Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Другое / Другие методич. материалы / Сценарий для школьной пьесы по мотивам фильма "Кавказская пленница" для старших классов

Сценарий для школьной пьесы по мотивам фильма "Кавказская пленница" для старших классов

  • Другое

Поделитесь материалом с коллегами:

Кавказская пленница


Всем участникам в подготовке и проведении этого представления очень понравилось всё, что мы делали. Подготовка к этому спектаклю началась задолго, потому как сами готовили все декорации. Довольно не сложно подобрать костюмы, но с оформлением остального – посложнее. Мы сделали три машины – «Газик» Эдика (с кузовом, как положено . Внутри незаметно должен был размещаться один человек – для той сцены, когда машина сама завелась и поехала), «Волгу» товарища Саахова, кабриолет для Балбеса, Труса и Бывалого (обязательно с оленем и якорем, + кирпич под колесо). Машины мы делали из картонных коробок, их красили, склеивали, украшали, как могли. Автомобили должны быть довольно большими – в «Газик» должно свободно помещаться двое, в «Волгу» Саахова – двое, а в кабриолет – черверо (Трус, Балбес, Бывалый + Нина). Пошили большой костюм осла – такой, чтобы туда поместились два человека. Ведь осёл должен быть живой – ходить, когда нужно, останавливаться, когда нужно, и т.д. Также нужен многофункциональный стол – это и стойка администратора, и стол Саахова, и стол в ресторане, и на танцплощадке. Таблички: «Буду через 15 минут», «Школа танцев. Плата по таксе. Такса – 1 руб.», «Заведующий райкомхозом тов. Саахов Б.Г.», «Орлиное гнездо». Сделали дверь – каркас из дерев. реек, середина – из бумаги. Также сделали: магнитофон «Яуза», пачка «денег», телевизор, кинжал большой. Подготовили: три спальных мешка, верёвку для связывания Нины, телефон стационарный, поднос с фруктами и вазой с цветами, шприцы – чем больше, тем лучше, но без иголок, ружьё.


Для того, чтобы сюжет был ярче и динамичнее, мы украсили нашу пьесу танцами и песнями. Старались делать всё в духе легендарного фильма. Выучили танец твист, и танцевали его как флешмоб; также придумали танец для барашков, и спели две песни – «Про медведей» и «Если б я был султан».


Действующие лица: Помагают :

Нина Автор

Шурик Барашки

Эдик Ослик (2 человека)

Джабраил Машина Эдика (1 человек)

Саахов

Трус

Балбес

Бывалый

Сайда

Милиционер

Администратор




Музыку прилагаю отдельным файлом.


















По горам, среди ущелий темных, карабкаясь все выше и выше, вьется шоссе.

Наше внимание привлекает одинокий горный всадник. Это наш герой и старый знакомый — Шурик Демьяненко. Он непринужденно восседает в седле. Остается лишь добавить, что под седлом у него скромный вислоухий ишак. По одежде и снаряжению всадника, а также по его багажу, видно, что Шурик собрался в какую-то экспедицию.

АВТОР: Эту историю рассказал нам Шурик. Он во время каникул собирал фольклор: местные легенды, сказки, новогодние истории… Может быть, и эта история всего лишь легенда, но, по словам Шурика, она действительно произошла однажды под Новый год. Он не сказал, где именно, чтобы не быть несправедливым… потому что такая история могла произойти где угодно.


А Шурик тем временем подъезжает к старенькому санитарному газику, стоящему на дороге. Водитель поднял капот и копается в моторе.

Осел то ли из упрямства, то ли из солидарности с заглохшей машиной останавливается рядом и отказывается двигаться вперед, несмотря на все понукания Шурика.

Продолжая возиться с машиной, водитель газика поглядывает на безуспешные попытки Шурика

сдвинуть осла с места. Шурик, смущенно улыбаясь, тоже бросает взгляд на водителя.

Далее мы замечаем странную аналогию в их действиях: водитель отчаянно вертит заводную ручку — мотор стреляет, рычит, чихает, но не заводится, а Шурик, действуя уздечкой, как заводной ручкой, крутит голову ишака. Его попытка столь же безрезультатна.

Теперь оба терпящих бедствие путника объединяют свои усилия. Сначала они вдвоем, скользя и надрываясь, пытаются столкнуть с места машину. Ничего не выходит!

Потом так же вдвоем они пытаются стронуть с места ишака. Шурик тянет его спереди, а водитель подталкивает плечом сзади. Однако маленький ишак столь же неподвижен, как и тяжелая машина.

Водитель раздраженно захлопывает дверцу своего газика и в отчаянии и ярости восклицает:


ЭДИК: Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!

ШУРИК (тяжело дыша): Ну не отчаивайтесь.

ЭДИК: Недаром говорил великий и мудрый Абу-Ахмат-Ибн-Бей, первый шофер этой машины: учти, Эдик…( Тут водитель прерывает свой гневный монолог и, представляясь, протягивает руку) Эдик.

ШУРИК: Саша.

ЭДИК: Учти, Эдик, говорил он, один аллах ведает, куда девается искра у этого недостойного выродка в славной семье двигателей внутреннего сгорания. Да отсохнет его карбюратор во веки веков!


И вдруг он замирает, глядя куда-то через плечо Шурика завороженным взглядом. Шурик оборачивается, и глаза его принимают то же восхищенное выражение. По дороге к ним приближается стройная, прелестная девушка. Нина проходит сначала между остолбеневшими путниками, затем — между ослом и машиной и пошла дальше. И тут происходит чудо. Доселе упиравшийся ишак вдруг трогается с места и идет за Ниной, как собачонка. Мало того, в заглохшем газике неожиданно вспыхивает искра, и он, удовлетворенно урча, тоже двигается за прекрасной незнакомкой.

Пораженные и одновременно обрадованные, путники бросаются каждый к своему ожившему транспорту. Шурик ловко прыгает на ишака, а машина сразу набирает скорость и скрывается за поворотом.

Возникает лирическая мелодия.

Нина замечает, что забавный всадник упорно следует за ней. Правда, он держится на почтительном расстоянии, хотя мог бы вполне обогнать ее.

Она неожиданно сворачивает с дороги на тропинку и быстро скрывается в густом кустарнике. Осел, не обращая внимания на попытки Шурика остановить его, также исчезает в колючих зарослях кизила, унося на себе протестующего всадника.

Побежав по извилистому лабиринту в кустарнике, Нина выбегает на дорогу. Вслед за ней из тех же зарослей задом вылетает ишак, видимо, запутавшийся в лабиринте. Мало того, даже Шурик сидит на нем задом наперед.


ШУРИК: Простите, пожалуйста… У меня к вам большая просьба…

НИНА: Пожалуйста.

ШУРИК: Можно вас попросить идти по шоссе, не сворачивая…

НИНА (улыбаясь): А это почему?

ШУРИК: Да мой осел идет за вами, как привязанный.

НИНА (недоверчиво): Осел?

ШУРИК: Ну да.

НИНА: Значит, это он меня преследовал?

ШУРИК: Он, он.

НИНА: А я думала…

ШУРИК (перебивает): Нет-нет, он!

ШУРИК: Скажите, а вы здешняя?

НИНА: Да, я приехала к тете на каникулы.

ШУРИК: А я в командировку… До города далеко?

НИНА: Километра два.

ШУРИК: Спасибо. До свидания…

Простившись, Шурик хочет продолжать свой путь, но осел, как видно, на это не согласен. Тщетно Шурик дергает его за повод.

Нина весело смеется. А Шурик беспомощно разводит руками.

ШУРИК: Вот видите, без вас ни шагу…

Нина охотно приходит к Шурику на помощь. Она направляется к городу. Осел немедленно следует за пей, дальше - довольный Шурик.

(песня "Про медведей")


Вестибюль гостиницы. Шурик стоит у стойки администратора, который заполняет книгу приезжих.

АДМИНИСТРАТОР: Год рождения?

ШУРИК: девяносто восьмой.

АДМИНИСТРАТОР: Цель приезда?

ШУРИК: Этнографическая экспедиция.

АДМИНИСТРАТОР (кивает): Понятно, Нефть ищете?

ШУРИК (улыбаясь): Не совсем. Я ищу фольклор. Я буду у вас записывать старинные сказки, легенды, новогодние истории…

АДМИНИСТРАТОР (оживляясь): Истории? Дорогой, тебе исключительно повезло. Я тебе помогу…

Он переворачивает дощечку с надписью: «Буду через 15 минут».


Нина уже в городе, она выбегает сбоку. Почти одновременно с ней у ёлки останавливается «Волга». Из машины выходит Джабраил. А за ним, разминаясь, вылезает его пассажир. Это товарищ Саахов.

ДЖАБРАИЛ (Саахову): Я сейчас приду.

СААХОВ: Ничего-ничего… Я пока подышу воздухом. А то все кабинет, кабинет…

Он оглядывается, и вдруг его взгляд останавливается на Нине. Товарищ Саахов поражен в самое сердце.

ДЖАБРАИЛ (Нине): Ты где пропадаешь?

НИНА: А в чем дело?

Но вместо ответа Джабраил представляет Нину подошедшему Саахову:

ДЖАБРАИЛ: Моя племянница!

СААХОВ (расплывается в улыбке): Очень приятно.

ДЖАБРАИЛ: Студентка. Учится в педагогическом институте.

СААХОВ: А-а, будет готовить нашу смену, да? — Очень приятно.

ДЖАБРАИЛ: Отличница, комсомолка, спортсменка.

НИНА: Дядя про меня все знает.

СААХОВ (восторженно): Отличница и комсомолка — это как раз то, что нам нужно…

НИНА (заинтересованно): А что вам нужно?

СААХОВ: У меня к вам есть, понимаете ли, такой неожиданный вопрос. Как вы относитесь к бракосочетанию?

НИНА: Ну, вообще-то положительно, но…

СААХОВ: У меня будет к вам небольшое, но ответственное поручение.

НИНА: Какое?

СААХОВ (интригующе улыбается и со значением добавляет): Ждем вас.


Номер гостиницы, Шурик, продолжая беседовать с товарищем Сааховым.

ШУРИК: Я мечтаю записать какую-нибудь удивительное новогоднее приключение. А участвовать в нем — ну, это было бы совершенно великолепно!

СААХОВ: Слушай, откуда? Ну посмотри в окно, что делается. Двадцать первый век на дворе! Нет, в нашем районе вы уже не встретите этих дедушкиных обычаев и бабушкиных обрядов. Может, где-нибудь далеко отсюда, понимаете ли… но не в нашем районе вы что-нибудь обнаружите для вашей науки.

ШУРИК: Ну что ж… Будем записывать, что есть...

СААХОВ: Правильно, это ваша работа. Вы сюда приехали, чтобы записывать сказки, понимаете ли, а мы здесь работаем, чтобы сказку сделать былью, понимаете ли…

Товарищ Саахов благодушно смеется. Улыбается и Шурик. Раздается стук в дверь. Входит администратор.

АДМИНИСТРАТОР: Я историю приготовил! — объявляет он. Уходят.


На красном капоте мчащейся машины ослепительно сверкает никелированная фигурка бегущего оленя. Она проносится по солнечной улочке и останавливается. Из нее выходят наши старые знакомые — Балбес, Трус и Бывалый. Они ставят на якорь свою сухопутную бригантину. Балбес, не надеясь на тормоза, подкладывает кирпичи под колеса, Трус аккуратно протирает стекла, а Бывалый отвинчивает фигурку оленя и передает ее на хранение Балбесу.


За дверью с табличкой «Заведующий райкомхозом тов. Саахов Б. Г.» —служебный кабинет. Саахов и Джабраил. Шофер держится независимо.

ДЖАБРАИЛ: Обижаешь сиротку. У нее же, кроме дяди и тети, никого нет… Двадцать пять!

СААХОВ: Это неправда! Я высоко ценю твою уважаемую племянницу, но всему есть предел. Восемнадцать.

ДЖАБРАИЛ: Ну имей же совесть! Ты же все-таки не козу получаешь. А жену, и какую: студентка, комсомолка, спортсменка, красавица… И за все это я прошу двадцать пять баранов. Даже смешно торговаться. (Обиженный Джабраил отворачивается).

СААХОВ: Аполитично рассуждаешь, клянусь, честное слово! Не понимаешь политической ситуации. Ты жизнь видишь только из окна моего персонального автомобиля, клянусь, честное слово! Двадцать пять баранов в то время, когда наш район еще не полностью рассчитался с государством по шерсти и мясу…

ДЖАБРАИЛ: А ты не путай свою личную шерсть с государственной!

СААХОВ (переходит на официальный тон): А я, между прочим, товарищ Джабраил, сюда и поставлен, чтобы блюсти государственные интересы. В общем, так. Двадцать баранов.

ДЖАБРАИЛ: Двадцать пять.

СААХОВ: Двадцать, двадцать! И почетная грамота…

ДЖАБРАИЛ: И бесплатная путевка.

СААХОВ: В Сибирь!

ДЖАБРАИЛ: Ну, хорошо. (вздыхает Джабраил, и высокие договаривающиеся стороны ударяют по рукам). Значит, так: жених согласен, родственники тоже, а вот невеста…

СААХОВ: Да. Плохо мы еще воспитываем нашу молодежь. Очень плохо! Удивительно несерьезное отношение к браку.

ДЖАБРАИЛ: А кто вообще спрашивает невесту? Мешок на голову — и через седло!

Товарищ Саахов молчит. Пауза затягивается. Саахов одобрительно кивает:

СААХОВ: Да, очень правильное решение. Только я лично к этому не буду иметь никакого отношения.

ДЖАБРАИЛ: Нет, не беспокойтесь. Это сделают совершенно посторонние люди.

СААХОВ: не из нашего района.

ДЖАБРАИЛ: Ну конечно!




Танцплощадка. Перед входом — написанное от руки объявление:

ШКОЛА ТАНЦЕВ.

ПЛАТА ПО ТАКСЕ.

ТАКСА: 1 РУБ.

У входа на площадку за маленьким столом сидит Трус. (Трус вызывает несколько человек для танцев) Гремит музыка из магнитофона «Яуза». Трус в ритме твиста пересчитывает рубли, полученные по таксе. Воровато оглянувшись, он незаметно бросает одну рублевую бумажку в шляпу и надевает ее на голову.

БЫВАЛЫЙ: Стоп, стоп!

Трус испуганно выключает магнитофон. Преподаватель Бывалый обращается к учащимся, желающим овладеть классическим твистом.

БЫВАЛЫЙ: Это же вам не лезгинка, а твист! Показываю все сначала. Носком правой ноги как будто давите окурок… Второй окурок давите носком левой ноги… Теперь оба окурка вместе. Демонстрирую… Раз, два! Раз, два!

А около объявления школы танцев уже стоит Джабраил. По его лицу видно, что его осенила некая идея. Он подзывает Труса, Балбеса и Бывалого, объясняет, что нужно. Уходят.


(Танец барашков) Бодро напевая модный мотивчик, Балбес загоняет во двор Джабраила баранов.

ДЖАБРАИЛ: Баранов в стойло!


В доме Джабраила проводится инструктаж операции.

ДЖАБРАИЛ (раздражительно, к троице): Вы должны оправдать оказанное вам высокое доверие.

ТРУС: Вы даете нереальные планы!

БАЛБЕС: Это… как его? Волюнтаризм.

ДЖАБРАИЛ: В моем доме не выражаться!

БЫВАЛЫЙ: Ах, так! (бросает пачку денег на стол) Вот ваш аванс. Мы отказываемся!

И он с такой силой выхватывает из кармана пачку денег, что одна десятирублевка летит на пол. Трус тут же незаметно наступает на нее ногой.

ДЖАБРАИЛ (нервно): Подождите, подождите минуточку! (уходит в другую комнату).

Трус и Бывалый, пересчитавшие деньги, которые они, конечно, и не собирались отдавать, обнаружили недостачу. Они тщетно ищут пропавшую десятирублевку. А Трус как ни в чем не бывало стоит на ней. Возвращается энергичный, улыбающийся Джабраил.

ДЖАБРАИЛ: Ваш вопрос решен положительно! Тот, кто нам мешает, тот нам поможет!

И он шепотом начинает излагать новый хитроумный план.




Зал ресторана при гостинице. Играет маленький эстрадный оркестр. За уединенным столиком аппетитно ужинает Шурик. Рядом с ним — Джабраил, который уже начал претворять в жизнь план товарища Саахова.

ДЖАБРАИЛ: Вам исключительно повезло… Вы хотели посмотреть древний, красивый обычай?

ШУРИК: Ну конечно, конечно, я мечтаю об этом.

ДЖАБРАИЛ: Завтра на рассвете… И вы можете не только посмотреть, вы можете сами участвовать…

ШУРИК: Ну, за это огромное вам спасибо! А как называется этот обряд?

ДЖАБРАИЛ: Похищение невесты. Нет, вы не думайте,— невеста сама мечтает, чтобы ее украли. Родители тоже согласны. Можно пойти в загс, но до этого, по обычаю, невесту нужно украсть.

ШУРИК: Украсть? Красивый обычай! Ну а моя-то какая роль?

ДЖАБРАИЛ: Поймать невесту…

ШУРИК: Поймать…

ДЖАБРАИЛ: Сунуть ее в мешок…

ШУРИК: В мешок? Это что, тоже по обычаю? Гениально! Ну-ну-ну?.. И передать ее кому? Влюбленному джигиту?

ДЖАБРАИЛ: Нет, и передать кунакам влюбленного джигита. Так требует обычай. Кстати, вот и они…

У столика появляется наша троица, одетая с причудливой экзотичностью. Их папахи, газыри и кинжалы производят большое впечатление на Шурика.

ДЖАБРАИЛ: Знакомьтесь! Они, к сожалению, совершенно не говорят по-русски, но все понимают…

Кунаки радостно мычат и по сигналу Джабраила присаживаются к столу.

БЫВАЛЫЙ: Барда варлы… Курзал!

ШУРИК: Что он говорит?

ДЖАБРАИЛ: Он говорит: «Приятного аппетита»… Кушайте, кушайте…

ШУРИК: Спасибо большое.

БАЛБЕС: Бамбарбия… Кергуну…

ШУРИК: Что он сказал?

ДЖАБРАИЛ: Он говорит: если вы откажетесь,— они вас зарежут. Шутка!

БАЛБЕС: Шутка!

ШУРИК: Я согласен.

ДЖАБРАИЛ: Ну и прекрасно! Нина будет очень рада.

ШУРИК: Значит, невесту зовут Нина?

ДЖАБРАИЛ: Нина. Моя племянница.

ШУРИК: Разве у Нины есть жених?

ДЖАБРАИЛ: Они обожают друг друга…

Шурик оглушен этим известием. Ему очень неприятно, что Нина выходит замуж. Но, с другой стороны, он не имеет никаких оснований мешать ее счастью. И все-таки ему не хочется отдавать ее другому своими руками. Шурик судорожно ищет выход:

ШУРИК: Я же совсем забыл. Я завтра должен… В общем вы меня извините, я не могу это сделать… никак…

Наступает гнетущая пауза.

ДЖАБРАИЛ: Товарищ Шурик! Самое главное, Нина просила, чтобы это сделали именно вы.

ШУРИК: Нина сама просила?

ДЖБРАИЛ: Очень.

ШУРИК: Ну что ж, передайте Нине, что я согласен. До свидания.

Шурик идет к выходу. Джабраил встревожен. Этот фольклорист может сорвать всю операцию. Он догоняет Шурика и предупреждает его:

ДЖАБРАИЛ: Учтите, обычай требует, чтобы все было натурально. Никто ничего не знает. Невеста будет сопротивляться, брыкаться и даже кусаться… Звать милицию, кричать: «Я буду жаловаться в обком!» Но вы не обращайте внимания — это старинный красивый обычай.

ШУРИК: Я понимаю… Все будет натурально. До свидания!

Печальный Шурик уходит.


(Твист - флешмоб)


Первые лучи солнца освещают вымпел на флагштоке альпинистской базы. Под скалой, рядом с базой, спят девушки-альпинистки в спальных мешках.

Из-за большого валуна высовываются «кунаки». Они с волнением следят за Шуриком. Шурик подползает к ряду спальных мешков, заглядывает в лица спящих девушек. Но Нины нет. В растерянности он оборачивается к своим сообщникам. «Кунаки» дружно указывают ему куда-то правее.

Спокойно спит Нина. Около нее появляется Шурик. Несколько секунд он всматривается в милое лицо девушки, потом поднимает голову, и его взгляд встречается с «кунаками», которые энергичными жестами нетерпеливо командуют ему: «Тащи!» Шурик начинает волоком тащить мешок со спящей Ниной. Неожиданно Нина открывает глаза. Она смотрит на Шурика, еще не понимая, во сне он появился или наяву.

НИНА (улыбаясь): Шурик! — улыбается она.

ШУРИК: Тсс!

И продолжает тащить дальше. Окончательно проснувшись, Нина засмеялась.

НИНА: Ну что вы делаете?

ШУРИК (печально): Только ничего не надо говорить….

Оттащив спальный мешок с Ниной на достаточное расстояние от подруг, Шурик останавливается и долгим взглядом смотрит на Нину.

НИНА: Что с вами?

ШУРИК: Я пришел проститься…

НИНА: До свидания, Шурик!

ШУРИК: Прощайте, Нина!.. Будьте счастливы.

Кажется, что сейчас он поцелует ее… Но вместо этого Шурик быстро задергивает застежку спального мешка, «упаковав» Нину прежде, чем она поняла, что происходит. «Кунаки», с трудом держа извивающийся и лягающийся мешок, направляются к машине. Понурив голову, Шурик со своим ишаком плетется сзади. Он останавливается у красной машины, в которую троица пытается уложить мешок с Ниной. Из-за поворота выезжает милиционер на мотоцикле и притормаживает.

МИЛИЦИОНЕР: Что грузите?

«Кунаки» холодеют от ужаса. И только Шурик, не чувствующий за собой никакой вины, простодушно отвечает:

ШУРИК: Невесту украли, товарищ старшина.

Трусу становится плохо. Бывалый обреченно начинает поднимать руки. И только Балбес не растерялся. Немного отвернувшись, он ловко имитирует баранье блеяние.

МИЛИЦИОНЕР: Шутник! Будете жарить шашлык из этой невесты, не забудьте пригласить!..

Красная машина похитителей стремительно проносится мимо дорожного указателя «Орлиное гнездо» и вскоре подъезжает к уединенной даче Саахова в горах. Джабраил пропускает машину во двор и наглухо закрывает ворота. Все! Нина стала «кавказской пленницей».



Шарфик Нины, тот самый, который она повязала на шею Шурику, сейчас держит в руках Сайда. Перед ней растерянный, подавленный Шурик.

ШУРИК: Так это был не обряд… Ее действительно украли...(грозно) Кто украл? (и тут же виновато) Ах, да… Кто жених?

САЙДА: У нас женщины иногда узнают об этом только на свадьбе…

ШУРИК: Свадьбы не будет! Я ее украл, я ее и верну!

Он стремительно выбегает из дома и, перемахнув через перила лестницы, в классической ковбойской манере прыгает прямо в седло своего ишака. Но, в отличие от героев дикого Запада, всадник на бешеном галопе не скрывается в облаке пыли. Обиженный осел, несмотря на все понукания, не трогается с места. Совершенно ясно, что сейчас никакая сила в мире не заставит его подчиниться хозяину. Шурик вынужден бросить его и бежать на своих двоих.




Прекрасная пленница заключена в угловой комнате. Нина дергает дверь — дверь заперта. Она смотрит в распахнутое окно — за ним пропасть. Выхода нет. За Ниной из соседней комнаты через потайной глазок следит Джабраил. Нина, то ли выжидая, то ли смирившись, успокаивается и начинает осматривать роскошную обстановку своей пышной темницы. Она взбирается на атласные подушки необъятного алькова и задумывается…Щелкает замок. Нина настораживается. В комнату входит Трус. Он неумело приветствует Нину по-восточному, склоняется в глубоком поклоне и пятится к резной инкрустированной тумбочке, в которой спрятан электропроигрыватель «Жигули». Комната наполняется чарующими звуками «Шехеразады» Римского-Корсакова. А Трус, снова отвесив поклон, застывает, сидя на скрещенных ногах, как изваяние, около полки с пластинками. Появляется Балбес с большим подносом на голове, который он песет по-восточному, не поддерживая его руками. Склонившись в изящном поклоне, он ставит перед Ниной фрукты и изысканные яства. Пятясь задом, он занимает место на ковре, недалеко от Нины.

В дверях возникает мощная фигура Бывалого. Со скрещенными на груди руками он становится на страже.

ДЖАБРАИЛ (по телефону): Все в порядке! Можете приезжать…

А в комнате принцессы сменилась музыка. Балбес танцует и поет, услаждая слух своей повелительницы восточными куплетами. Рефрен подхватывают Трус и Бывалый, тоже вступая в танец. И даже Нина включается в общее веселье. Она подпевает и танцует, при этом приближаясь к двери. Ей удается обмануть Труса, запутав его в шали, и незаметно выскочить за дверь.


(Балбес поёт «Если б я был султан», все герои на сцене - танцуют)


Снаружи щелкает замок. Трус, ничего не замечая, в упоении продолжает танцевать, Коллеги яростно набрасываются на него и, подхватив, словно бревно, начинают вышибать им дверь, как тараном. Нина вынимает ключ из двери и оборачивается. Перед ней стоит Джабраил. Путь к побегу закрыт.

НИНА: Ах, так?! Ну хорошо… Я объявляю голодовку, и теперь никто, кроме прокурора, сюда не войдет!

И она снова открывает дверь в комнату. А так как Балбес и Бывалый продолжают в это время таранить дверь Трусом, то он с криком «поберегись» вылетает из комнаты, а Нина скрывается в комнате и захлопывает за собой дверь.


В «Орлином гнезде» перед дверью узницы сидит товарищ Саахов. Он пока не обнаруживает своего присутствия для пленницы.

Все переговоры с ней через запертую дверь ведет Джабраил.

ДЖАБРАИЛ: Ты можешь не есть, ты можешь не пить, ты можешь молчать — ничего тебе не поможет…

За дверью раздается звон разбиваемой посуды. Джабраил воспринимает это как ответ Нины. (И в дальнейшем, во время «переговоров», он воспринимает звуки, доносящиеся из-за двери, как реплики Нины.)

ДЖАБРАИЛ: Лучший жених района предлагает тебе свою руку и сердце…

Раздается сильный грохот. Товарищ Саахов вздрагивает и со вздохом тихо говорит:

СААХОВ: До сервиза дошла.

ДЖАБРАИЛ: Большой сервиз?

СААХОВ: Двенадцать персон, девяносто шесть предметов…

За дверью Нина спокойно и методично бьет тарелку за тарелкой.

ДЖАБРАИЛ (возмущенно): Совести у тебя нету!.. Ты плюешь на наши обычаи. (Бах!) Глупо! У тебя же нет другого выхода… (Бах!) Ты хочешь сказать, что тебя начнут искать? Правильно! Обратятся к родственникам. А родственники — это я. А я скажу: она бросила институт, вышла замуж и уехала. (Бах!) Так вот я хочу сказать… (Бах!) Не перебивай, когда с тобой разговаривают! — негодует Джабраил.— В общем, так: или ты выйдешь отсюда женой товарища Саа… (он замечает предупреждающий знак начальника и тут же поправляется) ах, какого жениха, или вообще не выйдешь…

Оба напряженно прислушиваются. За дверью — неожиданная тишина.

ДЖАБРАИЛ: Вот это другое дело. Умница!.. Открой дверь! Сейчас ты познакомишься с дорогим женихом…

И вдруг, ко всеобщему удивлению, щелкает открываемый замок.

ДЖАБРАИЛ: Молодец.

Товарищ Саахов подтягивается, прихорашивается, чтобы предстать в лучшем, виде перед своей избранницей. Джабраил передает ему поднос с шампанским и фруктами…

СААХОВ (Джабраилу): Шляпу сними!

Джабраил снимает с шефа шляпу, и товарищ Саахов торжественно входит в комнату Нины. Но тут раздается грохот, и из комнаты медленно, слегка пошатываясь, появляется товарищ Саахов. Сочные фрукты превратили его костюм в абстрактную живопись. А дверь за ним немедленно захлопывается, и снова поворачивается ключ. Товарищ Саахов чуть не плачет:

СААХОВ: Слушай, обидно… Клянусь, обидно… Ну ничего не сделал, только вошел…

ДЖАБРАИЛ: Молодая еще, капризная.

СААХОВ: Что значит капризная?.. Хулиганка!.. В общем, так. У меня теперь только два выхода: или я ее поведу в загс, или она меня поведет к прокурору…

ДЖАБРАИЛ: Не надо.

СААХОВ: Сам не хочу…

Бывалый, Балбес и Трус выстроились перед начальством. Саахов и Джабраил направляются к «Волге».

СААХОВ: Ну ничего… Через день она проголодается. Через неделю тосковать будет, а через месяц умной станет. Ничего, будем ждать. (уходит)

ДЖАБРАИЛ: Будем ждать. Помните, товарищи, вы наконец должны оправдать оказанное вам высокое доверие. А за нее отвечаете головой.

ТРУС, БАЛБЕС, БЫВАЛЫЙ: Будем стараться, дорогой товарищ Джабраил!



Вокруг ёлки бежит Шурик, его на машине догоняет Эдик.

ЭДИК: Что ты бежишь как сумасшедший? Где твой ишак?

Этот неожиданный вопрос заставляет Шурика остановиться.

ШУРИК (слабо улыбаясь): А-а, здравствуй.

ЭДИК: Что случилось? Куда торопишься?

ШУРИК (неопределённо машет рукой): Туда!

ЭДИК: Садись!

Шурик колеблется. Но симпатичный горец располагает к себе. И Шурик решается.

ШУРИК (садится в машину): Спасибо!

ЭДИК: Куда тебя везти?

ШУРИК: Вот что… Я тебе все расскажу, а ты сам решишь, куда меня везти… Только давай поскорее!

ЭДИК: Машина — зверь! (гордо бросает водитель и нажимает на стартер. «Зверь» воет, но не заводится. Водитель мрачнеет) Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса! (но в этот момент одумавшийся «зверь», взревев, срывается с места).


У телохранителей в «Орлином гнезде» только что закончилась обильная трапеза. Балбес и Трус составляют отчет шефу.

БАЛБЕС: Пиши с новой строчки. «Обед» подчеркни… Значит, так. «От супа отказалась». В скобках: «суп харчо». Дальше… «Три порции шашлыка выбросила в пропасть». Теперь напиток… «Разбила две бутылки»…

ТРУС (уточняет, показывая на пустую бутылку): Три.

БАЛБЕС: Пиши «три»…

К воротам «Орлиного гнезда» подъезжает машина Эдика, настойчиво сигналя. Прибегает Балбес и распахивает ворота.

ЭДИК: Дача товарища Саахова?

БАЛБЕС: Ага…

ЭДИК: Санэпидемстанция…

Из машины выходят Шурик и Эдик. Впрочем, узнать их невозможно, так как на них белые халаты, медицинские шапочки, а лица до глаз закрыты марлевыми масками. Они входят в дом. На лестнице стоят Бывалый и Трус.

БЫВАЛЫЙ: Вам кого?

ЭДИК: В районе — эпидемия. Поголовные прививки. Ящур! Распишитесь! (протягивает Эдик книгу) Обязательное постановление…

Троица переглядывается и решает не сопротивляться, идя на все, лишь бы поскорее сплавить непрошеных гостей.

БАЛБЕС: Рубашки снимать?

ЭДИК: Как раз рубашки не обязательно… Ложитесь на живот…

«Пациенты» укладываются и готовят плацдармы для уколов. В стороне Шурик разламывает ампулы со снотворным и приготавливает шприцы. Эдик приступает к вакцинации. Все три «пациента» лежат рядом на животах. Мы видим только их лица, но по выражению этих лиц догадываемся, что происходит в тылу. К Трусу подходит Эдик со шприцем.

ТРУС: Ой!

ЭДИК: Спокойно. Я еще не колю.

ТРУС: Ах, нет еще? Скажите, а это не больно?

ЭДИК: Все зависит от диаметра иглы.

ТРУС: Скажите, а у вас диаметр?.. Ай! (Эдик делает укол, Трус, с облегчением) Уже, да?

тем временем Эдик перешел к Балбесу. Тот настороженно принюхивается, почуяв знакомый аромат.

БАЛБЕС (оживлённо): Спирт?

ЭДИК: Спирт.

На лице Балбеса появляется блаженная улыбка, с которой он и переносит вакцинацию. Третий — Бывалый. Эдик, критически оценив его габариты, заменяет обычный шприц на ветеринарный. Тем не менее Бывалый реагирует на этот страшный укол не больше, чем на комариный укус. Лицо его абсолютно неподвижно. Сделав укол, Эдик никак не может вытащить иглу обратно. Он тянет ее, как штопор из бутылки, потом хватается двумя руками, даже упирается ногой. Бывалый по-прежнему совершенно не реагирует, он даже не замечает, когда эта операция наконец кончилась.

ЭДИК: Лежите не двигаясь. Это новейшая вакцина замедленной усвояемости. В доме больше никого нет?

ТРУС, БАЛБЕС, БЫВАЛЫЙ: Нет, нет!.. Никого, никого!

ЭДИК: Спокойно! Лежите, лежите… Иначе — «мементо мори».

ТРУС: Моментально…

БАЛБЕС: …в море!

ЭДИК (Шурику): Ассистент, воды! (тихо добавляет) Нина здесь, я уверен. Найди и предупреди ее.

ШУРИК: А когда они уснут? — так же шепотом спрашивает Шурик.

ЭДИК: Через полчаса. Иди-иди…

Шурик, сняв марлевую маску, поднимается по лестнице и видит, что одна дверь заложена снаружи большой деревянной балкой.

Нина, услышав шаги, прильнула к замочной скважине…. А внизу Эдик тянет время. Он читает лежащей троице популярную лекцию по сангигиене. Добросовестный Трус даже конспектирует ее.

ЭДИК: Фильтрующийся вирус ящура особенно бурно развивается в организме…

БАЛБЕС: Короче, Склихасовский!

ТРУС: Тебе неинтересно — не мешай. Пожалуйста, дальше…

ЭДИК: Особенно бурно развивается в организме, ослабленном никотином, алкоголем и…

ТРУС: …излишествами нехорошими.

ЭДИК: Да, таким образом…


Шурик снимает с двери деревянную балку-засов и входит в комнату. Он не видит, что сзади него стоит Нина с занесенным над головой большим подносом. Едва он успевает сделать два шага, Нина обрушивает на него удар и выбегает из комнаты. она замечает санитарный газик, и через секунду оказывается у машины.



Эдик продолжает читать лекцию. Вдруг слышен шум мотора. Все оборачиваются.

Санитарная машина задом выскакивает из ворот, разворачивается и уносится по шоссе. Эдик бросается, за ней во двор, пробегает несколько шагов и останавливается, поняв бесполезность преследования.

Как раз в этот момент за спиной Эдика слышен рев другой машины. Чуть не сбив с ног, мимо Эдика проносится красный драндулет с троицей, бросившейся в погоню за беглянкой.

Шурик и Эдик просто бегут вслед.

Итак, здесь начинается то, без чего не может обойтись ни одна эксцентричная комедия,— погоня.

Расстановка сил на дороге такова. Впереди мчится Нина в санитарном газике. За ней несется троица в своей экзотической красной машине. Сзади – безмоторные Шурик и Эдик.Так они все вместе делают переполох, бегая друг за другом.

Но тут нашим гангстерам повезло. Санитарный газик Нины забарахлил. Строптивая «машина-зверь», кашляя, чихая и замедляя ход, движется по шоссе неравномерными рывками и наконец совсем останавливается.

И тут троица замечает идущую на них собственную красную машину с Ниной за рулем. Троица, взявшись за руки, образует поперек дороги живой шлагбаум.

Машина приближается. Нина тревожно сигналит. Стоящий в центре Трус не выдерживает психической атаки и начинает вырываться. Но партнеры держат его железной хваткой. Трус обмякает и обреченно опускается на колени. Нина вынуждена резко затормозить буквально в нескольких шагах от стоящих насмерть противников. Она выскакивает из машины и скрывается в зарослях. Троица бросается за ней.

Преследователи с трех сторон окружают Нину, связывают её, и она снова становится «кавказской пленницей».

А Шурик еще далеко.

На заднем сиденье красной машины — связанная Нина. Ее рот завязан платком. По бокам — Трус и Балбес. Правда, телохранители зевают, их явно клонит ко сну. Видимо, началось активное действие снотворного.

Машина делает неожиданный поворот. Нина тревожно смотрит на Бывалого. Голова его склонилась на руль. Он тоже засыпает.

И тут Шурик настигает машину.

В машине — четыре бесчувственных тела: трое спят, а четвертая, несмотря на все свое мужество, все-таки женщина,— она потеряла сознание. Шурик берет Нину на руки, выносит на траву и пытается привести в чувство. Но как только это ему удается, он жестоко расплачивается: Нина яростно кусает его за руку.

ШУРИК: За что?

НИНА: Предатель, подлый наемник!

НИНА: Подождите, Нина, послушайте…

НИНА: Иуда, подлец! Сколько тебе заплатили? Развяжите меня!

И пока Шурик развязывает веревки, она продолжает в том же духе:

НИНА: Ничтожество! Продажная шкура!

В этот момент одна рука у нее освобождается, и Нина тут же отвешивает Шурику звонкую оплеуху. Это уж слишком! Шурик мрачнеет и начинает снова связывать Нину. Видимо, это единственный способ заставить ее спокойно выслушать обстоятельства дела. Но Нина еще далека от спокойствия. Извиваясь у него в руках, она продолжает свою несколько однообразную обвинительную речь:

НИНА: Пустите меня! Бандит! Дрянь, тупица, хамелеон! Негодяй! Алкоголик, фольклорист несчастный!..

Так дальше продолжаться не может. Надо закрыть ей рот. И Шурик делает это поцелуем.






Лунный вечер. Перед отходом ко сну товарищ Саахов культурно отдыхает. Он дремлет в кресле у телевизора. Одет товарищ Саахов по-домашнему: он в майке-безрукавке и шлепанцах. Сюда, в уединенный особняк в глубине большого фруктового сада, не долетают шумы улицы. Покой, мерцающий полумрак… И вдруг пронзительный телефонный звонок врывается в чарующую мелодию «Лебединого озера». Саахов недовольно морщится и снимает трубку.

СААХОВ: Алло! Я слушаю… Говорите, ну!

Но трубка молчит и загадочно дышит. Затем следует щелчок и короткие гудки. В этом есть что-то непонятно тревожное. Саахов кладет трубку и с трудом возвращается к танцу маленьких лебедей на большом экране телевизора «Рубин». Однако странности только начинаются. За спиной Саахова распахивается окно, и, когда он подходит, чтобы закрыть его, в комнату, зловеще хлопая крыльями, влетает дрессированная ворона и садится на шкаф.

СААХОВ: Кыш, кыш!

пытается прогнать ее Саахов, но ворона, не двигаясь, нагло каркает и почти по-человечески косит на него глазом.

Все это совпадает с темой злого гения, звучащей сейчас из динамика телевизора. Саахову становится страшно. А тут еще раздается стук в дверь.

СААХОВ (испуганно): Кто тут?

Никакого ответа. Только скрипит дверца шкафа, на которой качается мрачная ворона. Это уже Хичкок! И хотя товарищ Саахов никогда не видел фильмов ужасов Хичкока, сейчас он испытывает неподдельный ужас. Он делает несколько шагов к креслу — и вдруг гаснет свет.

С трудом добравшись на подгибающихся ногах до торшера, Саахов ощупью находит выключатель, зажигает свет и… видит привидение. В его кресле перед телевизором сидит Нина, в белой шали, прямая и неподвижная.

СААХОВ (заикаясь): З-з… здравствуйте!

Призрак поворачивается к нему, посылает воздушный поцелуй и улыбается.

Слава богу, это не привидение, а живая Нина. Правда, непонятно, почему она здесь, а не в «Орлином гнезде» и как она попала в запертый дом.

СААХОВ: Никак не ожидал вашего прихода. Это такая неожиданность для меня… Извините, я переоденусь…

ЭДИК (за спиной у Саахова): Не беспокойся! В морге тебя переоденут!

Саахов оборачивается как ужаленный. Перед ним с большим кинжалом в руках стоит дикий горный мститель. Это Шурик. Но лица его не видно. Оно наполовину закрыто башлыком. Поэтому и измененный голос Шурика звучит глухо. Саахов бросается к телефону, но Шурик перерезает провод. Он кидается к двери, но на пути встает другой мститель с двустволкой наперевес. Это переодетый Эдик.

ШУРИК: Мы пришли, чтобы судить тебя по закону гор. За то, что ты хотел опозорить наш род, ты умрешь, как подлый шакал.

СААХОВ: Вы… Вы не имеете права. Вы будете отвечать за это!

ШУРИК: За твою поганую шкуру я буду отвечать только перед своей совестью джигита, честью сестры и памятью предков.

Товарищ Саахов подбегает к Нине, опускается на колени.

СААХОВ: Нина… Нина, остановите их! Мы с вами современные люди. Ну это же средневековая дикость! Я нарушил этот кодекс, но я готов признать свои ошибки…

НИНА: Ошибки надо не признавать, их надо смывать кровью.

СААХОВ: Вы не имеете права… Это—самосуд! Я требую, чтобы меня судили по нашим советским законам…

ЭДИК: А покупал ты ее по советским законам? Или, может, по советским законам ты ее воровал? Прекратим эту бесполезную дискуссию. Сестра, включи телевизор погромче, начнем…

И Шурик начинает выразительно точить кинжал. Испуганный Саахов забивается в угол и опускается на колени.

СААХОВ: Не надо, не надо… Я вас умоляю, не надо… Я больше не буду… Ну позвольте мне пойти в прокуратуру… Ну разрешите мне сдаться властям.

Мстители неотвратимо приближаются к нему. И тут Саахов предпринимает последнюю попытку спастись. Он дергает ковер, Шурик и Эдик падают. Саахов проносится через комнату и вскакивает на подоконник раскрытого окна.

Здесь его и настигает роковой выстрел. Саахов со стоном валится за окно.

НИНА: Вы что? С ума сошли?

ШУРИК: Не беспокойтесь, это только соль.

ЭДИК: Соль, соль!


(Весёлый флешмоб для всех)


АВТОР: Вот приблизительно так и закончилась эта история. История о любви, о дружбе и справедливости. Добро восторжествовало, зло было наказано, - как и положено. Шурик нашёл, потом потерял и снова нашёл свою Нину. Дальше им было по пути, и нам осталось только поразмыслить, куда же подевался осёл…


Осёл весело пробегает через всю сцену


Спасибо всем за внимание!!!!



Выносят буквы: КОНЕЦ




Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 20.10.2015
Раздел Другое
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров3779
Номер материала ДВ-081276
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх