Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015

Опубликуйте свой материал в официальном Печатном сборнике методических разработок проекта «Инфоурок»

(с присвоением ISBN)

Выберите любой материал на Вашем учительском сайте или загрузите новый

Оформите заявку на публикацию в сборник(займет не более 3 минут)

+

Получите свой экземпляр сборника и свидетельство о публикации в нем

Инфоурок / Директору, завучу / Статьи / Школа: предчувствие педагогической революции (Книга 1, глава 8)
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 24 мая.

Подать заявку на курс
  • Директору, завучу

Школа: предчувствие педагогической революции (Книга 1, глава 8)

библиотека
материалов

Губин Г.А., Губина Е.Г.

ШКОЛА: предчувствие

педагогической революции

ТРИЛОГИЯ

КНИГА ПЕРВАЯ П Е Д А Г О Н И Я


ГЛАВА ВОСЬМАЯ ОДИН НА ВСЕХ И ВСЕ НА ОДНОГО


Подлинно человеческую радость можно пережить тогда,

когда видишь, что доставил радость другому человеку.

Ш.А.Амонашвили.


Воспитание - это специфическая деятельность, направленная на развитие других людей, вызывающая активность, собственные действия этих людей. Воспитание – двустороннее действие: деятельность воспитателя и действия воспитуемых, воздействие и противодействие, взаимовлияние и сотрудничество. Эти процессы вызывают специфические противоречия, т.е. конфликты между выдвигаемыми в процессе воспитания требованиями и актуальным уровнем развития воспитуемых – противоречия, которые разрешаются, в том числе, и посредством активной деятельности последних. Воспитание – это и специально организованный процесс активного усвоения и развития человеческой культуры, совершающийся под влиянием деятельности воспитателя, в результате которого воспитуемые развиваются в направлении общественно заданных целей. Это движение может быть сознательным или стихийным; цели определены обществом, либо не определены. От того, какая позиция избрана, зависит успех воспитания - воспитанность общества либо его одичание. Просим прощения за цитирование прописных истин.

Организованная воспитателем активная деятельность воспитуемых ведёт к намеченному развитию лишь в условиях соответствующего, благоприятного социально-психологического климата. Значит, есть потребность изучения этого социально-психологического климата в режиме реального времени. Отсюда следует всё тот же вывод, о котором мы уже писали выше: система воспитания и образования достигла такой стадии развития, что для дальнейшего её успешного развития нужны соответствующие социологические методики и социологическая служба, хотя бы одна на ряд школ.

Воспитание реализуется в процессе социальных взаимодействий как между воспитателями и воспитуемыми, так и между самими воспитуемыми, что предполагает наличие определённых коммуникативных отношений. Социальные взаимодействия и обусловленные ими коммуникативные связи возникают в определённой социальной атмосфере, при соответствующих социальных отношениях между воспитателями и воспитуемыми, а также в их коллективах. Воспитание, будучи социальной деятельностью, направленной на изменение человека в духе стоящих перед обществом целей, должно создавать такой «климат», который способствует активности, стимулирует собственные действия воспитуемого и воздействует на эту деятельность. Эти социальные отношения обозначаются термином «воспитательные отношения».

Абсолютно правы те, кто утверждает, что «в воспитании нет мелочей», что воспитывает всё окружающее. Но всё-таки главным инструментом воспитателя является слово. Слово педагога и воспитателя – ничем не заменимый инструмент воздействия на душу воспитуемого. Мастерство воспитания включает - искусство говорить, обращаться к уму и сердцу. Большинство школьных конфликтов, нередко заканчивающихся большой бедой, происходят от неумения учителя говорить с учениками. В слове педагога проявляется его культура, его нравственность, его отношение к воспитаннику. Но слова учителя окажут воздействие только тогда, когда они не опутаны ложью. Ученики очень тонко чувствуют правдивое слово, чутко откликаются на него. Ещё тоньше дети чувствуют неправдивость, лицемерие. Говорить в школе правдиво и искренне педагогу мешает очень многое: тут и корпоративная солидарность, и ложно толкуемая педагогическая этика, и нежелание лишних конфликтных ситуаций, и понимание того, что «крамольные» слова обязательно дойдут до адресата… и многое, многое другое.

Давайте немного поговорим об умении педагога говорить, т.е. о культуре его речи. Найдите высшее педагогическое учебное заведение, где студентов бы учили искусству красноречия. Искусству краснобайства нас учит суровая жизнь. Студентов педвузов необходимо не только учить ораторскому искусству, но и упорно тренировать на практике в этом непростом искусстве. Пока что редко можно в наших школах обнаружить педагогов, которых ученики слушали бы, испытывая эстетическое наслаждение и полностью доверяя сказанному педагогом.

Искренность не может быть фальсифицирована. Дети не хуже педагогов и родителей интуитивно осведомлены о лживости системы образования от самого верха донизу. И если педагог действительно честен, правдив, откровенен и открыт навстречу ученику, то для этого ученика стимулом учебного труда становится не отметка, а иные побуждающие мотивы, такие нравственные феномены, как ответственность, долг, честность. Самоуважение рождают трудные победы ученика над кажущимися ранее неразрешимыми задачами, над своими слабостями, леностью, нерадивостью, неорганизованностью и праздностью. На становление человека, живущего по законам совести, чести и справедливости, и обязана быть нацелена система учёта контроля знаний, разные виды взаимоконтроля, методы решения задач. На это же должен быть направлен и один из основных её принципов – принцип бесконфликтности процесса обучения, который активно проповедовал и внедрял в практику известный донецкий педагог-новатор В.Ф.Шаталов и многие другие.

Современная общеобразовательная школа - клубок порою просто неразрешимых в существующей системе противоречий и конфликтов. Эти конфликты и противоречия не только снижают результативность воспитательно-учебного процесса, но и сводят его эффективность практически на нет. Это одна из глобальных проблем современной общеобразовательной школы. Но только не уверяйте нас, что конфликты - это вечный спутник любой системы образования. Нет и ещё раз нет. Во-первых, конфликт конфликту рознь. Во-вторых, существует достаточно много педагогических технологий, которые эту хроническую болезнь школы успешно преодолевают или значительно смягчают. Вопрос только лишь в их внедрении на уровне всей системы воспитания и образования, либо в предоставлении возможности школам самостоятельно их использовать. Но тогда придётся бюрократической системе управления поступиться многими принципами, которые угрожают её спокойному существованию.

Успехи в воспитании и обучении ребёнка во многом зависят от согласованных действий семьи и школы. Всегда ли в семье соглашаются с действиями педагога и считают их правильными? Нет! И довольно таки часто. Обсуждаются ли в семье действия педагогов? Ещё и как обсуждают. При этом часто ли присутствуют дети? Да практически всегда. Педагоги же в присутствии детей никогда не обсуждают действия родителей. Это одно из строжайших педагогических табу. В самом деле: обсуждать действия родителей в присутствии их детей в школе не принято – это антипедагогично. Вот и получается, что источник обострения отношений в школе между педагогами и учениками, как ни странно, семья. Тем более, что негативные разговоры в семье о действиях педагогов становятся темами бесед и между учениками, а это ещё более усугубляет и углубляет педагогически недопустимые противоречия. Вполне естественно, что и педагог не всегда бывает прав: справедливо разобраться в сложнейших условиях школьных взаимоотношений удаётся далеко не всегда и не всем. Так неужели же это должно становиться предметом возмущения родителей и раздражённых семейных пересудов? Или педагоги – это перманентные и неисправимые злоумышленники? Кто защитит честь и достоинство педагога в семье перед ребёнком?

Злословя дома по поводу педагогов в присутствии детей, родители вольно или невольно рубят сук, на котором «сидят» их дети и, в определённой мере, они сами. После подобных домашних «посиделок», желает того ученик или не желает, но произвольно и независимо от него успеваемость ребёнка у этого педагога заметно снижается. Хотя это может быть и уникальный в своём роде педагог. Возможно, именно он мог бы определить дальнейшую успешную судьбу данного ребёнка. Но пустой, мерзкий разговор в семье о «недостатках» педагога повернул судьбу ребёнка в неведомом направлении…

Не является секретом тот факт, что отношение ребёнка к педагогу влияет на его успехи по предмету этого педагога. (Приложение, таблица 2) Ответы респондентов, отображённые на диаграмме 1, показывают, что большинство старшеклассников в той или иной мере не сомневаются, что отношение к педагогу имеет влияние на результаты учёбы. Так кто же больше потерял от домашних «судилищ»: педагог или ребёнок? Думающий родитель ответ найдёт без труда.

Сколько талантливых, совестливых педагогов терпят от подобных родительских «атак», которые провоцируются иной раз, чего там уж греха таить, их коллегами-педагогами в то время, когда эти ответственные перед своей совестью педагоги мучительно ищут способы повышения эффективности своей работы? Сколько составляется откровенных «заговоров и провокаций», о которых хорошо известно ученикам и родителям? Мало того иные педагоги напрямую подсказывают родителям, какими методами можно противодействовать поискам более талантливых коллег… Больно и мерзко.


Диаграмма1 hello_html_m2ee89d73.gif

Большинство конфликтов в школе возникают на почве несправедливости оценки труда, как ученика, так и педагога. «Объективность и строгость в оценке труда могут быть действенными только тогда, когда они базируются на основополагающем трудовом принципе – принципе бесконфликтности. Бесконфликтно признанная оценка труда учителя и труда учеников и есть то главное психолого-педагогическое звено, которое связывает воедино всю методическую систему, а путь к успеху в единстве обеспечивают все элементы»,- доказывает В.Ф.Шаталов. [15 c.160]

«Бесконфликтной педагогики не признаю и считаю её вредной. Конфликт мне нужен так же, как и контакт. Ибо не в тиши да глади, а в столкновении с самим собой и обстоятельствами рождается личность, характер», - казалось бы, противоречит В.Ф.Шаталову другой известный педагог–новатор Е.Н.Ильин. [19 c.117] Но противоречия здесь нет, так как оба педагога имеют в виду разное. Е.Н.Ильин бесконфликтной называет педагогику потакательства, попустительства, элементарного соглашательства с любыми обстоятельствами.

Настоящего, совестливого педагога не может устраивать атмосфера ничегонеделания в классе. То обстоятельство, что всё больше детей не желает учиться вызывает тревогу, растерянность, а во многих случаях страх и чувство беспомощности почти у каждого педагога и директора школы, с которыми нам приходилось встречаться. Эти дети всегда готовы взбунтоваться, не имеют охоты к чтению, их ничем не заинтересуешь, они замкнуты и апатичны. Складывается впечатление, что они не поддаются обучению. Они являются тлеющими очагами конфликтных ситуаций не только в школе. Это утверждение не говорит нам о причинах появления таких детей. Такие дети не появляются в школе сами собой, хотя отклонения в психике детей приходящих в школу встречаются. Таких детей порождает сама школа. Существующие принципы организации воспитания и обучения в школе калечат часть детей и, именно они составляют большинство школьных изгоев.

Диаграмма 2 (Приложение, табл.1)

hello_html_m20f655c0.gif


Анализ диаграммы 2 показывает, что чем хуже учится ребёнок в школе, тем менее он комфортно чувствует себя в сообществе своих одноклассников. Чаще всего школьными изгоями становятся дети, не усваивающие программный материал и потому отстающие от своих одноклассников. Это должен осознавать каждый педагог и предпринимать необходимые меры для ликвидации этого отставания.

Но тут опять возникает вопрос: а могут ли все дети достичь требуемого уровня знаний? Ответ знают все. Где же выход? Он тоже известен: дифференцированное обучение и смена приоритетов целей школьного образования. Целями школьного образования должно стать не «приобретение суммы знаний, которые выработало человечество» (В.И.Ленин), а воспитание умения находить, перерабатывать и использовать в практической деятельности информацию, при этом, не забывая о воспитании личности ориентирующейся в своих действиях на общечеловеческие ценности. Эта мысль приемлема не всеми, а потому, зачастую, считается педагогической ересью, крамолой.

Только лишь тогда, когда педагогами используется тесно связанный с жизнью материал, а от учеников требуется его осмысление, отпадает необходимость в давлении на ученика извне, например, запугивание низкими отметками. Между прочим, именно на этом запугивании построено практически всё обучение и воспитание в современной общеобразовательной школе. Так что снятие этого запугивание, как фактора стимулирования успешности учёбы – есть покушение на святая святых господствующей философии образования.

Самостоятельное мышление способствует тому, что у учащихся возникает чувство причастности и приверженности школе, поскольку они видят в учении смысл. Благодаря возникновению добровольной, внутренней взаимосвязи между педагогом и учеником устанавливается подлинный контакт, устраняющий извечные конфликты, о котором не пытаются даже мечтать многие современные педагоги. Такой тип образования (бесконфликтный) психологически оправдан, так как связывает со школой положительные эмоции, сопровождающие процесс решения проблем. Учащиеся, которым решение проблем приносит радость и удовлетворение и которые находятся с педагогом в радостно-созидательном союзе, не причиняют неприятностей учителям и родителям. Как упоительно для них чувство победы над очередной проблемой и над самим собой. Радость и заинтересованность в учёбе удерживают их от асоциальных проявлений и ухода в себя. У них на подобные «занятия» просто не остаётся времени, и они не желают его таким образом транжирить.

Однако есть немало людей, особенно среди школьных администраторов и педагогических чиновников, которые с недоверием относятся к интересному образованию и сотрудничеству между учеником и педагогом. Так и слышишь их постоянный грозный окрик педагогам: «Держите дистанцию, не давайте ученику садиться вам на шею!», а попытки учащихся самостоятельно отвечать на вопросы, поставленные жизнью, вызывают у них подозрительную реакцию - реакцию хронического недоверия ко всему и вся.

Каждый педагог должен ясно сознавать цель школы или того идеального воспитанника, которого должна выпустить школа. В противном случае педагоги будут продолжать воспитывать и обучать только самих себя. Но не следует, видимо считать и педагога окончательно воспитанным и всезнающим. Думаем, что этот тезис не вызывает сомнения – ибо настоящий педагог учится всю жизнь. Но это не должно стать самоцелью педагога. Он должен обучаться, т.е. набирать педагогический опыт, в тесном сотрудничестве с обучаемыми, в ходе решения общих проблем. Решение этих проблем идёт как бы с двух сторон, двух позиций – позиции обучающего и обучаемого. А так как воспитателей и учителей много, то они, стараясь в теперешнем школьнике воспроизвести каждый только самого себя. Помните призыв древних: учитель – воспитай ученика? Борьба педагогов, лучше сказать возня, за влияние на ученика разрывает в клочки нравственную сущность учащегося. Чтобы из воспитанника вышла разумная, складная и цельная личность, необходимо взаимное сотрудничество педагогов, дружная, коллективная, согласованная работа, которая, к сожалению, в наших школах скорее редкая гостья, чем настоящая хозяйка. О подлинном коллективизме мы уже упоминали в предыдущей главе.

Снова просим прощения за грубость сравнения, но педагог, подобно дикому животному, «метит» свою педагогическую территорию, ревностно следит и охраняет её от вторжения «чужака». Для широкой публики эти «животные» чувства облагорожены, замаскированы, в том числе и тезисом «заботы о развитии способностей» данного ребёнка. Такая ситуация порождает бесконечное соперничество педагогов за влияние на учеников, и, следовательно, острое противоречие между эгоистическими интересами педагогов, что неизбежно приводит к непрерывным открытым и скрытым конфликтам в педагогических коллективах.

Не может быть, конечно, никакого сомнения в том, что для прочного успеха дела воспитания и обучения необходимо достигнуть, чтобы все причастные к делу воспитания и обучения одинаково понимали свои задачи, действовали в одном направлении, взаимно дополняя и помогая друг другу. В противном случае усилия одних, неизбежно будут разбиваться об инертное или активное сопротивление других, и дело может попасть в область мёртвой зоны. А эта мёртвая зона – самый опасный враг живой педагогической работы, ибо она мертвит и парализует всякое позитивное начинание, которое, как молодое, нежное растение, может вянуть и терять свою свежесть от всякого давления, будь то активное или пассивное, сознательное или бессознательное противодействие.

Если главной задачей школы становится развитие активности обучаемого, тренировка его воли и уход за его творческими, утверждающими и раскрывающими его способностями, то необходимо будет присоединить сюда ещё одну заботу: превратить эту активность и самосозидание в некоторую нравственную деятельность, указать путь к такому расширению личности, которое бы привело к стремлению от эгоистического индивидуализма. Односторонняя тренировка воли подопечных может дать в результате лишь чрезмерное развитие чувства собственного «Я», ничем столь же ценным в нравственном отношении не коррелятивное. Такая тренировка может привести также и к тому, что у воспитуемых образуется своеобразное спортивное отношение к жизни и к другим людям. Тогда самым важным будет считаться проявление личных сил, постановка рекордов во всех отраслях деятельности, как некоторая самоцель, когда легко прийти к мысли, что вся жизнь есть борьба одних людей с другими, в которой человек человеку – волк. Понятие другой человеческой личности, взятое само по себе, не как нравственная идея, говорит в данном случае, что если другой стремится к самоутверждению, к самосозиданию, самовыражению и имеет на это такое же право, как и я, то в случае столкновения оба могут, и имеют на это одинаковое право, бороться вплоть до уничтожения одного из противников.

Самым важным в любой школе, в формировании и воспитании любого школьного коллектива является преодоление того противостояния учащихся и педагогов, которое в учебных учреждениях бывает всегда и которое во всех случаях не так легко преодолеть. «Мы» - это учащиеся, «они» - это педагоги – такова краткая формула этого противостояния. Лучшим показателем воспитательной работы любой школы, любого учителя и воспитателя является умение преодолеть это для многих непреодолимое противостояние.

Хороший воспитатель от плохого отличается только количеством сделанных ошибок и причинённого детям вреда. Как тут не вспомнить метко-язвительное изречение Бернарда Шоу о том, что «у каждого врача есть своё врачебное кладбище». Перефразируя это высказывание - скажем: у каждого учителя есть своё педагогическое «кладбище». Задача педагога состоит в том, чтобы это «кладбище» было минимальным.

Есть ошибки, которые хороший воспитатель и учитель делает только один раз и, критически оценив, больше не повторяет, долго помня свою ошибку. Если хороший воспитатель и учитель от усталости поступит бестактно или несправедливо, он приложит все усилия, чтобы как-то механизировать мелкие надоедливые обязанности, ведь он знает, что всё неладное от нехватки у него времени.

Плохой воспитатель и учитель свои ошибки сваливает на детей. Хороший воспитатель и учитель знает, что стоит обязательно задумываться и над казалось бы пустяшным эпизодом, ведь за ним может стоять целая проблема – нельзя пренебрегать ничем. По мнению Я.Корчака: «Хороший воспитатель знает, что он делает по требованию торжествующих властей, господствующей церкви, в силу укоренившейся традиции, принятого обычая, под железным диктатом существующих условий. И он знает, что диктат этот имеет в виду добро детей лишь постольку, поскольку учит гнуть спины, подчиняться, рассчитывать, приучает к будущим компромиссам. Плохой воспитатель полагает, что дети и в самом деле должны не шуметь и не пачкать платье, а добросовестно зубрить грамматические правила. Умный воспитатель не куксится, когда он не понимает детей, а размышляет, ищет, спрашивает их самих. И они его научат не задевать их слишком чувствительно – было бы желание научиться!» [5 c.71]

Хороший педагог не стремится переделать, перестроить детей по собственному разумению на свой, удобный для него, лад. Он стремится поток своей жизни соединить с потоком жизни воспитуемых и обучаемых им детей, изменяясь вместе с ними. Если эти потоки не сливаются в единую струю, то ни обучающего, ни воспитательного процесса нет, и не может быть. Есть лишь беспомощное столкновение амбиций, эмоций и желаний. Потому-то любой учитель и воспитатель обязан учиться у детей всю жизнь, а дети с удовольствием учатся у них без всякого насилия над собой.

В современной, роботизированной школе–казарме вынужденно достаточно сплочённому коллективу учеников, объединённых не всегда благими намерениями, по одиночке противостоят учителя. Отсюда и проистекает взаимный террор, как с одной, так и с другой стороны. Идёт необъявленная война всех против всех. Школьным «войнам» должен быть положен конец. Сделать это возможно лишь, если учителя и воспитатели станут рядом со своими питомцами, а не будут горою возвышаться над ними, подавляя их кажущейся величиной.

Чаще всего гордыня не позволяет педагогу «опуститься» до ребёнка или до понимания своего коллеги. «Я учитель в школе, и я воображаю, что я любимый учитель, а все мои коллеги нелюбимые. Незаметно для самого себя я веду определённую линию. Меня любят, я стараюсь заслужить любовь, я стараюсь понравиться воспитанникам». На эту учительскую «болезнь» указал в своё время А.С.Макаренко. [7 c.58] Подобно мыслящий педагог отчуждает себя от коллектива. Человек воображает, что его любят, и потому он может работать, как ему нравится и как он хочет.

Однако меньше всего нужно стараться быть любимым учителем или воспитателем. Эта любовь, организуемая педагогом для собственного удовольствия, является, по сути, неприкрытым эгоизмом и явным педагогическим преступлением. Это кокетничанье, это погоня за любовью приносит большой вред воспитателю и воспитанию. Но тем, кто достаточно много проработал в школе, это явление не раз попадалось на глаза. Любовь воспитанников к своим педагогам вовсе не криминал, но пусть эта любовь придёт незаметно, без ваших, иной раз даже не маскируемых, усилий. Но если человек видит цель в любви своих воспитанников, то это приносит только вред и ему и его подопечным.

Об этом как-то мало говорят, но дестабилизирующим фактором в школе является и соотношение полов работников учебного заведения. Так как школа является зеркальным отражением общества, то и соотношение педагогов-мужчин и женщин должно соответствовать половой структуре общества. В нашей школе в этом вопросе страшный перекос. Этот перекос вовсе не способствует гармонизации отношений внутри самой школы и процессу воспитания. Месту и роли мужчины и женщины в школе мы отвели одну из последующих глав нашей книги.

Сама философия современного отечественного воспитания и образования рассматривает педагога, как индивидуального деятеля, а педагогический коллектив, как простую сумму этих деятелей. Кроме того, коллектив педагогов противостоит коллективу учащихся. В результате наша рядовая школа представляет обыкновенно безотрадную картину двух лагерей, в лучшем случае, находящихся в состоянии мира, но никогда не в единении. В отдельно стоящем детском коллективе организуется, опять же по прихоти взрослых, т.н. самоуправление, которое обращается в пустую игру и фикцию, могущую умилить корреспондента газеты или тележурналиста, но не имеющую абсолютно никакого значения для воспитания. Педагогический коллектив ограничивается учебной работой и приносит в этом кое-какую пользу, но реально никаких, разумеется, воспитывающих процессов, никакой целенаправленной реорганизации личности в школе наблюдать не приходится, хотя именно об этом все и говорят, но совершенно напрасно. Всё это в лучшем случае. Обычно же разрыв между детским коллективом и педагогами принимает характер постоянного глухого недоверия, с одной стороны и, менторского надзирательства и назидательства – с другой. Результаты как мирного, так и немирного разрыва можно наблюдать на каждом шагу. Отрыв учительского коллектива от ученического приводит ко многим негативным проявлениям, иногда в жёстких, а иной раз в более мягких формах.

Система воспитания и обучения поощряет разделение, индивидуализм и конфликты не только среди детей, но и среди педагогических работников. Конкурсы, ставшие ныне крайне модными, типа «Учитель года» работают на воспитание эгоцентричного индивидуализма учителей, разобщают, атомизируют педагогические коллективы, т.к. педагогический труд, по определению, является трудом коллективным и эффективен лишь тогда, когда это труд реально сплочённого коллектива. Не может быть ярких педагогических «звёзд» в «серых», разобщённых педагогических коллективах. Усиленная подготовка участников конкурсов «Учитель года» сравнима скорее с подготовкой к выступлению фокусников. У достаточно многих педагогов участники подобных мероприятий ассоциируются с карточными шулерами, которые из рукава вытаскивают краплёные карты. Нам известны не так уж и редкие случаи, когда финалисты и призёры подобных конкурсов у своих-то учеников не пользовались особой любовью и авторитетом.

Логичнее было бы вместо конкурса «Учитель года», если уж так неймётся, проводить конкурсы «Школа года», хотя и тут есть множество подводных камней. Как бы и здесь не скатиться на откровенную показуху, очковтирательство, самолюбование и угодничество перед руководящими инстанциями. Проведение подобных конкурсов, на наш взгляд, должно оказаться не в руках вездесущих педагогических чиновников, вечно ищущих возможности держать в узде и контролировать каждый шаг педагога и школы, а в руках, наконец-то, созданной (голубая мечта!) всеобщей психолого-социологической службы системы образования, имеющей мощный научно-аналитический аппарат.

Сотрудничество детей и взрослых не такое уж и простое дело, как может показаться на первый взгляд. Родительская помощь, как, впрочем, и учительская – не должна быть навязчива, надоедлива, утомительна. В некоторых случаях совершенно необходимо предоставить ребёнку возможность самому выбраться из затруднения, нужно, чтобы он привыкал преодолевать препятствия и разрешать более сложные вопросы. Но нужно всегда видеть, как ребёнок совершает эту операцию, нельзя допускать, чтобы он запутался и пришёл в отчаяние. Иногда, даже нужно, чтобы ребёнок постоянно ощущал ваше внимание, тревогу, заботу и доверие к его силам. Именно так и начинается сотрудничество и взаимопонимание родителей, педагогов и детей.

Но сотрудничество и взаимопонимание в семье наталкиваются на ещё одну проблему сегодняшнего дня. В последнее время неполные семьи стали широко распространенным явлением. Наш опрос учащихся старших классов школ Сакского района показал, что каждый четвертый-пятый подросток живет в семье без отца. (Приложение, табл.1,2, 3) В психике покинутых отцами детей происходят очень сложные негативные процессы, которые обычно приводят к искривлению у этих ребят представлений о будущей семейной жизни. Эти дети становятся психологически более ранимыми, более беззащитными, и потому-то любое неосторожно сказанное слово, порождает у них целую гамму отрицательных эмоций: от угрюмой замкнутости до открытой агрессивности - в зависимости от темперамента и воспитанности.

Одинокие матери испытывают особенно большие трудности в воспитании сыновей. Они чаще всего бросаются в «педагогические» крайности: либо заласкивают своих детей, либо совершенно не обращают на них внимания, отдав их, как говорится, на воспитание улице. Особенно тревожит тот факт, что многие подростки смотрят на отсутствие отцов в семьях как на обычное явление. О том, что из их семей ушли отцы, они говорят без всякого стеснения, без чувства горечи за свою оставленную мать, за разбитую семью. Давно ушли в прошлое времена, когда учителя задавали безбоязненно сочинения на тему: «Мой отец», «Моя семья». Редкий учитель отважится сейчас на это, обоснованно боясь потревожить в детских душах осадок горьких воспоминаний.

Диаграмма 3

Как ты оцениваешь уровень взаимопонимания с отцом и матерью?

hello_html_m786d5d36.gif


Если явная «безотцовщина» вызывает жалость, боль, то не меньше внимания должно быть обращено на «скрытую безотцовщину». Казалось бы, все хорошо в некоторых семьях: и достаток есть, дети одеты и сыты. Но заслуга в этом лишь матерей. Они и стирают, и готовят пищу, и ходят в магазины, не учитывая того, что они ещё и трудятся на производстве наравне с мужчинами. Ответственность за воспитание детей многие мужчины тоже «доверяют» женщинам.

Социологический опрос старшеклассников показал, что взаимопонимание детей с матерями более высокое, чем с отцами. Свои взаимоотношения с матерью 17,4% подростков оценили как удовлетворительные, 53% - «хорошо» и 27,8 % поставили оценку «отлично». Взаимоотношения с отцом эти же подростки оценили так: 10% поставили неуд; 25% – удовлетворительно; 37% - хорошо; 28% - отлично. [42] Что и говорить, комментарии излишни. Ребята отметили, что более всего их отталкивает от отцов грубость, вспыльчивость, несправедливость, склонность к пьянству.

О более чем прохладном отношении отцов к школьным делам детей говорит хотя бы факт посещаемости ими школьных родительских собраний, Если в начальной школе на собраниях почти полный сбор и кое-где не так уж и редко видны отцы, то в старших классах отцов на собраниях можно увидеть крайне редко. Где уж тут обсуждать вопросы воспитания? Да и не слишком ли поздно это делать в старших классах? Все более настойчиво напрашивается мысль: чтобы воспитывать детей в классе, педагог, в первую очередь, должен воспитывать родителей. Но всегда ли это под силу одному педагогу?

Хочется всеми силами помочь семье. Но как? Безусловно, умная, тактичная женщина сможет преодолеть изъяны своего супруга, в том числе и как воспитателя, создать, именно создать для своих детей авторитет отца. Хотя нередки случаи, когда родители пытаются поднять свой престиж в семье за счет другого родителя. В итоге авторитета в глазах ребенка не имеют ни отец, ни мать. Нельзя лишать детей самого большого счастья - быть уверенным в том, что ему даны самые прекрасные папа и мама.

Очень часто отцы жалуются на всё возрастающую с годами отчужденность со своими детьми. Кого же здесь-то винить? В ребенке, буквально с первых его шагов, необходимо воспитывать неистребимую потребность совместного времяпрепровождения. И только радоваться надо прозорливости и педагогическому таланту тех пап, которые, забыв обычные для своего круга приятелей виды отдыха, стараются, как можно больше времени, проводить со своими детьми. Эти отцы азартно гоняют мяч с ребятишками, либо тихой звездной ночью сидят у костра, ведя неторопливые разговоры и т.д. Предвидим возражения «очень занятых» отцов. Но еще великий Жан-Жак Руссо в своей «Исповеди» признавал, что совершил очень большую ошибку, отказавшись от воспитания своих детей в пользу дел, как будто бы более важных. Самая важная, самая трудная и, пожалуй, самая почетная наша обязанность - воспитать человека, человека, устремленного в завтра.

Межличностные отношения учащихся и их родителей весьма важный фактор воспитания и обучения. По результатам наших социологических опросов мы получили нижеследующую картину. Диаграмма 4

hello_html_306edea6.gif

Из диаграммы 4 следует, что чем меньше успехи учащихся в учёбе, тем более они уверены в негативном влиянии отметок на отношения с родителями. Но чем успешнее обучается ребёнок, тем более он уверен в том, что отметки на отношение к нему родителей особого влияния не оказывают (приложение, табл.1).

В последние годы наши школы много, иногда даже чересчур много стала заботиться об умственном развитии учеников, и каждый педагог развивает по-своему и тянет в свою сторону; растягивая бедный ум ребёнка. Каждый учитель занимается только своими уроками, не видя надобности согласовывать свой труд с трудом своих коллег. К тому же между учебными программами по предметам не существует, довольно часто, никакой внутренней связи; учебные предметы делятся на главные и второстепенные; одни якобы предназначаются для развития мыслительной способности, другие для памяти, третьи для воображения, а иные просто для того, что «не нами они заведены в школе». Когда заходит речь об улучшении школьного образования, то при неясности общей цели ничего другого невозможно делать, как переносить учебные предметы из класса в класс, прибавляя или уменьшая число уроков по каждому предмету, что наши педагогические чиновники и делают с большим удовольствием и без перерыва.

В сознании большей части педагогов и педагогических чиновников нет общего определённого плана воспитания и обучения школьников. Каждый учитель считает свой предмет непременно самым главным. А потому у всех стремление только расширять программы, но где же предел этому расширению? И где та разумно сдерживающая сила, которая соединила бы в один план все программы и её части. Неужели это опять будет делать всё тот же вездесущий и всезнающий чиновник? Если так, то толку и не следует ожидать. А выход, между тем, существует: он заложен в бригадной организации труда педагогов. (Этой проблеме посвящена отдельная глава нашей книги.)

Одной из причин внутришкольных конфликтов и недоразумений является соподчинённость отношений. Педагог и начальство – это звучит слишком большим анахронизмом и несоответствием благородной работы и пошлого принуждения. Педагог должен уметь коллективно работать. В школьном деле не приемлемы одиночные, изолированные усилия. Учительство должно функционировать большими и малыми группами, взаимно помогающими друг другу (это и есть суть бригадной организации труда). Было бы хорошо, если бы педагоги могли вести коллективную работу в каждой школе. Коллектив единомышленников, дружно осуществляющих общую работу,- непременное условие новой, современной по духу школы.

Организованность, согласованность, хотя бы маленькой группы влияет на общий дух школы больше, чем принято об этом думать. И если в работе педагогов разлад, отсутствие взаимопонимания, то нечего требовать невозможного от детей. В некоторых школах под спаянностью педагогического коллектива понимают примитивную споенность, а это, разумеется, слова не из той «песни». Ничего дельного провести в такой школе нельзя. Целый ряд интересных начинаний может быть предпринят в любой школе, но они никогда не будут выполнены до конца, если нет реального коллектива учителей. С другой стороны, скромные силы участников коллектива, хотя бы очень незначительного, при согласованности своих усилий и при незначительности средств могут сделать огромную и влиятельную работу в интересах всего педагогического коллектива.

Мы должны отчётливо понимать, что не только педагог оценивает работу учеников, но и ученики постоянно оценивают работу педагога. Поскольку затраты энергии учеников в огромной степени зависят от системы преподавания педагога и с тем, что ко всякому педагогу ученикам приходится приспосабливаться, ясно что личность учителя и методика его работы, его характерные особенности являются предметом самого тщательного изучения со стороны учеников. В конце концов, ученики, да ещё находящиеся в состоянии известной «обороны», имея перед собой до некоторой степени «противника», изучают каждого педагога весьма тонко, дотошно и достигают в этом деле хороших результатов. Это особенно ясно видно тогда, когда с методами учёта работы учеников связано то, что мы называем словом «ловить» на незнании, да ещё неожиданно, т.е. заставать ученика врасплох. Всё это должно привести к убеждению, что состояние скрытой войны в классе должно быть предметом самого серьёзного внимания со стороны педагога, как такое состояние, которое в корне извращает смысл занятий учеников в школе. Этой скрытой войне учащих и учащихся ответственный педагог должен противопоставить сотрудничество и здоровую соревновательность.

Соревнование – хороший стимул к труду. Это известно искони. Отечественная школа пользовалась, а кое-где пользуется и сейчас, соревнованием как методом повышения успеваемости. Отметки, всякого рода награды, знаки отличия пускаются в ход вовсю. В то же время соревнование, соперничество разъединяет: ребята стараются показать себя, блеснуть, доказать своё превосходство, находчивость. Индивидуальное соревнование разделяет ребят, так как господствует принцип: «каждый за себя». Соревнование командное, коллективное и индивидуальное соревнование – две вещи различные. Соревнование коллективное предполагает общую борьбу за общественно-значимую цель. Ребята напряжённо работают не ради личной выгоды, а ради скорейшего достижения общей цели. В процессе борьбы за эту цель они начинают ещё лучше понимать, эта цель становится им ближе и понятнее.

Коллектив соревнуется с коллективом. Но коллектив не обезличка. Внутри коллектива также идёт соревнование: кто сделает больше, чтобы превратить свой коллектив в лучший, передовой. Однако это не индивидуальное соревнование, не «кто кого», а соревнование взаимопомощи, где каждый даёт максимум того, что может дать, где каждый готов оказать помощь товарищу совершенно бескорыстно. Цель соревнования должна быть конкретна, близка и понятна ребятам. Чем ниже возраст, тем цель, которая ставится перед ребятами, должна быть проще, исполнимее, конкретнее, эмоциональнее, тем в более короткий срок должны быть видны результаты. О конкретном примере такого сотрудничества и взаимопомощи рассказывает В.Ф.Шаталов в своей книге «Точка опоры. [15 c.48]

Всем хорошо известна проблема не только школы, но и общества – языковая малограмотность. Она стала проблемой потому, что формированием правильного языка и речи занимаются только школьные учителя–языковеды. А разве все учителя, работающие в школах, имеют безупречно правильную и грамотную речь? Это проблема из проблем. А как часто вы слышите в СМИ правильную речь людей, считающих себя элитой общества? Всеобщий стыд и срам.

В.Ф.Шаталов предлагает конкретный пример того, как педагогический коллектив превращается в совокупного учителя и воспитателя. Соперничество педагогов, скрытое или явное, в данном случае уступает место сотрудничеству, взаимодействию. Это практический шаг к бригадной организации труда учителей, её элемент. Но самое главное – формальный коллектив педагогов превращается в реальный, живой и живущий социальный организм. Браво, Виктор Фёдорович!

В школе над всем довлеет, к огромному сожалению, всегда и только учебный труд, всё остальное потом. Всё остальное необходимо, существенно, важно и целесообразно никак не менее успехов в главном деле – учении. В конце концов, учёба не должна быть самоцелью, а лишь средством достижения этой главной цели.

Строго говоря, о чём уже написано выше, школьный класс, за редчайшим исключением, назвать коллективом в педагогическом смысле нельзя потому, что одним из существенных признаков коллектива является активное сотрудничество и взаимодействие в достижении общей цели. Много ли вы видели подобных классов? При кажущейся общей цели говорить о сотрудничестве в школьных классах не приходится. Тут, несмотря на лицемерие и фарисейство официальной педагогики, господствует принцип ожесточённой борьбы за выживание, где побеждает сильнейший.

Если детям не прививать чувство взаимной ответственности, стремление помогать и заботиться друг о друге, не только ради других, но и ради себя самого, любовь потеряет свой истинный облик, превратившись в нечто жалкое и примитивное. Это вовсе не означает, что педагоги и дети должны любить друг друга по специфическому образцу семейной и романтической любви, но они должны научиться не быть равнодушными и помогать друг другу в решении многих школьных проблем. Воспитание социальной ответственности должно войти во все школьные программы и, возможно, в виде отдельного учебного курса. Если этого не произойдёт, многим детям так и не удастся найти себя в реальной жизни. Однако воспитание социальной ответственности должно быть не на уровне теоретизирования, а проявляться, тренироваться в практической деятельности учащихся. Именно эти цели и преследуют и осуществляют методики А.Г.Ривина, В.Ф.Шаталова и др. педагогов-экспериментаторов.

Как мы уже говорили, педагог и врач слишком часто как бы стоят над ребёнком, не снисходя до эмоционального контакта с ним, им не хватает доброжелательности и личной заинтересованности, они не похожи в глазах ребёнка на человека, с которым можно себя отождествлять. Неужели вы не помните свой детский страх перед врачом и учителем, некий холодок, отстранённость их от, казалось бы, обыкновенных людей. Они не являются для ребёнка идеалом и примером для подражания в эмоциональном плане, а скорее - в профессиональном.

Только там, где между педагогами и учениками сложились дружеские отношения, когда те и другие в равной степени заинтересованы в успехе учебного процесса, когда они сообща рассуждают и решают вместе все проблемы, образование процветает. И не только образование, но что много важнее – воспитание. Воспитание, подготавливающее ребёнка к счастливой жизни в нашем сложном, динамично развивающемся мире. Дело даже не столько в том, что в школах мало простора для проявления интеллектуальных, творческих, художественных способностей учащихся, равно как и для поддержания жизнерадостности.

Не менее драматично и опасно то, что в школьных программах почти не уделяется внимания воспитанию в детях чувство социальной ответственности, сотрудничества и взаимопомощи. Мало у кого такие идеи, как взаимопомощь в решении общих проблем и понимание того, что в трудных ситуациях они не одиноки, ассоциируются со школой. Скорее это компетенция неформальных детских группировок или, но также не всегда, семьи. Чаще всего идеи товарищества ассоциируются у подростков с неформальными, референтными группами, имеющими не всегда социально-приемлемую направленность. Именно там, а не в школе, подросток находит понимание и внимание, а иной раз и своеобразное решение своих проблем при кажущейся им независимости от взрослых. Подтверждением нашей мысли вы сможете найти, проанализировав диаграмму 5. (Приложение, табл. 2)


Диаграмма 5

hello_html_m1c587816.gif


Человек не может сознать себя полноценной личностью, если его мозг будет выполнять единственную функцию – функцию банка памяти. Одних знаний, далёких от жизни и не имеющих практического применения для решения личных и социальных проблем, ещё не достаточно, чтобы человек стал активным членом общества. Принцип определённости развивает в детях скорее тенденцию к самоизоляции, чем стремление к сотрудничеству. На различные ситуации в жизни у каждого есть в запасе правильный ответ. И не так уж редко совсем неважно, что этот ответ не только не имеет практической ценности, но иной раз прямо противоречит реальности, но он не рассматривается как средство решения собственных или чужих проблем, он ценен только сам по себе, потому что оценивается взрослыми.

Школа – страна готовых ответов и решений. Задача для ученика состоит лишь в том, чтобы этот «правильный» ответ найти или отгадать. Квинтэссенцией этого всеобщего «опупеоза» является появление в продаже огромного количества всяких решебников, собраний школьных сочинений и тому подобной «учебной» литературы. Этим самым не только школе, но и всей системе нравственности общества вонзён острый нож в спину. Общество и государство равнодушно наблюдает за тем, как ради погони за обогащением отдельных безнравственных субъектов губится самое большое богатство любого общества - наши с вами дети. Кто же остановит этот, уродующий мораль, беспредел?

Ребёнок в школе видит свою конечную цель в соблюдении главного правила: отыскать и дать вовремя правильный ответ, что и помогает ему найти компромисс с системой образования. Это развивает дух острого соперничества, и значит, появляется обособленность, оторванность от других. Таким образом, издержки традиционной школы становятся всё более ощутимыми. Однако находится достаточно много детей, которые самостоятельно приходят к осознанию себя полноценными личностями, однако происходит это скорее вопреки, а не благодаря существующей системе воспитания и образования.

Мы глубоко убеждены, что только сотрудничество является способом существования любого социального организма. Именно сотрудничество и взаимопомощь позволили прачеловеку эволюционировать от первобытного стада к первобытной общине, что было гигантским историческим достижением. Но современный человек (homo sapiens) самоуверенно игнорируя законы природы, в том числе и закон эволюции, даже не пытается вспомнить о сотрудничестве и потому, современная школа насквозь пропитана духом агрессивного соперничества. Дух соперничества – биологический принцип процесса естественного отбора и борьбы за выживание. Успешная социализация личности может происходить только через сотрудничество. Таким образом, нынешняя школа своими действиями, направленными на поощрение острого соперничества, утверждает и вносит в общество «звериный дух». Полноценная социализация личности может проходить только в полноценном коллективе. Вот поэтому необходимо шире использовать коллективные методы обучения, чтобы дети учились думать и действовать сообща, могли правильно воспринимать возложенную на них меру социальной ответственности.

Когда педагогами используется на уроках тесно связанный с жизнью материал, а от учеников требуется его осмысление, отпадает необходимость в давлении на ученика извне, например запугивание низкими отметками. Именно на этом запугивании построено практически всё обучение и воспитание в нынешней общеобразовательной школе. Снятие этого запугивание как фактора стимулирования успешности учёбы – первоочередная задача истинно современной философии образования.


Диаграмма 6.

hello_html_759cd125.gif

Диаграмма 7.(Приложение, табл. 2.)

hello_html_m4e5b5b8e.gif


На диаграммах 6 и 7 показаны основные причины школьных страхов. Конечно, эти данные не являются зеркальным отражением реального положения, но всё-таки дают приблизительную картину переживаний состояния дискомфорта учащимися в школе. Как следует из диаграммы, наибольший дискомфорт учащимся доставляют учителя, отметки и экзамены. При этом психологическое состояние отлично успевающих учащихся наиболее стабильное, чего не скажешь о плохо успевающих учениках.

Но есть ли способы повышения чувства комфортности у учащихся в школе? Да! И эти способы давно известны.

Самостоятельное мышление способствует тому, что у учащихся возникает чувство причастности и приверженности школе, поскольку они видят в учении смысл. Благодаря возникновению добровольной, внутренней взаимосвязи между педагогом и учеником устанавливается подлинный контакт, устраняющий извечные конфликты, о котором не смеют и мечтать многие современные педагоги. Такой тип образования психологически оправдан, так как связывает со школой положительные эмоции, сопровождающие процесс решения проблем. Учащиеся, которым решение проблем приносит радость - счастливые люди. Это упоительное чувство победы над проблемой и над самим собой. Учащиеся, испытывающие удовлетворение и радость от процесса усвоения знаний, которые находятся с педагогом в творческом союзе, не причиняют неприятностей школе, не создают в ней конфликтных зон. Радость и заинтересованность в учёбе удерживают их от асоциальных проявлений и ухода в себя. На такую бессмыслицу у них просто не остаётся времени, и они не желают его так бездарно тратить.

Ещё одной болевой, конфликтной точкой в общеобразовательных школах является стремление некоторых руководителей общеобразовательных школ формировать школьные классы, распределяя учеников «по сортам». Речь идёт об официальных и неофициальных «классах выравнивания». Специальные классы, где неудача порождает неудачу, а неудачники находятся в изоляции от благополучных детей, могущих оказать им товарищескую помощь - неверно выбранный, тупиковый и антигуманный путь, что бы там ни утверждали сторонники подобной дифференциации.

Одним из способов предупреждения и разрешения конфликтов в школе является умение наставника ребёнка войти с ним в откровенный диалог. Лишь не боясь наказания, отторжения, насмешки дети готовы вступить со взрослыми в диалог, и только при таком условии педагогическое руководство ими становится возможным – это очевидно. Но не обольщайтесь: организовать диалог не так-то просто. Многие дети, включая почти всех «трудных», не могут по-настоящему научиться читать, поскольку в своих классах они значительно отстают от предусмотренного программой уровня и потому оказываются в изоляции от остальных детей, которая усугубляется самоизоляцией. Залог успеха такого ребёнка в учёбе - это прорыв «блокады», организованное включение его в процесс сотрудничества с другими детьми.

Диаграмма 8 (Приложение, табл.2)

hello_html_m79a8981b.gif


Перечисляя причины, по которым подросткам нравится учиться в своих школах, они тем самым указывают на факторы, делающие их пребывание в школе более или менее сносным. У ребят, успехи которых в учёбе весьма сомнительного свойства, мы наблюдаем полную апатию и они указывают, что основной причиной их нахождения в данной школе является только её месторасположение.

Кроме перечисления факторов комфортности и всего прочего это ещё раз говорит в пользу того, что для формирования благоприятной для воспитания и обучения среды каждый ребёнок должен учиться своим темпом и на своём уровне сложности в разновозрастных классах. При этом по каждому учебному предмету эти классы будут различными по составу.

Учебные же классы должны формироваться не по гетерогенному принципу, а по уровню освоения данного предмета, что позволит детям эффективно использовать возможности коллективного способа обучения А.Г.Ривина для само- и взаимообучения. Компьютерные технологии управления процессом и организацией учебного процесса позволяют это сделать уже сейчас. Но для этого необходима определённая «зрелость» общества и его руководящих структур.

Самочувствие ребёнка в школе напрямую зависит от его успехов в ней: это аксиома. Для того чтобы ребёнок систематически занимался в школе, мы должны приучать его к мысли о том, что нет таких отметок и таких ярлыков, которые обозначали бы провал. В правильно организованном ученическом коллективе любой школьник, даже если он и не хочет учиться, видит вокруг себя своих сверстников, которые получают удовольствие от результатов своего труда, поэтому тесный контакт с сильными учениками в классе является стимулом к познавательному процессу. В таких коллективах действует т.н. эффект «психологического заражения». Но главное заключается в том, что, чем выше уровень эмоционального комфорта, тем больше шансов на успех в учёбе у каждого ребёнка в данном классе. Отсутствие отметок, работа в режиме коллективного способа обучения обеспечивают именно такой эмоциональный комфорт, полное отсутствие стрессовых ситуаций по поводу цейтнота и неадекватности ожидаемым реальных отметок.

Стало уж слишком очевидным, что школе нужны преобразования, школа жаждет преобразований. Однако не всё так просто. Конечно, желательно, чтобы преобразования основывались на предложениях педагогического коллектива в целом. Для этого, как минимум педагогический коллектив должен превратиться из формального объединения в реальный коллектив единомышленников или хотя бы не мешающих друг другу личностей.

Не менее важным является обретение школой широкой автономии, освобождение её от удушающих пут жёстко централизованной неповоротливой многоступенчатой системы управления образованием.

Самым сильным импульсом к преобразованиям на «ниве школьного образования» являются совместные встречи педагогов с целью решения наболевших проблем, о чём говорил ещё И.Г.Песталоцци. Нынешние педагогические советы в подавляющей массе своей такой задачи не решают, да и не могут решать. Обычно на педагогических советах решаются проблемы, если их только можно назвать проблемами, которые формулируются в городских и районных отделах/управлениях образования, в методических кабинетах либо в кабинетах директоров школ. Формулировать, подсказывать, предлагать проблемы для обсуждения и разрешения должна сама реальная жизнь школы, которая заранее не может быть кем-то свыше предсказана и жёстко обозначена. В этом скрывается ещё одна причина отсутствия реальных условий для самостоятельного творчества педагогов.

Преобразования в школе станут возможными лишь тогда, когда педагоги сами осознают необходимость преобразований и целесообразность новых принципов воспитания и обучения. Для этого педагогам крайне необходима добровольная кооперация как внутри школы, так и вне её в рамках широкой автономии школ. Только тогда дух соперничества, разделяющий ныне школы, уступит место духу взаимопомощи.

Педагогам и работникам системы образования необходимо терпеливо и настойчиво объяснять, как практически осуществить предлагаемые изменения. Кроме того, необходимо организовывать дискуссионные группы, где бы они могли свободно поделиться друг с другом своими мыслями и практическим опытом. В современной же системе образования дискуссионный дух отсутствует напрочь, так как по традиции, оставшейся ещё у нас с незапамятных времён, в природе существует только два мнения: начальства и неправильное. Пока педагоги сами не убедятся в рациональности той или иной программы действий или методики, они никогда не будут успешно воплощены в жизнь. В нашем же отечестве любое внедрение проходит чаще всего в приказном порядке, не так уж и редко с ломкой "через колено". Многие новые идеи терпят крах лишь потому, что педагоги не считают их достаточно целесообразными и эффективными. Поэтому и оказывают им чаще всего пассивное, а иной раз и активное сопротивление.

Во многих школах преобразования затруднены таким обстоятельством, как нехватка времени для совместных встреч педагогического коллектива. Какие там встречи? Школа чаще всего работает как равнодушный конвейер, и этот конвейер методично и меланхолично пожирает время не только педагогов, но и учеников. Тем не менее, педагогам обязательно нужно время для обсуждения возникающих проблем, для посещения уроков друг друга. Вопрос, как это ни парадоксально звучит, упирается в оплату. Без всякого сомнения, это время необходимо планировать и оплачивать каждому педагогу, так как является не менее важным, чем проведение уроков. Государство, однако, таковым его признавать не желает, тем самым нанося себе и обществу неизмеримый ущерб. Общество до сих пор требует от педагога бескорыстного трудового энтузиазма вместо того, чтобы использовать энтузиазм для помощи педагогу в его труде.

Как это ни прискорбно, но в большинстве случаев педагогические коллективы нельзя назвать работоспособной, сплочённой группой единомышленников. Сами условия труда не способствуют этому. Педагоги, как правило, разобщены, работают в одиночку каждый в своём классе, довольно смутно представляя себе деятельность своих коллег. Но и разобщением педагогов внутри школы система образования не ограничилась. Школы, нередко даже рядом расположенные, разобщены друг от друга и не знают порою того, чем "живут и дышат" их коллеги из других школ, разве что завистливо "перемывают косточки" тем педагогическим коллективам, которые обласканы вниманием вышестоящих органов.

Ныне перед каждым педагогом ставится единственная цель - довести своих учеников до хотя бы приемлемого уровня успеваемости, О знаниях речи не может быть. При этом ни самого педагога, ни других не интересует, как этих детей обучали раньше и как их станут обучать впоследствии. Такой диссонанс в работе педагогов негативно отражается, в первую очередь, на детях. А потому и необходимо, чтобы во всех без исключения школах в обязательном порядке проводились педагогические совещания с целью определения единых принципов и задач обучения, чтобы синхронизировать и гармонизировать процесс воспитания и обучения. В настоящее время в обычных рядовых школах взаимные контакты педагогов, их сотрудничество носят зачастую поверхностный, навязанный извне характер. Очень немногие имеют возможность наблюдать работу своих коллег, ещё меньше желающих, чтобы их работу наблюдали… Ну не принято это у нас и всё тут. Подобные наблюдения часто считаются вторжением на свою "территорию". Чего тут больше: недоверия к коллегам или неуверенности в себе? У каждого своё...

Особенно педагоги испытывают дискомфорт и вполне понятную нервозность, когда на уроке присутствует кто-либо из администрации школы или из органов управления, потому что потом в обязательном порядке следует т.н. "разбор" урока. Разбор проводится по жёсткой схеме, составленной кем-то из чиновников, возможно никогда не работавшим в реальной школе. Ничего более омерзительного и унижающего достоинство педагога уже и придумать невозможно. Урок - это творческий процесс, многофакторное явление, но схемы "разбора" пытаются втиснуть его в жёсткий "испанский сапог". Дело доходит иной раз до несуразицы, когда присутствующий на уроке малосведущий не только в новых педагогических технологиях, но и мало знающий традиционные, сам с большим трудом проводящий собственные уроки, менторски, свысока поучает более опытного, творчески работающего и думающего педагога. Или вам, наш уважаемый Читатель, подобная картина не известна?

Между тем школьный администратор должен быть не более чем представителем интересов государства в школе, но никак не обладателем истины в последней инстанции. К сожалению, в современной школе мало найдётся смельчаков сказать, что именно так должно быть. Учительство, воспитанное условиями своего труда, почти не имеет развитого чувства групповой солидарности. У него отсутствует здоровая корпоративность мышления (в хорошем смысле этого слова), а тем более действий. Каждый педагог желает выглядеть перед детьми, перед родителями, перед проверяющими лучше других. К сожалению именно выглядеть, но не быть. Каждый педагог сосредоточен исключительно на своих проблемах. О проблемах других учителей он либо не знает, либо не хочет знать, либо что-то где-то слышал... Между педагогами одной и той же школы нередко стоит стена отчуждения. Чем скорее будет сломана эта стена отчуждённости и педагоги смогут учиться друг у друга, взаимодействовать друг с другом, тем больше пользы будет всей системе образования и обществу.

Всё, что было высказано о сотрудничестве и соперничестве педагогов приводит к мысли о необходимости принципиально изменить организацию труда педагогов и вместо единоличного труда педагога предложить ввести бригадную организацию труда. В чём состоит смысл подобной организации труда мы раскроем далее в последней части этой книги.

Но вернёмся к детям. Уже с самого раннего школьного возраста ребёнок должен усвоить, что класс – это единая рабочая группа, единый коллектив, который должен решать те или иные проблемы, и где каждый ученик несёт как личную, так и групповую ответственность, не имеющую ничего общего с круговой порукой. Весь класс в ответе за результаты учёбы и поведение каждого. Прочитав это, современный молодой учитель вряд ли поймёт о чём идёт речь. Но ведь в советской школе эта идея достаточно успешно реализовывалась.

Конечно же любое сравнение весьма условно, но, всё-таки, представим себе экстремальную ситуацию: от чего зависит успех каждого отдельного солдата на поле боя? Да, от развития многих личностных характеристик отдельного солдата. Но в большей степени этот успех зависит от взаимодействия с другими солдатами своего подразделения, от согласованности их действий, от взаимопомощи и сотрудничества. Так что успех каждого напрямую зависит от успеха всех, как и успех всех предопределён успехом каждого. Точно также и в школе.

Обсуждая групповые и индивидуальные проблемы, ученики и педагог должны добиваться их решения в стенах класса. Если дети привыкнут сообща справляться с трудностями с самого начала своего пребывания в школе, мир перестанет казаться им таинственным, враждебным или опасным, они поймут, что происходящими событиями можно управлять. Однако это понимают даже далеко не все педагоги. Многие из них безнадёжно больны фатализмом. В жизни не избежать различных трудностей и кризисных ситуаций, но всегда, если постараться, можно найти достаточно приемлемый выход из любого сложного положения. Вот поэтому опыт решения проблем на классных собраниях ценен сам по себе, кроме того, он способствует достижению более высокой успеваемости, развития духа солидарности и взаимопонимания.

В условиях, когда отсутствует навык коллективного решения школьных проблем, трудности, возникающие в процессе общения детей друг с другом, кажутся им непреодолимыми. Если нет помощи со стороны взрослых, дети стараются избегать проблем, лгут и изворачиваются в сложных ситуациях, перекладывая свои заботы на других, или просто «плывут по течению», безнадёжно отдав свою судьбу случаю. Ни один из этих способов поведения не является хорошей подготовкой к жизни.

Как уже было сказано выше, одним из способов формирования ученического коллектива является обсуждение общих проблем (и не только общих) на классных собраниях. Собрания классных коллективов полезны как учащимся, так и педагогам. На этих собраниях, в пределах разумного времени должны обсуждаться проблемы как класса в целом, так и отдельных учеников. И учащиеся, и педагоги должны придавать подобным собраниям не меньшее значение, чем освоению различных школьных предметов.

Собрания с социальной направленностью следует проводить согласно следующим принципам: все проблемы, как индивидуальные, так и групповые, могут выноситься на обсуждение. Эти вопросы можно выявить путём предварительного анкетирования. Любой ученик может рассказать о своей или чьей-либо проблеме, проблему может выдвинуть и педагог; помимо школьных, на обсуждение могут быть вынесены домашние проблемы ребёнка по желанию его самого или его родителей.

Взрослым читателям всё это может показаться чрезмерным, поскольку мы обычно сражаемся, и достаточно часто терпим поражение, со своими заботами в одиночку, скрывая их от друзей, от семьи, делая вид, что их нет. Поэтому может показаться, что детям, не обладающим необходимым жизненным опытом, предоставляется слишком большая свобода и ответственность. Однако дети, в отличие от взрослых не испытывают затруднений, говоря о своих проблемах вслух. Ведь ныне детей учат отрицать наличие проблем (это твоя проблема! – стало девизом дня сегодняшнего), в то время как они предпочитают их решать, а школа может и обязана им в этом помочь. Ещё до того, как дети попадают в школу, они понимают – проблемы лучше не оставлять не решенными. Поэтому дошкольники, ещё не испорченные нашей системой воспитания и образования, так доверчивы и открыты навстречу миру. Школа делает их замкнутыми, скрытными, недоверчивыми к окружающим.

Говоря откровенно, педагогов не должно удовлетворять, когда проявление самостоятельности личности порою ограничивают какими-то формальными рамками, точнее – самостоятельное решение учебной задачи отождествляется с изолированной работой школьника над задачей. Что такое изолированная учебная работа, неверно именуемая самостоятельностью? Вот что это такое: «Не переглядываться, ни на кого не надеяться, в чужую тетрадь не заглядывать, не сметь списывать, пользоваться учебником, подсказкой, шпаргалкой, не спрашивать у других! У тебя есть голова, в которой должны быть помещены всякие необходимые знания!» Мозг превращён существующей философией образования из инструмента познания мира в хранилище готовых фактов и фактиков, не всегда находящих своё применение в реальной жизни. Так приучается ребёнок в течение всей школьной жизни надеяться только на себя – и ни на кого другого. А потом мы горестно вздыхаем: почему успешные ученики, зачастую вырастают эгоистами?

Зачем мы культивируем в школе такую изолированную самостоятельность? Может быть, таким образом, мы готовим их к жизни, притом к её возможным исключительным, экстремальным ситуациям? Если кто-то на уроке заглядывает в чужую тетрадь, значит, ему нужна помощь. Если кто-то ждёт подсказки, значит, он что-то забыл или вовсе не знает. А что это – криминал? Не стыдно чего-либо не знать, стыдно не стремиться и не желать чего-либо узнать. А разве взрослые ничего не забывают? Что же в такой ситуации лучше: застать ребёнка на месте нарушения правил формальной самостоятельности или же самому учителю позаботиться организовать необходимую и своевременную помощь? Двух мнений на этот счёт, видимо, быть не может. Очень жаль только, что это ключевое понятие самостоятельной учебной работы не находит нужного современного психолого-дидактического освещения в курсах педагогики и методики обучения.

А разве вам, уважаемый Читатель, не бывает обидно за детей, которым мы не доверяем? Это фронтальное недоверие возвращается обратно взрослым и на подсознательном уровне фиксируется и обязательно проявится, в свою очередь и в своё время, но уже в недоверии к своим детям. И так из поколения в поколение. Вместо того чтобы протянуть руку помощи детям и научить их помогать друг другу, мы устраиваем им всевозможные каверзы и «хитроумные» ловушки. А где же в таком случае презумпция невиновности?

Становится обидно и за очень многих педагогов, педагогическое чутьё, мастерство и творчество которых порой оказываются в паутине отживших инструкций о том, как строго следует проводить контрольные работы, опрос и проверку знаний и умений детей. Современной школе нужны такие дидактические материалы и учебники, которые помогли бы организовать совместную работу двух, трёх учеников и ещё такие, которые бы учили учащихся, как помогать друг другу, как делиться друг с другом своими знаниями и опытом. Помните известный парадокс с яблоками и идеями? Если у нас по одному яблоку и, я отдам тебе своё, то у тебя будет два яблока, а у меня – ни одного. Если у каждого из нас будет по одной идее, и я подарю тебе свою идею, а ты мне - свою, то у каждого из нас будет по две идеи. То же происходит и при обмене знаниями и умениями. А пока что мы и наши дети задыхаемся от одиночества в толпе. Наша система воспитания и обучения плодит именно таких одиноких. Публичное одиночество – печальный символ нашего времени.

Изжить конфликты в школе способна лишь радостная, увлекательная педагогика, в которой со всей очевидностью ощущается духовная близость и общность между педагогами и учащимися. И такая педагогика существует. Она временами вырывается на поверхность то в том, то в другом месте, но благодаря своевременным усилиям педагогического чиновничества, академических «авторитетов» и равнодушного учительства безжалостно и яростно уничтожается. Но идею уничтожить нельзя. Рано или поздно, но время торжества этой педагогики наступит. Хотелось бы, чтобы это произошло пораньше.

Отсутствие развитой культуры межличностных отношений в обществе приводит, к сожалению, и не только в педагогике, к цепи непрерывных конфликтов. Довольно часто борьба идей подменяется борьбой людей. Для того чтобы сформулировать и защитить свою идею необходим определённый уровень знаний, компетенции, опыта, способности видеть перспективу, чем многие обладать не могут. Ну а кому захочется жить с комплексом неполноценности? Вот и уничтожают этих редких особей – носителей идей. Нет человека – нет проблем. Однако при этом забывается простая истина: идеи уничтожить насильственно невозможно, они отмирают только тогда, когда изживут сами себя.

Культура межличностных отношений опирается на культуру общения. В чём видится культура общения? Уметь высказать сомнение с обоснованными аргументами, рассуждениями. Суметь поставить вопрос - серьёзный, умный, содержательный. Должным образом уметь оценивать старания и результаты работы товарища, также аргументировано, с чувством сорадости или сопереживания. Выработать навыки планирования линии своей учебно-познавательной деятельности – такой должна быть методическая направленность в развитии детей и воспитании в каждом из них совместной, так сказать социально зависимой, самостоятельности. Отсутствие такого уровня культуры общения приводит к тому, что диалог наших детей, да и немалого числа взрослых, сводится к примитивному: «Дурак!» - «Сам ты дурак!»

Есть люди, возможно и неплохие сами по себе, не умеющие ничего доброго сделать для разумного устройства своей и окружающей жизни. Мало того, они считают себя вправе указывать другим: как тем следует жить. А те не желают этого. Отсюда и идёт бесконечная личная неприязнь, вырастающая из различия мнений, которая неизбежно, неотвратимо вырождается во вражду личностей.

Одномерность, однополушарность мышления определённой категории людей, как в кривом зеркале до неузнаваемости искажает некоторые понятия. Принципиальность у них сливается в неразделимое целое с порицанием и хулой. Их кредо: если я принципиальный, то обязательно кого-нибудь разоблачаю. Борясь за своё человеческое достоинство, они обязательно стараются растоптать другого, оскорбить и унизить. Если же они борются за свою правоту, то обязательно их оппонент должен быть неправ. Если они режут правду-матку, то обязательно остервенело разоблачают. От откровенной враждебности друг к другу мы всё более сатанеем день ото дня и год от года. Чтобы переделать другого и сделать его добрым и благородным, мы готовы пойти на его растерзание. Где, в конце концов, рубеж, на котором мы наконец-то остановимся?

Сама методика школьного воспитания и обучения таит в себе корни будущих конфликтов. Мы же не приучаем каждого ребёнка сравнивать себя не с другими, а с самим собой, соревнуясь лишь со своим собственным вчерашним днём. А это порождает зависть, острое соперничество, желание достичь превосходства над другими любой ценой и, как следствие, бесчисленные конфликты не только с окружающими, но и с самим собою, любимым. Неумение и нежелание самокритично посмотреть на себя, неумение и нежелание понять другого, остервенелая категоричность суждений приводят к многочисленным конфликтным ситуациям. Выйти из этих ситуаций достойно всегда возможно, но нам мешает сделать это патологическая злоба, заложенная в нас нашей системой воспитания и образования, система «борьбы за выживание».

Мы, почему-то, никак не желаем понять простую истину, что никогда ещё люди ненависти не одерживали победы над людьми мечты и фантазии, победы в истинном, а не мимолётном и преходящем значении. Бессильная злоба обычно порождается примитивной завистью либо непониманием законов развития или низким уровнем общей культуры, а значит и неумением делать адекватную оценку происходящему вокруг. Поток быстро текущих событий, которые субъект не может логически объяснить, смывает его, подминает, и он, отчаянно барахтаясь, изливает свою злобу на весь мир.

Чтобы испытать чувство комфортности, оправдать, в первую очередь перед самим собой, своё присутствие на Земле, человек жаждет выделиться из массы себе подобных: другими словами – возвыситься, приподняться над толпой. Упрекать его за это, пожалуй, не следует: истинно человеческое свойство и слабость. Однако возвыситься возможно двумя путями: первый – не щадить себя, самосовершенствоваться, отдавать всего себя служению людям, несмотря на их непонимание, насмешки и гонения. Именно эти личности осознают, что быть Человеком – значит ощущать свои несовершенство и неполноценность, незавершенность, понимать, что нет, и не может быть предела для самопознания и самосовершенствования. К распространённому комплексу неполноценности это не имеет никакого отношения. Этот путь невероятно труден и по силам лишь немногим, и не всегда гарантирует достижение цели. Это путь бесконечного нравственного развития, путь подвижничества. Путь этот усеян скорее шипами, нежели розами, а людская благодарность, осознание подвижнического подвига, самопожертвования этого человека осознаются другими чаще всего после его физической смерти. Духовно же такая личность бессмертна.

Второй путь возвышения прост, как чугунная гиря: не работая над собой, не изнуряя себя сомнениями в своём несовершенстве, унизить окружающих и, в первую очередь тех, кто выше и богаче тебя духовно и нравственно. Обливая их потоками липкой «грязи» он тем самым приподнимается, в первую очередь, в своих собственных глазах. Он ликует, торжествует. Но это – ликование пигмея духа. Оно скоротечно, преходяще и бесследно исчезающее при первом же дуновении свежего ветерка духовности в обществе.

Соотношение в обществе индивидов, идущих по первому или второму пути возвышения личности, есть показатель нравственности и цивилизованности того или иного сообщества людей. При массовом отсутствии культуры мышления и взаимоотношений в нашем обществе безраздельно господствует именно второй способ возвышения. Вероятно, именно этим и следует объяснить массовую глухую враждебность и неприязнь к немногочисленной интеллектуальной элите, которая, несмотря на грандиозное одичание современного общества, всё же имеет место быть.

Как часто среди нас встречаются персоны, которые ни секунды не сомневаются в том, что правда других людей – это ложь. И что эти другие – вообще кошмарно-несносная публика. Так иногда бывает у определённой категории людей - сотворив себе кумира, они безуспешно пытаются достичь уровня и успехов своего идеала, но, осознав тщету своих попыток, с остервенением сбрасывают прежних кумиров с пьедесталов прямо в грязь и начинают ожесточённо топтать их. До своих убеждений они не доросли, а потому у них в наличии только предубеждения. Злоба ослепляет, разрушает личность. Умение побороть свою злобу, овладеть неистовым бесом ненависти, дано далеко не всем. Для этого, в конце концов, нужен определённый уровень культуры, если хотите.

Но воспитанность и интеллигентность – это не «тихое стояние в сторонке». Нельзя бесконечно сглаживать «острые углы». Нельзя бесконечно проводить «страусиную» политику, потакая так называемому общественному мнению коллектива. Любой конфликт должен, в конце концов, разрешаться либо кардинальными переменами, либо торжеством косного, консервативного. Иного просто не дано. Острый системный кризис современной школы требует принципиального разрешения многочисленных проблем воспитания и образования, порою болезненного и некомфортного. Но иначе нельзя: социально-культурный провал неизбежен.

Многим вероятно невдомёк, что действительно в спорах рождаются истины, но они же и умирают в склоках. Многие ли могут отличить спор от склоки? Кое-кто полагает, что именно конфликт является самым коротким и быстрым путём разрешения проблем. Как знать!?

Завершая разговор о школьных конфликтах, мы должны отметить, что ведущая роль в их предупреждении и разрешении принадлежит педагогу. Однако общение с учеником как личностью равной педагогу не должно скатываться к панибратству. Равные отношения не значит одинаковые. Один из «рецептов» установления подобных отношений предлагает педагог-новатор Е.Н.Ильин. «Войти в класс – искусство особого рода. Не к столу и доске, и не к мелу с тряпкой, и даже не к собственному портфелю и классному журналу, а к ученику подойти, с него и начать всё, т.е. урок. Подойти – это и в буквальном смысле сократить дистанцию, а, не только улыбаясь, посмотреть на одного, другого».[19 c.118]

Повторимся в очередной раз: ученики в нынешних общеобразовательных школах объединены не только формально, но, порою, даже очень реально объединены в коллективы. Педагоги же хотя и называются педагогическим коллективом, на самом деле коллективом, по сути, в большинстве школ не являются, т.к. сформированы и существуют по формальным признакам. Сама специфика работы организует соперничество педагогов друг с другом. Вот и получается, что достаточно часто коллектив учеников противостоит одиночке–педагогу, и не всегда в этом противостоянии педагог оказывается победителем… Прямо скажем – терминология военная. Так что получается иной раз, что школа становится полем маленьких, часто невидимых «боёв» или больших сражений, а то и затяжных и изнурительных войн. Кто принесёт окончательный мир на планету «Школа»? Только новая философия образования, реальная демократизации школы, сотрудничество и самоопределение как личности в школе, так и самой школы.

Школа должна окончательно и бесповоротно отказаться от агрессивности и принудительного характера. Взрослые должны положить конец этой многовековой междоусобной «войне» с многочисленными невидимыми жертвами. Сколько подобных «холодных» войн отравляли и отравляют своими миазмами атмосферу учебных заведений, сводя на нет усилия остальных педагогов? Эти постоянно тлеющие конфликты подобно раковой опухоли постепенно разлагают педагогические коллективы, деля их на группировки, порою открыто конфликтующие между собой на виду у детей и родителей. Однако кто его знает… Возможно, что открытые конфликты даже более предпочтительны, нежели скрытые, ибо скорее приводят к развязке, определённости и, в конце концов, к оздоровлению обстановки. Много хуже, если противоречия загоняются внутрь и тогда конфликт тлеет и вызревает незаметно и долгие годы, оказывая тлетворное влияние на обучаемых, на их личности и судьбы.



Автор
Дата добавления 03.03.2016
Раздел Директору, завучу
Подраздел Статьи
Просмотров146
Номер материала ДВ-502579
Получить свидетельство о публикации

Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх