Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Директору, завучу / Статьи / Школа: предчувствие педагогической революции (Книга 1, глава 1)
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Директору, завучу

Школа: предчувствие педагогической революции (Книга 1, глава 1)

библиотека
материалов

Губин Г.А., Губина Е.Г.

ШКОЛА: предчувствие

педагогической революции

ТРИЛОГИЯ

КНИГА ПЕРВАЯ П Е Д А Г О Н И Я


ГЛАВА ПЕРВАЯ ЗДОРОВЬЕ ОБЩЕСТВА И ЧЕЛОВЕКА


Наибольшие наши бедствия приходят

к нам от нас самих.

Ж.-Ж. Руссо


Нация, как и любой организм, в том числе и социальный, характеризуется состоянием своего здоровья: физического, нравственного, психического и т.д. Говоря о здоровье социального организма, мы будем иметь в виду его комплексное понимание, т.к. все составляющие этого понятия находятся в постоянном взаимодействии и оказывают достаточно сильное влияние друг на друга. Нарушение какой-либо составляющей этого комплексного понятия неизбежно ведёт и к изменению других составляющих. Это очевидно. Не может, по определению, психически больной человек быть признан абсолютно здоровым, если даже в его физическом состоянии здоровья не будет ни малейшего изъяна… и наоборот.

Очень часто жизнь человека – это стремление во что бы то ни стало исполнения желания быть счастливым, вечная погоня за счастьем. Только вот счастье каждый понимает по-своему. Многовековая мудрость утверждает, что счастье заключено, в первую очередь, в здоровье. Только тот, кто уже потерял его, может по достоинству оценить эту мудрость.

«Всякий человек хочет быть счастливым; но для достижения счастья нужно, прежде всего, знать, что такое счастье. Счастье естественного человека так же просто, как и его жизнь: оно состоит в отсутствии страдания, здоровье, свобода, достаток в необходимом – вот в чём оно заключается», - уверяет нас выдающийся просветитель Ж.Ж. Руссо. [1.c.256] Отсюда следует логический вывод, что человек, желающий иметь более своих естественных потребностей, более необходимого, является человеком неестественным. Впрочем - это так и не совсем так.

Е.Н.Водовозова(1844-1923) – педагог и детская писательница утверждала, что: «Здоровье и счастье человека зависит от трёх главных причин: от нормальной организации, от благоприятных экономических и социальных условий, среди которых живёт человек, и от правильного воспитания». Ни одна из этих предпосылок в современной России, да и вряд ли где-нибудь в мире, существует в достаточном объёме и удовлетворяет подавляющее большинство её жителей. Отсюда следует крайне неутешительный вывод: Россия (как впрочем, и остальные даже самые богатые страны) несчастная и нездоровая, т.е. больная страна. Продолжим цитирование: «… причинами нервных и душевных заболеваний служат экономические условия, а между ними первое место занимает борьба за существование, особенно обострившаяся в переживаемую нами эпоху, когда для успеха (в жизни – авт.) требуется чрезмерное напряжение умственных и физических сил. Вместе со страстью к наживе усиливается всюду и стремление к роскоши во всех верхних слоях европейского общества, а между тем та и другая страсть сами по себе усиливают нервные и душевные (одним словом психические – авт.) болезни. Соревнование, вечная погоня перегнать другого, вечное стремление вперёд без оглядки, чтобы добыть больше и больше денег, увеличить роскошь, вся эта лихорадочная и утомительная борьба преждевременно надламывает силы современного общества, и плодят в нём бесчисленное множество нервных болезней».[2. c.375]

Картина, столь живописно нарисованная столетие назад, является матрицей нынешней социально-экономической ситуации в России. В Западной Европе времена «дикого» капитализма канули в Лету. Выставлять нагло напоказ своё богатство считается признаком недостаточного воспитания или дикости, то в нашем обществе «машина времени» сделала лихорадочный рывок назад, и мы воочию наблюдаем все «прелести» периода первоначального накопления капитала, господства криминальной и полуобразованной, чванливой и крайне агрессивной национальной «элиты».

Вся наша нынешняя жизнь, если это ещё можно назвать жизнью - это ответ апологетам утверждающим, что человеческая цивилизация не изобрела ничего более эффективного в экономике и социальном устройстве общества, нежели капитализм. Что же касается роскоши, утончённости яств и жизненных удобств, для достижения которых наши соотечественники бросаются в кипучий водоворот непосильно тяжёлой деятельности расшатывающей нервы, то они вредны и сами по себе, так как изнеживают и обессиливают человека. Чрезмерное потребительство и роскошь, утончённость и обилие калорийной и обильной кухни, создание сверхкомфортных условий жизни индивида отзывается закономерными изменениями физиологических процессов в организме человека и порождают, практически поголовное в наше время, заболевания органов пищеварения, движения, нервной системы, сердечнососудистые и прочие заболевания т.н. цивилизованного общества.

Синдром иммунодефицита «окрестили» «чумой ХХ века». Но при этом значительно меньше внимания уделяют другим, не менее разрушительным пандемиям, напрямую угрожающие существованию человечества. К таким пандемиям, в числе прочих, следует отнести такую болезнь «цивилизованных» народов как сахарный диабет. Ежегодно его несчастными жертвами становится около 4 млн. человек. Сейчас в печальную статистику этих жертв включено, по данным Международной федерации диабета, 246 млн. человек. [48] И это только один пример из многих.

Так называемые «блага цивилизации» развивают излишнюю чувственность и низменные страсти (топлесс- и стрипбары, стрипконкурсы, сексуальные оргии и т.п.), что, в конце концов, тоже ведёт к нервному расстройству, проявляющемуся в самых разнообразных формах. Причём, если на взрослых всё это оказывает пагубное воздействие с большой степенью вероятности, то, можно представить, какое разрушительное воздействие все эти «излишества» оказывают на формирующуюся психику детей. Современное же общество практически не считает нужным хотя бы скрывать или маскировать каким–то образом, негативные моменты своего бытия, а потом удивлённо восклицает: «И откуда пошла ныне такая молодёжь?» Лицемерие безмерное…

Расстраивает нервы и узкоэгоистическое направление деятельности, лишающее человека способности работать для удовлетворения высших, облагораживающих целей, так как исключительное преследование материальных выгод лишь расширяет область корыстных стремлений и вносит в душу не покой, удовлетворение и высшее наслаждение, а развивает ненасытные, пошлые страсти и страстишки человека.

Расхожая ныне фраза – «это не моя, а твоя проблема»; вместо ключевой фразы прошедшего времени – «чужого горя не бывает». Возведённое в общественный принцип стремление жить только для себя или на общественный счёт, расчёты на одни личные выгоды, уклонение от добросовестного труда, беззастенчивая ложь – вот что отличает многих из нас в общественной сфере. Ещё печальнее, что на это зло смотрится как-то примирительно, без особого негодования, как будто бы иначе и быть не может, что, конечно, провоцирует и поощряет людей, склонных пожить и поживиться за чужой счёт.

Вольно или невольно все эти процессы в массовом сознании связываются с теми кардинальными изменениями, которые происходят в жизни нашего общества. Процесс демократизации и глобализации жизни общества, выражается, между прочим, и в резком разрыве народных масс с их природными корнями, соединявшими их с прежним традиционным бытом, быстрой стратификацией многочисленных общественных групп и единиц. Происходит безустанный прорыв отдельных единиц или групп вверх либо в иные, совершенно отличные от прежних, условия быта (вертикальная и горизонтальная социальная мобильность). Человек настолько тесно связан со своей родной общественной средой, что лишь оставаясь в ней, он может достигнуть максимально-гармоничного развития своих способностей и, наоборот, он гибнет, если растёт в иной культурной среде, чем родная, с детства привычная для него и его предков, духовно-нравственная атмосфера. Этот тезис не вызывает сомнения. Считая это характерное для переживаемой нами эпохи явление чрезвычайно опасным для социального здоровья нации, мы поневоле приходим к убеждению, что школа и в данном случае должна перестроить соответствующим образом свою организацию, чтобы взять в свои руки и нравственное, и общественное воспитание всех этих ищущих своё новое место в социальной структуре общества, тем более, что упомянутым процессом демократизации оказалась серьёзно затронутой, если не опрокинутой, семья – прежде важнейший фактор воспитания.

Нынешняя общеобразовательная школа функцию содействия процессам, сопровождающих демократизацию не выполняет, т.к. сама всё ещё находится в жесточайшей «крепостной» неволе у чиновничества. Ни учитель, ни общество ещё не осознали, не почувствовали, не предугадали поистине волшебной и могучей силы, которая скрывается в недрах школы и, которая способна принести не только гражданский мир в разорванное на части общество, но и благоденствие. Для этого обществу и государству необходимо кардинально изменить отношение к школе и к педагогу, чтобы цвет общества, лучшие умы общества нашли своё место в служении обществу именно на ниве народного воспитания и образования. Пока что об этом приходится только безнадежно мечтать.

Современный кризис семьи всё более и более ослабляет её воспитательное воздействие и влияние на детей. Но природа не терпит пустоты. Значит, место семьи в процессе воспитания замещается иными воспитывающими субъектами: социальной средой (школа и улица в разных пропорциях), телевидением, компьютерами, интернетом, мобильной связью и т.д. Безудержная гонка за прибылью толкает частных владельцев факторов влияния на человека строить свой бизнес на пороке и низменных чувствах: так легче и много дешевле завоевать потребителя их продукции. Таким образом, интересы частного капитала приходят в явное противоречие с интересами общества. Следовательно, частный капитал в воспитательной сфере загоняет общество в нравственный тупик и распад. Социально ориентированное государство видит эту опасность и выстраивает соответствующий механизм для противодействия данной негативной тенденции.

Каждый отдельный человек (индивид) и разные общественные группы переживают в своём развитии последовательно три фазы: гетерономии, аномии и автономии. Гетерономия есть такое состояние, когда нравственная жизнь человека и его деятельность регулируются внешними для него факторами, бессознательными и сознательными; таковы, например, привычный уклад жизни, традиционные нравственные воззрения и обычаи, общественное мнение, внушения семьи, церкви, закона и т. д. Так живёт ребёнок, повинующийся авторитету родителей, так течёт жизнь в патриархальных сёлах и городках, а также во всех замкнутых или однородных по составу общественных группах.

Вторая стадия развития получила в специальной литературе название т.н. «подросткового периода» или аномия. Аномия является одновременно и падением, и возвышением - юноша начинает критически относиться к предписаниям взрослых, начинает вдумываться в привычные авторитеты и приходить постепенно к отрицанию их. Причём некоторое время, до выработки новых – своих убеждений и умения жить по ним, до наступления времени нравственной автономии, он переживает период, когда для него нет ничего святого – период нравственного нигилизма, когда всё позволено. Воспитатели знают, как опасно это время, какими уродствами сопровождается оно. Не менее опасен этот период и в жизни нации, особенно у нас, где всякий шаг вверх по социальной лестнице почти всегда оказывается разрывом с прошлым. Ведь у нас молодой человек – выходец из «глубинки», получивший в городе какое–никакое образование, уже полностью потерян для села, уже чужд ему; становится «отрезанным ломтем» для своей прежней среды. Разрывающие таким образом со своим общественным прошлым теряют очень много из того, чем питала их прежде покинутая ими среда. В то же время, зачастую, они ничего не получают взамен от новой, слишком ещё непривычной для них, городской культурной атмосферы, слишком непохожей на то, чем долгие годы жила вдалеке от города деревня или какой-нибудь незначительный посёлок, где считается неприличием, если кто–либо не поздоровался при встрече на улице. Такой разрыв и переход в условия новой жизни – переход резкий и ничем не смягчённый – и наблюдается ныне у нас повсюду. Им и его последствиями окрашена вся наша современная жизнь; этот резкий разрыв со своими корнями является духом нашего времени и стилем, пронизывающим всю нашу эпоху на постсоветском пространстве.

На рубеже ХIX–ХХ веков мыслитель–педагог В.Н. Сорока–Росинский отмечал, что «…быстрые, безэтапные прорывы от одной культуры к другой, из варварства в цивилизацию так же опасны, как быстрый, беспромежуточный переход из водолазного колокола, от давления нескольких атмосфер, наверх в нормальную атмосферу (кессонная болезнь - авт.). Социологи и историки давно подметили, что дикари, слишком быстро окунувшиеся в европейскую цивилизацию, обычно очень скоро вымирают сплошь, до самого корня, от нравственной распущенности, от алкоголизма, от эпидемически развивающейся среди них преступности». [4. c.74] (Написано накануне Первой мировой войны - авт.).

Это явление стало вновь привлекать внимание социологов уже в наши дни. Жизнь всюду стала глобализироваться (в американском варианте), демократизироваться. Нередко движение вверх по социальной и культурной лестнице стало совершаться не по спирали, как это обычно происходит, а по прямой линии. Демократизация обходится недёшево обществу: за неё приходится расплачиваться частным и временным понижением культурности, огрублением и опошлением вкусов, повышением преступности и ещё многими явлениями, давно уже учтёнными в Западной Европе и принявшими уродливые формы и размеры у нас (коррупция, проституция, наркомания, мошенничество, рейдерство, бомжизм, торговля людьми и т.п.).

Мы уже упомянули о таком явлении как кризис современной семьи. В нашей памяти всё ещё остаётся утверждение о том, что «семья является основной ячейкой общества». Но оказывается, что эта проблема имеет довольно давнюю историю и опять-таки связана с зарождением и становлением капитализма. Ещё Н.В. Шелгунов (1824-1891),педагог-публицист писал: «Семья и мать должны воспитывать людей, но они их не воспитывают, и причина этого проста. Семья есть микрокосм того общества, которое её создало, и потому между обществом и семьёй существует самая тесная солидарность. Каждая семья настолько дурна или хороша, насколько дурно или хорошо, создавшее её, общество, она в свою очередь воспитывает для него членов, и в этом заколдованном круге вращается воспитание».[2. c.206]

Как вырваться из этого заколдованного круга? Стоит ли вырываться? Общество и только общество способно разорвать этот круг, но для этого оно должно создать необходимые условия для выполнения общеобразовательной школой своей общественно–необходимой миссии. При кажущемся сходстве функций семьи и школы необходимо всё-таки видеть их функциональное отличие. Семья, в основном, должна воспитывать нравственность и чувства, в то время как школа, в основном, должна воспитывать средства ума; но над той и другой стоит высший руководитель, и этот руководитель есть существующий общественный порядок, обусловленный учреждениями, законами и всем гражданским строем страны. А потому семья и школа - такие, каким является данное общество. Так что наша школа отражает во всей её неприкрытой наготе нынешнюю Россию – и «нас», и «их», и – «неча на зеркало пенять, коли рожа кривая».

Вспомним пушкинское,вечное: «…и чувства добрые я лирой пробуждал…». Бессмысленно говорить о воспитательной роли семьи и школы, о каких-то общественных интересах, о милосердии, бескорыстии и прочих «бесполезных» ныне понятиях, если т.н. «столпы» общества и, в немалой степени само общество, охвачены эпидемией наживы, потребительства, индивидуализма, стяжательства, лицемерия и лжи.

Как утверждал в свое время Д. И. Писарев (1840-1868), литературный критик и публицист: «Система воспитания сложится по тому же принципу, которым будут проникнуты все остальные отправления общественной жизни».[2. c.146] Абсолютно точно: школа выше своей головы, а вернее общества, не прыгнет. Каково общество – такова и школа. Так что реформы общеобразовательной школы, о которых неустанно «поют» наши «верхи», без радикального изменения жизни общества затевать бесполезно. Реформа школы должна стать отражением реформы общества. Для того чтобы школа восприняла новые идеи, необходимо чтобы эти идеи восприняло общество. Государство же должно и обязано повиноваться воле общества. Значит - реформирование школы необходимо начинать с формирования соответствующего общественного мнения.

Под воспитанием, при известном упрощении, понимается привитие индивиду тех или иных общественно приемлемых навыков общественного поведения и осознания своей роли в системе социальных отношений. «Человек начинает систематизировать свои отношения к другим людям только тогда, когда у него является досуг и когда его умственные силы не поглощаются безраздельно заботами о куске хлеба», - верно подметил Д.И. Писарев. [8.c.331] Здесь мысль Д.И. Писарева полностью перекликается с мыслью К. Маркса и народной пословицей: «Будет хлеб – будет и песня».

Размышляя о проблемах воспитания, В.М.Бехтерев (1857-1927) - невропатолог, психиатр, физиолог, морфолог, общественный деятель и педагог, с тревогой писал о том, что «…каково бы ни было воспитание в семье и в школе, оно в большинстве случаев не действует на детей столь пагубным образом, как действует на них улица… Наши улицы, особенно улицы больших городов, не могут не действовать на детей самым растлевающим образом… Заброшенные дети, растлеваемые хулиганами, а сами будущие хулиганы и преступники – вот страшное зло нашей общественной жизни!» [2. c.507-508]

Счастливчик! Он не дожил до наших дней, иначе бы ужаснулся. Кажется, что мир сошёл с ума. У очумевшего от окружающего беспредела рядового обывателя всё смешалось в голове и от него то и дело слышишь, в ответ на все эти безобразия, тоскливо–ностальгическое: «Нет на всех вас Сталина!» Его переживания понять можно, но, ни в коем случае, принять.

Если в обществе закон только страхом наказания удерживает от преступления определённое число лиц, расположенных к нему, то он своё дело сделал – уменьшил количество зла. Если же в школе лишь страхом наказания удержали воспитанников от асоциальных проявлений и поступков, то для благополучия, спокойствия школы и общества на данный момент кое-что сделано, но для воспитания не только не принесено этим пользы, но причинён немалый вред. Устраните в данном случае страх, и явятся проступки, которые страхом держатся лишь в скрытом состоянии, а не искореняются. Попробуйте в школе с прекрасной будто бы дисциплиной, основанной на страхе, предоставить воспитанников самим себе, и вы увидите, что вся дисциплина ушла из школы вместе со строгими педагогами, стоящими на страже её. Показная дисциплина была лишь приятным миражом, вернее, самообманом, для начальствующих лиц; мало того, она в основании своём вредна, так как идёт вразрез с истинным воспитанием: где страх, там и трусость, подлость, притворство, и затаённая злоба. Страх для души, как холод для растения: он мешает ей правильно раскрыть свои свойства, расцвести полным цветом, он глушит, давит её непрерывно.

Известный педагог конца ХIХ века В.Я. Стоюнин (1826-1888) писал: «Школа и общество взаимно действуют друг на друга или плодотворно, или губительно. Если общество имеет силы свободно развиваться нравственно, то оно предъявляет и школе высокие требования, от которых она не может отказаться; оно будет дорожить своей школой и сумеет оградить её честь от всяких клевет и нахальных покушений, уронить её в общественном мнении. Если же общественные силы подавляются господством разных выходцев и проходимцев, то страдает и школа принуждённая отказаться от своих высоких задач, так как в руководители её тогда поступают люди с развращёнными холопскими наклонностями. А дурная школа всегда приводит в общество людей или обессиленных, или нравственно испорченных, с ложными понятиями о жизни, или заражённых своекорыстными инстинктами».[10. c.164] Как говорится: ни добавить, ни убавить.

Вот тут-то мы и подошли вплотную к вопросу о т.н. «поводырях» общества, то есть к вопросу о роли интеллигенции в обществе, об её ответственности за морально–нравственное состояние самой себя и общества. Вот что с горечью саркастически писал о подобных «поводырях» В.Н. Сорока-Росинский ещё в начале ХХ века: «Если присмотреться к жизни представителей этой разношерстной массы, если отвлечься от их внешней интеллигентности, надетой, как платье из магазина готовых вещей, то в их пьянстве, в их азартных играх, картах и лото, в их нравственной распущенности вспоминаются давно минувшие времена торжества дикарей на развалинах завоёванного города древней романской и эллинской цивилизации». [4. c.80] Ну чем не натуралистическая картинка быта современной отечественной «элиты». Хлёсткое имя подобному явлению дано давно – интеллигентщина и ничего общего с интеллигенцией она не имеет. Интеллигентщина бесцеремонно ограбила народ, овладела средствами массовой информации и через них упорно и нагло навязывает народу свой образ мышления, свою потребительскую идеологию. Как это ни печально, но голос истинной, народной интеллигенции утонул в радостном визге интеллигентщины. Интеллигенция крайне робка и стесняется почему-то громко и настойчиво бичевать творящийся вокруг бедлам. Кто-то из наших современников назвал интеллигентщину «образованщиной». Этот термин точнее всего определяет суть обозначенного явления.

Ощущение того, что время остановилось, и мы опять оказались в том состоянии, в котором находились наши предшественники сотню лет назад. Вот она машина времени. Происходит стремительный процесс разделения бывшего довольно единого общества на антагонистические группы. Это разделение носит в настоящее время пока лишь материальный характер, но никак не культурный. Потому что национальная «элита» не выработала своей культуры (этот процесс весьма продолжителен во времени), но отказалась от прежней. Находиться в таком раздвоенном состоянии личность долгое время не может и потому неизбежно культурно самоопределяется, подчиняясь скорее соображениям выгоды, нежели каким-то национальным идеям. Так что демонстративные шаровары и вышиванки украинской «элиты» скоро будут выброшены за ненадобностью и «свiдоми» полностью облачатся телом и душой в костюмы европейского покроя. Процесс «переодевания» пошёл.

Известный европейский социал-демократ начала ХХ века О. Бауэр так описывает этот процесс: «…капитализм, развивая центростремительное тяготение, требуя единства, действует на национальные культуры двояким образом. Во-первых, он разрушает их (что нам весьма наглядно демонстрирует всё более и более набирающая обороты глобализация – авт.), как и всё местное, мелкое, он всё нивелирует, всё превращает в однородный материал: местные диалекты теряют свою чистоту и оригинальность, засоряясь общепринятым языком и, в свою очередь, засоряя его (латинизация, американизаци языка достигла неприемлемых и даже опасных размеров - авт.). Красивые колоритные национальные костюмы исчезают, заменяясь пошлейшим интернациональным пиджаком и котелком (в наше время глобализации роль интернациональной одежды присвоили себе потёртые и потрёпанные американские джинсы - авт.), которые и становятся в этом случае показателями новой, высшей формой жизни – победоносного капитала… Вместо бессознательно-стильной, отражавшей народную душу архитектуры всюду воздвигаются отчаянные по безвкусице, по безразличности казармы или, что ещё хуже, дешёвые модерны; вместо народной песни всюду победоносно звучат «Пупсики» и прочая кафешантанная, вызывающе пошлая музыкальная мешанина… Даже наше студенчество – самое певучее время жизни – и то ничего не может спеть хором… Не надо забывать, что капитализм двояким образом действует на национальное в жизни: если на первых порах он и разрушает его, то далее происходит иное. Капитализм, взбудоражив старую жизнь, разложив старые формы, смолов всё в однородную грязно-серую массу, не останавливается лишь на этом уничтожении старого – он творит далее во всех отношениях новую жизнь, новое общество и, как это ни покажется странным, новые национальности и новые национальные особенности. Капитализм всё обобществляет, в том числе и человека. Чем больше человек обобществляется, тем более он начинает проявлять участие в общественной жизни – а это с каждым днём происходит всё в большей степени – тем больше государственное управление вынуждено бывает приспособляться к нациям, тем интенсивнее развивается национальная культура. Чем выше народное образование, чем многочисленнее интеллигенция, тем меньшие нации становятся способными развивать национальную литературу и национальную культуру». [28] После этих слов остаётся только помолчать… почесать затылок и подумать.

Как бы и кто бы ни ностальгировал по прежней жизни, но жизнь идёт своим чередом, а потому демократизация жизни, даже в своих уродливых проявлениях, есть факт, который надо принять со всеми его последствиями и к которому необходимо приспособить школу и систему обучения и воспитания. Хотя эта демократизация на первых, по крайней мере, порах является одновременно и разрушением наших некоторых прежних ценностей и прежней жизни. Но, воспринимая демократизацию жизни, общеобразовательная школа вовсе не должна сама нравственно разрушаться. Она должна так самоорганизоваться, чтобы дети всех этих мечущихся в поисках своей социальной ниши и теряющих свои корни взрослых людей, получили бы от школы, взамен потерянного, новые принципы, новые нравственные устои и новые идеалы, способные довести воспитываемых до состояния нравственной автономии.

Среди всех прочих недостатков наша отечественная общеобразовательная школа страдает ещё одним существенным недостатком, который заключается в том, что «…она не старается развивать в ученике здоровой идеализации; она не раскрывает перед ним сокровищницы возвышающих душу, светлых, величавых, художественных образов, встречающихся в нашей литературе, в родной истории; недостаточно останавливается на рассмотрении положительных типов родной словесности, разбор которых мог бы благотворно действовать на молодое, неокрепшее воображение юноши и влиять на выработку всего миросозерцания его в желательном с воспитательной точки зрения направлении. Напротив, она слишком часто подчёркивает и выставляет на первый план исключительно отрицательные стороны литературного типа, разбирая особенно тёмную, неприглядную сторону современной жизни и нашего исторического прошлого, и тем совершенно не затрагивает и даже заглушает патриотическую струну у нашей русской молодёжи, не развивая в ней любви к родной стране, к родным идеалам, которые между тем, если бы были освещены в должном свете, представлялись бы нашему юношеству полными обаяния и прелести»,- с тревогой писал А.А. Мусин-Пушкин (1855 - …), деятель просвещения и писатель-педагог. [2. c.479]

Просим прощение за обильное цитирование образованнейших людей прошлого, но что делать… Таково уж, к сожалению, господствующее у нас в настоящее время направление в литературе, в прессе; таково направление самого нашего господствующего общественного мнения. Во всей «красе» этот феномен отечественной интеллигенции развернулся в годы т.н. «перестройки», когда ушатами грязи и помоев старательно обливали свою Родину все те, кто был ею вскормлен, но ужасно хотел хоть как-то выделиться из общей массы, но ума, воли и сил для свершений во имя Родины не хватало.

Похоже, что годы независимости так ничего и не изменили в нашем отечественном образовании. Следует отметить, что современная Россия - кажется, пытается преодолевать этот недостаток, но никак не может и не желает расстаться с «тенями» прошлого полностью.

Нашей национальной традицией стало завистливое смакование «прелестей» жизни более благополучных, обеспеченных стран. При этом мы не желаем понять, что о богатстве целого народа не следует судить по тому, сколько в государстве денег. Если у народа мало здоровых, умных, знающих, деятельных и энергичных работников, если мало способных и талантливых людей, любящих свою Родину, или, как иначе говорят, мало духовных сил, то такой народ нельзя считать богатым. Богатство и деньги быстро уйдут, если в народе мало духовных сил и чересчур много людей, которые любят только тепло, покой и роскошь и предаются наслаждениям, такой народ - не крепкий народ, и его народное богатство в ближайшем будущем пропадёт. Тому «в истории мы тьму примеров сыщем…» Богато то государство, где есть достаточное число таких людей, которые любят свою страну и свой народ, хотят узнать: как же можно удержать народное богатство и как сделать, чтобы обеспечить этому богатству развитие и увеличение в будущем. Да вот только много ли таковых среди нас найдётся? Богат тот народ, который может продуцировать новые идеи и внедрять их, при этом не забывая своей истории и традиций.

Несколько слов о роли традиций. Мечтающие о торжестве новых идей посредством школы, упускают из виду только одно крошечное обстоятельство, именно то, что школа везде и всегда есть оплот консерватизма и составляет самую крепкую и неприступную крепость всевозможных традиций и предрассудков, мешающих обществу мыслить и жить сообразно с его действительными потребностями. Все члены общества, питающие искреннюю или притворную нежность к традициям и предрассудкам, охраняют школу от влияния новых идей старательно и ревниво, чтобы новые идеи не разрушили традиционной школы. А потому овладеть школой и перестроить воспитание может только та идея, которая давно перешла в наступательное положение и одержала решительную победу в сознании самого общества, а совсем не та идея, которая по своей крайней молодости, принуждена ещё бороться за своё собственное существование.

«Об образовании толкуют все, кому только есть время и охота толковать; составляются проекты, изменяются программы, увеличивается или уменьшает число учебных часов, передвигается порядок занятий, чувствуется во всём ходе преобразования какая-то общая нескладица – но переделки производятся робко и нерешительно и всё в одном и том же узком кругу идей, составившемся Бог знает когда, и охвативших нас Бог знает зачем…».[2. c.137] Это пишет Д.И. Писарев. Ничего не скажешь - господин с юморком. Но если тогда, во времена Д.И. Писарева, хотя бы толковали об образовании, то теперь и это дело забросили: поняли всю тщету и бессмысленность подобного занятия. Общество перестало живо интересоваться педагогикой и полностью отдало его на откуп педагогическим чиновникам и академическим авторитетам от педагогики. История же свидетельствует, что ни чиновники, ни авторитеты новые педагогические идеи не продуцируют по двум причинам: либо не знают дела досконально, что вероятнее всего, либо не желают иметь лишних хлопот – себе дороже, да и нечаянно полную некомпетентность можно обнажить, а это чревато…

Почти полтора века назад в педагогическом журнале было верно подмечено, что: «Педагоги большей частью пропитанные неизлечимым спиритуализмом, видели в ученике только дух; а ведь дух, говорили они, бесконечен; он не истощим в своих силах; устаёт только тело, а тело что такое? Тело просто дрянь, не стоящая внимания. На этом основании почтенные педагоги считали священной обязанностью беспрестанно понукать, подгонять и подстрекать ученика, не давая ему времени на отдых; самая мысль об отдыхе почиталась чем-то постыдным, как недостойная духа».[29. c.316]

Какое точное и ёмкое определение нашей системы школьного образования: именно понукательная и никак иначе. Понукательная система, выработанная вековой деятельностью педагогического спиритуализма, пустила такие глубокие корни во все отрасли общественного преподавания, а потому уничтожить эту систему могут только самые радикальные реформы, далеко превышающие силу единичных деятелей педагогического сообщества. Для этого необходимы солидарные действия не только педагогов, но и заинтересованных представителей общественности и власть имущих.

Среди множества школьных проблем стоило бы обратить особое внимание на основной бич абсолютно всех школ и всей системы образования в целом: проблема неудачников. Истоки этой всеохватывающей педагогической проблемы скрываются в философии современного образования. Господствующая философия - философия отчуждённости, оторванности от жизни и ограниченности мышления. Образование должно прийти к философии прямо противоположной, где, безусловно, будет доминировать в воспитательном и учебном процессе взаимная вовлечённость, чуткость к требованиям жизни, раскрепощённость мысли. В противном случае нам никогда не решить проблему детей-неудачников, для которых учение – сущая каторга. И количество таких детей будет неуклонно увеличиваться, что мы и видим на практике.

Наша понукательная педагогическая система нацелена на «исправление» детей под некие кем-то придуманные стандарты, мало отличающиеся от взрослых. Стремление наше переделать детей по своему образу и подобию часто вызывает борьбу, причиняющую ненужные огорчения и детям, и родителям, потому, что она чаще всего ведёт ни к чему, либо к затяжным конфликтам в семье и в школе. Как верно подметил Я. Корчак: «Из страха, как бы смерть не отняла у нас ребёнка, мы отнимаем ребёнка у жизни; не желая, чтобы он умер, не даём ему жить». Он же не без иронии отмечает, что: «Мы устроились так, чтобы дети нам как можно меньше мешали и как можно меньше догадывались, что мы на самом деле собой представляем и что мы на самом деле делаем».[5. c.23,30]

Хотим мы того или не хотим, но так уж получается, что «желая добра ребёнку» мы ему попросту не даём спокойно и свободно жить. Великий Гёте мечтал о том, чтобы «школа стала жизнью, а жизнь – школой». Замечательные слова, наполненные глубочайшим смыслом. Именно поэтому все работающие с детьми должны обладать особым даром уважения к личности ребёнка и помнить завет мудрого грека Гиппократа: «Не навреди!» А потому предостережение Я. Корчака весьма актуально для работающих с детьми. Он писал: «Ребёнок – это пергамент, сплошь покрытый иероглифами, лишь часть которых ты сумеешь прочесть, а некоторые сможешь стереть или только перечеркнуть и вложить своё содержание». [5. c.21]

Развивающееся по нарастающей нежелание отдельных детей, подростков, юношей учиться – тревожное свидетельство того, что в школе есть лишь учение (и притом принудительное) и нет полноценной духовной жизни коллектива и личности во всём её богатстве и многообразии. Как следствие этой бездуховности мы можем наблюдать применение полученных знаний во вред обществу. Знания, даже действительно ценные, и ум, несомненно, развитой,- это силы, которые могут быть полезны, бесполезны и даже вредны для общества, смотря по тому, как и на что они направлены. Только тогда они получают смысл и цену, когда ими руководят облагороженное чувство, разумные принципы, высокий нравственный идеал. Помочь выработаться этим руководящим началам – вот что составляет первейшую и главнейшую задачу школы. Выполняет ли современная школа эту задачу? – вопрос явно риторический. Студенты престижного ВУЗа (значит, по определению, умные и образованные) в Интернете отыскивают информацию о простейшем самодельном взрывном устройстве, собирают его и устанавливают в многолюдном месте. Вопрос: а нужно ли было их учить? и тому ли их учили? Эти вопросы, к сожалению, приходится часто задавать слишком поздно, наблюдая абсурдность окружающей жизни.

Мораль и нравственность – категории подвижные и должны соответствовать своей эпохе, своему географическому местонахождению. Наше время открыло новые грани в важнейшей нравственной проблеме, являющейся в то же время и проблемой всестороннего развития личности. Это соотношение, сочетание общественного и личного, гармония личного счастья и общественного блага. Умение подчиняться общественному долгу, интересу должно отвечать личным желаниям человека. Это и есть долженствование. Нравственное потребительство – огромный порок, который проникает иногда в мир детства, отрочества и ранней юности в нашей стране вследствие того, что из-за неправильности, не будет преувеличением сказать, неразумного подхода старших к младшим. У младших искривляется представление о том, что должны старшие по отношению к ним, младшим, и что должны они, младшие, по отношению к старшим, к обществу. «Гармоническое развитие личности возможно только при условии, что с малых лет человек на собственном опыте убеждается: в жизни есть понятие трудно, есть большое напряжение физических и духовных сил, есть допустимое и недопустимое, похвальное и предосудительное, нравственно благородное и мерзкое. Постижение трудного открывает перед человеком путь к счастью – в этом мастерство и искусство воспитания в духе долженствования… Задача воспитателя заключается в том, чтобы его питомцу было трудно; именно в постижении трудного истоки способности, способности глубоко нравственной – ценить материальные и духовные богатства, которые даются старшими поколениями. Постижение же трудного как источника счастья и радости личности открывается там, где есть строгая гармония между тем, что человек получает от общества, и тем, что он даёт обществу», - утверждал В.А. Сухомлинский (1918-1970), заслуженный учитель, и с ним трудно не согласиться.[3. c.447]

Сейчас в нашем «демократизированном» сверх меры обществе господствуют в речевом обороте и никем даже не скрываются такие «философские» принципы: я никому ничего не должен и не обязан; меня это не касается – это твоя проблема. Идёт откровенная атомизация общества, атомизация его нравственности. Это явление отчётливо демонстрируется так называемой современной поп-культурой. Классика раздавлена и отброшена на задворки. Кумирами молодёжи являются полуграмотные, безголосые, но пошлые до тошноты «звёзды» и топ-модели. Теле- и киноэкраны заполонили развратники–бизнесмены, проститутки, «непробиваемые» работники полиции и сыщики, извращенцы и маньяки–убийцы. Прилавки книжных магазинов ломятся от бульварно-глянцевого чтива о всё тех же «героях нашего времени». Нормально воспитанному и образованному человеку страшно неуютно в этом мире. Кажется, что делается всё возможное для того, чтобы человек перестал думать, чтобы «проглатывал» всё, что ему преподнесут. Что это? Специальная программа, направленная против нас для нашего превращения в подобие «зомби»? Не пора ли государственным мужам и всем нам подумать об этом серьёзно?

Человек же, как и всё живое, развивается лишь тогда, когда он думает, чувствует и действует. Выньте отсюда хоть одно звено, и развитие исчезнет, а начнётся вырождение. И что замечательно, станут вырождаться обе стороны – и та, на долю которой осталась одна работа мысли, и та, на долю которой осталась лишь работа грубых рук. Кто-то остроумно сказал, что ребёнок думает мускулами и всем телом. На наших равнодушных глазах как раз и происходит вырождение: школа превратилась только в поле умственной работы, а в итоге - ни ума, ни работы, ни нравственности на сегодняшний день в современной школе нет.

Серьёзной проблемой современной школы является переутомление: физическое и умственное. Переутомление мозга величайший бич, тормозящий физическое, нравственное и умственное развитие детей. С самого раннего детского возраста перенапряжение закладывает основу всевозможным нервным болезням, психопатии и серьёзным душевным заболеваниям. Тот, кто работает с детьми, обязан помнить, что переутомление мозга является столько же следствием чрезмерности и непреодолимой трудности занятий, сколько и следствием их однообразия, удручающей монотонности, а также и полного безделья, чем выше всякой меры переполнены наши массовые школы. Мозг, как и любой другой человеческий орган, нуждается в постоянной, но щадящей тренировке. Вот поэтому даже в местах заключения, чтобы полностью не оскотиниться или не сойти с ума, заключённые, имеющие достаточный уровень развития интеллекта и психики, запоем читают любую подвернувшуюся литературу. Так что посильная нагрузка на мозг крайне необходима и соответствует самой природе человеческого мозга.

В щадящей нагрузке нуждается не только мозг человека, но и его физические и нравственные потенции. Как ни крути, но речь всё равно должна идти о формировании гармонически развитой личности. Об этом же говорит и один из корифеев мировой педагогики И.Г. Песталоцци: «…истинно и природосообразно формированию человека способствует лишь то, что захватывает человека, воздействуя на силы его природы во всей их совокупности, т.е. на сердце, ум и руку. Всё, что воздействует на человека не подобным образом, всё, что не захватывает всего его существа в целом, воздействует не природосообразно и не способствует формированию человека в полном значении этого слова., всё, что воздействует на человека односторонне, т.е. только на одну из его сил, будь то сила сердца, сила ума или сила руки, подрывает и нарушает равновесие его сил и ведёт к отрыву средств образования от природы, последствием чего являются повсеместно распространившееся неправильное воспитание и утрата человечеством естественности. Никогда нельзя средствами, способными возвысить душу человека, формировать лишь сами по себе силы человеческого ума; точно также никогда нельзя средствами, природосообразно развивающими человеческий ум, природосообразно и в достаточной мере облагородить лишь сами по себе силы человеческой души. Любое одностороннее развитие одной из наших сил не истинное, не природосообразное развитие; оно лишь кажущееся образование, медь звучащая и кимвал бряцающий образования, а не само образование… Если человек допускает это в отношении образования, то, в каком бы это не происходило направлении, оно приводит к формированию каких-то полулюдей, в которых нет ничего хорошего. Всякая односторонность в развитии наших сил ведёт к самообману необоснованных претензий, к непризнанию своих слабостей и недостатков, к суровым суждениям обо всех тех, кто не согласен с нашими ошибочными, односторонними взглядами». [1. c.357]

Непреодолимым препятствием на пути к цели лежит неопределённость воспитательного процесса в школе, распылённость педагогических сил, боязнь смелого почина, новаторства, что значительно снижает эффективность труда даже талантливых педагогов. Тем хуже дела у тех классных руководителей (а их в стране десятки тысяч), которые, не обладая выдающимся педагогическим мастерством, работая в одиночку, не находят нужной линии, не овладевают своими воспитанниками, не могут найти к ним подхода. А наши неповоротливые педагогические авторитеты с различными научными званиями, с постной миной «изживающие» «заблуждения прошлых лет», покаянно выгребающие псевдонаучный мусор из педагогической литературы, до сих пор не оплодотворили школьную практику положительными мыслями. Педагогам до сих пор не помогли понять, что нормальная работа школы немыслима без сплочённого педагогического коллектива, придерживающегося единой «педагогической политики» и коллективно отвечающего не только за «свой» класс, а за всю школу в целом. Но при этом педагогические приёмы и методы не должны быть однообразными до зевоты.

Школьная сеть представляет собой в педагогическом плане распылённую массу одиночек–педагогов, а в ученическом – массу разрозненных классов, лишь механически связанных соседством в общем школьном здании. Школы как единого коллектива, как целостного учреждения не знают у нас почти повсеместно ни педагоги, ни дети, ни семьи, ни общественность. Именно в этом таится корень многих бед. То, что у нас принято называть коллективами, на самом деле таковыми не являются. Коллектив не может быть учреждён приказом либо другим волевым способом. Коллектив – это социальный организм, который должен родиться, порою даже в муках, и развиваться по своим собственным, присущим только ему, законам.

Педагогическая теория, размениваясь на мелочи, не удосужилась заняться этим кардинальным вопросом. Опыт же педагогов-новаторов А.С. Макаренко, И.П. Иванова и других без лишних хлопот подавили умолчанием. Способ известный и довольно распространённый среди обитателей академического «олимпа». Между тем совершенно очевидно, что каждый ученик должен жить не только интересами своего маленького классного коллектива, а должен воодушевляться общими школьными целями, переживать общие школьные радости. «Только создав единый школьный коллектив, можно разбудить в детском сознании могущественную силу общественного мнения как регулирующего и дисциплинирующего воспитательного фактора»,- утверждал А.С. Макаренко. [7. c.91-92] Ему вторит другой не менее талантливый педагог С.Т. Шацкий, который ещё в 1921 году (надеемся, что вы помните о том, какое это было время - авт.) писал: «Прежде всего, мы должны обратиться к учителю. Надо установить одно положение: с точки зрения тех сообществ, которые формируются и растут в школе, группа учителей, ведущих школу, есть тоже фактор, и очень влиятельный. Если мы говорим об организации детской жизни, то эта группа должна быть сама хорошо, складно соорганизована. Её разлад есть разлад школы. Учителю надо учиться технике организации, изучить принципы её, разумеется, как организации педагогической. Эта организация должна иметь специальные формы, соответствующие характеру работы». [11. c.39]

С этой точки зрения современные педагогические коллективы, как правильно и рационально функционирующие общественные организмы, отсутствуют практически повсеместно. Отсутствует практически повсеместно и система непрерывного изучения педагогических коллективов для перманентной корректировки и объективной оценки их морально-психологического и педагогического уровня развития. В современной школе диагностика и оценка педагогических коллективов и их деятельности полностью и безраздельно отдана на откуп произволу и мимолётному впечатлению не всегда компетентного чиновника от педагогики. Потому и чиновник также работает «в потёмках» и не знает даже приблизительно реальной картины состояния дел ни в школах, ни в педагогических коллективах.

Чтобы понять характер детских коллективов и действовать в соответствии с их особенностями, надо иметь в виду явления роста этих социальных организмов. Педагог должен вызвать явление роста (интеллектуального) прежде всего у себя самого (много ли учителей способны вызывать этот рост у себя?), тогда он будет востребован и приемлем для учащихся, т.к. будет полон интереса к ним. Дети всегда это инстинктивно чувствуют: лицемерное «заигрывание» с детьми обычно ими не воспринимается. Педагог должен стать наблюдателем и исследователем тех явлений, которые перед ним протекают. Приспосабливаясь, мы должны исследовать поневоле. Этой деятельностью мы чрезвычайно переполнены в детском возрасте. Но, овладев тем запасом приспособительных реакций, которые достаточны для жизни в известной среде (семья, класс, цех, деревня, город, фабрика), мы обыкновенно остаёмся на том уровне, который необходим для поддержания этой среды, для выживания в этой среде. Вот тут-то и начинается почти поголовный процесс интеллектуальной деградации личности, потому что приобретённые сегодня знания уже завтра устаревают, и, следовательно, интеллектуальный потенциал человека относительно некоего среднестатистического на данный момент времени начинает снижаться. Это ещё один довод в пользу непрерывного образования, о котором так много говорят ныне. Школа должна быть, очевидно, организована так, чтобы интеллектуальный рост не прекращался и, в первую очередь, это относится к педагогам, чтобы их развитие шло определённым путём, преодолевая один этап за другим. Поэтому руководителю школы следует думать не о замкнутом учреждении, некоем изолированном от внешнего влияния мирке, а о широкой жизни, о работе с другими школами, о вмешательстве и участии в жизни окружающей школу среды. Школа наконец-то должна выйти из глухой самоизоляции, отказа видеть жизнь за окнами школы. Наши ученики знают события или условия существования в тех или иных крайне удалённых уголках планеты лучше, нежели то, что окружает их непосредственно, что происходило или происходит в родном селе, посёлке, городе, регионе.

Задача очень сложна. В исследовании детской психики и детских социальных группировок, отражающих среду, необходимо опираться на массовый статистический материал. Ввиду этого действительно современная школа может быть правильно организована, не как отдельная, педагогическая ячейка, а как система добровольно ассоциированных школ. У нас же в школьной системе отсутствует система школ – простите за каламбур. Наши школы ведут между собой скрытую от посторонних глаз борьбу за первенство в отчётах, за похвалу начальствующих, за материальное благополучие. И сложность задачи, и её новизна должны требовать серьёзной помощи от науки, организационно спаянной с практической деятельностью педагога. На помощь учителю необходимо прийти всеми силами, которые имеются в распоряжении государства и общества.



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 27.02.2016
Раздел Директору, завучу
Подраздел Статьи
Просмотров207
Номер материала ДВ-488914
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх