Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Сценарии уроков мужества "Посвящение 70-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады", "Никто не забыт и ничто не забыто" сценарий урока мужества, посвященного 71-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады"

Сценарии уроков мужества "Посвящение 70-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады", "Никто не забыт и ничто не забыто" сценарий урока мужества, посвященного 71-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады"

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

Сценарий урока-мужества


Посвящение 70-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады


Когда я приезжаю в Ленинград,

Перед закатом солнца чайки стонут.

Ночь. Звёзды прямо в душу мне глядят,

Плывут в Неве и никогда не тонут.

Из неба, из воды они глядят,

Напоминая мне и Ленинграду,

Что эти звёзды — слава всех солдат,

Прорвавших ненавистную блокаду.

На землю нашу грозно враг ломился

Под орудийный грозовой раскат...

И ученик солдатом становился

И воевал бесстрашно, как солдат.

   

     Сегодня мы посвящаем наше выступление годовщине снятия блокады города Ленинграда. Забыть о тех днях  нельзя, память о них хранят участники событий, нам о них известно не только из исторической хроники, но и художники, поэты, писатели, музыканты запечатлели события блокады  в своих произведениях.

    Блокада Ленинграда — военная осада немецкими, финскими и испанскими  войсками во время Великой Отечественной войны города Ленинграда (ныне Санкт-Петербург). Длилась с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года — 871 день, почти 3 года. Блокадное кольцо было прорвано 18 января 1943 года, когда в город смогли доставить еду и оружие по льду Ладожского озера.


Опять война,

Опять блокада…

А может, нам о них забыть?

Я слышу иногда:

«Не надо,

Не надо раны бередить.

Ведь это правда, что устали

Мы от рассказов о войне

И о блокаде пролистали

Стихов достаточно вполне».

Я не напрасно беспокоюсь,

Чтоб не забылась та война:

Ведь эта память – наша совесть.

Она, как сила, нам нужна…


      Из тезисов немецкого доклада «О блокаде Ленинграда», 21 сентября 1941 года, Берлин: Сначала мы блокируем Ленинград и разрушаем город артиллерией и авиацией… весной мы проникнем в город… вывезем всё, что осталось живое, в глубь России или возьмём в плен, сровняем Ленинград с землёй и передадим район севернее Невы Финляндии.

     На Ленинград наступали войска группы «Север», возглавляемые генерал-фельдмаршалом Леебом. В составе этой военной группировки было 40 дивизий, 1000 танков, полторы тысячи самолетов. Немцев поддерживала  дивизия  финнов, насчитывавшая 200 тыс. человек. Был установлен день захвата Ленинграда – 21 июля.

    30 августа 1941 года город оказался в «клещах» окружения. 8 сентября после взятия Шлиссельбурга ценой огромных потерь врагу удалось выйти на подступы к Ленинграду и блокировать его.

    В окружение попали 2 млн. 544 тыс. гражданского населения города (включая приблизительно 400 тыс. детей), 343 тыс. жителей пригородных районов, войска, защищавшие город.

    В сентябре гитлеровские захватчики оккупировали Гатчину, Павловск, Пушкин и Петергоф. 4 сентября противник произвёл первый обстрел города. 6 сентября фашистская авиация впервые прорвалась к городу, разбомбив два дома на Невском проспекте, а через два дня фашисты дважды совершили массированные налёты на Ленинград. В тот же день была прервана железнодорожная связь со страной.  Днем и ночью город подвергался воздушным бомбежкам и артиллерийскому обстрелу, 8 сентября на него было сброшено более шести тысяч зажигательных бомб и 48 фугасных. В Ленинграде вспыхнуло 483 пожара, в том числе пожар на продовольственных складах имени Бадаева.  В этот же день, 8 сентября, гитлеровские войска захватили Шлиссельбург.  9 сентября фашисты местами прорвались к окраинам города.  Они уже могли рассмотреть золотой шпиль Петропавловской крепости и Адмиралтейскую иглу. Подъезжая к проходной Кировского завода, кондуктор трамвая объявлял: «Вагон дальше не пойдет, дальше фронт».

    Начались девятьсот суровых дней ленинградской блокады.


Наш город до пояса закопан.

И если с крыш на город посмотреть,

То улицы похожи на окопы,

В которых побывать успела смерть.

Вагоны у пустых вокзалов стынут,

И паровозы мёртвые молчат,-

Ведь семафоры рук своих не вскинут

На всех путях, ведущих в Ленинград.

Луна скользит по небу одиноко,

Как по щеке холодная слеза.

И тёмные дома стоят без стёкол,

Как люди, потерявшие глаза.

Мы знаем: клятвы говорить непросто.

И если в Ленинград ворвётся враг,

Мы разорвём последнюю из простынь

Лишь на бинты, но не на белый флаг.

    Обращение Британской радиовещательной компании к гражданам Ленинграда, прозвучавшее в эфире 8 сентября 1941 года:

Слушай, Ленинград! Говорит Лондон… Лондон с вами… Ленинградцы, помните! В ответ на бомбы, сброшенные на ваш город, сбрасываются бомбы на столицу неприятеля. Победа за нами. Да здравствует Ленинград! 

     

    На защиту своего города встали жители Ленинграда. В короткий срок ряды советских солдат пополнило народное ополчение. Женщины и подростки возводили оборонительные укрепления на подступах к городу. Ими были построены 35 баррикад, более четырех тысяч дотов и 22 тысячи огневых точек.

                

Враги ломились в город наш свободный,- 
крошились камни городских ворот... 
Но вышел на проспект Международный 
вооруженный трудовой народ.

Он шел с бессмертным возгласом в груди: 
- Умрем, но Красный Питер не сдадим!..

И вот за это долгими ночами 
пытал нас враг железом и огнем... 
- Ты сдашься, струсишь, - бомбы нам кричали,- 
забьешься в землю, упадешь ничком. 
Дрожа, запросят плена, как пощады, 
не только люди - камни Ленинграда!

Но мы стояли на высоких крышах 
с закинутою к небу головой, 
не покидали хрупких наших вышек, 
лопату сжав немеющей рукой.


    К началу блокады в городе были мизерные запасы продовольствия и топлива. Для всех защитников города эти дни были временем величайших испытаний, невиданных тревог и лишений.  Почти полностью прекратился подвоз продовольствия, а главные запасы были уничтожены вражеской авиацией. Не работали городской транспорт, водопровод. За водой ходили на набережную Невы, делали прорубь и набирали воду, часто под обстрелами.

    В первую военную зиму осажденный Ленинград оказался на грани голода. С 20 ноября трудно стало с продовольствием. На 12 сентября 1941 года запасов продовольствия оставалось не более чем на 30 суток. Были введены карточки на продукты питания. Ежедневная норма хлеба для рабочих составляла 250 граммов, а для остальных категорий жителей – 125 граммов. Главный продукт питания, хлеб, состоял из ржаной муки (50%) и различных примесей (отрубей, хлопкового жмыха, пищевой целлюлозы, обойного клея). Но за этим жалким кусочком нужно было отстоять многочасовую очередь на морозе. Были дни, когда бомбёжки срывали работу хлебозаводов, и булочные были закрыты.

     Матери возвращались домой с пустыми руками, где их ждали голодные дети. В такие дни люди не ели ничего. НИ-ЧЕ-ГО!

    Полученную по талонам жидкую кашу разбавляли кипятком, чтобы увеличить ее объем. В одном из документов нашли запись о меню столовой лета 1942 года: щи из подорожника, пюре из крапивы и щавЕля, котлеты из свёкольной ботвы, шницель из лебеды, суп из дрожжей, оладьи из казеина (обойного клея).

    Чтобы не умереть от голода,  люди варили и ели  «суп» из древесного клея, разрезанных на куски  кожаных сапог, ремней и туфель. Начались цинга и дистрофия.


Вместо супа - бурда из столярного клея,

Вместо чая - заварка сосновой хвои.

Это б всё ничего, только руки немеют,

Только ноги становятся вдруг не твои.

Только сердце внезапно сожмётся, как ёжик,

И глухие удары пойдут невпопад...

Сердце! Надо стучать, если даже не можешь.

Не смолкай! Ведь на наших сердцах - Ленинград.

Бейся, сердце! Стучи, несмотря на усталость,

Слышишь: город клянётся, что враг не пройдёт!

...Сотый день догорал. Как потом оказалось,

Впереди оставалось ещё восемьсот...


    Зная бедственное положение населения города, фашисты сбрасывали на город агитационные листовки. Враг рассчитывал, что голодающие, мерзнущие, измученные люди из-за куска хлеба, из-за глотка воды возненавидят друг друга, перестанут работать и сдадутся.


...И летели листовки с неба

На пороги замерзших квартир:

«Будет хлеб. Вы хотите хлеба?..»

 «Будет мир. Вам не снится мир?»

Дети, плача, хлеба просили.

Нет страшнее пытки такой.

Ленинградцы ворот не открыли

И не вышли к стене городской.

Без воды, без тепла, без света.

День похож на черную ночь.

 Может, в мире и силы нету,

Чтобы все это превозмочь?

Умирали — и говорили:

 —   Наши дети увидят свет!

Но ворота они не открыли.

На колени не встали, нет!

Мудрено ли, что в ратной работе

Город наш по-солдатски хорош?..

Петр построил его на болоте,

Но прочнее земли не найдешь.

    Вражеская авиация ежедневно сбрасывала на город сотни зажигательных и фугасных бомб. Тяжёлая и сверхтяжёлая артиллерия вела планомерный и ожесточённый обстрел жилых кварталов города.

    Пришли и другие бедствия. В конце ноября ударили морозы. Ртуть в термометре приблизилась к отметке минус 40 градусов. Замёрзли водопроводные и канализационные трубы, жители остались без воды – теперь её можно было брать только из Невы.

    Вскоре подошло к концу топливо. Перестали работать электростанции, в домах погас свет, внутренние стены квартир покрылись изморозью. Ленинградцы стали устанавливать в комнатах железные печки-времянки. В них сжигали столы, стулья, шкафы, диваны, паркетные плитки пола, а затем и книги.  Люди надевали на себя все, что у них было. Целые семьи гибли от холода и голода. В домах не было электричества, в квартирах горели коптилки – баночки с горючей смесью, в которые вставлялся маленький фитилек, не было парового отопления.

     Подобного топлива хватало ненадолго. К декабрю 1941 года город оказался в ледяном плену. Улицы и площади занесло снегом, закрывшим первые этажи домов. Не было хлеба, света, тепла, воды. Страдания и лишения ленинградцев достигли предела. В январе 1942 года ежедневно умирали тысячи человек. За первую половину 1942 года погибло от голода, холода, бомбежек и дистрофии свыше 600 тысяч жителей города.

     

Я к ним подойду. Одеялом укрою,
О чем-то скажу, но они не услышат.
Спрошу – не ответят…
А в комнате – трое.
Нас в комнате трое, но двое не дышат.
Я знаю: не встанут.
Я всё понимаю…
Зачем же я хлеб на три части ломаю?


    Рядом со взрослыми все тяготы блокады вынесли на своих хрупких плечах дети. Страшным свидетельством ужасов войны стал дневник ленинградской девочки Тани Савичевой.  Изо дня в день Таня записывала: «Женя умерла 28 декабря в 12.30 часов утра 1941 года. Бабушка умерла 25 января в 3 часа дня 1942 года. Лека умер 17 марта в 5 часов утра 1942 года. Дядя Леша — 10 мая в 4 дня 1942. Мама — 13 мая в 7.30 часов утра 1942 года. Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня...»

   Кто же они, Савичевы, жившие на 2-ой линии Васильевского острова в доме 13? Женя, старшая сестра Тани, работала в конструкторском бюро на Невском машиностроительном заводе. Лека, то есть Леонид, брат Тани, работал строгальщиком на судостроительном заводе. Дядя Вася и дядя Лёша, братья Таниного отца, работали в книжном магазине. Мать Тани Мария Игнатьевна и бабушка Евдокия Григорьевна занимались домашним хозяйством.

   Всю семью унесла блокада. Не выжила и Таня. Её, правда, успели вывезти из Ленинграда, но голод настолько подорвал здоровье девочки, что она умерла.


Девчонка руки протянула

И головой –на край стола.

Сначала думали – уснула,

А оказалось   - умерла.

Её из школы на носилках

Домой ребята принесли.

 В ресницах у подруг слезинки

То исчезали, то росли.

Никто не обронил ни слова.

Лишь хрипло, сквозь метельный сон.

Учитель выдавил, что снова

Занятья –после похорон.


    Дневник Тани Савичевой фигурировал на Нюрнбергском процессе как один из обвинительных документов против фашистских преступников.


В блокадных днях

Мы так и не узнали:

Меж юностью и детством

Где черта?..

Нам в сорок третьем

Выдали медали.

И только в сорок пятом –

Паспорта.

И в этом нет беды.

Но взрослым людям,

Уже прожившим многие года,

Вдруг страшно от того,

Что мы не будем,

Ни старше, ни взрослее,

Чем тогда…


     И все-таки Ленинград жил и героически боролся.


Мы рыли рвы – хотелось пить.
Бомбили нас – хотелось жить.
Не говорилось громких слов.
Был дот на каждом из углов.
Был дом – ни света, ни воды.
Был хлеб – довесочек беды.
Сон сокращался в забытье.
Быт превращался в бытие.
Была одна судьба на всех.
Мы растеряли светлый смех.
Мы усмиряли темный страх.
Мы умирали на постах.
Мы умирали…
Город  жил –
Исполнен малых наших сил.


      Город жил. Город  боролся. Заводы продолжали выпускать военную продукцию. Голодные измученные люди находили в себе силы работать. Кировский завод оказался в опасной близости от расположения немецких войск, и тем не менее там круглосуточно шла работа по изготовлению танков. Мужчины, женщины и подростки стояли у станков. Завод бомбили, в цехах возникали пожары, но никто не покидал рабочих мест. Из ворот завода ежедневно выходили танки и шли прямиком на фронт. В ноябре - декабре 1941 года производство снарядов и мин превышало миллион штук в месяц.

    А по утрам на стенах домов появлялись плакаты. Яркие, пахнущие свежей краской листы клеймили врага, взывали к мщению, утверждали веру в Победу, помогали жить и бороться. Они были очень нужны  тогда людям. Вряд ли современники могут в полной мере представить себе, в каких условиях выполнялись тогда эти плакаты…

     В промерзлых комнатах дома ленинградского Союза художников шла в дни блокады особая, напряженная жизнь, топились печи - «буржуйки», горели коптилки. Слабое пламя выхватывало из тьмы худые, бледные лица. Руки в перчатках с трудом держали кисти, замерзшие краски приходилось отогревать дыханием. Но художники работали. Работали с поразительной энергией, упорством, страстью.

     В городе работали театры, ставились новые спектакли, работали музеи. Всё время блокады работало ленинградское радио. Для многих оно было единственной ниточкой, позволявшей почувствовать, что город живёт. Мало кому известная до войны поэтесса и писательница Ольга Фёдоровна Берггольц вошла в историю как «муза блокадного Ленинграда». Всю блокаду проработала она на ленинградском радио.


А город был в дремучий убран иней.
Уездные сугробы, тишина…
Не отыскать в снегах трамвайных линий,
одних полозьев жалоба слышна.
Скрипят, скрипят по Невскому полозья.
На детских санках, узеньких, смешных,
в кастрюльках воду голубую возят,
дрова и скарб, умерших и больных…


    Зимой 1942 года было решено создать при радиокомитете симфонический оркестр. Его руководителем стал скрипач и дирижёр Карл ЭлиАсберг. Зимой 1942 года он настолько ослаб, что не мог ходить от истощения. 9 февраля его привезли в стационар на детских саночках с диагнозом «алиментарная дистрофия 2-й степени».

   Но уже 9 апреля он провёл репетицию созданного оркестра. Музыкантов искали по всему городу. Струнную группу подобрали, а с духовой возникла проблема: люди просто физически не могли дуть в духовые инструменты. Некоторые падали в обморок прямо на репетиции. Пришлось искать по фронтам. Позже музыкантов прикрепили к столовой горсовета – один раз в день они получали горячий обед.

    В блокадном Ленинграде Дмитрий Шостакович написал Седьмую симфонию: «Свою Ленинградскую симфонию я писал быстро. Я не мог её не писать. Кругом шла война. Я должен был быть вместе с народом, я хотел создать образ нашей сражающейся страны, запечатлеть его в музыке. С первых же дней войны я сел за рояль и начал работать. Я жил тогда в здании консерватории, находясь вместе со многими моими коллегами-музыкантами на казарменном положении, как боец отряда противовоздушной обороны. Отрывался от работы только во время дежурств, воздушных тревог, а это бывало довольно часто», – рассказывал композитор.


Я помню блеск немеркнущих свечей
И тонкие, белей, чем изваянья,
Торжественные лица скрипачей,
Чуть согнутые плечи дирижёра,
Взмах палочки – и вот уже поют
Все инструменты о тебе, мой город,
Все рупора Симфонию твою…


     9 августа 1942 года шёл 355-й день блокады. Большой зал Ленинградской филармонии не вместил всех желающих послушать Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича, впервые исполняемую в городе на Неве. Дирижировал Карл  Ильич Элиасберг.

   Своеобразным вступлением к симфонии, создававшейся в осаждённом Ленинграде и проникнутой верой в победу над фашизмом, явились раскаты батарей нашей дальнобойной артиллерии. Это не было случайным совпадением. Командующий Ленинградским фронтом генерал армии Леонид Александрович  Говоров приказал огнём батарей 42-й армии предупредить вражеский обстрел, который мог прервать исполнение. Операция называлась «Шквал».


Какая музыка была!
Какая музыка играла,
Когда и души и тела
Война проклятая попрала.
Какая музыка во всем,
Всем и для всех - не по ранжиру.
Осилим... Выстоим ... Спасем ...
Ах, не до жиру - быть бы живу ...
И через всю страну струна
Натянутая трепетала,
Когда проклятая война
И души и тела топтала.
Стенали яростно, навзрыд,
Одной единой страсти ради
На полустанке – инвалид
И Шостакович - в Ленинграде.


     Для подвоза продовольствия и боеприпасов оставалась единственная коммуникация – по Ладожскому озеру. До конца навигации с большой земли шли в Ленинград баржи с продовольствием. Когда Ладожское озеро замёрзло, через него была проложена военно-автомобильная дорога, названная ленинградцами «Дорогой жизни». Шофёры повели по ледовой трассе, под обстрелами и бомбёжкой, машины с продуктами и боеприпасами для ленинградцев. Обратными рейсами они вывозили в тыл женщин и детей.


Страшный путь!
На тридцатой,
последней версте
Ничего не сулит хорошего.
Под моими ногами
устало
хрустеть
Ледяное,
ломкое
крошево.
Страшный путь!
Ты в блокаду меня ведешь,
Только небо с тобой,
над тобой
высоко.
И нет на тебе
никаких одёж:
Гол как сокол.
Страшный путь!
Ты на пятой своей версте
Потерял
для меня конец,
И ветер устал
над тобой свистеть,
И устал
грохотать
свинец…
— Почему не проходит над Ладогой
мост?! —
Нам подошвы
невмочь
ото льда
оторвать.
Сумасшедшие мысли
буравят
мозг:
Почему на льду не растет трава?!
Самый страшный путь
из моих путей!
На двадцатой версте
как я мог идти!
Шли навстречу из города
сотни
детей…

Сотни детей!..
Замерзали в пути…

Одинокие дети
на взорванном льду —
Эту теплую смерть
распознать не могли они сами
И смотрели на падающую звезду
Непонимающими глазами.

Мне в атаках не надобно слова «вперед»,
Под каким бы нам
ни бывать огнем —
У меня в зрачках
черный
ладожский
лед,
Ленинградские дети
лежат
на нем.


    Все долгие три года ленинградцы верили, что настанет конец их мучениям  и их освободят.

    Два с половиной года фашисты осаждали город-герой, но так и не смогли сломить его защитников.     К исходу 27 января 1944г  войска Ленинградского и Волховского  фронтов взломали в 300-километровой полосе оборону 18-й немецкой армии, разгромили её основные силы, продвинулись с боями от 60 до 100км. С освобождением городов Пушкин, Гатчина, Чудово и Октябрьской железной дороги блокада Ленинграда была полностью снята. Закончилась беспримерная в истории эпопея героического города, выдержавшего 900-дневную осаду, и не только выдержавшего, но и победившего.

   

    Всего за период блокады умерло от голода и болезней 641803 человека и около 400 тысяч бойцов и командиров Красной Армии.

Вечный памятник им – Пискаревское кладбище в г. Санкт-Петербурге.

За залпом залп.
Гремит салют.
Ракеты в воздухе горячем
Цветами пёстрыми цветут.
А ленинградцы
Тихо плачут.


Ни успокаивать пока,
Ни утешать людей не надо.
Их радость
Слишком велика –
Гремит салют над Ленинградом!

Их радость велика,
Но боль
Заговорила и прорвалась:
На праздничный салют
С тобой
Пол-Ленинграда не поднялось…

Рыдают люди, и поют,
И лиц заплаканных не прячут.
Сегодня в городе –
Салют!
Сегодня ленинградцы
Плачут…


Неверно, что сейчас от той зимы

Остались лишь могильные холмы.

Она жива, пока живые мы.

И сколько лет уже прошло,

А нам от той зимы не отогреться.

Нас от неё ничто не оторвёт.

Мы с нею слиты памятью и сердцем.

Чуть что - она вздымается опять

Во всей своей жестокости нетленной.

«Будь проклята!» - мне хочется кричать.

Но я шепчу ей: «Будь благословенна».

Она щемит и давит. Только мы

Без той зимы - могильные холмы.

И эту память, как бы нас ни жгло,

Не троньте даже добрыми руками.

Когда на сердце камень - тяжело.

Но разве легче, если сердце – камень?



    27 января в День воинской славы России жители и гости Санкт – Петербурга приходят  на Пискарёвское кладбище. Семьями и в одиночку, старые и молодые. Они кладут на братские могилы цветы. А некоторые – конфеты и хлеб. Маленький кусочек хлеба, в котором так  нуждался каждый из похороненных там.


Здесь лежат ленинградцы. 
Здесь горожане — мужчины, женщины, дети. 
Рядом с ними солдаты-красноармейцы. 
Всею жизнью своею 
Они защищали тебя, Ленинград, 
Колыбель революции. 
Их имeн благородных мы здесь перечислить не сможем, 
Так их много под вечной охраной гранита. 
Но знай, внимающий этим камням: 
Никто не забыт и ничто не забыто…

 Вечная  им память.

Минута мочания.










«НИКТО НЕ ЗАБЫТ И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО! »

СЦЕНАРИЙ УРОКА МУЖЕСТВА,

ПОСВЯЩЕННОГО 71-й ГОДОВЩИНЕ ПОЛНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ЛЕНИНГРАДА ОТ ФАШИСТСКОЙ БЛОКАДЫ



Ведущий 1:

Сегодня день особенный, ребята,

День памяти – торжественный, святой.

День снятия блокады

Отмечает город наш родной.

В тот день, прорвав кольцо блокады,

Наш город из последних сил

Дал бой врагам, отбросив их от Ленинграда,

И в яростных сраженьях победил.

Ведущий 2:

В июле – сентябре 1941 года немецко – фашистские войска, имея превосходство в военной силе преодолели упорное, героическое сопротивление советских войск и вышли к окраинам Ленинграда и Ладожскому озеру, отрезав город от страны. 900 дней город Ленинград находился во вражеском кольце.

Ведущий 1:

Ребята, давайте с вами вернёмся в то время, когда наш город назывался Ленинградом, а ваши прадедушки и прабабушки были ещё совсем юными, но на их долю выпали тяжкие испытания.

Ведущий 2: Мы вспомним те годы, блокадные годы,

Тяжёлые ночи и трудные дни,

Людей, что погибли во имя народа,

Ведь подвиг большой совершили они.

В Ленинграде белые ночи,

Июнь сорок первого года.

Выдалось жаркое лето

К утру отдыхает природа.

Спит Летний сад, свет зари над Невой,

Розы, фиалки цветут.

И кто мог подумать, что бомбы, обстрелы

Вмиг тишину оборвут.

Напали фашисты на нашу страну.

Шли танки, летели снаряды.

Отцы, деды, братья ушли на войну

Сражаться с фашистской армадой.

Страданья и боль, разруху и голод,

Ночные бомбёжки и горечь утрат –

Ты выдержал всё, любимый наш город,

Мы можем гордиться тобой, Ленинград.

Останется память в сердцах наших вечно.

На братских могилах цветы расцветут.

И снова на праздник Великой Победы

Торжественно грянет весёлый салют.



Ведущий 1:

Хотели враги Ленинград уничтожить,

Стереть этот город с земли,

Но захватить и прорвать оборону

Фашисты никак не смогли.

Враги окружали наш город,

В блокадном кольце Ленинграда.

Над Лиговским, Невским проспектом

Снаряды и пули летят.

Рано зима в этот год наступила.

Морозы пришли, холода.

И в мирную жизнь ленинградцев

Ворвалась нежданно беда.

Ведущий 2:

Охваченный войною

Блокадный Ленинград.

На улицах трамваи

Замёрзшие стоят.

Разрушенные здания

И надпись на стене:

«Опасно при обстреле

На этой стороне».

В водопроводных кранах

Не вода, а лёд.

И только прорубь невская

Горожан спасёт.

Ведущий 1:

Сколько испытаний принесла блокада! Город был заблокирован от всей страны. Враги окружили наш город со всех сторон! Поэтому катастрофически уменьшалась нормы выдаваемых продуктов. Вот такой кусочек хлеба получали ленинградцы по карточкам на целый день.

Цену хлеба знает каждый ленинградец,

Маленький кусочек-125грамм.

Не сдаётся Ленинград. Город выживает,

Урок отваги, мужества преподносит нам.

Ведущий 2:

В каждом доме день и ночь

Радио звучало.

Оно для Ленинградцев

Связью с миром стало.

Блокада не могла остановить творческую жизнь города. В труднейших условиях проходили концерты, актёры играли спектакли, художники выпускали плакаты, операторы снимали кинохроники.

Фоном звучит «Ленинградская» Симфонии№7 Д. Д. Шостаковича.



Ведущий 1:

Смерти назло и блокаде

Музыка не молчит.

За пультом стоит Шостакович.

Симфония в зале звучит.

Её прерывают бомбёжки,

Но музыку не удержать.

И в темноте музыканты

Смогли до конца доиграть.

Эта музыка жить будет вечно,

Как символ стойкости людей.

Симфонию назвали «Ленинградской»,

По праву мы гордимся ей.

Ведущий 2:

В замёрзших домах среди голода, мрака,

Бомбёжек, обстрелов жил город мой.

Рождались стихи гениальные, яркие,

Творимые чувствами, болью, душой.



Ведущий1:

Когда застыл лёд на Ладожском озере, появилась возможность перевозить продукты прямо по льду. Дорогу по льду Ладоги назвали «Дорогой жизни». Мы никогда не забудем мужество, стойкость, героизм водителей, дорожников, связистов, зенитчиков, регулировщиков – всех тех, кто под бомбёжкой и обстрелом, в мороз, метель и вьюгу работал на «Дороге жизни ».

О подвигах шоферов на ледовой дороге слагали легенды. Рассказывали о водителе, который, вывозя из города истощенных детей, увидел, что они в кузове его машины замерзают. Тогда он снял с себя всю тёплую одежду и накрыл ею малышей. А сам в трескучий мороз сел в кабину полураздетым…

Ведущий 2:

Чтобы жизнь спасти ленинградцам,

Зимой в сорок первом году

С хлебом шли в город машины

По Ладоге, прямо по льду.

Бомбёжки, метели, заносы…

Уходят машины под лёд,

Но каждый шофёр твёрдо верил,

Что город любимый спасёт.

«Дорогой жизни» Ладогу назвали,

Надеждой на спасение людей.

Раненых, больных и истощенных

Везли полуторки из города по ней.

Ведущий 1:

Нет смелее, нет храбрей

Шофёра фронтового.

Любит он свою машину –

Друга боевого.

И по снегу и по льду

Он ведёт машину.

Как объехать полынью,

Не попасть на мину?

Фронтовой шофёр – герой

Много в жизни повидал,

Но за руль держался крепко,

Свою песню напевал.

Ведущий 2:

Давайте песню мы о Ладоге споём,

Ведь эту песню любят все и знают.

Она как символ мужества людей.

И пусть нам все сегодня подпевают.

Ведущий 1:

В городе блокадном люди выживали,

От голода и холода они детей спасали.

Чтоб согреться, мебель в буржуйках сжигали

И свой кусочек хлеба детям отдавали.

Дети блокадного города,

Как рано вы повзрослели

И вместо бантиков, галстуков

Военную форму одели.

Вы на заводах работали,

Дедам, отцам помогая,

Сил не щадя и без отдыха,

Едва до станка доставая.

Вы в медсанбатах трудились,

Раненых, больных спасали,

Мыли палаты, стирали бинты,

Дежурили, ночи не спали.

Звучит песня Мальчишки?

Ведущий 2:

900 дней и ночей длилась блокада Ленинграда. Это были 900 дней мужества, стойкости, подвига непокорённых ленинградцев. 14 января 1944 года наши войска перешли в наступление и 27 января 1944 года полностью освободили Ленинград от фашистской блокады.

За город шли жестокие бои.

За Родину солдаты воевали

И в январе, разбив врага,

Кольцо блокадное прорвали.

Спасибо тем, кто город отстоял,

Кто выжил в страшную блокаду,

Кто восстанавливал, из пепла возрождал.

Спасибо вам, герои Ленинграда!



Ведущий 1:

На Пулковских высотах,

В Синявинских болотах

Бойцы сложили головы свои.

За Ленинград они отважно воевали,

Приближая победные дни.

Клин белых журавлей

По небу проплывает,

В печальном сумраке

Их голоса слышны.

Глядим им вслед

И молча вспоминаем

Всех тех, кто не пришёл с войны.

Есть в нашем городе мемориал.

Он памятью народной стал.

В граните застыла Родина – мать,

Чтоб павших покой всегда охранять.

Вечный огонь никогда не погаснет,

Как память о тех, кто наш город сберёг,

О тех, кто работал, сражался отважно

И для Победы сделал, что мог.

Ведущий 2:

Давайте встанем, помолчим,

Почтим героев Ленинграда,

Всех, чьи жизни унесла

В суровый час блокада.

МИНУТА МОЛЧАНИЯ.

(Метроном)

Ведущий 1:

Пусть будет мир на всей планете,

И войны не знают дети.

Пусть дети учатся, мечтают,

Ни горя, не беды не знают!

Наш город дорогой, любимый,

Ты гордый, сильный и красивый.

Этот город над Невой

Очень любим мы с тобой.

Пусть летят столетья,

Пусть летят года –

Город наш великий

Будет жить всегда.

Ленинград, Петербург –

Ты наш город родной.

Мы любуемся с детства

Твоей красотой.

Ты – слава России,

Город-герой.

Расти, процветай –

Мы гордимся тобой!

Ведущий 2:

Вечная память героям,

Память в наших сердцах.

Вечная память героям,

Жить она будет в веках.



Приказ войскам Ленинградского фронта

Товарищи красноармейцы, сержанты и офицеры войск Ленинградского фронта! Моряки Краснознаменного Балтийского флота! Трудящиеся города Ленина!

Войска Ленинградского фронта и итоге двенадцатидневных напряженных боев прорвали и преодолели на всем фронте под Ленинградом сильно укрепленную, глубоко эшелонированную долговременную оборону немцев, штурмом овладели важнейшими узлами сопротивления и опорными пунктами противника под Ленинградом: городами КРАСНОЕ СЕЛО, РОПША, УРИЦК, ПУШКИН, ПАВЛОВСК, МГА, УЛЬЯНОВКА, ГАТЧИНА и другими и, успешно развивая наступление, освободили более 700 населенных пунктов и отбросили противника от Ленинграда по всему фронту на 65-100 километров. Наступление наших войск продолжается.

В ходе наступления нашими войсками разгромлены вражеские войска, державшие Ленинград в осаде, и захвачены большие трофеи.

В итоге боев решена задача исторической важности: город Ленинград полностью освобожден от вражеской блокады и от варварских артиллерийских обстрелов противника.

В ознаменование одержанной победы и в честь полного освобождения Ленинграда от вражеской блокады, сегодня, 27 января, в 20 часов, город Ленина салютует доблестным войскам Ленинградского фронта 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий.

За отличные боевые действия ОБ'ЯВЛЯЮ БЛАГОДАРНОСТЬ всем войскам фронта и морякам Краснознаменного Балтийского флота, участвовавшим в боях за освобождение Ленинграда от блокады.

Граждане Ленинграда! Мужественные и стойкие ленинградцы! Вместе с войсками Ленинградского фронта вы отстояли наш родной город. Своим героическим трудом и стальной выдержкой, преодолевая все трудности и мучения блокады, вы ковали оружие победы над врагом, отдавая для дела победы все свои силы.

От имени войск Ленинградского фронта ПОЗДРАВЛЯЮ вас с знаменательным днем великой победы под Ленинградом.

Слава воинам Ленинградского фронта!

Слава трудящимся города Ленина!

Вечная слава героям, павшим в борьбе за город ЛЕНИНА, за свободу и независимость нашей Родины!

Под водительством Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза Великого Сталина – вперед, за полное изгнание немецких извергов с нашей земли!

Смерть немецким захватчикам!

Командующий войсками Ленинградского фронта
Генерал армии Л. ГОВОРОВ
Член Военного Совета
Генерал-лейтенант А. ЖДАНОВ
Член Военного Совета
Генерал-лейтенант А. КУЗНЕЦОВ
Член Военного Совета
Генерал-майор Н. СОЛОВЬЕВ
Начальник штаба фронта
Генерал-лейтенант Д. ГУСЕВ

27 января 1944 года


Звучит "Гимн Великому Городу" Р.Глиера.





















































Автор
Дата добавления 21.09.2016
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров25
Номер материала ДБ-204783
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх