Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Начальные классы / Конспекты / Сценарий урока по литературному чтению "Белоснежка и семь гномов"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Начальные классы

Сценарий урока по литературному чтению "Белоснежка и семь гномов"

библиотека
материалов

Б Е Л О С Н Е Ж К А И С Е М Ь Г Н О М О В


Д е й с т в у ю щ и е л и ц а:

Б Е Л О С Н Е Ж К А

Ф Л О Р

Р У М Б Г О Л Ь Ц

А Р Х И В А Р И У С

Х О М А

С И Л И К А Т

Т О Л С Т Ы Й

М А Л Ы Ш


Д Е Й С Т В И Е П Е Р В О Е


Я В Л Е Н И Е 1


Р У М Б Г О Л Ь Ц (ходит, звонит). Динь-динь-динь! Подъем! Подъем!

А Р Х И В А Р И У С (проходит). Доброе утро!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Доброе утро! Динь-динь-динь!

Т О Л С Т Ы Й (проходит). М-м-м...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Просыпайся, Толстый, просыпайся! Динь-динь!

Х О М А (проходит). Гм-гм...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Гм-гм...

С И Л И К А Т. А ты уверен, что это утро?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Уверен, уверен, иди, умывайся.

Ф Л О Р. Доброе утро, Румбгольц.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Доброе утро, Флор. Динь-динь-динь! (Садится и засыпает.)

А Р Х И В А Р И У С (выходит). Ля-ля-ля...

С И Л И К А Т (выходит, Румбгольцу). Спать, спать! Засиделись совсем. Уже поздно.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Да, спать...

Т О Л С Т Ы Й. Хи-хи...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Как спать?!

~ Силикат и Толстый: "Yes!"


Ф Л О Р. Доброе утро, Румбгольц!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Доброе утро... Одевайтесь, одевайтесь. Опять кого-нибудь три часа ждать будем. Все встали? Я Малыша не видел.

С И Л И К А Т. Малыш уже давно встал и нас дожидается.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Чудеса...

Т О Л С Т Ы Й. Где моя рубашка?

Ф Л О Р. Значит, сегодня идем в Заброшенную пещеру?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Даже не верится, что Малыш мог там найти рубин.

Т О Л С Т Ы Й. Мы копали, копали - и вдруг как заблестит! Малыш даже вскрикнул! ...Где моя рубашка?... А какой рубин! Архивариус, скажи!

С И Л И К А Т. Я чувствую, что я сегодня обязательно что-нибудь найду: или алмаз...

Х О М А. Или не алмаз.

С И Л И К А Т. Хома, я все-таки не понимаю, как Малыш мог найти такой рубин! Толстый, ты нашел свою рубашку?

Х О М А. Я вообще не понимаю, как он мог там найти рубин. Там уже тысячу лет никто не ведет разработки - там пусто. А может он вообще перепутал пещеры - вспомните, как он возле дома заблудился!

Т О Л С Т Ы Й. Ничего он не перепутал. Я же вместе с ним был. От Гранатовой пещеры налево, по Малахитовой галерее вниз - я же знаю. Кто видел мою рубашку?

С И Л И К А Т. Толстый, ты всех задерживаешь!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Да, это вопрос...

А Р Х И В А Р И У С. Это не факт! Вспомните, в Пергаментной рукописи сказано, что в 11987 году Эрик Худой нашел алмаз "Тысяча огней" прямо на кухне. "Все может быть под грешною землей!"

Х О М А. На кухне! Кто-то потерял, а он нашел. Я сейчас тоже у Малыша в кармане могу рубин найти.

А Р Х И В А Р И У С. Хома, твое счастье в твоих руках.

С И Л И К А Т. Везет же! Счастье! Помог бы Толстому рубашку найти. Толстый, ты нашел свою рубашку?

Т О Л С Т Ы Й. Это ты ее спрятал!

С И Л И К А Т. Я??? Как ты мог такое подумать? А? Толстый? Скажи - как ты догадался?

Т О Л С Т Ы Й. А-а-а!...

Погоня.


Р У М Б Г О Л Ь Ц. Ну вот, опять вас будем ждать.

Х О М А. А чего их ждать, когда Малыш еще спит.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Как спит!!! (Уходит.)

Х О М А. Нашел рубин и спит до обеда.

С И Л И К А Т. Хома, когда ты найдешь такой изумруд, ты до ужина будешь спать.

Р У М Б Г О Л Ь Ц (возвращается). Силикат, ты же сказал, что он нас всех ждет!

С И Л И К А Т. А он и ждал нас - наивный - в постели, что мы опять спать ляжем. (Малышу.) Малыш, я с тобой! Я тоже не выспался! (Бежит с Малышом и возвращается.) Дерется!...

Х О М А. А я пойду к Горячим Источникам, там должны быть изумруды.

А Р Х И В А Р И У С. Там ничего нет. Еще сто лет назад мы с Флором работали там целую неделю, а нашли только одну мелочь. И наличие большого количества алюмосиликатов подтверждает правильность выводов об отсутствии там рудоносных жил.

Х О М А. Посмотрим...

А Р Х И В А Р И У С. Да скажите вы ему!

Ф Л О Р. Да, Хома, Архивариус прав.

Х О М А. Архивариус, ты же сам говорил, что все может быть.

А Р Х И В А Р И У С. Конечно, все может быть, но до известных пределов!

Выходит Малыш.


С И Л И К А Т. Дорогу Малышу! Дорогу самому главному находителю самых крупных рубинов!

Малыш подходит и изо всех сил наступает Силикату на ногу.


С И Л И К А Т. У-я-а-а-а!!!...

Х О М А. Чья это рубашка?

Т О Л С Т Ы Й. Где? Это моя!

С И Л И К А Т. Толстый! Где твои ботинки?

Т О Л С Т Ы Й. А-а-а!...

Погоня.


Р У М Б Г О Л Ь Ц. Собираемся, собираемся!

Ф Л О Р. Не советую, Хома, не трать время.

Х О М А. Посмотрим...

А Р Х И В А Р И У С. Cum principia negaute non est disputandum.

Х О М А. Что?

А Р Х И В А Р И У С. Желаю тебе найти философский камень.

С И Л И К А Т. Правильно, Хома, не слушай никого. Я с тобой пойду. Мы вместе столько изумрудов, алмазов, сапфиров наберем, алюмосиликатов, глины - нам, кстати, камин надо отремонтировать. (Щипает Толстого.)

Т О Л С Т Ы Й. Ай!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Силикат, прекрати немедленно!

Ф Л О Р. Перестаньте!

С И Л И К А Т. Я - ничего. Это все Толстый!

Т О Л С Т Ы Й. А кто щипался?

Ф Л О Р. Тише!

Х О М А. А где Малыш?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Опять Малыш!

М А Л Ы Ш. Я здесь.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Где рубин?

М А Л Ы Ш. В надежном месте.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Давай я его лучше уберу в сокровищницу.

М А Л Ы Ш. Что, он не может у меня побыть?

С И Л И К А Т. Молодец!

Ф Л О Р. Силикат!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Ну хорошо: до вечера! Договорились?

М А Л Ы Ш. ...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Договорились?

М А Л Ы Ш. Да...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Смотри! Всё?

Ф Л О Р. Всё!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Пошли!

Гномы уходят.


Я В Л Е Н И Е 2


Гномы идут.


М А Л Ы Ш. А все-таки удивительный рубин, а, Архивариус, скажи! Никогда еще у гномов такого рубина не было, правда? Архивариус!

А Р Х И В А Р И У С. Да, действительно! Самый крупный рубин весом в 1000 карат был найден в 7846 году в Холодных пещерах в Нижних рудниках гномами Пикайзеном и Айзенпиком. Но твой побольше, только вот ты его взвесить не даешь.

М А Л Ы Ш (достает рубин). А?! А?! Какой! А?!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Осторожно, Малыш!

С И Л И К А Т. Как сияет! Как сияет, а?! Ты глянь, Хома!

Т О Л С Т Ы Й. А я Малышу помогал!

М А Л Ы Ш. Да, Толстый мне помогал.

Х О М А. Ну ладно, расшумелись.

Гномы уходят.


Я В Л Е Н И Е 3


Пробегает Белоснежка.


Я В Л Е Н И Е 4


Гномы идут.


М А Л Ы Ш. И главное, совершенно случайно! Мы даже не хотели туда идти. Просто там Огненная пещера рядом, а мы с Толстым замерзли и погреться пошли.

Х О М А. От работы отлынивали?

Т О Л С Т Ы Й. Чего ты, Хома...

С И Л И К А Т. Да брось ты, Хома. Я же сказал, что я с тобой пойду. Ты рад? Мы с тобой таких камней соберем, Архивариус устанет про нас в Летописи писать.

~Малыш своим поведением раздражает Хому.


Р У М Б Г О Л Ь Ц. Малыш!

Ф Л О Р. Не ходите, не тратьте время.

Т О Л С Т Ы Й. Пусть идут, а я им песенку спою: (Архивариус и Малыш подпевают.)

"Один сердитый гном

Пошел за серебром.

Он о порог споткнулся,

С ступенек скувырнулся,

На пузе растянулся

И носом в пыль уткнулся!

Он жалобно стонал,

Плакал и рыдал,

Покою не давал,

Все время повторял:

"Зачем? Зачем?

Зачем? Зачем

Один ужасно хмурый гном

Отправился за серебром?..."

~Хома собирается драться.


Ф Л О Р. Ну все! Тихо! Тихо!

Гномы уходят.


Я В Л Е Н И Е 5


Пробегает Белоснежка.


Я В Л Е Н И Е 6


Гномы идут.


~Идут молча. Хома злой. Все стараются показать Хоме, что им стоит большого труда не дразнить его.


Р У М Б Г О Л Ь Ц. Малыш... Малыш... Малыш...

Ф Л О Р. Тише... Тише...

С И Л И К А Т (Хоме). Какой рубин, а?

Гномы уходят.


Я В Л Е Н И Е 7


Пробегает Белоснежка, теряет платок.


Я В Л Е Н И Е 8


Гномы идут.


М А Л Ы Ш. А помните, какой Толстый в прошлом году изумруд нашел? Я сто лет такого не видел!

Ф Л О Р. А помните, какой Хома голубой сапфир нашел?

Т О Л С Т Ы Й. А как Силикат такой маленький алмаз нашел, что Румбгольц даже не смог его взвесить на своих весах, а зато как он блестел? Блестит, а взвесить нельзя!

М А Л Ы Ш. А помните, а помните, какую мы россыпь алмазов нашли, а Румбгольц еще никому не дал посмотреть, а сразу запер в свою шкатулку!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Все должно быть на своем месте.

Все видят платок.


Ф Л О Р. Малыш, стой!

Х О М А. Дайте, я! (Отдает Флору.)

В С Е. Что это? Что это?

Х О М А и Р У М Б Г О Л Ь Ц. Не мешай! Не мешай!

А Р Х И В А Р И У С. Пустите меня!

В С Е. Что это? Что это?

А Р Х И В А Р И У С.

"Прозрачный снег

В полночной тишине

Хрустальным сном

Несется в вышине"

Или вот еще:

"Белым крылом неземным легкокрылая быстрая птица

Нежно коснется щеки и растает в предутренней мгле"

Ф Л О Р. Здесь кто-то есть!

В С Е. А-а-а-а!!!...

Ф Л О Р. Всем надо быть чрезвычайно осторожными!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Малыш, отдай рубин!

М А Л Ы Ш. Не отдам!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Малыш, ты не понимаешь серьезности положения!

М А Л Ы Ш. Ты понимаешь!

В С Е. Тише! Тише!

Ф Л О Р. Не отступать в сторону ни на шаг, всем держаться друг за дружкой и - тише!!!

Гномы уходят.


Я В Л Е Н И Е 9


Вбегает Белоснежка, садится и засыпает.


Я В Л Е Н И Е 10


Входят гномы.


В С Е. А-а-а!!!...

М А Л Ы Ш. Кто это?

Ф Л О Р. Осторожно!

Х О М А. Какая красивая!

Т О Л С Т Ы Й. Белая!

С И Л И К А Т. Пушистая!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Да уж!...

М А Л Ы Ш. А как ее зовут?

Ф Л О Р. Осторожно!

Х О М А. Вы посмотрите, вы посмотрите из чего у нее платье!

С И Л И К А Т. Какие у нее волосы!

Т О Л С Т Ы Й. У нее даже пальчики есть!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Какая она вся тоненькая!

М А Л Ы Ш. А она с нами будет жить?

Х О М А. То есть как это с нами?

С И Л И К А Т. А-а-а!...

Т О Л С Т Ы Й. Вот здорово!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Подождите, подождите, что значит с нами?

С И Л И К А Т. Вот так - с нами!

Т О Л С Т Ы Й. Я ей янтарную комнату покажу!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Подождите, подождите! Это очень серьезно! Так нельзя!

С И Л И К А Т. Что нельзя?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Ведь она же человек!

В С Е. Да...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. А мы гномы!

С И Л И К А Т. И что?

А Р Х И В А Р И У С. А известно ли вам, что гномы никогда не жили вместе с людьми!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. !!!

С И Л И К А Т. Ну и что?

Ф Л О Р. Тише! Румбгольц прав, это очень серьезный вопрос и его надо очень серьезно рассмотреть.

М А Л Ы Ш. Да почему же?

Т О Л С Т Ы Й. Да зачем же?

Х О М А. Да уж надо!

Ф Л О Р. Архивариус прав, гномы никогда не жили вместе с людьми.

М А Л Ы Ш и Т О Л С Т Ы Й. Ну и что?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Как что? А сокровища? Гномы должны хранить тайну своих сокровищ!

Ф Л О Р. Да, гномы должны хранить тайну своих сокровищь.

С И Л И К А Т. Да не нужны ей наши сокровища!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. А ты откуда знаешь, что они ей не нужны?

С И Л И К А Т. Да ведь...

М А Л Ы Ш. Это тебе они нужны. Ты и рубин хотел у меня забрать.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Отдай сюда рубин!

М А Л Ы Ш. Не отдам!

Ф Л О Р. Тише!

Х О М А. А еще люди жадные, глупые, ленивые, они ничего не умеют делать и они... это... влюбляются!

М А Л Ы Ш. Дурак!

Ф Л О Р. Тише!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Апчхи!

Все убегают, кроме Толстого.


Я В Л Е Н И Е 11


Толстый замер.


Б Е Л О С Н Е Ж К А. Здравствуйте! Здравствуйте! Э-эй, здравствуйте!... Э-эй!... Э-эй!... Вы чего не шевелитесь? Вы что, неживой? А что вы тогда дышите? И глазами моргаете! Ведь вы живой? Ведь вы нарочно притворились? Ведь вы живой?

Т О Л С Т Ы Й. Живой. (От страха описывается.)

Все гномы смеются и выходят.


Я В Л Е Н И Е 12


Ф Л О Р. Досточтимая незнакомка! Мы рады приветствовать тебя в нашем подземелье. Мы - гномы, которые живут здесь уже многие-многие тысячи лет.

Мое имя - Флор. По мере сил и возможностей я стараюсь быть полезным нашему племени и оберегать его от необдуманных поступков и роковых ошибок.

Это - Румбгольц - самый старый из всех нас гном. Главный хранитель ключей от подземных сокровищниц гномов.

Архивариус - он не раз предоставит вам возможность познакомиться с его обширными познаниями и удивительными умозаключениями.

Хома - самый наблюдательный из нас. Он всегда заметит какую-либо ошибку или оплошность в ваших делах и не преминет вам об этом сообщить. Будем надеяться, что ваше присутствие поможет ему заметить, что у людей есть еще и достойные качества.

Силикат. Если у вас случится какая-нибудь трудность в решении какого-либо вопроса, вы попросите Силиката и он поможет вам решить этот вопрос, а заодно и еще с десяток других вопросов, даже если они, эти вопросы, его об этом вовсе и не просили.

Толстый - самый толстый из нас.

(Б Е Л О С Н Е Ж К А (если актер худой). Какой же он толстый?

М А Л Ы Ш. Толстый, толстый! Он самый толстый! Это он сейчас такой, а к весне (осени, зиме, лету) он опять станет толстый.)

Малыш - самый маленький из нас... Да ты уже у нас стал большим, а мы и не заметили, как ты вырос!

А Р Х И В А Р И У С. А это - Флор, прошу любить и жаловать. Он у нас всегда прав!

Х О М А. Да-да, он всегда прав!

С И Л И К А Т. Прав, прав!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Да уж... прав!...

Ф Л О Р. Серьезно?... Надо же!... Я и не замечал... А теперь будь добра, скажи нам, кто ты такая и как ты сюда попала!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. My name is Белоснежка. Моя мачеха хотеть меня убить. Но мой жених князь Черногрязский меня спасать.

Ф Л О Р. Можно по-русски.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Меня зовут Белоснежка. Мы с принцем Альбертом решили пожениться. Но моя мачеха страшно рассердилась, узнав об этом. И пока мой отец был на охоте, решила убить меня. Но я случайно услышала ее разговор со слугой и убежала из дворца. И вот, когда я уже была недалеко от замка Альберта, старое дерево, по которому я переходила над оврагом, рухнуло вниз, я упала вместе с ним и провалилась в подземелье - и вот я у вас. И никто-никто не знает, где я. Дорогие, милые гномы, отведите меня, пожалуйста, наверх, к принцу и за это я вас всех... буду очень сильно любить!

Х О М А (тихо). Любить! Что я говорил?!... Любовь!...

Ф Л О Р. Видишь ли, Белоснежка, дело в том, что мы не знаем дороги наверх. Мы не знаем, как можно спуститься к нам в подземелье и как можно подняться наверх. Много тысяч лет тому назад гномы перестали общаться с людьми, перестали подниматься наверх и дорога забылась.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. А что же делать?

Ф Л О Р. Мы, конечно же, что-нибудь придумаем.

С И Л И К А Т. Можно обойти все пещеры и найти дорогу наверх!

Х О М А. Да как ты их обойдешь, когда их у нас тысячи тысяч, ты хоть сто лет ходи - все не обойдешь.

А Р Х И В А Р И У С. Тогда надо пересмотреть все старинные рукописи и книги, и где-нибудь обязательно будет указан путь наверх.

Ф Л О Р. Что у нас книг мало - у нас книг еще больше, чем пещер.

Т О Л С Т Ы Й. А что если мы пророем подземный ход?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Толстый, за вчерашний день ты прорыл всего три сантиметра.

Х О М А. Уж лучше идти пещеры обходить.

М А Л Ы Ш. Зато он помог мне найти рубин!

Ф Л О Р. Тише, тише! Вопрос действительно серьезный.

С И Л И К А Т (Белоснежке). Так что придется пока обождать.

М А Л Ы Ш. И остаться с нами!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да... Но вы поможете мне выбраться наверх?

Х О М А. Мы, гномы, любим и умеем работать. И я не помню ни одного случая, когда бы мы не решили поставленной перед собой задачи. Конечно, не у всех получается одинаково хорошо...

М А Л Ы Ш. Зато у всех получается хвастаться!

Ф Л О Р. Тише! Что о нас подумает наша гостья.

С И Л И К А Т (Хоме). Все из-за тебя!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Тише!

А Р Х И В А Р И У С. Мы со своей стороны обязуемся, несомненно, сделать даже невозможное, даже сдвинуть горы, перевернуть недра, а если будет суждено, то переплыть моря и воспарить птицей!...

Овация.


Ф Л О Р. Браво!... Белоснежка, после стольких треволнений тебе необходимо отдохнуть и набраться сил. А нам еще необходимо... (гул) посетить... (гул возрастает) один... (возрастает еще больше) рудник!!! У нас есть одна уютная пещера, которая, надеюсь, тебе понравится.

М А Л Ы Ш. Янтарная! Я покажу!

Х О М А. А чегой-то ты, я и сам могу показать!

С И Л И К А Т. Ну что вы, право! Да давайте я покажу.

М А Л Ы Ш. Нетушки!

Т О Л С Т Ы Й. Я тоже дорогу знаю...

А Р Х И В А Р И У С (Белоснежке). Здесь совсем недалеко. Второй поворот налево. Прошу вас...

М А Л Ы Ш. А-а-а!...

Х О М А. Не смей!

С И Л И К А Т. Ты куда!

Т О Л С Т Ы Й (плачет).

Ф Л О Р. Тише!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Тихо!

Ф Л О Р. Тише! Малыш проводит!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Большое вам спасибо.

Белоснежка и Малыш уходят.


Я В Л Е Н И Е 13


Р У М Б Г О Л Ь Ц. Все! Хватит! Надо немедленно отправить ее на землю!

Ф Л О Р. Как ты ее отправишь, если мы дороги не знаем.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Значит надо идти и искать ее!

Х О М А. Медлить нельзя! Не жили гномы никогда с людьми и нечего им жить!

А Р Х И В А Р И У С. Помнится, в одной книге я читал, что в давние времена в Синие пещеры спускался Огненный дракон и похищал гномов; ну помните, когда мы были маленькие, нас еще пугали этими историями. А звали этого дракона - Солнце. Оно такое же яркое, как наш Огонь в самом подземелье, только еще в тысячу раз сильнее. А когда на земле Ночь - там темно и холодно: потому что у них над головой ничего нету, только небо и заезды. А еще у них бывают времена, когда простая вода становится крепкая и прозрачная, как алмаз - только это не богатство, потому что она потом тает и опять превращается в воду.

Х О М А. Надо осмотреть Синие пещеры.

Т О Л С Т Ы Й. Вы чего? Вы чего?

Х О М А. Не жили гномы никогда с людьми и нечего им жить.

С И Л И К А Т. Вы чего?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Не кричи! Тут дело серьезное! Гномы должны хранить тайну своих сокровищ. А если ее мачеха узнает, что Белоснежка у нас, сюда придут тысячи людей и объявят нам войну. И тогда тайна наших сокровищ окажется под угрозой!

С И Л И К А Т. Так может нам с мачехой подружиться?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Не дружиться - но и не воевать.

А Р Х И В А Р И У С. В старинных песнях гномы умели воевать.

Х О М А. Мы можем взять за нее хороший выкуп.

М А Л Ы Ш. А давай мы за тебя возьмем выкуп!

С И Л И К А Т. И немедленно! Отправим тебя к огненному дракону!

Х О М А. Да вы чего? Мы же все равно ее отпускаем, я поэтому и сказал.

Ф Л О Р. Тише!...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Нет, нет, нет! Если она уйдет - она расскажет про наши сокровища! А этого ни в коем случае нельзя допустить!

М А Л Ы Ш. Пусть она останется у нас и станет самым драгоценным сокровищем в нашей сокровищнице!

С И Л И К А Т. Если она останется у нас, она ничего никому не расскажет.

Т О Л С Т Ы Й. Да она и так никому ничего не расскажет.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Нет! Ей нельзя оставаться у нас! О ней может узнать ее мачеха!

С И Л И К А Т. Да как же она может узнать?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Уж не знаю как, а может! Ведь может???

С И Л И К А Т. Тогда на землю!...

Т О Л С Т Ы Й. А может она еще не захочет?

Х О М А. Как не захочет? Она сама говорила - ее там принц дожидается.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Нет! Нет! Никто не должен ничего узнать!

Ф Л О Р. Во-первых, она про сокровища еще ничего и не знает, а, во-вторых, мы возьмем с нее слово.

Х О М А. Слово! Слово! Люди не умеют держать своего слова! Она как только... это... влюбится, сразу же расскажет все своему принцу!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Да она уже влюбилась!

А Р Х И В А Р И У С. Когда люди влюбляются, они совсем теряют голову, они даже не помнят, кто они, откуда, зачем они здесь.

Ф Л О Р. Значит про сокровища мы ей вообще ничего не скажем!

Возвращается Малыш.


Малыш, проводил Белоснежку? Ей понравилось?

М А Л Ы Ш. Да.

Ф Л О Р. Тогда пошли. И тихо! Надо сначала думать, а потом говорить.

Я В Л Е Н И Е 14


Гномы идут.


М А Л Ы Ш. А давайте я буду дежурным.

Х О М А. Это как?

М А Л Ы Ш. Ну, мы оставляем все время наши пещеры без присмотра, а ведь что угодно может случиться: вот Белоснежка вдруг появилась... А ведь что еще может произойти - неизвестно, тем более теперь, когда у нас Белоснежка.

Ф Л О Р. Хорошо, Малыш, иди.

Малыш уходит.


Гномы идут.


Х О М А. А-а-а!!! Он специально, специально!

Ф Л О Р. Пошли, пошли!

Я В Л Е Н И Е 15


Гномы идут.


С И Л И К А Т. У-я-а-а-а!!!...

В С Е. Что? Что такое? Что случилось?

С И Л И К А Т. У-я-а!... Наверное, заноза!

В С Е. Какой ужас! Тебя надо срочно лечить!

С И Л И К А Т. Ничего! Я сейчас вернусь в пещеру и Малыш меня смажет йодом.

В С Е. Может, тебе помочь?

С И Л И К А Т. Не надо. Здесь недалеко. Я дойду.

Ф Л О Р. Ну иди.

Силикат уходит.


Я В Л Е Н И Е 16


Гномы идут.


Т О Л С Т Ы Й. А может я помогу Силикату? А вдруг с ним по дороге что-нибудь случится?

Ф Л О Р. Хорошо, помоги.

Толстый уходит.


Я В Л Е Н И Е 17


Гномы идут.


А Р Х И В А Р И У С. Ах! Я же йод забрал себе! Они без меня не найдут! Я сейчас!

Архивариус убегает.


Я В Л Е Н И Е 18


Гномы идут.


Хома исчез!


Я В Л Е Н И Е 19


Ф Л О Р. Что же это такое? А? ...Надо посмотреть!...

Флор ушел.


Я В Л Е Н И Е 20


Румбгольц один.


Р У М Б Г О Л Ь Ц. Гм!...

Идет за всеми.


Д Е Й С Т В И Е В Т О Р О Е


Я В Л Е Н И Е 21


Белоснежка, потом Малыш.


Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ой!

М А Л Ы Ш. Ой!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Малыш, ты не ушел со всеми?

М А Л Ы Ш. Я - дежурный!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Как у вас здесь интересно, даже страшно. Только вот совершенно непонятно - куда идти.

М А Л Ы Ш. А у нас здесь кругом пещеры: и сверху, и снизу, и с боков, и спереди, и сзади!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. О-о-о!...

М А Л Ы Ш. И все - разные! Есть Изумрудная - такая зеленая, что просто удивительно! Есть Золотая - там все блестит, так, что даже глазам больно. Есть Сапфировая - вся синяя-синяя. Есть Рубиновая - вся красная-красная. А есть Огненная - там все огнем горит и туда даже близко подойти нельзя - нос, знаешь, как обжигаешь, потом целую неделю болит и чешется, и кожица потом слезает. Хочешь, покажу?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Потом, Малыш.

М А Л Ы Ш. А я вчера нашел такой рубин! Гномы никогда такого не находили, Архивариус так сказал (лезет в карман). Я специально Румбгольцу не отдал: спрячет в сокровищницу и не увидишь больше...

Я В Л Е Н И Е 22


Появляется Силикат.


М А Л Ы Ш. Что такое?!...

С И Л И К А Т. Да я... это... у меня заноза.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ой!...

М А Л Ы Ш. Где заноза?

С И Л И К А Т. Да вот... Я шел-шел и вдруг - а-а-а! - прямо в ногу.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ой-ой-ой! Ее надо срочно вынимать!

М А Л Ы Ш. Где? Покажи!

С И Л И К А Т. Вот тут прям...

М А Л Ы Ш. Где?!!!

С И Л И К А Т. Да вот тут прям!...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Подожди, Малыш! Это все очень серьезно! Здесь торопиться нельзя! Здесь надо делать все очень осторожно!

С И Л И К А Т. Так больно...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Где? (Садится.)

С И Л И К А Т. Вот...

Б Е Л О С Н Е Ж К А (осматривает).

С И Л И К А Т. Ой!...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Я только посмотрю... Так больно?

С И Л И К А Т. Немножко.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Действительно, заноза!

С И Л И К А Т. Я же говорил.

М А Л Ы Ш. !!!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Малыш, срочно принеси зеленку или йод. Что у вас есть?

М А Л Ы Ш. У нас есть зеленка.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. И бинт для повязки.

М А Л Ы Ш. Хорошо. (Убегает.)

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Так... Хорошо... Осторожно... Не больно?... (Готовится к операции.)

С И Л И К А Т. Нет!

М А Л Ы Ш. Вот!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Все принес?

М А Л Ы Ш. Все!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Сначала надо вынуть занозу! Малыш, помоги мне! Чтобы не было заражения и в ране не поселились микробы, надо аккуратно обработать рану. (Малышу.) Держи вот здесь!

Б Е Л О С Н Е Ж К А и М А Л Ы Ш. Так... Так?... Так... Так?... Так...

Операция.


Б Е Л О С Н Е Ж К А. Так!!!

С И Л И К А Т. А-а-а-а!!!...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ну что ты!... Ну все, все...

М А Л Ы Ш. Ну ты, брат, давай, терпи!

С И Л И К А Т. !!!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Вот и молодец. Малыш, зеленку!

М А Л Ы Ш. Вот!

С И Л И К А Т. !!!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Хорошо! Малыш, подержи здесь!

М А Л Ы Ш. Где?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Здесь!

С И Л И К А Т. !!!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ну тихо, тихо... что ты, что ты... Малыш, держи вот здесь!

М А Л Ы Ш. Здесь?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да!

С И Л И К А Т. !!!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Сейчас, сейчас... Малыш, держи крепче!

М А Л Ы Ш. Так?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да!

С И Л И К А Т. !!!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Потерпи, сейчас будет немножко больно!

С И Л И К А Т. А-а-а-а!!!...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ну все, все; все; уже совсем все.

М А Л Ы Ш. Все! Все!

С И Л И К А Т. !!!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Все!... Все!...

М А Л Ы Ш. Да все уже! Все!

С И Л И К А Т. !

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Малыш! Бинт!

М А Л Ы Ш. Вот!

С И Л И К А Т. !!!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Что это такое??? Это уж совсем ни к чему!

М А Л Ы Ш. Стой!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. У меня ничего нет, только бинт!

М А Л Ы Ш. Силикат, ты что???

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Больно уже не будет!

М А Л Ы Ш. Силикат!!!

Я В Л Е Н И Е 23


Появляется Толстый.


М А Л Ы Ш (Толстому). Это что такое?

Б Е Л О С Н Е Ж К А (Силикату). Не вертись!

С И Л И К А Т. М-м-м...

М А Л Ы Ш. Терпи, терпи!... (Толстому.) Что такое?

Т О Л С Т Ы Й. Я...

С И Л И К А Т. М-м-м...

М А Л Ы Ш. Держись, самое страшное позади!

С И Л И К А Т. М-м-м...

Т О Л С Т Ы Й. Я... Может, Силикату чем-нибудь помочь?

М А Л Ы Ш. Ха!... Да тут уж все кончилось! Тут целая операция была! Не так-то просто справится с микробами!

С И Л И К А Т. М-м-м...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ну вот все! До свадьбы заживет!

Т О Л С Т Ы Й. Хи-хи...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ну-ка поднимись...

М А Л Ы Ш. Обопрись об меня...

С И Л И К А Т. Я сам!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Так.

М А Л Ы Ш. Смелее!

С И Л И К А Т. Я сам! (Стоит буквой Z.)

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Нет, лучше сядь.

М А Л Ы Ш. Осторожно, осторожно!

С И Л И К А Т. Я сам, сам!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ну вот... Как ты себя чувствуешь?

С И Л И К А Т. Спасибо... Мне лучше...

Т О Л С Т Ы Й. Ты прямо весь бледный.

С И Л И К А Т. Все хорошо, Толстый!

М А Л Ы Ш. Будет жить!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Теперь ему нужен полный покой.

М А Л Ы Ш. Может его в постель отнести?

Т О Л С Т Ы Й. ...Да!...

С И Л И К А Т. Нет, нет! Я останусь здесь!

М А Л Ы Ш. Ну не знаю... На пользу ли ему это пойдет!

Т О Л С Т Ы Й. А то бы мы!...

С И Л И К А Т. Толстый!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ну хорошо. (Силикату.) Только будь, пожалуйста, очень осторожен.

М А Л Ы Ш. Я буду за ним смотреть!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Спасибо, Малыш! Без тебя я бы, наверное, не справилась!

М А Л Ы Ш. !!!!!

Я В Л Е Н И Е 24


Входит Архивариус.


А Р Х И В А Р И У С. Вот йод!

М А Л Ы Ш. Какой йод? Мы уже все сделали!

А Р Х И В А Р И У С. Без йода нельзя!

М А Л Ы Ш. А мы его зеленкой!

А Р Х И В А Р И У С. Ну и как он? О, да ты у нас как после Бородино! А мы ведь торговали с людьми - и как торговали! Они нам лес, мед, пеньку, а мы им золото и драгоценные камни. А торжественные встречи официальных посольств почетных старшин цеховых братств вольных городов Шенгенского союза! Какие мы устраивали празднества и веселья: шумные застолья, песни и пляски до утра, хлопушки, фейерверки,

"Людская молвь и конский топ!..."


Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ой, как интересно!

Т О Л С Т Ы Й. Ты лучше скажи, как Белоснежке отсюда выбраться.

А Р Х И В А Р И У С. Я уже все решил. Мы все разойдемся по разным пещерам и, таким образом, быстро отыщем выход.

С И Л И К А Т. Да! А потом тыщу лет будем друг друга искать по пещерам! (Встает.)

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Силикат! Как же ты?

М А Л Ы Ш. Не вставай!

С И Л И К А Т. Ничего... И так всю оставшуюся жизнь будем ходить по пещерам.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. А - !!!

А Р Х И В А Р И У С. Ничего подобного!

С И Л И К А Т. Все подобное! Вспомни, как Малыш потерялся! Три дня искали! А он сидел в соседней пещере и плакал! Услышал наши голоса - подумал чудовище.

Т О Л С Т Ы Й. Да! Да!

М А Л Ы Ш. Ты что?! Кто плакал?! Какие чудовища?! Силикат, сейчас как дам тебе!

В С Е. Малыш, ты что! Осторожней! Не трогай его! Стой!

С И Л И К А Т. Ты чего, Малыш?

М А Л Ы Ш. А чего ты врешь?

С И Л И К А Т. Я вру?

М А Л Ы Ш. Я не плакал!

С И Л И К А Т. Да? А кто про чудовища говорил?

М А Л Ы Ш. Я говорил, что... Все не так было!

А Р Х И В А Р И У С. Конечно.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Малыш...

С И Л И К А Т. А как?

М А Л Ы Ш. !!! (Убегает.)

В С Е. Малыш!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Как нехорошо получилось.

А Р Х И В А Р И У С. Лопух ты, Силикат.

С И Л И К А Т. А чего, не так что ли?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Может, его назад позвать?

Т О Л С Т Ы Й. А где его сейчас найдешь?

С И Л И К А Т. Ну чего, я не прав?

А Р Х И В А Р И У С. Да, Силикат, ты не лопух. Ты Lappa major Gaertu.

С И Л И К А Т. А что это?

А Р Х И В А Р И У С. Большой лопух, мой милый.

С И Л И К А Т. Да ты!...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Как вам не стыдно, прекратите немедленно!

С И Л И К А Т. Да ничего! Вернется он через пять минут живой-здоровенький - еще нас же дразнить будет.

Т О Л С Т Ы Й. Малыш не будет.

С И Л И К А Т. Будет, будет. Как он тебя дразнит?

Т О Л С Т Ы Й. Он не дразнится... А я его тоже дразнить буду.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Интересно, когда вас последний раз воспитывали?

Я В Л Е Н И Е 25


Входит Хома.


Х О М А. А чего это вы такие?... (Силикату.) Тебе ногу перевязали... Белоснежка, а ты настоящая принцесса?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да.

Х О М А. И твой отец настоящий король?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да.

Х О М А. И у вас настоящее королевство?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да.

Х О М А. И у вас есть... это... как его... Архивариус!

А Р Х И В А Р И У С. Что?

Х О М А. ...Правительство!...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да. У нас есть премьер-министр, министр финансов, министр юстиции, военный министр.

В С Е. Военный?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да.

Х О М А. И у вас есть... это... армия?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да. У наших солдат очень красивые голубые мундиры и белые перья на шляпах.

Х О М А. А военный министр - он какой?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Он очень хороший. У него есть пушка...

В С Е. Пушка?!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да, и он всегда ее нам дает на праздники и мы из нее стреляем салюты и фейерверки.

Х О М А. А у твоего принца есть армия?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да, только мундиры у них розовые, а перья на шляпах желтые. И армия у него поменьше, потому что он не такой богатый.

Х О М А. А вы богатые?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да. У моего отца целый сундук золота!

В С Е. Ха-ха-ха!...

Т О Л С Т Ы Й. Сундук! Да у нас этого золота...

Х О М А. Толстый!

Т О Л С Т Ы Й. Что?

Х О М А. !!!

А Р Х И В А Р И У С. Расскажи нам о принце.

Х О М А. Он - твой жених?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да.

Х О М А. А ты его любишь?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да.

Х О М А. А он тебя?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да.

Х О М А. А... как вы любите друг друга?

С И Л И К А Т. О-хо-хо!

Т О Л С Т Ы Й (возмущается).

А Р Х И В А Р И У С. Хома! Это их личное дело.

Х О М А. Я просто...

С И Л И К А Т. А принц - он какой?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Он очень умный, красивый и смелый. И он, наверное, уже ищет меня, но он не знает, где я и никогда не найдет меня... (Плачет.)

А Р Х И В А Р И У С. Ну, ну, дитя мое!

Х О М А. Значит ты у нас сейчас как пленница.

С И Л И К А Т. Ты что, Хома?!

Т О Л С Т Ы Й. Какая пленница?!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. !!!

А Р Х И В А Р И У С. Хома!!! Ты себе позволяешь недопустимые вещи!

Т О Л С Т Ы Й (Белоснежке). Ты не бойся!

Х О М А. Да?! А помните, что Румбгольц говорил?

С И Л И К А Т. Что он говорил?

Х О М А. То он говорил!

С И Л И К А Т. Что он говорил?

Х О М А. То он говорил! (Силикату, громким шепотом.) Что гномы должны хранить свою тайну!

С И Л И К А Т. Вот пусть он и хранит!

Х О М А. Ах так?

С И Л И К А Т. Так!

Х О М А. Посмотрим!

С И Л И К А Т. Белоснежка, если ты хочешь, ты можешь остаться у нас навсегда!

Т О Л С Т Ы Й. Мы тебе самую красивую пещеру выберем. А стол и стулья сделаем из золота!

Х О М А. Толстый!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Большое вам спасибо, но я очень хочу на землю.

С И Л И К А Т. А может мы никогда отсюда дорогу не найдем!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Как же так!

А Р Х И В А Р И У С. Ну нет, ты так не говори! Я вот что решил: я немедленно отправляюсь в библиотеку! 184543 тома - это что-нибудь, да значит! Базальтовые плиты Палеозойской эры, меловые - Юрского периода, наскальные рисунки неандертальцев, папирусы Древнего Египта и пергаменты Древней Греции, автографы Пушкина и Санта Клауса! И трактат вашего покорного слуги "О свете и тьме"!

С И Л И К А Т. Скромнее не бывает!

А Р Х И В А Р И У С. Не расстраивайтесь! Лечу!

Я В Л Е Н И Е 26


Входит Флор.


Ф Л О Р. Ты куда это?

А Р Х И В А Р И У С. В царство света и знаний! Прощайте! (Улетает.)

Ф Л О Р. Хорошо улетел. Куда это он?

Т О Л С Т Ы Й. В библиотеку.

Ф Л О Р. Что наша гостья?

Х О М А. Гостья хочет домой.

Ф Л О Р. Конечно, конечно. Надеюсь, Архивариус что-нибудь сможет найти. А как Силикат? Все в порядке? (Силикату.) Какая у тебя повязка!

Т О Л С Т Ы Й. Это Белоснежка! Она Силикату целую операцию сделала!

Ф Л О Р. Да ты что? Спасибо тебе, Белоснежка. Очень приятно видеть принцессу у которой доброе сердце и которая умеет делать операции.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Это не совсем операция...

Ф Л О Р. Но все-таки операция! Силикат, надеюсь, ты поблагодарил Белоснежку?

С И Л И К А Т. Не успел.

Ф Л О Р. Очевидно, причиной этому - глубочайшее потрясение, которое тебе пришлось пережить. Силикат, ты еще можешь исправиться.

С И Л И К А Т. Спасибо тебе, Белоснежка.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Выздоравливай, Силикат.

С И Л И К А Т. Гм-гм...

Ф Л О Р. Хорошо. Значит, твой батюшка - король в здешних краях?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да.

Ф Л О Р. А как зовут его?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Генрих XIV Щегол.

Ф Л О Р. А почему Щегол?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Он приказал повсюду высаживать дубы, вязы и клены, и у нас теперь в королевстве столько рощ и дубрав и в них развелось столько щеглов!

Ф Л О Р. Молодец! А как вы живете сейчас - ведутся ли сейчас какие-либо войны? Много ли разбойников в здешних лесах?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. О нет! Мы живем очень мирно, войн у нас уже давно не было, а разбойников у нас совсем нет - это все было в старину.

Ф Л О Р. Видишь ли, почему я тебя так подробно расспрашиваю, Белоснежка. Ведь мы же неспроста в свое время перестали торговать с людьми, перестали с ними встречаться, позакрывали все ходы-выходы, так, что даже сами позабыли, где они находятся.

Мы из века в век торговали с людьми, выменивая добываемые нами золото и драгоценные камни на необходимые нам товары. Но однажды жадность ослепила людей, и они решили завладеть нашими сокровищами - и коварно напали на нас. Им не удалось осуществить свои замыслы, мы ушли глубоко в подземелье, где найти нас было уже невозможно - но с тех пор мы не верим людям. Мы обрушили все выходы ведущие на землю - и вот уже сотни лет мы не видели друг друга.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Сейчас люди совсем не такие. Они добрые, ласковые...

Х О М А. А твоя мачеха?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Это совсем другое. Она боится, что я стану королевой и прогоню ее с трона.

Ф Л О Р. Раз ты смогла оказаться среди нас, то не исключено, что в ближайшее время нам придется встретиться и с другими людьми и мы бы хотели быть готовыми к тому, что нас может ожидать в будущем.

Х О М А. Две армии в голубых и розовых мундирах и пушка!

С И Л И К А Т. А Король-Щегол? Сколько он деревьев посадил!

Т О Л С Т Ы Й. А вылеченная нога? Ты чего, Хома?

Х О М А. Я - ничего! А...

Ф Л О Р. Две армии?! И пушка?! Это серьезно... Но главное не армии и не пушка, а то, что эти армии собираются делать.

Х О М А. Я и говорю! Что Румбгольц говорил? Главное - это сохранить тайну!

С И Л И К А Т. Ну и храни тайну!

Х О М А. Ну и храню!

С И Л И К А Т. Ну и храни!

Х О М А. Ну и храню!

С И Л И К А Т. Ну и не говори про нее!

Х О М А. Я и не говорю.

С И Л И К А Т. Ну вот и молчи!

Х О М А. Я и молчу.

С И Л И К А Т. Стой и молчи!

Х О М А. Я молчу.

С И Л И К А Т. Молчи!

Х О М А. !!!

С И Л И К А Т. И не двигайся!

Х О М А. !!!

С И Л И К А Т. Ты чего шевелишься?

Х О М А. !!!

С И Л И К А Т. Ты чего шевелишься??? Тайну раскрыть хочешь??? (Заламывает его.)

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Осторожно!...

Т О Л С Т Ы Й (пихает Хому). Э-э-э-х!!!

Ф Л О Р. Ну хватит, хватит!...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Хи-хи-хи!...

Х О М А. Да ну вас!... (Флору.) Но ведь я прав?

Ф Л О Р. С одной стороны ты прав.

Х О М А. Как это с одной стороны?!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. А о какой это тайне он говорил?

Х О М А. Вот!!! Вот!!!

Ф Л О Р. Ох, какая это тайна!... Эту тайну у вас каждый ребенок знает.

В С Е. !!!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. И какая же она?

Ф Л О Р. А что у вас в сказках говорится про гномов?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Что они под землей ищут золото и драгоценные камни.

Ф Л О Р. Вот и вся тайна.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. И что?

Ф Л О Р. Что?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Дальше что?

Ф Л О Р. Все.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. ...Я не поняла...

Х О М А. Хи-хи-хи...

Ф Л О Р. Хома боится, как бы ты наши сокровища не унесла!

Х О М А. Не она, а другие!... Ведь есть же люди, которые только и мечтают, что о нашем золоте!

С И Л И К А Т. Золото? Какое золото? Ты опять про золото?!

Т О Л С Т Ы Й. Да как они узнают, где лежат наши сокровища... Да и вообще, есть ли у нас сокровища.

С И Л И К А Т. Вот именно! (Хоме.) Эх, ты!

Я В Л Е Н И Е 27


Вбегает Малыш.


М А Л Ы Ш. Любезная Белоснежка! Позволь мне от всего сердца преподнести тебе этот подарок. Пусть он всегда напоминает тебе о твоем путешествии в наше подземелье и о нас, древнем и могучем племени гномов. Этот рубин я сам нашел вчера, правда, мне еще Толстый помогал.

Х О М А (визжит). Нет!!! Не смей!!!

М А Л Ы Ш. Я его сам нашел и я имею право его подарить!

Х О М А. Ты имеешь право только молчать! (Малышу.) Ты же все выдашь! (Флору.) Он же все выдаст! Ведь она теперь узнает, что у нас есть сокровища!

Ф Л О Р. Ну, во-первых, она и так знает. И конечно же, Малыш, такие вещи прежде нужно спрашивать.

М А Л Ы Ш. Но ведь я же его нашел, значит, могу делать с ним что хочу!

Ф Л О Р. Конечно, ты нашел, но ты же прекрасно знаешь, что судьбу каждого камня мы решаем все вместе.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Я его не возьму.

М А Л Ы Ш. Нет!!!

Ф Л О Р. Белоснежка, от имени всех нас я прошу принять этот подарок. Я знаю этот рубин, он послужит тебе действительно чудесным украшением. В отношение же Малыша я говорил с педагогической точки зрения. Поступок может быть чудесным, но исполнение его неразумным.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Вы очень любезны. Большое спасибо.

Я В Л Е Н И Е 28


Вбегает Архивариус.


А Р Х И В А Р И У С. Нашел! Нашел!

В С Е. Что?

А Р Х И В А Р И У С. Нет, это удивительно! Искуснейший дедуктивный метод! Сложнейшая логическая цепочка! И-н-т-у-и-ц-и-я! А как вы думаете? Возможно ли в ста восьмидесяти четырех тысячах томов за час найти нужную информацию!

Б Е Л О С Н Е Ж К А (хлопает в ладоши). Ой!

А Р Х И В А Р И У С (потрясает рукописью). И ведь лежала совсем не там, где ей положено быть, а между рукописью Навуходоносора II и "Небесной механикой" Ньютона. А почему? Нет, вы отгадайте, почему? Флор, почему? Силикат, почему? Милая гостья, почему?


В С Е. Почему?

А Р Х И В А Р И У С. А потому, видите ли, что написана она была Нотариусом, А он тоже на букву "Н" начинается. Такое же важное лицо в истории как Ньютон и Навуходоносор!

В С Е. !!!

А Р Х И В А Р И У С. "В год 6349, 187 дня, в 6 часов вечера, после последовавшей глубокой обиды, нанесенной безжалостными и бессердечными жителями верхнего мира, ослепленными безумием золота, и после полной невозможности помириться и простить им их бесчинства - были взорваны выходы: Лазоревый в Бирюзовой пещере, Звездный в Огненной пещере, Радужный в Алмазных копях и Родниковый в Холодных пещерах. Более не осталось ни одного хода, по которому жители верхнего мира могли бы спуститься в подземелье.

Написано гномом Нотариусом

При сем руку приложил гном Лавр"

Ф Л О Р. Все?

А Р Х И В А Р И У С. Все.

М А Л Ы Ш. Чего, совсем все?

А Р Х И В А Р И У С. Все.

М А Л Ы Ш. На обороте посмотри.

А Р Х И В А Р И У С. Нет, ничего.

С И Л И К А Т. Немного!

Х О М А. Да.

Б Е Л О С Н Е Ж К А (плачет). И-и-и...

М А Л Ы Ш. Не плачь!

Ф Л О Р. Не плачь, дитя мое!

А Р Х И В А Р И У С. Ведь это не все рукописи, я еще посмотрю, у нас их много!...

Х О М А (басом, вдруг). ...Не плачь...

М А Л Ы Ш. Архивариус еще посмотрит. Иди, Архивариус, смотри!

А Р Х И В А Р И У С. Ты не расстраивайся, Белоснежка... Ты обязательно должна увидеть нашу Огненную пещеру! Там в огне сгорает множество химических элементов и каждый из них при сгорании окрашивает пламя в свой цвет: медь в зеленый, кадмий в золотой, хром в оранжевый! Это поразительное зрелище!... Ты ни на какую землю не захочешь!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. И-и-и...

М А Л Ы Ш. Архивариус, ты лучше иди.

С И Л И К А Т. Да-да...

Ф Л О Р. Не расстраивайся, Белоснежка, мы обязательно что-нибудь придумаем.

Х О М А. Да...

А Р Х И В А Р И У С. Да!... Я пошел?

В С Е. Иди!

Архивариус уходит.


Я В Л Е Н И Е 29


Входит Румбгольц.


Ф Л О Р. Входи, входи, Румбгольц.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Надеюсь, что веские обстоятельства, вынудившие вас прервать свой путь, действительно оказались таковыми. (Силикату.) О! Да у тебя настоящая рана! Малыш! Как справляешься с дежурством? Не трудно тебе? Впрочем у тебя столько помощников! Что наша гостья? Не скучает? Что ж вы не развлекаете ее? Не споете ей наши старинные песни, не сводите ее к Огненной пещере? Простите великодушно, дорогая гостья, наших нерасторопных хозяев за их не гостеприимство!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Напротив, все очень мило.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. О!!! Вам понравилось!!! Я очень рад! Я рад, что вам понравились наши сухие и теплые пещеры, наши надежные переходы, и, наверное, вам очень понравились наши полезные ископаемые и наши сказочные сокровища, о которых вы на земле спокойно слышать не можете!

Ф Л О Р. Румбгольц!

М А Л Ы Ш. Ее отец король Генрих Щегол приказал повсюду высаживать дубы, вязы и клены, и знаешь сколько теперь там птиц живет! Его поэтому и прозвали Щегол!

Х О М А. А еще у них две армии и пушка!

С И Л И К А Т. Хома! У меня к тебе серьезный разговор!

Х О М А. Чего?

С И Л И К А Т. Поговорить надо!

Х О М А. Чего-о?

Ф Л О Р. Стой-стой-стой! (Силикату.) Так не годиться!

С И Л И К А Т. А чего он сразу про пушку?

Х О М А. А чего, разве не так?

М А Л Ы Ш. А почему он не скажет, что из нее по праздникам салюты и фейерверки стреляют!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Нет, нет! Деревья, птички, салюты, фейерверки, пушки, армии, войны! Это же так естественно. Это же люди!

М А Л Ы Ш. А что люди?

С И Л И К А Т. Да, а что люди? Я что-то не пойму. Чуть только речь о людях - так сразу они плохие!

Х О М А. Разные, Силикат! Люди - разные, и от них можно ожидать чего угодно.

С И Л И К А Т. Значит мы и от Белоснежки можем ожидать чего угодно?

М А Л Ы Ш. Да! Неспроста, Силикат, она тебя вылечила, у нее на этот счет какие-то мысли были. Спасибо тебе, Хома, а то мы без тебя совсем ничего не видим.

Т О Л С Т Ы Й. Да вы чего?! Вы чего говорите?! ...Хома!!!... Румбгольц, это все ты! Как ты пришел, так все стали ...глупости говорить!

Ф Л О Р. Толстый!...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Я?!!! Да я еще ничего не сделал!

Т О Л С Т Ы Й. Ты сказал, что Белоснежка плохая!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Толстый...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Я этого не говорил!... Я не мог этого сказать. Я говорил... Я вообще ничего не говорил!

Т О Л С Т Ы Й. Ты не говорил, но из-за тебя все стали говорить!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Тогда я вот что скажу. Люди сами не знают, какие они есть. Они могут быть хорошими, они могут быть даже очень хорошими, до тех пор пока случай не представит им возможность стать плохими.

С И Л И К А Т. Это как?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Белоснежка, подойди, пожалуйста, ко мне. Не бойся, я совсем даже не такой злой, как ты могла подумать и уж тем более не буду тебе делать ничего плохого. (Достает из кармана кусок золота.) На вот, возьми кусок золота.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Нет.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Возьми, возьми, просто подержи в руке. Ты стала от этого умнее?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Нет!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Ты стала от этого смелее?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Нет!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Ты научилась что-либо делать?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Нет!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Но ты стала счастливее!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Нет-нет!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Стала! Вот ты заулыбалась, щеки у тебя порозовели, глазки заблестели - стала! Хоть немного - а стала! И - все!!! И - все!!! И людям больше ничего не надо! Не надо ни работать, ни думать, ни быть смелыми, умными, добрыми, талантливыми - они стали счастливыми! Им надо быть только жестокими, чтобы отнять золото у других.

Б Е Л О С Н Е Ж К А (плачет). Нет, нет, нет...

Ф Л О Р. Ну что ты... Не надо... Дитя мое...

М А Л Ы Ш. Ты сам такой, Румбгольц! Ты сам у нас каждый раз все золото отбираешь и в сокровищницу прячешь!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. А что, я, по-вашему, должен оставлять его без присмотра?

Т О Л С Т Ы Й. Неправда! Белоснежка не такая! Она и рубин не хотела брать, мы ее еле-еле уговорили!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Какой рубин???

М А Л Ы Ш. Мой рубин. Я его нашел, и я его подарил Белоснежке.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Малыш!!!... Я, конечно, понимаю, что рубин нашел ты; но ты должен понимать, что рубин принадлежит не тебе одному, а является нашим общим достоянием!!!!!!

Ф Л О Р. Именно поэтому мы все посовещались и решили, что рубин будет самым лучшим подарком Белоснежке в память о нашей удивительной всрече. Да и ты, Румбгольц, должен согласиться, что лучшей оправы чем Белоснежка для рубина не сыскать!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. !!!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Значит, мы теперь больше не хозяева в своем подземелье?

Ф Л О Р. Почему же?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Я так полагаю, что теперь нам следует ожидать прибытия большого числа жителей верхнего мира!

Ф Л О Р. Конечно же нет, Румбгольц! И ты прекрасно это знаешь!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Но пока что я вижу обратное.

Ф Л О Р. Белоснежка наша гостья!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Именно об этом я и говорю!

Ф Л О Р. Румбгольц, почему ты решил, что люди должны обязательно на нас напасть?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Я не решил, но ожидать можно чего угодно.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Да нет же. Все будет хорошо. Все только обрадуются, узнав, что вы существуете. А то про вас только сказки рассказывают и никто не знает, что вы есть на самом деле.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Видишь ли, Белоснежка, мы бы все же хотели, чтобы о нас никто ничего не знал. Допустим, ты хорошая, ты не хотела брать рубин, хотя это уже само по себе очень странно...

В С Е. У-у-у!...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Но! Остальные могут не выдержать! Стоит ли нам их искушать? В нашей истории уже был прецедент, зачем же нам еще раз испытывать судьбу.

М А Л Ы Ш. Но ведь кроме Белоснежки про нас никто ничего не знает!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. И как долго сохранится такое положение?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Тогда я про вас никому ничего не расскажу.

Х О М А. А если ты проговоришься?

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Ну уж, прям уж, так уж. ....Но ты ведь действительно можешь случайно в беседе с подругой или... с принцем случайно обмолвиться. Ведь ты же человек. А для нас это потом обернется ужасной трагедией.

М А Л Ы Ш. Румбгольц...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Подожди, Малыш! Это очень серьезно!

Х О М А. !!!

М А Л Ы Ш. ...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Я постараюсь.

Ф Л О Р. Конечно, никто не может ни за кого поручиться. Да и сам человек не может за себя поручиться. Но все же я думаю, что Белоснежка постарается сдержать данное нам слово.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Ну а вдруг!

Ф Л О Р. То я думаю, что ты сильно преувеличиваешь! Если за столько лет люди не проявили интереса к нашим сокровищам, то есть надежда, что они стали лучше и уже не так сильно зависят от своей жадности!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Флор! Никто ни за кого не может поручиться! А уж тем более за человека только что увидевшего золото! Мы не можем так рисковать!

(~Х О М А (Малышу). ! М А Л Ы Ш. ... Х О М А (подзатыльник Малышу).


М А Л Ы Ш. !!! В С Е. Тихо!)


Ф Л О Р. Но и делать вид, что ничего не произошло, мы тоже не можем. Рано или поздно мы бы все равно встретились с людьми; и уж если это произошло, то мы должны быть в самом центре событий, держать ситуацию под контролем и быть готовым к любым неожиданностям.

Р У М Б Г О Л Ь Ц. М... А... М... ... ... ...

Х О М А. Да! А если мы поживем с людьми, то мы станем такими же, как они, жадными, глупыми и ленивыми, или, вообще, влюбимся и совсем голову потеряем!

Ф Л О Р. Так то если влюбимся, Хома! А ты что, уже собрался влюбиться?

В С Е. Ха-ха-ха!

Х О М А. Да вы что!

Ф Л О Р. А почему это мы должны стать жадными, глупыми и ленивыми? Может быть наоборот, люди от нас научаться чему-нибудь хорошему!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Белоснежка, а может ты останешься, погостишь у нас?

М А Л Ы Ш. Оставайся, Белоснежка! Мы тебе столько всего покажем! Самое главное - это Огненная пещера! Там так горячо! А до самого огня в центре пещеры никто не доходил - сгоришь!

Т О Л С Т Ы Й. У нас еще есть Ледяная пещера.

М А Л Ы Ш. Я говорил!

С И Л И К А Т. А принц твой тебя подождет! Если любит - подождет!

Б Е Л О С Н Е Ж К А (~смеется). Он меня искать будет!

С И Л И К А Т. Не так-то легко ему будет тебя найти!

Т О Л С Т Ы Й. А если придет, то мы и ему все покажем!

С И Л И К А Т. И то правда! А, Хома?! (Бьет его по плечу.)

Р У М Б Г О Л Ь Ц. А то оставайся у нас насовсем!

М А Л Ы Ш. Вот здорово! Мы поселим тебя в Нефритовой пещере, она такая вся зелененькая-зелененькая, чудо до чего хороша!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Н-нет... Я домой хочу...

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Ты не торопись! Ты подумай! Малыш тебе еще не все рассказал, я знаю такие сокровенные уголки, где еще никто не бывал. Там такая красота, что нельзя даже поверить, что такое может быть!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. !!!

Т О Л С Т Ы Й. Что это?

М А Л Ы Ш. Это что ж такое?! Флор! Опять? Я знаю, чего он хочет! Он хочет заточить Белоснежку в подземелье!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Да ничего подобного! Как ты мог такое подумать! Да и зачем это делать? Что это может дать?

Ф Л О Р. Вот тут ты абсолютно прав, Румбгольц! Даже если мы ее спрячем, ее будут искать и принц, и мачеха, и король, и очень может быть, что завтра же все наше подземелье будет полно людей. Поэтому нам лучше довериться Белоснежке. И уж если про нас все-таки узнают, то решать вопрос исходя из сложившейся на тот момент ситуации.

М А Л Ы Ш. Ура-а!

Т О Л С Т Ы Й. Ура-а!

С И Л И К А Т (бьет Хому по плечу). Хома, чего ты молчишь все время! ...Чегой-то ты нерадостный сегодня, не улыбнешься... Обними меня... Хома! Да что с тобой? Давай я тебя пощекочу! (Щекочет, свалка.)

Ф Л О Р. Ну хватит, хватит...

М А Л Ы Ш (Белоснежке). Тебя как зовут - Ваше величество или Ваше высочество?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Ваше высочество.

М А Л Ы Ш. А Ваше величество кто?

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Король!

М А Л Ы Ш. Ваше высочество! Теперь вы можете забыть обо всех трудностях и невзгодах, выпавших вам на вашем нелегком пути и поручить себя заботам счастливейшего и благороднейшего принца!

С И Л И К А Т. Который, наверное, уже рыщет на горячем скакуне по полям и лесам, без сна и отдыха, день и ночь напролет!

Т О Л С Т Ы Й. Или наоборот, пробирается по заброшенным штольням и переходам, и сейчас появится перед нами!

Пауза!!!


Х О М А. Да! Появится! Еще неизвестно, сможет ли сама Белоснежка отсюда выйти!

Р У М Б Г О Л Ь Ц. Действительно, что мы кричим! Придется Белоснежке задержаться у нас в гостях. А там дальше видно будет!

Я В Л Е Н И Е 30


Входит Архивариус.


А Р Х И В А Р И У С. Кто угадает, что у меня в руке? Ну? Чего вы молчите? Ни за что не угадаете!

Х О М А. Философский камень.

А Р Х И В А Р И У С. Нет! Всю жизнь будете угадывать и не угадаете! На что угодно готов поспорить!

Т О Л С Т Ы Й. А раз мы все равно не угадаем, то зачем угадывать.

А Р Х И В А Р И У С. А вот это видели! (Показывает всем веточку.)

В С Е. Что? Что? Что это?

А Р Х И В А Р И У С. Polystichum filix mas Roth., класс: папоротники, семейство: многоножковые!

М А Л Ы Ш. Откуда это?

Т О Л С Т Ы Й. Какой зелененький!

С И Л И К А Т. Архивариус, признавайся!

А Р Х И В А Р И У С.

"Лице свое скрывает день;

Поля покрыла мрачна ночь,

Взошла на гору черна тень;

Лучи от нас склонились прочь;

Открылась бездна звезд полна;

Звездам числа нет, бездне дна..."

Ф Л О Р. Ты был наверху!

Т О Л С Т Ы Й. Вот это да!...

С И Л И К А Т. Молодец!

М А Л Ы Ш. Наверху...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Правда?! Это правда ?!

А Р Х И В А Р И У С. Я ведь сразу же почувствовал, что в этом манускрипте что-то не так. Ведь в нем что сказано? "Более не осталось ни одного хода, по которому жители верхнего мира могли бы спуститься в подземелье." Понимаете? "...Жители... могли бы спуститься..."! Жители спуститься, а не гномы подняться!!! Я сразу же понял, что не может быть, чтобы у гномов не было своего выхода на землю! Ну а дальше уже было просто: я еще раз самым внимательнейшим образом просмотрел наши карты и на одной из них обнаружил пунктирную линию, ведущую из нашего подземелья на поверхность.

С И Л И К А Т. И...

А Р Х И В А Р И У С. И что самое интересное, выход был прям рядом с нами, через наш дымоход, а вы думали куда дым девается?

М А Л Ы Ш. А как там наверху?

А Р Х И В А Р И У С. Вы знаете, точь-в-точь как в книгах:

"Ночь тиха. Вершины внемлют богу,

И звезда с звездою говорит..."

Б Е Л О С Н Е Ж К А. А куда он выходит? ...Выход...

А Р Х И В А Р И У С. К подножию Мышиной горы, что рядом с Брусничным оврагом, недалеко от Медвежьего замка.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Это замок принца Альберта! (Хлопает в ладоши. Дышит. Ждет.)

А Р Х И В А Р И У С. ...Этот замок, по преданию, помогали строить гномы... (Оглядывается.)

Пауза.


Ф Л О Р. Белоснежка!... Кхм, кхм... Ты отправляешься домой, к принцу. Не обижайся на нас за наши речи, мы просто очень беспокоимся о нашей свободе. Ты ведь понимаешь, как это важно. Мы желаем тебе счастья и надеемся, что мы и дальше будем жить рядом друг с дружкой в мире и согласии, как добрые соседи, не вмешиваясь в дела друг друга. ...Счастливого тебе пути, Белоснежка. Архивариус тебя проводит.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Большое вам спасибо. Я обещаю изо всех сил держать данное вам слово.

М А Л Ы Ш. Передавай привет принцу. Хотя, принцу нельзя. Тогда себе передавай. Как прдешь во дворец, так и передавай!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Спасибо, Малыш.

Т О Л С Т Ы Й. До свидания, Белоснежка... Вот...

Б Е Л О С Н Е Ж К А. До свидания, Толстый.

С И Л И К А Т (Хоме, по плечу). Ну и ты чего-нибудь скажи.

Х О М А. Я... Мы... Так неожиданно...

С И Л И К А Т. Он стесняется! Вообще-то он у нас смелый, а тут вдруг застеснялся. Хома! Чего ты застеснялся? Покраснел даже. Белоснежка, ты ему очень понравилась.

Х О М А. Да ну вас!

А Р Х И В А Р И У С. Дорогая Белоснежка! Позволь мне от своего сердца и от сердец всех здесь присутствующих поблагодарить тебя за твое чудесное появление в нашем подземелье, которое озарило наши души светом любви, добра и счастья, что является необходимым для красоты, счастья, любви... любви... любви ко всему: к доброму, к светлому, ко мне, к вам, к Белоснежке!...

В С Е (аплодируют). Молодец! Молодец! Молодец, Архивариус!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Спасибо, спасибо, большое спасибо!

(~Силикат попытался дать слово Румбгольцу, но повернул назад.)


Р У М Б Г О Л Ь Ц. Белоснежка!... Как очень верно сказал Флор, Для нас очень важна наша свобода, и поэтому мы очень надеемся на твое обещание никому про нас не рассказывать. А тебе я желаю счастья.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Спасибо.

Ф Л О Р. А через год добро пожаловать к нам в гости. Приходи в ночь полнолуния к подножию горы, мы будем тебя ждать.

Б Е Л О С Н Е Ж К А. Год - это так много.

Ф Л О Р. Не беспокойся, Белоснежка, у нас впереди с тобой еще очень много встреч. ...А если ты думаешь, что мы уже такие старые, то знай, мы, гномы, живем подолгу. Вот мне, например, 897 лет, а Румбгольцу - 912.

М А Л Ы Ш. А мне сто двадцать восемь тыщ мильонов пятьдесят восемь три!

Б Е Л О С Н Е Ж К А. До свидания. Я вас всех очень люблю.

Архивариус и Белоснежка уходят.


~Пауза.


~Малыш идет кланяться и уходит. За ним все остальные.


К О Н Е Ц


Автор
Дата добавления 26.11.2015
Раздел Начальные классы
Подраздел Конспекты
Просмотров149
Номер материала ДВ-195963
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх