Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Сценарий литературного вечера, посвященного творчеству К.М. Симонова, «Всю жизнь любил он рисовать войну…».

Сценарий литературного вечера, посвященного творчеству К.М. Симонова, «Всю жизнь любил он рисовать войну…».

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Сценарий литературного вечера,

посвященного творчеству К.М. Симонова,

«Всю жизнь любил он рисовать войну…».


Мой долг заранее предупредить читателя,

что, открывая любой из … томов,

он будет снова и снова встречаться с войной.

К. Симонов




Звучат песни на стихотворения К. Симонова, зрители рассаживаются на места.

Фотографии с изображением войны.

Звучит фоновая музыка.

Ведущий 1. Говорят, когда грохочут пушки, молчат музы. Но от первого до последнего дня войны не умолкал голос поэтов. Никакие канонады и бомбежки не могли заглушить его. Никогда к голосу поэтов так чутко не прислушивались читатели, как во время Великой Отечественной войны.
Ведущий 2. Казалось бы, задача людей в военное страшное время – выстоять, выжить и победить, а не писать стихи, романы, пьесы. Но именно в это тяжёлое время литературе придавали большое значение. События Великой Отечественной войны стали центральной темой литературы того периода. На фронт ушли более 1000 писателей и поэтов, из них более 400 не вернулись.

Ведущий 1. Не понаслышке они создавали свои произведения о войне. Художественное слово согревало душу, будило лучшие чувства, звало к победе! Стихи Твардовского, Самойлова, Симонова помогали идти в атаку, сражаться с фашистами.

Ведущий 2. Сегодня наш литературный вечер посвящен творчеству Константина Михайловича Симонова. Среди писателей военной поры он был одним из наиболее подготовленных в военно-профессиональном отношении, глубоко знавшим военное дело, природу военного искусства. Биографы объясняют это тем, что он рос и воспитывался в семье кадрового офицера, в военной среде.

Ведущий 1. Константин Симонов родился 28 ноября 1915 г. в Петрограде в семье военного. Отец его погиб на фронте в 1-ю мировую войну, Константин отца не помнил, вырастивший мальчика отчим Александр Григорьевич Иванишев был преподавателем в военных училищах, вся жизнь Симонова связана с армией.
    Ведущий 2. Интерес и любовь к литературе пробудила у будущего поэта его мать Александра Леонидовна Иванишева, она много читала, сочиняла стихи. Первые стихи К. Симонов написал в семилетнем возрасте. В них описывается учеба, жизнь курсантов военных училищ.
   Ведущий 1. Детство и юность Константина прошла в Рязани и Саратове, в семье с почти армейским укладом жизни. Симонов в своей автобиографии писал:
    Симонов.Наша семья жила в командирских общежитиях. Военный быт окружал меня, соседями были тоже военные, да и сама жизнь училища проходила на моих глазах. За окнами, на плацу, производились утренние и вечерние поверки. Мать участвовала вместе с другими командирскими женами в разных комиссиях содействия; приходившие к родителям гости чаще всего вели разговоры о службе, об армии. Два раза в месяц я, вместе с другими ребятами, ходил на продсклад получать командирское довольствие.
    Вечерами отчим сидел и готовил схемы к предстоящим занятиям. Иногда помогал ему. Дисциплина в семье была строгая, чисто военная. Все делалось по часам, в ноль-ноль, опаздывать было нельзя, возражать не полагалось, данное кому бы то ни было слово требовалось держать, всякая даже самая маленькая ложь презиралась...”
   Ведущий 1.  1934 г. — К.Симонов поступил в Литературный институт им. Горького в Москве, который еще называли Вечерним рабочим литературным университетом.
  Ведущий 2.   Со второго курса он стал учиться на дневном отделении, полностью отдавшись литературным занятиям, усердно посещал лекции и семинары, много читал и продолжал писать стихи.
Ведущий 1. Начиная с 1936 г., стихи Симонова стали появляться в журналах и газетах на первых порах редко, затем чаще. Он писал о судьбе купеческих семей в годы революции (“О трех братьях”), о гражданской войне (“Партизан”, “Старуха”, “Сундук”), о Пушкине (“Три ночлега”), но все это было еще несамостоятельно, так как собственный голос поэта в этот период был заглушён заимствованными у разных поэтов интонациями (Маяковского, Багрицкого, Мандельштама, Тихонова, Киплинга и др.)

Ведущий 2. Симонов, как и другие молодые поэты предвоенной поры, опирался прежде всего на опыт романтической поэзии о гражданской войне. Отвергая приподнятость, они стремились к романтике мужества, суровых испытаний, преодоления трудностей.

Ведущий 1. Именно в этот период формируется основная тема Симонова — тема мужества и героизма, носителями которого являются люди, причастные к бурным событиям своей эпохи. Например, стихотворение «Однополчане», 1938 г.

Как будто мы уже в походе,

Военным шагом, как и я,

По многим улицам проходят

Мои ближайшие друзья;

Не те, с которыми зубрили

За партой первые азы,

Не те, с которыми мы брили

Едва заметные усы.

Мы с ними не пивали чая,

Хлеб не делили пополам,

Они, меня не замечая,

Идут по собственным делам.

Но будет день - и по разверстке

В окоп мы рядом попадем,

Поделим хлеб и на завертку

Углы от писем оторвем.

Пустой консервною жестянкой

Воды для друга зачерпнем

И запасной его портянкой

Больную ногу подвернем.

Под Кенигсбергом на рассвете

Мы будем ранены вдвоем,

Отбудем месяц в лазарете,

И выживем, и в бой пойдем.

Святая ярость наступленья,

Боев жестокая страда

Завяжут наше поколенье

В железный узел, навсегда.



Ведущий 2. 1941 г. — Симонов, военный корреспондент газеты “Красная звезда”, едет на фронт. В своих военных работах Симонов одним из первых обратился к теме русского человека на войне. Пишет такие работы, как: 1942 г. — пьеса “Русские люди”, 1943—1944 гг. — повесть “Дни и ночи” и «Корреспондентскую застольную»

«Корреспондентская застольная»

От Москвы до Бреста
Нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли,
С «лейкой» и с блокнотом,
А то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли.

Без глотка, товарищ,
Песню не заваришь,
Так давай по маленькой хлебнем!
Выпьем за писавших,
Выпьем за снимавших,
Выпьем за шагавших под огнем.

Есть, чтоб выпить повод —
За военный провод,
За «У-2», за «эмку», за успех…
Как пешком шагали,
Как плечом толкали,
Как мы поспевали раньше всех.

От ветров и водки
Хрипли наши глотки.
Но мы скажем тем, кто упрекнет:
– С наше покочуйте,
С наше поночуйте,
С наше повоюйте хоть бы год.

Там, где мы бывали,
Нам танков не давали,
Репортер погибнет – не беда.
Но на «эмке» драной
И с одним наганом
Мы первыми въезжали в города.

Помянуть нам впору
Мертвых репортеров.
Стал могилой Киев им и Крым.
Хоть они порою
Были и герои,
Не поставят памятника им.

Так выпьем за победу,
За свою газету,
А не доживем, мой дорогой,
Кто-нибудь услышит,
Снимет и напишет,
Кто-нибудь помянет нас с тобой.

Припев:
Жив ты или помер —
Главное, чтоб в номер
Материал успел ты передать.
И чтоб, между прочим,
Был фитиль всем прочим,
А на остальное – наплевать!

Ведущий 1. Лирика военных лет принесла Симонову еще более широкую популярность. Он показывал войну “в настоящем ее выражении, в крови, в страданиях, в смерти”, нарисовав почти пустынную и печальную в своей наготе” многострадальную землю, по которой прошла война, страшные развалины городов, пепелища деревень и сел.

«Горят города на пути этих полчищ»

Горят города по пути этих полчищ.
Разрушены села, потоптана рожь.
И всюду, поспешно и жадно, по-волчьи,
Творят эти люди разбой и грабёж.

Но разве ж то люди? Никто не поверит
При встрече с одетым в мундиры зверьём.
Они и едят не как люди — как звери,
Глотают парную свинину сырьём.

У них и повадки совсем не людские,
Скажите, способен ли кто из людей
Пытать старика на верёвке таская,
Насиловать мать на глазах у детей?

Закапывать жителей мирных живыми,
За то что обличьем с тобой не одно.
Нет! Врёте! Чужое присвоили имя!
Людьми вас никто не считает давно.

Вы чтите войну, и на поприще этом
Такими вас знаем, какие вы есть:
Пристреливать раненых, жечь лазареты,
Да школы бомбить ваших воинов честь?

Узнали мы вас за короткие сроки,
И поняли, что вас на битву ведёт.
Холодных, довольных, тупых и жестоких,
Но смирных и жалких как время придёт.

И ты, что стоишь без ремня предо мною,
Ладонью себя ударяющий в грудь,
Сующий мне карточку сына с женою,
Ты думаешь я тебе верю? Ничуть!!!

Мне видятся женщин с ребятами лица,
Когда вы стреляли на площади в них.
Их кровь на оборванных наспех петлицах,
На потных холодных ладонях твоих.

Покуда ты с теми, кто небо и землю
Хотят у нас взять, свободу и честь,
Покуда ты с ними — ты враг,
И да здравствует кара и месть.

Ты, серый от пепла сожжённых селений,
Над жизнью навесивший тень своих крыл.
Ты думал, что мы поползём на коленях?
Не ужас, — ярость ты в нас пробудил.

Мы будем вас бить все сильней час от часа:
Штыком и снарядом, ножом и дубьём.
Мы будем вас бить, глушить вас фугасом,
Мы рот вам совётской землёю забьём!

И пускай до последнего часа расплаты,
Дня торжества, недалекого дня,
Мне не дожить как и многим ребятам,
Которые были не хуже меня.

Я долг свой всегда по-солдатски приемлю
И если уж смерть выбирать нам, друзья,
То лучше, чем смерть за родимую землю,
И выбрать нельзя...

Ведущий 2. В августе 1941 г. в «Правде» было опубликовано стихотворение «Жди меня», посвященное любимой женщине – актрисе Валентине Серовой, после чего Симонов стал самым известным и почитаемым поэтом в стране.

Феномен лирического «Жди меня», перепечатываемого и переписываемого, посылаемого с фронта домой и из тыла – на фронт, адресованного вполне конкретной, земной, но в эту минуту – далекой женщине, выходит за рамки поэзии.

Ведущий 1: «Жди меня» – хрупкий мост между жизнью и смертью. В нем предсказано, что война будет долгой и жестокой, и угадано, что человек – сильнее войны. Если любит, если верит.

Ведущий 2. Говорят, семнадцать композиторов изъявили желание написать на это стихотворение песню. В истории советской поэзии вряд ли было другое произведение, имевшее такой массовый отклик.

«Жди меня, и я вернусь»

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души...
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой, —
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.

Это стихотворение (как и напечатанное в следующем месяце “Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины...”, и еще одно, появившееся через полгода, начинавшееся строкой “Если дорог тебе твой дом...”), затем десятки, если не сотни раз, перепечатывались во фронтовых и армейских газетах, выпускались, как листовка, постоянно читались по радио, переписывались друг для друга, отсылались с фронта в тыл и из тыла на фронт. Эти стихи учили воевать, преодолевать военные и тыловые трудности.

Ведущий 2. Но не только стихотворением "Жди меня" зачитывались люди. Когда в 1942 году   вышел сборник "С тобой и без тебя", посвященный Валентине Серовой, то книгу просто нельзя было купить. Стихи переписывались от руки, учили наизусть, посылали любимым с фронта и на фронт. Тема расставаний, разлук, которые могут стать вечными, были близки миллионам читателей...


Ведущий 1. Стихотворение «Ты говорила мне «люблю» было опубликовано в 1942 г. В сборнике “С тобой и без тебя”, а 1944г.— сборник “Война”. Ими зачитывались до дыр солдаты и солдатки. Поразительно, но именно отчаянно откровенная лирика Симонова оказывается необходимой, как хлеб, миллионам людей во время войны.

«Жены» (Инсценировка)

Последний кончился огарок,
И по невидимой черте
Три красных точки трех цигарок
Безмолвно бродят в темноте.

О чем наш разговор солдатский?
О том, что нынче Новый год,
А света нет, и холод адский,
И снег, как каторжный, метет.

Один сказал: – Моя сегодня
Полы помоет, как при мне.
Потом детей, чтоб быть свободней,
Уложит. Сядет в тишине.

Ей сорок лет – мы с ней погодки.
Всплакнет ли, просто ли вздохнет.
Но уж, наверно, рюмкой водки
Меня по-русски помянет…

Второй сказал: – Уж год с лихвою
С моей война нас развела.
Я, с молодой простясь женою,
Взял клятву, чтоб верна была.

Я клятве верю, – коль не верить,
Как проживешь в таком аду?
Наверно, все глядит на двери,
Все ждет сегодня – вдруг приду…

А третий лишь вздохнул устало:
Он думал о своей – о той,
Что с лета прошлого молчала
За черной фронтовой чертой…

И двое с ним заговорили,
Чтоб не грустил он, про войну,
Куда их жены отпустили,
Чтобы спасти его жену.

Ведущий 2. Любовная лирика неожиданно заняла тогда в поэзии важное место, стала пользоваться необычайной популярностью. Особенно быстро распространилось стихотворение, посвященное женщине из города Вичуга.

Я вас обязан известить,

Что не дошло до адресата

Письмо, что в ящик опустить

Не постыдились вы когда-то.

Ваш муж не получил письма,

Он не был ранен словом пошлым,

Не вздрогнул, не сошел с ума,

Не проклял все, что было в прошлом.

Когда он поднимал бойцов

В атаку у руин вокзала,

Тупая грубость ваших слов

Его, по счастью, не терзала.

Когда шагал он тяжело,

Стянув кровавой тряпкой рану,

Письмо от вас еще все шло,

Еще, по счастью, было рано.

Когда на камни он упал

И смерть оборвала дыханье,

Он все еще не получал,

По счастью, вашего посланья.

Могу вам сообщить о том,

Что, завернувши в плащ-палатки,

Мы ночью в сквере городском

Его зарыли после схватки.

Стоит звезда из жести там

И рядом тополь — для приметы...

А впрочем, я забыл, что вам,

Наверно, безразлично это.

Письмо нам утром принесли...

Его, за смертью адресата,

Между собой мы вслух прочли —

Уж вы простите нам, солдатам.

Быть может, память коротка

У вас. По общему желанью,

От имени всего полка

Я вам напомню содержанье.

Вы написали, что уж год,

Как вы знакомы с новым мужем.

А старый, если и придет,

Вам будет все равно ненужен.

Что вы не знаете беды,

Живете хорошо. И кстати,

Теперь вам никакой нужды

Нет в лейтенантском аттестате.

Чтоб писем он от вас не ждал

И вас не утруждал бы снова...

Вот именно: «не утруждал»...

Вы побольней искали слова.

И все. И больше ничего.

Мы перечли их терпеливо,

Все те слова, что для него

В разлуки час в душе нашли вы.

«Не утруждай». «Муж». «Аттестат»...

Да где ж вы душу потеряли?

Ведь он же был солдат, солдат!

Ведь мы за вас с ним умирали.

Я не хочу судьею быть,

Не все разлуку побеждают,

Не все способны век любить,—

К несчастью, в жизни все бывает.

Ну хорошо, пусть не любим,

Пускай он больше вам ненужен,

Пусть жить вы будете с другим,

Бог с ним, там с мужем ли, не с мужем.

Но ведь солдат не виноват

В том, что он отпуска не знает,

Что третий год себя подряд,

Вас защищая, утруждает.

Что ж, написать вы не смогли

Пусть горьких слов, но благородных.

В своей душе их не нашли —

Так заняли бы где угодно.

В отчизне нашей, к счастью, есть

Немало женских душ высоких,

Они б вам оказали честь —

Вам написали б эти строки;

Они б за вас слова нашли,

Чтоб облегчить тоску чужую.

От нас поклон им до земли,

Поклон за душу их большую.

Не вам, а женщинам другим,

От нас отторженным войною,

О вас мы написать хотим,

Пусть знают — вы тому виною,

Что их мужья на фронте, тут,

Подчас в душе борясь с собою,

С невольною тревогой ждут

Из дома писем перед боем.

Мы ваше не к добру прочли,

Теперь нас втайне горечь мучит:

А вдруг не вы одна смогли,

Вдруг кто-нибудь еще получит?

На суд далеких жен своих

Мы вас пошлем. Вы клеветали

На них. Вы усомниться в них

Нам на минуту повод дали.

Пускай поставят вам в вину,

Что душу птичью вы скрывали,

Что вы за женщину, жену,

Себя так долго выдавали.

А бывший муж ваш — он убит.

Все хорошо. Живите с новым.

Уж мертвый вас не оскорбит

В письме давно ненужным словом.

Живите, не боясь вины,

Он не напишет, не ответит

И, в город возвратись с войны,

С другим вас под руку не встретит.

Лишь за одно еще простить

Придется вам его — за то, что,

Наверно, с месяц приносить

Еще вам будет письма почта.

Уж ничего не сделать тут —

Письмо медлительнее пули.

К вам письма в сентябре придут,

А он убит еще в июле.

О вас там каждая строка,

Вам это, верно, неприятно —

Так я от имени полка

Беру его слова обратно.

Примите же в конце от нас

Презренье наше на прощанье.

Не уважающие вас

Покойного однополчане.

По поручению офицеров полка



Ведущий 1. Когда кончилась война, Симонов как поэт выступает все реже. Мирное время сразу же навалилось новыми большими и трудными обязанностями: Симонов становится редактором “Литературной газеты”; редактором журнала “Новый мир”; зам. ген. секретаря правления Союза писателей; позже - секретарем правления Союза писателей СССР.

Ведущий 2. В первые послевоенные годы он провел в командировках не меньше времени, чем в войну (Япония, США, Канада). В 1948 году, после зарубежных поездок, он заканчивает небольшую книгу стихов «Друзья и враги». В этой книге мы видим новую войну, идеологическую, которую позже назовут «холодной».

Ведущий 1. Период “холодной войны” отразился в творчестве Симонова созданием идеологически актуальных произведений (пьесы “Русский вопрос”, 1946 “Чужая тень”). С середины 60-х гг. Симонов создает трилогию “Живые и мертвые» Солдатами не рождаются», “Последнее лето” (1970—1971). По многим произведениям Симонова были сняты фильмы: "Парень из нашего города" (1942), "Жди меня" (1943), "Дни и ночи" (1943 - 44), "Бессмертный гарнизон" (1956), "Нормандия-Неман" (1960), "Живые и мертвые" (1964).

Ведущий 2. Сейчас вашему вниманию предоставляется фрагмент из к/ф «Живые и мертвые» «Подвиг советского солдата».

Фрагмент из к/ф «Живые и мертвые»

Ведущий 1. В последние годы жизни занимался Константин Михайлович кинематографом. Совместно с Романом Карменом создал кинопоэму «Гренада, Гренада, Гренада моя», потом уже самостоятельно, в качестве автора фильма «Чужого горя не бывает» – о вьетнамской войне, «Шел солдат», «Солдатские мемуары».

Ведущий 2. К. М. Симонов умер в Москве 28 августа 1979 года. Как он завещал, прах его был развеян под Могилевом на Буйническом поле.

Ведущий 1. В нашей стране было и есть немало замечательных поэтов и писателей, посвятивших свое творчество военной тематике. Правда, их становится все меньше. Но наше знание о тех трагических и великих днях все еще нельзя считать полным и законченным.

Ведущий 2. Константин Симонов писал о Великой Отечественной войне не по обязанности, а по глубокой внутренней потребности и с юных лет до конца дней своих продолжал думать и писать о людских судьбах, связанных с войной и военной службой.
Ведущий 1. Через свои очерки, стихи и военную прозу он показал увиденное и пережитое как им самим, так и тысячами других участников войны. Он проделал гигантскую работу по изучению и глубокому осмысливанию опыта войны именно с этой точки зрения. Он не приукрашивал войну, ярко и образно показал ее суровый лик.

Всю жизнь любил он рисовать войну.

Беззвездной ночью наскочив на мину,

Он вместе с кораблем пошел ко дну,

Не дописав последнюю картину.

Всю жизнь лечиться люди шли к нему,

Всю жизнь он смерть преследовал жестоко

И умер, сам привив себе чуму,

Последний опыт кончив раньше срока.

Всю жизнь привык он пробовать сердца.

Начав еще мальчишкою с "ньюпора",

Он в сорок лет разбился, до конца

Не испытав последнего мотора.

Никак не можем помириться с тем,

Что люди умирают не в постели,

Что гибнут вдруг, не дописав поэм,

Не долечив, не долетев до цели.

Как будто есть последние дела,

Как будто можно, кончив все заботы,

В кругу семьи усесться у стола

И отдыхать под старость от работы...


Ведущий 1. На этом наш литературный вечер, посвященный творчеству К.М. Симонова, подошел к концу.

Ведущий 2. Благодарим за внимание.

















Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 18.11.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров35
Номер материала ДБ-366863
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх