Инфоурок / Русский язык / Конспекты / Сценарий урока "История одного стихотворения.А.Т.Твардовский "Я убит подо Ржевом"", Интеграция литература+история

Сценарий урока "История одного стихотворения.А.Т.Твардовский "Я убит подо Ржевом"", Интеграция литература+история

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов



  1. Чтение стихотворения: (слайд)

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они - кто старше, кто моложе -

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь,-

Речь не о том, но все же, все же, все же...

  1. Эти известные всем строки написал советский поэт Александр Трифонович Твардовский. (слайд)

Александр Трифонович Твардовский знал о войне не понаслышке, сам прошел трудными ее дорогами многие сотни километров. Стихи его, правдивые и суровые, полны исторического оптимизма, веры в неизбежную победу русского оружия. 

И сегодня мы расскажем вам историю стихотворения « Я убит подо Ржевом»/Но прежде мы давайте узнаем, что же эта была за битва под Ржевом.

3. Историческая справка

Я думаю, все слышали о огромных потерях, которые понесла Красная армия в боях подо Ржевом. Но что конкретно там произошло? В учебниках истории этот вопрос практически не затрагивается. Почему?

Для начала давайте разберемся в терминологии.

В разные эпохи термином «битва» обозначались различные события. В I и II Мировые войны данным термином было обозначено решительное столкновение стратегических группировок сторон, преследовавшее, по крайней мере с одной стороны, стратегическую цель.Таковы: Битва на Сомме, Верденская битва, Сталинградская битва, Битва за Днепр и др. В отечественной историографии Великой Отечественной войны битва определяется элементарно — как совокупность стратегических операций.

Сражения на Ржевском выступе не могут быть объединены в событие, соответствующее значению «битвы» как в смысле определения термина, так и в смысле масштабов. Эти сражения не были связаны единой стратегической целью, кроме того, объектом действий советских войск была относительно незначительная группировка противника (та часть сил 9-й немецкой армии, которая оборонялась непосредственно на Ржевском выступе). Для сравнения: в контрнаступлении под Сталинградом объектом действий наших войск были одновременно 4 армии.

В состав «Ржевской битвы» включаются 4 операции, не связанные между собой стратегической целью:

- Ржевско-Вяземская операция 1942 года — стратегическая операция, относящаяся к Битве за Москву;

- I и II Ржевско-Сычёвские операции 1942 года, есть мнение, что вторая операция проводилась в качестве отвлекающего маневра для проведения операции «Уран» под Сталинградом.

- Ржевско-Вяземская операция 1943 года.

Ржевско-Вяземская операция - завершающая часть Битвы за Москву. Главным результатом декабрьского контрнаступления советских войск была ликвидация непосредственной угрозы столице СССР – Москвы. Но Сталин считал, наступление необходимо развивать, чтобы не дать возможности противнику построить оборонительные рубежи, собрать силы и перейти в новое наступление весной 1942 года.

Ржевско-Вяземская операция началась 8 января, закончилась 20 апреля 1942 года. Главная задача – разгромить группу армий «Центр».

Операция проводилась силами Калининского (генерал И.С.Конев) и Западного (генерал Г.К.Жуков) фронтов. Однако настойчивые попытки сомкнуть кольцо у Вязьмы окончились неудачей. Для развития успеха с запада в данный район был высажен крупнейший за годы войны советский воздушный десант (св. 10 тыс. чел.), но и он не смог переломить ситуацию. У наступавших здесь войск не хватило сил для достижения успеха. Немцы же, получив подкрепления (12 дивизий из Западной Европы), смогли не только отстоять Ржевско-Вяземский рубеж, но и с помощью контрударов окружить вышедшие к Вязьме соединения.

Не сумев ликвидировать Ржевско-Вяземский выступ, Красная Армия перешла 20 апреля к обороне. Это была самая кровавая фаза Московской битвы. Советские войска потеряли в Ржевско-Вяземской операции свыше 776 тыс. чел. (более трети всех потерь в Московской битве). Немцы - 333 тыс. чел. Ржевско-Вяземская операция по масштабам потерь относится к одной из наиболее неблагоприятных для Красной Армии. Тем не менее, в ходе наступления части Красной Армии продвинулись вперед на 80—250 км, полностью освободили Тульскую, Московскую и часть Смоленской области.

Но отстояв Ржевско-Вяземский выступ, германское командование получало важное преимущество - сохраняло удобный трамплин для нового наступления на Москву.

Поэтому летом 1942 года была спланирована новая наступательная операция - Ржевско-Сычевская (30 июля – 23 августа 1942г). Цель операции – ликвидировать выступ. Проводилась операция силами двух фронтов: Калининским и Западным.

К сожалению, германское командование успело провести операцию по ликвидации попавших в окружение в ходе Ржевско-Вяземской операции советских частей. В упорном 11-дневном сражении немецким войскам удалось уничтожить окруженную советскую группировку между городами Ржев и Белый, взяв в плен свыше 50 тыс. человек. Советское командование лишилось возможности нанесения встречного удара со стороны «окруженцев».

30 июля прорвав немецкую оборону, советские войска продвинулись на 15—30 км в направлении станции Сычевка. Чтобы отстоять Ржевско-Вяземский выступ, немцы перебросили туда 12 дивизий (в том числе 3 танковые), ослабив тем самым Сталинградское направление. К 23 августа оба фронта, исчерпав наступательные возможности, перешли к обороне. Потери Красной Армии в Ржевско-Сычевской операции превысили 193 тыс. чел.

В сентябре борьба за Ржев вспыхнула с новой силой. Прорвав немецкую оборону, советские части ворвались в город, где разгорелись яростные уличные бои. По воспоминаниям очевидцев, они напоминали идущее в тот же период сражение в Сталинграде. Поле битвы осталось за немцами, которые отбили Ржев ценой огромных усилий. В целом летне-осеннее наступление Красной Армии методом фронтального натиска на острие выступа не принесло желаемых результатов. По немецким данным, Красная Армия потеряла в нем около 400 тыс. чел. К середине октября бои стихли.

Вторая Ржевско-Сычевская операция (25 ноября – 20 декабря 1942 года). Кодовое название «Марс». Есть мнение, что операция «Марс» готовилась в качестве отвлекающего маневра для проведения операции «Уран» под Сталинградом. Новое советское наступление в этом районе началось 25 ноября 1942 г. Несмотря на численное превосходство, Красной Армии не удалось добиться успеха, который по масштабам мог превзойти Сталинградскую победу. Ударная группа Калининского фронта прорвала немецкие позиции южнее города Белого, но войска Западного фронта, которые должны были наступать ей навстречу, выполнить свою задачу не смогли.

К причинам неудач Красной армии можно отнести и неблагоприятные природные факторы, и хорошо организованную оборону немецкой армии, и упорное сопротивление немцев, которые называли Ржев «воротами на Берлин».

15 декабря советское наступление прекратилось. Хотя советские войска не смогли достичь поставленных целей, своими активными действиями они оттянули на себя значительное количество немецких сил, что способствовало победе под Сталинградом.  Битва поглотила все резервы Группы армий, которые могли быть направлены на деблокирование окруженной 6-й армии Ф. Паулюса в районе Сталинграда. Потери Красной Армии в этой трехнедельной зимней битве составили, по немецким данным, 200 тыс. чел.

  1. Над стихотворением Твардовский работал в конце 1945 – начале 1946 года. Вначале оно имело другое заглавие – «Завещание воина».

В небольшой статье «О стихотворении "Я убит подо Ржевом"» автор отметил запавшие в его память два эпизода. Поездка осенью 1942 года под Ржев. Там шли тяжёлые бои. Осложняло положение наших войск страшное бездорожье. "Впечатления этой поездки, – писал Твардовский, – были за всю войну из самых удручающих и горьких до физической боли в сердце". ( слайд)

  1. Чтение «Я убит подо Ржевом» ( 1 строфа) (слайд)

Я убит подо Ржевом,

В безымянном болоте,

В пятой роте, на левом,

При жестоком налете.

Я не слышал разрыва,

Я не видел той вспышки,--

Точно в пропасть с обрыва --

И ни дна ни покрышки.

И во всем этом мире,

До конца его дней,

Ни петлички, ни лычки

С гимнастерки моей.

Я -- где корни слепые

Ищут корма во тьме;

Я -- где с облачком пыли

Ходит рожь на холме;

Я -- где крик петушиный

На заре по росе;

Я -- где ваши машины

Воздух рвут на шоссе;

Где травинку к травинке

Речка травы прядет, --

Там, куда на поминки

Даже мать не придет.

  1. Стихотворение написано на реальной основе. (слайд)

Его герой — Владимир Петрович Бросалов. Матери Бросалова прислали похоронку, в которой говорилось, что её сын погиб. Однако позднее выяснилось, что Бросалов жив и находится в госпитале имени Н. Н. Бурденко. Этот госпиталь посещал Александр Твардовский. Случилось так, что мать Бросалова показала Твардовскому извещение о смерти сына и рассказала историю, приключившуюся с ними. Прочитав похоронку, Твардовский сказал, что обязательно напишет стихи о боях за Ржев.

Извещение (похоронка) звучала так: (слайд)

Ваш сын, красноармеец Бросалов Владимир Петрович, в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 25 сентября 1942 года. Похоронен на восточной окраине дер. Бершево Зубцовского района Калининской области

Боец был завален глиной, погребен заживо, но подошло подкрепление, а на него отправлена похоронка… Бросалова нашли на вторые сутки: кто-то увидел торчащий из земли кусок сапога.

- Да он шевелится! - закричал солдат. Его откопали, Бросалов наотрез отказался от госпиталя, только отлежался в своем взводе несколько дней. Потом он был тяжело ранен. Солдата из фронтового госпиталя переправили в Москву, а мать получила похоронку о его гибели под Ржевом. Случилось так, что мать и сын оказались в одном городе. Врачи разыскали мать. Счастливая, она с похоронкой в руках пришла в госпиталь и после свидания с сыном случайно встретилась с Александром Трифоновичем.



  1. Чтение наизусть 2 строфы.

Подсчитайте, живые,

Сколько сроку назад

Был на фронте впервые

Назван вдруг Сталинград.

Фронт горел, не стихая,

Как на теле рубец.

Я убит и не знаю,

Наш ли Ржев наконец?

Удержались ли наши

Там, на Среднем Дону?..

Этот месяц был страшен,

Было все на кону.

Неужели до осени

Был за ним уже Дон

И хотя бы колесами

К Волге вырвался он?

Нет, неправда. Задачи

Той не выиграл враг!

Нет же, нет! А иначе

Даже мертвому -- как?

И у мертвых, безгласных,

Есть отрада одна:

Мы за родину пали,

Но она -- спасена.

Наши очи померкли,

Пламень сердца погас,

На земле на поверке

Выкликают не нас.

Нам свои боевые

Не носить ордена.

Вам -- все это, живые.

Нам -- отрада одна:

Что недаром боролись

Мы за родину-мать.

Пусть не слышен наш голос, --

Вы должны его знать.

Вы должны были, братья,

Устоять, как стена,

Ибо мертвых проклятье --

Эта кара страшна.

Это грозное право

Нам навеки дано, --

И за нами оно --

Это горькое право.

Летом, в сорок втором,

Я зарыт без могилы.

Всем, что было потом,

Смерть меня обделила.

Всем, что, может, давно

Вам привычно и ясно,

Но да будет оно

С нашей верой согласно.


  1. Повествование в стихотворении «Я убит подо Ржевом» ведётся от имени погибшего воина. Эту особенную форму автор счёл наиболее соответственной идее единства живых и павших «ради жизни на земле».

Герой произведения близок автору своей остротой восприятия событий, преданностью Родине, верой в победу. Эти черты и были характерны для большинства участников Великой Отечественной войны.

  1. Чтение 3 строфы.

Слайд картинами боя

Братья, может быть, вы

И не Дон потеряли,

И в тылу у Москвы

За нее умирали.

И в заволжской дали

Спешно рыли окопы,

И с боями дошли

До предела Европы.

Нам достаточно знать,

Что была, несомненно,

Та последняя пядь

На дороге военной.

Та последняя пядь,

Что уж если оставить,

То шагнувшую вспять

Ногу некуда ставить.

Та черта глубины,

За которой вставало

Из-за вашей спины

Пламя кузниц Урала.

И врага обратили

Вы на запад, назад.

Может быть, побратимы,

И Смоленск уже взят?

И врага вы громите

На ином рубеже,

Может быть, вы к границе

Подступили уже!

Может быть... Да исполнится

Слово клятвы святой! --

Ведь Берлин, если помните,

Назван был под Москвой.

Братья, ныне поправшие

Крепость вражьей земли,

Если б мертвые, павшие

Хоть бы плакать могли!

Если б залпы победные

Нас, немых и глухих,

Нас, что вечности преданы,

Воскрешали на миг, --

О, товарищи верные,

Лишь тогда б на воине

Ваше счастье безмерное

Вы постигли вполне.

В нем, том счастье, бесспорная

Наша кровная часть,

Наша, смертью оборванная,

Вера, ненависть, страсть.

Наше все! Не слукавили

Мы в суровой борьбе,

Все отдав, не оставили

Ничего при себе.


  1. Исторический блок

Ржевско-Вяземская операция (2-31 марта 1943 года).

К весне 1943 г. после поражения на южном участке фронта германское командование больше не могло позволить себе роскошь иметь тактически выгодный, но требующий много войск Ржевско-Вяземский выступ. Для латания возникающих брешей немцам пришлось пойти на сокращение линии фронта группы армий «Центр», что предполагало отвод войск со знаменитого выступа.

2—31 марта 1943 г. Калининский и Западный фронты провели новую наступательную операцию, освободив Ржев и Вязьму. Однако арьергардные бои за данный район, который немцы называли «краеугольным камнем Восточного фронта», по-прежнему отличались большим упорством и ожесточением. Немцы отходили, постоянно контратакуя.

К 31 марта операция завершилась. Ржевско-Вяземский выступ был срезан. Фронт отодвинулся еще на 100 км к западу. Угроза Москве была, наконец, ликвидирована. Для германского руководства это стало тяжелой, но вынужденной утратой. Известно, что Гитлер пожелал лично услышать по телефону взрыв ржевского моста через Волгу при отходе немецких частей. По свидетельству современников, этот район превратился в пустыню.

14 месяцев длились бои за Ржев. «Ржевская мясорубка». Безвозвратные потери (убитые и пропавшие без вести) – 600.000-800.000 человек.

В памяти советского солдата и советских граждан Ржевский выступ, Ржевская дуга остались «ржевской мясорубкой», «прорвой».



  1. Наша 52-я дивизия наступала на Ржев с севера, через Полунино, в самый «лоб» противника. За 6 месяцев боев мы продвинулись на шесть километров. Освободили четыре пепелища и оставили после себя две братские могилы по 13 тысяч в каждой. Природа тогда была против нас. Июльские проливные дожди вконец сломали дороги. Болота вспухли и поднялись на метр, ни пройти, ни проехать. Солдаты кое-как ползли, а техника встала. Снаряды возили верхом на лошадях, в мешках по паре штук, а то и тащили солдаты вручную.

Наступление началось 30 июля 1942 года. Артподготовка длилась два часа. Снарядов по противнику было выпущено столько, что и представить трудно. Два часа стоял сплошной гул. Немцы не выдержали, попятились назад, потом это превратилось в паническое бегство по всему фронту, и в конце концов немцы покинули Ржев. Потом ошалелые немцы оправились, одумались и назад в Ржев вернулись, закрепились и встали как вкопанные. А тут ещё приказ Сталина вышел: «Ни шагу назад» и — Ржев взять любой ценой. После такого приказа наши заградотряды сзади нас пулеметами подпирали. Правда, нас это как-то не беспокоило. Мы были устремлены вперед и назад не оглядывались. Боевой дух у нас был очень высок. Немецкие листовки типа «Пошли по домам» или «ВКП(б) всё крадут, потом бегут» были нам чужды и непонятны. Мы с отвращением втаптывали их в грязь и страстно ненавидели тех, кто смалодушничал, которых в назидание нам расстреливали перед нашим строем.

Умирать никому не хотелось, но бежали вперед — наступали и умирали. Сколько «долин смерти», «рощ смерти», «болот смерти» мы нарекли и оставили после себя! Но все же метрами продвигались вперед. Вспоминая пройденное, я вижу поля под Ржевом, усеянные трупами наших и немцев. Июльские дожди сменились августовской жарой. Трупы никто не убирал, было не до них. Они быстро разлагались, вздувались, кишели червями. Над полем стоял неимоверный смрад. Рвущиеся мины и снаряды беспрестанно потрошат их, перебрасывая с места на место. Стремительные пули осыпали их градом и с отвратительными шлепками пронзали насквозь. К середине дня трупное поле окутывается специфическим туманом. И никуда не скрыться, не убежать от этого смрада. Никакая кинохроника не в состоянии была запечатлеть этот смердящий ад.

Человеческий трупный запах во сто крат противнее животного. Он какой-то сладковато-тошнотворный. Тебя наизнанку выворачивает от приступа рвоты, а ты должен ползти между этими трупами, прятаться за ними от огня противника. Снаряд разорвется и опрокинет на тебя пару вздувшихся трупов, а из них с шипением прямо тебе в лицо гадкое зловоние вырывается. Кончится артобстрел, выбираешься из-под этих трупов, а на тебя дождем черви сыплются. Все это мы терпели молча, не обсуждая между собой, как будто это так и должно быть. Коли попал в этот ад, стисни зубы и терпи до погибели.

Петр А. Михин. Бывший командир взвода 1028 артполка 52 сд.

Послевоенные воспоминания



В народной памяти бои под Ржевом остались самыми страшными. В деревнях многих районов вокруг Ржева бытует выражение «погнали под Ржев». Также и немецкие ветераны с ужасом вспоминают бои в «большом пространстве Ржева».

Из 20 тысяч советских граждан, оказавшихся в оккупации в городе, в день освобождения, 3 марта 1943 года, осталось 150 человек. Из 5443 жилых домов Ржева уцелело лишь 297.

Указом Президента Российской Федерации  от 8 октября 2007 года городу Ржеву присвоено почётное звание «Город воинской славы». 

Так, почему о боях на Ржевской земле так мало сказано? Ведь за Ржев были проведены не одна, а целых четыре операции, и руководили ими такие видные полководцы, как Г.К.Жуков, И.С.Конев, В.Д.Соколовский. Ржев два года был ключом к Москве. Ржевский выступ на сотни километров вдавался в нашу оборону и висел-то всего-навсего на железнодорожной веточке. В битвах за Ржев войск участвовало больше, чем под Москвой и Сталинградом, да и потерь было больше. В болотах, под огнем врага, гибли целые дивизии. Но не было нашей победы, потому и не писали про Ржев. Только А.Твардовскому удалось напечатать стихотворение «Я убит подо Ржевом» и то, видимо, по чьему-то недосмотру.

  1. Чтение 4 строфы ().

Все на вас перечислено

Навсегда, не на срок.

И живым не в упрек

Этот голос ваш мыслимый.

Братья, в этой войне

Мы различья не знали:

Те, что живы, что пали, --

Были мы наравне.

И никто перед нами

Из живых не в долгу,

Кто из рук наших знамя

Подхватил на бегу,

Чтоб за дело святое,

За Советскую власть

Так же, может быть, точно

Шагом дальше упасть.

Я убит подо Ржевом,

Тот еще под Москвой.

Где-то, воины, где вы,

Кто остался живой?

В городах миллионных,

В селах, дома в семье?

В боевых гарнизонах

На не нашей земле?

Ах, своя ли.чужая,

Вся в цветах иль в снегу...

Я вам жизнь завещаю,

Что я больше могу?


  1. Близость поэта к герою стихотворения определила проникновенную правду его исповеди, достоверность каждой художественной детали, что и оказывает на читателя должное эмоциональное воздействие.

Автор сумел найти ту грань, между жизнью и смертью, памятью и забвением, за которую уже не перейти. Это то, к чему стремились «живые и мертвые».

Из своего «далёка» воин говорит с потомками, чтобы помнили тех, кто заплатил за победу безмерную цену — свою жизнь. 

В стихотворении звучит проблема исторической памяти и моральной ответственности перед теми, кто погиб на войне

  1. Прочитайте строки завещания погибшего ( у каждого памятка на парте, чтение_4 строфа)

Я вам жить завещаю —
Что я больше могу?

Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой Отчизне
С честью дальше служить.

Горевать — горделиво,
Не клонясь головой.
Ликовать — не хвастливо
В час победы самой.

И беречь ее свято,
Братья, — счастье свое, —
В память воина-брата,
Что погиб за нее
.

  • Какова же лучшая память о павших в боях?

  • Беречь Родину – лучшая память о павших в боях:

  • ...Беречь её свято,
    Братья, счастье своё –
    В память воина-брата,
    Что погиб за неё.



Песня М.Ножкина « Под Ржевом» (минута молчания)












Я вам жить завещаю —
Что я больше могу?

Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой Отчизне
С честью дальше служить.

Горевать — горделиво,
Не клонясь головой.
Ликовать — не хвастливо
В час победы самой.

И беречь ее свято,
Братья, — счастье свое, —
В память воина-брата,
Что погиб за нее
.



Я вам жить завещаю —
Что я больше могу?

Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой Отчизне
С честью дальше служить.

Горевать — горделиво,
Не клонясь головой.
Ликовать — не хвастливо
В час победы самой.

И беречь ее свято,
Братья, — счастье свое, —
В память воина-брата,
Что погиб за нее
.


Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 22 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Краткое описание документа:

Александр Трифонович Твардовский. Я убит подо Ржевом              Я убит подо Ржевом,              В безыменном болоте,              В пятой роте, на левом,              При жестоком налете.              Я не слышал разрыва,              Я не видел той вспышки,--              Точно в пропасть с обрыва --              И ни дна ни покрышки.              И во всем этом мире,              До конца его дней,              Ни петлички, ни лычки              С гимнастерки моей.              Я -- где корни слепые              Ищут корма во тьме;              Я -- где с облачком пыли              Ходит рожь на холме;              Я -- где крик петушиный              На заре по росе;              Я -- где ваши машины              Воздух рвут на шоссе;              Где травинку к травинке              Речка травы прядет, --              Там, куда на поминки              Даже мать не придет.                Подсчитайте, живые,              Сколько сроку назад              Был на фронте впервые              Назван вдруг Сталинград.              Фронт горел, не стихая,              Как на теле рубец.              Я убит и не знаю,              Наш ли Ржев наконец?              Удержались ли наши              Там, на Среднем Дону?..              Этот месяц был страшен,              Было все на кону.              Неужели до осени              Был за ним уже Дон              И хотя бы колесами              К Волге вырвался он?              Нет, неправда. Задачи              Той не выиграл враг!              Нет же, нет! А иначе              Даже мертвому -- как?              И у мертвых, безгласных,              Есть отрада одна:              Мы за родину пали,              Но она -- спасена.              Наши очи померкли,              Пламень сердца погас,              На земле на поверке              Выкликают не нас.              Нам свои боевые              Не носить ордена.              Вам -- все это, живые.              Нам -- отрада одна:              Что недаром боролись              Мы за родину-мать.              Пусть не слышен наш голос, --              Вы должны его знать.              Вы должны были, братья,              Устоять, как стена,              Ибо мертвых проклятье --              Эта кара страшна.              Это грозное право              Нам навеки дано, --              И за нами оно --              Это горькое право.              Летом, в сорок втором,              Я зарыт без могилы.              Всем, что было потом,              Смерть меня обделила.              Всем, что, может, давно              Вам привычно и ясно,              Но да будет оно              С нашей верой согласно.                Братья, может быть, вы              И не Дон потеряли,              И в тылу у Москвы              За нее умирали.              И в заволжской дали              Спешно рыли окопы,              И с боями дошли              До предела Европы.              Нам достаточно знать,              Что была, несомненно,              Та последняя пядь              На дороге военной.              Та последняя пядь,              Что уж если оставить,              То шагнувшую вспять              Ногу некуда ставить.              Та черта глубины,              За которой вставало              Из-за вашей спины              Пламя кузниц Урала.              И врага обратили              Вы на запад, назад.              Может быть, побратимы,              И Смоленск уже взят?              И врага вы громите              На ином рубеже,              Может быть, вы к границе              Подступили уже!              Может быть... Да исполнится              Слово клятвы святой! --              Ведь Берлин, если помните,              Назван был под Москвой.              Братья, ныне поправшие              Крепость вражьей земли,              Если б мертвые, павшие              Хоть бы плакать могли!              Если б залпы победные              Нас, немых и глухих,              Нас, что вечности преданы,              Воскрешали на миг, --              О, товарищи верные,              Лишь тогда б на воине              Ваше счастье безмерное              Вы постигли вполне.              В нем, том счастье, бесспорная              Наша кровная часть,              Наша, смертью оборванная,              Вера, ненависть, страсть.              Наше все! Не слукавили              Мы в суровой борьбе,              Все отдав, не оставили              Ничего при себе.                Все на вас перечислено              Навсегда, не на срок.              И живым не в упрек              Этот голос ваш мыслимый.              Братья, в этой войне              Мы различья не знали:              Те, что живы, что пали, --              Были мы наравне.              И никто перед нами              Из живых не в долгу,              Кто из рук наших знамя              Подхватил на бегу,              Чтоб за дело святое,              За Советскую власть              Так же, может быть, точно              Шагом дальше упасть.              Я убит подо Ржевом,              Тот еще под Москвой.              Где-то, воины, где вы,              Кто остался живой?              В городах миллионных,              В селах, дома в семье?              В боевых гарнизонах              На не нашей земле?              Ах, своя ли. чужая,              Вся в цветах иль в снегу...              Я вам жизнь завещаю, --              Что я больше могу?              Завещаю в той жизни              Вам счастливыми быть              И родимой отчизне              С честью дальше служить.              Горевать -- горделиво,              Не клонясь головой,              Ликовать -- не хвастливо              В час победы самой.              И беречь ее свято,              Братья, счастье свое --              В память воина-брата,              Что погиб за нее.

 

Общая информация

Номер материала: 514969
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>