Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Классному руководителю / Другие методич. материалы / Сценарий внеклассного мероприятия, посвященного 110-летию со дня рождения М.А.Шолохова

Сценарий внеклассного мероприятия, посвященного 110-летию со дня рождения М.А.Шолохова


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • Классному руководителю

Поделитесь материалом с коллегами:

Ведущий:

Есть судьбы замечательных людей. Яркие как вспышки, каково жить эту судьбу? Когда ты взлетаешь на Олимп, а потом тебя пытаются с него сместить. Вот такая сложная, причудливая судьба. Сложная жизнь простого человека – Михаила Александровича Шолохова.



Писатель, чьё имя известно всему миру, родился и вырос на донской земле. С ней он связал и литературную судьбу. И в трудные годы, и в счастливые дни эта земля питала его талант жизнетворными соками, давала силу, как сказочному Антею.

Редкому художнику дано так сродниться со своей землёй, так раствориться в ней, что само имя его стало неотделимо от воспетого им края, от великого тихого Дона, на берегу которого стоит дом Михаила Александровича Шолохова.



9 класс «Конь»

Наш сегодняшний праздник народной казачьей песни мы посвящаем Михаилу Александровичу Шолохову.

Слайд

Автобиография Шолохова занимает полторы страницы: «родился в семье служащего торгового предприятия в одном из хуторов», «учился в Москве года два-три» и т.д.

«Я родился на Дону, рос там, учился,

формировался как человек и писатель и воспитывался как член нашей великой

Коммунистической партии и являюсь патриотом своей великой могущественной

Родины. С гордостью говорю, что я являюсь и патриотом своего родного

донского края».

Девятилетним мальчиком уезжал Миша Шолохов в Москву для продолжения учёбы в частной мужской гимназии.

Сытые лошади легко вынесли бричку на гору, у кургана остановились. Миша взошёл на курган и, опершись на яблоньку, долго смотрел на ставший ему родным хутор. Там оставались шумные и азартные военные игры, разноголосые ярмарки по воскресным дням, хуторские кони, на которых он уже лихо скакал, и старинные казачьи песни о старинных походах, о горькой судьбе казака на чужбине, о “разродимой сторонушке” и о том, как “по Дону гуляет казак молодой”.


ПЕСНЯ «Если хочешь быть военным»




В разгар Гражданской войны стал очевидцем трагических событий на Дону: на его глазах разворачивались военные действия между белоказаками и красными, велась борьба казаков за независимость, окончившаяся Верхнедонским восстанием.

Слайд

 К началу 1920-х имел за плечами опыт продкомиссара, сочинителя агитпьес и работника ревкома – с таким багажом он появился в Москве. Там примкнул к литературному объединению «Молодая гвардия», в 1923 дебютировал с фельетоном в газете «Юношеская правда».

Слайд

В ином ключе были написаны Донские рассказы Шолохова (1926) – произведения о столкновении белоказаков с красными, о братоубийственной борьбе на Дону. В этих рассказах одержимость классовым насилием вела к отцеубийству, сыноубийству, смертельной вражде между братьям. «Наука ненависти» заставляла соседей убивать друг друга за горшок щей и крынку молока .

«Хотелось написать о народе, среди которого я родился и

который я знал»,



Шолохов не романтизировал насилие, не пел «Россию, кровью умытую», – он нес в литературу суровую, жестокую правду о Гражданской войне.



Мы входили в литературу волна за волной,

нас было много. Мы приносили свой личный опыт жизни, свою индивидуальность.

Нас соединяло ощущение нового мира как своего и любовь к нему».



— В станицу Вёшенскую как-то приехал Государственный ансамбль песни и пляски донских казаков. Артистам хотелось “опробовать” народные казачьи песни перед станичниками, посоветоваться с Шолоховым.

— Выступление проходило в переполненном доме культуры. Пришёл и Михаил Александрович. Он внимательно и строго слушал каждую песню. А в антракте зашёл за кулисы к руководителям ансамбля, заговорил о казачьей песне.

— Михаил Александрович с живостью стал вспоминать, где и когда он слышал ту или иную песню, читал наизусть тексты, напевал отдельные места. Позже один из руководителей ансамбля — Анатолий Николаевич Квасов — говорил: “Я диву давался, сколько он песен знает! И как знает!”



Донская казачья песня… Она самобытна и неповторима, как сам батюшка тихий Дон. Веками отбиралось и сохранялось истинно народное, мудрое, нестареющее. Сокровищница русского языка обогащалась здесь, в станицах и хуторах, живым, искромётным словом, выразительной энергией, сочным юмором. В полную силу ёмкое, образное слово зазвучало в песенном народном творчестве, в донском фольклоре.

ПЕСНЯ «Как казаки турок били»





Отрывок из романа «Поднятая целина»

…А на стану за полчаса до этого произошло следующее: дед Щукарь, пересолив накануне кашу, решил выдобриться перед бригадой и, отправившись с вечера в хутор, переночевал там, а утром припас из дому мешок, на пути в бригаду завернул к гумну Краснокутова, жившего на самом краю хутора, перелез через прясло и воровски затаился возле мякинной кучи. План у деда Щукаря был гениально прост: подстеречь курицу, осторожно схватить ее и обезглавить, чтобы наварить каши с курятиной и тем самым снискать себе в бригаде почет и уважение. Он пролежал, тая дыхание, с полчаса, но куры, как назло, рылись где-то около плетня, а подходить к вороху мякины словно и не думали. Тогда дед Щукарь начал тихонько их прикликать: «Цып, цып, цып, цып!.. Цыпаньки! Мамушки! Тю-тю-тю!» — звал он шепотом, а сам звероподобно таился за мякиной. Старик Краснокутов случайно находился неподалеку от гумна. Он услышал чей-то вкрадчивый голосок, созывавший кур, присел за плетнем… Куры доверчиво подошли к вороху мякины, и в этот момент Краснокутов увидел, как чья-то рука, высунувшись из мякины, сцапала бисерную курочку за ногу. Щукарь задушил курицу с быстротой матерого хоря и только что начал просовывать ее в мешок, как услышал негромкий вопрос: «Курочек щупаешь?» — и увидел поднимавшегося из-за плетня Краснокутова. Так растерялся дед Щукарь, что выронил из рук мешок, снял шапку и некстати поздоровался: «Доброго здоровья, Афанасий Петрович!» — «Слава богу, — отвечал тот. — Курочками, говорю, займаешься?» — «Вот-вот! Иду мимо и вижу — бисерная курица! Такая по ней диковинная разноцветь пера, что даже не мог я утерпеть. Дай, думаю, поймаю, погляжу вблизу, что это за диковинная птаха? Век прожил, а такой любопытственной не видывал!»

Щукарева хитрость была прямо-таки неуместна, и Краснокутов положил ей конец: «Не бреши, старый мерин! Курей в мешках не разглядывают! Признавайся: на какую надобность хотел скрасть?» И Щукарь повинился: сказал, что хотел угостить пахарей своей бригады кашей с курятиной. К его удивлению, Краснокутов и слова не сказал суперечь, а только посоветовал: «Пахарям можно, в этом греху нету. Раз уж ты пошкодил одну курочку, то клади ее в мешок, да вдобавки подстрели костыликом ишо одну, да не эту, а вон энту, какая не несется, хохлатую… Из одной курицы на бригаду лапши не сваришь. Лови другую скорей и метись живее, а то — не дай бог — старуха моя вспопашится, так нам с тобой обоим тошноты наделает!»

Щукарь, донельзя довольный исходом дела, поймал вторую курицу и махнул через прясло. За два часа он пришел на стан, а к приезду Любишкина из хутора у него уже кипела в трехведерном котле вода, выпрыгивало разварившееся пшено, и порезанная на куски курятина истекала наваристым жиром. Каша удалась на славу. Единственно, чего опасался дед Щукарь, — это того, что каша будет приванивать стоялой водой, так как воду черпал он в ближнем мелководном пруду, а непроточная вода там уже крылась чуть заметной зеленью. Но опасения его не оправдались: все ели и усердно хвалили, а сам бригадир Любишкин даже сказал: «В жизни не ел такого кондера! Благодарность тебе, дедок, от всей бригады!»

Котел быстренько опорожнили. Самые проворные уже начали доставать со дна гущу и куски мяса. В этот-то момент и случилось то, что навек испортило поварскую карьеру Щукаря… Любишкин вытащил кусочек мясца, понес его было ко рту, но вдруг отшатнулся и побледнел.

— Это что же такое? — зловеще спросил он у Щукаря, поднимая кончиками пальцев кусок белого разваренного мяса.

— Должно, крылушко, — спокойно ответил дед Щукарь.

Лицо Любишкина медленно наливалось синеватым румянцем страшного гнева.

— Кры-луш-ко?.. А ну, гляди сюда, каш-ше-варррр! — зарычал он.

— Ох, милушки мои! — ахнула одна из баб. — Да на ней когти!..

— Повылазило тебе, окаянная! — обрушился на бабу Щукарь. — Откуда на крыле когти? Ты под юбкой на себе их поищи!

Он кинул на разостланное ряднище ложку, всмотрелся: в подрагивающей руке Любишкина болталась хрупкая косточка, оперенная на конце перепонками и крохотными коготками…

— Братцы! — воскликнул потрясенный Аким Бесхлебнов. — А ить мы лягушку съели!..

Вот тут-то и началось смятение чувств: одна из брезгливых бабенок со стоном вскочила и, зажимая ладонями рот, скрылась за полевой будкой. Кондрат Майданников, глянув на вылупленные в величайшем изумлении глаза деда Щукаря, упал на спину, покатываясь со смеху, насилу выкрикнул: «Ой, бабочки! Оскоромилися вы!» Казаки, отличавшиеся меньшей брезгливостью, поддержали его: «Не видать вам теперича причастия!» — в притворном ужасе закричал Куженков. Но Аким Бесхлебнов, возмущенный смехом, свирепо заорал: «Какой тут могет быть смех?! Бить Щукарячью породу!..»

— Откель могла лягушка в котел попасть? — допытывался Любишкин.

— Да ить он воду в пруду черпал, значит, не доглядел.

— Сукин сын! Нутрец седой!.. Чем же ты нас накормил?! — взвизгнула Аниська, сноха Донецковых, и с подвывом заголосила: — Ить я зараз в тягостях! А ежели вот скину через тебя, подлюшного?..

Да с тем как шарахнет в деда Щукаря кашей из своей миски!

Поднялся великий шум. Бабы дружно тянулись руками к Щукаревой бороде, невзирая на то, что растерявшийся и перепуганный Щукарь упорно выкрикивал:

— Охолоньте трошки! Это не лягушка! Истинный Христос, не лягушка!

— А что же это? — наседала Аниська Донецкова, страшная в своей злобе.

— Это одна видимость вам! Это вам видение! — пробовал схитрить Щукарь.

Но обглодать косточку «видимости», предложенную ему Любишкиным, категорически отказался. Быть может, на том дело и кончилось бы, если бы вконец разозленный бабами Щукарь не крикнул:

— Мокрохвостые! Сатаны в юбках! До морды тянетесь, а того не понимаете, что это не простая лягушка, а вустрица!

— Кто-о-о-о?! — изумились бабы.

— Вустрица, русским языком вам говорю! Лягушка — мразь, а в вустрице благородные кровя! Мой родный кум при старом прижиме у самого генерала Филимонова в денщиках служил и рассказывал, что генерал их даже натощак сотнями заглатывал! Ел прямо на кореню! Вустрица ишо из ракушки не вылупится, а он уж ее оттель вилочкой позывает. Проткнет насквозь и — ваших нету! Она жалобно пишшит, а он, знай, ее в горловину пропихивает. А почему вы знаете, может она, эта хреновина, вустричной породы? Генералы одобряли, и я, может, нарошно для навару вам, дуракам, положил ее, для скусу…

Тут уж Любишкин не выдержал: ухватив в руку медный половник, он привстал, гаркнул во всю глотку:

— Генералы? Для навару!.. Я красный партизан, а ты меня лягушатиной, как какого-нибудь с… генерала… кормить?!

Щукарю показалось, что в руках у Любишкина нож, и он со всех ног, не оглядываясь, кинулся бежать…



1956 год рассказ «Судьба человека»

ИНСЦЕНИРОВКА ОТРЫВКА ИЗ РАССКАЗА «Судьба человека»

Андрей Соколов

Работал я эти 10 лет и день и ночь. Зарабатывал хорошо, и жили мы не хуже людей. И дети радовали: все трое учились на «отлично», а старшенький, Анатолий, оказался таким способным к математике, что про него даже в центральной газете писали. За 10 лет скопили мы немного деньжонок и перед войной поставили себе домишко об двух комнатах, с кладовкой и коридорчиком. Ирина купила двух коз. Чего ещё больше надо? Дети кашу едят с молоком, крыша над головою есть, одеты, обуты, стало быть, все в порядке.

Автор:

Война разрушила счастье его семьи, как разрушила она и счастье многих семей. Ужасы фашистского плена вдали от родины, гибель близких людей тяжело легли на душу солдата Соколова.

Андрей Соколов

Тяжело мне, браток, вспоминать, а ещё тяжелее рассказывать о том, что довелось пережить в плену. Как вспомнишь нелюдские муки, какие пришлось вынести там, в Германии, как вспомнишь всех друзей-товарищей, какие погибли, замученные там, в лагерях, - сердце уже не в груди, а в глотке бьется, и трудно становится дышать. Били за то, что ты – русский, за то, что на белый свет ещё смотришь, за то, что на них, сволочей, работаешь. Били и за то, что не так взглянешь, не так ступнешь, не так повернешься. Били запросто, для того чтобы когда-нибудь убить до смерти, чтобы захлебнулся своей последней кровью и подох от побоев. Печей-то, наверное, на всех нас не хватало в Германии.

Автор

Всё выдержал Андрей Соколов, тат как одна вера поддерживала его: война кончится, и он вернется к своим близким и родным людям, ведь его так ждала Ирина с детьми. Но из письма соседа Андрей Соколов узнает, что Ирина и дочери погибли во время бомбежки, когда немцы бомбили авиазавод. Глубокая воронка, налитая ржавой водой, кругом бурьян по пояс, - вот что осталось от былого семейного благополучия. Одна надежда оставалась – сын Анатолий, который успешно воевал, получил шесть орденов и медалей.

Андрей Соколов (присаживаясь на деревянную колоду)

И начались у меня по ночам стариковские мечтания: как война кончится, как я сына женю и сам при молодых жить буду, плотничать и внучат нянчить.

Автор

Но и этим мечтам Андрея Соколова не суждено было сбыться. Девятого мая, в День Победы, убил Анатолия немецкий снайпер.

Андрей Соколов

Так похоронил я в чужой немецкой земле последнюю свою радость и надежду, ударила батарея моего сына, провожая своего командира в далекий путь, и словно во мне что-то оборвалось…

Автор

Остался он совсем один на целом свете. Тяжелое неизбывное горе, казалось, навсегда поселилось в его сердце. Глаза его, словно посыпанные пеплом, были наполнены такой неизбывной смертной тоской, что в них трудно было смотреть. Встреча с одиноким, несчастным мальчиком перевернула всю его жизнь. Перед ним был этакий маленький оборвыш: личико все в арбузном соку, покрытое пылью, грязный как прах, нечасаный, а глазенки – как звездочки ночью после дождя. А когда Соколов узнает, что у мальчика погиб отец на фронте, мать убило во время бомбёжки, и никого нет и жить негде, закипело у него на душе.

Андрей Соколов

Не бывать тому, чтобы нам порознь пропадать. Возьму его к себе в дети. И сразу у меня на душе стало легко и как-то светло.

Фрагмент видео «Судьба человека»

Андрей Соколов

Бросил машину возле ворот, нового своего сынишку взял на руки, несу в дом. А он как обвил мою шею ручонками, так и не оторвался до самого места. Прижался своей щекой к моей небритой щеке, как прилип. Так я его и внес. Хозяин и хозяйка аккурат были дома. Вошел я, моргаю обоими глазами, и бодро так говорю: «Вот и нашел я своего Ванюшку! Принимайте нас добрые люди!»

Ванюшка

Папка, ты куда свое кожаное пальто дел?

Андрей Соколов

В Воронеже осталось.

Ванюшка

А почему ты меня так долго искал?

Андрей Соколов

Я тебя, сынок, и в Германии искал, и в Польше, всю Белоруссию прошел и проехал, а ты в Урюпинске оказался.

Автор

Два осиротевших человека, две песчинки, заброшенные в чужие края военным ураганом невиданной силы. Что-то ждет их впереди? И хотелось бы думать, что этот русский человек, человек несгибаемой воли, выдюжит и около отцовского плеча вырастет тот, который, повзрослев, сможет все вытерпеть, все преодолеть на своем пути, если к этому позовет его Родина.

1 Ведущий

Народ высоко оценил творчество своего писателя. За выдающиеся успехи и достижения в развитии художественной литературы Михаил Александрович Шолохов был удостоен высшей награды – ордена Ленина в 1960 году. А в 1965 году писателю была присуждена Нобелевская премия.





«Тихий Дон»

Тихий Дон, наш батюшка,
Ой да, тихий Дон,
Ой, и что же ты мутнехонек течешь.
Наш батюшка тихий Дон,
Помутился тихий Дон, От вдовьих слез, от сиротских
горьких слез. Помутился тихий Дон,








Заключительная часть

По свидетельству специалистов, на Дону пели и поют около четырёх тысяч песен. Радуясь и печалясь о делах нынешних, люди в народных песнях несут дню завтрашнему правдивый рассказ о былом. И сегодня поют о Степане Разине, о Емельяне Пугачёве, об Игнате Некрасове, о Матвее Платове. Атаманы, есаулы, хорунжие, простые казаки — всё войско Донское в песнях. Но не только о значительных событиях рассказывают они, многие песни — это картины жизни обыденной, в которых отражаются нравственные законы человеческой жизни. Эти правила чисты и прекрасны. Верность, братство, любовь, бескорыстие, трудолюбие, смелость — вот что извечно воспевал народ. Зависть и корысть, трусость и лень, ложь — вот что судил высшей мерой.



Сергей Смирнов «Щедрость»

Я посреди распутицы весенней

Был интересным фактом награжден:

У нас, в Московском угольном бассейне,
Берет свое начало тихий Дон.

Берет он это самое начало

Среди окрестных угольных пластов.

И вот вода прозрачно зажурчала

И потянулась к югу, за Ростов.

Бескрайна степь. Над нею высь бездонна.

Струится Дон в обьятия морей.

И сколько бы ни черпали из Дона –

Он с каждым годом чище и щедрей.



Гимн Ростовской области




Казачья смелость порушит любую крепость.

Веселы привалы, где казаки запевалы.


Чтобы больше иметь, надо больше уметь.

Чем слабее твоя воля, тем труднее доля.


Донской казак честь не кинет, хоть головушка сгинет (честь ему дороже жизни)

На Дону что ни хутор, то своя запевка

Что ни казак, то с Дону


Казак за казака горой стоит


Кто пули боится, тот в казаки не годится


Казак скорее умрёт, чем с родной земли сойдёт


Донцы не раки - задом не пятятся



Ты ещё в бочке кис, а на мне уже мундир вис

За славой не угонишься - сама придёт


У казака в бою нет спины


 



http://s10.ucoz.net/img/fr/bt/4/p_up.gif












57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Автор
Дата добавления 29.10.2015
Раздел Классному руководителю
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров454
Номер материала ДВ-108286
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх