Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Сценарий открытого внеклассного мероприятия по литературе в 10 классе на тему: Литературно-музыкальная гостиная "Читаю и перечитываю Чехова"

Сценарий открытого внеклассного мероприятия по литературе в 10 классе на тему: Литературно-музыкальная гостиная "Читаю и перечитываю Чехова"


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Сценарий открытого внеклассного мероприятия по литературе в 10 классе

Литературно-музыкальная гостиная "Читаю и перечитываю Чехова"

Копейко Наталья Юрьевна - учитель русского языка и литературы МБОУ Привольненской СОШ

Описание работы: Предлагаю вашему вниманию сценарий открытого внеклассного мероприятия в 10 классе, посвященного А.П. Чехову.


Оборудование: 
- портрет А.П. Чехова;

- выставка его книг;

- иллюстрации и рисунки к произведениям писателя;

- музыкальное сопровождение.


Оформление кабинета: 
- парты сдвинуты по две, накрыты белыми скатертями, на них свечи, книги писателя;

- журнальный столик, чайник, чашки, диванчик для инсценировки, портрет А. П. Чехова, иллюстрации и детские рисунки к произведениям писателя;

- высказывания о Чехове:
«Как стилист Чехов недосягаем, и будущий историк литературы, говоря о росте русского языка, скажет, что этот язык создали Пушкин, Тургенев и Чехов».
/М. Горький/
«Трудно говорить о Чехове – он слишком велик, слишком многогранен, чтобы его можно было измерить…»
/О Кейси, Шон/
«Вишневый сад» как будто вобрал в себя всё, что мог дать лучшего для театра Чехов, и всё, что мог лучшего сделать театр с произведением Чехова».
/Вл. И. Немирович-Данченко/
«Антон Павлович был самым большим оптимистом будущего, какого мне только приходилось видеть. Он бодро, всегда оживленно, с верой рисовал красивое будущее нашей русской жизни».
/К. С. Станиславский/
«Чехов – несравненный художник… Художник жизни. И достоинство его творчества в том, что оно понятно и сродно не только всякому русскому, но и всякому человеку вообще. А это главное…».
/Л. Н. Толстой/
«Чехов – это Пушкин в прозе»
/Л. Н. Толстой/.


Задачи:
– привлечь внимание старшеклассников к жизни и творчеству великого писателя и драматурга А. П. Чехова, заинтересовать его произведениями;
 
– развивать творческие способности учащихся, связную монологическую речь, предоставляя ребятам возможность импровизировать;
 
– воспитывать активную жизненную позицию, читательскую культуру.

Методы: 
- слово учителя;

- сообщения учащихся с элементами беседы;

- комментированное чтение;

- чтение наизусть стихов и прозы;

- инсценировка.

(звучит музыка)


Учитель: (зажигает свечу) Свеча – символ человеческой жизни. Она горит изо всех сил, с каждой минутой безвозвратно тая; а пламя ее как человеческая душа. Она трепетна и робка, а свет ее беззащитен и нежен. Одаривая нас своим светом, свеча сгорает дотла, но, пока она горит, нам хорошо рядом с ней: она разделяет нашу боль и нашу радость. 

Ученица: Говорят, что использовать свечи нерационально. Мало света от них. То ли дело - электрический светильник! Его свет проникает во все уголки. 

Учитель: Но когда все вокруг освещено одинаково ярко, как отличить главное от второстепенного? Великое от малого? Ведь любая незначительная вещь на близком расстоянии и ярко высвеченная может показаться неимоверно важной и весомой и затмить собою то, что еще величественнее и выше.


Ученица: А что же выше? 

Учитель: Да сам человек! Человек зажигает свечу. Слушая музыку и стихи, приходя в храм, чтобы помолиться об ушедших и во здравие сущих. И тогда все вторичное уходит во тьму, и остается он один на один со своей душой, со своим внутренним миром. И тогда…


Ученица: (читает наизусть под музыку отрывок из рассказа А. П. Чехова «Крыжовник») 
« К моим мыслям о человеческом счастье всегда почему-то примешивалось что-то грустное… Я соображал: как, в сущности, много довольных, счастливых людей! Какая это подавляющая сила! Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество… слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье… Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; из 50 тысяч живущих в городе ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился… Все тихо, спокойно, и протестует одна только немая статистика: столько-то с ума сошло, столько-то ведер выпито, столько-то детей погибло от недоедания… И такой порядок, очевидно, нужен; очевидно, счастливый чувствует себя хорошо только потому, что несчастные несут свое бремя молча… Это общий гипноз. Надо, чтобы за дверью каждого довольно счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда – болезнь, бедность, потери, и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других…»
 
Ученица: Эти слова были написаны более ста лет назад, но звучат, словно они родились только что и относятся к нашей сегодняшней жизни; в них – весь Чехов. Антон Павлович и был тем самым «человеком с молоточком», который напоминал в свое время, да и теперь напоминает, что жить пошло, скучно, безынтересно нельзя, что «в человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли».


Ученик: История чиновника, доброго, кроткого человека, мечтавшего о собственной усадьбе с кустами крыжовника (зачитывается из книги) « …жил скупо, недоедал, одевался бог знает как, все копил… женился на старой, потому что у нее водились деньжонки… жена через 3 года отдала богу душу» и осуществившего свою мечту ценой внутреннего банкротства, превращения в бездушного эгоиста, скупца, тирана, – является иллюстрацией к рассуждениям героя-рассказчика о необходимости будить, тревожить умы людей, напоминать им о необходимости активного вмешательства в жизнь.

Учитель: Чехов подчеркивает именно логическую несообразность этой борьбы человека за собственность, за маленькое эгоистическое благополучие, в которой человек теряет то, что и составляет смысл и счастье жизни; подчеркивает возможность и необходимость иного пути, иного счастья.


Ученица:(зачитывает из книги) «Мы подолгу говорили, молчали, но мы не признавались друг другу в нашей любви и скрывали ее робко, ревниво. Мы боялись всего, что могло бы открыть нашу тайну нам же самим. Я любил нежно, глубоко, но я рассуждал, я спрашивал себя, к чему может привести наша любовь, если у нас не хватит сил бороться с нею; мне казалось невероятным, что эта моя тихая, грустная любовь вдруг грубо оборвет счастливое течение жизни ее мужа, детей, всего этого дома, где меня так любили и где мне так верили. Честно ли это? Она пошла бы за мной, но куда? Куда бы я мог увести ее? Другое дело, если бы у меня была красивая, интересная жизнь, если б я, например боролся за освобождение родины или был бы знаменитым ученым, артистом, художником, а то ведь из одной обычной, будничной обстановки пришлось бы увлечь ее в другую такую же или еще более будничную. И как бы долго продолжалось наше счастье?» - читаем мы в рассказе «О любви».


Ученица: Чехов усиливает впечатление о неумении современных людей жить и о ненормальности самой жизни: Алехин умный, добрый, чистосердечный человек. Общительный, образованный, знающий языки, имеющий наклонности к «кабинетной работе», к науке и искусству, к комфорту – спит в сенях, ест в людской кухне, ходит в грязной одежде, хлопочет по хозяйству, к которому относится с отвращением. Живет в полном одиночестве, скучает, сохраняя и приумножая доходы имения, которое ему не нужно. Люди живут не так, как хотят, как могли бы, и не так, как должно.


Ученица: О ложных представлениях, овладевающих людьми и определяющих их судьбы, повествует каждый из рассказов «маленькой трилогии». В рассказе Человек в футляре» некий Беликов, учитель греческого языка… был замечателен тем, что всегда, даже в очень хорошую погоду, выходил в калошах и с зонтиком и непременно в теплом пальто на вате. И зонтик у него был в чехле, и часы в чехле, и когда вынимал перочинный нож, чтобы очинить карандаш, то и нож у него был в чехольчике…


Ученица: И лицо, казалось, тоже было в чехле, так как он всегда прятал его в поднятый воротник. Он носил темные очки, фуфайку, и когда садился на извозчика, то приказывал поднимать верх… Спальня у Беликова была маленькая, точно ящик, кровать была с пологом. Ложась спать, он укрывался с головой.


Ученица: Одним словом, у этого человека наблюдалось постоянное и непреодолимое стремление окружить себя оболочкой, создать себе, так сказать, футляр, который уединил бы его, защитил бы от внешних влияний. 
(сценка из рассказа «Человек в футляре». На сцену выходит Буркин и начинает рассказывать залу историю Беликова )


Буркин: «Какой-то проказник нарисовал карикатуру: идет Беликов в калошах, под зонтом, и с ним под руку Варенька; внизу подпись: «Влюбленный антропос». Выражение схвачено, понимаете ли, удивительно. Художник, должно быть проработал не одну ночь, так как все учителя мужской и женской гимназий, учителя семинарии, чиновники - все получили по экземпляру. Получил и Беликов. Карикатура произвела на него самое тяжелое впечатление. – Какие есть нехорошие, злые люди! – проговорил он, и губы у него задрожали. Мне даже жалко его стало. Идем, и вдруг, можете себе представить, катит на велосипеде Коваленко, а за ним Варенька… – Позвольте, что же это такое? – спросил он. – Или, быть может, меня обманывает зрение? Разве преподавателям гимназии и женщинам прилично ездить на велосипеде? – Что же тут неприличного? – сказал я. – И пусть катаются себе на здоровье. – Да как же можно? – крикнул он, изумляясь моему спокойствию. И он был так поражен, что не захотел идти дальше и вернулся домой. (накидывая на себя пальто, надевая шляпу, шарф, очки) А на следующий день под вечер он оделся потеплее и поплелся к Коваленкам.


Коваленко: (холодно, нахмурив брови) Садитесь, покорнейше прошу. 

Беликов: (помолчав немного) Я к вам пришел, чтобы облегчить душу. Какой-то пасквилянт нарисовал в смешном виде меня и еще одну особу, нам обоим близкую. Считаю долгом уверить вас, что я тут ни при чем… Я не подавал никакого повода к такой насмешке, – напротив же, все время вел себя как вполне порядочный человек. (Коваленко сидел, надувшись, и молчал. Беликов подождал немного и продолжал тихо, печальным голосом)


Беликов: И еще я имею кое-что сказать вам. Я давно служу, вы же только начинаете службу, и я считаю долгом, как старший товарищ, предостеречь вас. Вы катаетесь на велосипеде, а эта забава совершенно неприлична для воспитателя юношества.


Коваленко: Почему же?


Беликов: Да разве тут надо еще объяснять, Михаил Саввич, разве это не понятно? Если учитель едет на велосипеде, то что же остается ученикам? Им остается только ходить на головах! Я вчера ужаснулся! Когда увидел вашу сестрицу, то у меня помутилось в глазах. Женщина или девушка на велосипеде это ужасно!


Коваленко: Что же, собственно, вам угодно?


Беликов: …Предостеречь вас, Михаил Саввич. Вы – человек молодой, у вас впереди будущее, надо вести себя очень, очень осторожно… Вы ходите в вышитой сорочке, постоянно на улице с какими-то книгами, а теперь вот еще велосипед. О том, что вы и ваша сестрица катаетесь на велосипеде, узнает директор, потом дойдет до попечителя… Что же хорошего?


Коваленко: Что я и сестра катаемся на велосипеде, никому нет дела! (побагровел) А кто будет вмешиваться в мои домашние и семейные дела, того я пошлю к чертям собачьим.


Беликов: (побледнел и встал) Если вы говорите со мной таким тоном, то я не могу продолжать. И прошу вас никогда так не выражаться в моем присутствии о начальниках. Вы должны с уважением относиться к властям.


Коваленко: (со злобой) А разве я говорил что дурное про властей? Пожалуйста, оставьте меня в покое. Я честный человек и с таким господином, как вы, не желаю разговаривать.


Беликов: (нервно засуетился, стал одеваться быстро, с выражением ужаса на лице)

Можете говорить, что вам угодно. Я должен только предупредить вас: быть может, нас слышал кто-нибудь, и чтобы не перетолковали нашего разговора, и чего-нибудь не вышло, я должен буду доложить господину директору содержание нашего разговора… в главных чертах. Я обязан это сделать.


Коваленко: Доложить? Ступай, докладывай! (выталкивает со сцены Беликова и уходит сам)


Учитель: Циркуляры – запреты, столь близкие и понятные Беликову, борются с живой жизнью. О циркуляр разбиваются волны плещущего житейского моря: проказы гимназистов, любовные свидания, домашние спектакли, громкое слово, карточные игры, помощь бедным, переписка, то есть любые формы общения.


Ученица: Беликов, который держал в руках целый город, сам «скучен, бледен», не спит по ночам.

Ученик: Он запугал прежде всего себя, ему страшно в футляре, ночью под одеялом, он боится повара Афанасия, начальства, воров.


Ученица: Парадокс, вновь подсказанный Чехову недавним прошлым – страхом Александра III, который прятался от запуганных им подданных в Гатчине.


Ученица: Да и завершающее рассуждение Буркина звучало злободневно для современников: после похорон Беликова «…жизнь потекла по-прежнему…не запрещенная циркулярно, но и не разрешенная вполне; не стало лучше».


Ученица: После смерти своего отца новый царь Николай II назвал «бессмысленными мечтаниями» те надежды на предоставление самых скромных прав, которые выражались в обществе, и заявил, что он будет «охранять начала самодержавия также твердо и неуклонно, как охранял его незабвенный покойный родитель».


Ученик: Все останется по старому, не станет лучше – такие настроения действительно охватили большую часть русского общества в начале нового царствования. И слова учителя Буркина: «… а сколько еще таких человеков в футляре осталось, сколько их еще будет!» – отражали угнетенное состояние русского народа.


Ученица: Последняя пьеса Чехова «Вишневый сад» создавалась накануне первой русской революции, в пору оживления общественной жизни. В общем жизнеутверждающем тоне отразились новые настроения эпохи.
(эпизод из пьесы «Вишневый сад» инсценировка)


Лопахин: Мне хочется сказать вам что-нибудь очень приятное, веселое.(взглянув на часы) Сейчас уеду, некогда разговаривать… ну, да я в двух-трех словах. Вам уже известно, вишневый сад ваш продается за долги, на двадцать второе августа назначены торги, но вы не беспокойтесь, моя дорогая, спите себе спокойно, выход есть… Вот мой проект. Прошу внимания! Ваше имение находится только в двадцати верстах от города, возле прошла железная дорога, и если вишневый сад и землю по реке разбить на дачные участки и отдавать потом в аренду под дачи, то вы будете иметь самое малое двадцать пять тысяч в год дохода.


Любовь Андреевна: Я вас не совсем понимаю, Ермолай Алексеич.


Лопахин: Вы будете брать с дачников самое малое по двадцать пять рублей в год за десятину, и если теперь же объявите, то я ручаюсь чем угодно, у вас до осени не останется ни одного свободного клочка, все разберут. Одним словом поздравляю, вы спасены. Местоположение чудесное, река глубокая. Только, конечно, нужно поубрать, почистить… например, скажем, снести все старые постройки, вот этот дом, который уже никуда не годится, вырубить старый вишневый сад…


Любовь Андреевна: (уходящему Лопахину) Вырубить? Милый мой, простите, вы ничего не понимаете. Если во всей губернии есть что-нибудь интересное, даже замечательное, так это только наш вишневый сад. 

Варя: (подходит к окну) Взгляните, мамочка: какие чудесные деревья! Боже мой, воздух! Скворцы поют!


Любовь Андреевна: (приближается к Варе, смотрит в окно, Варя садится на стул) 
О, мое детство! В этой детской я спала, глядела отсюда на сад, счастье просыпалось вместе со мною каждое утро, и тогда он был точно таким, ничто не изменилось.
 (смеется от радости)Весь, весь белый! О сад мой! После темной ненастной осени и холодной зимы опять ты молод, полон счастья… (мечтательно, садится рядом с Варей)


Любовь Андреевна: Ведь я родилась здесь, здесь жили мои отец и мать, мой дед, я люблю этот дом, без вишневого сада я не понимаю своей жизни, и если уж так нужно продавать, то продавайте и меня вместе с садом…


Лопахин: Надо окончательно решить, – время не ждет. Вопрос ведь совсем пустой. Согласны вы отдать землю под дачи или нет? Ответьте одно слово: да или нет? Только одно слово!


Лопахин: Простите, таких легкомысленных людей, как вы, господа, таких неделовых, странных, я еще не встречал. Вам говорят русским языком, имение ваше продается, а вы точно не понимаете.(уходит)


Ученица: В пьесе один центральный образ, определяющий всю жизнь героев. Это – вишневый сад. У Раневской с ним связаны воспоминания всей жизни. Вернее даже сказать, что не она владелица сада, а он – ее владелец. 
(Лопахин возвращается) 
Любовь Андреевна: Что на торгах? Рассказывайте же! Продан вишневый сад?


Лопахин: Продан.(сконфуженно, боясь обнаружить свою радость)


Любовь Андреевна: Кто купил?


Лопахин: Я купил. (Любовь Андреевна угнетена. Варя снимает с пояса ключи, бросает их на пол, посреди гостиной, и уходит) Я купил! Погодите, господа, сделайте милость, у меня в голове помутилось, говорить не могу… (смеется) Пришли мы на торги, там уже Дериганов. У Леонида Андреича было только пятнадцать тысяч, а Дериганов сверх долга сразу надавал тридцать. Вижу дело такое, я схватился с ним, надавал сорок. Он сорок пять. Я пятьдесят пять. Он значит, по пяти надбавляет, я по десяти… Сверх долга я надавал девяносто, осталось за мной. Вишневый сад теперь мой! Мой! (хохочет) Боже мой, господи, вишневый сад мой! Скажите мне, что я пьян, не в своем уме, все это мне представляется… (топочет ногами) Не смейтесь надо мной! Если бы отец мой и дед встали из гробов и посмотрели на все происшествие, как их Ермолай, битый, малограмотный Ермолай, который зимой босиком бегал, как этот самый Ермолай купил имение, прекрасней которого ничего нет на свете. Я купил имение, где дед и отец были рабами, где их не пускали даже на кухню. Я сплю, это только мерещится мне, это только кажется… 
(поднимает ключи, улыбаясь; звенит ключами) 
Эй, музыканты, играйте, я желаю вас слушать! Приходите все смотреть, Как Ермолай Лопахин хватит топором по вишневому саду, как упадут на землю деревья! Настроим мы дач, и наши внуки и правнуки увидят тут новую жизнь… Музыка, играй!
 
(с укором) 
Отчего же, отчего вы меня не послушали?...
 
(уходя) Что ж такое? Музыка, играй отчетливо! (с иронией) Идет новый помещик, владелец вишневого сада! (толкнул нечаянно столик, едва не опрокинул канделябры) За все могу заплатить!
(к Любови Андреевне подходит Аня)


Аня: Мама!… Мама, ты плачешь? Милая, добрая, хорошая моя мама, я люблю тебя… я благословляю тебя. Вишневый сад продан, его уже нет, это правда, правда, но не плачь, мама, у тебя осталась жизнь впереди, осталась твоя хорошая, чистая душа… Мы насадим новый сад, роскошнее этого, ты увидишь его, и радость, тихая, глубокая радость опустится на твою душу, как солнце в вечерний час, и ты улыбнешься, мама!
(уходят)


Ученик: А что же общего у этих произведений Антона Павловича?
Ученица: Понимаешь, Максим, рассказы «Человек в футляре», «Крыжовник» и «О Любви» являются трилогией. Чехов представляет различные варианты «футляра», в которые персонажи добровольно заточают себя. В одном он рисует идеальную, с точки зрения Беликова, модель общественных отношений, в которой нет места свободному проявлению человеческих чувств.


Ученица: В другом представлен мир человека, который достиг идеала, равнозначного «футлярному счастью», счастье обрел он в виде тарелки крыжовника со своего огорода; его усадьба и есть футляр. В третьем «футлярность» проникает в интимную сферу человеческих отношений – замкнутыми в футляре оказываются сердце человека и его чувства, нереализованными остались мечты о счастье.


Ученица: Ну а «Вишневый сад» тоже про счастье, про разное счастье разных людей…

Учитель: «Человек в футляре» – это сочетание примелькалось, стало привычным – чем-то средним между цитатой и пословицей. И живет уже не только как заглавие рассказа. «Человек в футляре» звучит как тихий сигнал о бедствии, почти как «человек за бортом».


Чтец: (закрывая книгу)


Тисненый том волнующих рассказов
 
Прочитан от начала до конца…
 
Метель свистит, поет и плачет сразу.
 
Метель доносит звуки бубенца.
 
Никто об этом больше не расскажет!
 
Закрой глаза – и вновь перед тобой
 
Знакомые по книгам персонажи
 
Возникнут зримо длинной чередой.
 
Пройдут, как тени, через тихий город!
 
За Софьей Львовной – ведьма, почтальон,
 
Миллионер – кутила Пятигоров,
 
Пришибеев и Хамелеон,
 
Профессоров усердных вереницы,
 
Храня и важность, и мундиров честь,
 
Пройдут со службы рядышком с больницей,
 
Где страшная палата №6.
 
За ними вслед, в мечтах о славной Варе,
 
Но скупо освещенный поворот,
 
До глаз укутан, человек в футляре
 
С сугубой осторожностью пройдет.
 
А там, где площадь выметена чисто,
 
При фонарях в вечерней тишине
 
Увидишь на прогулке беллетриста –
 
Знакомую бородку и пенсне.
 
Благодари, встречай его с поклоном,
 
Ведь многое он людям рассказал. Е. Евстигнеев «Над книгой Чехова»


Ученица: «А. П. Чехов жил и всегда будет жить в сердцах читателей. Посещение домика, в котором он родился, возбуждает много мыслей о прошлом и настоящем русского народа. Хочется, чтобы в нашей жизни было еще больше красоты и света, всего прекрасного, о чем так мечтал Антон Павлович…» читаем одну из многочисленных записей в книге отзывов в доме-музее писателя.


Чтец:


Ах, зачем нет Чехова на свете!
 
Сколько вздорных – пеших и верхом,
 
С багажом готовых междометий
 
Осаждало в Ялте милый дом…
День за днем толклись они, как крысы,
 
Словно он был мировой боксер.
 
Он шутил, смотрел на кипарисы
 
И прищурясь слушал скучный вздор.
Я б тайком пришел к нему, иначе:
 
Если б жил он, – горькие мечты! –
 
Подошел бы я к решетке дачи
 
Посмотреть на милые черты.
А когда б он тихими шагами
 
Подошел случайно вдруг ко мне –
 
Я б, склоняясь, закрыл лицо руками
 
И исчез в вечерней тишине. (Саша Черный)


Ученик: У бюста А. П. Чехова почти всегда цветы: иногда это большие яркие букеты, чаще – несколько простых цветков, ветка сирени или роза – скромный, идущий от сердца знак уважения к памяти писателя от людей, посетивших домик-музей.


Учитель: Так потихоньку сгорела еще одна свеча, Удивительным светом которой мы вряд ли сумели воспользоваться. Может быть, мы стали хоть чуточку светлей? Кто знает… 
(гаснет свет, музыка становится громче, участники кланяются)


Литература:
А. П. Чехов. Вишневый сад: Анализ текста. Основное содержание. Сочинения / Авт.-сост. И. Ю. Бурдина. – М.: Дрофа, 2001. – 112с.
Золотарева И. В., Михайлова Т. И. Поурочные разработки по Русской литературе XIX века. 10 класс 2-е полугодие. М.: «ВАКО», 2003. – 368с.
Чеховские места в Таганроге. Путеводитель. – Ростовское книжное издательство, 1959. – 158с.
Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. Сочинения в восемнадцати томах. Том тринадцатый. Пьесы (1895 - 1904). - М.: Наука, 1986.
 
М. П. Чехов. Антон Чехов и его сюжеты. М., 1923.
 
М. П. Чехов. Вокруг Чехова. Встречи и впечатления. Изд. 4-е. М., "Московский рабочий", 1964.
 
Н. С. Шер «Рассказы о русских писателях». М.: «Детская литература», 1960.




Автор
Дата добавления 05.09.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров275
Номер материала ДA-029232
Получить свидетельство о публикации


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх