Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Начальные классы / Другие методич. материалы / Система работы учителя начальных классов с использованием индивидуальной маршрутной деятельности на уроке
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Начальные классы

Система работы учителя начальных классов с использованием индивидуальной маршрутной деятельности на уроке

библиотека
материалов

 Система работы учителя начальных классов

с использованием индивидуальной маршрутной деятельности на уроке


Наталья Викторовна Демидова,

учитель начальных классов

МБОУ «СОШ № 26» г. Зимы


В условиях современной школы и отсутствия в стандартных программах дифференцированного подхода к ребенку как индивидуальности, обладающей собственными образовательными интересами и способностями, возникает актуальная потребность организации учителем индивидуальной деятельности школьников, призванной решить существующее противоречие. Такой подход к организации учебно-воспитательного процесса способствует реализации принципа личностно-ориентированного образования, обеспечивает формирование познавательного интереса у учащихся и стимулирует стремление школьников к самосовершенствованию и самопознанию, что отражает современные требования к образованию.
Теперь ребёнка должны научить не только тому, чему и сейчас учат вполне успешно – читать, считать и писать.    Педагоги должны сформировать мотивацию к обучению, самоорганизации и саморазвитию, а также привить умение учиться (навыки решения творческих задач и поиска, анализа и интерпретации информации).

Одним из вариантов деятельности учителя по организации личностно-ориентированного процесса обучения является конструирование системы работы с использованием индивидуальных маршрутов деятельности на уроке.

Я заинтересовалась идеями индивидуальных образовательных траекторий и ИОМ. Считаю, что от них очень много пользы для детей, которые постоянно прогрессируют в выбранной деятельности. Как правило, темп освоения нового и уровень владения как теоретическими так и практическими азами деятельности сильно отличается от среднестатистического, типового. Сложно конечно от лишней бумажной волокиты, но в указанном случае польза от этого большая.

Создание индивидуальных общеобразовательных маршрутов стоит больших затрат времени и усилий, но по ним очень удобно и четко прослеживать динамику успехов и неудач (в конце учебного года понимаешь, что это того стоило).

Во все времена перед учителем стояла проблема - каким образом обучить детей с различными стартовыми возможностями в условиях одного класса (а, значит, в условиях ограничения времени и пространства). Каким образом помочь отстающим детям (частоболеющим), каким образом развить потенциал успевающих детей, как не дать заскучать на уроке одаренным детям и дать толчок их творчеству? И все это в условиях 40 минут и 25 детей в классе?! Одним из путей решения данной проблемы стала дифференциация и индивидуализация обучения. Применение данных подходов при организации обучения – весьма трудоемкое занятие, отнимающее много времени при предварительной подготовке.

Одним из направлений моей работы стала разработка системы маршрутных листов для применения их на уроках. Маршрутные листы предполагают продвижение учащихся к единой цели индивидуальными путями – маршрутами различной степени сложности.

Что же такое маршрутный лист? Если коротко, то это список заданий разного уровня сложности.  

Выделим  несколько уровней сложности – допустим, три уровня. Не вдаваясь в конкретику школьных предметов:
1 уровень – задания по образцу, «услышал – повторил», пересказ, решение простых задач, ответы на самые простые вопросы; 

2 уровень - умение применить знание в другой ситуации;  умение сравнивать, видеть общее, высказывать предположения;

3 уровень – это так называемые «нестандартные задания», на которые нет очевидного ответа, для решения которых нужно построить в голове сложную комбинацию из знаний, полученных, возможно, по разным школьным предметам; задания, требующие порой догадки, «озарения».
Итак, в рамках учебной темы мы выделяем задания разных уровней, чтобы было понятно детям. Важно,  что  уровень работы всегда определен заранее, и учитель никогда не оценивает: ни ученика, ни его работу. Он просто говорит: «Да, ты справился с этой работой (первого, второго или третьего уровня сложности)» или «Нет, ты не справился, следующий раз». 

Маршрутный Лист – это как договор, контракт на работу. Между учителем и учеником. Не договорившись, нельзя приступать к работе. Неприлично начинать работу над темой, не определив объем работы и «вознаграждения». В Школе, правда, всё возможно.

Ученик имеет право на первом уроке темы (проекта, мастерской) точно знать, что от него требуется и может спланировать свою работу. Как это просто.

Благодаря Маршрутному Листу самый ленивый ученик может начать работать.  Вот, представьте, он решил взяться за ум и что-то сделал – что он имеет в традиционной системе? Троечку! Воодушевляет…

В Маршрутном Листе всегда есть простые виды работ, которые по силам даже несильному ученику – он получает «зачет» за эти работы: за одну, две, три – а потом, быть может, переходит к работам и второго уровня сложности.

Мы не сдаем нормы ГТО. И «положительную оценку» ученик получает за личный прогресс, за продвижение и  усердие. Поэтому слово «Молодец», обращенное ученику, который никогда не вел тетради, за то, что написал план урока или  «Браво!» – тому, кто не отрывал прежде рта, за пересказ параграфа – это действительно положительная оценка, без иронии.

Другой плюс – только используя МЛ, учитель может с чистой совестью завалить учеников трудной, нестандартной работой. Чтоб победители районных олимпиад не расслаблялись!

В МЛ всегда есть запредельная, «запятерочная»  работа – я просто даю возможность, предлагаю и радуюсь, если кто-то ее  выполняет. Пятерка ограничивает, тормозит отличника. Маршрутный Лист дает перспективы.

Маршрутный Лист – это забота и о слабом, и о сильном ученике.

Главным принципом для учителя при разработке заданий маршрутных листов становится сохранение единства текстов для всех групп. Разница заключается в самих заданиях, но не текстах.

Для разделения детей на схожие по стартовым возможностям группы необходимо провести входной срез знаний. Выделяются следующие группы учеников:

 подготовительная группа – группа, в которой находятся учащиеся со знаниями ниже среднего (это может быть связано с отставанием по причине болезни, перехода из другой школы, перехода на другую программу, плохое усвоение материала в процессе обучения и др.). Целью учителя относительно данной группы становится выравнивание их знаний в соответствии с минимумом образовательного стандарта, подготовка перехода данных ребят в следующую группу;

 основная группа – те «средние» ребята, на которых должен был ориентироваться учитель в советской школе. Они успевают усваивать материал, преподаваемый учителем, но они не должны стоять на месте, а должны постоянно двигаться вперед, увлекаемые определенными видами заданий, направленных на повышение интереса к уроку русского языка и к изучаемому материалу. Многие из этих учащихся способны перейти в следующую группу, но им не хватает внешней и внутренней мотивации. Как показывает практика, маршрутные листы становятся толчком для развития их творческой деятельности.

 творческая группа - группа, в которой находятся одаренные дети. Они легко и быстро осознают преподаваемый материал, и, для того, чтобы они не потеряли интерес к предмету, необходимо регулярно его поддерживать новыми знаниями, интересными творческими заданиями. При помощи маршрутных листов происходит углубление содержания образования для талантливых детей за счет высвобождения времени на уроке.

Для детей первой группы необходима подсказка, повторение теории. Поэтому перед каждым заданием ребенок видит теоретическое включение, алгоритм, которые будут полезны при выполнении задания. При выполнении самого задания ребенок предъявляет осознанность материала, переход от репродуктивного мышления к продуктивному (не только фиксация материала, но и его самостоятельная систематизация). По мере выполнения заданий ребенок продвигается от одного уровня к другому: на основе данных составить свои примеры.

Задания для детей средней группы не отличаются от тех, которыми снабжены маршрутные листы первой группы. Различие состоит в том, что для этих детей нет необходимости в повторении алгоритмов, схем, теоретических выкладок – они успели усвоить материал во время уроков. Главная задача – показать уровень усвоения материала и дать толчок к постепенному переходу в следующую группу.

Содержание маршрутных листов для детей творческой группы отличается отсутствием подсказок и теоретического материала, отсутствием заданий репродуктивного уровня. Листы наполнены дополнительными творческими заданиями к тем же текстам, что и у других групп. Также маршрутные листы отличаются дополнительным теоретическим материалом, который не является обязательным, но дает пищу для размышления талантливым детям, развивает их способности, стимулирует интерес к предмету за счет раздвижения предметных границ.

При применении маршрутных листов не стоит акцентировать внимание на разделении детей на группы: несмотря на различные стартовые возможности детей, все они придут к единой образовательной цели. Любой ребенок сможет при соответствующей мотивации и условиях перейти в творческую группу, что способствует повышению самооценки, желанию далее успешно продвигаться вперед.

Актуальность данной работы: предоставляется возможность для повторения материала и ликвидации пробелов по конкретному разделу отстающими и пропустившими материал учащимися;

Данные методические материалы позволяют учителю:

- на уроке контроля - проверить степень и качество усвоения знаний, умений, навыков;

- на уроке усвоения нового – организовать самостоятельное изучение материала учениками при помощи маршрутных листов;

- на уроке повторения – организовать самостоятельное повторение материала с возможностью восполнения пробелов при помощи индивидуальных маршрутных листов.

При применении маршрутных листов учителю отводится не назидающая и контролирующая роль, а роль проводника.

С использованием системы маршрутных листов эффективно реализуются наиболее значимые с позиции дидактических принципов методические цели:

- индивидуализация и дифференциация процесса обучения (за счёт возможности поэтапного продвижения к цели по маршрутам различной степени сложности);

- осуществление контроля с обратной связью, с диагностикой ошибок и оценкой результатов деятельности;

- осуществление в процессе усвоения учебного материала тренировки и самоподготовки учащихся;

- высвобождение учебного времени для талантливых учащихся.

Маршрутные листы позволяют

  • эффективнее организовать самостоятельную работу и индивидуализировать процесс обучения;

  • решить сразу несколько задач: изучить новый материал, закрепить, выполняя практическую работу, включающую разные виды упражнений, углубить знания, провести контроль.

  • позволяет активизировать процесс обучения, реализовать идеи развивающего обучения, повысить темп урока, увеличить объем самостоятельной работы учащихся.

Нет необходимости использования маршрутных листов на каждом уроке (подготовка к таким урокам весьма трудоемка), но если МЛ использовать один раз во время изучения каждого раздела, то эффективность осознания материала возрастает.

Практика показала, что использование маршрутных листов на уроках повышает эффективность обучения (развитие интеллекта школьников и навыков самостоятельной работы в поиске информации; разнообразие форм учебной деятельности учащихся на уроке);

 повышает интерес ребенка к изучению предмета и к учению в целом, улучшает качество образования, активизирует творческий потенциал ученика и учителя, включает школьников и педагогов в современное пространство информационного общества;

 осуществляет индивидуальный и дифференцированный подходы в обучении (работа самостоятельно с оптимальной для себя скоростью);

 обеспечивает гибкость управления учебным процессом (отслеживание процесса и результата своей работы);

 улучшает организацию урока (дидактический материал всегда имеется в достаточном количестве);

 повышает качество контроля знаний учащихся и разнообразие его форм;

 расширяет объём предъявляемой учебной информации.

В этом случае основной задачей учителя является обеспечение эффективной организации деятельности учащихся на уроке, удовлетворяющей двум условиям: во-первых, освоение всеми учениками полного объема знаний и умений по предмету и, во-вторых, учет индивидуальных особенностей каждого ребенка. 

На первом этапе задача учителя состоит в проектировании нескольких альтернативных маршрутов, каждый из которых обеспечивает решение всего комплекса образовательных задач урока. Определение образовательных маршрутов осуществляется педагогом исходя из особенностей учащихся класса, содержания учебного материала и типа урока. Тем не менее, в любом маршруте должны быть представлены задания всех трех уровней сложности – репродуктивного, конструктивного и творческого. Каждый маршрут должен задавать четкий алгоритм деятельности учащегося на уроке от постановки задачи до презентации конечного продукта и рефлексии. Результатом деятельности учителя на данном этапе являются маршрутные листы, включающие формулировку темы урока, цели и задачи, совокупность заданий, представленную в определенной логике и обеспечивающую достижение результата. 

Второй этап – этап создания организационных условий для самостоятельного выбора учащимися маршрутов деятельности на уроке. Задачей учителя на данном этапе будет – обеспечить выбор каждым учащимся собственной траектории образовательной деятельности, учитывающей не только его интересы, но и учебные возможности. Результатом на данном этапе будет оформление рабочих групп учащихся, пар, объединенных общим маршрутом или индивидуальный выбор. 

Третий этап характеризуется преобладанием самостоятельной деятельности учеников по выполнению выбранных заданий. Основной задачей учителя на данном этапе урока является консультирование и поддержка учащихся в процессе учебной деятельности. Учитель реализует такие роли, как: консультант, помощник, наставник, партнер. 

^ На этапе презентации продуктов деятельности учащихся главная функция учителя состоит в стимулировании мыследеятельности учеников по обобщению результатов работы. Это может осуществляться в форме проблемных вопросов, выявления противоречий, приведения спорных фактов и т. п. 

^ На завершающем этапе важной задачей для учителя будет организация рефлексии. Выбор приемов организации рефлексивной деятельности учащихся будет зависеть от форм организации образовательного процесса на уроке, особенностей учащихся. Рефлексия должна осуществляться на групповом уровне (класс и рабочая группа) и на индивидуальном.

Применение в собственной педагогической практике организации уроков на основе индивидуальных маршрутов позволяет обнаружить ряд преимуществ данной методики перед традиционным уроком: 


  • обеспечивает дифференциацию учебно-воспитательного процесса;


  • содействует реализации личностно-ориентированного подхода к образованию;


  • стимулирует познавательную активность учащихся и их интерес к предмету;


  • позволяет реализовать деятельностный подход к образованию;


  • способствует развитию конструктивных умений и творческих способностей учащихся.


В то же время, опыт использования индивидуальных маршрутов на уроке показывает, что главным недостатком предлагаемой методики является ее затратность как с точки зрения времени подготовки учителя, так и с точки зрения материального обеспечения. Однако указанные недостатки не умаляют достоинств организации образовательной деятельности на основе индивидуальных маршрутов.


На практике, процесс обучения и воспитания в основном, ориентируется на средний уровень развития ребенка, поэтому не каждый воспитанник может в полной мере реализовать свои потенциальные возможности. Это ставит перед учителями, задачу по созданию оптимальных условий для реализации потенциальных возможностей каждого воспитанника. Одним из решений в данной ситуации является составление и реализация индивидуального образовательного маршрута . Индивидуализация обучения, воспитания и коррекции направлена, прежде всего, на преодоление несоответствия между уровнем, который задают образовательные программы, и реальными возможностями каждого воспитанника.

  1. Фиксация материала (факты, цифры, имена и др.);

  2. Систематизация (связи между фактами);

  3. Идентификация (анализ фактов, соотношение со своим жизненным опытом);

  4. Объяснение (толкование, установление смысла явлений, комментарий);

  5. Интерпретация (концепт–инновационная идея, содержащая в себе креативный смысл).

Работа на уроках математики с использованием маршрутных листов


  1. Маршрутный лист несет в себе несколько смысловых нагрузок:

а) Индивидуализация обучения. Ребенок с помощью маршрутного листа движется в обучении согласно своим возможностям: уровням обученности и обучаемости.

б) Дифференциация обучения. Задания и объяснения учителя составляются с учетом способностей каждого ученика или группы учеников. Таким образом, можно организовать работу учеников с разным уровнем развития.

в) Гуманизация обучения. Применение маршрутных листов меняет отношения учителя и ученика, как субъектов процесса обучения.

г) Применение маршрутных листов активизирует ученика, учит работать с текстом.

д) Работа по маршрутному листу обеспечивает психологический комфорт детей, т.к. работа каждого ребенка не зависит от темпа движения класса в целом.

е) Применение маршрутных листов поможет более успешно работать с теми детьми, которые часто пропускают занятия по болезни.

ж) Маршрутные листы помогут организовать более эффективную работу на уроках отработки навыков или закрепления материала.

Применение маршрутных листов позволит учителю использовать новую форму организации урока, моделировать групповую и индивидуальную работу с детьми: пока сильные учащиеся работают по маршрутным листам, учитель работает с группой детей с низкой учебной мотивацией или со слабоуспевающими детьми.

Однако, создание маршрутных листов, их разработка и применение на уроке требуют от учителя:

  1. Высокий профессионализм, хорошее знание предмета, учебных программ по предмету.

  2. Новую организацию урока.

  3. Отслеживание движения по предмету каждого ученика, а для этого создание документации, позволяющей фиксировать достигнутые результаты.

  4. Уметь рассчитывать время, которое ребенок должен затрачивать на выполнение заданий, вовремя внося корректировку.

  5. Учитель должен разработать на урок несколько маршрутных листов, учитывая индивидуальные особенности различных детей.


Организация работы по индивидуальному образовательному маршруту в начальной школе основана на следующих принципах: 
- индивидуальный, дифференцированный подход к учебно-воспитательному процессу, продуктивной, творческой деятельности ученика и учителя; 
- программы дополнительного образования, факультативов по предметам, научное общество учащихся, позволяющих реализовывать образовательные потребности обучающихся, их родителей; 
- качественное обучение, развитие и воспитание учащихся без ущерба для детского здоровья. 

В основе построения индивидуального образовательного маршрута лежит самоопределение учащегося. 
Результатом проектирования индивидуального образовательного маршрута становится выбор линии (пути) движения учащегося к поставленной цели. 
Смысл обучения состоит не в передаче знаний, а в обеспечении условий самореализации личности. Задача школы – предоставить ребенку широкий спектр образовательных услуг, которые могут в полной мере реализовать формулу "хочу-могу-есть-требуют".

Затронута очень важная для каждого учителя проблема: не потерять детей одарённых, успешных в обучении, творчестве... Согласна с рассуждениями Кочергиной О.Б. об актуальности "проектирования индивидуального образовательного маршрута младшего школьника в условиях введения ФГОС второго поколения". Согласна и с тем, что времени у педагогов на диагностику, обработку результатов, работу по поддержке, развитию и сопровождению катастрофически мало... с возросшим объёмом документации (взять хотя бы поурочные "Технологические карты"), поэтому "обнаруживается противоречие между необходимостью реализации индивидуального образовательного маршрута одарённого подростка и недостаточной эффективностью педагогических действий общеобразовательной школы, направленных на эту реализацию" (Надежда Михайловна). У учителя есть и другие дети в классе, может не столь одарённые, о которых мы ведём речь, но которым также нужен для развития индивидуальный образовательный маршрут, а его должен обеспечить тот же учитель... Я ни в коем разе не против диагностики, тестирования, анкетирования, опросов; обработки и систематизации собранного материала; самого процесса проектирования индивидуального образовательного маршрута; работы педагогов по спроектированному маршруту; системного анализа для своевременного внесения соответствующих корректив в маршрут... Но надо помнить, что педагог - человек, а не робот - у него есть семья, СВОИ дети и, в конце концов, должно быть своё личное время! Я к тому, что хорошо бы создать БАЗУ ДИАГНОСТИКИ ОДАРЁННОСТИ, возможно быстрой обработки данных в программе EXCEL

В учебной деятельности одаренные дети отличаются тем, что: 

-Хотят добиваться успехов в учебе и приобретать знания, не воспринимая это как насилие над собой. 
-Способны к самостоятельным действиям благодаря приобретенным ранее умственным навыкам. 
-Умеют критически оценивать окружающую действительность и проникать в суть вещей и явлений. 
-Погружены в философские проблемы, касающиеся вопросов жизни и смерти, религии и сущности мироздания. 
-Не довольствуются поверхностными объяснениями, даже если они кажутся достаточными для их сверстников. 
-Постоянно стремятся к самосовершенствованию и стараются все делать хорошо (перфекционизм). Отсюда - постановка завышенных целей и тяжелые переживания в случае невозможности их достижения. 
-Могут полностью концентрировать внимание и погружаться в проблему, подавляя любые «помехи». 
-Способны фиксировать свой опыт и оперативно применять его в экстремальной ситуации. 
-Урок для них особенно интересен, когда имеет место поисковая и исследовательская ситуация, импровизация и парадоксы. 
-Умеют выделять главное в проблеме и в жизни, необходимое в данный момент для самореализации. 
-Лучше других своих сверстников способны раскрывать отношения между явлениями и сущностью, использовать логические операции, систематизировать и классифицировать материал. 
-Остро переживают несправедливость в случае нарушения морально-нравственных норм и отношений. 
Но, как и у всякого объекта изучения, у одаренных детей также имеются свои минусы.

Но мы, педагоги, рук не опускаем! Стараемся, работаем и в этом направлении...И наши детки тоже участвуют в "Русском медвежонке", "Кенгуру", ЧиП", КиТ" и других, как интеллектуального, так и творческого характера: "Звонкие голоса", "Весенние капели", конкурсы тематического рисунка. Хвалится особо нечем, но стараемся выходить на всероссийский уровень, не забываем при этом об исследовательской деятельности, принимаем участие в районе и республике ( "Дорогами Отечества", "Лаборатория XXI века").

Одаренность — это системное, развивающееся в течение жизни качество психики, которое определяет возможность достижения человеком более высоких,незаурядных результатов в одном или нескольких видах деятельности по сравнению с другими людьми. 
Одаренный ребенок — это ребенок, который выделяется яркими, очевидными, иногда выдающимися достижениями (или имеет внутренние предпосылки для таких достижений) в том или ином виде деятельности. 
Индивидуальные образовательные маршруты - это технология будущего, которая способствует самореализации учащихся и педагогического коллектива и направлена на формирование и развитие в учреждении широко образованной, социально адаптированной, творческой, профессионально ориентированной личности.








Мы придумали такую систему. И назвали ее  «МАРШРУТНЫЙ ЛИСТ» (МЛ).

Я не могу сказать, что на третий день произошло чудо и все двоечники встали на ноги. Но дети оживились, появился азарт: можно я возьму задание посложнее, а я это тоже смогу сделать. И это в средней школе, когда казалось бы, ничем их уже не поднимешь…

Итак, коротко, в три строчки:

Маршрутный Лист – список заданий разного уровня сложности; если ученик хорошо выполнил задание, учитель ему говорит «хорошо», если плохо – говорит «следующий раз».  

Всё. И никаких пятибалльных оценок!

Только «да» и «нет»

«Это уравниловка, – говорят школьные учителя, – есть работа простая, а есть сложная, и что ж, всё – хорошо?»

Хорошо, давайте внесем уточнения. Выделим  несколько уровней сложности – допустим, три уровня. Не вдаваясь в конкретику двенадцати школьных предметов:
1 уровень – задания по образцу, «услышал – повторил», пересказ, решение простых задач, ответы на самые простые вопросы; 

2 уровень - умение применить знание в другой ситуации;  умение сравнивать, видеть общее, высказывать предположения;

3 уровень – это так называемые «нестандартные задания», на которые нет очевидного ответа, для решения которых нужно построить в голове сложную комбинацию из знаний, полученных, возможно, по разным школьным предметам; задания, требующие порой догадки, «озарения».
Итак, в рамках учебной темы мы выделяем задания разных уровней - разных  level’ов,чтобы было понятно детям. И за выполнение каждого задания они получат долгожданную оценку(!) – которая в нашей школе выражается словом «хорошо».

Важно,  что  уровень работы всегда определен заранее, и учитель никогда не оценивает: ни ученика, ни его работу. Он просто говорит: «Да, ты справился с этой работой (первого, второго или третьего уровня сложности)» или «Нет, ты не справился, следующий раз». 

Только «да» и «нет».

Контракт на работу
Учительница входит в класс: под мышкой журнал, в руке указка.  Так должно быть в Школе. Это стиль – фирменный стиль Школы.

У нас свой «фирменный стиль»: на доске  Маршрутный Лист (план работы по теме, лист достижений…)  для всего класса, на парте – индивидуальный, на каждого ученика.

Маршрутный Лист – это договор, контракт на работу. Между учителем и учеником. Не договорившись, нельзя приступать к работе. Неприлично начинать работу над темой, не определив объем работы и «вознаграждения». В Школе, правда, всё возможно.

Ученик имеет право на первом уроке темы (проекта, мастерской) точно знать, что от него требуется и может спланировать свою работу. Как это просто.

Представьте, что, Вы, взрослый человек, пришли устраиваться на работу, а начальник Вам говорит: «Заранее я не могу тебе сказать, что надо делать – работай, а там посмотрим. Зарплата? Поговорим в конце месяца».  Согласитесь?

Забота о сильных, забота о слабых
Благодаря Маршрутному Листу самый запущенный, задавленный и ленивый ученик может начать работать.  Вот, представьте, он решил взяться за ум и что-то сделал – что он имеет в традиционной системе? Троечку! Воодушевляет…

В Маршрутном Листе всегда есть простые виды работ, которые по силам даже несильному ученику – он получает «зачет» за эти работы: за одну, две, три – а потом, быть может, переходит к работам и второго уровня сложности.

Мы не сдаем нормы ГТО. И «положительную оценку» ученик получает за личный прогресс, за продвижение и  усердие. Поэтому слово «Молодец», обращенное ученику, который никогда не вел тетради, за то, что написал план урока или  «Браво!» – тому, кто не отрывал прежде рта, за пересказ параграфа – это действительно положительная оценка, без иронии.

Другой плюс – только используя МЛ, учитель может с чистой совестью завалить учеников трудной, нестандартной, домашней – о! – работой. МЛ – это всегда список работы с избытком, на 8 уроков проекта – 15-20 работ. И всегда в этом списке есть работы «супер» – на три, а может и на четыре звезды. Чтоб победители районных олимпиад не расслаблялись!

Ну как я, учитель, в рамках любимой пятибалльной, дам детям задание смотреть фильм на полтора часа, читать Книгу Исхода из Пятикнижия Моисеева, написать сценарий фильма? Что поставлю за эту работу?  Пятерку? Значит, по двенадцати предметам каждый учитель даст работу на два часа и скажет: «Вот это на пятерку». Сколько времени останется на сон? Сколько штатных психологов нужно иметь, чтобы потом приводить в чувство этих пятерочников?

Здесь другое дело: всегда есть запредельная, запятерочная  работа – я просто даю возможность, предлагаю и радуюсь, если кто-то ее  выполняет. Пятерка ограничивает, тормозит отличника. Маршрутный Лист дает перспективы.

Маршрутный Лист – это забота и о слабом, и о сильном ученике.

Дергать за веревочки
Как сделать, чтоб «они» хотели? Чтобы ученики хотели учиться? Родительское собрание в сентябре: отдохнувшие учителя, говорящие о своих планах; веселые родители, с восторгом слушающие  рассказы отдохнувших учителей… Какая хорошая школа!  Какие учителя! Как много нам  открытий чудных…

А «они» не хотят. И никто не знает, что делать с этим.

Маршрутный Лист – конечно, не отмычка, не золотой ключик Папы Карло. Это лишь один из способов решить задачу  с условием «они не хотят».

Без плана работы на тему, с возможностью выбора вариантов работы и уровня, без обсуждения этого плана с учениками, без четкого договора на работу, принятого обеими сторонами, – что нам остается?  Дергать за веревочки в этом кукольном театре, раздавать пинки и  подзатыльники, и  сердиться, что «эти бестолковые ученики» не в состоянии сами ни приподнять головы, ни шевельнуть рукой. «И вовсе он нам не мучитель, а просто наш добрый…»

Маршрутный Лист – для тех учителей, которые верят, что с детьми можно по-хорошему; верят, что учеба может быть радостью; что каждый ребенок хочет…

Покормить попугая на троечку?
Мама, уходя на работу, прицепляет к холодильнику  записку:

«Доченька! Не забудь покормить попугая, пропылесосить свою комнату и пожарь,  пожалуйста, на ужин котлеты».

Вот три «работы»:  первая простая, вторая – посложнее, третья – «креативное задание»…

Каждое дело может быть или сделано или не сделано – «да» или «нет». Нельзя покормить попугая на троечку, пропылесосить комнату на четверку и  совсем нельзя пожарить котлеты ни на какую из пятибалльных оценок – котлеты могут быть вкусными  или невкусными.

Нет пятибалльной оценки – но нет и стандартного «зачета», когда всё хорошо и всё зачтено. Есть простые дела – с которыми просто справиться, и сложные – с которыми справиться сложно.

Это и есть МАРШРУТНЫЙ ЛИСТ.

«Или опять шутите?»
Ничего нет проще Маршрутного Листа. Два года назад объяснял семиклассникам, что это такое. Поняли за 10 минут. Схватили суть. Помню выражения лиц: «Неужели это возможно… И мы так будем работать? Или опять шутите…»

«Дети, каждый из вас хочет быть успешным в школе. Быть, ну как сказать… отличником. (Оживление в классе)  И я  тоже этого хочу. Мы начинаем новую тему – вот план нашей работы. Тут есть задания попроще, они отмечены одной звездочкой, есть посложнее – две и три звездочки.  Сделал работу – ставишь себе «плюс». Или пишешь какое-нибудь приятное слово: «Молодец!», «Браво!», «Супер!» Никаких минусов, нулей и прочее: если не сделал работу, остается пустая клетка -  сделаешь следующий раз.

Список большой – строчек двадцать. Вот эти задания надо сделать обязательно, а эти – если захотите и вдруг заинтересуетесь. Всё сделать невозможно – ведь у вас есть и  другие предметы.

Каждый решает, на какой уровень он ставит себе планку. Кто-то будет делать только простые задания, кто-то работу второго или третьего уровня. Если ты сказал, что будешь работать на «третьем уровне» - надо будет заниматься и дома.

Как правило, на дом дается нестандартная и неожиданная работа – ведь в нашей школе нет «домашнего задания». Но если кто-то не успел выполнить простую работу – то, конечно, ее можно доделать-переделать дома. У тебя есть план работы на проект, и сам соображай, когда что делать.

Родители спросят об оценке? В конце темы ваши родители получат страницу Маршрутного листа, где напротив каждой работы будет стоять отметка о выполнении.  Ну, а если ничего не будет стоять – значит, не справился  с этой работой…

А вообще-то, у вас чудесные родители, они всё понимают и доверяют нам с вами…»

Отступление для «строгих учителей»
Это очень строгая система. Тройка в нашей пятибалльной – это «положительная оценка».  Получив ее и удовлетворившись, можно продолжать играть в ПИ ЭС ПИ. Двойка – тоже не беда.  До конца четверти исправим! А нет, так пообещаю учителю начать работу в следующей четверти. Он поверит. Пятерка – потолок для пятерочника. Получил и успокоился.

Маршрутный Лист – другое дело…

Или ты сделал работу – или нет. Если нет, то сделаешь ее со второго, третьего, четвертого раза.  Что нам важнее: двойку поставить или добиться результата?

«Они ничего не хотят делать», - жалуются учителя, ставящие пятибалльные оценки. Поэтому «они» и не хотят ничего.

МЛ – и это главное его преимущество – учит ребенка самостоятельности и ответственности. Подобные вещи – планы работ – существуют во всех «свободных школах» Европы. Без такого плана ребенок всегда на коротком поводке. И ни за что не отвечает.

Окончательное решение вопроса мотивации
А дальше – самое главное…

Учитель, ставя «плюсик» в Маршрутный Лист, не должен бы говорить «тебе плюсик» и даже «тебе звездочка». Есть много других слов, чтобы выразить и

Вот список, по возрастающей: «Хорошо», «Молодец», «Здорово», «Браво», «Умница», «Супер», «Солнышко»…

Конечно, в большом Маршрутном листе на доске, который на А-три , не впишешь слово «Умница», так можно поставить «+», но в том, маленьком, который на А-пять  (но очень маленьком, но на А-пять) ребенок может написать себе то, что ему хочется.

Вот он главный секрет Маршрутного Листа (который надо запатентовать) - ученик пишет не «зачет» и не «плюс» - а «Андрюша молодец» или «Маша умница».

Вот Андрюша открывает тетрадь, а там – вклеенный лист, и десять раз написано его собственной рукой, что он МОЛОДЕЦ! 

Проблема мотивации решена окончательно, обещаю на эту тему больше не писать.

Закон есть закон
Закон об Образовании дает право применять любую форму оценивания результатов при промежуточной аттестации. Промежуточной аттестацией, как известно, является всё, кроме итоговой аттестации (4,9, 11 класс).

Таким образом, если мы не ставим пятибалльных оценок до 8 класса включительно – мы нисколько не нарушаем Закон. Исключение: музыка, рисование – те предметы, по которым итоговая аттестация проходит в 8 классе.






Универсального рецепта создания индивидуального образовательного маршрута (ИОМ) в настоящий момент нет. Невозможно определить этот маршрут на весь период обучения в начальной школе сразу. ИОМ должен отражать процесс изменения в развитии и обучении ребенка. С помощью ИОМ происходит своевременная коррекция педагогического процесса. 

Эффективность разработки ИОМ обуславливается рядом условий: 
- осознанием всеми участниками педагогического процесса необходимости и значимости ИОМ как одного из способов самоопределения, самореализации младшего школьника; 
- осуществлением психолого-педагогического сопровождения и информационной поддержки процесса разработки ИОМ учащегося; 
- организацией рефлексии как основы коррекции ИОМ. 








Индивидуальный образовательный маршрут учащегося как одно из условий повышения качества знаний

Индивидуальные образовательные маршруты – это технология будущего, которая способствует самореализации обучающихся и направлена на формирование и развитие в учреждении широко образованной, социально адаптивной, творческой личности.

Индивидуальные образовательные маршруты незаменимы в организации проектной, исследовательской и творческой деятельности, когда следует предоставлять детям возможность выбора. Проектирование ИОМ в системе образования – это жизненная необходимость, позволяющая детям в полной мере реализовать свои потребности, удовлетворить интересы.

В документах, посвященных модернизации российского образования, ясно выражена мысль о необходимости смены ориентиров образования с получения знаний и реализации абстрактных воспитательных задач — к формированию универсальных способностей личности, основанных на новых социальных потребностях и ценностях.

Достижение этой цели прямо связано с индивидуализацией образовательного процесса, что вполне осуществимо при обучении школьников по индивидуальным образовательным маршрутам.

Индивидуальный образовательный маршрут определяется учеными как целенаправленно проектируемая дифференцированная образовательная программа, обеспечивающая учащемуся позиции субъекта выбора, разработки и реализации образовательной программы при осуществлении преподавателями педагогической поддержки его самоопределения и самореализации (С.В. Воробьева, Н.А. Лабунская, А.П. Тряпицына, Ю.Ф. Тимофеева и др.))

ИОМ – специфический метод индивидуального обучения, помогающий ликвидировать пробелы в знаниях, умениях, навыках учащихся, овладеть ключевыми образовательными технологиями, осуществить психолого-педагогическую поддержку ребёнка, а значит повысить уровень учебной мотивации.Индивидуальный образовательный маршрут определяется образовательными потребностями, индивидуальными способностями и возможностями учащегося (уровень готовности к освоению программы), а также существующими стандартами содержания образования.

Обеспечение в школе реализации индивидуально-образовательных маршрутов учащихся – это попытка решения проблемы развития личности, её готовности к выбору, определению цели и смысла жизни через содержание образования. Это попытка увидеть учебный процесс с позиции ученика.

Модель индивидуального маршрута учащегося, представляет собой открытую систему, включающую следующие системные компоненты:

Концептуальный, который рассматривается в качестве системообразующего и представляет собой совокупность целей, ценностей и принципов на которые опирается деятельность, осуществляемая в рамках индивидуального маршрута.

Содержательный, который включает в себя содержание образования, которое осваивается в процессе реализации маршрута.

Процессуально-технологический, представляющий собой совокупность методических и технологических приемов, способов организации учебной деятельности, которые используются в процессе освоения содержания образования.

Педагогическое осмысление понятия индивидуальный маршрут учащегося позволяет определить его, как персональную траекторию освоения содержания образования на избранном уровне, через осуществление различных видов деятельности, выбор которых обусловлен индивидуальными особенностями учащегося.

Педагогический алгоритм реализации индивидуального маршрута учащегося представляет собой последовательность учебных действий участников образовательного процесса и обеспечивает достижение каждым учащимся поставленных учебных целей через использование форм и способов организации работы в наибольшей степени соответствующих индивидуальному стилю учебной деятельности, возможностям и потребностям каждого учащегося.

Необходимыми педагогическими условиями эффективной реализации индивидуальных маршрутов учащихся, являются:

дидактическое сопровождение учащихся в процессе реализации индивидуального маршрута на основе непрерывного мониторинга учебных и личностных достижений.

методическое сопровождение учителя, в процессе решения конкретных учебных и профессиональных затруднений участников образовательного процесса, через систему индивидуального консультирования.

Процесс движения учащихся по индивидуальному маршруту обеспечивает становление и развитие образовательных компетенций на уровне каждого учащегося при условии использования в процессе реализации маршрута:

возможностей для выбора учащимися уровня освоения учебного содержания в соответствии с особенностями и потребностями учащихся;

образовательных технологий, обеспечивающих активную позицию ученика при взаимодействии с информацией и окружающим миром;

аутентичной системы оценивания результатов обучения.

При выстраивании ИОМ для каждого ребенка с проблемами в развитии необходимо учитывать следующие принципы:

1) систематическая диагностика;

2) индивидуальный подбор педагогических технологий;

3) контроль и корректировка;

4) систематические наблюдения;

5) пошаговая фиксация.

Развитие школьника может осуществляться по нескольким образовательным маршрутам, которые реализуются одновременно или последовательно. Отсюда вытекает основная задача педагога — предложить учащемуся спектр возможностей и помочь ему сделать выбор. Выбор того или иного индивидуального образовательного маршрута определяется комплексом факторов:

особенностями, интересами и потребностями самого ученика и его родителей в достижении необходимого образовательного результата;

профессионализмом педагогического коллектива;

возможностями школы удовлетворить образовательные потребности учащихся;

возможностями материально-технической базы школы.

Логическая структура проектирования индивидуального образовательного маршрута включает в себя следующие этапы:

постановка образовательной цели (индивидуальный выбор цели предпрофильной подготовки),





Школа без оценок

Курбатов Рустам Иванович, директор негосударственного образовательного учреждения «Лицей «Ковчег» — XXI», г. Красногорск, Московская область

Безотметочное обучение в начальной школе…сколько мнений «за» и «против». Одни считают, что такая система себя изжила и более не эффективна, другие придерживаются «классической школы». Как и чем мотивировать ребенка к учебе? Опытом безотметочного обучения делится директор одной из подмосковных школ.

После 18 лет тяжелых и продолжительных дискуссий, после прорывов фронта и вынужденных отступлений, мы – учителя лицея КОВЧЕГ – подписали Договор: «Со следующего года мы не ставим пятибалльных оценок с 1 по 6 класс включительно».

Родители с нами согласились…

Антикризисное управление

Представьте картину: компания на грани банкротства. Руководство предпринимает какие-то телодвижения, но рабочие ничего не делают.  

И вот приходит в  компанию специалист по антикризисному управлению. Что делать и с чего начать? Ясно, что не работает система мотивации. Надо сделать так, чтобы рабочие хотели работать, видели результат своего труда, были заинтересованы в повышении производительности…

Понятно, разговор про Школу.

Пятибалльная система не работает, это признают даже «спецы» с тридцатилетним стажем. Нужна  другая система мотивации.

Мы придумали такую систему. И назвали ее  «МАРШРУТНЫЙ ЛИСТ» (МЛ).

Я не могу сказать, что на третий день произошло чудо и все двоечники встали на ноги. Но дети оживились, появился азарт: можно я возьму задание посложнее, а я это тоже смогу сделать. И это в средней школе, когда казалось бы, ничем их уже не поднимешь…

Итак, коротко, в три строчки:

Маршрутный Лист – список заданий разного уровня сложности; если ученик хорошо выполнил задание, учитель ему говорит «хорошо», если плохо – говорит «следующий раз».  

Всё. И никаких пятибалльных оценок!

Только «да» и «нет»

«Это уравниловка, – говорят школьные учителя, – есть работа простая, а есть сложная, и что ж, всё – хорошо?»

Хорошо, давайте внесем уточнения. Выделим  несколько уровней сложности – допустим, три уровня. Не вдаваясь в конкретику двенадцати школьных предметов:
1 уровень – задания по образцу, «услышал – повторил», пересказ, решение простых задач, ответы на самые простые вопросы; 

2 уровень - умение применить знание в другой ситуации;  умение сравнивать, видеть общее, высказывать предположения;

3 уровень – это так называемые «нестандартные задания», на которые нет очевидного ответа, для решения которых нужно построить в голове сложную комбинацию из знаний, полученных, возможно, по разным школьным предметам; задания, требующие порой догадки, «озарения».
Итак, в рамках учебной темы мы выделяем задания разных уровней - разных  level’ов,чтобы было понятно детям. И за выполнение каждого задания они получат долгожданную оценку(!) – которая в нашей школе выражается словом «хорошо».

Важно,  что  уровень работы всегда определен заранее, и учитель никогда не оценивает: ни ученика, ни его работу. Он просто говорит: «Да, ты справился с этой работой (первого, второго или третьего уровня сложности)» или «Нет, ты не справился, следующий раз». 

Только «да» и «нет».

Для умного родителя

Посмотрим на всё это глазами родителей,  собственно, оценка и ставится для них.

Например, история. Тема – Древний Египет.

Виды работ и уровни:

Смотреть фильм и делать записи                          *

Обсуждение фильма                                               **

Прочитать учебник, ответить на вопросы              **

Заполнить контурную карту                                    *

Задать свои вопросы                                               ***

Выполнить тест                                                        *

Подготовить рассказ по энциклопедии                  **

Рассказать  родителям о пирамидах                     ***

Написать текст для газеты                                      **

Набрать текст на компьютере                                 *

Нарисовать картинку для газеты                            **

 Защита проекта                                                       ***

Допустим, тема длится 6 уроков. За 6 часов – 12 работ, напротив каждой отметка (!) – «Да» или «Нет».

Разве этого недостаточно для умного родителя? 

Контракт на работу
Учительница входит в класс: под мышкой журнал, в руке указка.  Так должно быть в Школе. Это стиль – фирменный стиль Школы.

У нас свой «фирменный стиль»: на доске  Маршрутный Лист (план работы по теме, лист достижений…)  для всего класса, на парте – индивидуальный, на каждого ученика.

Маршрутный Лист – это договор, контракт на работу. Между учителем и учеником. Не договорившись, нельзя приступать к работе. Неприлично начинать работу над темой, не определив объем работы и «вознаграждения». В Школе, правда, всё возможно.

Ученик имеет право на первом уроке темы (проекта, мастерской) точно знать, что от него требуется и может спланировать свою работу. Как это просто.

Представьте, что, Вы, взрослый человек, пришли устраиваться на работу, а начальник Вам говорит: «Заранее я не могу тебе сказать, что надо делать – работай, а там посмотрим. Зарплата? Поговорим в конце месяца».  Согласитесь?

Забота о сильных, забота о слабых
Благодаря Маршрутному Листу самый запущенный, задавленный и ленивый ученик может начать работать.  Вот, представьте, он решил взяться за ум и что-то сделал – что он имеет в традиционной системе? Троечку! Воодушевляет…

В Маршрутном Листе всегда есть простые виды работ, которые по силам даже несильному ученику – он получает «зачет» за эти работы: за одну, две, три – а потом, быть может, переходит к работам и второго уровня сложности.

Мы не сдаем нормы ГТО. И «положительную оценку» ученик получает за личный прогресс, за продвижение и  усердие. Поэтому слово «Молодец», обращенное ученику, который никогда не вел тетради, за то, что написал план урока или  «Браво!» – тому, кто не отрывал прежде рта, за пересказ параграфа – это действительно положительная оценка, без иронии.

Другой плюс – только используя МЛ, учитель может с чистой совестью завалить учеников трудной, нестандартной, домашней – о! – работой. МЛ – это всегда список работы с избытком, на 8 уроков проекта – 15-20 работ. И всегда в этом списке есть работы «супер» – на три, а может и на четыре звезды. Чтоб победители районных олимпиад не расслаблялись!

Ну как я, учитель, в рамках любимой пятибалльной, дам детям задание смотреть фильм на полтора часа, читать Книгу Исхода из Пятикнижия Моисеева, написать сценарий фильма? Что поставлю за эту работу?  Пятерку? Значит, по двенадцати предметам каждый учитель даст работу на два часа и скажет: «Вот это на пятерку». Сколько времени останется на сон? Сколько штатных психологов нужно иметь, чтобы потом приводить в чувство этих пятерочников?

Здесь другое дело: всегда есть запредельная, запятерочная  работа – я просто даю возможность, предлагаю и радуюсь, если кто-то ее  выполняет. Пятерка ограничивает, тормозит отличника. Маршрутный Лист дает перспективы.

Маршрутный Лист – это забота и о слабом, и о сильном ученике.

Дергать за веревочки
Как сделать, чтоб «они» хотели? Чтобы ученики хотели учиться? Родительское собрание в сентябре: отдохнувшие учителя, говорящие о своих планах; веселые родители, с восторгом слушающие  рассказы отдохнувших учителей… Какая хорошая школа!  Какие учителя! Как много нам  открытий чудных…

А «они» не хотят. И никто не знает, что делать с этим.

Маршрутный Лист – конечно, не отмычка, не золотой ключик Папы Карло. Это лишь один из способов решить задачу  с условием «они не хотят».

Без плана работы на тему, с возможностью выбора вариантов работы и уровня, без обсуждения этого плана с учениками, без четкого договора на работу, принятого обеими сторонами, – что нам остается?  Дергать за веревочки в этом кукольном театре, раздавать пинки и  подзатыльники, и  сердиться, что «эти бестолковые ученики» не в состоянии сами ни приподнять головы, ни шевельнуть рукой. «И вовсе он нам не мучитель, а просто наш добрый…»

Маршрутный Лист – для тех учителей, которые верят, что с детьми можно по-хорошему; верят, что учеба может быть радостью; что каждый ребенок хочет…

Покормить попугая на троечку?
Мама, уходя на работу, прицепляет к холодильнику  записку:

«Доченька! Не забудь покормить попугая, пропылесосить свою комнату и пожарь,  пожалуйста, на ужин котлеты».

Вот три «работы»:  первая простая, вторая – посложнее, третья – «креативное задание»…

Каждое дело может быть или сделано или не сделано – «да» или «нет». Нельзя покормить попугая на троечку, пропылесосить комнату на четверку и  совсем нельзя пожарить котлеты ни на какую из пятибалльных оценок – котлеты могут быть вкусными  или невкусными.

Нет пятибалльной оценки – но нет и стандартного «зачета», когда всё хорошо и всё зачтено. Есть простые дела – с которыми просто справиться, и сложные – с которыми справиться сложно.

Это и есть МАРШРУТНЫЙ ЛИСТ.

«Или опять шутите?»
Ничего нет проще Маршрутного Листа. Два года назад объяснял семиклассникам, что это такое. Поняли за 10 минут. Схватили суть. Помню выражения лиц: «Неужели это возможно… И мы так будем работать? Или опять шутите…»

«Дети, каждый из вас хочет быть успешным в школе. Быть, ну как сказать… отличником. (Оживление в классе)  И я  тоже этого хочу. Мы начинаем новую тему – вот план нашей работы. Тут есть задания попроще, они отмечены одной звездочкой, есть посложнее – две и три звездочки.  Сделал работу – ставишь себе «плюс». Или пишешь какое-нибудь приятное слово: «Молодец!», «Браво!», «Супер!» Никаких минусов, нулей и прочее: если не сделал работу, остается пустая клетка -  сделаешь следующий раз.

Список большой – строчек двадцать. Вот эти задания надо сделать обязательно, а эти – если захотите и вдруг заинтересуетесь. Всё сделать невозможно – ведь у вас есть и  другие предметы.

Каждый решает, на какой уровень он ставит себе планку. Кто-то будет делать только простые задания, кто-то работу второго или третьего уровня. Если ты сказал, что будешь работать на «третьем уровне» - надо будет заниматься и дома.

Как правило, на дом дается нестандартная и неожиданная работа – ведь в нашей школе нет «домашнего задания». Но если кто-то не успел выполнить простую работу – то, конечно, ее можно доделать-переделать дома. У тебя есть план работы на проект, и сам соображай, когда что делать.

Родители спросят об оценке? В конце темы ваши родители получат страницу Маршрутного листа, где напротив каждой работы будет стоять отметка о выполнении.  Ну, а если ничего не будет стоять – значит, не справился  с этой работой…

А вообще-то, у вас чудесные родители, они всё понимают и доверяют нам с вами…»

Отступление для «строгих учителей»
Это очень строгая система. Тройка в нашей пятибалльной – это «положительная оценка».  Получив ее и удовлетворившись, можно продолжать играть в ПИ ЭС ПИ. Двойка – тоже не беда.  До конца четверти исправим! А нет, так пообещаю учителю начать работу в следующей четверти. Он поверит. Пятерка – потолок для пятерочника. Получил и успокоился.

Маршрутный Лист – другое дело…

Или ты сделал работу – или нет. Если нет, то сделаешь ее со второго, третьего, четвертого раза.  Что нам важнее: двойку поставить или добиться результата?

«Они ничего не хотят делать», - жалуются учителя, ставящие пятибалльные оценки. Поэтому «они» и не хотят ничего.

МЛ – и это главное его преимущество – учит ребенка самостоятельности и ответственности. Подобные вещи – планы работ – существуют во всех «свободных школах» Европы. Без такого плана ребенок всегда на коротком поводке. И ни за что не отвечает.

Окончательное решение вопроса мотивации
А дальше – самое главное…

Учитель, ставя «плюсик» в Маршрутный Лист, не должен бы говорить «тебе плюсик» и даже «тебе звездочка». Есть много других слов, чтобы выразить и

Вот список, по возрастающей: «Хорошо», «Молодец», «Здорово», «Браво», «Умница», «Супер», «Солнышко»…

Конечно, в большом Маршрутном листе на доске, который на А-три , не впишешь слово «Умница», так можно поставить «+», но в том, маленьком, который на А-пять  (но очень маленьком, но на А-пять) ребенок может написать себе то, что ему хочется.

Вот он главный секрет Маршрутного Листа (который надо запатентовать) - ученик пишет не «зачет» и не «плюс» - а «Андрюша молодец» или «Маша умница».

Вот Андрюша открывает тетрадь, а там – вклеенный лист, и десять раз написано его собственной рукой, что он МОЛОДЕЦ! 

Проблема мотивации решена окончательно, обещаю на эту тему больше не писать.

Закон есть закон
Закон об Образовании дает право применять любую форму оценивания результатов при промежуточной аттестации. Промежуточной аттестацией, как известно, является всё, кроме итоговой аттестации (4,9, 11 класс).

Таким образом, если мы не ставим пятибалльных оценок до 8 класса включительно – мы нисколько не нарушаем Закон. Исключение: музыка, рисование – те предметы, по которым итоговая аттестация проходит в 8 классе.

Любая форма – это любая форма. Десятибалльная, стобалльная оценка, рейтинги, проценты, развернутая словесная характеристика. Форму выбирает и принимает школа.

В личном деле и госжурнале в конце года при этом совсем необязательно ставить пятибалльную оценку – достаточно написать «Программа выполнена». Или – как компромиссный вариант –  поставить пятибалльную оценку на основании контрольной работы.
Мы  (в Лицее КОВЧЕГ) не ставим никаких оценок в 1-4 классе на протяжении уже 10 лет и ограничиваем как можем  оценку в средней школе. Никаких: ни сколько-там-балльных, ни рейтингов, ни процентов, ни зайчиков и улыбающихся белочек.

Родители понимают, что оценка за эту работу – один лишь из многих показателей и относятся к ней спокойно. Вообще, слова, «что родители без оценок не могут» – это слова учителя, который сам без оценок не может. Родителям меньше всего в жизни нужны пятибалльные оценки – им результат работы, а не балл.

В 1992 году появился Закон об образовании – наверное, самый либеральный закон перестроечной эпохи. Он дал много возможностей школе – в том числе и возможность работать без пятибалльной оценки. Вот статья 15 Закона: «Образовательное учреждение самостоятельно в выборе системы оценок, формы, порядка и периодичности промежуточной аттестации обучающихся…»

И пока в эту статью не внесли поправку – надо пользоваться этой замечательной возможностью!

«Да» и «нет», а все остальное..
«Так вот вы и вернулись к пятибалльной оценке, – продолжают «строгие учителя», – ваши три звездочки  это и есть пятерка».

Есть  важное отличие. Как возникает оценка? Ребенок сделал работу – учитель подумал-подумал: «Это тройка». Оценил, одним словом…

Что б мы ни говорили об объективности и прозрачности оценки – суть  не меняется. Учитель оценивает – назначает цену. Какая уж разница: цену работы или цену самому ребенку.  Вот это самое невыносимое в пятибалльной оценке.

Небольшое и лирическое отступление. Последние восемнадцать лет я не ставлю пятибалльных оценок, что называется «в завязке».  Но до того, по молодости,  приходилось ставить. Честно говоря я просто заболевал последнюю неделю четверти, когда нужно было выставлять четвертные. Брал бюллетень.

С детьми своего класса ходил в походы, спали в  одной палатке, из одного котелка,  что называется, кашу ели. А дети-то были разные: не все пятерочники. И вот на последней неделе подходит Толик или Димка и жалобно так смотрят:  «Ну не ставьте тройку, пожалуйста, я исправлюсь…» И щенячья мольба в глазах. Знаю, что за тройку  папа если не выдерет, то на улицу не пустит все каникулы. А четверку совсем не за что ставить…

Так вот, важное отличие – в маршрутном Листе нет момента оценивания.  Сложность задания – уровни – известны заранее. И когда работа выполнена, учитель только говорит «Да» или «Нет».  «Да» – если ученик постарался и хорошо сделал работу. «Нет» – если с первого раза не вышло.  Разве это оценка?  Просто да инет, а всё остальное…

Другие лица
Безоценочную систему приказом по школе не введешь. Учитель, который привык ставить оценки, всё равно будет их ставить.   Необходимость оценивать другого  засела где-то глубоко в нашем профессиональном подсознании. Я не психоаналитик, а всего лишь директор школы – и  не в силах решить этой проблемы…

Могу сказать только о  своем опыте.  Что меняется в жизни учителя, «завязавшего с этим делом»?  У  детей, которые не думают об оценке,  совсем другой взгляд и другая улыбка. Они смотрят тебе в глаза прямо и открыто,  не страшась ничего и не заискивая. Они смеются, когда смешно и  грустят, когда грустно. Они говорят то, что думают.  Начинают работать. И это высшая «оценка», которую я могу получить как учитель.

  

Курбатов Р. ШКОЛА, ГДЕ МОЖНО ХОДИТЬ НА УРОКАХ И ДЕТИ ДЕЛАЮТ ТО, ЧТО ИМ ХОЧЕТСЯ.


Содержание:

О жанре этих записок. Вступление.
Глава 1. Делать то, что хочется.
Глава 2. Ходить на уроках.
Глава 3. Без допинга.
«И сотворили Школу, как велел им…». Вместо заключения.

Вступление. О ЖАНРЕ ЭТИХ ЗАПИСОК

Честно, я давно хотел написать книжку о нашей школе. Одно сдерживало: не мог определиться с жанром.

Написать спокойную и красиво читаемую повесть о том, как мы боролись с домашним заданием и пятибалльной оценкой?

Революционную прокламацию в духе парижских санкюлотов II Года Республики (по образованию я историк и писал когда-то диплом о Французской революции): «Граждане учителя! Сорвите пелену с ваших глаз! Свобода – это пустой призрак, до тех пор, пока ученики делают домашнее задание до двух часов ночи. Пусть гневные крики разъяренных родителей и стоны невыспавшихся детей тронут ваши сердца…»?

Педагогический рецепт: «Ставим песочные часы на три минуты – дети работают в группе; ученик выступает перед камерой в течение двух-двух с половиной минут, соль и перец по вкусу…»?

Вопрос о жанре решился неожиданным и естественным образом.

В нашей школе работают замечательные люди – настоящие учителя: любящие детей и мастера своего дела. Это не совсем школьные люди, и большинство из них занимаются именно «своим делом»: биолог – четыре месяца в году отслеживает касаток на Командорских островах, литератор – пишет стихи и поет их под гитару, историк – ездит со студентами Исторического факультета МГУ по деревням Севера и собирает истории о колхозной жизни. И вот, на два-три дня в неделю они появляются в Лицее КОВЧЕГ: увидеться с учениками – радостными от встречи с любимым учителем, и со мной – директором школы – сердитым от того, что опять всё не так…

Ну как можно управлять пятьюдесятью учителями, треть из которых – кандидаты наук, а другая треть – пишут кандидатские?

Вот я и подумал: чем пять раз в неделю говорить одно и то же, напишу один раз письмо и выдам каждому. Тридцать пять писем, по числу учебных недель, подколотые и подшитые, и стали основой этой книги. К этим текстам добавил совсем маленькие и короткие записочки – даже не письма, а просто телеграммы.

Вот жанр этой книги. Не Педагогический трактат Яна Амоса Коменского, не Педагогическая поэма Макаренко и не Педагогическая симфония Амонашвили – а Педагогические письма и телеграммы.

Мне хочется думать, что этом что-то есть. Как в карандашных набросках к картине, которая рисуется годами и занимает собой всю стену Третьяковской галереи, может быть больше искренности и жизни, чем в самой картине.

Как говорит несравнимый Юлий Ким: «Будучи литератором, я время от времени подвергаю свои тексты литературоведческому анализу…». И я подверг свои тексты литературоведческому анализу, чтобы упростить задачу будущим исследователям, понимая, что моя книга, конечно же, со временем станет педагогическим бестселлером.

Глава 1. ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ХОЧЕТСЯ

ЖИЗНЬ УДАЛАСЬ

О ВИТАЛИКЕ И МИНЕРАЛАХ В КЛАДОВКЕ АННЫ ВЛАДИМИРОВНЫ

ПАМЯТИ СПЕЦКУРСОВ

ВЫПОЛНЯЕМ ЛИ МЫ ПРОГРАММУ?

ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО ЕДИНОМУ ЭКЗАМЕНУ

ВСЁ ПО-НАСТОЯЩЕМУ

ВОКРУГ ДЕТСКИХ ПОЧЕМУ? ПРОГРАММА ПО ЕСТЕСТВОЗНАНИЮ

ТОЛЬКО ДЕТСКИЕ КНИГИ ЧИТАТЬ…

А ГДЕ ТУТ У ВАС ДЕЛАЮТ ВОЛШЕБНУЮ КНИГУ?

ПРОГРАММА ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ?

В ПРЯМОЙ ЭФИР!

МОСТИК ЧЕРЕЗ РЕЧКУ. ПИСАТЬ РАНЬШЕ, ЧЕМ ЧИТАТЬ

К ПЕРВОЙ ГОДОВЩИНЕ ОТМЕНЫ СОЧИНЕНИЯ

ГДЕ НАХОДИТСЯ ТЕЛЕФОННАЯ КАБИНА? ТЕАТР НА УРОКЕ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА

ЗДРАВСТВУЙТЕ, РУССКИЕ! ПЕРЕПИСКА НА УРОКАХ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА

ПРИЗНАЕМСЯ, НИКАКОЙ ПРОГРАММЫ НЕТ…

ЖИЗНЬ БЕЗ ДЗ

СТРАНА НЕВЫУЧЕННЫХ УРОКОВ

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА КАК ПРАЗДНИК

СУДИТЕ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ!

ДЫРКА В ЛИНОЛЕУМЕ КАК ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОДУКТ

ДВА ИНТЕРЕСА или СПЯЩИЕ ПРОБУЖДАЮТСЯ

ПЕРЕГРУЗ

СВОБОДНЫЙ ПОЛЕТ. ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Информация об авторе: Курбатов Рустам

hello_html_m78ddc451.jpg

Курбатов Рустам Иванович, директор лицея «Ковчег-ХХI», г. Красногорск, Московская область, педагогический писатель и общественный деятель, один из наиболее активных и своеобразных продолжателей идей Селестена Френе в России и соединитель ключевых идей нового образования в практике своей школы.

Глава 1. ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО ХОЧЕТСЯ

ЖИЗНЬ УДАЛАСЬ

Неделю назад пришел новый мальчик в 4 класс – Антон. Мама встречает его в конце дня: «Ну как новая школа?». Антон: «Тут на уроках можно ходить…»

«Ну, - подумал я, - как говорится, жизнь удалась; получилось что-то интересное: школа - не школа, но можно ходить на уроках…»

А вопрос важный. Ведь Школа: советская или «современная», или даже «европейская» - с чего она начинается? С того что в течение месяца (опытным учителям достаточно двух недель) детей ничему не учат - кроме одного главного навыка и умения: сидеть неподвижно и слушать. Сидеть и слушать…

Спинка прямо, ручки на парту, смотрим на меня… Пока не отработан этот навык, ребенок еще не ученик, он еще не осознал, какая новая жизнь для него началась, он еще думает, что если хочется что-то сказать – можно сказать, хочется подвигаться – можно встать, хочется пИсать – можно пойти в туалет. Разве можно такому существу объяснить, что такое звуко-буквенный анализ?

«Теперь вы уже не дети, вы ученики», - говорит учительница добрым, но строгим голосом. И шестилетнему это нравится: «Я уже большой! У меня пенал с разноцветными ручками. И настоящая школьная форма!» Для него это новая игра: сидеть за партой, поднимать руку… Не понимает, что сидеть-то одиннадцать лет.

На двадцать пятом году учительской карьеры (скоро пенсию оформлять за выслугу лет) понял, что я – слабый учитель. То есть не сильный. «Сильный учитель» - о, как это звучит! «А у вас в школе сильные учителя?» - спрашивают родители. «Мне повезло, у нас в школе были сильные учителя…» - со вздохом вспоминают взрослые люди. «Сильный учитель» - это посильнее, чем «заслуженный учитель» или «отличник системы просвещения». На них держится Школа!

Я не могу заставить детей сидеть неподвижно и слушать меня. Особенно в тех классах, где работаю не первый год. Вот приходят ко мне на урок шестнадцать юношей и девушек (в нашей школе классы небольшие) после окислительно-восстановительной реакции на химии, после «Бедной Лизы» на литературе, теоремы Виета на математике, после десятиминутной перемены, на которой некоторые успели все-таки выбежать на крыльцо глотнуть воздуха (или покурить), но еще до обеда: обед на следующем уроке, а процесс выделения желудочного сока уже начался, - так вот, приходят эти шестнадцать пубертатных существ и смотрят на меня. Что я им скажу?

После пяти часов сидения я должен потребовать от них еще сорок минут неподвижного внимания.

Андрей снял свитер и уткнулся лицом в него – так легче переждать эти сорок минут; Глеб тихонько рисует на листочке свой выдуманный мир – он повзрослел и понял, что не надо провоцировать учителя; Никита смотрит усталым взглядом – у него, отличника, по истории «тройка», не знал, что такое кустарное производство; Вадим – он единственный, кто еще готов играть в футбол, и мой урок для него – скамья штрафников; Карина еще не обсудила с Машей новую прическу Марины; а вот другая Маша, моя дочь, так рада, что она увидела папу и может с ним поговорить – и что? Сели – открыли тетради?

Они смотрят на меня – некоторые в надежде, что я смогу сегодня им сказать что-нибудь такое, что перебьет урчание в животе, желание поиграть в футбол или просто – желание поспать. И мне неловко от этих взглядов. Сейчас опять потребую тишины и внимания. Смогу ли я им сказать действительно что-нибудь важное? Трудно учить тех, кого любишь.

Неподвижность и запрет на разговоры – это два имманентных свойства Школы. Без них Школа невозможна – не мыслима. Как театр без сцены, больница без коек, армия без начальной строевой подготовки. Это и есть основа – сущность - Школы как общественного института.

И все попытки «школьных реформ» и «гуманизации образования» - это лишь разговоры вокруг да около, разговоры, не задевающие главного; ЕГЭ и профильная школа, наполняемость классов и интерактивные доски – вопросы второстепенные.

Вопрос первой степени – возможна ли такая школа, где детям разрешено двигаться и говорить на уроках?

 

О ВИТАЛИКЕ И МИНЕРАЛАХ В КЛАДОВКЕ АННЫ ВЛАДИМИРОВНЫ

Книжка начинается с прощального – поминального – слова. С главы, которая называется «Памяти спецкурсов». Мы попрощались в этом году со спецкурсами и вернулись к «нормальным урокам». Чтобы читателю был ясен драматизм ситуации, небольшой комментарий.

Спецкурсы – что-то вроде факультатива. На три класса - четыре учителя, каждый предлагает свою тему, дети расходятся, через два месяца – новый выбор. Что тут особенного?

Есть некоторые отличия спецкурса от факультатива.

Первое. На спецкурсе нет никакой программы. Как это вообще проходило? Собираются в библиотеке (самый большой класс в нашей школе) сорок шестиклассников, перед ними – четыре учителя: учитель биологии, литературы, английского языка и истории, к примеру. Встает учитель биологии: «Можно будет делать любую тему по биологии: о животных, о человеке, а может и о космосе…». Учитель литературы: «Каждый будет читать свою любимую книжку, а потом расскажет о ней..» и так далее. Каждому учителю дается три минуты – сказать надо так, чтоб дети вздрогнули и пошли. Чтоб группа набралась. Пожалуйста, обратите внимание на эти «три минуты», мы к ним еще вернемся. Итак, дети делятся на группы и расходятся.

Десять-пятнадцать детей идут за учителем биологии. Обсудили, определились с темой: кто-то будет делать газету о слонах, а кто-то о кошках или размножении морских свинок (тема морских свинок держалась на протяжении двух лет). Смотрят фильмы, читают книжки, говорят друг с другом, в конце четверти рисуют газету размером в лист ватмана и идут с докладом в какой-нибудь класс.

Какая тут программа? Слово Анне Владимировне, учителю географии: «Прошлый раз Виталик сказал, что он будет делать доклад о минералах, я ночь не спала, книги подготовила, камни из кладовки вытащила… А сегодня: «Я передумал, Анна Владимировна, буду писать о Черных Дырах»». Конечно, смешно со стороны: блажь какая, то минералы, то дыры… Не так уж смешно: Виталик, мальчик шустрый и любопытный, на протяжении семи лет школы делал только то, что хотели от него учителя, и ему, конечно, не просто с первого раза определиться, чего он в жизни хочет.

Второе. Факультативы – дополнение к основной нагрузке. Спецкурсы – часть этой самой «нагрузки». Мы не могли просто добавить спецкурсы в расписание: после шести уроков и двух часов домашнего задания (его дети делали в школе, в часы самоподготовки) войти в класс и спросить детей: «Ну, что вам, дети, интересно? Ну, может, вы хотите еще что-нибудь узнать?»

Чтобы добавить что-нибудь нужное, нужно вначале, как известно, убрать что-нибудь ненужное. И мы решили убрать домашнее задание. Пять лет назад мы, учителя Лицея КОВЧЕГ, подписали мораторий на домашнее задание…

Я ставлю три точки, чтобы Вы, дорогой коллега, а эту книгу, думаю, читают главным образом учителя, сделали паузу и почувствовали наконец-то драматизм ситуации. А Вы бы поставили свою подпись под документом о запрете домашнего задания?

Я не буду говорить о том, как выполнялся этот мораторий. Как из подполы (из под учительского стола) некоторые коллеги все ж доставали и распространяли. Это тема отдельной книжки.

Но у нас хватило смелости сказать родителям, что мы не задаем домашнего задания! А еще год спустя, после ожесточенной внутришкольной дискуссии на первой странице сайта был размещен этот революционный лозунг: «Мы работаем без домашнего задания».

Несколько учителей в знак протеста покинули Лицей КОВЧЕГ.

Но на этом мы не остановились. Что такое два-три часа в неделю на спецкурсы? Дети успевают лишь дыхание перевести от уроков по программе. Приходят они на спецкурс после нормального урока, где: «Посмотрели на доску… Вы должны к контрольной работе… Сядьте прямо…» - а тут: доски нет, можно по классу ходить, а на вопрос «Можно, я…», учитель говорит, недослушав: «Конечно, можно, на спецкурсе ты можешь делать то, что ты хочешь…». Но если спецкурсов всего два-три часа - этого достаточно лишь, чтобы в сознание прийти.

Мы пошли дальше. Стали сокращать уроки – основные уроки! Договорились, что если учителя истории, биологии, географии и т.д. ужмут свою программу ну хоть на немножко – ну на одну восьмую – то сколько времени получится для спецкурсов! А что такое одна восьмая? Это значит, в одной из четвертей у нас в расписании будет не два часа истории, а один…

Нарушение закона? Наверное, да.

Но ведь ясно, что дети доберут своё – ведь спецкурсов стало больше. Мы довели их число до шести часов в неделю! Хотели до десяти, правда. Но остановились.

Я по-прежнему считаю, что в хорошей школе должно быть много спецкурсов: часов десять в неделю. Два часа в день работать не по программе, делать то, что ты хочешь делать – это хорошо и для талантливого ребенка, и для школьного неудачника. Из такой школы выходили бы здоровые физически и психически молодые люди, не потерявшие интереса к жизни, готовые работать головой и руками, способные к творческим решениям, и с чувством юмора – счастливые люди, одним словом. Но разве Здоровый и Счастливый Человек – это цель нашей системы образования?

Мы взвесили свои силы и поняли, что не готовы за два года до очередной аккредитации идти на откровенное нарушение закона при нейтралитете (дружественном, но нейтралитете) родителей. И решили «сдать» спецкурсы. Теперь к нам не придерешься – у нас уроков столько, сколько полагается по закону. А что делается на уроках – кому какое дело…

Вот вступление окончилось. Теперь ясно, что такое спецкурсы. И почему тяжело прощаться с ними.

 

ПАМЯТИ СПЕЦКУРСОВ

Глеб, 7 класс, за нарушение Правил поведения отстранен от школы на один день. «А можно, я завтра приду, а в среду буду сидеть дома: я не хочу пропускать спецкурс по химии…»

Разговоры на лестничной клетке. Женя, 7 класс: «Пятница – хороший день, я иду на спецкурс по физике». Саша, 8 класс: «А почему, собственно, спецкурсов стало меньше?..» Эта фраза – аргумент за спецкурсы в квадрате. Первое: дети оценили спецкурсы. Второе: научились говорить, что думают.

Едем в Париж с 7 классом. Нужно организовать спецкурс – готовим репертуар из французского шансона, петь на Монмартре… Когда поставим в расписании спецкурс? Андрей: «Только не в четверг, у меня «Сады Лицея». Давайте лучше на студиях. «Сады Лицея» - это спецкурс по русскому языку, пишут стихи и романы… Студии – искусства и ремесла. Андрей (тот самый, если помните, который любит на уроке снимать свитер и подбрасывать его к потолку) согласен пожертвовать рисунком и гончаркой, но не спецкурсом по русскому языку…

В конце третьей четверти дети заполняют анкету: «Что мне интересно?» Можно писать самые смелые и фантастические предложения: чем бы я хотел заниматься в школе, что хотел бы узнать. Эти анкеты еще ждут публикации! Настя, 6 класс: «Я хотела бы решать судоку…» Тогда я еще не понимал, что такое судоку. Однако, по предложению Насти, Мария Юрьевна, учитель математики, открыла спецкурс по этим судокам, что закончилось школьным математическим турниром.

Марина, 7 класс, на летних каникулах: «А давайте, в следующем году у нас будет спецкурс по фотографии». Через неделю, случайно в разговоре, без мысли кому-то угодить: «А давайте, организуем спецкурс по литературе, где будем обсуждать разные книги…». Приятно. Ученик всегда на каникулах должен думать о школе: списки литературы, гербарии… Но здесь что-то другое.

Давным-давно, в самом начале каждый спецкурс начинался с утирания слез шестиклассниц: «Ну разрешите нам делать домашнее задание…». Спецкурсы были поставлены, как известно, вместо самоподготовок, под честное слово учителей воздерживаться от домашнего задания. Фраза «вы можете на спецкурсах делать то, что вам интересно» не пробивала. Требовали нормальных уроков. А это всё, дескать, трата времени: «Вы тут без оценок, без домашнего задания… Непонятно, чем занимаемся, а потом оказывается, что от программы отстали и в никакую нормальную школу нас не возьму-у-у-т…»

Раньше, когда родители новых учеников спрашивали: «Чем ваша средняя школа отличается от традиционной, я говорил в ответ общие слова. Сейчас могу ответить честно: «У нас действительно очень интересно учиться». В нашей школе – и это отличает Лицей от самых хороших школ – ребенок может делать то, что он хочет. Скажем корректнее: делать то, что ему интересно.

Или уж совсем просто: он может подойти к учителю и сказать: «А давайте…»

Ведь, по большому счету, один вопрос: что думает ребенок, только проснувшись, что заставляет его подняться с кровати: «Опять школа, сегодня контрольная, вдруг не спросят, может у меня сегодня горло болит…» Или: «Сегодня я буду запускать воздушного змея, делать газету о крестовых походах, играть в английском театре...»

Почти уверен, что наши дети меньше «болеют» именно потому, что у нас есть спецкурсы…

Три года боролись за спецкурсы. Наступили на горло собственной программе, сжав ее, чтобы освободить часы. Отказались от домашнего задания. Убедили родителей, что это хорошо. И победили.

Учителя русского языка пять лет назад смеялись в лицо на слова, что дети будут добровольно ходить на русский язык и что-то там писать. И вот Анастасия Юрьевна открыла спецкурс «Сады Лицея», на котором стульев не хватает. В чем секрет? Просто дети могут писать, что хотят. Как сказал Юра Шевцов, 6 класс: «Сады Лицея – это что б душу изливать»

А средневековый замок, который клеили семиклассники под рассказы Федора Викторовича о рыцарской жизни, где он? Пережил ли два ремонта?

И воздушные змеи, сделанные с Вадимом Олеговичем, учителем информатики, которые заполнили нашу школу, а потом и небо над школой весной год назад. Это на всю жизнь!

А спецкурсы с Анной Владимировной (помните Виталика, который хотел писать то о минералах, то о Черных дырах)… Как прилично все начиналось: наблюдение за кошечками на территории лицея, воображаемое путешествие в Африку, модель Солнечной системы. И вот тема четвертой четверти – Помойка! Изучение проблемы утилизации мусора с посещением главной свалки Московской области, где-то за бетонкой пятидесятого километра…

Ну, конечно, некоторые спецкурсы оказались просто продолжением уроков. Дети это поняли и не очень записывались на них. И они тихонько закрылись.

И все-таки, что изменилось. Изменились дети: стали больше улыбаться и меньше болеть. Изменились учителя: ведь надо быть всегда в форме – быть интересным для ребенка. Не расслабишься.

В школе стало меньше школьности.

И вот, после всего, что было и что получилось, мы расстаемся со спецкурсами... Теперь их не десять часов, как хотелось и не шесть, как получилось - совсем мало, два часа в неделю. Мы сдали спецкурсы.

Спецкурсы были полигоном. Полигоном для отработки другой школы. То, что происходило на них, словом «урок» трудно было назвать. Это было нечто другое. Это другое стали называть словом МАСТЕРСКАЯ.

Одно оправдание тому, что мы сократили спецкурсы: всё хорошее, что там получилось, можно перенести на уроки.

Уроки теперь могут стать спецкурсами. Иначе – back to the school.

 

ВЫПОЛНЯЕМ ЛИ МЫ ПРОГРАММУ?

Просто «делать программу» как-то неприлично в нашей школе. Признавать свою неспособность сойти с колеи? Нежелание думать? Что ж сетовать, что дети ничего не хотят и им неинтересно, когда и мы делаем то, что нам неинтересно.

По закону, мы обязаны соответствовать «на выходе» из 4, 9, 11 класса, - и не более. Не для того мы делали частную школу, чтобы идти ноздря в ноздрю с государственной программой. И родители знают про это и не забирают детей. Что ж сдерживает нас? Законом об Образовании и удаленностью от центра города нам дан счастливый шанс – сделать хорошую школу. И что ж?

Итак, программа курса – это список Интересных Дел. Интересных для ребенка и для учителя. Каждый учитель сам составляет этот список.

Последние несколько лет учителей не просили даже писать тематическое планирование, чтобы оно не привязывало нас к стандартным программам. Но, на самом деле, программа нужна. Настоящая авторская программа.

Десять строк на тему. В свободной форме, чтоб было понятно родителям и интересно детям. Помните, перед спецкурсом, чтобы встрепенуть ребенка и повести его за собой, давалось три минуты сказать, что мы будем делать и зачем. Эти три минуты превратились в десять строк. И никакого тематического планирования.

Например, английский язык. Не стоит начинать с того, что мы будем отрабатывать past perfect или работать с компьютерной программой. Это вспомогательные упражнения. Главное – что мы по сути будем делать. Допустим...

Мы делаем спектакль по сказке Киплинга «The Cat that Walked by Himself»!

Чтобы спектакль получился, мы вначале отработаем чтение текста по аудиокниге, потом выучим две сотни слов, разберем такие-то грамматические конструкции (…) , выполнив устные и письменные упражнения на закрепление этого материала, после чего распределим роли, нарисуем маски и декорации Дикого-Дикого Леса… Мы покажем спектакль в 3а классе (потому что там учится Уля, сестра Глеба). А видеофрагмент спектакля разместим на сайте НЕСКУЧНАЯ ШКОЛА, чтобы наши друзья из Бразилии смогли посмотреть его…

Конечно, техническая сторона дела (упражнения, грамматика, лексика) так же важна. И про это надо писать как можно подробнее.

Это один из проектов, одна из тем Мастерской по английскому языку. Разве слушать, читать и играть Киплинга хуже, чем учить диалоги о «вечеринках тинэйджеров» в глянцевом учебнике. Конечно, представители издательства Oxford Press в Москве могут остаться недовольными. Ну и что?

Или так нельзя выучить английский язык? Это не учеба, а развлечение… Нужно учить ребенка работать… Давайте! Если интересно, то и ученик будет стараться! Трудно для учителя. Конечно, по готовой программе и учебнику проще.

Дети часами, а по выходным круглосуточно сидят за компьютером - отходят от школы. Компьютер – единственный серьезный конкурент школы. И чтобы выдержать конкуренцию, школа должна придумать что-нибудь такое, что будет посильнее виртуальных игр.

 

ПОХВАЛЬНОЕ СЛОВО ЕДИНОМУ ЭКЗАМЕНУ

ЕГЭ показал абсурдность того, что мы делаем в школе. Десять лет назад большинство родителей принимало за чистую монету все требования Школы: морфологический разбор, процесс перегонки нефти, координаты мыса Доброй Надежды. Всё это пригодится в жизни, без этого нельзя стать образованным человеком… Сейчас достаточно беглого знакомства с тестами Единого экзамена по любому предмету, чтобы понять, что это «не пригодится».

Сходство с «Кто хочет стать миллионером» поразительно: выбрать правильный из четырех ответов. Теперь каждому ясно, что и тесты, и одиннадцатилетняя подготовка к ним – это не Образование. Это условность, формальность, и к этому надо относиться условно и формально…

ЕГЭ нанес серьезный удар по Мифу о Советской Школе. И в этом его положительный смысл.

Сегодня уже нельзя сказать ребенку: старайся, работай, учись – это пригодится. Раньше было проще. Слезы, домашнее задание по ночам, переписывание тетрадок. Ну, не высыпается ребенок… Ну, искривление позвоночника, прогрессирующая близорукость - а как иначе? A la guerre comme a la guerre… Всё для Школы! Всё для образования!

Сейчас ясно: то, что Школа требует, – это не образование. Так зачем эти страдания и жертвы?

Да, мы будем выполнять все условности, готовить к экзаменам и тестам, выделив, возможно, на подготовку к ЕГЭ специальные часы, но при этом заниматься своим делом. Интересным делом!

А что еще нам остается?

 

ВСЁ ПО-НАСТОЯЩЕМУ

12 лет назад, когда мы переселялись в Николо-Урюпино, был безумный проект – сделать на территории кузницу. Илья Троянов, 10 лет, высказалcя по этому поводу: «Всё равно ковать железо не дадут, в тетрадке теорию писать будем…»

Сначала правило - потом попытка, сначала теория - потом как получится… Дети чувствуют это: в школе всё как-то не по правде, не по-настоящему. Взрослые то же чувствуют, но привыкли.

Не работа утомляет сама по себе – а это «не по-настоящему». Особенно это важно для подростков: если дети могут самозабвенно играть и радоваться, то подросток хочет быть взрослым – быстрее подрасти – хочет, чтобы его труд имел какой-то смысл.

История, 8 класс, четыре года назад. «Кто сделает доклад, на последней неделе четверти пойдет вести урок во 2 класс». Артем Стяжков: «Извините, еще раз, я не понял, что нужно сделать…». История понятна тем, кто помнит Тёму.

Смыслоутрата – так американский психолог Виктор Франкл определил одну из причин душевного кризиса современного западного человека. Безразличие к жизни, нежелание работать, как крайняя форма – суицид. И с другой стороны, люди, не утратившие смысл, выживают даже в условиях концлагерей.

История культуры, 7 класс, пять лет назад. Тимофей Лещенко без оценки и «рекомендаций» берет домой кассету «Евангелие от Матфея» Пазолини, смотрит фильм и выбирает фрагменты, которые, как он считает, надо показать в классе. Листок с его пометками приклеен к коробке кассеты. Тимоша…

Артем и Тимофей – совсем не отличники; это те дети, про которых говорят, что «они ничего не хотят и ничего не могут». Даже лентяи и двоечники, бездельники и хулиганы хотят и могут, если чувствуют, что это настоящая работа, а не «как в школе».

А ведь не хотят – серьезный диагноз. Диагноз, который ставят учителя, перепробовавшие все приемы, которым их научили в педагогическом вузе. Эти же слова повторяют родители. Неужели педагогика бессильна в этом случае?

Можно, конечно, стимулировать оценкой, можно – деньгами или запретом играть в компьютер; можно каждый день за ужином говорить об ужасах ЕГЭ. Но эти «стимуляторы» лишь снимают болевые синдромы, болезнь не уходит. Они - дети - все равно ничего не хотят.

Так вот – скажу дерзко - мы в Лицее КОВЧЕГ знаем, что делать, если поставлен такой диагноз. Мы делаем так, чтобы школьная работа что-то значила для подростка, имела для него смысл.

В психотерапии это называется «терапия смыслом».
 

ВОКРУГ ДЕТСКИХ ПОЧЕМУ? ПРОГРАММА ПО ЕСТЕСТВОЗНАНИЮ

Идти от детского интереса? Как же программа?

Давайте поначалу спросим у детей: «А что вы хотите узнать? Что интересно вам?» А потом подумаем, что с этим делать.

Спросили шестиклассников. Вот их список вопросов, возникший в результате сорокаминутного разговора. Список длинный, но я не смог сократить его.

Почему когда акулу переворачивают на брюхо, она не двигается?
Почему когда некоторые люди смеются, другие начинают плакать?
Почему некоторые люди привязываются друг к другу, а некоторые враждуют?
Почему мужчины сильнее женщин?
Откуда появилась интуиция?
Почему тигр полосатый, а жираф пятнистый?
Почему некоторые люди любят мясо, а другие его не переносят?
Почему память не безгранична?
Откуда вообще взялся характер?
Почему на бумаге, из которой сделаны деньги, много микробов?
Почему показывать средний палец неприлично?
Почему человек смеется?
(Ксения)

Почему серый варан, повисая в воздухе, замирает?
Почему эволюционировал только человек?
Чем вызван лунатизм?
Почему у планет существует притяжение?
Почему континенты двигаются?
Почему люди поделились на три расы: негроидная, монголоидная и европеоидная?
Каким образом эволюционирует мозг?
Каким образом человек придумывает разные вещи?
Как образовались религии?
Были ли источники радиации до появления человека?
Почему человека нет кожного дыхания?
(Саша)

Почему животные иногда причиняют себе вред?
В каком цвете видят кошки?
Есть ли жизнь на других планетах?
Есть ли вторая жизнь?
Что в черной дыре?
Как влияют на психику наркотики?
Откуда взялись болезни?
Почему человек боится щекотки?
(Аня)

Можно ли кошку отучить есть мясо и научить есть траву?
Может ли человек постепенно перестать есть и набираться энергией от Солнца?
Расскажите, пожалуйста, про парад планет. Когда он будет в ближайшее время?
Как человек засыпает и что происходит во время сна?
Почему народы мира не придут к соглашению говорить всем на одном языке?
Почему у каждого животного разный характер?
Как закаливание помогает отогнать болезни?
Челюсть человека устроена как у травоядного, почему мы едим больше мяса, чем салатов?
(Ваня)

Откуда берутся сны?
Почему ногти все время растут, а зубы нет?
Почему происходит клиническая смерть?
Как появились животные?
Одинаковые фамилии – это дальние родственники или однофамильцы?
Почему у людей разный цвет глаз?
Есть ли люди, которые видят в темноте?
Почему когда плачешь, то не можешь остановиться?
 Что такое любовь? Люди считают по-разному, а точное определение есть?
(Лера)

Из-за чего происходит смерть?
Почему человек впадает в депрессию?
Что такое сон?
Почему человек не может использовать эхолокацию?
Откуда берутся дети?
Зачем нужны брови?
Зачем нужны деньги?
Почему нельзя тыкать пальцем в человека?
Почему место под рукой называется подмышкой?

Почему обезьяны не эволюционируют в человека сейчас?
Где конец Вселенной?
Что собой представляет ветер?
Как уткам удается выживать при самых сложных условиях?
Откуда взялись рефлексы?

Почему некоторые люди гениальны, а некоторые не очень?
Почему у всех людей разные вкусы в плане еды?
Почему дети похожи на своих родителей?
Почему смешение газов на Солнце вызывает тепло?
Почему люди не могут дышать под водой, ведь они самые развитые существа на планете?
(Юра)

Почему мой попугай ест все подряд, например кофе и мясо?
Почему грибы делят на отдельные царства, если, по сути, это растения?
Откуда появился ветер?
Как найти клад, если папоротник никогда не цветет?
Опасны ли лунатики?
В каком веке изобрели косметику?
Как на психику маленьких детей действуют страшилки?
Почему некоторые животные реагируют на людей хорошо, а другие плохо?
Откуда взялись вирусы, поражающие организм человека?
Почему некоторые киты раздувают рот, когда едят, а другие нет?
Почему принцессы не могли выходить замуж за обычных людей?
Почему цены на все растут быстро, а зарплата нет?
Почему некоторые медузы кусают просто так?

 

Что делать с этими Почему и Откуда? Допустим, в начале учебного года учитель собирает вопросы. Будет вопросов много – эдак, тысяча. Вопросы раскладываются по темам - «по кучкам». Вот, к примеру, названия кучек:

ЧЕЛОВЕК, загадки тела.

ЧЕЛОВЕК, загадки души.

ЗЕМЛЯ

КОСМОС

ДОМАШИЕ ЖИВОТНЫЕ

ДИКИЕ ЗВЕРИ

ЯЗЫКИ

ЗАГАДОЧНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

БУДУЩЕЕ

ПОЛИТИКА

ТЕХНИКА

ОТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ

РЕЛИГИЯ

Учитель распределяет детские вопросы по этим темам. Это и есть программа курса «Естествознание» с 1 по 7 класс, по крайней мере. Темы формулирует учитель – и никто не упрекнет нас в том, что «мы идем на поводу». А внутри тем – детские вопросы.

Конечно, в течение года будут появляться и новые вопросы. Замечательно! Будем пополнять наш список. В классе стоит ящик для вопросов. И каждый может бросать туда записочки.

Строго говоря, некоторые вопросы скорее философские, чем естественнонаучные. Но мы и не просили детей задавать вопросы «по биологии и географии». Мы говорили им: «Что вы хотели бы узнать в школе?» А то, что наряду с физическими появляются и метафизические вопросы, – великолепно! Значит, будут и Мастерские по философии в начальной школе. Философии вокруг детских почему?

 

ИСТОРИЯ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Легко составили программу курса по естествоведению. Спросили детей, что им интересно было бы знать. Они за сорок минут выдали по два десятка вопросов – вот тебе и программа курса.

А по истории? За редкими случаями, дети не задают просто так исторических вопросов. Это и понятно: им ближе по возрасту домашние животные и дикие звери, чем гладиаторы и рыцари.

Чтобы получить исторические вопросы, надо спровоцировать детей.

Итак, в ваш класс приходит (а может, прилетает) мальчик (а может, это девочка) из другой эпохи. На Машине времени. Не так важно, из какой эпохи. О чем бы вы спросили его (ее)? Ну, кроме вопросов типа «как тебя зовут»?

Первые вопросы, ясное дело, были про школу: «А строгий ли у тебя учитель? Много ли домашнего задания? Помогают ли родители делать домашнюю работу?»

А потом пошло: «Как вы живете без техники? Не голодаете ли Вы? Какой у вас Бог?»

Дети очень любят всяческие анкеты, опросники и «дневнички». Так вот, у нас получается Анкета для друга, который прилетел к нам на Машине Времени. Далее – примеры вопросов из такой анкеты. Это вопросы 3б класса.

Римма Б:

Учат ли вас в школе, как надо воевать?

Есть ли у вас домашние животные?

Есть ли у вас телевизор?

 

Кирилл Ф:

Где работают твои родители?

Какой у тебя дом?

Где ты делаешь уроки?

 

Валера П:

Во сколько лет твои папа и мама поженились?

Сколько у тебя уроков в день?

Какая у тебя семья: богатая или бедная?

 

Даниэль И:

Насколько трудное у вас домашнее задание?

Много ли газет вы делаете в вашей школе?

Любят ли тебя девочки в школе?

 

Никита П:

Что вы знаете о космосе?

Верите ли вы в темную магию?

На какие оценки ты учишься?

 

Леня С:

Верят ли ваши люди в рай и ад?

Трудно ли люди зарабатывают деньги?

Ты хорошо себя ведешь или плохо?

 

Ваня З:

Есть у вас король?

Много ли у тебя друзей?

Какие у вас есть машины?

 

Сергей Ш:

Легко ли жить без техники?

Были ли у вас игры, если «да», то какие?

Нравится ли тебе наша (современная) еда?

 

Лиза П:

Есть ли у вас Бог?

Прилетали ли к вам инопланетяне?

Есть ли у вас люди, которые изучают космос? Что они узнали?

 

Настя Я:

Ты путешествуешь?

Как ты одеваешься?

Вы живете хорошо или голодаете?

Вот такая История получилась… Не история великих правителей и великих войн – а история повседневной жизни человека и его видения мира. То, что в университетах называется Исторической (культурной, социальной) антропологией.

Что делать дальше? Сгруппируем эти вопросы вокруг десятка тем:

ШКОЛА

СЕМЬЯ

ЕДА

ОДЕЖДА

ТЕХНИКА

ПОЛИТИКА

КОСМОС

БОГ

Каждая тема включает несколько десятков детских вопросов - вот и есть программа курса.

А ведь у нас получилась Универсальная Анкета: эти вопросы можно задавать и древнему китайцу, и античному греку и средневековому человеку… Эта Анкета может пополняться новыми вопросами в течение года.

Можно сделать и по-другому. Можно задавать вопросы человеку определенной эпохи. Восьмиклассников попросили задать вопросы русскому крестьянину XIX века.

 

Максим С, Павел Т.:

Как крестьяне относились к беглецам на Кавказ?

Как крестьяне относились к язычникам? Были ли в деревне колдуны?

Какие у крестьян были понятия по поводу войны? Считалось ли тогда убийство грехом?

Как крестьяне отдыхали и развлекались?

Имелись ли у крестьян между собой торговые отношения?

В каком возрасте вам можно было жениться или выходить замуж?

Существовали ли в деревнях школы?

Как относились к царю в деревнях?

Были ли случаи, когда дети перечили отцу?

В какие игры вы играете в свободное время?

Какая у вас была мода?

Чем занимались дети в маленьком возрасте?

Каким образом строили дом?

 

Аня С, Настя К:

Почему у крестьянской молодёжи был лишь один месяц свободы и «гулянки» (во время сенокоса)?

Почему бы не сделать гуляния раз в неделю (в месяц)?

Со скольких лет дети были пригодны для хозяйственной работы?

Во сколько лет девушки имели право выходить замуж и встречаться с молодыми людьми?

Стригли ли девушки волосы? Пользовались ли они какой-либо косметикой?

Думали ли крестьяне о будущем? Стремились ли они к усовершенствованию в одежде, хозяйстве?

Были какие-нибудь изобретатели в деревне?

Знали ли крестьяне о коммерции, политическом строе в России? Что они думали об этом?

Крестьяне всю свою жизнь жили в деревне или какие-нибудь особо одаренные люди пытались пробиться в высшие слои общества России, жить и работать именно там?

Знали ли крестьяне об обустройстве мира, планеты, Вселенной?

Знали ли, что Земля круглая, что она движется?

Догадывались ли простые люди о существовании других стран?

Были ли конфликты между соседними деревнями или между семьями? Как разрешали эти проблемы?

По большому счету, у нас получился полный курс истории. Ведь вопросы о косметике и объеме домашнего задания – это так, для раскачки. А потом идут более сущностные вещи: о времени, пространстве, космосе, смысле жизни. Наши вопросы могут перекрыть все пространство школьного исторического курса.

Но с одной оговоркой: дети не будут спрашивать о конкретных событиях – о «событийной истории» - о войнах и правителях. Что ж, можно добавить к нашим сущностным вопросам и эту событийную канву.

Курс Исторической Антропологии может быть в нашей школе в 1-4 классах.

А в средней школе антропологические темы могут вписаться в курс Истории. Или Антропология может быть автономным курсом.

Одна сложность: нет детской литературы по Исторической Антропологии. Что делать? Или учитель сам рассказывает, отвечая на эти вопросы детей. Или вопросы учеников начальной школы отправляются старшеклассникам. Они изучают книжки и приходят в начальную школу с готовыми рассказами – приходят в роли тех самых «друзей из другой эпохи»! Может, даже в костюме другой эпохи.

Удивительная вещь: Школа учит всякой всячине, стыдливо обходя важные для подростка вопросы. Так уж ли важно знать дату Второй пунической войны и родословную Рюриковичей?

Историческая Антропология - это Другая История. Она проводит подростка через смыслы, выработанные другими культурами, разрывая глянцево-гламурный круг его мировоззрения. Она дает возможность выбора – то есть возможность быть свободным (к чему и стремятся все подростки). Позволяет почувствовать себя то древним греком, то средневековыми европейцем, то китайцем эпохи Мин...

Человеком Культуры.

 

ТОЛЬКО ДЕТСКИЕ КНИГИ ЧИТАТЬ…

А программа по литературе?

Ходить в театры, смотреть спектакли и читать после этого книги. Ходили с 6 классом в Театр Юного Зрителя на генеральную репетицию «Питера Пэна». Произвело впечатление. Митя сказал: «Классно…» От скептического Мити не часто такое услышишь. А ведь здорово, что на двенадцатилетних мальчишек произвел впечатление спектакль, что-то задело. Что дальше? Конечно, читать. Читать и обсуждать – «выполнять программу», одним словом.

Выбрать из репертуара московских театров семь-восемь спектаклей для подростков, раз в месяц ходить в театр и потом, после спектакля - под впечатлением спектакля - читать и обсуждать. Вот и программа по литературе.

Можно проще – посмотреть фильм и прочитать потом книгу. Обычно делается наоборот: сначала книга, потом фильм. Но, признаемся, не все дети любят читать… А фильм в состоянии взволновать - и, взволнованный, он, может быть, прочитает книгу. А разве у взрослых так не бывает? Посмотрел кино – захотелось прочитать книгу. Я не знаю, как иначе сделать, чтобы школьные «неудачники» захотели читать серьезные книжки: добровольно, без оценок и манипуляций. Потом, конечно же, серьезный литературоведческий разговор: как это написано в тексте, а как показали в фильме…

А можно делать Аудиокнигу. Выразительное чтение, с записью на диск, чтобы потом другие слушали – например, перед сном на ночь. Особенно – стихи. Стихи надо читать выразительно – так и давайте читать, но не для учителя и ради оценки. Сделаем аудиодиск, дадим каждому по экземпляру. Может, полюбят, почувствуют вкус.

Литературный спектакль(!) Прочитать книгу, чтобы поставить спектакль. В начальной школе дети готовы это делать раз в неделю, по пятницам. В средней: шестиклассники в конце прошлого года радовались как дети, поставив Метерлинка под руководством Маргариты Алексеевны…. Простой вариант – инсценировка готового текста. Сложный – самому придумать текст и сделать сценку. Когда на обычном уроке учитель предлагает почитать по ролям, как оживают дети: «Можно я, я тоже хочу!» Литературный спектакль – больше: и читать по роялям, и двигаться. Двигаться и играть – то, что хотят дети, и не только в начальной школе.

Можно читать книгу. Свою любимую книгу. Очень просто и как в жизни: каждый читает то, что хочет. Трудность только в том, что в классе пятнадцать детей. Но все возможно.

Радикальный вариант: каждый читает свое и потом рассказывает. Учитель может подталкивать к обсуждению, сравнению, поиску общих мест… Опыт такого «свободного чтения» был на спецкурсе в первой четверти этого года с пятиклассниками. Семь-восемь человек, все мальчишки, каждый действительно читал, что хотел. Ваня – Макса Фрая, Арсений – Пришвина, Степа – Гоголя, Шамиль – какую-то фантастическую книжку… Один урок тихо сидели в библиотеке и читали, другой урок – рассказывали. Мне иногда казалось, что это не очень интересно: каждый рассказывает свое, общего разговора не получается. Может, все одну книжку читать будем? «Нет, - сказали дети, - так лучше».

 

А ГДЕ ТУТ У ВАС ДЕЛАЮТ ВОЛШЕБНУЮ КНИГУ?

Пятница. Первый урок. Открывается дверь в кабинет директора школы – это Игорь, 1 класс. Ни здравствуйте, ни можно войти: «А где тут у вас делают волшебную книгу?»

Игорь – мальчик необычный, «требующий особых условий обучения и развития», летом долго спорили, брать ли его в 1 класс, сможем ли мы.

А что такое Волшебная книга?

Первое, чему должна научить ребенка школа в 1 классе, по общему мнению, – уметь читать. Конечно, должна. Но детям, признаемся, иногда бывает немножко скучно: один читает, остальные пальчиком водят и шепчут вслед…

- Дети, вы знаете сказку о Винни Пухе? Может эту книгу вам читала мама, когда вы были маленькие, а может и сами прочитали ее… А вот аудиокнига о медвежонке Пухе (достаю диск), хотите вместе послушаем?

- !!!

Ставлю диск, слушаем. Не всю книгу, конечно, минут 10-15.

- А давайте сами сделаем аудиокнигу про Винни Пуха! Я принесу микрофон и вы будете читать, каждый по небольшому отрывку. У нас получится настоящая аудиокнига, дадите родителям послушать. А если у кого есть младшие братья-сестры…

- !!!

Но вначале надо научиться читать, хорошо читать. Дети садятся за компьютеры, надевают наушники, перед глазами у каждого – текст 1 главы сказки Милна. Слушают, читают в полголоса, стараясь успеть за диктором. Останавливаются, возвращают запись назад, если надо. Кто закончил, читает вслух своему соседу, тот строго «принимает зачет», потом они меняются ролями.

Ну, теперь все готовы. Приношу микрофон, каждый читает свой фрагмент на две-три минуты. В классе шестнадцать человек – получается настоящая аудиокнижка!

Здравствуйте, меня зовут Винни Пух. Вы, наверное, удивитесь, услышав это имя. А если вы знаете английский, вы удивитесь еще больше…

Тонкий слабенький голос шестилетнего первоклассника становится сильным и уверенным – ведь мы делаем настоящую книжку! Для родителей и младших братьев и сестер!

А Игорь болел всю неделю и пропустил запись. И в пятницу, недоболев один день до конца недели, не в силах больше сидеть дома, когда здесь такие вещи происходят, пришел в школу. Пришел, чтобы записать свой фрагмент сказки – потому что без этого наша книжка была бы неполной, и мы бы не узнали, какую песенку пел медвежонок Пух, падая с дерева…

- Так где здесь делают Волшебную книгу?

 

ПРОГРАММА ПО РУССКОМУ ЯЗЫКУ?

Что мы делаем на уроках русского языка? Пишем!

Новости для родителей, переписка с друзьями из другого класса, из другой школы, из другой страны; рассказы, повести, романы, стихи, тексты для газеты по истории и естествознанию, задачки по математике, сценарии спектаклей, вопросы для интеллектуального турнира, впечатления о фильме, спектакле, книге… Может быть, тему предлагает учитель. А может, и дети.

Это не изложение и не сочинение – Свободный Текст!

Как часто? В 1-4 классе – два текста в неделю. В 5-6 классах - раз в неделю. В 7-10 классах – раз в две недели.

Как организована работа?

Разговор с детьми. О чем будем писать? Какие важные события (для класса, для самого себя) произошли на прошлой неделе? О чем бы ты хотел рассказать другим людям: ученикам других классов, родителям. Хорошо, если каждый сначала выскажется в устной форме, потом писать проще будет.

Дети пишут свои тексты.

Обсуждение Текста. Вместе читаем и обсуждаем: удачные и слабые места, стилистические неточности. Что надо поправить? Что учесть, чтобы следующий раз получилось лучше? Правильно ли использовано то или иное слово? Какие возможны синонимы? Части речи, состав предложения – почти все грамматические понятия разбираются на основе этого текста.

Ученики набирают тексты на компьютере. Word и Учитель правят ошибки. Тексты распечатываются.

Всё это длится три-четыре урока. Насыщенная и толковая работа. Умение говорить, писать, слушать, обсуждать – это и есть Русский язык. И, разумеется, мотивация писать грамотно.

Все тексты публикуются: на сайте школы (портал «Нескучная школа»), в газетах, а если это аудионовости – с ними выходим в прямой эфир.

 

В ПРЯМОЙ ЭФИР!

Пятый класс. Ну, что будем писать? Тексты для стенной газеты, новости для школьного сайта… Хорошо раз, другой. А потом привыкается, и всё опять как в школе.

- А давайте откроем Радиостанцию! И будем со своими новостями в эфир выходить… Ну, сначала напишем новости от руки, исправим ошибки и всякое такое – ведь все-таки урок русского языка. Напечатаем текст - у настоящего диктора должен быть напечатанный текст. Ну, а потом запишем свои голоса – и в эфир!

Сработало! Что-то блеснуло в усталых глазах учеников. Встрепенулись, вздрогнули… Поверили, что будет это все не понарошку, не как в школе. Настоящее радио!

Можно подготовить новости о футбольном матче между 5 и 6 классами, можно рассказать о первом снеге или о том, как прошли каникулы. О чем угодно – лишь бы это было интересно.

- А чтобы не стыдно было, ведь нас по всей стране слушать будут, давайте прочитаем вслух друг другу черновики выступлений. Обсудим.

Читает первым Кирилл.

- Какие замечания будут?

Глеб:

- Ну ты, вообще, Кирюх, молодец, я бы так не смог…

Глеб это говорит так просто и искренне, как будто не в классе он, а где-нибудь на футбольном поле после уроков. Он действительно очень рад за друга, что у того получилось… Мысли нет, что Кириллу вдруг поставят оценку выше, чем ему, Глебу, тут не до оценок: мы – одна команда (как в футболе), а через 40 минут - выход в эфир…

Записали передачу. Послушали.

- На следующей неделе еще делать будем?

- Будем!

Миша болел и пропустил первый «эфир».

- А можно, я следующий раз два текста напишу и прочитаю…

Я сдерживаю эмоции. Миша, у которого в тексте диктанта бывает два десятка ошибок, ребенок, который, уже должен был бы к 5 классу невзлюбить русский язык, спрашивает, может ли он дома (!) написать текст, чтобы в следующий раз выступить два (!!) раза…

 

МОСТИК ЧЕРЕЗ РЕЧКУ. ПИСАТЬ РАНЬШЕ, ЧЕМ ЧИТАТЬ

1.

Смысл изучения языка – уметь говорить и писать. Мысль банальная. Но школьный курс начинается с фонетического разбора и заканчивается тестами Единого экзамена. Курс теоретической грамматики – а не родного языка.

 

Хорошо, что в школе не учат кататься на велосипеде. А то бы несколько лет ученики слушали бы курс теоретический механики, и только сдавшие зачет получили бы право крутить педали.

Изучение языка должно было б начинаться с написания текстов. Свободных текстов – можно употребить это слово вслед за Толстым и Френе, имея ввиду, что ребенок может писать на любую тему. Писать, что хочет.

Первоклассники пошли в поход (на целый день!). На следующее утро сценка в автобусе: Даяна показывает Маше листок бумаги: на синем фоне желтая полоска. «Это мостик, по которому мы вчера переходили речку!» Сказала ли учительница нарисовать дома картинку или девочка сама захотела? В любом случае, Даяна переполнена чувством: она не дождалась начала учебного дня, в автобусе достает рисунок из портфеля…

Это событие. Со-бытие – то, что имеет отношение к жизни, к бытию семилетнего ребенка. Восторг от того, что в первый раз классом ходили в лес, и гордость, что хоть страшно было, но перешла по бревну речку Баньку, и нетерпенье – рассказать и показать это подружке!

Что дальше? На уроке русского языка учитель предлагает написать рассказ о переходе отряда первого класса через речку Баньку. Несколько фраз. Если это трудно – даже одна фраза, подпись к картинке: «Мы были в походе. По мостику мы перешли речку». Это и есть Свободный текст.

Я вчера видел дятла…

На каникулах мы ездили к бабушке…

Я ходил с папой в кино…

Неважно что. Главное, чтобы это было «по правде», чтобы ребенок писал то, что его волнует и переполняет.

Есть и другие тексты. Дети на уроках естествознания читают книжки про крокодилов и слонов. Смотрят фильмы, читают книги, рассказывают друг другу о прочитанном. И в итоге делают Газету. Газета – это картинки и тексты - значит, надо рисовать и писать. Это, конечно, не «мостик через речку». Но тоже хорошо.

Ребенок пишет то, что имеет смысл для него. Смысл – то-что-с-мыслью.

 

2.

Ученик пишет текст. Пишет, чтобы его кто-то прочитал. Не правда ли, странная мысль? Писать, чтобы кто-то прочитал… Отсюда жесткое и естественное требование – в тексте не должно быть ошибок.

Текст будет вывешен на стенку, если это газета, напечатан в школьном журнале, а может, это будет письмо другу… Писать надо грамотно. Не для учителя и не для оценки. Чтобы тебя правильно поняли! Учитель правит черновик, подчеркивает ошибки. Что потом? Переписать текст или набрать его на компьютере.

100 лет назад Селестен Френе, молодой учитель начальной школы в деревне на юге Франции, принес в класс «типографский станок». Честно говоря, раньше я думал, что «типографский станок» - это что-то грохочущее и размером в полкомнаты. И вот в Вансе, в школе Селестена Френе, я увидел этот «станок» - две деревянные дощечки, которые умещаются на обычном школьном столе и набор буковок-литерок. Эти дощечки изменили школу…

Дети очень любят «делать газеты». Они готовы делать газеты на уроках, между уроками, после уроков. «Мне больше всего нравится пицца на завтрак по пятницам, и еще я люблю делать газеты». Пицца и Газеты...

Таня Л., два года назад, когда мы только начинали «рисовать газеты», большая уже, в 7 классе: «Вот мы в школе начали делать то, что всегда хотелось дома делать». Эта фраза заслуживает восклицательного знака. Делать в школе то, что и дома делать хотелось!

 

3.

Свободные тексты можно писать на первой неделе сентября в 1 классе! То есть тогда, когда ученик еще буковок не знает.

Ребенок нарисовал картинку: свою собаку, дерево, портрет друга. Все рисунки будут на стенке, чтобы все видели. Выставка! Учитель спрашивает, как бы не понимая: «А что это такое, кого ты нарисовал?..»

Если ребенок не боится подписать картинку, он пишет. Если с ошибками, учитель пишет слово правильно и ученик переписывает.

А если совсем писать не умеет и боится? Пишет учитель под диктовку ученика! Ученик потом переписывает – копирует слово, написанное учителем.

Это дерево.

Вчера мы ходили в поход.

Это моя мама…

Рисунки с подписями вывешиваем на стенку. Каждый может подойти и прочитать, что написали другие. Так он учится читать. Письмо и чтение становятся для ученика естественным делом. Всё по-настоящему, всё как в жизни. Писать – чтобы тебя поняли. Читать – чтобы понять другого.

Конечно, подписи к рисункам – это один из вариантов. Таких вариантов бесконечно много. Дело учителя – придумать разные реальные ситуации, когда надо писать и читать.

Газета для родителей по пятницам.

Стенная газета.

Переписка с учениками другого класса.

Лучше – другой школы.

Недостаточно один раз прочитать пятнадцать фраз, чтобы научиться читать. Учитель может напечатать эти предложения на листе бумаги. Получится своего рода учебник по чтению. Важное его преимущество – это настоящие тексты, тексты детей этого класса.

Когда ребенок читает свои фразы и фразы друзей, это не просто школьная работа. Эта работа имеет для ребенка смысл, и мы можем ждать от него особого усердия…

 

К ПЕРВОЙ ГОДОВЩИНЕ ОТМЕНЫ СОЧИНЕНИЯ

Три года назад нам объявили об отмене сочинения. Как вида экзаменационной работы. Мнения среди «гуманитарной интеллигенции» Лицея КОВЧЕГ разошлись. Я хотел бежать за бутылкой шампанского, Сергей Леонидович готов был делать харакири. Дело не в том, чем ЕГЭ хуже-лучше сочинения. Прелесть в другом. Однажды утром мы проснулись в другой стране – стране, где больше не пишут сочинения.

А раньше родители первоклассников робко спрашивали: «А с какого класса детей будете учить писать сочинение?» « Ну, стихи и рассказы всякие в вашем журнале – это хорошо, - говорили родители 5 класса, - а сочинение когда начнем писать…» И кричали уже к 9 классу: «А сочинение-то не научили писать!..» И вот все рухнуло в один день. А если б мы с первого класса только б и делали, что учили «писать сочинение»? Вот была бы пирамида Мавроди и двести восемьдесят обманутых вкладчиков…

А вдруг завтра скажут, что мы совсем не ту математику учим и теорема Виета не нужна больше?

 

ГДЕ НАХОДИТСЯ ТЕЛЕФОННАЯ КАБИНА? ТЕАТР НА УРОКЕ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА

Театр на иностранном языке… Да нет, не театр. Речь не идет о постановке спектаклей. Даже маленькие инсценировки, пятиминутные мизансцены меняют обстановку на уроке. Если учитель говорит в начале урока, что через сорок минут или в конце недели мы будем играть: сделаем маленькую сценку, разыграем диалог, пусть даже из учебника, – этого достаточно, чтобы взбодрить детей. Сценка снимается на видео – пять минут праздника и для детей, и для учителя.

 «Зачем? – скажет хороший учитель, - и так дети хорошо работают». Правда, но это «и так» по привычке, которая свыше нам дана. А когда делаем фильм – это что-то другое.

Играли диалоги на уроках французского языка. Тема: «Где находится телефонная кабина?» Как спросить дорогу… Простые диалоги, по две-три реплики от каждого человека.

- Пардон, мсье, где находится банк?

- Это деревня, мадам, здесь нет банка. Банк в Шалоне, это город в 12 километрах отсюда…

Нил, проснувшись от своей полуспячки, сделал шесть попыток – шесть дублей – и только после этого остался довольным своей игрой. Оценок не было. Какая другая сила может заставить подростка шесть раз переделывать «упражнение»?

Никита и Артур: «Еще две минуты до звонка, мы успеем, мы придумали свой диалог…» Все диалоги записываются на видеокамеру. В конце четверти получается диск. Видеофрагменты размещены на сайте.

Опубликовать, напечатать, снять видеофильм, выложить на сайте – дети стремятся к такой публичности, хотят, чтобы работа имела вещественный результат. Конечно, настоящий результат – не фильм и не бумага, результат - в голове. Но и фильм с газетой не помешают. Если мы говорим, что «это будет на сайте», дети стараются больше. Никому не хочется выглядеть плохо.

Конечно, инсценировки – театр на языке – не единственный рецепт. Но беспроигрышный. Каждый ребенок хочет играть и общаться. Театр – удовлетворение этих двух страстей.

Лучше инсценировок, наверное, только переписка на иностранном языке. Но это труднее и требует самоотверженности учителя.

 

ЗДРАВСТВУЙТЕ, РУССКИЕ! ПЕРЕПИСКА НА УРОКАХ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА

Время от времени мы «выходим на связь».

Например, наш пятиминутный видеоролик размещаем на сайте. И ищем партнеров – «братьев по разуму». Мы будем рады любому ответу: видеофильм, электронное или обычное письмо.

Этот видеоролик или письмо - смыслом всей нашей работы. Мы учим неправильные глаголы, past perfect, лексику по теме «Путешествие», делаем письменные упражнения – зачем? – чтобы в конце месяца «выйти на связь», рассказать о себе друзьям из Шотландии, Баварии, Новой Каледонии.

Пятый класс. Французский язык с Анной Сергеевной. Спряжение глаголов avoir и etre в present, рассказ о семье и домашних животных – нормальные школьные уроки. Счастливые и радостные после летних каникул, дети к середине октября вянут, как листья, схваченные первым осенним морозцем. Кто-то впадает в зимнюю спячку за партой, а кто-то, наоборот, приходит в возбужденное состояние.

- А давайте сделаем фильм и пошлем его во Францию. Вы расскажите о себе, о школе - ну, разумеется, на французском языке…

Сделали, послали. Фильм посмотрели в школе Мари Кюри, в Парижском пригороде Бобини: «Супер! У вас получился классный фильм! Мы тоже сделаем фильм и пошлем вам…»

И вот через месяц мы получаем фильм из Бобини. Дети всех цветов (кроме белого, белых французов в Бобини нет) шлют нам свой горячий афро-азиатский привет:

- Привет, русские! Меня зовут Аджани, мои родители из Мали, моя страсть – танцы, я люблю блюда африканской кухни, ну, например… Одним словом, всё, что готовит моя мама…

А у нас уже конец второй четверти. За окном – то дождь, то снег, темно в 4 часа и через неделю контрольная по математике. А тут: страсть и танцы, белоснежная улыбка на широком черном лице и блюда африканской кухни…

А мы, говорят пятиклассники, сделаем видеоэкскурсию по школе и пошлем им. Сделали и послали.

Африканский привет Аджани и наши суперфильмы сохранены где-то на сайте «Нескучная школа». Покажите своим ученикам, вдруг захотят учить французский язык.

 

ПРИЗНАЕМСЯ, НИКАКОЙ ПРОГРАММЫ НЕТ…

 «А по какой программе работает ваша начальная школа? Математика по Морро или Петерсон? Чтение по «Живому слову» или Бунееву...» Это вопросы, которые мне, как директору, часто задают родители первоклассников. И учителя, которые хотят работать в нашей школе. Я говорю какие-то общие слова. А «по какой программе» работает наша начальная школа?

 

1.

Уроков как таковых нет. И программы курса тоже. Есть разные Интересные Дела, которые предлагает учитель или сами дети. Но чаще всего вопрос «что делать» решается вместе.

Иногда Интересные Дела тесно связаны с каким-либо предметом. Прогулка к пруду на речке Липка (посмотреть, как застывает вода) – естествознание. Подсчет, сколько мы (вся школа) съедаем мяса в день – математика. Письмо ученикам в другую школу – русский. Чтение любимой книги – литература.

Но в жизни границ между предметами нет. Придуманную задачку по математике надо записать – это русский язык. Подготовить доклад о кошке – это и чтение книги и письмо. Литературный театр – это и чтение, и письмо, и рисунок, и музыка.

И тогда ребенок встает утром с постели не потому что «надо идти в школу». Он знает, что сегодня будет репетиция «Сказки о козле». Или будем делать книгу – настоящую! - с картинками, переплетом. Или пойдем в другой класс, где учится младший (старший) брат (сестра), рассказывать о гладиаторах, динозаврах, разведении попугаев. Он идет в школу, потому что там его ждут Интересные Дела!

Интересное Дело – это не американский project. Первое, проект – это надолго: на месяц, четверть, год. Скучно. Второе, тему проекта говорит учитель: «Тема нашего проекта – защита окружающей среды»… Проект – это вариация на тему Школы.

Интересное Дело – другое дело. Это то, что ребенок действительно хочет делать. То, что он делал бы даже дома, когда никто его не принуждает работать. Интересное Дело возникает там, за стенами школы, в настоящей жизни ребенка.

Задача – угадать, пред-угадать, что он действительно хочет и что ему по-настоящему интересно. Не просто говорит «я хотел бы…», а подскакивает от радости, не верит своему счастью, не слышит звонка с урока. И строить всю «программу» от этого.

В классе пятнадцать учеников. У каждого своя радость. Пятнадцать дел одновременно – нереально. Как на практике?

Начинаем, как правило, с общих тем. Но, конечно же, это не темы уроков. Это то, на чем сошелся, пересекся интерес детей и взрослого. Неважно, кто предложил, кто сказал первый: «Давайте, будем делать…». Главное, чтобы действительно было интересно всем.

Русский язык: газета о жизни класса, переписка с учениками другого класса (другой школы), страница на сайте с новостями для родителей, вопросы к настольной игре, подписи к фотографиям, переписка с Нафаней (Белочкой, Зайчиком…), сценарии спектаклей по литературе, задачи по математике, газеты по истории и естествознанию, стихи, сказки, романы…

Математика: математические игры и головоломки, измерения расстояния (площади, размеров), взвешивание различных предметов, деньги (цена, сдача…), собственные интересные задачки…

Литература: инсценировки, написание собственных шедевров: рассказы, стихи, фантастические повести; чтение любимых книг – чтобы потом рассказать о них другим, фильм и книга (можно посмотреть фильм и прочитать книгу – потом обсудить), спектакль и книга (то же, но вместо фильма – театральная постановка)…

Естествознание и История: доклады на самые разные темы по естествознанию, «Путешествие на Машине времени» в другие эпохи, история семьи; экскурсии, поездки, выходы в лес; аквариум, попугай или морская свинка – живой уголок в классе.

Сколько длится работа над темой? Мы пробовали разные варианты, но, как правило – это восемь-десять часов. Обычно тема укладывается в неделю: пять дней по два урока. Хорошо, если это первые два урока - потому что это главная работа для ребенка, ради этого он пришел в школу.

Итак, наша программа – это Интересные Дела. Придуманные учителем, детьми или вместе. Над которыми работает весь класс, группа или каждый сам по себе. И если мы начинаем с Общих Дел, то потихоньку, шаг за шагом, учимся работать самостоятельно: в группах и по одиночке.

Возможность работать самостоятельно, это награда, это «пятерка» для того, кто научился. Научился говорить в полголоса, спокойно читать книгу, слушать товарища, задавать вопросы, поднимать руку, когда надо. Свобода в обмен на Умения. Я умею! Я научился тому, что не мог делать вчера. И теперь я могу быть самостоятельным, я получаю больше свободы!

Работа в группах лучше индивидуальной работы. Здоровый ребенок любит общаться, говорить, двигаться. Как правило, четыре группы по четыре человека: и детям нетрудно, и учитель с ума не сойдет.

В рамках общей большой темы у каждой группы – своя тема. Например, общая тема – Космическое путешествие. Темы групп: Солнце, Планеты Солнечной системы, Звезды, Черные дыры.

Сначала, как правило, смотрим фильм. Потом делимся на группы и каждая группа выбирает тему. Идем в библиотеку, ищем книги. Передвигаем парты в классе, чтобы было удобнее работать. Дети читают, говорят в полголоса. Итогом работы является газета. Газета – это дети всегда пишут с большой буквы и произносят с особым чувством. Там будут и рисунки, и тексты, написанные детьми. На уроке, на перемене, после всех уроков; на парте, на подоконнике, под партой на полу – они делают Газету. И – момент счастья! – дети идут со своей Газетой в соседний класс.

Иногда и к старшеклассникам. Его еле видно за столом, это первоклассника, речь его не внятна (занимается с логопедом) – но он делает доклад перед учениками 8 класса о динозаврах. «У кого-нибудь еще будут вопросы?..»

 

2.

Ставить запятые, читать с выражением стихи, правильно произносить английские звуки, красиво писать прописную букву «Д», делить столбиком, знать, что нашими предками были славяне (или тюрки), представлять, что будет с водой при нагревании – бесспорно, надо.

Это навыки. Полезные навыки, без которых не выйдет Интересное Дело. И поэтому – именно поэтому! – они нужны. Навыки всегда идут вслед за делом. Пишем газету – надо уметь писать. Считаем булочки в столовой – складывать, умножать и делить. Ставим спектакль – читать, писать, рисовать…

Сколько времени на эту техническую работу? Быть может половина, может меньше. Решает учитель, всё зависит от ситуации. Нет рецептов и четких инструкций – есть различные ситуации в жизни. Как мы прорабатываем навыки: все вместе, по группам, поодиночке?

Главным образом, индивидуально. Математика – много разноуровневых карточек. Русский – карточки на грамматические структуры.

Хотя, что такое индивидуальная работа? Дети могут обсуждать и спрашивать у товарищей, как делать задачу или упражнение. Индивидуальная работа превращается в групповую.

На стенде висит Лист успехов – МАРШРУТНЫЙ ЛИСТ. Если я уже умею делить двузначное число на однозначное – у меня стоит «зачет», плюс. Такой «зачет» - не оценка. Это признание учителем, что я действительно хорошо могу делать эту работу. И могу помочь товарищу, который еще не научился это делать. А когда учитель считает, что надо что-то объяснить всем, он требует внимания и тишины. И начинается урок. (Ну, наконец-то!) Но не большой, на пять-десять минут.

Это урок a posteori - урок по следам детского интереса и возникающих проблем.

 

ЖИЗНЬ БЕЗ ДЗ

Три года назад мы договорились воздерживаться от обязательного домашнего здания.

Катастрофы не произошло. Правда, несколько родителей перевели детей в нормальную школу. Просто от недоумения: как это школа без домашнего задания? А что ж вечером дома делать с ребенком?

Понизился ли уровень знаний. Строго говоря, никто это уровень мерить не умеет. Хотя, может и понизился на первых порах. Просто потому, что мы еще не научились работать без домашнего задания.

Доводов против домашнего задания – на две страницы. Главный довод, в трех строчках.

Учитель, который говорит, что нельзя работать без ДЗ, признает свою неспособность по-настоящему заинтересовать ученика своим предметом. Он признает, что ученик не будет ничего делать добровольно, без угрозы психического и физического наказания.

У нас нет обязательного ДЗ – есть только добровольная, свободная, творческая, неожиданная, жутко интересная работа, которую учитель предлагает детям сделать дома.

В память о ДЗ назовем это Креативным Домашним Зданием.

Отрабатывать навыки, делать упражнения, закреплять материал – на уроках. Оставить на дом изюминку – весь изюм от школьной булочки.

Ставить оценку за эту работу? Какая тут оценка… Радоваться, восхищаться, ликовать, раздавать шоколадные конфеты, если ребенок что-то захотел и сделал. Конфеты лучше пятерок! Только положительное подкрепление: только радость за ученика, который заинтересовался, и гордость за себя, за то, что смог заинтересовать. Ведь «добрая воля» - то, чему мы и должны были бы научить в школе ребенка, наряду с красивым почерком и умением находить дискриминант.

Давать, задавать, давать, заваливать работой, очень интересной и совсем добровольной.

Иностранный язык: компьютерные диски – как минимум. Просто и выигрышно: ученик слушает дома иностранную речь, выполняет задания. О чем мечтать еще? Могут быть варианты более изысканные: если мы делаем сценки на языке, – учить роли; если ведем переписку, – читать и писать письма.

Математика. Всякие нестандартные (традиционные, нетрадиционные, логические, олимпиадные) задачки – математические головоломки.

История, биология, география, литература. Школа для родителей! Рассказать родителям о том, что было в школе, усадив их за кухонный стол, с пометкой в Маршрутном Листе: «Я, папа (мама) Маши и Васи рассказ выслушал внимательно…» А можно и строго спросить: знают ли родители, каковы особенности оврагообразования на Восточно-Европейской возвышенности и как Николай I улучшил жизнь государственных крестьян.

А еще можно давать диски с фильмами на дом. Ну, можно и книги, в конце концов. Только по настойчивой просьбе учащегося! Сомневаетесь, что попросят? Не сомневайтесь.

Саша, 5 класс, на перемене. Я стал маме рассказывать и что-то забыл, кто был раньше homo habilis или homo sapiens. Мы с мамой начали искать в интернете…

Ира, 8 класс. «Имя Розы» целиком прочитала и стала папе рассказывать. Он сказал, что ничего не понял и взял сам книгу читать…

Никита, 7 класс, год назад. Я папе рассказал о мультфильме «Песня о буревестнике», мы ночью скачали его из интернета, долго смеялись…

Рассказывать можно маме, папе, бабушке, дедушке, младшим и старшим братьям и сестрам. Как сказал один мальчик в 4 классе: «Меня слушали собака и черепаха…»

Русский язык! О, это одно и бесконечно творческое задание – писать! Что? Повторюсь: золотая жила – это делать «аудионовости». Пятиклассники писали и печатали дома тексты своих выступлений без спроса – то есть, не спрашивая учителя, можно и нужно ли… Это, конечно, не единственный жанр. Могут быть и телевизионные новости, и просто литературное творчество. И реальная переписка с учениками из другой школы (города, страны).

Физика, химия... на кухне, в кладовке, в сарае. Невинные опыты и безопасные эксперименты.

Последнее: верный способ отличить Творческое Задание от домашнего задания. Когда Вы предлагаете работу, посмотрите на лица детей. Если заметите, пусть не блеск, но хоть легкое подобие его, – это Добровольное Задание. Если перед Вами послушные серьезные лица учеников, – то, что ж, открыли дневники, записали на завтра…

Не будем философствовать о возможности Свободной воли. Всё зависит от меня, как учителя: если я верю в возможность этой самой свободы и воли - так оно и будет…

 

СТРАНА НЕВЫУЧЕННЫХ УРОКОВ

Мы настолько свыклись с мыслью, что образование невозможно без насилия, и убедили себя, что «если его не заставлять - делать ничего не будет», что слова интерес, удовольствие, смысл вызывают ухмылку серьезных родителей и учителей со стажем.

Мы терпели – и вы старайтесь.

Есть такое слово – надо.

В жизни не всегда будешь делать то, что тебе интересно.

Имеющие за плечами десять лет строгой школы, мы свыклись со словом «надо» и не верим в «хочу».

Для нас собственная жизнь – как домашнее задание. Нравится не нравится – а жить-то надо…

А еще иностранцы удивляются: что это русские такие мрачные и не улыбаются? Может суровый климат? Или наследие коммунизма? Или, как говорят антропологи, на национальном характере сказывается традиция туго пеленать младенцев?

Я иду по улице и смотрю на сосредоточенные лица своих соотечественников – чем они озабочены? У них выражение лица как у ребенка, который не успел выучить уроки.

Строгая советская школа, сформировавшая комплекс вины за несделанное домашнее задание – вот что определяет «русский национальный характер», а не тугое пеленание.

Страна Невыученных Уроков.

 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА КАК ПРАЗДНИК

Понятно, что тема должна заканчиваться контрольной работой. Может ли Газета или Спектакль заменить контрольную работу?

Надо сказать, проекты у нас небольшие по времени: на 8-1О уроков (Если они растягиваются на полтора-два месяца – то к концу уже забываешь, с чего начали). И последний урок темы – защита проекта, как правило, перед учениками другого класса: старшие идут к маленьким и наоборот.

Это мы назвали словом Десант. Слово прижилось так хорошо, что вовсю пошел процесс словообразования: «Вчера мы десантировались в 4 класс…»

Итак, каждая Мастерская заканчивается Десантом.

Перемена «до»: газета подмышкой, камера со штативом в руках – быстрей, у нас сейчас десант, идем в третий класс… Перемена «после»: ну вот, наша группа опять не успела, но третьеклассники слушали хорошо и на вопросы отвечали, вот следующий раз…

Десанты лучше олимпиад, турниров и конференций. Там главная идея – выбрать отличника из отличников. Здесь – другое. Рассказать другим, что сделал, что узнал, что получилось. Это лучше и глубже всех конкурсов и Гран При. Научиться, чтобы научить других. Найти, чтобы рассказать другим. Десанты – очень настоящая вещь!

И уж конечно, Десанты лучше контрольной работы. Если их делать на хорошем уровне: строго и серьезно, - контрольные работы не нужны. Контрольная работа как Праздник – это Лицей КОВЧЕГ.

Важное отличие от всяких школьных отчетов и презентаций: десант – не отчетное мероприятие о проделанной работе. В некотором смысле, десант - не конец работы, а ее начало. «А что мы будем делать? И что у нас должно получиться? Зачем?» – с этих вопроса начинается работа над новой темой. Конечно, учитель может не терзать себя этим «зачем» и идти по рельсам программы. Но вдруг дети сами зададут учителю этот вопрос?

Время Десанта и класс, в который мы пойдем – это должно быть известно на первом уроке темы. И обсуждать всё с детьми: как лучше сделать, как подготовиться, кому это будет интересно. На стене висит большой лист ватмана – График Десантов. И учитель, обсудив с классом творческие планы, берет маркер и «бросает перчатку»: когда и в какой класс.

Напомню джентльменское соглашение: учитель, чей класс пригласили на Защиту не очень громко сетует на «пропавший урок», а, напротив даже, радуется.

 

СУДИТЕ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ!

Контрольные работы у нас проходят в виде самых обычных тестов. Что проверяем? Госстандарт. Как принято его проверять? Тестами. Что придумывать…

А настоящие результаты – творческие работы учеников, итоги каждой Мастерской, публикуются на сайте «Нескучная школа». Шедевры!

Шедевр – без иронии говорю это слово. Каждая тема (каждая мастерская) заканчивается тем, что ученик выполняет свою «главную работу» - сhef-d’oeuvre. После чего становится подмастерьем.

Известны нам четыре формы шедевра…

Газета. Газета – душа начальной школы! Мы сегодня делаем Газету! В средней – дети тоже рады бы, но времени не хватает. Не знаю, почему дети любят газеты, можно предполагать: возможность рисовать, разговаривая при этом с друзьями, возможность напечатать текст, а может просто размер листа ватмана впечатляет.

Альманах. Альманах - это сборник текстов, написанных учениками по теме. Честно говоря, разница небольшая: Газета - это рисунки с текстами; Альманах – тексты с рисунками. Важно то, что работа завешается Текстом. В широком понимании: придуманная задачка по математике – это тоже текст. Не стоит задавать объем и жанр текста, важно одно: ни строчки списанной!

Видеофильм. Как правило, на 5-10 минут. Лиза и Настя, 6 класс: «Рустам, Иванович, Вы только заранее скажите, когда фильм будем снимать, чтоб мы приготовились, причесались…»

Радио. Самый быстрый и простой способ: на столе диктофон, 10 минут записи – вечером мы в прямом эфире…

Стараемся публиковать результаты каждого ученика… И ребенку, и родителям важно видеть свой результат! Мы должны работать с разными детьми и уметь каждого поднимать на свой уровень. Если есть откровенно слабые тексты, достаточно несколько строк. Если кто-то болел и не писал, в конце стоит сделать приписку: «Болел и ничего не написал…», «Работу обнаружить не удалось…»

Родители «несильных учеников» порой с особым трепетом относятся к результатам работы своих детей.

 

ДЫРКА В ЛИНОЛЕУМЕ КАК ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ ПРОДУКТ

Чем может закончиться Мастерская по истории?

Можно делать Газету. Самый простой и проверенный вариант! В 33 кабинете, пережив два косметических ремонта, висят газеты, которым уже четыре года: газета Глеба и Андрея о пустынях, Никиты и Артура – о драконах…

Сценки по истории. Восемь лет назад Юра Антипов и Игорь Кирюшин (видеокассета – на стеллаже!) изображали двух рыцарей, которые должны были явиться на поединок в полдень, но никто точно не знал, когда полдень, что закончилось судебным разбирательством… Рыцари, как положено, были на лошадях (стульях), играли с чувством: в линолеуме образовались дырки от лошадиных копыт. Анатолий Константинович, замдиретора по АХЧ, этого не одобрил…

 

Научно-популярный фильм – ну, как BBC или National Geografic... Каждый выступает перед камерой с рассказом на свою тему. Немножко страшно, но азартно! Три года назад с пятиклассниками отсняли сериал по Истории Греции. Пленка утеряна, увы.

 

Круглый стол. Когда Арсений Белорусец и Зина Лисютенко были в 5 классе, был организован Круглый стол по проблемам строительства египетских пирамид. Зина возмущалась, что нехороший фараон согнал 100 тысяч людей строить ему «надгробный холм», Арсений в ответ, опираясь на текст «Речений Ипусера», рисовал картины возможных ужасов, которые ожидают Египет в случае ослабления власти фараона… Кассета – на полке.

 

Турнир. 15 лет назад, простите за мемуарный тон, была проведена Игра под названием «Плавание Колумба». Класс делится на 3 команды, за неделю каждой команде дается стопка книг по теме. И вот Игра: на столе большая и красивая карта с маршрутом плавания Колумба, три команды – три каравеллы, правильный ответ – передвигаешь фишку на несколько морских миль вперед. Илья Троянов через года четыре после Плавания признался: готовясь к Игре, узнали, сколько, наверное, за четверть обычной учебы…

 

Список таких «можно» бесконечен. И если вдруг учитель чувствует, что его фантазии не хватает, то можно, в конце концов, спросить детей…

После поездки во Францию надо было «подвести итог». Обсуждали, как представлять отчет весь урок. Начали с того, что газету делать, фильм, фотографии. Никита: «Газета – это банально, надо сделать путеводитель». Кстати, надежный способ добиться, чтобы говорили строго по очереди – право голоса должен давать кто-то из детей. Остается сидеть спокойно, тянуть руку и ждать, когда спросят. «Подождите, Рустам Иванович, сейчас Артур говорит», - обсуждение ведет тот же Никита.

 

Трата времени? Или психологический практикум. Умение слушать, соглашаться. Может этот и есть самый важный урок – думать вместе. Решили написать путеводитель, распределили темы. Надо признаться, не успели: две недели до конца года… Но интересен момент, когда в голове что-то щелкнуло - какие-то аксоны соединились - и Андрей решил, что он хочет делать Путеводитель…

 

ДВА ИНТЕРЕСА или СПЯЩИЕ ПРОБУЖДАЮТСЯ

Часто приходится слышать от учителей: «Ну не интересен ему мой предмет…» И как продолжение: «Ведь сами ж говорили, что нельзя ребенка научить, если он не хочет, если ему не интересно». К такому выводу приходят чаще «нешкольные учителя». Люди, работавшие в школе, не ждут никакого интереса – они учат.

И вот что получается: учитель учит одного-двух учеников в классе. «В глаза смотрит», «беседу ведет», «думать учит», а остальные? Так им же не интересно…

Что ж делать?

Признаемся себе, что только избранные интересуются чистой наукой: строением животной клетки, поэтикой Достоевского, дифференциальным исчислением. И не беда, потому это не единственно возможная форма Интереса…

История в 3 классе, класс Маргариты Алексеевны. «Знаете, а 5 класс тоже сейчас проходит египетские пирамиды, и они вызвали вас на турнир…» Дима, прищурившись: «А Вы точно говорите, не шутите?» А Никита ничего не сказал – просто подпрыгнул со стулом…

Конечно, не сами пирамиды и мумии разбудили учеников. «Турнир! Мы такие вопросы придумаем для пятиклассников, никогда не ответят!..» Ни одного мрачного сонного лица.

Если чисто научный интерес - для избранных, то такой – для всех.

Поэтому каждая Мастерская должна была б начинаться с вопроса: Ну что мы будем делать? Газету? Спектакль? Снимать видеофильм? Или вызовем на турнир 11 класс?

Спящие пробуждаются.

 

ПЕРЕГРУЗ

Аннотация к медицинскому препарату, типа «Бай-бай» или «Спи, малыш»: «Препарат снимает стрессы, вызванные школьными перегрузками». Трудно выполнить школьную программу без медикаментозной поддержки…

Выдержка из психологической книжки про то, как надо ребенка готовить к школе. «У ребенка в 1 классе вследствие психологических перегрузок могут наблюдаться скачки артериального давления, нарушение сна, сердечная аритмия…» Аритмия вследствие перегрузок? Это про шестилетнего ребенка, а не про космонавта! Да, действительно, к школе человека надо готовить долго и серьезно, как готовят космонавтов к полетам…

Перегрузки. Дело не в том, что задачки по математике стали труднее или учебники по истории толще – причина в другом. Школа требует от ребенка абсолютно невозможного для него - неподвижности.

 

СВОБОДНЫЙ ПОЛЕТ. ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

 «А есть ли в вашей школе психолог?» - спрашивают родители новых учеников, понимая, что обычный учитель с их ребенком вряд ли справится. «Пусть психолог разбирается с такими», - говорят учителя, которые чувствуют, что их терпенью настал конец. Так вот, в нашей школе психолога нет.

Но у нас есть Свободный Полет! Немного, правда, два часа в неделю.

Здесь учитель ничего не предлагает – любая тема по желанию ученика. Кто что хочет.

Что я хотел бы знать? Что мне в жизни непонятно?

Это попытка поднять со дна все вытесненные туда школой Почему? и Как? Возвращение к шестилетнему состоянию, когда все любопытно и интересно. Школа, уроки и даже спецкурсы, предполагают, что ребенок ест готовую пищу, – то, что ему дает учитель «по программе». Он потребитель, пусть даже хорошего продукта. Свободный Полет всё ставит на свои места: ты хочешь узнать, почему вымерли динозавры – давай займемся этим вопросом: вот тебе фильм, компьютерная программа и книги…

Свободный Полет – не для «одаренных», для талантливых детей! Знать, что мне интересно в жизни, читать книжки, рисовать газету, писать тексты - нормальному ребенку это может показаться скучным. Обычный спецкурс понятнее: работать под руководством учителя спокойнее, чем самому. Но в школе «для талантливых детей» Свободного Полета должно быть шесть-восемь уроков в неделю.

Но еще нужнее Свободный Полет «несильным детям». Есть ли другой способ их «подтянуть»? Репетиторство и прочие приемы дрессировки – не в счет.

Коля, по прозвищу Батон, с товарищами. Попытка Свободного Полета в 9 классе три года назад. Любая тема: книги, компьютерные программы. Что интересует их? Биология… Анатомия… Точнее – размножение человека. Нашли компьютерные программы по анатомии. Вели себя прилично. Не хихикали. А раньше спрашивали их когда-нибудь: чем интересуешься, что ты хотел бы узнать?

 

Это попытка встать на ноги, установить связь реальными интересами ребенка – связь с реальностью. Может быть, Свободный Полет стоит прописывать обязательно всем новым ученикам как Курс молодого бойца, на полгода. Они ушли из школы, а мы их опять туда же, за парты…

Давайте составим в каждой параллели список «самых сложных учеников», которые «ничего не хотят», «ничего не могут» и «матерятся в коридорах». И пропишем им курс Свободного Полета на полгода, на часа 4 в неделю. Может, лучше к ЕГЭ подготовятся?

И не обязательно в этом случае требовать доклада, газеты, выступления перед другим классом. Достаточно, чтобы ребенок читал разные книжки с картинками, даже если у него нет заранее готовых вопросов. Вопросы могут возникнуть потом. Просто дать возможность делать то, что интересно.

Конечно, это трудно, и можно продвигаться потихоньку. Каждый учитель сам определяет меру свободы – насколько он готов принять интересы ребенка. Поймать парусом ветер детского интереса.

В нашей школе нет психолога. Но есть Свободный Полет. Это радикальная психотерапия - терапия реальностью.

Глава 2. ХОДИТЬ НА УРОКАХ

ШКОЛА ПОКАЗАЛА НА ДВЕРЬ

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ШКОЛА?

BACK TO SCHOOL

И ТОТ ПОХВАЛЬНЫЙ ЛИСТ…

ОБЫЧНЫМ ДЕТЯМ НУЖНА ДРУГАЯ ШКОЛА

УРОК ДЛИТСЯ ПЯТЬ МИНУТ

ЗАКОН ГРУППЫ

ЗАСУЧИТЬ РУКАВА

ПРОЦВЕТАЕТЕ?

ЭСТЕТИЧЕСКИЕ РАЗНОГЛАСИЯ С СОВЕТСКОЙ ШКОЛОЙ

Информация об авторе: Курбатов Рустам

hello_html_m78ddc451.jpg

Курбатов Рустам Иванович, директор лицея «Ковчег-ХХI», г. Красногорск, Московская область, педагогический писатель и общественный деятель, один из наиболее активных и своеобразных продолжателей идей Селестена Френе в России и соединитель ключевых идей нового образования в практике своей школы.

 

Глава 2. ХОДИТЬ НА УРОКАХ

ШКОЛА ПОКАЗАЛА НА ДВЕРЬ

Пришел новый мальчик в 7 класс. На собеседовании предложили написать сочинение на тему «Школа, в которой я хотел бы учиться». Вот что написал: по истории – чтобы это было как будто путешествие в другую эпоху, по физике и химии – всякие опыты делать, по математике – решать разные логические задачки, по русскому языку… по русскому языку – больше писать, ну на свободные темы... Сомневаюсь, что мальчик читал концепцию Лицея КОВЧЕГ, но повторил основные ее тезисы.

И вот приходят к нам подростки, не очень успешные в традиционной школе. Подростки, которые не вписались в Школу, – и она им за это показала на дверь. Они вышли. И пришли к нам. И что? Опять за парты и дальше по той же программе...

И таких подростков, скажем дипломатично, «не очень успешных», которые ничего не хотят, никого не слушаются и не боятся «двоек» - всё больше. Вроде и не хулиганы, и на уроках могут тихо сидеть, и окна не бьют – ну, не буйные. Просто не учатся.

Таких школьных уклонистов больше с каждым годом. И становятся ими нормальные мальчишки и девчонки, которые радостно бежали в первом классе в школу, возлагали цветы на этот пьедестал знаний; тянули руку, хотели быть хорошими и умными, ради улыбки любимой учительницы готовы были переписывать палочки и черточки.

Что случилось с ними? «Да это естественный процесс, - успокаивают нас опытные учителя и сотрудничающие с администрацией психологи, - трудности переходного возраста, доживите до 9 класса: возьмется за ум, начнет готовиться к ЕГЭ»

Что ж, а пока всех уклонистов – в казармы; музыка военного оркестра и изучение уставов выбьют из головы подростковую дурь.

А уж психологи, по крайней мере, могли бы спросить этих подростков, почему они не учатся. Не надо сложных методик – ответ прост: «Не интересно».

На протяжении всего учебного года, в самом пубертатном возрасте – в 9 классе, на главном школьном уроке – русского языка - чем мы занимаемся? Мы учимся ставить иногда до, иногда после придаточного уступки такую маленькую, еле заметную черточку – запятую. Древние китайцы, мастера каллиграфии и тренировки духа, пришли бы в восторг от нашей системы образования! Когда внутри гормональная революция, тело растет в разные стороны, а голова трещит от вопроса, кого: Дашку или Маринку пригласить в субботу в кино, - на протяжении года, каждый день, на главном уроке, сосредоточив дух и освободившись от плоти, мы рисуем эту черточку. А если ты пропустил три черточки в итоговой работе – тебе никогда уже не стать смотрителем рисовых плантаций. Вот оно, лучшее в мире образование!

Не интересно. И не потому что подростки хотят, «чтобы их развлекали». Просто они чувствуют, что всё это как-то не по-настоящему, и потому нет в этом большого смысла. В жизни вряд ли пригодится.

Честно говоря, и учителя это прекрасно понимают. Только привыкли.

И поэтому второй вопрос этой книги, после вопроса о праве передвижения: «Может ли школа быть интересной для подростка?» По этим прекрасным словом «Интерес» подразумеваются не всякие дидактические штучки на уроках, типа разгадывания кроссворда или чтения по ролям.

Быть интересным – значит отвечать каким-то очень глубоким потребностям души и даже тела. По-требностям – требованиям! Интерес – это что-то очень глубокое, глубинное. Идущее изнутри – даже из нутра.

Вы видели, как ребенок часами играет во дворе – не важно, в какую игру, как заворожено смотрит фильм, слушает рассказы о путешествиях и разных приключениях, в конце концов – как часами общается по телефону?

Паша Савинков. История произошла лет шестнадцать назад – но помню хорошо, потому что она заставила задуматься. Паша, 7 класс, мальчик неусидчивый, невнимательный – троечник и бездельник; на Масленицу строим крепость. Паша, красный от мороза и мокрый от пота, шапка на одном ухе, напрягаясь из всех сухожилий, закатывает огромный снежный ком на верх крепости. А потом вниз и снова… Двадцать-тридцать минут тяжелого, мужского физического труда. А на уроке хоть пять минут послушал бы…

Что это? Интерес? Нет, что-то другое. Стихия!

А в понедельник, - подумал я, - в школу. Первый день Великого Поста. И начнется: «Паша, сиди спокойно! Савинков, достань тетрадь!» Может ли быть учеба такой же стихией? Ну не совсем, конечно, такой, ну немножко…

И тогда, шестнадцать лет назад, мы в первый раз сделали попытку отказаться от всех уроков, программ и деления на классы и отправились в четвертой четверти в Свободный полет!

Что это такое? Нет ни уроков, ни классов. Вообще. Каждый ребенок на листочке бумаги пишет, что ему хочется знать, какие вопросы не дают покоя – и потом собираются группы детей разного возраста, интересующихся, к примеру, причиной вымирания динозавров или историей техники. Читают книги, общаются друг с другом, рисуют газеты по своей теме…

Ясно, что такой полет он не мог длиться долго. В сентябре следующего года мы приземлились, но время от времени, все ж тянет… Об этом в главе «Свободный Полет. Психотерапевтическое отступление».

Свободный полет был радикальным – леворадикальным - решением проблемы, как построить школу на детском интересе. Но возможны и другие формы.

И вот, эта книжка – рассказ о школе, в которой дети делают на уроке то, что им интересно. Можно даже так: делают то, что хотят делать. Не «всё, что хотят», нет – а «только то, что хотят».

 

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ШКОЛА?

Углич. Шесть лет назад, экскурсия. Максим, 11 лет, слушать не может, переминается с ноги на ногу, подпрыгивает и строит гримасы, пИсать хочет: «Мне нужно в туалет… Ну, мне в туалет нужно!» Экскурсовод не обращает внимание. Руководитель группы нервничает: мальчик не дает другим слушать экскурсию, нарушает порядок. И, с раздражением:

- Ну скажите Вы наконец ему, когда можно будет в туалет идти…

Вот ШКОЛА. Это когда взрослый знает, когда ребенку нужно и можно идти в туалет.

 

С чего начинается Школа?

«Спинка прямо – руки перед собой». С ограничения движения. Когда ребенок научится так сидеть, он уже не ребенок, а ученик. Начинается с телесной дрессуры, с контроля за телом, как, наверное, бы сказал Мишель Фуко. Власть учителя – это власть над телом. После того как эта задача выполнена, можно переходить к обучению.

И второе: говорить можно тогда, когда тебе дают слово. Идеальный ученик – тот, который не двигается и не говорит.

Кстати, ловлю себя на том, что мне проще сказать, в каком классе учится ребенок, которого я вижу впервые, чем сколько ему лет. Ребенок, поступая в школу, лишается своего физического возраста. Он уже не ребенок 8,9,10 лет – он ученик 2,3,4 класса.

Всеобщая школа возникла одновременно с всеобщей воинской повинностью. Государство нужны были солдаты. Их и воспитывали в школе.

Ограничение движения и общения, хочешь в туалет – подними руку…

 

BACK TO SCHOOL

Рассказывают французские коллеги, учителя. Приехали они в Россию: посмотреть Красную площадь и школу, обычную российскую школу. Входят в класс, урок истории, 9 класс. Учительница воодушевленно рассказывает о своей работе иностранцам. Дети сидят, 40 человек, 6 рядов, затылок в затылок. 5,10, 20 минут (!) – ни одного замечания, ни одного движения. Дети сидят неподвижно. Вот она, лучшая советская школа!

«C’est impossible! Ваша школа учит только послушанию и усидчивости! Современному обществу нужны активные и творческие люди! Ваша школа после развала СССР развернулась в прошлое…»

Школа учит усидчивости…

 

Рассказ мамы Риты К.

Весной звонила в школу «…»:

- Берете в 1 класс?

- Да

- Какие требования?

- Читать, писать, считать…

- Чему же вы учите в 1 классе?

- Послушанию.

Откровенно…

В Школе вообще чувствуется дух Реванша.

Большинство родителей высказываются за школьную форму. На поверхности – экономические проблемы. В глубине – желание «построить» и дисциплинировать ребенка.

То тут, то там возникают пионерские организации. Дескать, ничего плохого, дети нуждаются в организации, любят всякие мероприятия и проч. А в подсознании опять же – желание противостоять современному угару и дисциплинировать ребенка.

Но красные знамена – не главное. Главное – что большая половина наших сограждан (статистики нет, кто считал?) уверены, что старая школа была хорошей школой. Кажется, мы рассчитались уже со всеми мифами советской эпохи, но нет, один остался – Миф о советской школе.

Вот разговоры в учительской:

- Англичане (китайцы, японцы…) поняли, что советская система образования была самой эффективной и пересматривают свои национальные программы образования…

Что тут скажешь? Тоска. Тоска по Старой Советской Школе эпохи индустриализации.

Национальная программа развития образования, профильная старшая школа, единый экзамен – создается впечатление, что что-то происходит внутри Школы, идут какие-то процессы. Можно не сильно беспокоиться.

Но «процессы» не задевают сущности Школы. Она не изменилась за последние 20 лет. Разве что дети стали менее послушными. Как сказала дочка моего друга: «Школа – это как больница. Надо ходить и ничего не поделаешь». И это о хорошей московской школе, где собраны хорошие учителя и умные дети. Дети не любят школу.

Возврат к школе 50-х годов и нелюбовь детей – это действительно опасно.

 

И ТОТ ПОХВАЛЬНЫЙ ЛИСТ…

Возьмем в руки Похвальный Лист, который выдается отличным ученикам в конце года, читаем: "За прилежание и усидчивость". Вот она, гениальная оговорка! Вот тайна школы. Ее мечта.

За что же она готова хвалить ученика:

За прилежание - то есть умение лежать

И усидчивость - то есть умение сидеть!

Вот качества «современного человека»! Продолжим список: умение молчать, умение слушаться, умение терпеть... Далее - красивый почерк, удовольствие от переписывания. Да, Акакий Акакиевич - это идеал выпускника средней школы. Вот он, человек XXI века!

Наша школа не просто «отстает» от современности, она, совершив невообразимый кульбит, оказалась где-то в середине 19 века - мы вернулись к хорошо известной нам по книгам немецкой классической гимназии.

Немецкая гимназия, которая давала самое лучшее образование. Русская дореволюционная (советская) школа, которая тоже давала самое лучшее образование. Что и привело: к Первой мировой войне, установлению фашистского и сталинского режима в обеих странах, Второй мировой войне.

И вот, после крушения коммунизма в нашей стране мы вернулись к школе 19 века. Путь в никуда.

 

ОБЫЧНЫМ ДЕТЯМ НУЖНА ДРУГАЯ ШКОЛА

Гекльберри Финн, как известно, не ходил в школу. «Не могу позволить , - говорил он, чтобы посещение школы мешало моему образованию». Пеппи Длинный чулок рыдала, узнав, что Карл XII, уже умер… Здравый смысл Гека и искренность Пеппи мешали им стать школьными отличниками. Но это были нормальные, обычные дети.

Нормальный ребенок не может сидеть неподвижно четыре часа, смотреть на доску, слушать одно и то же по десять раз, повторять, пересказывать, переписывать, переделывать – не думая о том, зачем это надо.

Он непоседлив и любопытен, любит экспериментировать, мастерить, собирать и разбирать, всё делать сам – а не смотреть, как делают другие. Любопытство – в природе его, ему интересно читать книжки с картинками, смотреть фильмы о жизни животных, слушать рассказы учителя. Он любит работать – читать, писать, рисовать, решать математические задачи - если работа похожа на игру, если он понимает смысл того, что делает.

Есть школы специализированные: физико-математические, театральные, с преподаванием ряда предметов на иностранных языках - так называемые школы для одаренных детей. Есть школы специальные: для детей, требующих «особых условий воспитания и развития». Конечно, особые категории детей нуждаются в особых школах.

Но есть еще группа детей, нуждающаяся в особой – другой – школе. Это обычные дети.

Потому что обычная школа становится невыносимой для них.

Отличники хорошо приспособились к школе и не очень страдают. Двоечники тоже не страдают: они поняли, что в школе можно ничего не делать. Тяжело приходится тем, кто не умеет прогуливать уроки и не в состоянии сидеть неподвижно.

Трудность в том, что Школа требует усидчивости. В прямом смысле слова: способности сидеть неподвижно и молча десять часов в сутки. Семь уроков и три часа – домашняя работа. А это не каждый может. Физиологически.

Я был в гостях у коллеги, учителя математики одного французского лицея, в Нанте. Его сын, Юан, 13 лет, в течение трех часов французского ужина не умолкал ни на минуту. Спрашивал о России, рассказывал о своей лошади (Юан занимается конным спортом), показывал коллекцию монет... Не обращая внимания на разговоры взрослых, перекрывая часто своим голосом наши профессиональные беседы. Первая мысль была – какой невоспитанный юноша. Потом прислушался, привык к громкому голосу: умный, веселый, жизнерадостный человек. Способен говорить со взрослыми на равных.

Подумал: «Как же в школе он молчит на уроках?..»

Через полгода Жоэль, его отец, пишет: «Юан перешел на экспериментальную форму обучения: две недели ходит в школу, две недели работает, ухаживает за лошадями…» И письмо самого Юана: «Дорогой Рустам! У меня всё здорово, эта зима во Франции теплая… Извини, у меня нет времени больше писать – надо покормить лошадей»

Юан перешел на экспериментальную форму обучения… Обычная школа не просто трудна – она невыносима для таких детей. По одной причине – в школе надо молчать.

Может быть, Юан – не совсем обычный подросток. Большинство детей все ж могут немного помолчать и послушать взрослых: пять, может даже 10 минут. Но не семь же часов в день!

Таких как Юан много: и во Франции, и в России. Реже встречаются такие как Жоэль, его отец. Преподаватель математики в лицее, он понял, что его сын не может ходить в школу. И Юана освободили от Школы. Думаю, это решение семье далось не просто. Кстати, мама мальчика – воспитатель детского сада, тоже, можно сказать, педагог…

Такие дети были всегда, только раньше никто их спрашивал: Хочешь ли ходить в школу? Трудно ли сидеть на уроках? Нравы меняются. Пороть детей, тыкать носом в чернильницу, рвать тетрадки - как-то неприлично. Ребенку дали немножко свободы, к нему стали прислушиваться… Прислушались – а он говорит, что не хочет идти в школу…

Я очень рад за Юана. Думаю, он все ж научиться молчать и слушать учителей в течение двух недель месяца – потому что знает, что потом его ждет любимая работа, его лошади! Ради этого можно потерпеть.

Юан – обычный ребенок. Таких очень много. И именно таким – обычным! – детям нужна другая школа. Не знаю, смог бы Юан учиться в нашем Лицее. Наверное нет, мы всё ж довольно респектабельная школа. Но мы стараемся…

 

УРОК ДЛИТСЯ ПЯТЬ МИНУТ

Самое утомительное в школе – сидеть и слушать. Надо было б сократить до минимума традиционный урок, когда учитель «разговаривает со всем классом» или кто-то что-то чертит на доске. Урок – это убийство времени. И когда учитель жалуется, что не успевает, что не хватает часов, что не можно работать без домашнего задания, хочется спросить тоном финиспектора: «А куда делось время? Как истрачены были часы?» Можно «дать» и шесть, и восемь часов в неделю, но если это будут традиционные уроки – и этого будет мало.

Итак, время Мастерской делится на три части (как круг – на эмблеме Мерседеса).

Фронтальная работа. Учитель versus класс. Ставлю песочные часы: «Вот пять минут – поиграем в серьезную школу: руки на парты, смотреть на меня и слушать!» Да, как в школе, как на уроке, но урок длится пять минут. Не шевелиться! За пять минут я должен сказать, что мы сегодня будем делать. А потом – работа! Честно говоря, за 5 минут не укладываемся. Еще одна пятиминутка – в конце Мастерской, чтобы подвести итог.

Индивидуальная работа. Каждый работает над своим заданием. Разные дети – разные задания, как правило, двух-трех уровней. Это время Тихой Самостоятельной Работы. Есть вопрос – подними руку, я подойду. Звучит Вивальди, Бах или Моцарт.

Работа в группах. Шестнадцать человек в классе, четыре группы по четыре человека. Говорить можно шепотом. Трудно, особенно для учителя. Больше всего мешает ученикам на уроке работать… учитель. То он начинает на весь класс комментировать чью-то ошибку, а то отвечает во весь голос на вопрос одного из учеников.

Итак, три периода Мастерской. Маргарита Алексеевна во втором классе магнитом прикрепляет к доске бумажные круги разного цвета:

КРАСНЫЙ – СЛУШАЕМ УЧИТЕЛЯ!

ЖЕЛТЫЙ – РАБОТАЕМ ТИХОНЬКО

ЗЕЛЕНЫЙ – РАБОТАЕМ В ГРУППЕ и ГОВОРИМ ШЕПОТОМ

Конечно, не строго на три равные части делится время. Но если б нам удалось так организовать работу, дети меньше изнывали бы от неподвижного безделья. Работа в группах радует и дает силы, Индивидуальная работа тоже не изнуряет. А пять-десять минут, когда «руки на парте», можно и перетерпеть.

Жить можно.
 

 

ЗАКОН ГРУППЫ

Теперь в средней школе у нас по шестнадцать человек в классе.

Много, особенно для «устных уроков». Конечно, не как в массовой школе, но один неприятный вопрос: как опросить эти шестнадцать человек? В школе-то просто: по очереди к доске и письменный опрос.

К доске не вызываем: пол-урока слушать монологи трех-четырех учеников? Да и как остальных заставить сидеть и слушать? Это в школе: учитель повел бровью – все замерли… Письменный опрос – хорошо, но когда ж говорить, если не на «устных уроках»?

Да, еще можно «беседовать с классом». Учитель упоенно ведет разговор с двумя-тремя самыми невыдержанными (не всегда умными) детьми, а остальные?

Выход есть - работа в группах. Пять-десять минут на уроке ученики обсуждают вопрос в группах, по три-четыре человека. Эти минуты – самое толковое время урока! Ученики друг другу пересказывают материал – делают рутинную, но необходимую работу. Потом один человек от группы выходит к доске.

Давайте на примере… Тема – Отечественная война 1812 года.

Начало войны, Бородинское сражение.

Французы в Москве.

Русский народ и нашествие.

Изгнание Наполеона из России

Два варианта – два сценария такой работы.

Первый сценарий. Каждая группа готовит один из вопросов и «докладывает» его. Вариант хороший и проверенный. Есть трудность: другие не всегда внимательно слушают этот рассказ. Но можно озадачить слушающих: допустим, задавать вопросы выступающему. А в конце темы - зачетная по всему материалу. Но все ж, трудно через несколько недель воспроизвести то, что услышал из уст своего товарища. А если тот рассказал не очень внятно?

Второй вариант – каждая группа готовит все четыре вопроса: «Через сорок минут вы должны ответить на все вопросы, прочитав два параграфа» Группа действует так, как должна действовать группа в экстремальной обстановке! За несколько секунд определяется лидер: «Ты сможешь сделать этот вопрос – тогда это тебе!», «Я подготовлю третий и четвертый вопросы, а первые два – вам…».. Читают в полной тишине. Потом рассказывают друг дружке, что прочитали. Не так ли поступают школьники на перемене, за три минуты до звонка на урок: «Ты читал параграф? А ну, расскажи быстро…»

Итого? За сорок минут каждый ученик – сильный и несильный – подготовил два-три параграфа учебника. Пол-урока он читал сосредоточенно книгу, что-то выписывая в тетрадь. Другую половину – говорил и слушал соседа по парте.

И даже самый «слабый» и неуверенный, выйдя к доске, говорит. Краснея, заикаясь, вытирая пот – говорит! Не говорить стыдно, просто не возможно – это провал всей группы.

За урок – два-три параграфа. Значит, можно все-таки найти время на изучение документов, чтение энциклопедий, просмотр фильмов. И обойтись без обязательного домашнего задания.

Признаюсь, это нравится не всем старшеклассникам. Проще спокойно сидеть и не мешать учителю, который «ведет беседу» с двумя-тремя претендентами на золотую медаль…

Предчувствую иронию: 20 минут читают, 20 минут обсуждают, 4 человека в группе, - ну вот, педагогический рецепт… А если говорить неконкретно, то будете иронизировать, что мол опять педагогическую утопию пишите.

А вопрос серьезный. Ведь обычный урок, когда учитель ведет фронтальный опрос (какой термин!), так вот когда учитель идет фронтом на класс - на этом и держится Школа. И даже если мы красиво назовем этот фронтальный допрос беседой, что изменится?

Дело даже не в том, это потеря времени, что так никого ничему научить нельзя. Как сказал Сергей Леонидович, учитель литературы, после двух часов педсовета (педсовет – тот же урок для учителей): «Я пошел. Я уже угорел…» «Угорел» - этим словом можно охарактеризовать состояние ученика в школе к полудню, после двух-трех уроков. Отличие от Сергея Леонидовича лишь в том, что он, ученик, не может сказать: «Я пошел».

И это угар не от трудных задачек и длинных упражнений. Угар от вынужденной неподвижности и вынужденного молчания. Урок – это издевательство над природой. Сидеть неподвижно и молчать – неестественно, нефизиологично, невыносимо для здорового человека, тем более для здорового ребенка. Недаром же карцер – наказание страшнее общей камеры.

Я сгущаю краски? Все мы учились в школе, и не так уж это страшно… Да, но кто тогда думал о том, что возможны другие варианты, альтернативы сидению за партами полдня затылок в затылок? Кто думал о том, что в принципе возможна другая школа и другие уроки? А если вариантов нет, то насилие не воспринимается как насилие.

И ничего не стоят наши разговоры о «гуманной школе», о добрых отношениях и развитии способностей, если урок останется уроком. Какие отношения с угорелыми детьми?

Предложенный выше «рецепт» (двадцать минут читаем учебник, десять минут обсуждаем... доводим до кипения, слегка помешивая) – я добился своего, если вызвал улыбку. Значит, запомнится.

А таких «рецептов» много. Можно давать вопросы простые – на пересказ; и сложные – на гениальную догадку; можно всем группам предлагать один и тот же вопрос или каждой группе – собственный.

Не могут дети так работать? Сперва надо научить? Конечно, надо! А чем мы еще в школе занимаемся? Кстати, в нашей школе в первом и втором классе - могут.

 

ЗАСУЧИТЬ РУКАВА

Рассказывают, что чиновники требуют, чтобы в школах на подоконниках не было цветов, и на стенах ничего лишнего: ни детских рисунков, ни газет. Дескать, и цветы, и рисунки, и газеты – источник пыли и грязи. Забота о санитарном благополучии граждан.

Запрет на разговоры, ограничение передвижения, затылок товарища на расстоянии вытянутой руки, а теперь еще голые стены. Загадка для взрослых: как называется такое учреждение?

Класс в нормальной школе – это место, где детям удобно слушать учителя и списывать с доски. Поэтому парты стоят в ряд, у доски - учительский стол. На стенах – лозунги, портреты бородатых стариков и дидактические таблицы. И красивые стенды для проверяющих. Всё остальное отвлекает детей!

Интерьер класса – это, может быть, важнее, чем «содержание образования». Ребенок 8 часов в день находится в классе. Каким он должен быть?

Мебель должна стоять так, чтобы дети могли разговаривать, общаться друг с другом, вместе работать. Поэтому – не удивляйтесь, родители! – мы сдвинули парты и поставили их «большими квадратами». При необходимости дети могут передвигаться по классу, подходить к стеллажам, другим столам. На стеллажах много нужных вещей: книги, альбомы, кассеты, карандаши, всякие штучки для опытов, карточки по математике, цветная бумага…

И если такой класс можно сравнить с мастерской ремесленника, то эти вещи – инструменты…

Инструментов должно быть очень много: что-то закупают учителя, что-то приносят из дома дети. Порядок такой, чтобы любую вещь любой ученик мог найти и взять за несколько секунд. Поэтому, кстати, все стеллажи должны быть открытыми. Мы открутили все дверцы у школьных шкафов, чтобы дети видели, что там лежит, и могли свободно пользоваться этими вещами.

И много детских работ! Газеты, альманахи, рисунки, тексты, макеты… Продолжая аналогию с мастерской ремесленника, эти вещи можно было б назвать шедеврами. Без иронии, шедевры – это результат работы ученика, который становится подмастерьем, а и потом мастером. Стены не должны быть пустыми – у нас не дзэн-буддистский монастырь, где послушники по 6 лет созерцают пустую стену. От голой стены веет школьным холодом. Ученик, войдя в класс, должен видеть результаты своего труда – это греет,вызывает прилив сил.

Всякие методические таблицы нужны бывают на 1 урок. Их можно прикрепить к доске и потом, в конце урока, снова убрать. А портреты великих можно показывать 1 раз в год, чтобы дети отличали Лобачевского от Циолковского.

Ну и, конечно, в классе должны висеть Маршрутные Листы. Наша учеба – это Кругосветное путешествие на КОВЧЕГЕ. Поэтому у учителя вместо наркомпросовского журнала образца 1954 года – Бортовой журнал. А у ребенка - Маршрутный Лист. Чтобы не сбиться с пути и не сойти с маршрута.

Маршрутные Листы, которые висят на стене, должны быть красивые и не страшные. Формат – пол-листа ватмана или целый лист. Вместо «плюсов», по крайней мере, в начальной школе, - цветные наклейки. Это взрослым кажется, что ерунда – а детям радостно.

Конечно, не все надо воспринимать буквально. Важно то, что у нас помещение устроено в принципе иначе, чем в казенной школе. Образцовый с точки зрения школьного инспектора класс: стерильные парты, стулья, пол и стены, всё спрятано и закрыто, а на стенах висят таблицы разбора и формулы многочленов – это нежилое помещение. Да, всё должно быть чисто и аккуратно, но не пусто.

У ученика, открывающего дверь в такой класс – класс-мастерскую, - должно возникнуть желание засучить рукава и быстрее взяться за работу!

 

ПРОЦВЕТАЕТЕ?

Обычный вопрос при встрече с отдаленным знакомым на улице: «Ну как там Лицей КОВЧЕГ? Процветаете?» Процветаем мы или уже плодоносим? Но часто в этом вопросе читается подтекст: «Как, вас еще не закрыли?»

И второй вопрос: «Ну, а в какие институты поступают ваши выпускники?» Смысл вопроса ясен: «Ну, разве куда-нибудь можно поступить после вашей школы?». Дескать, хорошо, что вы к детям хорошо относитесь, ну что потом? И так думают даже вполне приличные и образованные люди…

 «А в каких институтах учатся ваши бывшие ученики?» Все равно, что у врача спросить: «А на каком кладбище лежат Ваши бывшие пациенты?» Ясно, что все там будем… Но одиннадцать лет жизни!

Детский сад – подготовка к школе. Школа – подготовка к институту. Потом – поиск работы. А там и старость не за горами. Пора уж о пенсии думать. А где жизнь?

Беда Школы – не в низких зарплатах и не в ЕГЭ. Беда в том, что Школа рассматривается вами, уважаемые мамы и папы, как подготовительные курсы в институт. Одиннадцатилетние подготовительные курсы.

 

ЭСТЕТИЧЕСКИЕ РАЗНОГЛАСИЯ С СОВЕТСКОЙ ШКОЛОЙ

Двадцать лет назад я был совсем молодым и безбородым учителем истории – учителем, которого никто в классе не слушал, кроме двух-трех тихих отличников на первой парте. И одна учительница начальной школы с большим стажем, человек жизнерадостный и любящий школу и, конечно же, умеющий повести бровью так, чтобы класс замер, рассказывала мне время от времени всякие поучительные истории об искусстве управления детьми.

«У тебя в классе, - говорила она, - всегда должен быть ученик, ну не любимчик, нет… Но когда ты выходишь из класса, он должен следить за остальными и отвечать за порядок. Конечно, он будет у тебя на особом положении, и ты можешь разрешать ему чуть-чуть больше, чем остальным…»

«Следить за остальными, на особом положении… Это что-то напоминает», - мелькнула мысль. Но сказано это было так легко и весело, что я отогнал нехорошую ассоциацию и подумал: «Наверно, это не так уж плохо. Можно попробовать…»

«А знаешь, - продолжала она, - как приятно по утрам входить в класс. Дети здороваются, садятся, ты смотришь на класс сверху: ряд мальчиков в белых рубашечках, ряд девочек с красными бантами, а по праздникам – с белыми, а потом опять ряд мальчиков… Красиво!»

Да-да, кажется я начинаю понимать… В этих рядах - мальчики в рубашечках, девочки с бантами - есть какая-то особая красота. Красота парада, военного строя, красота плаца.

Ведь неспроста Павел I любил смотреть на марширующих солдат: это доставляло ему совершенно особое, эстетическое, наслаждение.

Да и Пушкин не скрывал восторга от «стройно зыблемого строя». Что ж, поэт не смог придумать синонима и повторил два раза одно слово на строчке? Не смог. Ведь это не просто строй – он даже зыблется стройно! Это строй в квадрате, предельно совершенный строй.

Советская Школа обладала особой эстетикой. В ней была своя красота - красота строя. Но видна вся эта красота была с одной лишь точки обзора – с точки зрения учителя, стоящего над строем. Смотрящим сверху на него.

А тут еще в руки попалась книжка Селестена Френе о «Новой французской школе». Зашел в магазин, купить какую-нибудь книжку о том, как сделать, чтобы дети тебя слушались. Книга была серой и некрасивой, но стоила 90 копеек. «Начальная школа, скучно, - подумал, - но недорого». Купил.

И вот слушал я эти истории об «белых бантиках по праздникам» и читал Селестена Френе. О том, как мальчик Жан обрызгал из шланга на школьном дворе мальчика Жака. После чего этот Жан (а может, Жак) решил подготовить доклад об истории орошения, нашел книжку, сел тихонько в уголок классной комнаты и начал читать ее, а потом выступил с этим докладом перед всем классом. А в это время Пьер, у которого были проблемы в спряжении глаголов в passé compose, решил заняться грамматикой: подошел к ящику, где хранились карточки с грамматическими заданиями, выбрал нужную карточку, сел на свое место и начал работать…

И так 25 учеников класса: кто-то решает математические задачки, кто-то пишет письмо друзьям из Бретани… Каждый занимается своей работой: делает то, что ему интересно, или просто работает над ошибками. Если надо, он подходит к учителю, или берет нужную карточку в картотеке, или ищет книжку на стеллаже. Ребенок может двигаться по классу…

От нервно-мышечного возбуждения я не мог сидеть – ходил из угла в угол. Почти как те дети в классе у Френе. Да, возможна другая школа. Школа, где дети не сидят затылок в затылок. Один решает математические задачки, другой печатает на компьютере, третий - смотрит видеофильм (надев наушники, чтоб никому не мешать), кто-то шебуршится у стеллажа с книгами, а еще трое или четверо рисуют газету, разговаривая вполголоса… Радостно смотреть на спокойно работающих детей. Красиво.

Это другая красота – не красота строя.

Просите за перефраз, Андрей Донатович, но я понял, что у меня нет никаких противоречий с Советской школой: ни идеологических, ни дидактических. Только эстетические.


Содержание:

Глава 3. БЕЗ ДОПИНГА

АНТИКРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

ТОЛЬКО «ДА» и «НЕТ»

ДЛЯ УМНОГО РОДИТЕЛЯ

КОНТРАКТ НА РАБОТУ

ЗАБОТА О СИЛЬНЫХ. ЗАБОТА О СЛАБЫХ

ДЕРГАТЬ ЗА ВЕРЕВОЧКИ

ПОКОРМИТЬ ПОПУГАЯ НА ТРОЕЧКУ?

 «ИЛИ ОПЯТЬ ШУТИТЕ?»

ОТСТУПЛЕНИЕ ДЛЯ «СТРОГИХ УЧИТЕЛЕЙ»

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ВОПРОСА МОТИВАЦИИ

КРОКОДИЛОВЕДЕНИЕ

ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН

ХОТЯТ ЛИ РОДИТЕЛИ ОЦЕНОК?

В ЗАВЯЗКЕ

ДРУГИЕ ЛИЦА

ДВУХЛЕТНЯЯ ДИСКВАЛИФИКАЦИЯ

О ПРИЗАХ и СЮР-ПРИЗАХ

Информация об авторе: Курбатов Рустам

hello_html_m78ddc451.jpg

Курбатов Рустам Иванович, директор лицея «Ковчег-ХХI», г. Красногорск, Московская область, педагогический писатель и общественный деятель, один из наиболее активных и своеобразных продолжателей идей Селестена Френе в России и соединитель ключевых идей нового образования в практике своей школы.


 

Глава 3. БЕЗ ДОПИНГА

После 18 лет тяжелых и продолжительных дискуссий, после прорывов фронта и вынужденных отступлений, неделю назад мы – учителя лицея КОВЧЕГ – подписали Договор: «Со следующего года мы не ставим пятибалльных оценок с 1 по 6 класс включительно».

Родители с нами согласились…

 

АНТИКРИЗИСНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Представьте картину: компания на грани банкротства. Руководство предпринимает какие-то телодвижения, но рабочие ничего не делают. На работу, правда, еще ходят, но ничего не делают. Менеджеры постоянно что-то обсуждают, пишут планы и отчеты – а рабочие ничего не хотят.

И вот приходит в компанию специалист по антикризисному управлению. Что делать и с чего начать? Ясно, что не работает система мотивации. Надо сделать так, чтобы рабочие хотели работать, видели результат своего труда, были заинтересованы в повышении производительности…

Понятно, разговор про Школу.

Пятибалльная система не работает, это признают даже «спецы» с тридцатилетним стажем. Нужна другая система мотивации.

Мы придумали такую систему. И назвали ее «МАРШРУТНЫЙ ЛИСТ».

Я не могу сказать, что на третий день произошло чудо и все двоечники встали на ноги. Но дети оживились: другое выражение лица, другие глаза и улыбка. Появился азарт: можно я возьму задание посложнее, а я это тоже смогу сделать. И это в средней школе, когда, казалось бы, ничем их уже не поднимешь…

Итак, коротко, в три строчки:

Маршрутный Лист – список заданий разного уровня сложности; если ученик хорошо выполнил задание, учитель ему говорит «хорошо», если плохо – говорит «в следующий раз».

Всё. И никаких пятибалльных оценок!

 

ТОЛЬКО «ДА» и «НЕТ»

«Это уравниловка, - говорят школьные учителя, - есть работа простая, а есть сложная, и что ж, всё – хорошо?»

Хорошо, давайте внесем уточнения. Выделим несколько уровней сложности – допустим, три уровня. Не вдаваясь в конкретику двенадцати школьных предметов:

1 уровень – задания по образцу, «услышал – повторил», пересказ, решение простых задач, ответы на самые простые вопросы; 

2 уровень - умение применить знание в другой ситуации; умение сравнивать, видеть общее, высказывать предположения;

3 уровень – это так называемые «нестандартные задания», на которые нет очевидного ответа, для решения которых нужно построить в голове сложную комбинацию из знаний, полученных, возможно, по разным школьным предметам; задания, требующие порой догадки, «озарения».

Итак, в рамках учебной темы мы выделяем задания разных уровней - разных level’ов, чтобы было понятно детям. И за выполнение каждого задания они получат долгожданную оценку(!) – которая в нашей школе выражается словом «хорошо».

Важно, что уровень работы всегда определен заранее, и учитель никогда не оценивает: ни ученика, ни его работу. Он просто говорит: «Да, ты справился с этой работой (первого, второго или третьего уровня сложности)» или «Нет, ты не справился, следующий раз».

Только «да» и «нет».

 

ДЛЯ УМНОГО РОДИТЕЛЯ

Посмотрим на всё это глазами родителей - собственно, оценка и ставится для них.

Например, история. Тема - Древний Египет.

Виды работ и уровни:

Смотреть фильм и делать записи                                                *

Обсуждение фильма                                                                      **

Прочитать учебник, ответить на вопросы                                   **

Заполнить контурную карту                                                           *

Задать свои вопросы                                                                     ***

Выполнить тест                                                                   *

Подготовить рассказ по энциклопедии                            **

Рассказать родителям о пирамидах                                            ***

Написать текст для газеты                                                **

Набрать текст на компьютере                                                       *

Нарисовать картинку для газеты                                      **

Защита проекта                                                                   ***

Допустим, тема длится 6 уроков. За 6 часов – 12 работ, напротив каждой отметка (!) – «Да» или «Нет».

Разве этого недостаточно для умного родителя?

 

КОНТРАКТ НА РАБОТУ

Учительница входит в класс: под мышкой журнал, в руке указка. Так должно быть в Школе. Это стиль – фирменный стиль Школы.

У нас свой «фирменный стиль»: на доске Маршрутный Лист (план работы по теме, лист достижений…) для всего класса, на парте - индивидуальный, на каждого ученика.

Маршрутный Лист – это договор, контракт на работу. Между учителем и учеником. Не договорившись, нельзя приступать к работе. Неприлично начинать работу над темой, не определив объем работы и «вознаграждения». В Школе, правда, всё возможно.

Ученик имеет право на первом уроке темы (проекта, мастерской) точно знать, что от него требуется и может спланировать свою работу. Как это просто.

Представьте, что Вы, взрослый человек, пришли устраиваться на работу, а начальник Вам говорит: «Заранее я не могу тебе сказать, что надо делать – работай, а там посмотрим. Зарплата? Поговорим в конце месяца». Согласитесь?

 

ЗАБОТА О СИЛЬНЫХ. ЗАБОТА О СЛАБЫХ

Не знаю, нужно ли подробно описывать все прелести и преимущества так организованной работы. Несколько очевидных плюсов.

Благодаря Маршрутному Листу самый запущенный, задавленный и ленивый ученик может начать работать. Вот, представьте, он решил взяться за ум и что-то сделал – что он имеет в традиционной системе? Троечку! Воодушевляет…

В Маршрутном Листе всегда есть простые виды работ, которые по силам даже несильному ученику – он получает «зачет» за эти работы: за одну, две, три – а потом, быть может, переходит к работам и второго уровня сложности.

Мы не сдаем нормы ГТО. И «положительную оценку» ученик получает за личный прогресс, за продвижение и усердие. Поэтому слово «Молодец», обращенное ученику, который никогда не вел тетради, за то, что написал план урока или «Браво!» - тому, кто не отрывал прежде рта, за пересказ параграфа – это действительно положительная оценка, без иронии.

Другой плюс – только используя МЛ, учитель может с чистой совестью завалить учеников трудной, нестандартной, домашней – о! – работой. МЛ – это всегда список работы с избытком, на 8 уроков проекта – 15-20 работ. И всегда в этом списке есть работы «супер» - на три, а может, и на четыре звезды. Чтоб победители районных олимпиад не расслаблялись!

Ну как я, учитель, в рамках любимой пятибалльной, дам детям задание смотреть фильм на полтора часа, читать Книгу Исхода из Пятикнижия Моисеева, написать сценарий фильма? Что поставлю за эту работу? Пятерку? Значит, по двенадцати предметам каждый учитель даст работу на часа два и скажет: «Вот это на пятерку». Сколько времени останется на сон? Сколько штатных психологов нужно иметь, чтобы потом приводить в чувство этих пятерочников?

Здесь другое дело: всегда есть запредельная, за-пятерочная работа – я просто даю возможность, предлагаю и радуюсь, если кто-то ее выполняет. Пятерка ограничивает, тормозит отличника. Маршрутный Лист дает перспективы.

Маршрутный Лист – это забота и о слабом, и о сильном ученике.

 

ДЕРГАТЬ ЗА ВЕРЕВОЧКИ

И все ж главная «прелесть» не в том.

Как сделать, чтоб «они» хотели? Чтобы ученики хотели учиться? Родительское собрание в сентябре: отдохнувшие учителя, говорящие о своих планах; веселые родители, с восторгом слушающие рассказы отдохнувших учителей… Какая хорошая школа! Какие учителя! Как много нам открытий чудных…

А «они» не хотят. И никто не знает, что делать с этим.

Маршрутный Лист – конечно, не отмычка, не золотой ключик Папы Карло. Это лишь один из способов решить задачу с условием «они не хотят».

Без плана работы на тему, с возможностью выбора вариантов работы и уровня, без обсуждения этого плана с учениками, без четкого договора на работу, принятого обеими сторонами, - что нам остается? Дергать за веревочки в этом кукольном театре, раздавать пинки и подзатыльники - и сердиться, что «эти бестолковые ученики» не в состоянии сами ни приподнять головы, ни шевельнуть рукой. «И вовсе он нам не мучитель, а просто наш добрый…»

Маршрутный Лист – для тех учителей, которые верят, что с детьми можно по-хорошему; верят, что учеба может быть радостью; что каждый ребенок хочет…

А если думать, что «они все равно ничего не хотят», что «пока двойку не поставишь – не пошевелится» и проч. – то не надо никакого Листа, будет он ненужной раздражающей бумажкой. Государственный журнал под мышку – и в класс.

 

ПОКОРМИТЬ ПОПУГАЯ НА ТРОЕЧКУ?

Мама, уходя на работу, прицепляет к холодильнику записку:

Доченька! Не забудь покормить попугая, пропылесосить свою комнату и пожарь, пожалуйста, на ужин котлеты.

Вот три «работы»: первая простая, вторая – посложнее, третья – «креативное задание»…

Каждое дело может быть или сделано или не сделано – «да» или «нет». Нельзя покормить попугая на троечку, пропылесосить комнату на четверку и совсем нельзя пожарить котлеты ни на какую из пятибалльных оценок – котлеты могут быть вкусными или невкусными.

Нет пятибалльной оценки – но нет и стандартного «зачета», когда всё хорошо и всё зачтено. Есть простые дела – с которыми просто справиться и сложные - с которыми справиться сложно.

Это и есть МАРШРУТНЫЙ ЛИСТ.

 

 «ИЛИ ОПЯТЬ ШУТИТЕ?»

Ничего нет проще Маршрутного Листа. Два года назад объяснял семиклассникам, что это такое. Поняли за 10 минут. Схватили суть. Помню выражения лиц: «Неужели это возможно… И мы так будем работать? Или опять шутите…»

 «Дети, каждый из вас хочет быть успешным в школе. Быть, ну как сказать… отличником. (Оживление в классе) И я тоже этого хочу. Мы начинаем новую тему – вот план нашей работы. Тут есть задания попроще, они отмечены одной звездочкой, есть посложнее – две и три звездочки. Сделал работу – ставишь себе «плюс». Или пишешь какое-нибудь приятное слово: «Молодец!», «Браво!», «Супер!» Никаких минусов, нулей и прочее: если не сделал работу, остается пустая клетка - сделаешь в следующий раз.

Список большой – строчек двадцать. Вот эти задания надо сделать обязательно, а эти – если захотите и вдруг заинтересуетесь. Всё сделать невозможно – ведь у вас есть и другие предметы.

Каждый решает, на какой уровень он ставит себе планку. Кто-то будет делать только простые задания, кто-то работу второго или третьего уровня. Если ты сказал, что будешь работать на «третьем уровне» - надо будет заниматься и дома.

Как правило, на дом дается нестандартная и неожиданная работа – ведь в нашей школе нет «домашнего задания». Но если кто-то не успел выполнить простую работу – то, конечно, ее можно доделать-переделать дома. У тебя есть план работы на проект, и сам соображай, когда что делать.

Родители спросят об оценке? В конце темы ваши родители получат страницу Маршрутного листа, где напротив каждой работы будет стоять отметка о выполнении. Ну, а если ничего не будет стоять – значит, не справился с этой работой…

А вообще-то, у вас чудесные родители, они всё понимают и доверяют нам с вами…»

 

ОТСТУПЛЕНИЕ ДЛЯ «СТРОГИХ УЧИТЕЛЕЙ»

Это очень строгая система. Тройка в нашей пятибалльной – это «положительная оценка». Получив ее и удовлетворившись, можно продолжать играть в ПИ ЭС ПИ. Двойка – тоже не беда. До конца четверти исправим! А нет, так пообещаю учителю начать работу в следующей четверти. Он поверит. Пятерка – потолок для пятерочника. Получил и успокоился.

Маршрутный Лист – другое дело…

Или ты сделал работу – или нет. Если нет, то сделаешь ее со второго, третьего, четвертого раза. Что нам важнее: двойку поставить или добиться результата?

«Они ничего не хотят делать», - жалуются учителя, ставящие пятибалльные оценки. Поэтому «они» и не хотят ничего.

МЛ – и это главное его преимущество – учит ребенка самостоятельности и ответственности. Подобные вещи – планы работ – существуют во всех «свободных школах» Европы. Без такого плана ребенок всегда на коротком поводке. И ни за что не отвечает.

 

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ ВОПРОСА МОТИВАЦИИ

А дальше – самое главное…

Учитель, ставя «плюсик» в Маршрутный Лист, не должен бы говорить «тебе плюсик» и даже «тебе звездочка». Есть много других слов, чтобы выразить восторг по поводу хорошо сделанной работы ученика.

Вот список, по возрастающей: «Хорошо», «Молодец», «Здорово», «Браво», «Умница», «Супер», «Солнышко»…

Конечно, в большом Маршрутном листе на доске, который на А-три, не впишешь слово «Умница», так можно поставить «+», но в том, маленьком, который на А-пять (но очень маленьком, но на А-пять) ребенок может написать себе то, что ему хочется.

Вот он, главный секрет Маршрутного Листа (который надо запатентовать) - ученик пишет не «зачет» и не «плюс» - а «Андрюша молодец» или «Маша умница».

Вот Андрюша открывает тетрадь, а там – вклеенный лист, и десять раз написано его собственной рукой, что он МОЛОДЕЦ!

Проблема мотивации решена окончательно, обещаю на эту тему больше не писать.

 

КРОКОДИЛОВЕДЕНИЕ

На просьбу дать образец Маршрутного листа я сначала хотел привести реальный пример - по истории. Но потом подумал, что физикам, наверное, это не очень понравится, скажут: "Это по истории, а как по физике..." Поэтому решил сделать маршрутный Лист по Крокодиловедению. Никто не обидится.

Это Лист большой, который висит на стене. А на парте - маленький, там только результаты хозяина листа. Вместо плюсов - "Андрюша молодец".

Разумеется, никаких пятибалльных оценок.

Маршрутный лист

 

Предмет КРОКОДИЛОВЕДЕНИЕ        Учитель ДЯДЯ ГЕНА     Класс 1 «К»

УРОВЕНЬ

Костя У.

Марина У.

Катя Т.

Дима Ф.

Паша А.

Марина Д.

Лена К.

Отличить по картинке крокодила от бегемота

 

*

+

+

 

 

 

 

 

Показать на карте места расселения крокодилов

 

**

+

 

 

+

 

 

 

Сравнить африканских и южноамериканских крокодилов

 

***

+

 

 

 

+

 

+

Нарисовать крокодила в масштабе 1:50

 

*

+

+

 

+

 

 

 

Проследить эволюцию крокодилов

 

***

+

+

+

 

 

 

 

Составить рассказ от лица аллигатора: «Один день из жизни…»

***

+

 

 

 

+

 

+

Покормить крокодилов в Московском зоопарке

**

 

+

 

 

+

 

 

Анализ образа крокодила в русской литературе

***

+

 

 

 

+

 

 

 

 

ЗАКОН ЕСТЬ ЗАКОН

Закон об Образовании дает право применять любую форму оценивания результатов при промежуточной аттестации. Промежуточной аттестацией, как известно, является всё, кроме итоговой аттестации (4,9, 11 класс).

Таким образом, если мы не ставим пятибалльных оценок до 8 класса включительно – мы нисколько не нарушаем Закон. Исключение: музыка, рисование – те предметы, по которым итоговая аттестация проходит в 8 классе.

Любая форма – это любая форма. Десятибалльная, стобалльная оценка, рейтинги, проценты, развернутая словесная характеристика. Форму выбирает и принимает школа.

В личном деле и госжурнале в конце года при этом совсем необязательно ставить пятибалльную оценку – достаточно написать «Программа выполнена». Или – как компромиссный вариант – поставить пятибалльную оценку на основании контрольной работы.

Мы (в Лицее КОВЧЕГ) не ставим никаких оценок в 1-4 классе на протяжении уже 10 лет и ограничиваем, как можем оценку в средней школе. Никаких: ни сколько-там-балльных, ни рейтингов, ни процентов, ни зайчиков и улыбающихся белочек.

Родители понимают, что оценка за эту работу – один лишь из многих показателей, и относятся к ней спокойно. Вообще, слова, «что родители без оценок не могут» – это слова учителя, который сам без оценок не может. Родителям меньше всего в жизни нужны пятибалльные оценки – им результат работы, а не балл.

В 1992 году появился Закон об образовании – наверное, самый либеральный закон перестроечной эпохи. Он дал много возможностей школе – в том числе и возможность работать без пятибалльной оценки. Вот статья 15 Закона: «Образовательное учреждение самостоятельно в выборе системы оценок, формы, порядка и периодичности промежуточной аттестации обучающихся…»

И пока в статью не внесли поправку – надо пользоваться этой замечательной возможностью!

 

ХОТЯТ ЛИ РОДИТЕЛИ ОЦЕНОК?

 «Как же так, говорят некоторые учителя, - у вас и отличник «молодец», и троечник «умница», детей обманываете…»

Не обманываем. В нашем Маршрутном Листе есть задания разных уровней сложностей: от одной до трех «звездочек».

Одна «звездочка» - репродуктивная работа, задания по образцу, проверка скорее памяти, чем мышления: «услышал-повтори».

Две «звезды» - задания посложнее, на «перенос знаний», на умение использовать знание в новой ситуации.

Задания «третьего уровня сложности» - действительно творческая, нестандартная работа, задания на обобщение знаний.

Вот тема закончилась: ученик сделал, допустим, почти все задания первого уровня, некоторые – второго, и одно-два задания третьего уровня. Разве это не объективная картина его труда? Разве этого недостаточно умному родителю, чтобы понять, как работал его ребенок?

«Мы-то готовы не ставить троек-четверок, - говорят учителя, - но родителям нужны оценки…». Не совсем так: родителям нужны не пятибалльные оценки, а результат работы. Результат, представленный в простой и понятной форме.

 

В ЗАВЯЗКЕ

«Так вот вы и вернулись к пятибалльной оценке, - продолжают «строгие учителя», - ваши три звездочки это и есть пятерка».

Есть важное отличие. Как возникает оценка? Ребенок сделал работу – учитель подумал-подумал: «Это тройка». Оценил, одним словом…

Что б мы ни говорили об объективности и прозрачности оценки – суть не меняется. Учитель оценивает – назначает цену. Какая уж разница: цену работы или цену самому ребенку. Вот это самое невыносимое в пятибалльной оценке.

Небольшое и лирическое отступление. Последние восемнадцать лет я не ставлю пятибалльных оценок - то, что называется «в завязке». Но до того, по молодости, приходилось ставить. Честно говоря, просто заболевал последнюю неделю четверти, когда нужно было выставлять четвертные. Брал в поликлинике бюллетень.

С детьми своего класса ходил в походы, спали в родной палатке, из одного котелка, что называется, кашу ели. А дети-то были разные: не все пятерочники. И вот на последней неделе подходит Толик или Димка и жалобно так смотрят: «Ну не ставьте тройку, пожалуйста, я исправлюсь…» И щенячья мольба в глазах. Знаю, что за тройку папа если не выдерет, то на улицу не пустит все каникулы. А четверку совсем не за что ставить…

Так вот, важное отличие – в маршрутном Листе нет момента оценивания. Сложность задания – уровни – известны заранее. И когда работа выполнена, учитель только говорит «Да» или «Нет». «Да» - если ученик постарался и хорошо сделал работу. «Нет» - если с первого раза не вышло. Разве это оценка? Просто да и нет, а всё остальное…

 

ДРУГИЕ ЛИЦА

Безоценочную систему приказом по школе не введешь. Учитель, который привык ставить оценки, всё равно будет их ставить. Необходимость оценивать другого засела где-то глубоко в нашем профессиональном подсознании. Я не психоаналитик, а всего лишь директор школы – и не в силах решить этой проблемы…

Могу сказать только о своем опыте. Что меняется в жизни учителя, «завязавшего с этим делом»? У детей, которые не думают об оценке, совсем другой взгляд и другая улыбка. Они смотрят тебе в глаза прямо и открыто, не страшась и не заискивая. Они смеются, когда смешно, и грустят, когда грустно. Говорят то, что думают. Выбирают работу посложнее, берут задание на дом. Работают.

И это высшая «оценка», которую я могу получить как учитель.

 

ДВУХЛЕТНЯЯ ДИСКВАЛИФИКАЦИЯ

Вот трех наших биатлонистов сняли с соревнований. Результаты нельзя признать - допинг.

Применение оценки - пятибалльной оценки - позволяет достичь хорошего (как кажется нам) результата. И в короткие сроки. А что потом – кому дело? Истощение организма, набор болезней, ранняя смерть – это в спорте. Потеря интереса, отвращение к учебе, полная апатия – в школе. Но разве это беспокоит родителей? Результаты должны быть сегодня, в крайнем случае – в конце четверти…

Олимпийский комитет не признает результатов, если в крови обнаружен эритропоэтин. А результаты, полученные вследствие применения сильнейшего психоделического препарата - пятибалльной оценки? А мы еще гордимся: олимпиадные задачки решает, по-английски говорит бегло…

Двухлетняя дисквалификация. Для спортсмена и тренера.

 

О ПРИЗАХ и СЮР-ПРИЗАХ

У Маши, моей дочки, на стене два года висит бумажка круглой формы – медаль! – «Мисс Артистичность- 2006 год», она ее получила в Лингвистическом лагере. На орденской бумажной ленточке. А где же дневники с прошлогодними оценками? Предложение: после каждой Мастерской выдавать ребенку ПРИЗ, который можно повесить на стенку или использовать как закладку в книжке, или это может быть наклейкой… По крайней мере, в начальной школе.

А полтора года назад из Зимнего лагеря Школы Самоопределения Маша привезла розовый листочек формата А5 – записочку: «Ты, Маша, хорошая девочка, умная, веселая, и всегда будь такой…» Вожатая написала. Сохранилась ли записочка в мусорном архиве Маши, не знаю. Но тогда, после лагеря, она ее всем показывала и была счастлива за себя. Вожатая, может быть, без опыта и образования, смогла сделать то, что Школа с директорами, методистами и учителями – Вся Королевская Рать - не умеет делать. А если после каждой Мастерской ученик получает такую записочку с теплыми словами, может, и оценка не нужна…

А вот идея Ирины Викторовны, учителя биологии. «Что ставить» ученику за Креативное Домашнее Задание? Не пятерки же… Будем выдавать ПРИЗы, может быть, даже Щепки (если кто не знает, это внутренняя валюта лицея). Главное, чтобы не серьезно учитель отсчитывал бумажки, а весело – хохоча! И тогда Щепка станет просто подарком – призом или сюрпризом!

Глеб Попов и Андрюша Данилов. Три с половиной года назад. Ездили в город Галич. Утром не могли собрать вещи в гостинице. Конкурс: кто собирается за 12 минут, тому - шоколадка. Попов уложился. И высочил на двенадцатой минуте из комнаты… в одном ботинке. Оказалось, другой уложил в чемодан. Уложился! Шоколадка не подкуп ребенка. А приз победителю в игре.

Итак, предложение. Там, где мы не используем психотропные оценки, дарить детям ПОДАРКИ:

По итогам Мастерской и за Особые Выдающиеся Дела - выдавать призы и сюрпризы.

А по итогам четверти – писать ДОБРЫЕ СЛОВА

Заключение

И СОТВОРИЛИ ШКОЛУ, КАК ВЕЛЕЛ ИМ ДЬЯВОЛ...

И сотворили Школу так, как велел им дьявол. Ребенок любит природу, поэтому его замкнули в четырех стенах. Ребенку нравится сознавать, что его работа имеет какой-то смысл, поэтому все устроили так, чтобы его активность не приносила никакой пользы. Он не может оставаться без движения – его принудили к неподвижности. Он любит работать руками, а его стали обучать теориям и идеям. Он любит говорить - ему приказали молчать. Он стремится понять - ему велели учить наизусть. Он хотел бы сам искать знания - ему они даются в готовом виде.

И тогда дети научились тому, чему они никогда бы не научились в других условиях. Они научились лгать и притворяться. Дети отбились от рук. Они бегут из дома, ищут приключений. Они становятся практичны, самоуверенны и упорны без помощи школы и даже вопреки ей. И разрушилась Школа, которая была сотворена по наущению дьявола.

Адольф Ферьер (начало XX века, Швейцария

 

Конечно, категорично. Первая фраза – удар в солнечное сплетенье: «Сотворили Школу, как велел им дьявол».

Это Шестеднев наоборот, картина сотворения школы от дьявола: И увидел дьявол, что школа плоха. И стало так…

Каждое утро мы переступаем порог этого «мира наоборот». И проводим там день. И учим детей.

Я понимаю возмущение – гнев! – коллег. Может, не надо о дьяволе, не надо о вывернутых мирах – давайте просто любить детей и проводить уроки…

Давайте!

Но открыть глаза, посмотреть внимательно на Школу и понять, что здесь действительно что-то не так - это первый шаг. Это уже попытка изменить Школу.

Ничего нет антихристианского в этом рассказе Ферьера. «Мир во зле лежит...» - разве не о том же говорил апостол Павел?

Этот горький рассказ – самое радостное и позитивное, что написано о школе. Эти строки заряжают силой и вдохновляют. Вот она, ясная и позитивная программа гуманистической педагогики!

Открыть школу внешнему миру – учиться не только в четырех стенах, но и «в полях и лугах».

Сделать так, чтобы труд ученика имел для него смысл и значение.

Дать возможность детям на уроках общаться, говорить, двигаться.

Больше работать руками: экспериментировать, мастерить…

Говорить с ребенком на языке Сердца, а не алгоритмов и формул.

Дать ребенку возможность самостоятельно познавать мир, совершая маленькие открытия на каждом уроке…

Да, это программа нашей школы…




Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 11.10.2016
Раздел Начальные классы
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров281
Номер материала ДБ-253577
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх