Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Сценарий по произведениям И. Бунина и А. Куприна для учащихся 7 классов

Сценарий по произведениям И. Бунина и А. Куприна для учащихся 7 классов

  • Классному руководителю

Поделитесь материалом с коллегами:



Сценарий для Театрального фестиваля для учащихся 7-ых классов (по произведениям И. А. Бунина и А. И. Куприна) 2016 год

Сцена первая

Действующие лица

Вера, хозяйка дома Александр, её брат

Ирина Алексеевна, гостья в доме Веры Аркадий, её супруг

Женни Рейтер, пианистка, подруга Веры



На сцене стоит стол, накрытый для вечернего чаепития. За столом – двое мужчин и две женщины: супружеская пара, хозяйка дома и её брат. Все ожидают хозяина дома, который вот-вот должен прийти со службы. Звучит фортепьянная музыка, все задумчиво слушают, но играющего не видно.

Последние аккорды. Из-за кулис выходит молодая женщина и молча садится за чайный стол.


Верочка. Ах, моя дорогая, вы восхитительно исполняете Ференца Листа! Не правда ли, Александр? Я давно наблюдаю за тобой. Ты, при всей своей холодности, тоже не смог остаться равнодушным…

Александр. Да, сестра. Признаться, меня глубоко тронула эта музыка.

Женни. Вы слишком снисходительны к моему скромному таланту, друзья мои. Есть гораздо более совершенное исполнение.

Ирина Алексеевна. Милая Женни, разве речь идёт об исполнительском мастерстве? Сейчас, этим августовским вечером, за этим уютным столом благодаря Вам каждый из нас смог вспомнить лучшее, что было в его жизни. Не так ли, дорогой?

Аркадий Николаевич (целует руку жене). Мы так давно женаты, что уже, кажется, научились читать мысли друг друга. Ведь я правильно тебя понял, Ирина? В такой вечер хочется говорить о любви и красоте?

Верочка (хлопает в ладоши). Да-да, друзья мои, давайте говорить о любви! Пока мы ожидаем Николая, пусть каждый расскажет свою историю любви! Это будет прекрасно!

Аркадий. Мне кажется, мы можем быть откровенны друг с другом. Самое романтическое воспоминание – это история первой любви… Да простит меня супруга, но именно об этом почему-то захотелось рассказать мне сейчас…






Сцена вторая

Действующие лица

Аркадий – зрелый мужчина Аркадий – юноша

Женечка Руднева Дмитрий, гимназист

Алексей, ученик семинарии Лида, первая гимназистка

Зоенька, вторая гимназистка Третья гимназистка

Аркадий стоит на авансцене и говорит задумчиво, обращаясь к зрительному залу.


Аркадий. Я познакомился с Женечкой в то время, когда нам не исполнилось ещё и четырнадцати лет. Она была худой, капризной девочкой, ябедой и задирой, некрасивой со своими веснушками, светлыми ресницами и вечно растрёпанными волосами. По десять раз на дню мы ссорились с нею и мирились… Иногда даже случалось поцарапаться. А потом мы расстались на лето, а когда снова встретились, я понял, что влюблён…


На сцене – стол, за которым сидит мальчик-подросток. Он что-то пишет в тетрадке. Входят двое молодых людей: один – в форме гимназиста, другой – молодой попович.


Гимназист. Аркашка, ты опять занят своей писаниной! А ну-ка бросай всё и рассуди нас! Вот Алексей приехал из духовного училища и никому проходу не даёт, всех втягивает в спор на философскую тему. Я от него уже устал!

Алексей. Не слушай его, Аркадий. Битый час пытаюсь разъяснить этому сибариту, что жизнь земная человеку Богом дана для трудов праведных, что никакие новые знания не отменяют Божественное присутствие в душах человеческих. А он мне всё одно твердит…

Аркадий (с досадой, закрывая тетрадку). Ах, оставьте вы меня! Как надоело вас разнимать!

Гимназист. Э-э-э, нет! Не уйдёшь! (обнимает Аркадия) Кто, как не ты, можешь поставить точку в этом вечном противостоянии? Или тебя другое сейчас волнует? Что это у тебя? Ну-ка дай посмотреть! (выхватывает тетрадку и быстро листает её)

Алексей. Доколе ты, Димитрий, будешь истощать терпение наше? Зачем тебе чужие мысли?

Гимназист. Да ты посмотри на эти сердца, пронзённые стрелой! На эти вензеля, в которых сплетаются инициалы Е. и А.! Он же все парты в гимназии исчертил этими каракулями! Аркаша влюблён и совсем охалпел от этой безответной страсти!

Аркадий (обескураженно). Что я сделал? Охалпел?

Гимназист (весело подмигивая). Так маменька моя говорит про тебя…

Аркадий (умоляюще). Да неужели так заметно?

Алексей. Скажу тебе откровенно, отрок Аркадий, даже мне, смиренному человеку, это известно.

Аркадий (почти истерично). Что? Что известно?!

Гимназист. Да то, что ты по уши влюблён в Женечку Рудневу! А она, коварная кокетка, знать тебя не хочет и строит глазки всем знакомым гимназистам!

Аркадий (задыхаясь). И…и…и…. тебе…?


На сцене появляется Женечка. Лёгкое платье, зонтик, стремительная походка.


Женечка. А вот вы где, господа! На силу нашла вас. Если бы Ваша маменька, мсьё Аркадий, не сказала, что Дмитрий и Алексей зашли к вам на веранду, я так бы и металась по городу в эту невыносимую жару. Ну! Что же Вы стоите как вкопанный? Предложите даме сесть!

Аркадий (подаёт стул). Извольте… (встаёт поодаль и не сводит глаз с девушки)

Женечка. Дмитрий, что же Вы сегодня не ухаживаете за мной? Все свои комплименты сказали вчера?

Гимназист (подходит к сидящей девушке). Нет, Женечка. Мне ещё так много хочется сказать Вам…

Женечка (резко отворачивается от собеседника). А-а, Алексей! Мы с Вами третьего дня не закончили спор на празднике в Благородном собрании. (встаёт и идёт навстречу Алексею) Так давайте же продолжим! Экий Вы неуклюжий, даже не подходите к даме! Все семинаристы так скромны?

Алексей (смущённо). За всех глаголить не могу… Сам, однако, душевно рад видеть Вас, Евгения, снова. (подходит к девушке) Приятно весьма видеть вас в добром здравии и благолепном расположении духа…

Женечка (кокетливо). Ах, бросьте этот поповский тон! Ску-у-чно, право! Вы становитесь так же скучны, как Аркадий, из которого при встрече слова не вытянешь. (поворачивает головку в сторону Аркадия) Вы и сегодня намерены молчать и вздыхать, рыцарь без страха и упрёка?

Аркадий (делает попытку подойти к девушке). Я… нет… то есть да… Я намерен…

Женечка (резко отвернувшись от Аркадия). А пойдёмте-ка, господа, в городской сад! Там сегодня оркестр играет чудные вальсы! (подхватывает под руку Алексея) Ну где же Вы, Дмитрий? Поторопитесь! (удаляется)

Гимназист. Держи, Аркадий! (вручает ему тетрадку) Ты, брат, извини! Платон мне друг, но устоять перед такой барышней простой смертный не может! (убегает вслед за Женечкой)

Аркадий (один, стоит в задумчивости). Какая мука… как же больно… (медленно уходит)



На сцене появляются две гимназистки. На сцену они выходят из зрительного зала


2 гимназистка. (ласково) Лидочка опять за своё… Мы устали слушать её сплетни о Рудневой! В конце концов в нашем классе есть более интересные личности. Меркулова, например…Вчера читала вслух: «Только утро любви хорошо…»

3 гимназистка. Ну, и что плохого? Это же Надсон! Его стихи прекрасны! И сам он так загадочен…

Жаль только, что жизнь проходит, вот уже тринадцать лет исполнилось, старость не за горами, а настоящего чувства ещё не было и, наверное, уже не будет…(грустно опускает голову и тяжело вздыхает)

2 гимназистка (обнимая 3 гимназистку). Не плачь, дорогая. Надо верить в Бога, прилежно молиться и просить у Него помощи в любви и семейном счастье.

3 гимназистка. Ах, чего ещё от тебя ждать! Ты своё будущее только так и представляешь: кухня, дети, церковь. Всё это уже было у наших прадедов! В наше время барышня должна уметь поддержать разговор о науке, о Шопенгауэре, о символистах. И тогда будешь интересна своему избраннику!

2 гимназистка (задумчиво, с чувством). Я очень сочувствую Аркадию. Он влюблён в Рудневу, она дразнит его, мучает, а он так страдает!

3 гимназистка (иронично). Конечно-конечно, это так похоже на тебя, Зоенька. Страданиями душа украшается…А, по-моему, ты просто влюблена в этого недотёпу Аркадия!

2 гимназистка (вздыхает). Нет… не в Аркадия…

3 гимназистка. Наша святоша влюблена в Алексея, человека Божия. (говорит иронично) В этого семинариста, который спит и видит, как бы добиться взаимности от мадемуазель Рудневой…

2 гимназистка (со слезами в голосе). Нет! Нет! Ты говоришь неправду! Ты злая! Гадкая! Ты нарочно делаешь мне больно! (пытается убежать за кулисы)

3 гимназистка. Боишься ты самой себе признаться, что влюблена. В этом твоя беда и вся твоя сущность. Хватит реветь! Пойдём-ка, я тебе теорему Фалеса объясню, задачки порешаем… Ты отвлечёшься, успокоишься и перестанешь подглядывать за чужой первой любовью. (обнимает подругу и уводит со сцены снова в зрительный зал)


На сцене – взрослый Аркадий. Он говорит медленно, обращаясь к зрителям.


Аркадий. Конечно, в этот сезон я остался на второй год, потому что думать не мог ни о чём, кроме своей избранницы. И вот на Пасху моё переполненное любовью сердце узнало, наконец, момент райского блаженства…


Звуки колоколов. На сцене – гимназистки, гимназист, Аркадий и семинарист Алексей. Они радостно приветствуют друг друга, обнимаются, троекратно целуются и осеняют друг друга крестным знамением. Слышны возгласы «Иисус воскрес!», «Воистину воскрес!», «Со светлым праздником Вас!». Все постепенно расходятся, и на сцене остаются только Аркадий с Женечкой.


Аркадий (срывающимся от волнения голосом). Мадемуазель Евгения, позвольте поздравить Вас со светлым праздником…

Женечка (нежно). Перестаньте называть меня Евгенией, Аркадий. Зовите меня Женечкой…Ну, идите же сюда, ко мне. По обычаю мы должны поцеловаться…

Аркадий (задыхаясь). По…по…поцеловаться?

Женечка (лукаво смеясь). Ну, конечно же! Что с Вами? Разве это первая Пасха в Вашей жизни?

Аркадий. Па-а-а… Па…Пасха не первая, но… (подходит к девушке) Позвольте Вас поздра…

Женечка (перебивая, говорит слегка нараспев) Христос воскрес…


Аркадий осторожно берёт девушку за руку и начинает целовать её пальцы.


Женечка (с нежностью). Что Вы делаете? Зачем это?..

Аркадий. Женечка!.. Женечка… Я люблю, люблю Вас…

Женечка (шёпотом). Не надо… Пустите меня…

Аркадий. Женечка… Люблю…

Женечка. Оставьте меня…

Аркадий. Милая моя… нежная… любимая и единственная…

Женечка (неожиданно громко и сердито). Да пустите же меня, гадкий мальчишка! Вот увидите, я всё-всё маме расскажу! Непременно!


Аркадий отшатывается от Женечки. Не удержавшись, падает.


Женечка (издеваясь). Фи, какой неуклюжий! Запомните Вы меня! Всё, всё маме расскажу! А она Вашему папеньке! Вот так-то! (уходит со сцены в зрительный зал)


Аркадий (оставшись один, стоит некоторое время на коленях на одном месте). Женечка… Женечка… (у края сцены, по-прежнему на коленях) Женечка! Куда же Вы?..(обхватывает голову руками, раскачивается из стороны в сторону) Господи, да за что же мне это? Как же это больно!


Гаснет свет.














Сцена третья

Действующие лица

Вера, хозяйка дома Александр, её брат

Ирина Алексеевна, гостья в доме Веры Аркадий, её супруг

Женни Рейтер, пианистка, подруга Веры



На сцене снова стол, накрытый для вечернего чаепития. За столом – двое мужчин и три женщины: супружеская пара, хозяйка дома и её брат, пианистка Женни Рейтер.


Аркадий. Вот такая история, господа. Женечка больше никогда не оставалась со мной наедине. А потом подошло лето, маменька увезла меня в город, я поступил в военное училище и началась другая жизнь…

Верочка (с умилением). Ах! Как романтично! И рассказываете Вы, Аркадий, чудесно. А признайтесь, Вы хотели бы снова увидеть свою первую любовь?

Александр (раздражённо). Сестра, ты никогда не отличалась деликатностью! Нельзя так бесцеремонно вторгаться в чужую жизнь. Твои гости не обязаны перед тобой исповедоваться. Да и почему ты так уверена в том, что воспоминания о первой любви всегда приятны?..


Александр встаёт и выходит на авансцену.





















Сцена четвёртая

Действующие лица

Александр, зрелый мужчина Александр-юноша

Папенька Красавица

Луша, горничная

На сцене – Александр. Он говорит, обращаясь одновременно и к зрителям, и к своим собеседникам.


Александр. О своей первой любви, господа, я редко рассказываю. Но сегодня… откровенность за откровенность… так и быть, расскажу. Тяжело это вспоминать… Мальчишки нередко влюбляются во взрослых женщин, влюбляются во яркую внешность, в тот идеал, который сами для себя придумали. Так случилось и со мной…


На сцене – юный Александр и его папенька – худой, высокий, в очках, молчаливый и скромный чиновник казённой палаты.


Папенька. Сын мой, я должен сообщить тебе важную новость.

Александр. Да, папенька. Мы с Вами не виделись ещё сегодня, благословите меня.

Папенька (крестит сына, целует его в лоб). Благослови, Господи. (мальчик целует руку отца, папенька поспешно отдёргивает руку, отходит в сторону, волнуясь, продолжает говорить). Видишь ли, Саша, я всегда старался делать всё необходимое для твоего счастья. И женился я недавно именно для того, чтобы ты не чувствовал себя сироткой после смерти нашей маменьки.

Александр (восторженно). Папенька! Вам не надобно мне это разъяснять. Я всё понимаю.

Папенька (запальчиво). Нет, мой мальчик, ты не можешь понять всех сложностей взрослой жизни. Я хотел предупредить тебя…

Голос за сценой (говорит нараспев). Дорогой! Где ты, Костенька? Твоя жёнушка соскучилась!..

Папенька (смущённо). Я здесь, милая. Беседую с нашим сыном.


На сцене появляется красивая молодая женщина. Она вполне осознаёт свою привлекательность, поэтому в течение всей сцены держится по-королевски снисходительно по отношению к этим двум нелепым мужчинам, которых она вынуждена терпеть в своей жизни.


Красавица (очень холодно). А-а-а… Наш сын… Bonjour, Александр. (поворачиваясь к мужу) Доброе утро, mon ange! Поцелуй же свою жёнушку! (подставляет щёку для поцелуя, затем незаметно вытирает то место, куда её только что поцеловал муж)

Александр. Маменька, позвольте мне…

Красавица (раздражённо). Я просила Вас не называть меня «маменькой»!

Папенька. Но, дорогая, как же так?

Красавица. Константин, неужели ты не понимаешь? Я так молода, и вдруг «маменька»! Александр – взрослый уже юноша, запрети ему обращаться ко мне так!

Папенька (растерянно). Но тогда как же он должен тебя называть?

Красавица. Ну-у-у… Не знаю… Пусть пореже ко мне обращается. И вообще… (берёт мужа под руку, отводит на авансцену, говорить вполголоса) Хочу тебе заметить, что взрослому мальчику неприлично спать в комнате рядом с отцовской спальней. Что скажут люди? Cest un mauvais ton.

Папенька. Любовь моя, но где же мы можем его устроить? Разве что выделить ему отдельную комнату…

Красавица. Вот ещё! Мне тогда придётся пожертвовать своим будуаром! Пусть спит на диванчике в гостиной.

Папенька. Саша, подойди. Послушай, тебе придётся перебраться в гостиную. Там горничная будет стелить тебе на ночь, там, на сундучке, будешь делать свои уроки.

Александр. Да, папенька, как Вам будет угодно.

Красавица. Вот и славно! Как всё устроилось! Пойдём, милый, я покажу тебе новые серьги. Только что принесли от ювелира…(уходят)


На сцене остаётся Александр. Стоит в задумчивости. Входит Луша, горничная.


Луша. Никак молодой барин? Добренького утречка Вам. Барыня велела помочь Вам вещи собрать.

Александр. Здравствуй, Луша. У меня мало вещей: доска грифельная, книжка с картинками, маменькой, покойницей, купленная, ранец, с которым в гимназию хожу. Ты не беспокойся, я соберусь сам.

Луша. Э-эх, сиротинушка! Сожрёт она тебя, барыня-то эта новая! Папенька Вам теперича не защита. Всё в рот ей глядит, во всём ей потакает.

Александр. Не говори так, Луша! Как можно ею не любоваться, как можно ослушаться её приказаний? (говорит взволнованно) Она такая красавица! На неё смотреть хочется не отрываясь…И мечтать! Мой папенька – счастливец. Все его сослуживцы так говорят. Говорят, что папенька уж не в первый раз на красавице женится, что секрет какой-то знает, что такие женщины за него идут.

Луша. И-и-и, барин! Да кому же энта красота нужна при такой-то злобности! Злая ведь она! И не любит никого, окромя себя!

Александр. А ей никого любить и не надо. Она само совершенство. Прекрасна как роза. А розами можно любоваться, лелеять их, холить, слагать о них поэмы. Кому придёт в голову требовать от розы взаимности?..

Луша. Ляксандр Константиныч, выбрось ты энту дурь из головы. Слыханное ли дело, на мачеху свою заглядываться!

Голос за сценой. Лу-у-ша! Где ты? Барыня зовёт. Ступай скорее!


Луша уходит. Александр стоит в задумчивости.


Александр. Никто меня не понимает. Никому я не могу объяснить, что Бога благодарю за каждый день, когда могу видеть её. И не надо мне ничего, я на всё готов. Люди гадкие, мерзости всякие о любви придумывают. А я рыцарем её хочу стать… Может, и подвиг какой совершу… А любить до конца жизни буду, потому что такой красавицы во всём мире не сыскать!

Голос Луши за сценой. Так куда же барина молодого-то селить? Чавой-то не пойму я никак Вас, барыня!

Голос Красавицы. Луша, сколько раз Вам повторять: в гостиной чудесная синяя бархатная мебель. Он на диванчике весь бархат изотрёт. Стелите ему, Луша, на полу, на том тюфячке, который я велела Вам спрятать в большой сундук покойной барыни.

Голос Луши. Слушаюсь, барыня.

Александр. Её голос! Какой музыкой он отдаётся в моём сердце…(гаснет свет)


На сцене – Александр в зрелом возрасте.


Александр. С того самого дня, господа, зажил я совершенно самостоятельной жизнью, в своём круглом одиночестве, обособленно ото всего дома. Смиренно сидел в уголке гостиной, рисовал на грифельной доске домики, читал шёпотом всё одну и ту же книжку с картинками, купленную при маменьке, спал на полу между диваном и кадкой с пальмой. Дворня постепенно перестала называть меня «молодым барином», все стали говорить мне «ты», и никто не считался с моими желаниями. Но, поверьте, я ничего этого долго не замечал. Рядом была ОНА, моё божество, и я чувствовал себя её рыцарем, настоящим Дон Кихотом, встретившим свою Дульсинею…


















Сцена пятая

Действующие лица

Вера, хозяйка дома Александр, её брат

Ирина Алексеевна, гостья в доме Веры Аркадий, её супруг

Женни Рейтер, пианистка, подруга Веры Николай, муж Веры

На сцене снова стол, накрытый для вечернего чаепития. За столом – двое мужчин и три женщины: супружеская пара, хозяйка дома и её брат, пианистка Женни Рейтер.


Вера (взволнованно). Сашенька, дорогой, ты никогда не рассказывал об этом! Я не подозревала, что ты ТАК относился к моей матери!

Александр (обращаясь к гостям и зрителям). Господа, я должен пояснить. Мы с Верочкой сводные брат и сестра. От разных матерей… В детстве общались мало, но теперь стали друзьями. Не правда ли, сестричка? (обнимаются) Однако муж твой задерживается на службе…

Николай. А вот и я! Здравствуй, Верочка! Здравствуй, моя радость! Добрый вечер, господа!

Ирина Алексеевна. Какие у вас отношения! И это после стольких лет брака!.. Большая редкость в наш ненадёжный век!

Вера. Это потому, что нас с Николаем связывает нечто большее, чем любовь.

Женни Рейтер (внимательно глядя на Аркадия, произносит задумчиво). Что же может быть больше любви?

Аркадий (нарочито легкомысленно). Ах, женщины! Какое значение вы придаёте, право, чувственной стороне жизни!

Николай. Ты не прав, Аркаша. Мы с Верочкой не только любим друг друга. Мы настоящие друзья. Надёжные и верные. И поняли мы это ещё в наш медовый месяц...
















Сцена шестая

Действующие лица

Вера, хозяйка дома Профессор, преподаватель Академии Николай, муж Веры

На сцене – те же.


Верочка. Да, Коленька, ты прав. Помнишь ветку сирени?

Николай. Это случилось, господа, когда я, молодой небогатый офицер, слушал лекции в Академии генштаба. Только Верочка знала, каких страшных трудов стоили мне… нет, нам стоили эти экзамены. И вот наконец последнее испытание – инструментальная съёмка местности…


Гаснет свет. В следующей сцене – только Верочка и Николай. Звенит дверной колокольчик. Верочка бросается к дверям. Входит Николай. Проходит в комнату, с досадой бросает на пол портфель, садится в кресло и устало проводит рукой по лицу.


Вера. Коля, ну как же твоя работа?.. Плохо?.. Забраковали твой план? Ты скажи, всё равно вместе обсудим.

Николай (раздражённо). Ну да, забраковали! Всё к чёрту пошло! Все эти проклятые чертежи теперь только в печку! Из-за какого-то поганого пятна… О, чёрт!

Вера. Какое пятно, Коля? Я не понимаю…

Николай. Обыкновенное пятно, зелёной краской. Я вчера до трёх часов ночи не ложился: нужно было окончить. План прекрасно вычерчен… Засиделся, устал, руки начали дрожать – и посадил пятно. Да ещё густое такое… жирное… Стал подчищать и больше размазал… Думал-думал, да и решил кучу деревьев на том месте изобразить. Очень удачно вышло. Приношу профессору, а он: «Откуда, поручик, у Вас здесь кусты взялись?» Мне бы, дураку, рассказать, как всё было. Ан нет! «Здесь действительно кусты растут». А он: «Нет, я эту местность знаю, как свои пять пальцев, здесь кустов быть не может!» Слово за слово, дошло до скандала. «Если Вы так утверждаете, говорит, извольте завтра же ехать туда со мной верхом. Я Вам докажу, что Вы небрежно работали!».

Вера. Но почему же он так уверен, что там нет кустов?!

Николай. Да потому, что он вот уже двадцать лет местность эту знает лучше, чем свою спальню…


Наступает тишина. Николай берёт в руки коробку спичек и начинает нервно ломать их одну за другой. По нему видно, что этому человеку хочется плакать.


Вера (вскакивает со стула). Слушай, Коля, нам надо сию же минуту ехать! Одевайся скорей!

Николай. Не говори глупостей! Я не поеду перед ним извиняться!

Вера. Нет, не глупости. Если там нет этих дурацких кустов, то их надо посадить.

Николай (изумлённо). Кусты?.. Посадить?!

Вера. Да! Собирайся сам, подай мне шляпку, зонтик и накидку. И вон ту шкатулку…

Николай. Шкатулку зачем?

Вера. Мы поедем в ломбард, заложим все мои драгоценности и твой серебряный портсигар, а потом отправимся к садовнику, наймём рабочих и посадим эти ненавистные кусты! Ты остаёшься или всё-таки едешь со мной?!

Николай. Еду! По-другому и быть не может! (они поспешно собираются и торопливо уходят)


На сцене – профессор и Николай.


Профессор (стоит лицом к залу, указывает рукой). Что это за дерево, господин поручик?

Николай. Не могу знать!

Профессор. Берёзка, должно быть?

Николай. Должно быть, берёзка.

Профессор (снимает очки, протирает их, говорит смущённо). Извините меня, поручик. Должно быть, я стареть начинаю, коли забыл про эти кустики. Завтра в академии я публично попрошу у Вас прощения ещё раз.

Николай. Ну, что Вы! Я рад, что недоразумение разрешилось.

Профессор. Прощайте, голубчик. Вы блестяще сдали экзамены.

Николай. Прощайте, профессор. Благодарю Вас.

Профессор (уходя). Эх, батенька, кабы Вы знали, как неприятно чувствовать себя старым дурнем, который стал забывать такие простые вещи… (уходит)


Николай (оставшись один). Славный какой!.. Умница! Право, мне жаль, что я его обманул.


Вбегает запыхавшаяся Вера.


Вера. Ну! Говори! Что? Как прошло?

Николай (с нежностью). Милая моя, всё замечательно. (обнимает жену) Верочка, без тебя ничего не случилось бы. Только ты, твоя вера в мои силы, твоя решительность, твоё самопожертвование…

Вера (перебивает). Да подумаешь, жертва какая! Пара безделушек…

Николай. Нет, Верочка, только ты могла придумать такой выход!

Вера (смеясь). А знаешь, сирень теперь будет моим любимым цветком.

Николай. Почему сирень?

Вера. Дорогой мой, так ты и не заметил, что это были сиреневые кусты?.. (уходят со сцены, взявшись за руки)






Сцена седьмая



Действующие лица

Вера, хозяйка дома Александр, её брат

Ирина Алексеевна, гостья в доме Веры Аркадий, её супруг

Женни Рейтер, пианистка, подруга Веры Николай, муж Веры

На сцене снова стол, накрытый для вечернего чаепития. За столом – трое мужчин и три женщины: супружеская пара, хозяйка дома, её брат, её супруг, пианистка Женни Рейтер.


Вера. Вот такая история, господа. Тогда-то мы и поняли, что всегда и во всём можем положиться друг на друга. И отношения стали более доверительными и нежными…

Ирина Алексеевна (томно вздыхая). Как это прекрасно! А нас с мужем сосватали родители, и никаких романтических историй не было. Однако вот живём… и о любви не тоскуем. Не правда ли, Аркадий?

Аркадий (холодно). Да, дорогая.

Ирина Алексеевна. Верочка, становится свежо. Да и поздно уже… Проводи меня в мою комнату, я устала, хочется спать. Доброй ночи, господа! Аркадий, ты со мной?

Аркадий. Иди, я приду позже. Мы выкурим по сигаре в мужской компании там, в садовой беседке.

Ирина Алексеевна. Не задерживайся. Здоровый сон - прежде всего! (уходит в сопровождении Веры)

Николай. Пойдёмте, господа, в садовой беседке очень уютно. (уходит вместе с Александром и Аркадием)


Женни начинает медленно собирать чашки и блюдца. Движения её задумчивы и медлительны.

Внезапно в комнату возвращается Аркадий.


Аркадий. Мадам Рейтер, Вы не знаете, где у Верочки тёплый плед? Александр – такой неженка, тотчас замёрз! И это в августе! Представляю, что будет в январе!

Женни (протягивая плед). Вот, возьмите.

Аркадий. Спасибо, душенька. (поворачивается и собирается уйти)

Женни. Аркадий!

Аркадий. Да? Что?

Женни. Вы не узнали меня? Ведь это я, Женечка Руднева…

Аркадий. Же-неч-ка? Нет! Не может быть…Как же я не узнал Вас…

Женни. Может, это была не любовь?

Аркадий. Это было лучшее время во всей моей жизни…


Медленно гаснет свет и снова звучит музыка.






16

Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 21.06.2016
Раздел Классному руководителю
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров51
Номер материала ДБ-129331
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх