Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Сценарий литературного вечера "Серебрянный век русской литературы"

Сценарий литературного вечера "Серебрянный век русской литературы"

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:



Литературно-музыкальная композиция

"Серебряный век русской литературы"





Мероприятие, проведенное в рамках года ЛИТЕРАТУРЫ в РОССИИ

hello_html_62159239.png

Цель мероприятия:

Раскрыть содержание удивительного мира русской культуры начала XX века.

Задачи:

Сформировать представление о сущности социокультурного феномена Серебряного века;

Создать условия для осознания и принятия учащимися культурных ценностей России конца XIX – начала XX вв.;

Формировать уважение к историческому прошлому страны, активную жизненную позицию.

























СЦЕНАРИЙ ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНОЙ ГОСТИНОЙ

"Серебряный век русской культуры"



Сцена оформлена соответственно теме гостиной. Под ней на полу камин, напольные вазы с цветами, круглый столик, стулья, маленький букетик цветов на столе, на рояле подсвечник. На авансцене – надпись Арткафе «Бродячая собака».

В зале стоят столики со свечами, за ними расположились герои гостиной – поэты, артисты, творческая публика начала ХХ в. На выставочной стене портреты выдающихся поэтов и певцов этой эпохи. Внизу перед сценой журнальный столик для ведущего, на нем старый патефон, с которого звучит танго XX годов. Пары танцуют.


Ведущий: Сегодня мы собрались ив этом зале, чтобы поговорить об удивительном явлении в русской литературе – поэзии «Серебряного века». Поэзии первых двух десятилетий прошлого века, вместивших в себя три революции и гражданскую войну.
Начало века дало такое количество талантливых поэтов, что число их можно было сравнить с россыпью сотен звёзд на чёрном бархате ночного неба и каждого второго можно назвать Моцартом стиха. Сегодня мы с вами побываем в самом модном поэтическом салоне начала прошлого века, в Петербурге, в кафе «Бродячая собака», где собирались под вечер после спектаклей и концертов артисты, поэты, художники. Было холодно и голодно, но каждый заявлял о себе: много читали стихов, слушали музыку, спорили об авангардной живописи, отстаивали свои взгляды, ссорились и мирились.

«Будем, как солнце!» - кричал Бальмонт , и они были.

Уже тогда чувствовалось, что есть среди них и таланты , и гении.

Звучал патефон…


А вот и те, кто основали Арткафе «Бродячая собака»- поэтическая семья: Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус.

Танцуют 2 пары .


Звучит музыка, на сцену выходят поэты и поэтессы. Здороваются друг с другом, кто-то садится, кто-то встаёт рядом, образуют группки, общаются . По мере действия идёт небольшое перемещение по сцене, так как читающие иногда выходят на авансцену или выходят вообще . Выходит З.Гиппиус и здороваясь с каждым, как бы представляет его зрителю.


З.Гиппиус: Добрый вечер, господа! Я рада видеть всех вас у себя.
Какое созвездие в национальной стихийной галактике: Анечка Ахматова и Николай Гумилёв, О! Наша молодёжь, рекомендую: Марина Цветаева. Волошин вы тоже здесь – очень рада. Здравствуйте, король поэтов - Игорь Северянин. А давайте послушаем Осипа Мандельштама!
Мандельштам:

Смутно дышащими листьями
Чёрный ветер шелестит
И трепещущая ласточка
В чёрном небе круг чертит.

Тихо спорят в сердце ласковом
Умирающем моём.
Наступающие сумерки
С догорающим лучом
И над лесом вечереющим
Стала медная луна,
Отчего так мало музыки
И такая тишина?


Гиппиус: Музыка, где музыка?

Звучит танго «Брызги шампанского» на сцене танцует пара.
После танца на авансцену выходит с бокалом в руке И.Северянин.


Северянин: Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо, остро!
Весь я в чём-то норвежском!
Весь я в чём-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!
Стрёкот аэропланов! Беги автомобилей!
Вертопросвист экспрессов! Крыролёт буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском – это пульс вечеров!
В группе девушек нервных,
В остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс.
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы в Нагасаки! Из Нью-Йорка на Марс!


Маяковский (из зала): Какая пошлость! Томная сливочная тянучка


Гиппиус: Не обращайте внимания на этого творца «Пощёчины общественного вкуса» лучше послушаем влюблённую парочку Гумилёва и Ахматову. Просим, просим! Прочтите нам свои стихи!


Гумилёв проходит к стулу Ахматой и читает, обращаясь к ней тихо и проникновенно
Гумилёв:

Я знаю женщин: молчанье,

Усталость горькая от слов

Живет в таинственном мерцанье

Ее расширенных зрачков.


Ее душа открыта жадно

Лишь медной музыки стиха,

Пред жизнью, дольной и отрадной,

Высокомерна и глуха.


Неслышной и неторопливой,

Так странно плавен шаг ее.

Назвать нельзя ее красивой,

Но в ней все счастие мое.

Ахматова:
Я научилась просто,мудро жить,

Смотреть на небо и молиться богу,

И долго перед вечером бродить

Чтоб утолить ненужную тревогу.


Когда шуршат в овраге лопухи

И никнет грудь рябины желто-красной,

Слагаю я веселые стихи

О жизни тленной, тленной и прекрасной.


лишь изредка прорезывают тишь

Крик аиста, слетевшего на крышу,

И, если, в дверь мою ты постучишь,

Мне кажется, я даже не услышу.



Звучит мелодия танго .

Ведущая приглашает: «Господа, танцуйте

же!». От танцующих отделяются И. Одоевцева и

Н.Гумилев, подходят к столику, за которым сидит

М.Цветаева.



Гумилев: Знакомьтесь, моя ученица Ирина Одоевцева.

Цветаева: А, та, которая написала знаменитого «Извозчика»?!

Гумилев: Та! А обо мне она знаете, что написала? Немедленно читайте!



Одоевцева: Вьется вихрем вдохновенье

По груди моей и по рукам,

По лицу, по волосам,

По цветущим рифмами строкам.

Я исчезла, я – стихотворенье,

Посвященное Вам!



Гумилев: Ну, каково? Теперь я бессмертен! (Цветаева улыбается). Вы

позволите нам посекретничать? (Отходят от нее)

Дорогая ученица, я поделюсь с вами тайной. Я готовлю в печати сборник стихов нашего «Цеха поэтов». Я назову его «Новый гиперборей».

Одоевцева: Как же вам это удается? А чем открываете сборник, Николай Степанович?

Гумилев: «Перстнем». Красиво получается!

Одоевцева: Замечательное стихотворение. Мне нравится!…


Гиппиус: О! Костя Бальмонт – это Паганини стиха, приятно, что вы здесь.

(подойдя к Бальмонту, который сидит отдельно от всех, берет его под руку, выводит к зрителям):

Сегодня мало кто поверит, что в первое десятилетие XX века не Блок, не Ахматова, не Гумилев, а именно Константин Бальмонт был самым известным, самым модным поэтом в России. Бальмонт был типичным героем русского декаданса. Он покорял не только женские сердца. В его жизни было два кругосветных путешествия, где он выступал на поэтических вечерах с потрясающим успехом. Жаль, что К.Бальмонт в своей парижской эмиграции был забыт на 20 лет.



Я жить не могу настоящим,

Я люблю беспокойные сны.

Под солнечным блеском палящим

И под влажным мерцаньем луны.

Я жить не могу настоящим,

Я внимаю намекам струны,

Цветам и деревьям шумящим,

И легендам приморской волны.

Желаньем томясь несказанным,

Я в неясном грядущем живу,

Вздыхаю в рассвете туманном

И с вечернею тучкой плыву.

И часто в восторге нежданном

Поцелуем тревожу листву.

Я в бегстве живу неустанном,

В ненасытной тревоге живу. (К.Бальмонт)



Звучит патефон, романс «Отцвели уж давно

хризантемы в саду» в исполнении И.Юрьевой

или современной певицы.



Гиппиус: а вот и Маяковский!

(стоя у окна, держась за стул перед собой):

Послушайте!

Ведь если звезды зажигают,

Значит – это кому-нибудь нужно?

Значит – кто-то хочет, чтоб они были?

Значит – кто-то называет эти плевочки

жемчужиной?

И, надрываясь в метелях полуденной пыли,

Врывается к богу,

Боится, что опоздал,

Плачет, -

Чтоб обязательно была звезда! –

Клянется –

Не перенесет эту беззвездную муку!

А после ходит тревожный,

Но спокойный наружно,

Говорит кому-то:

«Ведь теперь тебе ничего, не страшно?

Да?»

Послушайте!

Ведь если звезды зажигают –

Значит – это кому-нибудь нужно?

Значит – это необходимо,

Чтобы каждый вечер

Над крышами

Загоралась хоть одна звезда! (В.Маяковский)



Ведущая: Музыка в представлении поэтов-символистов была первейшей из искусств. Почему? Поэт А.Белый говорил: «… Музыка идеально выражает смысл, она говорит из сердца мира». И вместе с поэзией звучала музыка.



Нельзя дышать, и твердь кишит червями,

И ни одна звезда не говорит,

Но видит бог, есть музыка над нами, -

Дрожит вокзал от пенья аонид.

И снова паровозными свистками

Разорванный скрипичный воздух слит.



и мнится мне: весь в музыке и пене

Железный мир так нищенски дрожит.

В стеклянные я упираюсь сени.

Куда же ты? На тризне милой тени

В последний раз нам музыка звучит. ( А Белый )



Звучит романс



Цветаева: Господа, все как-то очень грустно! Давайте

танцевать!. Поставьте Вертинского.



Звучит популярная мелодия в исполнении

Вертинского. Пары танцуют.




Гиппиус: Я знаю многих и сегодня хочу представить вам скромного, но очень талантливого крестьянского поэта Сергея Есенина, прошу вас почитайте свои стихи.
Есенин:

Мне грустно на тебя смотреть,

Какая боль, какая жалость!

Знать, только ивовая медь

Нам в сентябре с тобой осталась.

Чужие губы разнесли

Твое тепло и трепет тела.

Как-будто дождик моросит

С души, немного омертвелой.

Ну, что ж! Я не боюсь его,

Иная радость мне открылась.

Ведь не осталось ничего,

Как только желтый тлен и сырость.

Ведь и себя я не сберег

Для тихой жизни, для улыбок.

Так мало пройдено дорог,

Так много сделано ошибок. (С.Есенин)


Гиппиус: Гармония звуков только в музыке и поэзии, вы согласны ,Мариночка?


Цветаева: Согласна, особенно в его стихах.

Идешь, на меня похожий,

Глаза устремляя вниз.

Я их опускала – тоже!

Прохожий, остановись!


Прочти – слепоты куриной

И маков набрав букет,

Что звали меня Мариной,

И сколько мне было лет.


и кровь приливала к коже,

и кудри мои вились …

Я тоже б ы л а , прохожий!

Прохожий, остановись!


Но только не стой угрюмо,

Главу опустив на грудь,

Легко обо мне подумай,

Легко обо мне забудь.


Как луч тебя освещает!

Ты весь в золотой пыли…

И пусть тебя не смущает

Мой голос из под земли. (М.Цветаева)


Звучит романс на стихи М.Цветаевой.


Гиппиус: Я знаю, Марина, о ком ты говоришь. Это же Блок, я попрошу прочитать самое любимое мною его стихотворение (Выходит на авансцену)
Быть знаменитым некрасиво.

Не это подымает ввысь.

Не надо заводить архива,

Над рукописями трястись.


Цель творчества – самоотдача,

А не шумиха, не успех.

Позорно, ничего не знача,

Быть притчей на устах у всех.

Но надо жить без самозванства,

Так жить, чтобы, в конце концов,

Привлечь к себе любовь пространства,

Услышать будущего зов.


Другие по живому следу

Пройдут твой путь за пядью пядь,

Но пораженье от победы

Ты сам не должен отличать.


И должен ни единой долькой,

Не отступаться от лица,

И быть живым, живым и только,

Живым, и только до конца. (А.Блок)


Гиппиус: Изнемогаю от усталости
Душа изранена, в крови…
Ужели нет над нами жалости,
Ужель над нами нет любви.
Мы исполняем волю строгую.
Как тени, тихо, без следа
Неумолимою дорогою
Идём - неведомо куда.
Без рокота, без удивления,
Мы делаем, что хочет Бог.
Он создал нас для вдохновения
И полюбить, создав, не смог.
Мы падаем, толпа бессильная,
Бессильно веря в чудеса,
А сверху, как плита могильная,
Слепые давят небеса.



Из зала выходит Маяковский и обращается к сидящим на сцене.
Маяковский:

Пока вы выкипячиваете,
рифмами пиликая,
Из любвей и соловьёв
какое-то варево,
Улица корчится безъязыкая
ей нечем кричать и
разговаривать.
Выньте, гулящие,
руки из брюк,
Берите камень,
Нож или бомбу,
А если у которых нету рук –
Пришёл чтоб
и бился лбом бы.


Ведущий: Уже прозвучал революционный набат. Разгорался пожар революции и гражданской войны.
Пауза, звучит «Реквием» Моцарта.



Ведущая: (по мере называния поэты встают со своих мест):

Известна трагическая судьба наших кумиров. Не пощадил их XX век .

Умерла вдали от родины Зинаида Гиппиус.

Расстрелян Николай Гумилев.

Умер в нужде на чужой земле Константин Бальмонт.

Умер нищим, в полной безвестности Игорь Северянин.

Навсегда остались в петле Сергей Есенин и Марина Цветаева.

Сам приговорил себя к голодной смерти разочарованный в революции А.Блок.

Голодный, в чужой избе умирал Велемир Хлебников.

Остался без родины и без читателей великий Иван Бунин.

Подверглась гонениям Анна Ахматова.

Застрелился Владимир Маяковский.

Погиб в сталинском концлагере Осип Мандельштам…

Поэты спокойно все вместе выходят на авансцену.


Ведущая: Всё творчество этих замечательных поэтов было проникнуто одной большой любовью – любовью к Родине . На скрижалях поэтической истории века - все имена, которые прозвучали сегодня, и десятки других сегодня не упомянутых…

Я приду в XXI век

Я понадоблюсь в нем, как в двадцатом.

Не разорванный по цитатам.

А рассыпанный по пацанятам.

На качелях взлетающих вверх.

Дотянусь в XXI век.

До его синевы изумленной,

Словно сгнившего дерева ветвь,

Но оставшаяся зеленой.

К XXI веку пробьюсь

И узнаю – никем не сравнимых –

Всех моих ненаглядных, любимых,

Вместе с вами в них снова влюблюсь! (Е.Евтушенко)

Ведущий: Евгений Евтушенко утверждал: « Поэт в России больше чем поэт, он отраженье века своего» Страшный и прекрасный 20-й век, подаривший нам сокровищницу серебряных поэтов.

«Серебряный век” — явление на редкость сложное, противоречивое, неоднозначное и кризисное во многих сферах бытия. Но “кризис” в данном случае — не “упадок”, “провал” или “тупик” в обыденном смысле слова, а свидетельство интенсивных поисков новых путей, могучий ускоритель общественной жизни, генератор духовных сил, сделавших возможным взлет трудно переоценимого значения. Быть может, в этом — самый весомый вклад России в мировую культуру. Удивительный пласт "поэзии серебряного века", пусть и отодвинутый временем, излучает свою энергию и сейчас.










Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 28.10.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров32
Номер материала ДБ-297823
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх