость. Они линяют и перекрашиваются. Беляк стал весь серенький; у куропатки выпало много белых перьев, а на их месте отросли бурого и ржавого цвета новые перья с черными полосами. Теперь беляка и куропатку не так-то просто заметить. Они замаскированы. Некоторым из нападающих тоже пришлось прибегнуть к маскировке. Ласка была вся белая зимой, горностай тоже, только кончик хвоста у него был черный. И обоим им удобно было подкрадываться к мирным животным по белому снегу. А сейчас они перелиняли и стали серыми. Ласка вся серая, а у горностая кончик хвоста остался черным. Но ведь и на снегу есть черные пятна, а на земле и в траве их сколько хочешь.

(По В. Бианки)


ВЕТЕР И СОЛНЦЕ


Однажды Солнце и сердитый северный Ветер затеяли спор о том, кто из них сильнее. Долго спорили они и наконец решили померяться силами. В это самое время по большой дороге ехал верхом путешественник.

Ветер сказал Солнцу:

Посмотри, как я налечу на него и мигом сорву с него плащ.

И Ветер начал дуть изо всех сил. Но чем больше старался Ветер, тем крепче закутывался путешественник в свой плащ. Он ворчал на непогоду, но ехал всё дальше и дальше. Ветер сердился, свирепел, осыпал бедного путника дождем и снегом. Путешественник проклинал Ветер. Он надел свой плащ в рукава и подвязался поясом. Тут уж Ветер и сам убедился, что ему плаща не сдернуть.

Солнце увидело бессилие своего соперника, улыбнулось, выглянуло из-за облаков. Оно обогрело, осушило землю и бедного полузамерзшего путешественника. Тот почувствовал теплоту солнечных лучей, приободрился, благословил Солнце, сам снял свой плащ, свернул его и привязал к седлу.

Тогда кроткое Солнце сказало сердитому Ветру:

Лаской и добротой можно сделать гораздо больше, чем гневом.

(По К. Ушинскому)


ВЕЧЕРОМ НА КРЫШЕ


Карлсон и Малыш полезли вверх по крыше и благополучно добрались до домика за трубой.

В комнате под потолком висел мешок с сухими вишнями.

Лезь за вишнями, — сказал Карлсон Малышу и показал на мешок. 
— Разве я достану? — спросил Малыш.
 
— А ты заберись на верстак, — ответил Карлсон.

Малыш так и сделал. Потом они с Карлсоном сидели на крылечке, ели сухие вишни и выплевывали косточки, которые подскакивали с легким стуком и весело катились вниз по крыше.

Вечерело. Мягкие, теплые осенние сумерки спускались на крыши домов. Малыш придвинулся поближе к Карлсону. Было так уютно сидеть на крыльце и есть вишни, но становилось все темней и темней. Дома выглядели теперь совсем иначе, чем прежде. Сперва они посерели, сделались какими-то таинственными. Наконец дома стали казаться уже совсем черными. Словно кто-то вырезал их огромными ножницами из черной бумаги и только кое-где наклеил кусочки золотой фольги, чтобы изобразить светящиеся окна. Этих золотых окошек становилось все больше и больше, потому что люди зажигали свет в своих комнатах. Малыш попытался пересчитать эти светящиеся прямоугольнички. Сперва было только три, потом оказалось десять, а потом так много, что зарябило в глазах. А в окнах были видны люди. Они ходили по комнатам и занимались кто чем.

Интересно, почему эти люди живут именно здесь, а не в каком-нибудь другом месте? — сказал Малыш.

Карлсон отозвался:

Должны же бедняги где-то жить, не могут же все жить на крыше и быть лучшими в мире Карлсонами.

(По А. Линдгрен)

ВЕЧЕРОМ У РЕКИ

В один из погожих осенних дней пошел я в лес по грибы. Бродил до самого вечера, но хороших грибов набрал мало. На дне корзинки лежали три подосиновика, моховик и десяток маслят, которые я прикрыл листом папоротника.

Медленно гасла заря. Вершины сосен становились пепельно-серыми. Сквозь их густые мохнатые ветви светили первые звезды. Я вышел из бора, пересек железнодорожное полотно и по узкой тропе спустился к реке Каменке.

Чуть заметно вздрагивал ивнячок. По течению медленно плыл желтый, кленовый лист. Пахло осокой и сырой землей. Я облегченно вздохнул и погрузил ладони в воду. Вдруг на другом берегу что-то скрипнуло. Я поднял голову и увидел, что на торчащую из воды корягу взгромоздился филин.

Что-то лесной чародей задумал! Я спрятался в ивняке.

Филин переступил с ноги на ногу, прислушался к вечерним шорохам, Встрепенулся, резко крутнул головой, выгнул шею и уставился в одну точку. Его оранжевые глаза загорелись, как два маленьких прожектора.

Прошло несколько минут, филин не шелохнулся. Затем взмахнул крыльями и кинулся в воду. В острых когтях забилась рыбина. Птица набрала высоту, бесшумно полетела к лесу и растаяла в звездной сырой ночи.

(По А. Баркову)


ВИННЫЕ ЯГОДЫ


На столе тарелка. На тарелке винные ягоды. Забавно жевать эти ягоды. В них множество косточек. Они славно хрустят на зубах. За обедом нам дали только лишь по две такие ягоды. Это очень мало для детей.

Я влезаю на стул, решительно пододвигаю к себе тарелку и откусываю одну ягоду. В ней множество косточек. Интересно, во Всех ли ягодах то же самое? Я перебираю ягоды и откусываю от них по кусочку. Да, все то же самое.

Конечно, это нехорошо, и я не должен этого делать. Но ведь я съедаю не всю ягоду. Я откусываю только небольшой кусочек. Почти вся ягода остаётся в распоряжении взрослых.

Приходят отец и мать. Я сразу говорю:

Я не ел винные ягоды. Я только откусил по кусочку.

Мать глядит на тарелку и всплескивает руками. Отец смеется. Но он хмурится, когда я смотрю на него.

(По М. Зощенко)

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Тройка тощих лошадей шла тихой, сонной рысью. Райский приближался к своей усадьбе, в которой он не был много лет. Из труб родного дома вился дымок. Ранняя, нежная зелень берез и лип осеняла черепичную кровлю. Серебряная полоса Волги блестела между деревьями. С берега повеяла на Райского струя свежего, здорового воздуха, каким он давно не дышал.

Вот ближе, ближе. Вон запестрели цветы в садике, дальше видны аллеи лип и акаций, старый вяз, левее — яблони, вишни, груши.

Вон резвятся собаки во дворе, жмутся по углам и греются на солнце котята. Скворечники покачиваются на тонких жердях. По кровле дома толкутся голуби. На лугу за усадьбой разложены на солнце полотна.

Баба катит бочонок по двору, кучер рубит дрова. Кто-то садится в телегу, собирается ехать со двора. Все незнакомые Райскому люди. А вон Яков сонно смотрит с крыльца по сторонам. Это знакомый. Как он постарел!

Вон Егор безуспешно пытается вскочить верхом на лошадь. Горничные посмеиваются над ним. Райский едва узнал Егора. Парень возмужал. Усы до плеч, но все тот же хохол на лбу, тот же нахальный взгляд.

Все это успел зорким взглядом окинуть Райский, пока экипаж проезжал мимо решетчатого забора, который отделял дом и двор от проезжей дороги.

(По И. Гончарову)


ВОЛЧЬЕ ЛЫКО


Дедушка рассказывал мне, что прежде в Чугреевом бору медведи и волки водились. А теперь одни лоси, лисы да зайцы. И все-таки один раз мы про волка вспомнили. Пошли на Марьино болото за клюквой. Кругом пусто, голо. В ложбинках еще снег Не растаял. Осины сиротливо чернеют тонкими ветками. И вдруг из-под мягкой замшелой кочки будто фонтан плеснул. Перед нами маленькое деревце в розовых и лиловых цветах.

Я протянул руку и хотел сорвать цветок, но дедушка меня предупредил:

Стой, отравишься! 
— Как так?
 
— Да это же волчье лыко. Цветы и кора его ядовиты.

Постояли мы с дедушкой, полюбовались цветами и пошли дальше. А по дороге он мне и говорит:

Вот ушел серый разбойник, а на память о себе оставил в лесу волчье лыко.

(По А, Баркову)


ВОР И ПОРОСЕНОК


На даче у нашего хозяина был поросенок. Хозяин на ночь закрывал этого поросенка в сарай, чтоб его никто не украл.

Но один вор захотел все-таки украсть эту свинку. Он ночью сломал замок и пробрался в сарай. А поросята всегда очень сильно визжат, когда их берут в руки. Поэтому вор захватил с собой одеяло.

И как только поросенок хотел завизжать, вор быстро завернул его в одеяло и тихонько вышел с ним из сарая.

Вот поросенок визжит и барахтается в одеяле. Но хозяева ничего не слышат, потому что одеяло толстое. К тому же вор очень крепко завернул поросенка.

Вдруг вор заметил, что поросенок перестал кричать и барахтаться. Вор подумал: «Может быть, я очень сильно закрутил его одеялом, и бедный поросенок там задохнулся».

Вор развернул одеяло, а поросенок выпрыгнул у него из рук, завизжал и бросился в сторону. Тут хозяева прибежали, схватили вора. Вор говорит:

Ах, какая свинья этот хитрый поросенок! Наверное, он нарочно притворился мертвым, чтоб я его выпустил. Или он от страха упал в обморок.

Хозяин говорит вору:

Нет, мой поросенок в обморок не падал. Он нарочно притворился мертвым, чтобы вы развязали одеяло. Это очень умный поросенок.

(По М. Зощенко)

ВОРОБЬИШКО

Жил-был желторотый воробей, звали его Пудик, а жил он над окошком бани, в теплом гнезде из пакли и Других мягких материалов. Летать он еще не пробовал, но уже крыльями махал и все выглядывал из гнезда, хотел поскорее узнать мир.

Что, что? — спрашивала его воробьиха-мама.

Он потряхивал крыльями, глядел на землю и чирикал:

Чересчур черна, чересчур!

Прилетал отец, приносил букашек Пудику. Пудик глотал букашек и все высовывался из гнезда, все разглядывал. Мать беспокоилась:

Чадо, чадо, не упади на землю, а то кошка тебя слопает!

Так все и шло, а крылья расти не торопились. Подул однажды ветер. Пудик спрашивает:

Что, что? 
— Ветер дунет на тебя и сбросит на землю кошке! — объяснила мать.

Это не понравилось Пудику, и он сказал:

А зачем деревья качаются? Пусть перестанут, тогда ветра не будет.

Пробовала мать объяснить ему, что это не так, но он не поверил. Он любил объяснять все по-своему. Пудик не верил маме. Он еще не знал, что это плохо кончается. Он сидел на самом краю гнезда и все высовывался и вертел головой. Вертелся, вертелся да и вывалился из гнезда. Воробьиха ринулась за ним. А кошка тут как тут. Испугался Пудик, растопырил крылья, качается на сереньких ногах и чирикает. Воробьиха отталкивает его в сторону, перья у нее дыбом встали. Целится клювом в глаз кошке. Страх приподнял с земли воробьишку, он подпрыгнул, замахал крыльями и взлетел на окно!

Тут и мама подлетела, села рядом с ним, клюнула его в затылок и говорит:

Что, что? 
— Ну что ж! Всему сразу не научишься! — сказал Пудик.

И всё кончилось благополучно. Только вот мамин хвост остался в кошачьих когтях.

(По М. Горькому)

ВОРОНА

Жила-была ворона. Жила она не одна, а с малыми детками, с ближними и дальними соседками. Прилетели из-за моря большие и малые птицы, свили гнезда в горах, в долах, в лесах, в лугах и нанесли яичек. Заметила это ворона и стала перелетных птиц обижать, из гнезд у них таскать яички.

Летел как-то сыч и увидал, что ворона больших и малых птиц обижает, яички таскает.

Постой, негодная ворона, найдем на тебя суд и управу! — сказал сыч.

И полетел он далеко, в каменные горы, к сизому орлу. Прилетел и просит:

Батюшка орел, рассуди нас с обидчицей-вороной! От нее житья нет малым и большим птицам. Наши гнезда разоряет, детенышей крадет, яйца таскает да ими своих воронят кормит!

Покачал орел головой и послал за вороной воробья. Воробей вспорхнул и полетел за вороной. Стала ворона отговариваться, но поднялась против нее вся птичья сила. Нечего делать. Каркнула ворона и полетела, а все птицы следом за ней понеслись.

Вот прилетели они к Орлову жилью и сели вокруг него, а ворона стоит посередине. Стал орел ворону допрашивать:

Про тебя, ворона, рассказывают, что ты на чужое добро рот разеваешь, у больших и малых птиц детенышей да яйца таскаешь! 
— Напраслина, батюшка орел, напраслина! Я только одни скорлупки подбираю!
 
— Еще мне на тебя жалуются. Как выйдет мужичок пашню засевать, так ты подымаешься со всем своим вороньем и семена клюешь!
 
— Напраслина, батюшка орел, напраслина! Я с подружками, с малыми детками только червяков из свежей пашни таскаю!

Рассердился орел на старую врунью-ворону и велел ее посадить в острог.

(По В. Далю) 


ГИАЦИНТ


Прекрасный сын царя Спарты Гиацинт был другом бога Аполлона. Однажды в жаркий полдень Аполлон и Гиацинт состязались в метании тяжелого диска. Вот могучий бог Аполлон напряг силы и бросил диск. Высоко к самым облакам взлетел блестящий диск. Побежал Гиацинт к тому месту, где должен был упасть диск. Он хотел скорее поднять его и бросить. Юноша хотел показать Аполлону, что он не уступит богу в этом мастерстве. Упал диск на землю, отскочил от удара и со страшной силой попал в голову подбежавшему Гиацинту. Со стоном упал Гиацинт на землю. Потоком хлынула алая кровь из раны и окрасила темные кудри прекрасного юноши. Подбежал испуганный Аполлон. Склонился он над своим другом, приподнял его, положил окровавленную голову себе на колени и старался остановить кровь. Но все напрасно. Бледнеет Гиацинт. Тускнеют его ясные глаза, бессильно никнет голова. Так опускается венчик полевого цветка под палящими лучами полуденного солнца. В отчаянии воскликнул Аполлон:

Ты умираешь, друг! О, горе, горе! Ты погиб от моей руки! Зачем бросил я диск! О, если бы мог я искупить мою вину и вместе с тобой сойти в безрадостное царство душ умерших! Зачем я бессмертен, зачем не могу последовать за тобой!

Крепко держит Аполлон в своих объятиях умирающего друга, и падают его слезы на окровавленные кудри Гиацинта. Умер Гиацинт, отлетела душа его в царство Аида. А из крови Гиацинта вырос алый душистый цветок. На лепестках его запечатлелся стон скорби бога Аполлона.

(По Л. Куну) 


ГЛУПАЯ ИСТОРИЯ


Пете было четыре года. Но мама считала его совсем крошечным ребенком. Она кормила его с ложечки, гулять водила за ручку и по утрам сама одевала его.

Вот однажды она одела его и поставила на ножки около кровати. Но Петя вдруг упал. Мама подумала, что он шалит. Она снова поставила его на ножки, но мальчик опять упал. Мама удивилась и в третий раз поставила его около кроватки. Но ребенок снова упал. Мама испугалась, позвонила папе на службу и попросила скорее приехать домой. Папа приехал, поставил мальчика на ковер, но тот снова упал. Тогда позвали доктора.

Мама раздела Петю. Доктор осмотрел его и сказал, что ребенок совершенно здоров. Мама быстро одела мальчика и поставила на пол. И вдруг он опять упал. Доктор удивился и сказал:

Позовите профессора. Может быть, профессор догадается, почему этот ребенок падает.

Папа пошел звонить профессору, а в этот момент к Пете в гости пришел маленький мальчик Коля. Коля посмотрел на Петю, засмеялся и говорит:

А я знаю, почему у вас Петя падает. У него одна штанина болтается, а в другую засунуты обе ножки. Поэтому он и падает.

Тут все стали ахать и охать, а доктор сказал:

Не нужно звать профессора. Теперь нам понятно, почему ребенок падает.

Тут мама говорит:

Утром я очень торопилась кашу варить, а сейчас я очень волновалась. Поэтому я неправильно ему штанишки надевала.

(По М. Зощенко) 

ГРИБ

Одна Белочка прыгала с ветки на ветку и увидела под деревом гриб. Стала белочка размышлять:

Во-первых, гриб может служить хорошим столом. Лучше я буду за этим столом кушать, чем на ветке. С ветки я упасть могу или кушанье уронить. А тут вон как удобно. Во-вторых, очень неудобно, когда дождь идет. Я мокну и простужаюсь. Я постоянно кашляю и чихаю. А если я возьму большой гриб на тонкой ножке, то он вполне заменит зонтик. Это будет кстати во время дождя. В-третьих, гриб поможет мне еще в одном деле. Когда солнце очень сильно греет, мне в моей шубке жарко. А я хочу бидеть в прохладе. Пусть мне гриб будет вместо тенистой беседки. Наконец, я могу прыгать с дерева с этим грибом. Он будет моим парашютом.

Белка взобралась на высокое дерево, взяла в лапку гриб и прыгнула вниз. Она была очень довольна, что так здорово придумала.

(По М. Зощенко) 


ГРОЗА В ЛЕСУ


Когда я был маленький, меня послали в лес за грибами. Я дошел до леса, набрал грибов и хотел идти домой. Вдруг стало темно, пошел дождь, раздался гром. Я испугался и сел под большой дуб. Блеснула яркая молния, и я зажмурился. Над моей головой что-то затрещало и загремело. Потом что-то ударило меня в голову, и я упал.

Когда я очнулся, по всему лесу с деревьев падали капли. Пели птицы, и играло солнышко. Большой дуб сломался, и из пня шел дым. Вокруг меня лежали обломки дуба. Одежда на мне была вся мокрая и липла к телу. На голове была шишка. Я нашел свою шапку, взял грибы и побежал домой. Дома никого не было. Я влез на печку и заснул.

Когда я проснулся, то увидал с печки, что грибы мои изжарили, поставили на стол и уже хотят есть. Я закричал:

Что ж вы без меня едите? Они говорят: 
— А что ж ты спишь? Иди скорей, ешь.

(По Л. Толстому) 

ГРОЗА В ПОЛЕ


Со своей сестрой Лелей я иду по полю и собираю цветы. Я собираю желтые цветы. Леля собирает голубые. Позади нас плетется младшая сестренка Юля. Она собирает белые цветы. Это мы нарочно так собираем, чтобы было интереснее.

Вдруг Леля говорит:

Глядите, какая туча.

Мы смотрим на небо. Тихо надвигается ужасная туча.

Она такая черная, что все темнеет вокруг. Она ползет, как чудовище, и обволакивает все небо. Леля говорит;

Скорей домой! Сейчас будет жуткая гроза.

Мы бежим домой. Но бежим навстречу туче. Прямо в пасть этому чудовищу. Неожиданно налетает ветер. Он крутит все вокруг. Поднимается пыль. Летит сухая трава. Гнутся кусты и деревья.

Мы бежим домой что есть духу. Вот уже дождь крупными каплями падает на наши головы. Сверкает ужасная молния и гремит гром. Я падаю на землю, вскакиваю и снова бегу. Бегу так, как будто за мной гонится тигр. Вот уже близко дом. Я оглядываюсь назад. Леля тащит за руку Юлю. Юля ревет.

Вот мы уже на крыльце. Леля меня бранит за то, что я потерял ее желтый букетик, Но я его не потерял, я его бросил. Я говорю:

Когда такая гроза, зачем нам букеты?

Мы втроем садимся на кровать и от страха тесно прижимаемся друг к другу. Ужасный гром сотрясает нашу дачу. Дождь барабанит по стеклам и крыше. От потоков дождя ничего не видно.

(По М. Зощенко)


ГУСЬ


Гусь гулял во дворе и нашел сухую корку хлеба. Он стал клювом долбить эту корку, чтоб ее разломать и съесть. Но корка была очень сухая. И гусь никак не мог ее разломать. А сразу проглотить всю корку гусь не решался, потому что это, наверно, опасно было для гусиного здоровья.

Я хотел разломать корку, чтобы помочь гусю. Но он не позволил мне дотронуться до своей корки. Наверно, он подумал, что я сам хочу ее съесть. Тогда я отошёл в сторонку и смотрю, что будет дальше. Вдруг гусь берет клювом эту корку и идет к луже. Он кладет эту корку в лужу. Корка становится мягкой. И тогда гусь с удовольствием ее кушает. Это был умный гусь.

(По М. Зощенко)

ДВА ПЛУГА

Из одного и того же куска железа в одной и той же мастерской были сделаны два плуга. Один из них попал в руки земледельца и немедленно пошел в работу. Другой долго и совершенно бесполезно провалялся в лавке купца.


Случилось так, что через несколько лет оба земляка опять встретились, Плуг земледельца блестел, как серебро. Он был даже еще лучше, чем в то время, когда он только что вышел из мастерской. А плуг, который пролежал без всякого дела в лавке, потемнел и покрылся ржавчиной.

Скажи, пожалуйста, почему ты так блестишь? — спросил заржавевший плуг у своего старого знакомого.

Тот отвечал:

От труда, дружок. А ты заржавел потому, что все это время пролежал на боку, ничего не делал.

(По К. Ушинскому)


ДЕВОЧКА НА ШАРЕ


На цирковую арену выбежала маленькая девочка. У нее были синие-синие глаза, а вокруг них длинные ресницы. Она была в серебряном платье с воздушным плащом, и у нее были длинные руки. Она ими взмахнула, как птица, и вскочила на этот огромный голубой шар, который для нее выкатили. Она стояла на шаре. И потом вдруг побежала, как будто захотела спрыгнуть с него. Но шар завертелся под ее ногами, и она на нем вот так как будто бежала, а на самом деле ехала вокруг арены. Девочка бегала по шару своими маленькими ножками, как по ровному полу, и голубой шар вез ее на себе. Она могла ехать на нем и прямо, и назад, и налево, и куда хочешь! Она бегала, как будто плыла, и весело смеялась. Она напоминала Дюймовочку, такая она была маленькая, милая и необыкновенная.

Девочка на мгновение остановилась, и кто-то ей подал разные браслеты с колокольчиками. Она надела их себе на туфельки и на руки и снова стала медленно кружиться на шаре, как будто танцевать. И оркестр заиграл тихую музыку, и было слышно, как тонко звенят золотые колокольчики на девочкиных длинных руках. И это все было как в сказке. И тут еще потушили свет, и оказалось, что девочка вдобавок умеет светиться в темноте. Она медленно плыла по кругу, и светилась, и звенела, и это было удивительно.

(По В. Драгунскому)


ДЕД И ВНУЧКА


Однажды на уроке литературы учитель рассказал такую историю.

Одна девочка учила наизусть стихотворение Некрасова «Железная дорога»:

Труд этот, Ваня, был страшно

громаден,

Не по плечу одному.

В мире есть царь, этот царь

беспощаден —

Голод названье ему.

А в это время на печке лежал древний дед. Он слушал, слушал, потом Свесился с печи и спрашивает:

Что это ты, внучка, бормочешь и бормочешь? Деду спать не даешь!

Я учу стихотворение поэта Некрасова, дедушка, — ответила внучка. Дед махнул рукой:

Поразвелось этих поэтов! Ни складу у них, ни ладу. Вот раньше были настоящие поэты. Я неграмотный, а наизусть стих какого-то поэта знаю.

И вдруг дед начал читать другое стихотворение Некрасова:

Поздняя осень, грачи улетели, Лес обнажился, поля опустели, Только не сжата полоска одна, Грустную думу наводит она.

(По В. Астафьеву)


ДОБРАЯ КНИГА


В тот далекий зимний вечер у нас в семье украшали елку. По этому случаю взрослые отправили меня на улицу, чтобы я раньше времени не радовался елке. Наступило то время сумерек, когда фонари еще не горели, но могли вот-вот зажечься. И от этого «вот-вот», от ожидания внезапно вспыхивающих фонарей у меня замирало сердце. Я знал со слов взрослых, что этот вечер был совершенно особенный. Чтобы дождаться такого же вечера, нужно было прожить еще сто лет.

Действительно, тот зимний вечер в последний день девятнадцатого века не был похож на все остальные. Снег падал медленно и очень важно. Его большие хлопья казались легкими белыми цветами, которые с неба слетают на город. По всем улицам слышался глухой перезвон извозчичьих бубенцов.

Когда я вернулся домой, елку тотчас зажгли. Свечи начали весело потрескивать. Казалось, будто вокруг беспрерывно лопались сухие стручки акации. Около елки лежала толстая книга с золотым обрезом — подарок от мамы. Это были сказки Ганса Христиана Андерсена. Я сел под елкой и раскрыл книгу. В ней было много цветных картинок. Рисунки были прикрыты папиросной бумагой. Я начал читать и зачитался, На нарядную елку я почти не обратил внимания.

Прежде всего я прочел сказку о стойком оловянном солдатике и маленькой прелестной плясунье, потом — сказку о снежной королеве. Удивительная человеческая доброта исходила от страниц книги. Эта доброта была душистая, похожая на дыхание цветов.

(По К. Паустовскому)


ДОЗОР


Мой дядя уехал работать на северную стройку и оставил нам свою собаку. Так поселился в конуре возле нашего дома здоровенный волкодав. Звали его Дозор. Ни у кого из моих друзей такой большой собаки не было. Ростом с теленка, а голос густой и хриплый.

Стоило Дозору зарычать, как соседские кошки на деревья лезли. И даже бородатый однорогий козел к забору пятился. А друзья шутили:

Теперь тебе даже медведь не страшен!

Частенько бродили мы с Дозором по лугам, ходили на болото за клюквой, за голубикой. А как-то раз шли в сумерках по полю. Внезапно Дозор остановился и замер. Потом бросился в сторону и стал отчаянно скрести лапами. Из-под земли вскоре донеслось фырканье и визг. Я подошел ближе и увидел норку хомяка. Мне стало жаль зверька, и я позвал собаку. Но Дозор вошел в азарт и продолжал с яростью рыть землю. Вот уже его голова ушла в нору. Я кинулся к собаке, но тут Дозор с визгом отскочил назад.

Видно, маленький храбрец бросился на собаку первым и куснул обидчика.

Вот и пришлось мне выручать из беды не маленького хомяка, а собаку, здоровенного волкодава!


(По А. Баркову)


ДОИГРАЛИСЬ


Было это в Сибири. Поднимались мы с другом на скалу. Часа два прошло, пока наконец до перевала добрались.

Я посмотрел вниз и замер. Прямо под нами на прибрежной лужайке резвились медвежата. Вот один догнал другого и начал бороться с ним. Изловчился и ножку ему подставил. А тот прямо через голову кувыркнулся и с обрыва в реку полетел. Плюхнулся в воду и угодил в быстрое течение. Завертело беднягу, закрутило.

Братец перепугался, завыл от страха.

На его голос прибежала медведица. Увидела сынка в беде, с ревом бросилась в воду и поплыла наперерез. Схватила сынка за шиворот, вытащила на песок. А медвежонок лежит, не шелохнется.

Медведица стала его теребить да по бережку катать. Вскоре пловец очухался, вскочил на задние лапы и к братцу стал карабкаться. А мать ему помогает, сзади подталкивает. Тут мой друг не выдержал да как крикнет:

Вот молодчина!

А медведица повернулась в нашу сторону, рявкнула и заспешила с медвежатами в частый кедровник.


(По А. Баркову)


ДОМИК НА БЕРЕЗЕ


Весной у моего окна на березе начали строить гнездо мухоловки. Это серые, неприметные на вид птицы. В полете они были похожи на крохотные вертолеты. Они на минуту-другую повисали в воздухе, трепетали крыльями, отыскивали на дворе пушинки, сухой лист, солому и сразу несли их к своему домику на березе. Затем будущий отец семейства присаживался на ветку и принимался петь. Правда, песня у него была немудреная, но довольно бойкая.

Я спустился с крыльца, сел на лавочку у забора и стал наблюдать за работой птиц. Сколько в ней легкости, согласия, азарта!

Внезапно над моей головой каркнула ворона, громко хлопнула крыльями и с важностью, по-хозяйски уселась на вершину березы. Стала воровато поглядывать по сторонам.

Птицы почуяли недоброе, бросились к незваной гостье и принялись кружить над ней, тревожно покрикивать. Вскоре на помощь им подоспели синицы и горихвостка. Серая разбойница не выдержала натиска малых птах и предпочла поскорей удалиться.

(По А. Баркову)


ДОМИК НА КРЫШЕ


Карлсон живет в маленьком домике на крыше. Представьте себе крохотное крылечко, на котором так приятно сидеть по вечерам и глядеть на звезды. Днем можно пить сок и грызть прянит ки, если они есть. Ночью на этом крылечке можно спать, если в домике слишком жарко. А утром можно любоваться, как солнце встает над крышами домов. Домик так удачно примостился за выступом, что обнаружить его трудно.

В домике Карлсона только одна комната. Там стоит верстак. На нем можно

строгать, есть и наваливать на него что попало. Рядом стоит диванчик, чтобы спать, прыгать и кидать туда все барахло. Два стула, чтобы сидеть или класть всякую всячину. А еще на стул можно влезть, когда нужно засунуть что-нибудь на верхнюю полку шкафа. Но обычно это не удавалось, потому что шкаф был забит до отказа. Множество вещей стояло на полу и висело на стенах.

У Карлсона в комнате был камин, а в нем железный обруч на ножках, на котором хозяин готовил еду. На каминной полке тоже стояли самые разные предметы. А с потолка свисала пара башмаков, кочерга и мешок сушеных вишен.


(По А. Линдгрен)


ДРУЖНЫЕ МЫШКИ


Погналась кошка за маленькой мышкой. Мышка спряталась от нее в бутылку.

Кошка хотела тоже влезть в бутылку, чтобы достать мышку. Но она не могла туда попасть, потому что мышка маленькая, а кошка большая. Тогда кошка говорит мышке:

А ну-ка, мышка, вылезай из бутылки! Я тебя съем. Мышка отвечает:

Не вылезу, мне и тут хорошо. Кошка говорит:

Тогда я тебя лапкой достану.

Просунула кошка свою лапку в бутылку, но достать мышку не смогла. Тогда кошка думает: «Пойду принесу какой-нибудь крючок и достану мышку».

Кошка ушла. А тут пришли другие мышки. Старшая мышка села на бутылку и просунула в нее свой длинный хвостик. Маленькая мышка ухватилась за этот хвостик. А другие мышки стали ее тащить. Вот мышки-сестрички вытащили маленькую мышку из бутылки и побежали в свою норку.

Приходит кошка и приносит с собой палку. На палке веревка с крючком. Хотела кошка достать мышку этим крючком. Подошла она к бутылке, а мышки уж и след простыл.

(По М. Зощенко)


ДЯТЕЛ


Зарок давать хорошо, если помнишь свое елоцо. А если память твоя крепка только до вечера, а с утра опять принимаешься за старое, то в зароке толку мало.

Дятел красноголовый лазил день-деньской по пням и дуплам и все стучал своим крепким носом в дерево, все допытывался, где гниль, где червоточина, где дупло, а где живое место. Стук разносился по всему лесу. К вечеру голова у дятла разболелась, лоб словно обручем железным сжало, затылок ломит, нет сил терпеть. Говорит дятел сам себе:

Хватит, не стану больше долбить; завтра посижу смирно, отдохну. Да и совсем долбить перестану. Что в этом проку?

Настало утро, пташки в лесу проснулись и защебетали. Дятел забыл свой зарок и опять пошел долбить и барабанить по сухим пням.

День прошел, настал вечер. Опять головушка разболелась, и опять он зарекся долбить.

Так и повелось. Каждый вечер дятел зарок дает, каждое утро его забывает.

(По В.Далю)


ЕЖ И ЗАЯЦ


Повстречал заяц ежа и говорит:

Всем ты хорош, еж, только ноги у тебя кривые, заплетаются. Еж рассердился и говорит:

Ты что ж смеешься! Мои кривые ноги скорее твоих прямых бегают. Вот дай только схожу домой, а потом давай побежим наперегонки

Еж пошел домой и говорит брату:

Я с зайцем поспорил, хотим бежать наперегонки! У него ноги быстрые, а у меня ум быстрый. Только ты сделай, что я прошу. Спрячься на одном конце, борозды, а мы с зайцем побежим с другого конца. Когда заяц разбежится, я вернусь назад. А когда он прибежит к твоему концу, ты выйди и скажи: «А я уже давно жду». Он тебя от меня не отличит, подумает, что это я.


Второй еж спрятался в борозде, а первый еж с зайцем побежали с другого конца.

Когда заяц разбежался, еж вернулся назад и спрятался в борозду. Заяц прискакал на другой конец борозды, а второй еж уже там сидит. Он увидал зайца и говорит ему:

А я уже давно жду!

Заяц удивился такому чуду и говорит:

Давай еще раз побежим!

Давай! — отвечает еж.

Заяц пустился назад, прибежал на другой конец, увидал ежа. Тот ему и говорит:

Я уже давно тут.

Ну, так побежим еще раз.

Побежим!

Прискакал заяц на другой конец, а там опять еж дожидается. Так заяц скакал, пока из сил не выбился.

(По Л. Толстощу)


ЖЕМЧУЖИНКА И ЖАБА


У одной вдовы было две дочери. Мать любила старшую больше, чем младшую. Сестры были совсем разными. Старшая была грубая, злая и жадная. А младшая ко всем относилась с добротою и была кроткого нрава.

Однажды мать послала младшую дочь к колодцу за водой. Когда девочка стала набирать воду, к ней подошла старушка-нищенка и попросила напиться. На самом деле это была волшебница. Она хотела узнать, добрая ли душа у девочки. Девочка напоила нищенку.

На прощание старушка сказала:

У тебя добрая душа. За это ты получишь от меня подарок. Пусть отныне, когда ты станешь смеяться, из твоего рта будут сыпаться жемчужины!

Сказала это старушка и исчезла. А у младшей сестры с тех пор изо рта сыпались жемчужины всякий раз, как она смеялась. За это люди прозвали ее Жемчужинкой.

В другой раз старшая сестра пошла к колодцу за водой. Волшебница опять прикинулась нищенкой и попросила у девочки напиться. Но та лишь обругала старушку:

Вот еще! Буду я всякой нищенке воду подавать!

Ты злая и бессердечная девочка! Так пусть же всякий раз, как ты смеешься, изо рта у тебя выскакивают жабы!

С тех пор старщей сестре проходу не стало от насмешек, и называли ее теперь не иначе как Жаба.

(По бирманской сказке)


ЖИВАЯ ШЛЯПА


Шляпа лежала на комоде. Котенок Васька сидел на полу возле комода. Вовка и Вадик сидели за столом и раскрашивали картинки. Вдруг позади них что-то упало на пол. Они обернулись и увидели на полу возле комода шляпу.

Вовка подошел к комоду, нагнулся, хотел поднять шляпу, но вдруг вскрикнул и отскочил в сторону с воплем:

Она живая!

Кто живая?

Шляпа.

Что ты! Разве шляпы бывают живые?

Посмотри сам!

Вадик подошел поближе и стал смотреть на шляпу. Вдруг шляпа поползла прямо к нему. Вадик закричал и прыгнул на диван. Вовка за ним.

Шляпа вылезла на середину комнаты и остановилась. Ребята смотрели на нее и тряслись от страха. Тут шляпа повернулась и поползла к дивану. Ребята сот скочили с дивана, убежали на кухню и дверь за собой закрыли. Они взяли кочергу и лыжную палку, приоткрыли дверь и заглянули в комнату.

Где же она? — спрашивает Вадик.

Вон там, возле стола.

Сейчас я ее как тресну кочергой, пусть только подползет ближе! — говорит Вадик.

Но шляпа лежала возле стола и не двигалась.

Ребята вернулись на кухню, набрали из корзины картошки и стали швырять ее в шляпу. Наконец Вадик попал. Шляпа как подскочит кверху!

Мяу! — закричало что-то. Из-под шляпы высунулся серый хвост, потом лапа, а потом и сам котенок выскочил.

(По Н. Носову)


ЖИВОЙ БАРОМЕТР


В субботу к нам в гости зашел дядя Гриша, посмотрел в окно на серое облачное небо и срашивает меня:

Знаешь, как погоду предсказывают?

По барометру.

Хочешь, я тебе живой барометр подарю?

Как живой? Дядя усмехнулся:

Очень просто. Забегай ко мне завтра и увидишь.

а другой день пришел я к дяде, а он мне клетку со зверьком протягивает. Мордочка у зверька пухлая. Глазенки черные, точно смородины, выпученные. Шуба рыжая, а на спине пять темных полосок. Забавный!

Держи бурундука!

Спасибо! А при чем тут барометр?

Скоро узнаешь! Дядя хитро улыбнулся и похлопал меня по плечу.

Забирай, забирай! Кедровыми орехами, семечками, ягодами да грибами его кормить надо.


Радостный прибежал я домой, поставил клетку на подоконник, а сам гляжу на зверька и думаю: «И как же такой кроха погоду угадывает?»

Бурундучишка тем временем знай себе таскает подсолнухи из кормушки. Набьет полный рот и с раздутыми щеками в дуплянку спешит. Видно, там закрома у него.

Вечерело. Из приоткрытого окна веяло сыростью и прохладой. Зверек сел на задние лапы, передними щеки подпер и начал кашлять. Я перепугался и скорей к дяде:

Простыл зверь! Как его лечить? А дядя успокоил меня:

Вовсе он не больной. Если бурундук кашлять вздумал, скоро гроза нагрянет!

Дядя оказался прав! Не успел я за собой калитку захлопнуть, как гром прогремел. С той поры живой барометр не раз меня предупреждал: «Сегодня на рыбалку ходить нельзя, дождь будет». А однажды я его не послушался и весь до ниточки промок!


(По А. Баркову)


ЖИВОТНЫЕ В НАШЕМ ДОМЕ


Чтобы привить нам любовь к природе и облагородить наши с братом души, родители покупали различных животных: кошек, собак, рыб.

Однажды произошла неприятность с кошкой. Она отчаянно исцарапала Оськины руки. Дело в том, что Оська папиной зубной щеткой почистил кошке зубы...

Но совсем грустная история вышла с козленком. Это живое начинание постигла полная неудача. Козленка папа купил специально для нас. Козленок был маленький, черный, крутолобый, мелко завитой. Он походил на воротник папиной шубы. Папа принес его в гостиную. Тонкие ножки козленка разъезжались на линолеуме.

Вот, это вам. Ухаживайте за ним хорошенько, — сказал папа.

Пока отец спал после обеда, мы немного повозились с веселым козленком.

Вскоре он надоел нам, и мы забыли о своем курчавом товарище. Козленок куда-то исчез. Через час в пустой гостиной неожиданно раскатисто загремели аккорды пианино. Это нашедшийся козленок прыгнул с разбегу на клавиши. Папа от этого проснулся и заторопился в больницу на вечерний обход.

Когда он вышел в столовую, мы с испугу разом сели оба на один стул. Мама всплеснула руками. Папа взглянул вниз и обмер... Одна из штанин доходила ему лишь до колен. Изжеванные, мокрые, измусоленные клочья висели на ноге... Вот куда исчезал козленок! В тот же вечер его отвезли обратно к хозяину.


(По Л. Кассилю)


ЗА СТОЛОМ


Кофе пили всегда в столовой у камина, в котором даже в теплую погоду горел огонь. Малыш не любил кофе, но зато очень любил сидеть вот так с мамой, с папой, с братом Боссе и сестрой Бетан перед огнем камина.

Эти минуты были, пожалуй, самыми приятными за весь день. Тут можно было спокойно поговорить с папой и с мамой, и они терпеливо выслушивали Малыша. В другое время такое случалось не всегда.

За столом Боссе и Бетан подтрунивали друг над другом и болтали о том, что произошло за день в школе. Малышу тоже очень хотелось рассказать о своих школьных делах, но этим интересовались только мама и папа. А Боссе и Бетан смеялись над его рассказами, и Малыш замолкал. Он боялся говорить то, над чем так обидно смеются. Впрочем, Боссе и Бетан старались не дразнить Малыша, потому что он им отвечал тем же.


(По А, Линдгрен)


ЗАДЕРИХВОСТ


Хищник должен прятаться, если хочет подкрасться к добыче. Большой, медведь бесшумно крался по лесу, осторожно переступал голыми подошвами через сухие сучки. Впереди на опушке была куча хвороста. За ней — луг. Там паслись кони. Они часто поднимали головы, нюхали ветер. Но ветер дул от них на кучу. Кони поворачивали головы против ветра и ни чуять, ни видеть хищника не могли.

Вдруг из хвороста, как пузырек из лужи, выскочил крошечный задерихвост. Птичка эта ростом с сосновую шишку; носик остренький, тельце орешком, хвостик торчком. И шныряет он всегда понизу. Как от него спрячешься, когда у тебя ноги и ступают они по земле? Медведь пал на брюхо, вжался в мох. Да уж поздно. Заметил его задерихвост. Да как затрещит! И откуда у крохи такой голос? За тысячу шагов вздрогнешь! Кони заржали, умчались.

В ярости вскочил медведь, кинулся ловить нахального малыша. Вмиг раскидал всю кучу хвороста. А задерихвост мышонком проскользнул у него между ног и вспорхнул на дерево. Поди поймай его там! Всю охоту испортил медведю. С головой его выдал. И хвостик торчком!


(По В. Бианки)


ЗАЙЦЫ


Зайцы по ночам кормятся. За ночь заяц прокладывает по снегу глубокий, видный след. На зайцев охотятся люди, собаки, хищные звери и птицы. Если бы заяц ходил просто и прямо, то утром его сразу бы нашли по следу и поймали. Но зайца спасает его трусость.

Заяц ходит ночью па полям и лесам без страха и прокладывает прямые следы. Но как только приходит утро, враги его просыпаются. Заяц слышит то лай собак, то визг саней, то голоса мужиков, то треск волка по лесу. Заяц начинает от страха метаться из стороны в сторону. Проскачет вперед, испугается чего-нибудь и побежит назад по своему следу. Еще услышит что-нибудь — и со всего размаха прыгнет в сторону и поскачет прочь от прежнего следа. Стукнет что-нибудь — заяц повернется назад и опять поскачет в сторону. Когда светло станет, он ляжет.

Наутро охотники начинают разбирать заячий след, путаются по двойным следам и далеким прыжкам, удивляются хитрости зайца. А заяц и не думал хитрить. Он только всего боится.


(По Л. Толстому)


ЗАПАХ ЗЕМЛИ


Дедушка Макар живет в деревне. Дом у него просторный, на крыше резной петух. За домом сад, поле.

Поле черное, а над ним пар. Днем пар белый, а по вечерам голубой.

Так полюшко дышит, — заметил дедушка. Нагнулся, взял горсть земли, понюхал и говорит:

Пахнет талой водой и шальным ветром!

Солнышко припекает все жарче и жарче. На дворе лужи по ночам не замерзают. Если попробуешь войти в лес, утонешь в мокром снегу. Глянешь вверх, а на высоких липах кричат, хлопочут грачи. Ремонтируют старые гнезда, строят новые.

Идем мы с дедушкой через поле, а навстречу нам трактор. Издали он похож на большого жука. Гудит, стрекочет, тянет за собой железный гребень. Зубья у бороны острые, а от них по земле полосы идут, будто поле причесывают.


(По А. Баркову)


ЗАПЛАТКА


У Бобки были замечательные штаны защитного цвета. Бобка их очень любил и всегда хвастался своими солдатскими штанами.

Однажды Бобка полез через забор, зацепился за гвоздь и порвал эти замечательные штаны:. От досады он чуть не заплакал, побежал домой и стал просить маму зашить. Мама рассердилась:

Ты будешь по заборам лазить, штаны рвать, а я зашивать должна? Сам зашей.

Так я же ведь не умею!

Сумел порвать, сумей и зашить.

Ну, я так буду ходить, — проворчал Бобка и пошел во двор.

Ребята увидели дырку и стали смеяться.

Какой же ты солдат, если у тебя штаны порваны?

Бобка оправдывается:

Я просил маму зашить, а она не хочет.

Ребята говорят:

Разве солдатам мамы штаны зашивают? Солдат сам должен уметь все делать.

Бобке стало стыдно.

Пошел он домой, попросил у мамы иголку, нитку и лоскуток зеленой материи. Из материи он вырезал заплатку величиной с огурец и начал пришивать ее к штанам. Дело это было нелегкое.

Наконец заплатка была пришита. Она торчала на штанах, словно сушеный гриб. Материя вокруг сморщилась так, что одна штанина даже стала короче. Пришлось все переделывать.

Бобка взял ножик и отпорол заплатку. Потом расправил ее, приложил снова к штанам, хорошенько обвел вокруг заплатки карандашом и стал пришивать ее снова. Теперь он шил аккуратно и все время следил, чтобы заплатка не вылезала за черту.

Он долго возился, сопел и кряхтел. Когда он закончил, на заплатку было любо взглянуть. Она была пришита ровно, гладко и так крепко, что не отодрать и зубами.

Наконец Бобка надел штаны и вышел во двор. Ребята окружили его,

Вот молодец! — говорили они.


(По Н. Носову)


ЗАЯЧЬИ ХЛОПОТЫ


С причудами выдалась осень. Сперва залила, отхлестала землю дождем. Потом смягчилась и осыпала золотыми березовыми листьями. А ночью внезапно ударил мороз, пошел снег. Все кругом засветилось. Земля побелела, точно помолодела.

Повстречался мне как-то заяц. Жмется он по гумнам да по ложбинам, нигде места себе не найдет. Не успел косой летнюю одежду сменить. Спина у него бурая, а лапы и голова белые. В таком пестром наряде его легко заметит лиса, волк или филин.

А через неделю случилась оттепель. Полежал снег на пригорках и растаял. К тому времени заяц в белый наряд вырядился, только кончики ушей черными остались. Я его на проселочной дороге увидел. Привстал на задние лапки. Уши торчком. В нерешительности верхней раздвоенной губой поводит. Я хлопнул в ладоши:

Берегись!

Заяц припал к земле и задал стрекача! Бежит, не знает, где спрятаться лучше. Не до смха косому. Ведь шуба-то своя, не покупная, наземь ее не скинешь!


(По А. Баркову)


ЗОРКОСТЬ СКАЗОЧНИКА


Андерсен умел радоваться всему интересному и хорошему, что попадается на каждой тропинке и на каждом шагу. Он обладал талантом, редкой способностью замечать то, что ускользает от ленивых человеческих глаз.

Мы ходим по земле, но очень редко к нам приходит желание нагнуться и тщательно рассмотреть эту землю, рассмотреть все, что находится у нас под ногами. А если бы мы нагнулись или легли бы на землю, то увидели бы много любопытных вещей.

Сухой мох рассыпает из своих кувшинчиков изумрудную пыльцу. Обло-

мок перламутровой ракушки так мал, что из него нельзя сделать даже карманное зеркальце для куклы. Но зато он переливается и блестит множеством неярких красок. Так горит на утренней заре небо над Балтикой. Разве не прекрасна каждая травинка, каждое летучее семечко липы? Из него обязательно вырастет могучее дерево.

Обо всем этом Андерсен писал рассказы и сказки. И люди качали головами от удивления и говорили друг другу:

Откуда только взялся такой дар у долговязого сына башмачника? Должно быть, он все-таки колдун.


(По К. Паустовскому)


ИЗБА ЛЕСНИКА


Мы ехали довольно долго. Наконец лесник остановился.

Вот мы и дома, барин, — промолвил он спокойным голосом. Калитка заскрипела, несколько щенков дружно залаяли. Я поднял голову и при свете молнии увидел небольшую избушку посреди обширного двора. Из одного окошечка тускло светил огонек. Лесник довел лошадь до крыльца и застучал в дверь.

Сейчас, сейчас! — раздался тоненький голосок.

Послышался топот босых ног, засов заскрипел, и на пороге показалась девочка лет двенадцати с фонарем в руке.

Посвети барину, — сказал лесник, — а я пока дрожки под навес поставлю.

Девочка глянула на меня и пошла в избу. Я отправился вслед за ней.

Изба лесника состояла из одной комнаты. На стене висел изорванный тулуп.

На лавке лежало одноствольное ружье, в углу валялась груда тряпок. Два больших горшка стояли возле печки. На столе горела лучина. В самой середине избы висела люлька. Девочка погасила фонарь, присела на крошечную скамейку и начала правой рукой качать люльку, а левой поправлять лучину, Ребенок в люльке дышал тяжело и часто.

Ты разве одна здесь? — спросил я девочку.

Одна, — произнесла она невнятно.

Ты лесникова дочь?

Лесникова, — прошептала она.

Дверь заскрипела, и лесник шагнул через порог. Он поднял фонарь с полу, подошел к столу и зажег светильник.

Чай, не привыкли к лучине? — проговорил он и тряхнул кудрями.

(По И. Тургеневу)


КАК ВЕЛИК МИР!


Хорошо было за городом! Стояло лето. Ярко светило солнце. На полях уже золотилась рожь, овес зеленел, сено было сметано в стога. По зелёному лугу расхаживал длинноногий аист. За полями и лугами темнел большой лес, а в лесу прятались глубокие синие озера.

Старую усадьбу окружали глубокие канавы с водой. От стен дома до самой воды земля заросла лопухом. Лопух был таким высоким, что маленькие дети могли стоять под самыми крупными его листьями во весь рост. Густая чаща лопуха была похожа на глухой и дикий лес.

Там сидела на яйцах утка. Сидела она уже давно, и ей это занятие порядком надоело. К тому же ее редко навещали. Другим уткам больше нравилось плавать по канавкам, чем сидеть в лопухе да крякать вместе с нею. Наконец яичные скорлупки затрещали. Утята зашевелились, застучали клювами и запищали. Утка крякнула:

Поторапливайтесь!

Утята выкарабкались из скорлупы и стали озираться кругом, разглядывая зеленые листья лопуха. Мать не мешала им.

Как велик мир! — сказали утята. Теперь им было куда просторнее, чем в скорлупе.


(По Г. X. Андерсену)


КАК ГУСИ РИМ СПАСЛИ


В 390 году до нашей эры дикие галлы напали на римлян. Римляне не могли с ними справиться. Одни убежали из города, а другие заперлись в крепости, которая называлась Капитолий. В городе остались одни сенаторы. Галлы вошли в город, перебили всех сенаторов и сожгли Рим. В середине Рима оставался только Капитолий, куда не могли добраться галлы. Галлы хотели разграбить Капитолий. Они знали, что там много богатств. Но Капитолий стоял на крутой горе. С одной стороны были стены и ворота, а с другой был крутой обрыв. Ночью галлы украдкой полезли из-под обрыва на Капитолий. Они поддерживали друг друга снизу и передавали друг другу копья и мечи. Так они потихоньку взобрались на обрыв. Ни одна собака не услыхала их.

Галлы уже полезли через стену, как вдруг гуси почуяли людей, загоготали и захлопали крыльями. Один римлянин проснулся, бросился к стене и сбил под обрыв одного галла. Галл упал и свалил за собою других. Тогда сбежались римляне, стали кидать бревна и камни под обрыв, перебили много галлов. Потом пришла помощь к Риму. Галлов прогнали.


(По Л. Толстому)


КАК ЛИС ОБМАНУЛ ГИЕНУ


Рассказывают, что однажды лис изнемогал от жажды. Он подошел к колодцу и увидел, что на барабан натянута веревка с двумя ведрами на концах. Уселся лис в верхнее ведро и спустился вниз. А второе ведро тем временем поднялось.

Напился лис воды, а вылезти не может. Заглянула в колодец гиена и увидела отраженную в воде луну и лиса, который сидел на дне. Гиена спросила:

Что ты там делаешь? А лис указал на отражение луны и сказал:

Я хочу съесть половину этого сыра, а вторая половина останется для тебя.

Как же мне спуститься?

Сядь в ведро, — ответил лис.

Под тяжестью гиены верхнее ведро опустилось вниз, а ведро с лисом поднялось наверх.

Так лис выбрался из колодца, а глупую гиену оставил там.


(По африканской сказке)


КАК МУЖИК ГУСЕЙ ДЕЛИЛ


У одного бедного мужика не стало хлеба. Вот он и задумал попросить хлеба у барина. Чтобы было с чем идти к барину, он поймал гуся, изжарил его и понес. Барин принял гуся и говорит мужику:

Спасибо, мужик, тебе за гуся; только не знаю, как мы твоего гуся делить будем. Вот у меня жена, два сына да две дочери. Как бы нам разделить гуся без обиды?

Мужик говорит:

Я разделю.

Взял ножик, отрезал голову и говорит барину:

Ты всему дому голова — тебе голову.

Потом отрезал задок, подает барыне и говорит:

Тебе дома сидеть, за домом смотреть — тебе задок.

Потом отрезал лапки и подает сыновьям. — Вам ножки — топтать отцовские дорожки.

А дочерям дал крылья.

Вы скоро из дома улетите, вот вам по крылышку. А остаточки себе возьму! И взял всего гуся.

Барин посмеялся, дал мужику хлеба и денег. Услыхал богатый мужик, что барин за гуся наградил бедного мужика хлебом и деньгами. Зажарил пять гусей и понес к барину. Барин говорит:

Спасибо за гусей. Да вот у меня жена, два сына, две дочки — всех шестеро. Как бы нам поровну разделить твоих гусей?

Стал богатый мужик думать и ничего Не придумал. Послал барин за бедным мужиком и велел делить. Бедный мужик взял одного гуся, дал барину с барыней и говорит:

Вот вас трое с гусем. Одного дал сыновьям:

И вас трое. Одного дал дочерям:

И вас трое.

А себе взял двух гусей:

Вот и нас трое с гусями, все поровну.

Барин посмеялся и дал бедному мужику еще денег и хлеба, а богатого прогнал.


(По русской сказке)


КАК ПОЯВИЛАСЬ НА НЁБЕ ЛУНА


В далекие времена вся земля была покрыта морем. Потом морская вода начала понемногу уходить, и в разных местах вышли из воды острова. И выросли на этих островах трава и деревья. А из моря вылезли звери и стали привыкать к жизни на суше.

Пришли на эти острова и люди. Они ели рыб и крабов, черепах и ракушки, рвали плоды с деревьев. На одном из таких островов жили две сестры. Были эти сестры храбрыми охотницами и хорошо ловили рыбу.

Однажды сестры поймали невиданную рыбу небывалой величины. Была эта рыба бледной, круглой и плоской. И назвали сестры эту рыбу Луной-рыбой.

Пошли сестры искать коренья, чтобы вкуснее была рыба. А Луну-рыбу оставили в густой траве, под большим деревом. Набрали сестры много кореньев и пришли обратно на берег. Но рыбы под деревом не было.

Долго искали сестры Луну-рыбу. Смотрят, а она сидит на ветке большого дерева. Потом на другую ветку прыгнула. Все выше и выше стала подниматься Луна-рыба и наконец прыгнула прямо в небо.

И поплыла Луна-рыба по небесному своду большим плоским светлым шаром, все осветила на небе и на земле.

Так продолжалось много ночей. Но однажды сестры увидели на небе только половинку Луны-рыбы, потом четверть, а затем совсем не стало Луны-рыбы.

Кто-то там, на небе, съел нашу рыбу! — закричала одна из сестер. Но она ошиблась.

Луна-рыба была волшебницей и опять пришла на небо. Сначала увидали люди лишь один ее кусочек. Но она все росла и росла и наконец снова поплыла по небосводу большим светлым шаром.


(По австралийскому мифу)


КАК ТУШКАНЧИК ПЕРЕХИТРИЛ ЛЬВА


Повадился лев убивать в лесу зверей. Забеспокоились звери, собрались и пошли ко льву.

О повелитель леса! Не убивай нас, лучше мы сами будем каждое утро доставлять тебе пищу. Лев согласился.

На следующее утро бросили звери жребий, и пал он на антилопу. Лев насытился и никого больше в этот день не тронул.

На другой день жребий пал на гиену, и лев ее съел.

Так прошло много дней, и наконец жребий пал на тушканчика. Только звери собрались вести его ко льву, тушканчик и говорит:

Не трогайте меня, я сам пойду.

Отпустили тушканчика, а он вернулся в свою нору, лег и уснул. Льва же мучил голод. Не дождавшись своей жертвы, он вскочил в гневе и с ревом бросился искать зверей. Услышал тушканчик рев льва, вышел из норы и взобрался на дерево возле колодца.

Подошел лев, а тушканчик с верхушки дерева и спрашивает:

Что случилось, почему ты кричишь? Лев взревел:

Целый день жду зверей, но они так и не принесли мне поесть! А тушканчик в ответ:

Жребий пал на меня. Я шел к тебе и нес мед. Но в этом колодце сидит другой лев. Он отобрал у меня мед и сказал, что он гораздо сильнее тебя.

Рассвирепел лев, подбежал к колодцу, заглянул внутрь и увидел другого льва, который смотрел на него. На самом деле это было только его отражение. Прыгнул лев на другого льва в колодец и утонул А тушканчик вернулся к зверям и сказал:

Я покончил со львом, теперь можете жить в лесу спокойно. Обрадовались звери!


(По африканской сказке)


КАЛИНЫЧ


Утром мы тотчас после чаю опять отправились на охоту. В деревне господин Полутыкин велел кучеру остановиться у низенькой избы и звучно воскликнул:


Калиныч!

Сейчас, батюшка, сейчас, лапоть подвязываю, — раздался голос со двора.


Мы поехали шагом. За деревней догнал нас высокого худой человек лет сорока. Это был Калиныч. Его добродушное смуглое лицо понравилось мне с первого взгляда.


После я узнал, что Калиныч каждый день ходил с барином на охоту, носил его сумку, а иногда и ружье. Он доставал воды, набирал земляники, устраивал шалаши. Без него господин Полутыкин шагу ступить не мог. Калиныч был человек самого веселого, самого кроткого нрава. Он беспрестанно напевал вполголоса, улыбался, прищуривал свои светло-голубые глаза и часто брался рукою за свою жидкую клиновидную бороду. Ходил он большими шагами, слегка подпирался длинной и тонкой палкой. В течение дня он не раз заговаривал со мною, услуживал мне без раболепства, но за барином ухаживал, как за ребенком. Когда невыносимый полуденный зной заставил нас искать убежища, он привел нас на свою пасеку, в самую глушь леса. Калиныч отворил нам избушку, уложил нас на свежем сене, а сам отправился на пасеку вырезать нам сот. Мы запили прозрачный теплый мед ключевой водой и заснули под однообразное жужжание пчел и болтливый лепет листьев.


(По И. Тургеневу)


КАРЛСОН


Карлсон — это маленький толстенький человечек, который умеет летать. На самолетах и вертолетах летать могут все, а вот Карлсон умеет летать сам по себе. Он нажимает кнопку на животе, и у него за спиной начинает работать хитроумный моторчик. Пока пропеллер не раскрутится как следует, Карлсон стоит неподвижно. Когда мотор заработает вовсю, Карлсон взмывает ввысь и летит с важным и достойным видом. На лету он слегка покачивается.


Карлсону прекрасно живется в маленьком домике на крыше. По вечерам он сидит на крылечке и глядит на звезды. С крыши звезды видны лучше, чем из окон. Удивительно, что так мало людей живет на крышах. Должно быть, они просто не догадываются там поселиться. Домик Карлсона спрятан за большой дымовой трубой, и никто его не видит. Да станут ли взрослые обращать внимание на какой-то там крошечный домик, даже если и споткнутся о него?


Однажды домик Карлсона увидел трубочист. Он очень удивился и не поверил своим глазам. Трубочист полез в трубу, забыл про домик и никогда больше о нем не вспоминал.


(По А. Лиядгрен)


КАШТАН


Антон Павлович Чехов очень любил животных. Во дворе его дачи в Ялте жили две собаки. Одну звали Тузик, а другую Каштан.


Каштан был глуп, ленив и неуклюж. Когда Каштан лез с нежностями, Антон Павлович легонько отстранял его палкой с притворной суровостью:


Уйди же, уйди, дурак... Не приставай...


Антон Павлович иногда в шутку говорил гостям:


Не хотите ли, подарю пса? Вы не поверите, до чего он глуп.


Но однажды Каштан попал под колеса фаэтона, который раздавил ему ногу. Бедный пес прибежал домой на трёх лапах, с ужасным воем. Задняя нога вся была исковеркана, кожа и мясо прорваны почти до кости, лилась кровь. Антон Павлович тотчас же промыл рану и перевязал марлевым бинтом. Нежно, ловко и осторожно прикасался он к ободранной ноге собаки. Ласково бранил он и уговаривал визжавшего Каштана:


Ах ты, глупый, глупый... Ну как тебя угораздило?.. Да тише ты... легче будет... дурачок...


(По А. Куприну)


КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ


В Аркадии жила керинейская лань, которую богиня Артемида послала в наказание людям. Лань эта опустошала поля. Царь Эврисфей велел Гераклу поймать ее и живой доставить в Микены. Эта лань была необычайно красива: рога у нее были золотые, а ноги медные. Подобно ветру, носилась она по горам и долинам Аркадии и не знала усталости.


Целый год преследовал Геракл керинейскую лань. Она неслась через горы, через равнины, прыгала через пропасти, переплывала реки. Даже после столь долгой погони не потеряла она сил. Тогда Геракл прибег к своим не знающим промаха стрелам. Он ранил златорогую лань стрелой в ногу и только тогда поймал ее. Геракл взвалил чудесную лань на плечи и хотел уже нести ее в Микены, но тут предстала перед ним разгневанная Артемида и сказала:


Разве не знаешь ты, Геракл, что лань эта моя? Разве не знаешь, что не прощаю я обиды?


Склонился Геракл перед прекрасной богиней и ответил:


Не по своей воле преследовал я твою лань, а по повелению Эврисфея. Сами боги повелели мне служить ему, и не смею я ослушаться Эврисфея!


Артемида простила Гераклу его вину.


Герой принес живой в Микены керинейскую лань и отдал ее царю.


(По Н. Куну)


КОМАРИНЫЙ БАЛ


Знаете, как дедушка научил меня погоду предсказывать? Тепло завтра или холодно будет? Вот послушайте.


Однажды выбежал я после завтрака во двор, а над поленницей дров комары табунятся. Что это им вздумалось?


Дедушка нагнулся к поленнице, а комары заметили его мохнатую шапку и стали над ней плясать. Искусают комары дедушку!


Подкрался я к нему сзади и махнул на комаров метлой. Дедушка поднял брови и повернулся ко мне:


Зря обижаешь. Чудят комары по весне. Танцуют и пляшут. Люди говорят, что комар мак толчет. Значит, тепло будет!


Я побежал по саду и насчитал семь веселых стаек. Настоящий комариный бал!


(По А. Баркову)


КОРОВА


Жила вдова Марья со своей матерью и с шестью детьми. Жили они бедно. Но купили на последние деньги бурую корову, чтобы было молоко для детей. Старшие дети кормили Буренушку в поле и давали ей помои дома. Один раз мать вышла со двора, а старший мальчик Миша полез за хлебом на полку, уронил стакан и разбил его. Миша испугался, что мать его будет бранить.


Он подобрал большие стекла от стакана, вынес на двор и зарыл в навозе, а маленькие стеклышки все подобрал и бросил в лоханку. Мать хватилась стакана, стала спрашивать. Но Миша не сказал.


На другой день после обеда пошла мать давать Буренушке помои из лоханки и видит, что Буренушка скучна и не ест корма. Стали лечить корову, позвали бабку. Бабка сказала, что корова жить не будет, надо ее забить на мясо. Позвали мужика, стали забивать корову. И узнали, что она издохла оттого, что ей попало стекло в помоях. Когда Миша услыхал об этом, он стал горько плакать и признался матери, что разбил стакан. Мать тоже заплакала и сказала:


Убили мы свою Буренушку, другую купить теперь не на что. Как проживут малые дети без молока?


Миша еще пуще стал плакать.


(По Л. Толстому)


КОРОЛЬ ЗАБОРОВ


Во дворе у забора лежала куча хвороста. Мне то и дело приходилось из нее хворостину выдергивать на растопку.


Выбежал я однажды во двор и слышу, что поет кто-то в хворосте... Звонко так поет, да еще и прищелкивает. Вот чудак!


Я притаился, гляжу, а из хвороста выскочила рыжевато-бурая крохотная птица. Носик острый, как у мышонка, а хвост торчком. Плутоватая. На мгновение скакнула на поленницу дров, огляделась. Заметила меня, пискнула и тут же снова юркнула в плотно слежавшийся хворост.


Позвал я деда взглянуть на диковинного мышонка с крыльями. А он мне и говорит:


Вот невидаль! Да это же крапивник. Птица такая маленькая. В хворосте гнездо у нее. Теперь крапивник в нем от непогоды прячется. А вообще-то он по доборам любит прятаться. Недаром немцы его «королем заборов» прозвали. Я от удивления даже рот разинул. Мышонок оказался королем!


(По А. Баркову)


КОСАЧИ


Под лучами скупого зимнего солнца обледенелые березы кажутся застывшими фонтанами. В этих фонтанах купаются тетерева-косачи. Перо у них черное, брови красные, а хвост загнут в разные стороны и похож на лиру.


Зимой тетерева кочуют с места на место. На лесной окраине можжевеловую ягоду поклюют, в березовой роще сережками полакомятся, а в дальнем урочище — еловой да сосновой хвоей.


Декабрьский день короток. Сизые сумерки сгустились, неприметно перешли в темень. Сжался косач в комок, сложил крылья лодочкой и нырнул вниз, прямо в сугроб. А за ним, словно по команде, и остальные птицы попрыгали в белоснежную постель.


Разгуляется ночью метель, насыплет, наметет высокие сугробы, а птицам спокойно в мягкой постели, тихо, тепло. Мимо рыжая лиса пройдет и не заметит. Лыжники проедут и не догадаются. Даже рысь тетеревов в сугробе не учует.


(По А.Баркову)


КОСТОЧКА


Купила мать слив и хотела их дать детям после обеда. Они лежали на тарелке. Ваня никогда не ел слив и все нюхал их. И очень они ему нравились. Очень хотелось съесть. Он все ходил мимо слив. Когда никого не было в горнице, он не удержался, схватил одну сливу и съел. Перед обедом мать сосчитала сливы и видит, что одной нет. Она сказала отцу.


За обедом отец и говорит:


Дети, не съел ли кто-нибудь одну сливу?


Все сказали:


Нет.


Ваня покраснел как рак и тоже Сказал:


Нет, я не ел. Тогда отец сказал:

Нехорошо поступил тот, кто съел сливу без разрешения. Но не в этом беда. Беда в том, что в сливах есть косточки. . Кто проглотит косточку, тот через день умрет. Я этого боюсь.


Ваня побледнел и сказал:


Нет, я косточку бросил в окошко. Все засмеялись, а Ваня заплакал.


(По Л. Толстому)


КОТ В САПОГАХ


В дозор пограничники обычно со служебными собаками ходят. А у нас на заставе кот стал в дозор ходить.


Было это так. Однажды кто-то из пограничников принес на заставу сибирского котенка тигровой масти. Обыкновенный котенок, пушистый, с кисточками на кончиках ушей. Вначале мы ничего особенного за ним не замечали. А он смекалистым оказался.


Когда пограничники в строй становились, и он на левый фланг пристраивался.


Когда котенок подрос, он в дозор с пограничниками отправился. Только зашуршит что-то в кустах, у кота шерсть дыбом становится.


Все лето кот на границе служил, а как-то зимой пошел он на пост и лапы отморозил. Тогда наш командир приказал:


Обуть кота!


Задумались пограничники. Где взять коту сапоги? На складе готовых ему не нашлось. И тут старшина Гвоздев не растерялся. Снял он мерку с его лапы и сшил коту меховые сапожки.


И вручил как положено, перед строем на линейке. Так появился на нашей заставе кот в сапогах!


(По А. Баркову)


КОТЕНОК


Жили брат и сестра, звали их Вася и Катя. И была у них кошка. Весной кошка пропала. Дети искали ее везде, но не могли найти. Один раз они играли возле амбара и услыхали, что над головой кто-то мяучит тонким голосом. Вася влез по лестнице под крышу амбара и нашел свою кошку с пятью крошечными котятами. Когда они выросли немножко, дети взяли себе одного котенка. Он был серый, с белыми лапками. Мать раздала всех остальных котят, а этого оставила детям. Дети кормили его, играли с ним и клали с собой спать.


Один раз дети пошли играть на дорогу и взяли с собой котенка.

Ветер шевелил солому по дороге, а котенок играл с соломой. Дети смотрели на него и радовались. Потом они нашли возле дороги щавель, пошли собирать его и забыли про котенка. Вдруг они услыхали, что кто-то громко кричит:

Назад, назад!

Это скакал охотник, а впереди него две собаки бежали прямо на котенка. А глупый котенок не убегал. Он прижался к земле, сгорбил спину и смотрел на собак. Катя испугалась собак, закричала и побежала прочь от них. А Вася что было духу пустился к котенку и одновременно с собаками подбежал к нему. Собаки хотели схватить котенка, но Вася упал на него животом и закрыл котенка от собак.

Охотник подскакал и отогнал собак. Вася принес домой котенка и больше не брал его с собой в поле.


(По Л. Толстому)


КРЫЛАТЫЕ ДРУЗЬЯ


В просторную деревянную клетку с круглым верхом я посадил щегленка и важного красногрудого снегиря Кузь-мича. Долгое время птицы не ладили: цыкали друг на друга, ссорились у кормушки. Но прошло несколько недель, и они стали жить мирно и дружно. Только пели по-разному. Щегол заливался на весь дом, а снегирь тихонько поскрипывал тягучие зимние песни. Порой юркий щегол не мог справиться с твердой скорлупой подсолнуха, и Кузьмич выручал его. Он разгрызал семечко и широко разевал толстый клюв. Угощайся на здоровье!


Прожили птицы у меня лет пять и сделались ручными. Протянешь, бывало, снегирю гроздь рябины, а он скосит черный глазок, пройдет бочком по жердочке и степенно возьмет лакомство. А щегол очень любил репей. Приметит издали и давай хвостом вертеть да перышки оглаживать. Настоящий щеголь!


Однажды летом я чистил в саду клетку, и снегирь выпорхнул у меня из-под самых рук. Сел на ветку сирени, огляделся по сторонам и принялся громко кричать.


Щегол заметался по клетке и начал тревожно пищать. Он звал друга. Снегирь кружил под окном, где я поставил клетку, но в западню не шел.


На другой день чуть свет я стал манить Кузьмича. Я был уверен, что снегирь заночевал где-нибудь поблизости от дома.

Кузьмич услышал мои позывные, откликнулся и присел на клетку. Видно, одиноко и непривычно показалось ему ночью в саду. Вскоре Кузьмич скакнул в открытую дверцу, и крылатые друзья встретились вновь.


(По А. Баркову)


КТО НЕ РАБОТАЕТ, ТОТ НЕ ЕСТ


У одного короля была красавица дочь. Королевна была ленива, целый день сидела перед зеркалом.

Пришла пора выдавать ее замуж. Тогда король объявил: «Кто в три года научит мою дочь работать, за того я ее и замуж выдам». Шло время, а за королевну никто не сватался. Послал король приближенных искать мужа для дочери. И вот встретился им как-то парень, который пахал поле на восьми волах. Привели его к королю, а тот ему и рассказал все по порядку. Согласился парень, обещал в три года научить девушку работать. Привел он королевну домой. Мать выбежала навстречу, дивится на красавицу.

На другой день парень взял плуг, запряг волов и поехал в поле, а матери сказал, чтобы не принуждала сноху работать. Вечером возвратился с работы, мать подала ужин, а сын спрашивает:

Кто сегодня работал, мать?

Я и ты, — отвечает она.

Ну, кто работал, тот и есть может.

Королевская дочь рассердилась и пошла спать голодная.

И на другой день все так же было. На третий день королевна говорит свекрови:

Мама, дай и мне какую-нибудь работу, чтобы не сидеть без дела.

Та велела ей наколоть дров.

Наступил вечер. Сели за ужин, а парень снова спрашивает:

Кто сегодня работал, мать?

Мы трое: я, ты и королевна.

Ну, кто работал, тот и есть может.

И все трое поужинали. Так понемногу королевна научилась работать.

Через три года приехал король проведать дочку и увидел, что работает она дружно со свекровью. Обрадовался и говорит:

Неужели ты научилась работать? Королевна отвечает:

Конечно, у нас так положено. Кто работал, тот и есть может. И если ты, отец, хочешь поужинать, пойди-ка наколи дров.

(По Сербской сказке)


КУПАНИЕ МЕДВЕЖАТ

Наш знакомый охотник шел берегом лесной реки и вдруг услышал громкий треск сучьев. Он испугался и влез на дерево. Из чащи вышла на берег большая бурая медведица, с ней два веселых медвежонка и пестун — ее годовалый сын, медвежья нянька. Медведица села. Пестун схватил одного медвежонка зубами за шиворот и давай окунать его в речку. Медвежонок визжал и барахтался, но пестун не выпускал его, пока хорошенько не выполоскал в воде. Другой медвежонок испугался холодной ванны и пустился удирать в лес. Пестун догнал его, надавал шлепков, а потом потащил в воду, как первого. Полоскал, полоскал его — да ненароком и выронил в воду. Медвежонок как заорет! Тут в один миг подскочила медведица, вытащила сынишку на берег, а пестуну таких плюх надавала, что он, бедный, взвыл.


(По В. Бианки)


ЛЕВ И СОБАЧКА

Однажды в зверинце кинули льву на корм беспризорную собачонку. Собачка поджала хвост и прижалась в угол клетки. Лев подошел и понюхал ее. Собачка легла на спину, подняла лапки и стала махать хвостиком. Лев тронул ее лапой и перевернул. Собачка вскочила и стала перед львом на задние лапки. Лев смотрел на собачку, качал головой и не трогал ее. Когда хозяин бросил льву мяса, лев оторвал кусок и оставил собачке. Вечером лев лег спать, а собачка легла возле него и положила голову ему на лапу.


С тех пор собачка жила в одной клетке со львом, лев не трогал ее, делился кормом, а иногда играл с ней». Однажды кто-то из посетителей узнал свою собачку и попросил хозяина зверинца вернуть ее. Хозяин стал звать собачку, чтобы взять ее из клетки, но лев ощетинился и зарычал.

Так прожили лев и собачка целый год в одной клетке. Через год собачка заболела и издохла. Лев перестал есть, Он все нюхал, лизал собачку и трогал ее лапой. А когда он понял, что она умерла, вспрыгнул, ощетинился, стал хлестать себя хвостом по бокам, бросился на стену клетки и стал грызть засовы и пол.

Целый день он бился, метался в клетке и ревел, потом лег подле мертвой собачки и затих. На шестой день лев умер.

(По Л. Толстому)


ЛЕДОЛОМКА


С каждым днем все светлее становится, По полю важно расхаживают грачи с желтыми носами. Вдоль забора трава зеленеет.

Дедушка Макар распахнул дверь, вышел на крыльцо:

Скоро прилетит трясогузками лед тронется!

Сперва я не поверил ему. При чем тут птица? Как-то прибежал я на реку и увидел, что вода ожила, кипит, бурлит, ломает сизые льдины. На реке шум и треск. А одна храбрая птица перелетает с льдинки на льдинку и радостно посвистывает: «Пи-лик, пи-лик!» Хвост у нее длинный-длинный, все качается вверх-вниз, вверх-вниз.

Ребята на другом берегу хлопают в ладоши и кричат:

Ледоломка! Ледоломка!

Прав оказался дедушка! Прилетела трясогузка и хвостом лед разбила.

А на другой день я выбежал в сад зарядку делать и заметил на коньке крыши трясогузку. Подкрался ближе и рассмотрел птицу хорошенько. Юркая, беленькая, на длинных тонких ножках. На груди черный фартук; На голове черная шапочка. Весело поздоровалась: «Пи-лик, пи-лик!». Стала трясогузка по крыше бегать, мух ловить на солнцепеке. Быстрая, ловкая, стремительная, полет у нее плавный, волновой.

(По А. Баркову)


ЛЕРНЕЙСКАЯ ГИДРА


Лернейская гидра была чудовищем с телом змеи и девятью головами дракона. Жила гидра в болоте около города Лерны. Она уничтожала стада и опустошала окрестности города. Одна из голов гидры была бессмертна.

Однако Гераклу предстояло одолеть чудовище. Он отправился в Лерну вместе со своим другом Иояаем. Геракл оставил Иолая с колесницей в роще, а сам отправился искать гидру. Он нашел ее в пещере. Геракл раскалил докрасна свои стрелы и стал пускать их одну задругой в гидру. В ярость привели гидру стрелы Геракла. Она выползла из мрака пещеры, грозно поднялась на своем громадном хвосте и хотела уже броситься на героя, но он наступил ей ногой на туловище и придавил к земле. Гидра обвилась хвостом вокруг ног Геракла и старалась свалить его, но не могла. Взмахами своей тяжелой палицы герой сбивал одну за другой головы гидры. Но гидра все-таки была жива. На месте каждой сбитой головы у гидры вырастали две новые.

На помощь гидре из болота выполз чудовищный рак и впился своими клешнями в ногу Геракла. Тогда герой призвал на помощь Иолая. Иолай убил чудовище, зажег часть ближней рощи и горящими стволами деревьев прижигал гидре шеи, с которых Геракл сбивал головы. Новые головы перестали вырастать. Все слабее и слабее сопротивлялась гидра герою. Наконец и бессмертная голова ее отлетела. Чудовищная гидра была побеждена и рухнула мертвой на землю.

Глубоко зарыл ее бессмертную голову победитель Геракл и навалил на нее громадную скалу, чтобы не могла она опять выйти на свет. Затем рассек герой тело гидры и погрузил в ее ядовитую желчь свои стрелы. С тех пор раны от стрел Геракла стали неизлечимыми.


(По Н. Куну)


ЛЕСНОЙ ГНОМ


Нильс так и проспал бы весь день, если бы его не разбудил какой-то шорох. Нильс поднял голову и насторожился. Кто-то открыл крышку сундука!


Нильс прямо глазам не верил. На краю сундука сидел крошечный человечек и любовался старинной безрукавкой, которая лежала под самой крышкой. «Да ведь это гном!» — догадался Нильс. Мальчишка решил подшутить над удивительным гостем.


Он схватил со стены сачок для ловли мух, поймал гнома и стал встряхивать


сачок. Гном бился в сетке и беспомощно размахивал руками. Наконец гном взмолился:


Отпусти меня на волю! Я дам тебе за это большую золотую монету. Нильс на минуту задумался.

Это неплохо, — сказал он и перестал раскачивать сачок.


Гном начал ловко выбираться из сетки.


Но тут Нильсу пришло на ум, что он продешевил. Мальчишка снова встряхнул сетку. Но тут вдруг кто-то отвесил ему затрещину, сетка выпала у него из рук, а сам он кубарем откатился в угол.


Когда Нильс поднялся на ноги, гнома уже и след простыл. Сундук был закрыт, а сачок висел на стене. Нильс сделал два шага и остановился. С комнатой что-то случилось. Стены их маленького домика раздвинулись, а потолок ушел высоко вверх. Из зеркала на Нильса смотрел крошечный человечек. Нильс понял, что гном заколдовал его. Он крепко зажмурился, потом ущипнул себя и снова открыл глаза. Нет, он не спал. Рука болела по-настоящему.


Нильс подобрался к самому зеркалу и уткнулся в него носом. Да, это он, Нильс. Только был он теперь не больше воробья.


(По С. Лагерлеф)


ЛЕСНОЙ ПЕТУШОК


Лес за рекой большой, дремучий. Сколько раз я в нем плутал, а потом сообразил, что деревня наша там, где корова мычит, где овца блеет, где собака лает. Однажды мы с дедушкой далеко в чащу зашли. Уже смеркаться стало.

А ну-ка, скажи, где наш дом? — спросил дедушка.

Поглядел я по сторонам. Места незнакомые. Прислушался. Далеко-далеко собака лает, точно кто в бочку кашляет. Видно, пес старый. Я махнул рукой:

Вон там. Там собака. Дедушка замер и приложил к уху ладонь. А потом как рассмеется:

Да вовсе это не пес!

А кто же?

Это лесной петушок токует. Так белую куропатку у нас называют.


И тут дедушка Макар засвистел и заухал филином. А лесной петушок будто захлебнулся разом. Смолкла его песня, и сделалось тихо-тихо. Мы зашагали к деревне. Оказалось, дом наш совсем в другой стороне. Ошибся я, зато услышал, как токует белая куропатка.


(По А. Баркову)


ЛИСА И ПЕТУХ


Жил-был петух. Клевал он как-то за селом зернышки и вдруг увидел, что крадется к нему лиса.

До села далеко, не добежишь. Только и успел петух взлететь на стоявший рядом старый вяз. Лиса подошла к дереву и говорит:

Эй, петух! Почему ты, как увидел меня, взлетел на дерево? А петух ей отвечает:

А ты что, хотела бы, чтобы я подбежал и обнял тебя?

Конечно! Разве ты ничего не знаешь? Царь разослал по всем улицам и базарам глашатаев и велел им кричать указ. Теперь во всем государстве ни одна живая душа, ни один зверь не смеет обижать слабого. Волки и овцы должны пить воду из одного родника, а соколы и голуби жить в одном гнезде. И ты теперь должен спуститься ко мне, мы вместе пойдем гулять. Петух ответил:

Гулять хорошо компанией, а не вдвоем. Подожди немножко. Пусть подбегут те звери, что, несутся сюда, словно вихрь. Тогда все вместе и погуляем.

Лиса спрашивает:

Что это за звери? Какие звери?

Похожи на волков, только уши и хвосты длинней.

Может быть, это овчарки?

Наверно, они!


Заволновалась лиса, собралась бежать. А петух ей вдогонку кричит:


Почему же ты удираешь?

Потому что я не люблю иметь дело с овчарками.

А разве ты не говорила, что царь велел всем зверям не обижать слабых?

Так ведь овчарки были в степи и не слышали царского указа. Они могут разорвать меня на куски.


Сказала это лиса и скрылась.


(По персидской сказке)


ЛУГОВИКИ


Чибисы - полезные птицы. Они очищают луга от вредных жуков и слизняков. За это их и прозвали в деревне луговиками.


Санитары лугов! — сообразил я. Дед сказал:

Санитары и храбрецы!

Почему храбрецы?

Погоди. Скоро сам убедишься. Я не поверил словам деда и о чибисах скоро забыл.


Как-то пошел я с дворнягой Пиратом на прогулку. Я спустил пса с поводка. Он от радости прыгнул мне на плечи, лизнул нос и помчался кругами по лугу. Спугнул с гнезда чибисиху. И тут произошло настоящее сражение. Чибисы сбились в стаю и обрушились на собаку. Стали кружить над Пиратом, громко хлопать крыльями и кричать гнусавыми голосами.


Испугался пес, поджал хвост и побежал со всех ног к дому. Я посмеялся над Пиратом, а дома рассказал обо всем деду.


Дед сказал:


Ничего удивительного! Пират — пес молодой да трусливый. А мне не раз приходилось видеть, как чибисы ястребов да лисиц от своих гнезд отгоняли.


(По А. Баркову)


ЛУК — ОТ СЕМИ НЕДУГ


Лук — весьма своеобразное растение. Луковица покрыта золотистыми, прозрачными, но очень плотными пленочками. Луковица была первым наглядным пособием при изучении астрономии. Ученые древности разрезали луковицу поперек и объясняли на ней своим ученикам строение вселенной. Они тогда утверждали, что вселенная состоит из нескольких оболочек, которые окружают землю.


В средние века люди думали, что лук предохраняет воинов от стрел и ударов мечей. Рыцари носили на груди под стальными латами обыкновенную луковицу. Поэтому один из сортов лука назвали «лук победный».


Разные виды дикого лука растут у нас на полях и в лесах. Но культурный лук происходит из Западной Азии. Возделывать лук начали в древние времена в Китае, а затем в Индии и Египте.


В армиях древней Греции и Рима добавляли в пищу солдатам большое количество лука. Считалось, что лук придает человеку силу, энергию и храбрость.


Во все времена у всех народов приписывали луку лечебные свойства. У восточных народов была поговорка: «Лук, в твоих объятиях проходит всякая болезнь» . Древние славяне применяли лук как лекарство при многих болезнях. Это нашло отражение в поговорке: «Лук от семи недуг».


В средние века врачи утверждали, что даже запах лука предохраняет от заболевания. Современные ученые установили, что лук выделяет летучие вещества, от которых гибнут болезнетворные бактерии. Достаточно в течение трех минут пожевать лук, чтобы убить во рту все бактерии.


Сочные чешуйки луковицы содержат сахар. Из жареного лука жгучие вещества улетучиваются, он становится сладким и румяным.


(По П. Верзилияу)


ЛУЧШИЙ ПЕВЧИЙ


В сказках и притчах всегда говорится, что орел правит птичьим царством. Весь народ птичий у него в послушании. Орел — всем птицам голова, и все они поочередно состоят при нем на посылках. Однажды Орел вздремнул после сытного обеда, потом вдруг встряхнулся и захотел послушать хорошую песню. Позвал он рассыльного. Прибежала вприпрыжку ворона. Орел сказал:


Позови ко мне самого лучшего певчего. Пусть он убаюкает меня, и за это я его награжу.


Подпрыгнула ворона, каркнула и полетела. Отлетела она немного, присела на сухое дерево и стала думать, какую птицу позвать.


Подумала и надумала, что никому не спеть лучше ее внука. Притащила она вороненка к орлу.


Орел сидел и дремал. Вороненок принялся усердно каркать. Орел вздрогнул и проснулся. Вороненок еще шире клюв разинул, закаркал громче, старался орлу угодить. Старая ворона покачивала головой, постукивала ножкой, сладко улыбалась и ждала большой похвалы и милости. Вдруг орел отшатнулся и спросил:


Это что за набат? Режут, что ли, кого или караул кричат? Ворона отвечала:

Это песенник, мой внучек. Лучше него во реем царстве не найдешь.


(По В. Далю)


МАЙ


Пришел веселый месяц май. Лес оделся» все цветы цветут, все пташки поют. Солнце теперь всех обогрело и светлую всем радость дало. Налетело много разных птиц. Тут и начался лесной праздник.


Засвистал, защелкал в кустах соловей. В каждой луже урчали и квакали лягушки. Цвели деревья и ландыши. Майские жуки с гуденьем носились между ветвями. Бабочки порхали с цветка на цветок. Звонко куковала кукушка. Дятел-красношапочник так лихо барабанил по сучку носом, что по всему лесу слышна звонкая барабанная дробь. А дикие голуби поднимались высоко над лесом и проделывали в воздухе головокружительные фокусы и мертвые петли. Каждый веселился на свой лад, кто как умел.


По утрам на заре слышны громогласные крики. Это трубят журавли на болоте. Вот один журавль растопырил крылья и пушистый свой хвост, поклонился до земли соседям, засеменил ногами и пошел по кругу. То поклонится, то подпрыгнет, то вприсядку пойдет. А другие на него смотрят, собрались кругом, крыльями хлопают.


(По В. Бианки)


МАЛЕНЬКИЙ ГРАФ


Замок графинь Вишен стоял на вершине холма. Его окружал огромный парк. У ворот парка висело объявление с надписями на обеих сторонах. «Вход воспрещен» — для деревенских ребят, чтоб отбить у них охоту перелезать через железную ограду. «Выход воспрещен» — для маленького графа Вишенки, чтоб ему не вздумалось как-нибудь выйти из парка и отправиться в деревню к ребятам.


Вишенка гулял по парку один-одинешенек. Он осторожно ходил по ровным дорожкам и все время думал о том, как бы не наступить ненароком на клумбу и не растоптать грядки. Его наставник, синьор Петрушка, развесил по всему парку объявления, в которых было указано, что Вишенке разрешается и что ему запрещается. У бассейна с золотыми рыбками висела надпись: «Запрещается Вишенке окунать руки в воду!» Было тут и другое объявление: «Запрещается разговаривать с рыбами!» В самой середине цветущей клумбы красовалась надпись: «Запрещается трогать цветы! Нарушитель будет оставлен без сладкого». Было здесь даже такое предостережение: «Тот, кто помнет траву, должен будет две тысячи раз написать в тетради, что он неблаговоспитанный мальчик».


Все эти надписи придумал синьор Петрушка, который был домашним учителем и воспитателем Вишенки.


Но когда Вишенка проходил мимо этих объявлений, он обычно снимал очки, чтобы не видеть надписей на дощечках. И тогда он мог спокойно думать о чем хотел.


(По Д. Родари)


МАЛЕНЬКИЙ СКАЗОЧНИК


Ганс Христиан Андерсен вырос в бедности. Единственной гордостью семьи была необыкновенная чистота в их доме. В вазонах на окне цвели тюльпаны. Их запах сливался со множеством звуков. Звенели колокола. Стучал отцовский сапожный молоток. Барабанщики около казармы выбивали лихую дробь. Бродячий музыкант играл на флейте. Хрипло пели матросы в соседнем заливе. Разнообразие красок, звуков, небольших событий окружало маленького Ганса. Все вокруг давало чуткому мальчику повод радоваться и выдумывать всякие истории.


В доме Андерсенов у Ганса был только один благодарный слушатель — старый кот по имени Карл. Но Карл часто засыпал на середине какой-нибудь интересной сказки. Кошачьи годы брали свое. Но мальчик не сердился на старого кота. Он все ему прощал, потому что Карл никогда не сомневался в существовании колдуний, говорящих цветов и лягушек с бриллиантовыми коронами на голове. Первые сказки мальчик услышал от отца и от старух из соседней богадельни. Весь день эти старухи пряли серую шерсть и бормотали свои нехитрые рассказы. Ганс переделывал эти рассказы по-своему, украшал их и в неузнаваемом виде снова рассказывал их богаделкам. А те только ахали и шептали между собой, что мальчик слишком умен и потому не заживется на свете.


(По К. Паустовскому)


МАЛЬЧИК И ПТИЧКА


Один мальчик гулял в лесу и нашел гнездышко. А в гнёздышке сидели малюсенькие голенькие птенчики и пищали. Они ждали, когда мама прилетит и покормит их червячками и мушками.


Мальчик обрадовался, что нашел таких славных птенчиков. Он хотел взять одного и принести его домой. Только он протянул к птенчикам руку, как вдруг с дерева камнем упала к его ногам птичка. Упала и лежит в траве. Мальчик хотел схватить птичку, но она немножко попрыгала по земле и отбежала в сторону. Тогда мальчик побежал за ней. Он подумал, что птичка ушибла себе крыло и поэтому летать не может. Только мальчик подошел к птичке, а она снова запрыгала по земле и немножко отбежала. Мальчик опять за ней. Птичка вспорхнула и снова села в траву.


Тогда мальчик снял свою шапку и хотел этой шапкой накрыть птичку. Только он подбежал к ней, а она вдруг вспорхнула и улетела. Мальчик рассердился на птичку и пошел скорей назад, чтобы взять себе хоть одного птенчика. И он понял, что потерял то место, где было гнездышко.


Тогда мальчик догадался, что птичка нарочно упала с дерева и бегала по земле, чтобы подальше увести его от гнездышка. Так мальчик и не нашел птенчика. Он собрал немножко лесной земляники и пошел домой.


(По М. Зощенко)


МАРС


Яростный и неукротимый бог войны Марс почитался как отец великого и воинственного римского народа. Благодаря покровительству могучего бога войны римляне одерживали победы над соседними племенами и другими народами.


Именем Марса был назван третий месяц года, и в первые его числа проводились конные состязания. Первого марта в честь воинственного бога происходило шествие его жрецов, которые плясали, пели гимны и ударяли копьями в щиты. В этот день мужчины дарили подарки женам, а женщины — рабыням.


У бога войны были и мирные обязанности. Он почитался как бог весны. Он охранял поля от вредителей и стада от волков. Поэтому Марсу поклонялись земледельцы и пастухи. Священными животными Марса были дятел и волк. Но прежде всего это был бог войны. Когда полководец отправлялся в похбд, он шел в храм Марса. Там он потрясал священным щитом и копьем. Полководец обращался к богу с призывом: «Бодрствуй, Марс!»


(По А. Нейхардт)


МЕДОМ ПАХНЕТ


Вдоль дороги, которая спускается к оврагу, растут кусты орешника. Ветки голые, без листьев, обвешаны желтыми сережками.


Лещина зацвела! — говорят в деревне. Откуда ни возьмись налетел ветер и качнул сережки. По воздуху поплыло желтое облачко, покачалось и опустилось на дно оврага.


Когда ветер затих, я сам решил пустить желтое облачко. Нагнул ветку и отпустил. Дедушка Макар стоял напротив и сделался желтым. Пожелтели брови, усы и борода. Так его облачко разукрасило.


Дедушка стряхнул золотую пыльцу, растер в ладонях, понюхал.


Медом пахнет! Значит, осенью урожай на орехи будет.


(По А. Баркову) МЕЧТАТЕЛЬ


Андерсен был единственным ребенком в семье. Его родители были бедны, но мальчик жил вольно и беззаботно. Его никогда не наказывали. Он занимался только тем, что непрерывно мечтал.


Больше всего времени Христиан проводил на старой водяной мельнице. Мельница эта вся тряслась от старости, ее окружали обильные брызги и потоки воды. Зеленые бороды тины свешивались с ее дырявых лотков. У берегов запруды плавали в ряске ленивые рыбы. Кто-то рассказал мальчику, что прямо под мельницей, на другом конце земного шара, находится Китай. Поэтому китайцы довольно легко могут прокопать подземный ход. Тогда на улицах датского городка внезапно появятся люди в красных атласных халатах и с изящными веерами в руках. Мальчик долго ждал этого чуда, но оно почему-то не произошло.


Кроме мельницы, еще одно место привлекало маленького Христиана. На берегу канала была расположена усадьба старого отставного моряка. В своем саду моряк установил несколько маленьких деревянных пушек и рядом с ними — высокого, тоже деревянного солдата. Когда по каналу проходил корабль, пушки стреляли холостыми зарядами, а солдат палил в небо из деревянного ружья. Так старый моряк салютовал своим счастливым товарищам, которые еще не ушли на пенсию.


Христиан мечтал обо всем, что только могло прийти ему в голову. Родители же мечтали сделать из мальчика хорошего портного. Мать учила его кроить и шить. Но мальчик шил только пестрые платья для своих театральных кукол. Ведь у него уже был свой собственный домашний театр. А вместо кройки он научился вырезать из бумаги замысловатые узоры и маленьких танцовщиц. Этим своим искусством он поражал всех даже в годы своей старости. Умение шить пригодилось впоследствии Андерсену как писателю. Он так перемарывал рукописи, что на них не оставалось места для поправок. Тогда Андерсен выписывал эти поправки на отдельных листках бумаги и тщательно вшивал их нитками в рукопись — ставил на ней заплатки.


(По К. Паустовскому)


МИЛИЦИОНЕР


Больше всего на свете Алик боялся милиционеров. Его всегда дома милиционером пугали, когда он шалил или не слушался.


Один раз Алик заблудился. Он в.ышел гулять во двор, потом побежал на улицу. Бегал, бегал и очутился в незнакомом месте. Тут он стал плакать. Собрались вокруг люди, подошел милиционер. Алик увидел его и такой крик поднял, что милиционер только рукой махнул, отошел и спрятался за ворота. Люди говорят:


Ну не кричи. Ушел милиционер!

Нет, не ушел. Вон он за воротами спрятался, я вижу!


А милиционер кричит из-за ворот:


Граждане, узнайте хоть его фамилию, я в милицию позвоню по телефону! Одна женщина говорит Алику:

Вот у меня есть знакомый маленький мальчик, он никогда не заблудится, потому что свою фамилию знает.

Я тоже знаю свою фамилию, — говорит Алик.

А ну скажи.

Кузнецов. А зовут Александр Иванович.

Молодец! — похвалила женщина.


Она пошла к милиционеру и сказала ему фамилию Алика. Милиционер позвонил по телефону в милицию, потом приходит и говорит:


Он совсем недалеко живет, на Песчаной улице. Кто поможет отвести мальчугана домой? А то он меня почему-то боится.

Давайте я отведу, — сказала женщина, которая узнала фамилию Алика.


Она взяла Алика за руку и повела домой. По дороге она объяснила мальчику, как милиционер помог узнать его адрес. С тех пор Алик милиционеров уже не боится. Знает, что они для порядка.


(По Н. Носову)


МОРКОВЬ — ЛАКОМСТВО ГНОМОВ


В средние века морковь считали лакомством Гномов — сказочных маленьких человечков, которые живут в лесу. Существовало поверье: если вечером отнесешь в Лес миску с пареной морковью, то утром вместо моркови найдешь слиток золота. Ночью гномы съедят морковь и щедро заплатят за любимое кушанье. Доверчивые люди носили в лес миски с морковью, но золота не находили.


Четыре тысячи лет морковь употребляется в пищу. Дикая морковь имеет тонкий и жесткий корень.


Культурная морковь создавалась в течение многих столетий. К нашему времени получено много сортов моркови. Они различны по вкусу, форме и окраске. Корни моркови бывают не только розовые, но и белые, желтые и фиолетовые. Многие знают сорт самой маленькой моркови, которая называется каротель. Но бывает морковь длиной до одного метра и шириной с крупную свеклу. Такую морковь возделывают в Китае и Японии. Для нее обрабатывают почву на глубину в полтора метра.


(По Н. Верзилину)


МУЗЫКАНТ


Старый медвежатник сидел на завалинке и пиликал на скрипке. Он очень любил музыку и старался сам научиться играть. Плохо у него выходило, но старик и тем был доволен, что у него своя музыка. Мимо проходил знакомый колхозник и говорит старику:


Брось-ка ты свою скрипку-то, берись за ружье. Из ружья у тебя лучше выходит. Я сейчас медведя видел в лесу. Старик отложил скрипку, расспросил колхозника, где он видел медведя. Но не нашел даже и следа его. Устал старик и присел на пенек отдохнуть. Тихо-тихо было в лесу. Вдруг старик услыхал: «Дзенн!..» Немного погодя опять: «Дзённ!..» Старик удивился; «Кто же это в лесу на струне играет?!» Встал с пенька и острожно пошел туда, откуда слышался звук. Звук слышался с опушки. Старик подкрался из-за елочки и видит, что на опушке разбитое грозой дерево, из него торчат длинные щепки. А под деревом сидит медведь, схватил одну щепку лапой. Медведь потянул к себе щепку и отпустил ее. Щепка выпрямилась, задрожала, и в воздухе раздалось: «Дзенн!..» Словно струна пропела. Медведь наклонил голову и слушает. Старик тоже слушает. Хорошо поет щепка! Замолк звук, а медведь снова оттянул щепку и пустил.


Вечером знакомый колхозник еще раз проходил мимо избы медвежатни-


ка. Старик опять сидел на завалинке со скрипкой. Он пальцем дергал одну струну, и струна тихонечко пела: «Дзинн!». Колхозник спросил старика:


Ну что, убил медведя?

Нет, — ответил старик.

Что ж так?

Да как же в него стрелять, когда он такой же музыкант, как и я?


И старик рассказал колхознику, как медведь играл на расщепленном грозой дереве.


(По В. Бианки)


МУРАВЬИНАЯ ПЕЧКА


В конце апреля прогремел гром и пошли теплые частые дожди. Лес умылся и будто помолодел. Шел я с дедушкой по узкой тропе и вдруг у старой ели увидел большой муравьиный дом. Тут дедушка рассказал мне, как муравейник весну встречает.


Как только солнышко выглянет, муравейник снимает с макушки снежную шапку. В лесу еще снег под елками лежит, а муравейник уже макушку греет. Дом у муравьев высотный. Сколько в нем этажей, коридоров, лестниц! Только печки не хватает. Так вот что муравьи придумали. Они строят свой дом под деревом. Солнышко пригревает ствол, а от него тепло идет, как от печки. Дерево и есть муравьиная печка. Вот какие умные строители муравьи!


(По А. Баркову)


НА БЕРЕГУ


Мы на даче. Играем на берегу. Вдруг моя старшая сестра Леля кричит:

Юля утонула!

Я смотрю по сторонам. Действительно, нигде нет моей младшей сестренки Юли. Леля кричит:

Так и есть! Вот ее шляпа плывет по воде.

Действительно, соломенная шляпа Юли плывет по реке. Что есть духу я бегу к нашей даче. Кричу:

Мама! Юля утонула.

Мама бежит к реке так, что я еле поспеваю за ней. Увидев, что Юлина шляпа плывет по воде, мама падает в обморок.

В это время Леля кричит:

Нет, Юля не утонула. Вот она плывет на лодке. Она хочет догнать свою шляпу.

Действительно, видим, Юля стоит в лодке и, ворочая веслом, плывет за своей шляпой. Но течение быстрое. И шляпа ее далеко. Я говорю:

Мама, приди в себя, оказывается, Юля не потонула.

Увидев Юлю в лодке, мама кричит:

Юля, плыви назад! Тебя унесет на середину реки! Леля говорит:

Она бы и рада плыть назад, но не может. Ей не справиться с Ёёслом. Вон куда ее унесло.

Тут мы видим, что Юлю отнесло далеко от берега. И она испуганно кричит:

Помогите!

Услышав ее крик, мама снова падает в обморок. Тут какой-то мужчина садится в другую лодку и плывет к Юле.

Я говорю маме:

Мама, не бойся. Юлю сейчас спасут.

Юлину лодку мужчина привязывает к своей лодке. И вскоре Юля на берегу. Плача и целуя Юлю, мама уносит ее домой.

(По М.Зощенко)


НА ВЕЧЕРНЕЙ ЗОРЬКЕ


Когда солнце заходит за дальний лес, наступают сумерки. Густой туман растекается по земле. Окутывает избы, пожарную каланчу, деревья. Все кругом затихает. И только со стороны мельничной плотины доносятся протяжные звуки : «Курлы-курлы-курлы...»

Кажется, что где-то далеко играет серебряная труба. Когда звуки смолкают, в небе медленно пролетает клином журавлиная стая. Дедушка проводит ее долгим взглядом и скажет вслед:

На Марьино болото тянут.

Зачем?

Ногой пробуют, скоро ли снег растает.

А скоро?

Вот-вот болото оживет. Заголубеет. Лягушки заквакают. А у журавлей свадебные пляски пойдут.

А как они пляшут?

Перышки огладят, переступят с кочки на кочку, приосанятся. Станут в круг. Крыльями машут, курлычут, подпрыгивают, кланяются до земли. Высокие, гордые. А потом снова в круг, снова в развеселом хороводе.

Я слушаю дедушку и мечтаю хоть одним глазком взглянуть на журавлиную пляску. А на Марьином болоте вновь начинает звучать серебряная труба: «Курлы-курлы-курлы,..»


(По А. Баркову)


НА ГОРКЕ


Целый день ребята трудились. Они строили снежную горку во дворе. Когда горка была готова, ребята полили ее водой и побежали домой обедать. А Котька Чижов не строил. Сидел дома и смотрел в окно, как другие трудятся. А когда ребята ушли, он быстро оделся, нацепил коньки, выскочил во двор и говорит:

Хорошая горка получилась! Сейчас скачусь.

Полез на горку и вдруг бухнулся носом. Скользко! Решил песочком горку посыпать. Около дворницкой стоял ящик с песком.

Схватил Котька фанерку, стал из ящика песок на горку таскать. Тут прибежали ребята, увидели, что горка песком посыпана.

Это кто горку песком посыпал? Ты не видал, Котька? — спрашивают ребята.

Котька отвечает:

Нет, я не видал. Это я сам посыпал. Она была скользкая, и я не мог на нее взобраться.

Ребята рассердились на Котьку:

Мы столько трудились, а ты все испортил. Как же теперь кататься? Бери сейчас же лопату! Засыпай песок снегом!

Котька стал посыпать горку снегом, а ребята снова водой полили. А Котьке так работать понравилось, что он еще сбоку лопатой ступеньки проделал, чтобы всем было легко взбираться на горку. А то еще кто-нибудь снова песком посыплет!

(По Н. Носову)


НА ЛЕСНОМ АЭРОДРОМЕ


Когда я совершал воздушное путешествие над тайгой, я слышал от летчиков много интересных рассказов о лесных и охотничьих приключениях. Летчики рассказывали, как доводилось им наблюдать зверей в тайге.

На лесном аэродроме мне показали живого маленького медвежонка, которого доставили из тайги на самолете. Лохматый авиатор чувствовал себя с людьми прекрасно. Он жил в клетке на аэродроме. Иногда мишку выпускали гулять, и он гонялся за козами, которые забирались на запретную для посторонних посетителей зону.

А еще жила в штабе лесного отряда и пользовалась общим дружеским расположением маленькая белочка Дуся, которую летчики поймали в реке. Во время кочевки белки нередко переплывают широкие реки.

Но самой большой любовью и почтением пользовался в авиационном отряде ручной журавль Василий Иванович.

Журавль важно расхаживал по аэродрому и был похож на диспетчера.

Казалось, что он наблюдал за общим порядком. И молено было подумать, что без Василия Ивановича не может отправиться ни один самолет.

Круглые сутки находился он на аэродроме. Когда ночью на аэродром въезжала машина, ее фары освещали высокую сторожевую фигуру журавля. Эта птица поразила меня своим умом и привязанностью к аэродрому.


(По И. Соколову-Микитову)


НА ОПУШКЕ


В свои родные места я приехал в конце сентября. И, как всегда, решил проведать заветную опушку леса, где любят прятаться выводки тетеревов. Над лесом медленно поднималась огромная холодная луна. На опушку вышел высокий подбористый волк с опущенным хвостом. И в свете луны засеребрилась его шерсть. Издали мне показалось, будто шерсть светится.

Зверь поднял вверх лобастую седую голову, повел носом и вздохнул. В его широкую пасть вместе с вечерней прохладой влетели снежинки. Луну заволокло тучами. Сразу потемнело кругом. Холодным огнем сверкнули зеленые глаза хищника. Верно, почуял серый разбойник близость зимы. Постоял с минуту, а потом легкой рысцой двинулся в чащу, в логово. Надо предупредить стаю, что вот-вот задуют холодные ветры, загуляет пурга и настанет суровая, голодная пора.

(По А. Баркову)


НАХОДЧИВАЯ СОБАКА


Одна собака увидела на комоде колбасу. А дома никого не было. Собака расхрабрилась и решила эту колбасу стянуть. И так она захотела полакомиться этой колбаской, что даже глазки у нее загорелись и слюнки потекли.

Вот видит собака колбасу, а достать ее не может. Комод высокий, а она сама маленькая, чуть побольше кошки. Но собака была хитрая. Она немножко подумала и вот что придумала. Сначала зубами выдвинула нижний ящик комода. Затем взобралась на этот ящик и немного выдвинула второй ящик.

Взобралась на второй ящик и совсем немного выдвинула третий. И тогда получилось что-то вроде лестницы. И наша собачонка спокойно поднялась по этой лестнице, достала колбасу и съела ее без остатка.

Потом пришли хозяева. Они рассердились, что исчезла колбаса. Но потом они поняли, каким образом собака достала колбасу. Хозяева не стали ее наказывать. Они засмеялись и сказали:

Какая умная у нас собака! Даже не жалко, что она колбасу съела.

(По М. Зощенко)


НЕДОРАЗУМЕНИЕ


Однажды хозяйка уехала по делам и забыла, что у нее на кухне осталась кошка. А у кошки были три котенка, которых надо было кормить. Вот кошка проголодалась и стала искать что-нибудь съестное. А на кухне никакой еды не было. Тогда кошка вышла в коридор. Но и в коридоре она тоже ничего хорошего не нашла.

Тогда кошка подошла к одной комнате и почуяла через дверь, что там чем-то вкусным пахнет. Кошка стала лапкой открывать дверь. А в этой комнате жила соседка, которая ужасно боялась воров. Она сидела у окна, кушала пирожки и дрожала от страха. И вдруг она видит, что дверь в ее комнату тихонько открывается. Соседка пугается и говорит:

Ой, кто там?

Но никто не отвечает.

Соседка подумала, что это воры, открыла окно и выпрыгнула во двор. И хорошо, что она жила на первом этаже. Иначе она сломала бы себе ногу или еще что-нибудь. А так она только немножко ушиблась и расквасила себе нос.

Соседка побежала звать дворника, а кошка тем временем открыла лапкой дверь, нашла на окне четыре пирожка, съела их и снова пошла на кухню к своим, котятам. Вот приходит дворник с соседкой и видит, что никого в квартире нет. Дворник рассердился и ущел. А соседка села у окна и снова хотела заняться пирожками. И вдруг видит, что никаких пирожков нет.


Она подумала, что это она сама их съела и от страха позабыла. И тогда она легла спать голодная. А утром приехала хозяйка и опять стала вовремя кормить кошку.


(По М. Зощенко)


НЕЗВАНАЯ ГОСТЬЯ


Небо голубое, а по нему плывут белоснежные облака. Воздух пахнет тополиной смолой и почему-то арбузными корками. Самое скворчиное время!

Несколько раз я вставал на рассвете, прислушивался к птичьим голосам, но скворцов не видел.

А как-то подул теплый ветер, показалось солнце, и откуда-то сверху послышался тихий, протяжный свист.

Неужели скворцы? Я взглянул вверх и заметил на березе пять черных птиц. Они неподвижно сидели на ветке у самой вершины, Потом переполошились, закричали, быстро снялись с дерева и полетели к реке. А спустя полчаса снова пожаловали к нам в сад. Стали проверять свои прошлогодние квартиры, выбрасывать из них сор, куриные перья. Но что такое? Один черный непоседа-скворец места себе не найдет. С опаской поглядывает на меня, на свой дом на березе, а внутрь заглянуть побаивается.

«Может, там кто поселился?» — подумал я. Вскоре из скворечника показалась темная мордочка. Я схватил палку и постучал по стволу.

И тут из скворечника выпрыгнула белка. Взвилась по стволу кверху, перепрыгнула на другое дерево и ускакала. Пусть незваная гостья в лесу живет. В ельнике ей места хватит.

(По А. Баркову)


НЕМЕЙСКИЙ ЛЕВ


Царь Эврисфей приказал Гераклу убить немейского льва. Это было чудовище огромных размеров. Лев жил около города Немей и опустошал его окрестности..


Геракл прибыл в Немею и тотчас отправился в горы, чтобы разыскать логовище льва. Уже был полдень, когда герой достиг склонов гор. Нигде не было видно ни одной живой души: ни пастухов, ни земледельцев» Все живое бежало из этих мест в страхе перед ужасным львом. Долго искал Геракл по лесистым склонам гор и в ущельях логовище льва.


Наконец, когда уже солнце стало склоняться к западу, нашел его Геракл в мрачном ущелье. Логовище находилось в огромной пещере с двумя выходами. Геракл завалил один из выходов камнями и стал ждать льва. Когда уже надвигались сумерки, показался чудовищный лев с длинной косматой гривой. Натянул тетиву своего лука Геракл и пустил во льва одну за другой три стрелы, но стрелы отскочили от его шкуры.


Грозно зарычал лев, рычанье его раскатилось по горам подобно грому. Лев стоял в ущелье и искал горящими яростью глазами того, кто осмелился пустить в него стрелы. Но вот он увидел Геракла и бросился громадным прыжком на героя.


Как молния сверкнула палица Геракла и громовым ударом обрушилась на голову льва. Зверь упал на землю. Геракл бросился на него, обхватил его своими могучими руками и задушил. Герой взвалил на плечи убитого льва и вернулся в Немею. Когда Геракл принес убитого им льва в Микены, Эврисфей взглянул на чудовище и побледнел от страха.


(По Н. Куну)


НЕТ, ПРАВИЛЬНО!


Еше ребенком я услышал по радио песню и по врожденной привычке с утра до вечера напевал ее. Мне очень нравились красивые, непонятные слова: «Средь шумного бала, случайно, в тревоге мирской суеты...» Дальше я слов не запомнил и о мелодии не заботился.


Однажды иду я из школы и все под нос себе повторяю: «Средь шумного бала, случайно...»


Женщина мне у въезда в поселок встретилась. Они долго шла впереди меня, потом обернулась и строго сказала:


Мальчик, ты неправильно поешь.

Я хотел возразить, но растерялся и ничего не сказал. И больше песня с красивыми и непонятными словами во мне не возникала. И вот теперь, уже на старости лет, мне хочется сказать той женщине и всем, кто обрывает поющего ребенка: «Дети, когда им хочется петь, всегда поют правильно. Это вы, взрослые люди, разучились их правильно слышать».

(По В. Астафьеву)


НОЧНОЙ ЧАСОВОЙ


Лимонный ломтик месяца стынет в темном небе. Молодой снег опушил сосны и ели. Мерцают и горят холодные звезды. А на голом суку дуба между звездами и поляной замер филин. Навострил чуткие уши, полуприкрыл веки и, точно сказочный часовой, сторожит тишину ночного леса.

Скрипнула от мороза старая ель, филин поднял тяжелые веки, зеленым кошачьим взглядом обвел поляну... И вдруг из кустов с легким шорохом выкатился косой. Филин резко повернул голову, неслышно снялся с дерева. Камнем упал на спину зайца, и помчал косой ушастого по лесу, стал отчаянно петлять, пытаясь сбросить страшного седока. Теперь спасение зайца только в прыжке. Чтобы удержать русака, филин одной лапой когтит его спину, другой — за деревья цепляется, точно якорь бросает. Выдержит якорь — пропал косой. Но случилось по-иному: собрал русак последние силенки, сделал отчаянный прыжок в сторону — филин кубарем скатился в сугроб. Что поделаешь! Не всегда в лесу везет хищнику. Бывает и у него осечка!

Ушастый разбойник выскочил из сугроба, отряхнулся, расправил крылья и бесшумно, как ни в чем не бывало, уселся на дубовый сук до утра стеречь тишину зимнего леса.

Однажды везли мы с отцом из леса на салазках дрова. Смеркалось. Вдруг тишина огласилась громким отчаянным уханьем. Я вздрогнул от страха и поскорее прижался к отцу. А он положил тяжелую руку мне на плечо и успокоил:

Не бойся! То ночной пугач-филин свадьбу справляет. Веселится на всю округу!

(По А. Баркову)


НОЧЬ, ЛУНА, ЗАРЯ И СОЛНЦЕ


Медленно влекут по небу черные кони колесницу богини Ночи — Нюкты. Своим темным покровом закрыла богиня землю. Тьма окутала все кругом. Вокруг колесницы толпятся звезды и льют на землю мерцающий свет. Много их, они усеяли все ночное темное небо. Вот как бы легкое зарево показалось на востоке. Разгорается оно все сильнее и сильнее. Это восходит на небо богиня Луна — Селена. Круторогие быки медленно везут ее колесницу по небу. Спокойно, величественно едет богиня Луна в своей длинной белой одежде, с серпом луны на головном уборе. Она мирно льет серебристое сияние на спящую землю. Богиня Луна объезжает небесный свод и спускается в глубокий грот.

Все ближе утро. Чуть светлеет восток. Загорается утренняя звезда. Вот открыла богиня Заря — Эос — ворота, из которых скоро выедет лучезарный бог Солнце — Гелиос. В яркой одежде, на розовых крыльях взлетает богиня Заря на просветлевшее небо. Льет богиня из золотого сосуда на землю росу, и роса осыпает траву и цветы сверкающими алмазными каплями. Проснувшаяся земля радостно приветствует Гелиоса.

Лучезарный бог выезжает на небо с берегов Океана в золотой колеснице, в которую запряжена четверка крылатых коней.

Звезды бегут с небосклона при виде бога солнца. Все выше поднимается колесница Гелиоса. В лучезарном венце и в длинной сверкающей одежде едет он по небу и льет живительные лучи на землю.

На исходе дня бог солнца спускается к священным водам Океана. Там ждет его золотой челн, в котором он плывет назад к востоку. Бог солнца ночью там отдыхает, чтобы взойти в прежнем блеске на следующий день..

(По Н. Куну)


ОРЕХИ НА ЧЕРЕМУХЕ


Ночью дождь гулко барабанил по крыше. Порывистый ветер гнул сучья, трещали и скрипели стволы деревьев.

С рассветом дождь перестал. Солнце неприметно пробилось сквозь цепочку серых туч. Под окнами запели скворцы. В их прощальных песнях слышится радость и грусть. Егорка выскочил из дому и запрыгал по дорожке. Остановился возле калитки. Забор погнула черемуха. Она была старая, дуплистая и поэтому упала, будто прилегла отдохнуть.

Егорка потряс мокрый шершавый ствол, словно попросил дерево: «Хватит лежать, поднимайся!» Вдруг откуда-то на него посыпались один за другим орехи.

Дедушка! На черемухе орехи выросли! — закричал Егорка.

Дед отозвался с пасеки:

Утром ты зачем-то будильник стал разбирать и сломал. Теперь орехи на черемухе?

Не спеша дед подошел к забору, как доктор, ощупал и осмотрел дерево. Сунул прутик в дупло. На его широкой морщинистой ладони появились орехи.

Чудеса на свете творятся, — пожал плечами дед.

Вдруг прямо по траве к черемухе рыжий бельчонок скачет. Заметил непрошеных гостей, встал на задние лапки, рассердился и зацокал:

По какому праву мои орехи берете?

Дед поманил внука и приложил палец к губам. Спрятались они с Егоркой за кустами смородины.

Бельчонок успокоился и стал, приближаться к черемухе. Прыгнет, остановится, шейку вытянет, воздух понюхает, схватит зубами орех и стрелой бежит назад.

Дед сказал:

Нынче зверька день год кормит. Зима на носу. Надо до снега успеть в новую кладовую запасы перетаскать.

(По А. Баркову)



ПО ЧУЖИМ ДОМАМ

Кто не сумел или поленился сам себе дом выстроить, устроился в чужом дому. Кукушки подкинули свои яйца в гнезда трясогузок, зарянок, славок и других маленьких домовитых птичек. Лесной кулик-черныш отыскал старое воронье гнездо и выводит в нем своих птенцов.

Пескарям очень понравились покинутые хозяевами рачьи норки в песчаном берегу под водой. Рыбки выметали в них свою икру.

А один воробей устроился очень хитро. Выстроил он себе гнездо под крышей - мальчишки разорили его. Выстроил в дупле — ласка все яйца повытаскала. Тогда воробей пристроился в громадном гнезде орла. Между толстыми сучьями этого гнезда свободно поместился его маленький домик. Теперь воробей живет спокойно, никого не боится, Огромный орел и внимания не обращает на такую мелкую птаху. Зато уж никто не разорит воробьиного гнезда. Орла-то каждый боится.

Есть в лесу и общежития. Пчелы, осы, шмели и муравьи строят дома на сотни и тысячи жильцов. Грачи заняли сады и рощи под свои гнездовые колонии, чайки — болота, песчаные острова и отмели, а ласточки-береговушки изрешетили обрывистые берега рек своими норками-пещерками.

(По В. Бианки) 

ПОЖАР

Однажды крестьяне ушли работать в поле. В деревне остались только старики и дети. В одной избе оставались бабушка и трое маленьких внучат. Бабушка .истопила печку, легла отдохнуть и заснула. Внучка Маша открыла печку, набрала углей в черепок и пошла в сени. А в сенях лежали снопы. Маша принесла угли, положила под снопы и стала дуть. Когда солома стала загораться, она обрадовалась, пошла в избу, привела за руку младшего брата Кирюшку и сказала: «Гляди, какая печка!». Снопы уже горели и трещали. Когда дым заполнил сени, Маша испугалась и побежала назад в избу. Кирюшка упал на пороге, расшиб нос и заплакал. Маша втащила его в избу, и они оба спрятались под лавку. Бабушка спала и ничего не слыхала. Старший мальчик, Ваня, был на улице. Когда он увидал, что из сеней валит дым, он вбежал в дверь, сквозь дым проскочил в избу и рабудил бабушку.

А бабушка спросонья забыла про детей, выскочила и побежала по дворам за народом. Маша тем временем сидела под лавкой и молчала. Только маленький мальчик кричал, потому что больно разбил себе нос. Ваня услыхал его крик, поглядел под лавку и закричал Маше:

Беги, сгоришь!

Маша побежала в сени, но от дыма и огня нельзя было пройти. Она вернулась назад. Тогда Ваня поднял окно и велел ей лезть. Когда она пролезла, Ваня схватил брата и потащил его. Но мальчик был тяжел, он плакал и отталкивал Ваню.

Наконец Ваня подтащил брата к окну, стал толкать его сзади и крикнул Маше:

Тяни его за голову! Вдвоем они вытащили Кирюшу в окно. Так все трое спаслись от огня.

(По Л. Толстому) 



ПОЖАРНЫЕ СОБАКИ



Часто в городах на пожарах остаются в домах дети. Их нельзя вытащить, потому что они от испуга прячутся и молчат, а дым мешает их рассмотреть. Поэтому в Лондоне пожарные держат собак, которые приучены спасать детей. Одна такая собака спасла двенадцать детей. Ее звали Боб.

Однажды загорелся дом. Когда пожарные подъехали к дому, из него выбежала женщина. Она плакала и говорила, что в доме осталась двухлетняя девочка. Пожарные послали Боба. Боб побежал по лестнице и скрылся в дыме. Через пять минут он выбежал из дома и в зубах за рубашонку нес девочку. Мать бросилась к дочери и плакала от радости, что дочь была жива. Пожарные ласкали собаку, но Боб рвался опять в дом. Пожарные подумали, что в доме есть еще что-нибудь живое. Они пустили собаку. Боб побежал в дом и скоро принес что-то в зубах. Это оказалась большая кукла. Все расхохотались.

(По Л. Толстому) 



ПОЛЕТ



Однажды белке надоело целый день прыгать с ветки на ветку, захотелось ей полетать. Сидит белка на дереве и горюет. Летит птичка и спрашивает белку:

Что ты сегодня сидишь и не прыгаешь?

Белка говорит:

Надоело мне прыгать. Птицы летают, жуки летают, разные мошки тоже летают. И только я летать не могу. А мне хочется немножко полетать.

Птичка говорит:

Я бы тебя взяла с собой полетать, но ты тяжелая. Тебя только двенадцать птичек могут на воздух поднять.

Белка говорит:

Тогда позови мне двенадцать птичек, пусть они меня по воздуху покатают.

Птичка почирикала, и тотчас прилетели еще одиннадцать птичек. Белка нашла двенадцать веревочек и каждую птичку привязала за лапку. Потом взяла в каждую лапку по шесть веревочек с птичками.

Птички взмахнули крылышками и полетели. Вот летят птички, а под ними белка летит. Держится белка за веревки и дрожит от страха. Кричит птичкам:

Птички-сестрички, хватит! Спускайте меня вниз. У меня голова кружится. Птички говорят: 
— Ну нет. Раз ты летать захотела, так мы тебя под самые облака поднимем.

Взмахнули крылышками и поднялись еще выше. От страха наша белка выпустила из одной лапки шесть веревочек с птичками. И эти птички улетели в сторону.

Остальным шести птичкам стало тяжело, и они стали понемножку спускаться вниз. А наша догадливая белка выпустила из лапки еще две веревки. И тогда еще две птички улетели. На четырех птичках белка плавно спустилась на землю. Там она тотчас взобралась на дерево, стала прыгать и веселиться.

(По М. Зощенко) 



ПОЛЕТУША



Не спеша плыву в лодке по таежной реке. С берез опадают листья. Покачиваются в медленном, печальном танце и тихо садятся на воду.

В глубоких омутах стоят налимы величиной с полено. На песчаных отмелях гуляют резвые голавли.

Пахнет прелой корой, грибами, малиной. За поворотом раздаются тихие всплески и цоканье. Я бросаю весла, прислушиваюсь.

В двух шагах от меня слышны загадочные звуки.

Я легонько отталкиваюсь от коряги и прячусь за кустом тальника.

Чок! чок! — раздается где-то рядом.

Я пригнул ветку и увидел, что прямо над моей головой нависает могучий кедр, а из дупла белка выглядывает. Она вертит шишку проворными лапками и щелкает орехи. Только летят пустые скорлупки и исчезают в воде. Видно, нравится рыжей непоседе слушать, как с легким звоном падают в воду пустые скорлупки.

Я поднял отяжелевшую руку и случайно шлепнул веслом. Белка насторожилась, с опаской глянула на меня. Затем снялась с дерева и полетела над рекой. Кожа у нее между лап натянулась. Не белка, а сказочный ковер-самолет. Крутанула хвостом и на том берегу на ель опустилась. Это была летучая белка, называют ее по лету шей!

(По А. Баркову)



ПОЛОВОДЬЕ



Наш дом стоит недалеко от реки. Ледоход прямо из окна видно. Нежданно вода вышла из берегов, затопила овраг и низину. На островке я заметил какого-то зверька. А вода с каждым часом все прибывает и прибывает. Скоро островок затопит. Прибежал я к дедушке, кричу:

Заяц тонет!

Дед вышел на крыльцо, нахмурился:

Ну и дела! Спасать надо косого! Отвязал лодку, и поплыли мы к острову. А зверек взъерошился, выгнул спину дугой и вдруг мяукнул. Дед удивился:

Вот так заяц! Да это же наш кот Серый!

Не успели мы причалить, как Серый прямо мне на колени прыгнул. Весь мокрый, худой! Трется о плечо, мурлычет. Добрались мы до берега. Кот вырвался у меня из рук и прыгнул в кусты. Только его и видели! Дед усмехнулся в усы:

По весне куда кота не заносит: в дальнее село, в лесную глушь. Теперь вот на остров!

А вчера залез я на тополь, глянул на реку и увидел, что островка и след простыл. Кругом одна темная вода.

(По А. Баркову)

ПОРА ВСТАВАТЬ!

Павлик пошел в этом году в школу. И он очень боялся опоздать на уроки. А в доме у них будильника не было. Только были стенные часы-ходики. Тогда мальчик решил сделать себе будильник. Он заметил, что в восемь утра гиря от часов доходит почти до табуретки.

Тогда он поставил на табуретку чайник с водой. Утром гиря опустилась в воду и вытеснила воду из чайника.

Из чайника вода потекла не на пол, а по резиновой трубочке, которую мальчик приделал к чайнику. Вода стала капать на мальчика. И Павлику понятно, что пора вставать.

Но потом родители мальчика не разрешили ему пользоваться этим будильником, потому что вода текла прямо на кровать.

Папа принес настоящий будильник. С тех пор мальчик сам заводил этот будильник и каждое утро вставал в нужное время.

(По М. Зощенко) 



ПОСЕЙДОН



Глубоко в пучине моря стоит чудесный дворец владыки морей Посейдона. Властвует над морями Посейдон, и волны моря послушны малейшему движению его грозного трезубца.

Однажды Посейдон увидел, как водили хоровод дочери вещего морского старца Нерея. Пленился бог моря прекрасной Амфитритой и хотел увезти ее на своей колеснице. Но Амфитрита укрылась у титана Атласа, который держит на своих могучих плечах небесный свод.

Долго не мог Посейдон найти прекрасную дочь Нерея. Наконец открыл ему ее убежище дельфин. За эту услугу Посейдон поместил дельфина в число небесных созвездий. Посейдон похитил у Атласа прекрасную дочь Нерея и женился на ней.

С тех пор живет Амфитрита с мужем своим Посейдоном в подводном царстве. Множество морских божеств окружает Посейдона, они послушны его воле.

Высоко над дворцом шумят морские волны. Когда дивные кони мчат по морю колесницу Посейдона, то расступаются волны и дают дорогу своему повелителю. Быстро несется Посейдон по безбрежному морю, а вокруг него играют дельфины. Рыбы выплывают из морской глубины и сопровождают его колесницу.

Когда же взмахнет Посейдон своим грозным трезубцем, бушует на море сви-

репая буря. Бьются с шумом морские валы о прибрежные скалы и колеблют землю. Но простирает Посейдон свой трезубец над волнами — и они успокаиваются. Стихает буря. Снова спокойное море чуть слышно плещется у берега.

(По Н. Куну) 



ПОСЛЕ ОХОТЫ



Я ехал с охоты вечером один, на беговых дрожках. До дому еще было верст восемь. Моя добрая рысистая кобыла бодро бежала по пыльной дороге. Она изредка похрапывала и шевелила ушами. Усталая собака ни на шаг не отставала от задних колес. Гроза надвигалась. Впереди огромная лиловая туча медленно поднималась из-за леса. Надо мною и мне навстречу неслись длинные серые облака. Ракиты тревожно шевелились и лепетали. Душный жар внезапно сменился влажным холодом. Тени быстро густели.

Я ударил вожжой по лошади, спустился в овраг, перебрался через сухой ручей, поднялся в гору и въехал в лес. Дорога вилась передо мною между густыми кустами орешника. Здесь уже царил мрак. Я продвигался вперед с трудом. Дрожки прыгали по твердым корням столетних дубов и лип, по глубоким рытвинам. Лошадь моя начала спотыкаться. Сильный ветер внезапно загудел в вышине, деревья забушевали. Крупные капли дождя резко застучали, зашлепали по листьям. Сверкнула молния, и гроза разразилась. Дождь полил ручьями. Я поехал шагом и скоро вынужден был остановиться. Лошадь моя вязла, я не видел ни зги.

Кое-как приютился я к широкому кусту. Я сгорбился, закутал лицо и стал терпеливо ожидать конца ненастья. Вдруг, при блеске молнии, на дороге почудилась мне высокая фигура. Я стал пристально глядеть в ту сторону. Вдруг та же фигура словно выросла из земли возле моих дрожек.

Кто это? — спросил звучный голос. 
— А ты кто сам?
 
— Я здешний лесник.

(По И. Тургеневу) 



ПОТЕРЯННЫЙ КОШЕЛЕК



У одного жадного человека пропал кошелек, в котором было сто монет . Хозяин повсюду искал свой кошелек, но так и не нашел. Тогда он объявил: «Тому, кто найдет мой кошелек и вернет мне деньги, я дам в благодарность десять монет».

Нашел этот кошелек один хороший человек, отдал его скупцу и попросил обещанную награду.

Скупой ответил:

В этом кошельке было сто десять монет, а сейчас здесь только сто. Десять монет остались у тебя. Ты уже получил свою долю! Чего же ты еще от меня хочешь?

Пошел тот человек к судье и рассказал ему все. Призвал судья скупца и спрашивает:

Почему не отдаешь его долю? 
— Да он сам уже взял ее из этого кошелька, — отвечает тот.

Судья взял кошелек, осмотрел его и завязал точно так же, как тот был завязан раньше. Потом и говорит скупцу:

В твоем кошельке было сто десять монет, а в этом помещается только сто. Ясно, что кошелек не твой. Пойди поищи сам свой кошелек, а этот отдай человеку, который его нашел. Когда придет хозяин кошелька, он ему и вернет.

(По афганской сказке) 



ПОЧЕМУ ВОДА В МОРЕ СОЛЕНАЯ



Старики говорят, что когда-то давно вода в море не была соленой. Поговаривают, что стала она такой, потому что какой-то муравей укусил Ангало.

«А кто такой Ангало?» — спросите вы. Так вот, Ангало был великаном. Когда он стоял в самой середине моря, вода едва доходила до его колен. Когда же Ангало стоял на земле, горы тоже были ему лишь по колено.

Как-то раз кончилась у людей соль, и они пришли к Ангало.

У нас кончилась соль, Ангало. Мы хотим раздобыть соль за морем. Ведь здесь ее нет. Помоги нам, Ангало. 
— Нет ничего проще, идите за мной, — ответил великан.

Пришли они к морю. Ангало сел на берегу и вытянул свою ногу так, что пяткой уперся в гору по ту сторону моря.

Вот вам моет, по моей ноге вы сможете перейти через море, — сказал он. людям. 
— Спасибо, Ангало!
 
— Возьмите корзины для соли и ступайте!

Обрадовались люди, взяли корзины и без труда перешли через море. Они набрали соли и повернули назад. Снова шли они по ноге Ангало, и каждый нес полную корзину, соли.

Вот уже и самая середина моря. И тут Ангало укусил муравей. Вздрогнул великан от боли, а люди с соляными корзинами попадали в море. С тех пор вода в море стала соленой.

(По филиппинской сказке) 



ПРАЗДНИК ГРОЗЫ



Надо было переждать грозу. Я вернулся к избе, сел на терраске на пол, прислонился спиной к стене и приготовился остаться с глазу на глаз с грозой. А мне хотелось проследить весь ход грозы от самого начала до конца.

Потемнело. Низко, с тревожными криками пронеслись в глубь леса испуганные птицы. Внезапная молния судорожно передернула небо, и я увидел над Окой дымный облачный вал. Потом еще потемнело.

Небо дохнуло резким холодом. Издалека начал катиться медленный и важный гром. Он сильно встряхивал землю.

Вихри туч опустились к земле, и вдруг случилось чудо. Солнечный луч прорвался сквозь тучи, косо упал на леса. Тотчас хлынул торопливый, косой и широкий ливень. Он гудел, веселился, колотил с размаху по листьям и цветам. Лес сверкал и дымился от счастья.

После грозы я вычерпал лодку и поехал домой. Вечерело. В сыроватой прохладе я почувствовал удивительный запах цветущих лип.

И я понял внезапно, как мало у нас слов, чтобы выразить все красоту нашей земли.

(По К. Паустовскому)



ПРО ЕЖА ФОМКУ И КОТА ВАСЬКУ



В сумерки я возвращался из леса и увидел, что по дороге еж топает. Он тоже меня заметил, фыркнул и свернулся клубком.

Посадил я ежа в кепку, принес домой и назвал Фомкой. В комнате Фомка развернулся, громко забарабанил ножками по полу, стал по углам шарить. Нашел за печкой старый подшитый валенок и забрался в него. А на том валенке любил дремать рыжий кот Васька. Всю ночь до рассвета он где-то бродил, а затем прыгнул в форточку. Лег он на свое любимое место за печкой, но тут же выгнул спину дугой, мяукнул и выскочил на середину комнаты. Васька не на шутку перепугался. Чудеса творятся на свете! Старый дедов валенок ожил: чихал, кашлял, фыркал. Потом из валенка выкатился серый колючий клубок. В отчаянии кот прыгнул на шкаф.

Я подумал, что теперь Ваське спокойной жизни не будет. Но ошибся. День за днем кот и еж приглядывались друг к другу, а потом привыкли и подружились. Даже молоко стали пить из одного блюдца.

Как-то Фомка поймал в сенях мышонка и показал его Ваське. Пристыженный кот заурчал и предпочел удалиться во двор. Васька был толст, ленив и на мышей не обращал внимания.

Осенью я пустил Фомку под дом, но почти каждый вечер еж прибегал к крыльцу, стучал по блюдцу лапами и требовал молока.

На зов колючего друга являлся кот, и частенько они ужинали вместе. Но

самое удивительное, что с тех пор и Васька начал ловить мышей. Ведь недаром говорится, что с кем поведешься, от того и наберешься!

(По А. Баркову)

ПРО СОРОК

Сорока на заборе! Вот бы подстрелить из лука! — крикнул Петька. 
— Зачем подстрелить? — удивился я. Петька надул щеки и выпятил грудь вперед:
 
— Чем меньше сорок, тем лучше. Знаешь, где у них гнезда? У реки, в ивняке. Я оттуда яйца брал.
 
— Да разве можно гнезда разорять? — опять удивился я.

Петька ответил:

Сорочьи можно. Они воруют ложки, ножи и вилки. А иногда даже часы и кольца.

С того дня стал я после завтрака окна закрывать, а со стола ложки да вилки прятать. Заметил это дедушка и говорит:

Больно ты шустрый! Не успеешь щи дохлебать, уж ложку прячешь! 
— Белобоки за окном! Того гляди, что-нибудь сцапают. Дед рассмеялся:
 
— От сорок пока еще никто не обеднел. Верно, есть за ними один грешок. Порой они таскают блестящие предметы и забавляются ими. Словно дети в игрушки играют. Зато пользу приносят сороки немалую. Уничтожают в наших садах и лесах вредных мохнатых гусениц. Даже мышь-полевку не упустят. Проворные птицы!

(По А. Баркову)



ПРЯТКИ ЩУРКОВ



Недавно отшумел дождь, и в осенней тайге стоял крепкий грибной запах. Я шел глухой тропой. На западе сквозь редкие облака проглянуло солнце. Преобразилось и ослепительно засияло все вокруг: старые замшелые кедры, гроздья черемух и островки красной брусники. На калине я увидел стайку алых щурков. Они рассыпались по ветвям и посвистывали грустно и мелодично, словно прощались с лётом.

В небе скользнула стремительная тень. Это парил сокол. Он тоже приметил беззаботных щуркрв. Сокол всегда появляется неожиданно. В бледно-серое стальное перо спрятаны острые когти. Без промаха бьет добычу крючковатый клюв. Сокол сделал вираж и молнией скользнул вниз. Но чуткие щурки опередили его. Мелодичная песня разом оборвалась, в один миг они попадали с веток и спрятались в траве.

Тем временем пернатый разбойник еще раз просвистел крыльями над моей головой. Но птиц не нашел и взмыл в небо.

Порыв ветра сорвал с дерева гроздь калины. На рукав моего пальто упал березовый лист. Он был весь в легкой позолоте. Я оглянулся назад. Щурки снова облепили калину и засвистели по-прежнему мелодично и беззаботно. Словно не было никакой опасности, а они просто играли в прятки.

(По А. Баркову)



РОБИНЗОН ПРИРУЧАЕТ ДИКИХ КОЗ



На одиннадцатом году моего пребывания на острове я начал серьезно подумывать, как бы найти способ ловить диких коз. Я знал места, где козы паслись чаще всего. Там я выкопал три глубокие ямы, накрыл их плетенками и положил на каждую плетенку охапку колосьев риса и ячменя. На другой же день я нашел в одной яме большого старого козла, а в другой — трех козлят. Старый козел был дикий и злой, я выпустил его на волю.

Впоследствии мне пришлось убедиться, что голод укрощает даже львов. Но тогда я этого не знал. Если бы я заставил козла поголодать дня три-четыре, а потом принес ему воды и немного колосьев, он сделался бы смирным не хуже моих козлят. Козы вообще очень умны и послушны. Если с ними хорошо обращаться, их ничего не стоит приручить.

Я подошел к той яме, где сидели козлята, вытащил всех троих по одному, связал вместе веревкой и с трудом приволок домой. Довольно долго я не мог заставить их есть. Кроме молока матери, они еще не знали другой пищи. Но, когда они порядком проголодались, я бросил им несколько сочных колосьев, и они мало-помалу принялись за еду. Вскоре они привыкли ко мне и сделались совсем ручными. С тех пор я начал разводить коз.

(ПоД. Дефо)



РОЗЫ НА СНЕГУ



Черно, голо в парке осенью. Отцвели астры и георгины, увял табак. Стали коричневыми, жалко скрючились золотые шары. Засохли настурции. Клумба у входа в парк будто состарилась, поблекла.

Зеленел в парке лишь могучий дуб. Когда начинает смеркаться, дуб походит на мамонта. Но загорается фонарь, и мамонт исчезает. На фоне темных ветвей лип я увидел пышную крону дуба, но не удивился. Я знал, что дубы последними сбрасывают листву.

Под утро ударил морозец. Запорошил снег. Дуб покрылся инеем, стал стеклянным. Листья его обвисли, словно сухое белье на веревке.

Я взглянул на клумбу и поразился. В самой ее середине пожаром на бело-голубом фоне полыхал куст роз. Казалось, намертво уснули бутоны, и все же прорвались к свету два ярких цветка. Розы и снег— чудеса!

(По А. Баркову) 



СВИРИСТЕЛИ



На пригорке сиротливо вздрагивает от ветра рябина. Вся она усыпана гроздьями ягод. На ветвях покачиваются большие хохлатые птицы. Вдруг раздались нежные звуки свирели... Сын глаза раскрыл:

Весной и летом я таких птиц не встречал! Отец ответил: 
— И не встретишь. Зажжет мороз багряным огнем гроздья рябин — и свиристели тут как тут. К нам из тайги по ягоды прилетят.
 
— А почему они свиристели?
 
— Видно, от пастушьей свирели птицам название дано...

Сын подошел ближе. Пепельно-розовые свиристели насторожились, подняли на голове пышные хохолки.

Неподалеку раздался оглушительный выстрел. Стайка снялась с рябины и скрылась в лесу.

Тишина снова огласилась нежными трелями. Сын проводил птиц долгим взглядом и прошептал вслед:

Красавцы! Отец кивнул. 
— Еще какие! Недаром свиристелей прежде «красавами». называли.
 
— Смотри, как рябину обчистили!
 
— Да, поесть они здоровы!

Ходил я однажды зимой по Москве. Устал и решил передохнуть в сквере возле Большого театра. Сел на скамейку, покупки перебираю. И вдруг над моей головой чавканье и стук. Что-то падает, сыплется на землю. Поднял глаза — а на яблонях целое пиршество!

Свиристели расположились на деревьях. Заглатывают мороженые яблочки величиной с вишню, большущие зобы набили. А им все мало. Кругом людской поток без.конца, сутолока, автомашины... А птицам хоть бы что! Пока все плоды не обобрали, с места не тронулись.

(По А. Баркову) 



СЕНО, СОЛОМА



Поняли русские после Нарвы, что с необученным войском против шведа не повоюешь. Решил царь Петр завести постоянную армию. Пока нет войны, пусть солдаты занимаются ружейными приемами, привыкают к дисциплине и порядку.

Однажды Петр ехал мимо казарм. Там солдаты учились ходить строем. Рядом с солдатами шел молодой офицер и подавал необычные команды:

Сено, солома!

Петр остановил коня и присмотрелся. На ногах у солдат что-то навязано. На левой ноге сено, на правой солома. Офицер увидел Петра, закричал:

Смирно!

Солдаты замерли. Подбежал поручик к царю:

Господин бомбардир-капитан, рота офицера Вяземского хождению обучается! 
— Вольно! — подал команду Петр.

Вяземский царю понравился. Хотел Петр за «сено, солома» разгневаться, но теперь передумал. Спросил Вяземского:

Что это ты солдатам на ноги навязал? Солдат позоришь. Устав не знаешь. Вяземский объяснил: 
— Это чтобы солдатам легче учиться было. Никак не могут различить, где легая нога, где правая. А вот сено с соломой не путают, потому что деревенские.

Подивился царь выдумке, усмехнулся.

А вскоре Петр принимал парад. Лучше всех шла последняя рота.

Кто командир? — спросил Петр у генерала. 
— Офицер Вяземский, — ответил генерал.

(По С. Алексееву) 



СЕНТЯБРЬ



Наступил сентябрь. Уже не так стало жечь солнце, дни стали заметно короче, ночи — длиннее, и все чаще стали лить дожди. Поле совсем опустело, и ветер гулял в нем на просторе. Потом однажды вечером ветер улегся, тучи разошлись с неба. Утром синичка Зинька не узнала поля. Все оно было в серебре, и тонкие серебряные ниточки плыли над ним по воздуху. Одна такая ниточка, с крошечным шариком на конце, опустилась на куст рядом с Зинькой. Шарик оказался паучком. Синичка клюнула его и проглотила. Очень вкусно! Только нос весь в паутине. А серебряные нити-паутинки тихонько плыли над полем, опускались на землю, на кусты, на лес. Молодые паучки рассеялись так по всей земле. Паучки покидали свою летательную паутинку. Они отыскивали себе щелочку в коре или норку в земле и прятались в нее до весны.

В лесу уже начал желтеть, краснеть, буреть лист. Уже птичьи выводки собирались в стаи. Кочевали все шире по лесу, готовились к отлету. То и дело откуда-то неожиданно появлялись стаи совсем незнакомых Зиньке птиц: долгоногих пестрых куликов, невиданных уток. Они останавливались на речке, на болотах. День покормятся, отдохнут, а ночью летят дальше.

Однажды Зинька повстречала в кустах среди поля веселую стайку синиц. Стайка перелетала полем из леска в лесок. Не успела Зинька познакомиться с ними, как из-под кустов с шумом и криком взлетел большой выводок полевых куропаток. Когда Зинька опомнилась, около нее никого не было: ни куропаток, ни синиц.

(По В. Биаяки)



СКАЗОЧНЫЙ ГОРОД



Тихи, задумчивы сентябрьские дни. Просторнее, светлее становится старый парк. В темных заводях пруда ржавеют и тонут листья кувшинок. Внезапно ночной морозец опалил клены, и они сделались золотыми А потом задули ветры, потек листопад.

По утрам дворник Архип подметает аллеи парка. Однажды за ним увязался пятилетний внук Митька. Сперва он бойко махал веником, но вскоре это ему надоело. Мальчик спрятал веник в кусты и огляделся по сторонам. У забора он приметил холмик листвы. Митька вообразил, будто это терем, в котором живет серебряный еж. И мальчик решил построить разноцветные дома. В одном он поселит оловянных солдатиков, в другом плюшевого мишку, в третьем будет ночевать самосвал.

Митька берет охапку листьев и раскладывает их по цветам. Мальчик увлечен работой, творит, изобретает, строит.

Вокруг Митьки один за другим растут дома. Красные, оранжевые, фиолетовые. Наконец сказочный город почти готов. Но тут налетел ветер, и дома поднялись в воздух, словно бабочки. Кружатся над головой, порхают и неприметно садятся на дорожки, на скамьи, на плечи Митьке. Но строитель не огорчается. Ему нравится, что дома в его городе летают. Он улыбается, ловит листья и принимается строить все заново. А чтобы город не улетел снова, присыпает дома песком.

(По А. Баркову)



СНОВА НА СВОБОДЕ



В зоологическом саду царила глубокая тишина. Сторож спал в слоновнике, хобот Слона служил ему подушкой. Сторож спал очень крепко и не проснулся, когда Чиполлино с Медведем тихонько постучались в дверь слоновника.

Слон осторожно переложил голову сторожа на солому и хоботом открыл дверь. Двое друзей вошли и поздоровались со Слоном. Потом Чиполлино сказал:

Не можете ли вы посоветовать нам, как освободить из плена родителей моего друга Медведя?

Слон ответил:

Я мог бы дать вам совет, но только к чему это? В лесу не лучше, чем в клетке, а в клетке не хуже, чем в лесу.

Слон помолчал задумчиво и добавил:

Ключ от клетки с медведями находится в кармане у сторожа.

Слон ловко и осторожно подвинул голову сторожа, запустил кончик хобота к нему в карман, достал ключ и протянул его Чиполлино.

Пожалуйста, не забудьте принести мне его потом обратно, — сказал Слон.

Обязательно принесем, большое спасибо, — сказал Чиполлино.

Друзья вышли из слоновника, а Слон осторожно положил голову сторожа обратно себе на хобот.

Когда Чиполлино и Медведь добрались до медвежьей клетки, бедные старики сразу узнали своего мохнатого сына. Они протянули к нему лапы и стали целовать его сквозь решетку.

Пока они целовались, Чиполлино открыл дверцу клетки и сказал:

Пора, пора уходить, нам нельзя медлить.

(По Д. Родари) 



СОЙКИНА УДОЧКА



В тот год отпуск мне выпал зимой, и я поехал в деревню к деду. Дом у него небольшой, рубленый. Вблизи за рекой березовая роща. Дни стояли сухие, морозные, без ветра. С утра до сумерек я бродил на лыжах и старался не вспоминать городские заботы. Я окинул взглядом заснеженную поляну и присел на пенек поправить крепления.Сижу и разглядываю свежие следы. Тут заячья тропа, а там рыжая плутовка пробежала.

Вдруг над головой кто-то мяукнул. Откуда кот взялся? Неужели плут Тиш-ка за мной увязался? Быть того не может! Когда из дому выходил, он на печке дремал.

А вверху снова — «мяу!» Затем скворец засвистел. Ну и чудеса! Ведь скворцы давно на юг улетели. Потом желтокрылая иволга прокричала. Сперва я растерялся. Уж больно диковинно звучал в конце декабря ее приглушенный летний разлив. Вскочил, с опаской оглядел ближние деревья. И вдруг вижу, что на березе сидит востроглазая сойка с рыжим хохолком и надо мной посмеивается: «Ловко я тебя провела!» Я покачал головой. Вроде не первый день по лесу брожу, по голосам и повадкам осторожных птиц узнаю, а на сойкину удочку попался!

(По А, Баркову)

 

СОЛДАТСКАЯ ШИНЕЛЬ



Говорил барин с солдатом, стал солдат хвалить свою шинель:

Когда мне нужно спать, постелю я шинель, под голову положу шинель и накроюсь шинелью.

Стал барин просить солдата продать ему шинель. Вот они за двадцать пять рублей сторговались. Пришел барин домой и говорит жене:

Какую я вещь купил! Теперь не нужно мне ни перины, ни подушек, ни

одеяла. Постелю я шинель, под голову положу шинель и накроюсь шинелью. Жена стала его бранить:

Ну как же ты будешь спать?

И точно, барин постелил шинель, а под голову положить нечего и накрыться нечем. Да и лежать ему жестко. Пошел барин к полковому командиру жаловаться. Командир велел позвать солдата и говорит ему:

Что же ты, брат, обманул барина? 
— Никак нет, ваше благородие, — отвечает солдат.

Взял солдат шинель, расстелил, голову положил на рукав, накрылся полою и говорит:

Очень хорошо на шинели после похода спится!

Полковой командир похвалил солдата. А барину сказал:

Кто поработает да устанет, тот и на кам-не спит, а кто ничего не делает, тот и на перине не уснет!

(По русской сказке) 

СОЛНЕЧНЫЙ ОГОНЕК

Залез я на пригорок. Глянул вниз, а там целая лужайка желтых цветов. И все горят, словно огоньки. Кто их зажег? Оказывается, солнышко. Проснулось оно чуть свет. Заиграло в траве, высушило росу. Обрадовалась трава теплу и загорелась огоньками. Я нагнулся, сорвал один цветок и протянул его дедушке. Он взял его в руки, понюхал и сказал:

Мать-и-мачеха — первый цветок весны. 
— Почему его так прозвали?
 
— По листу. Сверху у него лист глад-

кий и холодный — мачеха. А снизу теплый и покрыт мягким пушком — мать. Вот и выходит мать-и-мачеха!

А где же листья? 
— Пока их еще нет. Отцветут цветы и листья вырастут.
 
— Мать-и-мачеха не ядовита?
 
— Нет. Цветок этот добрый, полезный. Если простудишься и кашлять начнешь, солнечный огонек тебя вылечит. Заваривай как чай и пей на здоровье!

(По А. Баркову) 

СОЛОВЕЙ

В целом мире не нашлось бы дворца лучше, чем дворец китайского императора. Он весь был из драгоценного фарфора. Даже страшно было дотронуться до его тонких и хрупких стен.

Дворец стоял в прекрасном саду, в котором росли чудесные цветы. К самым красивым цветам были привязаны серебряные колокольчики. Когда дул ветерок, цветы покачивались, а колокольчики звенели.

Сад тянулся далеко-далеко. Даже главный садовник не знал, где он кончается. А сразу за садом начинался дремучий лес. Этот лес доходил до самого синего моря, и корабли проплывали под сенью могучих деревьев.

В лесу, у самого берега моря, жил соловей. Его чудесное пение заставляло людей забывать обо всем на свете. «Ах, как хорошо!» — говорили они и вздыхали.

Со всех концов света приезжали в столицу императора путешественники. Все они любовались великолепным дворцом и прекрасным садом. «Но пение соловья лучше всего!» —говорили они. Путешественники возвращались домой и рассказывали обо всем, что видели. Ученые описывали столицу Китая, дворец и сад императора и никогда не забывали упомянуть о соловье. А поэты слагали чудесные стихи в честь крылатого певца, который живет в китайском лесу на берегу синего моря.

(По Г. X. Андерсену) 



СПРАВЕДЛИВЫЙ СУДЬЯ



Как-то мимо харчевни проходил бедняк. Он мечтал добавить что-нибудь к сухому хлебу, который сумел раздобыть. А в харчевне сковородка шипит и потрескивает. Во все стороны идет от нее аромат.

Бедняк уселся на корточки перед сковородкой, стал отламывать куски хлеба и держать их над дымом. Хлеб пропитывался ароматным паром, и бедняк кидал его себе в рот.

Хозяин удивился такому способу приготовления пищи. Как только бедняк окончил еду, хозяин схватил его за ворот и стал требовать плату за кушанье, которое он съел. Бедняк отказался платить и сказал, что ни кусочка не взял в харчевне.

А в это время судьей в городе был Ходжа Насреддин. Трактирщик повел бедняка к судье.

Тот выслушал иск, вынул из кармана монетки и подозвал трактирщика поближе к себе.

Наклони-ка ухо, — сказал судья и начал греметь монетами. 
— Получай! — продолжал он. Трактирщик удивленно проговорил:
 
— Что это значит? А Ходжа ему в ответ:
 
— Решение вполне справедливо. Кто продает пар от кушанья, тот получает звон от денег.

(По турецкому преданию) 

СТАРЫЙ ВОЛШЕБНИК

В древние времена жил-был старый волшебник. Однажды призвал его к себе хан. Этот хан никогда в жизни горя не знал и потому был очень жесток.

Вот пришел волшебник к хану, а тот и говорит:

Слышал я, что ты великий волшебник. Покажи мне свое искусство! 
— Что же хочет увидеть мой хан?
 
— Да что угодно! — нетерпеливо ответил хан.
 
— Хорошо. Налей горячего чаю в чашку, поставь ее здесь, а сам выйди за дверь.

Хан так и сделал. Когда он вышел за дверь, то увидел красивого вороного коня. Конь очень понравился хану. Он вскочил в седло и понесся вскачь. Ехал он, ехал и заехал в неведомые места. Вдруг конь сбросил седока и умчался, а хан остался один в безлюдной степи. Пришлось ему пить воду из луж, питаться саранчой да кузнечиками. Голодный и усталый хан брел по степи и все высматривал какую-нибудь пищу. Однажды ему повстречались старая женщина и два худых мальчика.

Женщина рассказала хану, чтр все имущество отняли у нее ханские сборщики. Теперь детям нечего есть. Стал хан жить вместе с ними. Как-то весной один мальчик заболел и умер. Хану было очень его жаль. Сел он на камень и горько заплакал.

Долго плакал хан. Когда он успокоился и огляделся по сторонам, то увидел, что сидит у себя на троне под балдахином. Даже чай в чашке еще не успел остыть.

Старый волшебник сказал хану:

Вот видишь, как тяжко живется людям, которых ты обидел!

И с этими словами волшебник удалился.

(По монгольской сказке) 

СТАРЫЙ ДЕД И ВНУЧЕК



Стал дед очень стар. Ноги у него не ходили, глаза не видели, уши не слышали, зубов не было. Сын и невестка перестали его за стол сажать, носили ему обед за печку. Однажды отнесли ему обед в миске. Он хотел ее подвинуть, да уронил и разбил. Невестка стала бранить старика за то, что он им все в доме портит и посуду бьет. И еще сказала, что теперь она ему будет давать обед в лоханке. Старик только вздохнул и ничего не сказал. Сидят как-то раз муж с женой дома и видят, что сынишка их на полу дощечками играет, мастерит что-то. Отец и спросил:

Что ты это делаешь, Миша? А Миша и говорит: 
— Это я, батюшка, лоханку делаю. Когда вы с матушкой состаритесь, буду вас из этой лоханки кормить.

Муж с женой поглядели друг на друга и заплакали. Им стало стыдно за то, что они так обижали старика. И стали они с тех пор сажать его за стол и ухаживать за ним.

(По Л. Толстому)

СТАРЫЙ ЗНАКОМЫЙ

Возле колодца стоит высокая кудрявая береза. Дедушка сказал, что дереву около ста лет. С детства я привык к шелесту листьев и среди шума и трепета осин и тополей различал мягкий, застенчивый березовый шепоток.

В мае на березе поселился зяблик. Он пел особенно раскатисто, звонко. То тенькал синицей, то гремел на весь сад, точно бил в маленький бубен. Голосистый певец начинал свою песню ранним утром. Я выбегал в сад и здоровался с ним.

Осенью зяблик со стаей перелетных птиц отправился на юг. Мне стало немного грустно. Зяблик улетит за тысячи верст и не вспомнит нашу березу.

А когда пришла весна, я снова заметил на березе небольшую птицу. Сидела она высоко, почти у самой вершины, и я не мог хорошенько рассмотреть ее.

Наверное, новый зяблик. Я сказал ему:

Здравствуй!

Птица встрепенулась, почистила клюв . о ветку, тенькнула по-синичьи и ударила в звонкий бубен. И тут я узнал певца. Ведь старого знакомого всегда узнаешь по голосу.

(По А. Баркову) 

СТИМФАЛИЙСКИЕ ПТИЦЫ

Почти в пустыню обратили эти птицы окрестности города Стимфала. Они нападали на животных и на людей и разрывали их своими медными когтями и клювами. Но самое страшное было то, что перья этих птиц были из твердой бронзы. Птицы могли ронять их, подобно стрелам, на того, кто нападал на них. Гераклу предстояло избавить людей от этих чудовищ. На помощь ему пришла богиня Афина.

Она дала Гераклу две огромные медные тарелки, велела герою встать на высоком холме и ударить в них. Когда же птицы взлетят, Геракл должен был перестрелять их из лука. Так и сделал Геракл. От удара тарелок поднялся такой оглушительный звон, что птицы громадной стаей взлетели над лесом и стали в ужасе кружиться над ним. Они дождем сыпали свои острые перья на землю, но не попадали перья в стоявшего на холме Геракла.

Схватил свой лук герой и стал разить птиц смертоносными стрелами. В страхе взвились за облака стимфалийские птицы. Улетели они далеко за пределы Греции и больше никогда не возвращались в окрестности Стимфала.

(По Н. Куну)



ТЕТРАДЬ ЯЛЬМАРА



Оле-Лукойе уложил Яльмара в постель и сказал:

Теперь украсим комнату!

И в один миг все комнатные цветы превратились в большие деревья. Ветви деревьев были усеяны цветами. А еще на деревьях были пышки, которые чуть не лопались от изюмной начинки. Просто чудо!

Вдруг в ящике письменного стола поднялись ужасные стоны.

Что там такое? — сказал Оле-Лу-койе, пошел и выдвинул ящик.

Стонала тетрадь Яльмара. Это была пропись. В начале каждой строчки сто-

яли красивые, аккуратные буквы, а сбоку шли другие, которые Яльмар писал сам. Эти буквы, казалось, спотыкались о линейки, на которых должны были стоять.

Вот как надо держаться! — говорила пропись. 
— Мы не можем, мы такие слабенькие, — отвечали буквы Яльмара.
 
— Так вас надо немного подтянуть! — сказал Оле-Лукойе.
 
— Ой, нет! — закричали они и выпрямились так, что любо было глядеть
 
— Будем упражняться! — сказал Оле-Лукойе. И он довел все буквы Яльмара так, что они стояли ровно и бодро. Но когда Оле-Лукойе ушел и Яльмар проснулся, они выглядели такими же жалкими, как прежде.

(По Г. X. Андерсену)



ТЫКВА — ЛОВУШКА ОБЕЗЬЯН



О тыкве можно рассказать немало интересного. Плод тыквы с ботанической точки зрения является ягодой, так как имеет сочную мякоть и множество семян.

В Средней Азии из тыкв делают различную посуду: бутылки, ведра, ложки. Легкие сосуды из тыкв оплетают сеткой, и получаются удобные сосуды для хранения запасов воды и масла во время путешествий. В больших тыквах хранят зерно и крупу. Из тыквы делают игрушки.

В Африке в дождливую погоду путешественники прячут в тыкву свою одежду. При переправе через реки из тыкв сооружают плот. Негры делают арфы из тыквы.

В Индии же оригинально используют тыкву для ловли обезьян. Индусы просверливают в большой тыкве маленькое отверстие, насыпают в нее немного риса или других семян. Зоркие обезьянки очень любопытные и жадные. Когда люди уходят, обезьяны быстро спускаются с дерева, бросаются к тыквам и запускают в отверстие лапку. Что там? Лапка нащупает зерна риса, наберет их полную горсть.

Но сжатый кулачок уже не проходит в отверстие, и ковыляет обезьянка на трех лапках, волочит большую тыкву. Прибегают люди, но обезьянка продолжает держать кулачок в тыкве. Тогда охотники легко забирают жадного зверька.

Из тыквы не только делают посуду, игрушки, сооружают плоты и ловушки для обезьян. Из тыквы готовят разные кушанья. Тыква очень полезна и вкусна.

(По Н. Верзилину)



У КОГО ДОМ ЛУЧШЕ ВСЕХ?



Не так просто решить, какой дом лучше всех других. Самое большое гнездо у орла. Оно сделано из толстых сучьев и помещается на громадной толстой сосне.

Самое маленькое гнездо у желтоголового королька. У него весь дом с кулачок, да и сам-то он ростом меньше стрекозы. Самый хитрый дом у крота. У него столько запасных ходов и выходов, что никак его не накроешь в его подземной норе.

Самый красивый домик у пеночки-пересмешки. Она свила себе гнездышко на березовой ветке, убрала его лишайником и легкой березовой кожурой, вплела кусочки разноцветной бумаги, которые валялись в саду какой-то дачи.

Самое уютное гнездышко у долгохвостой синицы. Ее маленькое кругленькое гнездо свито изнутри из пуха, перьев и шерстинок, а снаружи — из мха и лишайников.

Самые удобные домики у личинок ручейников. Ручейники — крылатые насекомые. Когда они садятся, они складывают крылья крышей у себя на спине и прикрывают ими все свое тело. А личинки ручейников бескрылые, голые, им нечем прикрыться. Живут они на дне ручьев и речек. Найдет личинка сучочек или камышинку величиной со спичку, склеит на них трубочку из песчинок и залезает в нее задом. Очень удобно получается. Можно совсем спрятаться в трубочку, и никто тебя не увидит. Можно высунуть передние ножки и ползти по дну вместе с своим легким домиком.

Самый удивительный дом у водяного паука-серебрянки. Этот паук растянул паутину под водой между водорослями, а под паутинку на мохнатом брюшке натаскал пузырьки воздуха. Так и живет паук в домике из воздуха.

(По В. Бианки)



У РОДНИКА



Паутина белесого тумана стелется над поляной. Кажется, будто дышит сама земля, так остры вечерние запахи. Мой друг Дмитрий полной грудью вдыхает лесную прохладу и говорит:

Зябко становится. Надо за хворостом сходить.

Он встает и уходит. Его большая сутулая фигура постепенно тает в ночной мгле.

Пока Дмитрий собирает хворост, я чищу рыбу, достаю из рюкзака луковицу, перец, лавровый лист. Спускаюсь в овраг к роднику зачерпнуть в котелок воды. В зарослях папоротника послышался легкий шелест. Потом кто-то легонько чихнул. Я насторожился и застыл на месте. Это маленький полосатый барсук не спеша пробирался к водопою. Обнюхивал землю в поисках червяков и улиток. По траве зверь ступал тихо и лишь у родника начал плескаться, пыхтеть. Я знал, что весь день барсук спит в глубокой норе и только по ночам отправляется на промысел. Я затаил дыхание и стал наблюдать за зверьком.

Эге-гей! — крикнул Дмитрий.

Барсук привстал на задних лапах, поднял вверх круглый пятачок, втянул воздух. Он почуял опасность, быстро побежал и внезапно пропал, словно провалился сквозь землю.

Когда Дмитрий подошел, барсука и след простыл. Он ушел в глубокую нору, в свой подземный лабиринт.

(По А. Баркову)



УМНАЯ СОБАКА



У меня была большая собака по имени Джим. Это была очень дорогая собака. Она стоила триста рублей. Летом я жил на даче, и воры у меня ее украли.

Я ее искал, искал и нигде не мог найти. Осенью я вернулся в свою городскую квартиру. Сижу там, горюю, что у меня пропала такая дивная собака. Вдруг слышу звонок. Я открываю дверь и вижу, что на площадке сидит моя собака. А возле другой двери стоит сосед; Он мне говорит:

Какая у вас умная собака! Она сейчас мордой ткнулась в электрический звонок и позвонила, чтоб вы ей открыли дверь.

Очень жаль, что собаки не умеют говорить. А то бы она рассказала, кто ее украл и как она попала в город. Наверно, воры привезли ее на поезде в город и хотели продать. А она от Них убежала и, наверно, долго бегала по улицам, по-, ка не нашла свой дом.

Она поднялась по лестнице на четвертый этаж, полежала у наших дверей. Потом увидела, что ей никто не открывает. Тогда она взяла и позвонила. Я очень обрадовался, что нашлась моя собака. Я поцеловал ее и купил ей большой кусок мяса.

(По М. Зощенко)



УТИНЫЙ ПРУД



Льгов — большое степное село с очень древней каменной одноглавой церковью. На болотистой речке Росоте стоят две мельницы. Верст за пять от Льгова Ро-сота превращается в широкий пруд. По краям и кое-где посередине пруд зарос густым тростником. Местные жители называют такой тростник майером. Бесчисленное множество уток выводится и держится в заводях или затишьях между тростниками. Утки всех возможных пород живут на этом пруду. Небольшие утиные стаи то и дело перелетают и носятся над водою. Когда раздается выстрел охотничьего ружья, поднимаются целые тучи птиц. Удивлённый охотник невольно хватается одной рукой за шапку и протяжно охает.

Утка — птица осторожная, она не держится у самого берега. Охотники шли вдоль пруда. Им лишь изредка удавалось подстрелить какого-нибудь отставшего и неопытного чирка. Однако достать эту случайную добычу из сплошных тростниковых зарослей собакам не удавалось. Собаки не могли ни плавать, ни ступать по дну. Они только даром резали свои драгоценные носы об острые края тростников.

(По И. Тургеневу)

ХОЗЯИН И БАТРАК

Потребовался одному хозяину батрак. Но хозяин был очень скупой, и никто к нему не нанимался.

Как-то раз приходит к нему мужик и просит сена для лошади. А хозяин ему говорит:

Ты такой здоровый, молодой, а ходишь собираешь. Наймись ко мне в работники. 
— Можно. А сколько дашь?

Тот сказал мужику цену. А было тогда время сенокоса. Хозяин накормил батрака и повел в луга показывать свой покос. Работник осмотрелся. Когда хозяин ушел, он лег на траву и проспал весь день до вечера.

Каждый день батрак ходил на покос, и хозяин всегда давал ему с собой хлеба и сала. И вот раз батрак говорит:

Больше я у тебя работать не буду, давай мне расчет. Траву я у тебя всю скосил до единой травинки.

Дал ему хозяин всего несколько копеек. Работник остался недоволен и говорит:

Прибавь еще хоть кусок сала. Но хозяин ему отказал наотрез: 
— Я и так тебе переплатил, дал больше обещанного.
 
— Ну, раз ты мне не дашь сала, так пусть вся твоя трава обратно встанет как некошеная! — сказал работник. И уехал.

А хозяин пошел на луга, посмотрел и удивился:

Этот батрак не простой, а колдун; В самом деле стоит трава как некошеная.

(По русской сказке)



ХРАБРАЯ КУРИЦА



Однажды курица гуляла во дворе? с цыплятами. Было у нее девять маленьких цыплят. Вдруг откуда-то прибежала лохматая собака. Она подкралась к цыплятам и схватила одного. Остальные цыплята испугались и бросились врассыпную. Курица тоже сначала очень сильно испугалась и,побежала. Но потом; видит, что собака держит в зубах ее маленького цыпленка. Тогда курица смело подбежала к собаке, подскочила и больно клюнула ее в самый глаз.

Собака от удивления даже пасть раскрыла и выпустила цыпленка. И тот сразу убежал. А собака посмотрела, кто её клюнул в глаз. Увидела курицу, рассердилась и бросилась на нее. Но тут подбежал хозяин, схватил собаку за ошейник и увел с собой. А курица как ни в чем не бывало собрала всех своих цыплят, пересчитала их и снова стала прогуливаться по двору.

(По М. Зощенко)

ЦАРЬ И РУБАШКА

Один царь тяжело заболел и обещал половину царства тому, кто его вылечит. Собрались мудрецы и стали судить, как царя вылечить. Никто не знал. Только один мудрец сказал, что царю можно помочь. Надо найти счастливого человека, снять с него рубашку и надеть на царя. Тогда царь выздоровеет.

Царь послал слуг искать счастливого человека. Послы долго ездили, по всему царству и не могли найти счастливого человека. Не было ни одного такого, чтобы всем был доволен. Один богат, да не здоров. Другой здоров, да беден. Все на что-нибудь жалуются. Один раз идет поздно вечером царский сын мимо избушки и слышит, как кто-то говорит:

Вот, слава богу, наработался, наелся и .спать лягу. Чего мне еще нужно?

Царский сын обрадовался. Он приказал снять с этого человека рубашку и дать ему за это столько денег, сколько он захочет. А рубашку велел отнести к царю.

Пришли царские слуги к счастливому человеку и хотели с него снять рубашку. Но счастливый был так беден, что на нем не было рубашки.

(По Л. Толстому)

 

ЦАРЬ И СОКОЛ



Один царь на охоте пустил за зайцем любимого сокола и поскакал. Сокол поймал зайца. Царь отнял зайца и стал искать, где бы напиться. На склоне холма он нашел родник. Только вода из него по капле текла. Царь достал чашу с седла и подставил под воду. Когда чаша наполнилась, царь поднял ее ко рту и собрался пить. Вдруг сокол встрепенулся на руке у царя, забил крыльями и выплеснул воду. Царь опять подставил чашу. Он долго ждал, пока она наполнится» Когда он стал подносить чашу ко рту, сокол опять затрепыхался и разлил воду.

Когда в третий раз царь набрал полную чашу и стал подносить ее к губам, сокол снова разлил ее. Царь рассердился, со всего размаха ударил сокола о камень и убил его. Тут подъехали царские слуги. Один из них побежал вверх по холму, чтобы найти побольше воды и скорее набрать полную чашу. Только и слуга не принес воды. Он вернулся с пустой чашей и сказал:

Эту воду нельзя пить. В роднике змея, она выпустила свой яд в воду. Хорошо, что сокол опрокинул чашу. Если бы ты выпил этой воды, ты бы умер.

Царь сказал:

Злом отплатил я соколу за добро. Он спас мне жизнь, а я убил его!

(По Л. Толстому) ЦАРЬ ПЕТР И МУЖИК

Ехал царь Петр по лесу и дорогу потерял. А в лесу мужик дрова рубил. Царь увидел и говорит:

Божья помощь, мужик! Мужик отвечает: 
— И то мне нужна божья помощь. Царь спрашивает:
 
— А велика ли у тебя семья?
 
— У меня два сына да две дочери.
 
— Ну, не велико твое семейство. Куда ж ты деньги тратишь?
 
— А я деньги на три части делю: одной частью долг плачу, другую часть в Долг даю, третью часть в воду мечу.

Царь не понял, что это значит. А старик говорит:

Долг плачу — отца и мать кормлю; в долг даю — сыновей кормлю; а в воду мечу — дочерей ращу.

Царь говорит:

Умная твоя голова, старичок. Теперь выведи меня из лесу в поле, я дороги не найду.

Мужик отвечает:

Найдешь и сам дорогу. Иди прямо, потом сверни направо, а потом налево, потом опять направо.

Царь говорит:

Я этой грамоты не понимаю, ты проводи меня. 
— Мне, сударь, провожать некогда, мне день трудовой дорого стоит.
 
— Ну, дорого стоит, так я заплачу.
 
— А заплатишь, так провожу. Сел мужик к царю в одноколку, поехали. Стал царь мужика спрашивать:
 
— Далеко ли ты, мужичок, бывал?
 
— Кое-где бывал.
 
— А видал ли царя?
 
— Царя не видал, а надо бы посмотреть.
 
— Так вот, как приедем в поле, и увидишь царя.
 
— А как я его узнаю?
 
— Все без шапок будут, один царь в шапке.

Вот приехали они в поле. Увидал народ царя, и все поснимали шапки. Мужик пялит глаза, а не видит царя. Вот он и спрашивает:

А где же царь?

Говорит ему Петр Алексеевич:

Здесь только мы двое в шапках. Кто-нибудь из нас да царь.

(По русской сказке) 



ЦВЕТОК СПЯЩЕЙ КРАСАВИЦЫ



У многих народов есть сказка о спящей красавице. Этот поэтический образ возник из наблюдений за шиповником. Шиповник —: это дикая роза. Сказка о спящей красавице у некоторых народов так и называется: «Дикая розочка».

Побеги шиповника поникают верхушкой, образуют дуги. Из почек появляются новые побеги и тоже изгибаются дугой. Множество побегов вырастают из корней, переплетаются с изогнутыми старыми. Образуются непроходимые заросли, которые покрыты острыми загнутыми шипами. Поэтому молодые веточки шиповника, его цветки и вкусные плоды недоступны ни мышам, ни другим животным. Одни птицы лакомятся созревшими плодами. Подобно спящей красавице, дремлет цветок под защитой веток с острыми шипами и пышно распускается под лучами весеннего солнца.

Колючие кусты шиповника растут в затемненных местах, среди черемухи, рябины, ольхи, березы, по опушкам лесов и оврагам. Шиповник начинает цвести поздней весной. Крупные розовые цветки его полны аромата. Из лепестков шиповника можно приготовить духи. Но наибольшую ценность представляют его плоды. Люди сушат их для приготовления отвара или используют их в свежем виде для повидла и варенья. Из поджаренных плодов шиповника готовят «кофе» с ароматом ванили.

(По Н. Верзилину)



ЦЕНА МОЛЧАНИЯ



В давние времена лев был королем трех тысяч лесов. Он взял себе в жены лису, и вскоре у них родился сын. С виду он был совсем как лев, но только не рычал по-львиному, а лаял по-лисьи. Когда сын стал подрастать, отец-лев призвал его к себе и сказал:

Сын мой! Ты велик и силен телом, но от своей матери-лисы получил презренный голос. В твоем голосе нет величия, и он не подобает моему царственному отпрыску. Если ты залаешь по-лисьи, звери не станут с тобой считаться. Поэтому уж лучше помалкивай и не подавай голоса. Тогда я смогу подарить тебе тысячу лесов.

Сын запомнил наставления льва. Но однажды вышло так, что он их нарушил. Как-то раз собралось много зверей, и сын льва очень захотел подать голос. Он не выдержал, забыл наказ отца и звонко залаял по-лисьи.

Когда звери услыхали тоненький лисий лай такого большого и сильного зверя, они дружно засмеялись. И тогда отец-лев сказал сыну:

Если бы ты, сынок, выполнил мой наказ и молчал, ты получил бы тысячу лесов. Но ты не смог унять своей болтливости. Ты не достоин этих лесов.

Так и не получил сын льва тысячи лесов, а люди с тех пор стали говорить: «Молчание — тысячи стоит».

(По бирманской сказке) 


ЧАСЫ



В один чудесный весенний день Аркадий Гайдар вместе со своим другом шел по Староконюшенному переулку к Арбату. Настроение у обоих было хорошее. С крыш на тротуары со звоном падали сосульки. Журчали ручейки. Даже лужи весело брызгались под ногами прохожих. Но не все были счастливы в Москве в этот день.

У ворот старого дома стоял мальчуган. Ему было три или четыре года. Все его богатство лежало рядом с ним в луже: две спичечные коробки, футляр из-под очков и старый, ржавый конек «снегурка».

Мальчишка плакал. Весенняя вода натекла ему в старые валенки. Гайдар остановился рядом и спросил:

Плачешь? 
— Плачу! — проревел мальчишка.

Гайдар нетерпеливо пошарил в карманах, но не нашел ничего подходящего.

Тогда он подобрал полы своей длинной шинели и присел рядом с мальчуганом на корточки. Гайдар снял с руки часы и стал прилаживать их на худенькую мальчишечью руку. Широкий мужской браслет сваливался с нее. Гайдар долго возился, но наконец сумел плотно и крепко надеть часы на руку мальчугану.

Тикают? — спросил он. 
— Тикают, — ответил мальчишка и перестал плакать.

Гайдар повернулся к другу и сказал:

Пошли!

Только на Арбате друг решился спросить у него, зачем он это сделал. Гайдар ответил:

Не слишком хорошо живется этому пареньку. Пригодятся в хозяйстве часы. Конек заметил? Не по сезону игрушка. Ну, хотя бы кораблик деревянный, лягушка какая-нибудь, а то «снегурка»!

(По Б. Емельянову) 

ЧЕРТ-ЗАИМОДАВЕЦ

У мужика случилась беда, а на беду надо денег. Между тем денег нет; где их взять? Решил мужик идти к черту просить денег взаймы. Приходит он к нему и говорит:

Дай, черт, взаймы денег. 
— На что тебе?
 
— На беду.
 
— Много ли?
 
— Тысячу.
 
— Когда отдашь?
 
— Завтра.
 
— Изволь, — сказал черт и отсчитал ему тысячу.

На другой день пошел он к мужику за долгом. Мужик говорит ему:

Приходи завтра.

На третий день черт пришел. Мужик опять велел прийти завтра. Так ходил он несколько дней подряд. Однажды говорит мужик черту:

Чем тебе часто ходить ко мне, лучше я вывешу на воротах моих доску и напишу на ней, когда тебе приходить за долгом. 
— Ладно, — ответил черт и ушел.

Мужик написал на доске: «Приходи завтра». И повесил ее на воротах. Черт раз пришел, два пришел, а на воротах все одна надпись. Тогда черт решил на другой день к мужику не ходить.

На третий день черт приходит и видит на воротах другую надпись: «Вчера приди».

Черт воскликнул:

Как мне не повезло! Надо было вчера прийти. Пропали мои денежки!

(По русской сказке)



ЧТО МОЖНО НАЙТИ В ТАРЕЛКЕ ЩЕЙ



Капуста была известна ещё древним жителям Египта. Отварную капусту египтяне подавали в конце обеда как сладкое блюдо.

В древнем мире считали, что капуста обладает замечательными свойствами. Даже известный древнегреческий математик Пифагор писал, что капуста поддерживает в человеке бодрое, веселое и спокойное настроение.

Высоко ценили капусту древние римляне. Само название «капуста» происходит от латинского слова «капут», которое означает «голова». Для римлян капуста была не только пищей, но и лекарством почти от всех болезней. Древние врачи особенно рекомендовали кормить капустой маленьких детей, чтобы они росли крепкими и стойкими против всяких заболеваний.

Капуста стала основой русских национальных блюд. Большим любителем русских щей был великий полководец Суворов. В старинных русских лечебниках описывались целебные свойства капусты.

Далеко не все эти свойства подтверждает современная наука. Но все же капуста является одним из полезнейших овощных растений. В капусте содержится много витамина «С». В квашеной капусте этот витамин сохраняется до лета.

Откуда же произошло это ценное овощное растение? Впервые стали возделывать капусту, вероятнее всего, древние иберийцы, которые населяли теперешнюю Испанию. Называли они капусту «ащи». Отсюда она распространилась в Грецию, Египет и Рим, а затем и в другие страны.

В наше время существует множество сортов капусты. Они различаются по форме и цвету, созревают в разное время.

(По Н. Верзилину) 



ШАТ И ДОН



У старика Ивана было два сына. Старшего звали Шат Иваныч, а младшего — Дон Иваныч. Шат Иваныч был сильнее и больше, а Дон Иваныч — меньше и слабее. Отец указал каждому дорогу и велел им слушаться. Шат Иваныч не послушался отца и не пошел по указанной дороге, сбился с пути и пропал. А Дон Иваныч слушал отца и шел туда, куда отец приказывал. Так он прошел всю Россию и стал славен.

Есть в Тульской губернии Иван-озеро. Из озера вытекают в разные стороны два ручья. Один ручей так узок, что через него перешагнуть можно. Этот ручей называют Дон. Другой ручеек широкий. Его называют Шат. Дон идет все прямо. Чем дальше он идет, тем шире становится.

Шат вертится то в одну сторону, то в другую. Дон проходит через всю Россию и впадает в Азовское море. В нем много рыбы, по нему ходят корабли. Шат не выходит из Тульской губернии и впадает в реку Упу.

(По Л. Толстому)



ЩЕДРЫЙ ПОДАРОК



Много лет назад маленький мальчик играл на подоконнике в старом копенгагенском доме. Игрушек было не так уж много: несколько кубиков, старая бесхвостая лошадь из папье-маше и оловянный солдатик. Лошадь уже потеряла масть, потому что ее много раз купали. Оловянный солдатик был сломан, у него не хватало одной ноги.

Мать мальчика сидела у окна и вышивала. За окном была пустынная улица, которая вела к Старому порту. Вот на улице показался высокий и очень худой человек в черном. Он шел быстро, размахивал длинными руками и тихонько читал сам себе стихи,

Шляпу он нес в руке, и потому был хорошо виден его большой покатый лоб, орлиный тонкий нос и серые сощуренные глаза. Он был некрасив, но изящен. Душистая веточка мяты была воткнута в петлицу его сюртука.

Женщина за пяльцами подняла голову и сказала мальчику:

Вот идет наш поэт, господин Андерсен. Под его колыбельную песню ты так хорошо засыпаешь.

Мальчик посмотрел исподлобья на незнакомца в черном, схватил своего единственного хромого солдатика, выбежал на улицу, сунул солдатика в руку Андерсену и тотчас убежал.

Это был неслыханно щедрый подарок. Андерсен понял это. Он воткнул солдатика в петлицу сюртука рядом с веточкой мяты, как орден. Потом сказочник вынул платок и слегка прижал его к глазам.

(По К. Паустовскому)

ЩЕНОК

Щенок заблудился в пригородном поселке. Везде чужие высокие заборы, за ними гавкают и рычат злобные цепные псы.

Над головой темное небо, крупные холодные звезды. Порывистый ветер клонит к земле березы, гудит, завывает в дуплах тополей. Под ногами чавкает сырая земля. В воздухе пахнет горькой осиновой корой.

Усталый малыш вспомнил теплый, просторный дом, коврик в сенях, на котором он любил сладко потягиваться и дремать, шустрого пятилетнего сына хозяина Шурика. Тут щенок разразился на весь поселок тонким, отчаянным визгом. Он бегал по незнакомой тропе и по-своему, по-собачьи молил о помощи. Но никто не внимал его голосу. Люди с трудом отрывали головы от подушек и бранили непутевого пса. И долго еще под самыми окнами слышался вой щенка.

Наконец раздался окрик хозяина. Пес со всех ног бросился к нему, лизнул в щеку и нос, принялся тереться мокрой от слез мордой о широкие теплые ладони.

На всю жизнь запомнится ему сырая осенняя ночь на окраине пригородного поселка, где он впервые в жизни так остро прочувствовал одиночество.

(По А. Баркову) 



ЮПИТЕР



Юпитер — верховный бог древних римлян. Он был могущественным властителем неба, олицетворением солнечного света, грозы, бури. В гневе Юпитер метал молнии и поражал ими непокорных его божественной воле. Его обитель находилась на высоких горах. Оттуда он обнимал взглядом весь мир, от него зависела судьба отдельных людей и народов.

Свою волю Юпитер выражал раскатами грома, блеском молнии, полетом птиц. Иногда он посылал людям вещие сны, в которых открывал им будущее. Жрецы грозного бога совершали особо торжественные церемонии в тех местах, куда ударяла молния. Этот участок огораживался, чтобы никто не мог по нему пройти и осквернить священное место. Жрец воздвигал на этом месте жертвенник и приносил в жертву двухгодовалую овцу. Считалось, что Юпитер — могущественный защитник, который дарует победу и богатую военную добычу. На Капитолийском холме в Риме был воздвигнут грандиозный храм. Когда полководцы возвращались из победоносных походов, они приносили доспехи побежденных вождей и самые ценные сокровища в храм Юпитера.

В честь верховного бога несколько раз в году проводились празднества: при начале посева и окончании жатвы, при сборе винограда. В Риме ежегодно устраивались игры с конными состязаниями и соревнованиями атлетов. Имя Юпитера упоминалось при всяком значительном деле — государственном или частном. Его именем клялись, и клятва считалась нерушимой, ибо скорый на расправу Юпитер жестоко карал клятвопреступников и нарушителей обычаев гостеприимства.

(По А. Нейхардт)

ЯНУС



Древнеримский бог Янус был владыкой всех начал. Под его покровительством находились все входы и выходы: двери в домах и храмах, ворота городских стен. Именем Януса был назван первый месяц года.

Первый день года праздновался в его честь. Богу Янусу приносились жертвы в виде медовых пирогов, вина, плодов. Люди желали друг другу счастья, дарили сладости, чтобы весь наступивший год был счастливым. Ссоры и шумные раздоры в этот день были запрещены законом, потому что бог мог разгневаться и ниспослать всем плохой год.

Внутри храма Януса стояла статуя бога. У Януса было два лица, которые смотрели в противоположные стороны: одно — в прошлое, другое — в будущее. В руке у Януса был ключ, которым он отпирал и запирал небесные врата. Поскольку Янус был богом времени, то на пальцах его правой руки было начертано число 300, а на левой — 65.

Особую роль храм Януса играл в военных делах Древнего Рима. Когда вооруженные воины отправлялись в поход, они проходили перед ликами Януса. В продолжение всей войны ворота храма стояли открытыми. Когда заключался мир, то войска вновь проходили перед статуей бога. После этого тяжелые двери храма вновь запирались на ключ.

Кроме того, бог Янус считался покровителем дорог и путников. Его почитали мореходы, которые верили, что именно он научил людей строить первые корабли.

(По А. Нейхардт)



Краткое описание документа:

Представленный материал может быть использован в качестве текстов для диктантов, изложений, контрольного списывания, дополнительных занятий с детьми. Материал предназначается для учащихся   5 – 7 классов.  Тексты  носят просветительский, познавательный характер и дают возможность ознакомиться с литературным и историческим материалом

ВЕСЕННЯЯ ХИТРОСТЬ

 

В лесу хищники нападают на мирных животных. Где увидят, так и хватают. Зимой на белом снегу не так-то скоро увидишь зайца-беляка и белую куропатку. А сейчас снег тает, во многих местах уже показалась земля. Волки, лисицы, ястреба, совы, даже маленькие хищные горностаи и ласки издали замечают белую шерстку в белые перья на черных проталинах. И вот беляки и белые куропатки пустились на хитрость. Они линяют и перекрашиваются. Беляк стал весь серенький; у куропатки выпало много белых перьев, а на их месте отросли бурого и ржавого цвета новые перья с черными полосами. Теперь беляка и куропатку не так-то просто заметить. Они замаскированы. Некоторым из нападающих тоже пришлось прибегнуть к маскировке. Ласка была вся белая зимой, горностай тоже, только кончик хвоста у него был черный. И обоим им удобно было подкрадываться к мирным животным по белому снегу. А сейчас они перелиняли и стали серыми. Ласка вся серая, а у горностая кончик хвоста остался черным. Но ведь и на снегу есть черные пятна, а на земле и в траве их сколько хочешь.

(По В. Бианки)

 

ВЕТЕР И СОЛНЦЕ

 

Однажды Солнце и сердитый северный Ветер затеяли спор о том, кто из них сильнее. Долго спорили они и наконец решили померяться силами. В это самое время по большой дороге ехал верхом путешественник.

Ветер сказал Солнцу:

— Посмотри, как я налечу на него и мигом сорву с него плащ.

И Ветер начал дуть изо всех сил. Но чем больше старался Ветер, тем крепче закутывался путешественник в свой плащ. Он ворчал на непогоду, но ехал всё дальше и дальше. Ветер сердился, свирепел, осыпал бедного путника дождем и снегом. Путешественник проклинал Ветер. Он надел свой плащ в рукава и подвязался поясом. Тут уж Ветер и сам убедился, что ему плаща не сдернуть.

Солнце увидело бессилие своего соперника, улыбнулось, выглянуло из-за облаков. Оно обогрело, осушило землю и бедного полузамерзшего путешественника. Тот почувствовал теплоту солнечных лучей, приободрился, благословил Солнце, сам снял свой плащ, свернул его и привязал к седлу.

Тогда кроткое Солнце сказало сердитому Ветру:

— Лаской и добротой можно сделать гораздо больше, чем гневом.

(По К. Ушинскому)

 

ВЕЧЕРОМ НА КРЫШЕ

 

Карлсон и Малыш полезли вверх по крыше и благополучно добрались до домика за трубой.

В комнате под потолком висел мешок с сухими вишнями.

— Лезь за вишнями, — сказал Карлсон Малышу и показал на мешок. 
— Разве я достану? — спросил Малыш.
 
— А ты заберись на верстак, — ответил Карлсон.

Малыш так и сделал. Потом они с Карлсоном сидели на крылечке, ели сухие вишни и выплевывали косточки, которые подскакивали с легким стуком и весело катились вниз по крыше.

Вечерело. Мягкие, теплые осенние сумерки спускались на крыши домов. Малыш придвинулся поближе к Карлсону. Было так уютно сидеть на крыльце и есть вишни, но становилось все темней и темней. Дома выглядели теперь совсем иначе, чем прежде. Сперва они посерели, сделались какими-то таинственными. Наконец дома стали казаться уже совсем черными. Словно кто-то вырезал их огромными ножницами из черной бумаги и только кое-где наклеил кусочки золотой фольги, чтобы изобразить светящиеся окна. Этих золотых окошек становилось все больше и больше, потому что люди зажигали свет в своих комнатах. Малыш попытался пересчитать эти светящиеся прямоугольнички. Сперва было только три, потом оказалось десять, а потом так много, что зарябило в глазах. А в окнах были видны люди. Они ходили по комнатам и занимались кто чем.

— Интересно, почему эти люди живут именно здесь, а не в каком-нибудь другом месте? — сказал Малыш.

Карлсон отозвался:

— Должны же бедняги где-то жить, не могут же все жить на крыше и быть лучшими в мире Карлсонами.

(По А. Линдгрен)

ВЕЧЕРОМ У РЕКИ

В один из погожих осенних дней пошел я в лес по грибы. Бродил до самого вечера, но хороших грибов набрал мало. На дне корзинки лежали три подосиновика, моховик и десяток маслят, которые я прикрыл листом папоротника.

Медленно гасла заря. Вершины сосен становились пепельно-серыми. Сквозь их густые мохнатые ветви светили первые звезды. Я вышел из бора, пересек железнодорожное полотно и по узкой тропе спустился к реке Каменке.

Чуть заметно вздрагивал ивнячок. По течению медленно плыл желтый, кленовый лист. Пахло осокой и сырой землей. Я облегченно вздохнул и погрузил ладони в воду. Вдруг на другом берегу что-то скрипнуло. Я поднял голову и увидел, что на торчащую из воды корягу взгромоздился филин.

Что-то лесной чародей задумал! Я спрятался в ивняке.

Филин переступил с ноги на ногу, прислушался к вечерним шорохам, Встрепенулся, резко крутнул головой, выгнул шею и уставился в одну точку. Его оранжевые глаза загорелись, как два маленьких прожектора.

Прошло несколько минут, филин не шелохнулся. Затем взмахнул крыльями и кинулся в воду. В острых когтях забилась рыбина. Птица набрала высоту, бесшумно полетела к лесу и растаяла в звездной сырой ночи.

(По А. Баркову)

 

ВИННЫЕ ЯГОДЫ

 

На столе тарелка. На тарелке винные ягоды. Забавно жевать эти ягоды. В них множество косточек. Они славно хрустят на зубах. За обедом нам дали только лишь по две такие ягоды. Это очень мало для детей.

Я влезаю на стул, решительно пододвигаю к себе тарелку и откусываю одну ягоду. В ней множество косточек. Интересно, во Всех ли ягодах то же самое? Я перебираю ягоды и откусываю от них по кусочку. Да, все то же самое.

Конечно, это нехорошо, и я не должен этого делать. Но ведь я съедаю не всю ягоду. Я откусываю только небольшой кусочек. Почти вся ягода остаётся в распоряжении взрослых.

Приходят отец и мать. Я сразу говорю:

— Я не ел винные ягоды. Я только откусил по кусочку.

Мать глядит на тарелку и всплескивает руками. Отец смеется. Но он хмурится, когда я смотрю на него.

(По М. Зощенко)

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Тройка тощих лошадей шла тихой, сонной рысью. Райский приближался к своей усадьбе, в которой он не был много лет. Из труб родного дома вился дымок. Ранняя, нежная зелень берез и лип осеняла черепичную кровлю. Серебряная полоса Волги блестела между деревьями. С берега повеяла на Райского струя свежего, здорового воздуха, каким он давно не дышал.

Вот ближе, ближе. Вон запестрели цветы в садике, дальше видны аллеи лип и акаций, старый вяз, левее — яблони, вишни, груши.

Вон резвятся собаки во дворе, жмутся по углам и греются на солнце котята. Скворечники покачиваются на тонких жердях. По кровле дома толкутся голуби. На лугу за усадьбой разложены на солнце полотна.

Баба катит бочонок по двору, кучер рубит дрова. Кто-то садится в телегу, собирается ехать со двора. Все незнакомые Райскому люди. А вон Яков сонно смотрит с крыльца по сторонам. Это знакомый. Как он постарел!

Вон Егор безуспешно пытается вскочить верхом на лошадь. Горничные посмеиваются над ним. Райский едва узнал Егора. Парень возмужал. Усы до плеч, но все тот же хохол на лбу, тот же нахальный взгляд.

Все это успел зорким взглядом окинуть Райский, пока экипаж проезжал мимо решетчатого забора, который отделял дом и двор от проезжей дороги.

(По И. Гончарову)

 

ВОЛЧЬЕ ЛЫКО

 

Дедушка рассказывал мне, что прежде в Чугреевом бору медведи и волки водились. А теперь одни лоси, лисы да зайцы. И все-таки один раз мы про волка вспомнили. Пошли на Марьино болото за клюквой. Кругом пусто, голо. В ложбинках еще снег Не растаял. Осины сиротливо чернеют тонкими ветками. И вдруг из-под мягкой замшелой кочки будто фонтан плеснул. Перед нами маленькое деревце в розовых и лиловых цветах.

Я протянул руку и хотел сорвать цветок, но дедушка меня предупредил:

— Стой, отравишься! 
— Как так?
 
— Да это же волчье лыко. Цветы и кора его ядовиты.

Постояли мы с дедушкой, полюбовались цветами и пошли дальше. А по дороге он мне и говорит:

— Вот ушел серый разбойник, а на память о себе оставил в лесу волчье лыко.

(По А, Баркову)

 

ВОР И ПОРОСЕНОК

 

На даче у нашего хозяина был поросенок. Хозяин на ночь закрывал этого поросенка в сарай, чтоб его никто не украл.

Но один вор захотел все-таки украсть эту свинку. Он ночью сломал замок и пробрался в сарай. А поросята всегда очень сильно визжат, когда их берут в руки. Поэтому вор захватил с собой одеяло.

И как только поросенок хотел завизжать, вор быстро завернул его в одеяло и тихонько вышел с ним из сарая.

Вот поросенок визжит и барахтается в одеяле. Но хозяева ничего не слышат, потому что одеяло толстое. К тому же вор очень крепко завернул поросенка.

Вдруг вор заметил, что поросенок перестал кричать и барахтаться. Вор подумал: «Может быть, я очень сильно закрутил его одеялом, и бедный поросенок там задохнулся».

Вор развернул одеяло, а поросенок выпрыгнул у него из рук, завизжал и бросился в сторону. Тут хозяева прибежали, схватили вора. Вор говорит:

— Ах, какая свинья этот хитрый поросенок! Наверное, он нарочно притворился мертвым, чтоб я его выпустил. Или он от страха упал в обморок.

Хозяин говорит вору:

— Нет, мой поросенок в обморок не падал. Он нарочно притворился мертвым, чтобы вы развязали одеяло. Это очень умный поросенок.

(По М. Зощенко)

ВОРОБЬИШКО

Жил-был желторотый воробей, звали его Пудик, а жил он над окошком бани, в теплом гнезде из пакли и Других мягких материалов. Летать он еще не пробовал, но уже крыльями махал и все выглядывал из гнезда, хотел поскорее узнать мир.

— Что, что? — спрашивала его воробьиха-мама.

Он потряхивал крыльями, глядел на землю и чирикал:

— Чересчур черна, чересчур!

Прилетал отец, приносил букашек Пудику. Пудик глотал букашек и все высовывался из гнезда, все разглядывал. Мать беспокоилась:

— Чадо, чадо, не упади на землю, а то кошка тебя слопает!

Так все и шло, а крылья расти не торопились. Подул однажды ветер. Пудик спрашивает:

— Что, что? 
— Ветер дунет на тебя и сбросит на землю кошке! — объяснила мать.

Это не понравилось Пудику, и он сказал:

— А зачем деревья качаются? Пусть перестанут, тогда ветра не будет.

Пробовала мать объяснить ему, что это не так, но он не поверил. Он любил объяснять все по-своему. Пудик не верил маме. Он еще не знал, что это плохо кончается. Он сидел на самом краю гнезда и все высовывался и вертел головой. Вертелся, вертелся да и вывалился из гнезда. Воробьиха ринулась за ним. А кошка тут как тут. Испугался Пудик, растопырил крылья, качается на сереньких ногах и чирикает. Воробьиха отталкивает его в сторону, перья у нее дыбом встали. Целится клювом в глаз кошке. Страх приподнял с земли воробьишку, он подпрыгнул, замахал крыльями и взлетел на окно!

Тут и мама подлетела, села рядом с ним, клюнула его в затылок и говорит:

— Что, что? 
— Ну что ж! Всему сразу не научишься! — сказал Пудик.

И всё кончилось благополучно. Только вот мамин хвост остался в кошачьих когтях.

 

(По М. Горькому)

Автор
Дата добавления 11.02.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров52741
Номер материала 381759
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Комментарии:

2 года назад
Светлана Маратовна, интересная подборка. Мне кажется, она только выиграла бы, если бы Вы указали примерно, при изучении каких тем Вы предлагаете эти тексты))
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх