Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Система уроков по А.П.Чехову
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Русский язык и литература

Система уроков по А.П.Чехову

библиотека
материалов















А.П. Чехов

(система уроков).










Составитель: Самсонова Майя Васильевна

учитель русского языка и литературы





















с. Сайды – 2014 г.





Поурочное планирование
Урок 2. Особенности индивидуального стиля А. П. Чехова в творчестве 1890—1900-х годов. Жанр рассказа в творческой практике А. П. Чехова. Анализ рассказа «Ионыч» (1898).
Урок З. Трагедийное и обыденное в произведениях А. П. Чехова. Поиск «общей идеи» в творчестве А. П. Чехова. Анализ рассказа «Студент» (1894). Урок 4. Лиризм рассказа «Дама с собачкой» (1899).
Урок 5. Драматургические опыты А. П. Чехова. Принципы «новой драмы». История создания пьесы «Вишневый сад». Своеобразие конфликта в чеховской драме. Два сюжета пьесы «Вишневый сад».
Урок 6. «Подводное течение» в пьесе «Вишневый сад». Особенности чеховского диалога.
Урок 7. Система образов в пьесе «Вишневый сад». Главный образ пьесы.
Урок 8. Развитие речи. Классное сочинение на тему: «Ранние юмористические рассказы А. П. Чехова», «Когда гибнет душа» (по рассказам 1890—1900-х годов), «Как Дмитрий Старцев превращался в Ионыча», «Горе и счастье героев «Вишневого сада».
Внеклассные мероприятия
Литературная игра по творчеству А. П. Чехова.

Урок 1. Творчество А. П. Чехова в контексте русской литературы 1880-х годов. Проблематика и художественное своеобразие раннего периода творчества (1880—1888 годы). Рассказ А. П. Чехова «Смерть чиновника» (1883), повесть «Степь» (1888).

ПЛАН УРОКА

Задачи урока: определить место А. П. Чехова в историко-литературном процессе 1880-х годов, выяснить специфику творческих приемов писателя, рассмотреть жанровые особенности произведений этого периода, в частности поэтику юмористических рассказов (рассказ «Смерть чиновника») и опыт эпического повествования (повесть «Степь»). ЭТАПЫ УРОКА
1, Слово учителя. По каким законам создаются рассказы А. П. Чехова? Повторение изученного в 5—9 классах.
II. Лекция учителя о месте А. П. Чехова в историко-литературном процессе 1880-х годов.
Материалы для лекции
1880-е годы время обновления реалистической системы русской литературы. Это годы смены эпох: умирают Ф. М. Достоевский и И.С. Тургенев, И. А, Гончаров чувствует себя «устаревшим», Л. Н. Толстой переживает духовный перелом. В литературу приходят молодые писатели В, М. Гаршин, В. Г. Короленко, А. П. Чехов и А. М, Горький. Они отстаивают свое право на особый путь в литературе. Так, Короленко писал: «Наши песни, наши художественные работы это взволнованное чириканье воробьев во время затмения и если бы некоторое оживление в чирикании могло предвещать скорое наступление света, то большего честолюбия у нас, «молодых художников», и быть не может». Всем этим писателям свойственно субъективное ощущение своего пути в литературе. А. П. Чехов писал: «Все, мною написанное, забудется через пять десять лет, но пути, мною проложенные, будут целы и невредимы».
Какое место в историко-литературном контексте 1880-х годов занимает А. П. Чехов? В чем состоит принципиальная новизна его» пути»?
А. П. Чехов пришел в литературу в начале 1880-х годов. Он сознательно отрицает «старые пути» в искусстве. Картина мира, созданная писателями-реалистами, была гармонична, завершена, она отличалась иерархичностью. Соотношение центра и периферии, главного и второстепенного определяло все уровни построения произведения и обусловливало авторскую позицию. Мыслилось, что писателю известна настоящая правда о жизни и он обязан декларировать ее в своем произведении.
А. П. Чехов полемизирует с такой точкой зрения. В его мире множество субъективных «правд», каждая из которых значима и самоценна. Его герои произносят: «Никто не знает настоящей правды» (»дуэль»), »Ничего не разберешь на этом свете» (»Огни»). Однозначный мир причинно-следственных отношений и линейных закономерностей оказался иллюзией. Чеховская модель мира не иерархически заданное целое, но вселенная, распавшаяся на множество отдельных «осколков», внешне ничем не связанных между собой. Чехов отчетливо сознает эстетическую дистанцию между собой и «старыми реалистами», у которых «каждая строчка пропитана, как соком, сознанием цели» (А. П. Чехов). Для Чехова важно не ответить на вопрос, но правильно его поставить. Эта правильная «постановка вопроса» состояла для него в том, что «в каждом, хотя бы самом интимном и незначительном случае раскрывалась жизнь России в ее целом» (Б. М. Эйхенбаум).
На исходе ХIХ века А, П. Чехов переосмыслил традиционную тему. Он избирает иной повествовательный ракурс. Опираясь на традицию, пишет «вторым слоем» по уже написанному в русской литературе. Общеизвестное уходит в сферу умолчания Чехов не повторяет банальных истин.
Понимание чеховских произведений невозможно без выяснения природы комического в его творческой манере. Юмор и сатира— важные координаты чеховской поэтики. Из сочетания холодной наблюдательности и иронического отстранения рождалась удивительная тональность его рассказов. Художественная система Чехова построена на неразделении, взаимопереходах смеха и грусти, жизнерадостности и меланхолии. Он обладал редким даром сквозь призму юмора воспринимать окружающий мир и себя. А. П. Чехов начал свой писательский путь как юморист, Стихия комического анекдота, афоризма, подписи, пародии формировала жанр «комических мелочей», который он узаконил в литературе как полноправный. Чеховские литературные «анекдоты» строятся на неожиданном повороте темы или игре слов. В юмористических рассказах формировалось умение уловить и передать стилистическую сущность образа на минимальном пространстве текста. Так, в «Толстом и тонком» комическая ситуация строится на интонационном контрасте реплик, обращенных к одному лицу; в «Смерти чиновника» используется аналогичный стилистический прием: герой «проигрывает» свою речевую партию в различных ситуациях.
Работа А.П. Чехова в жанре юмористического рассказа была технологической школой оттачивания лаконизма. Он учится создавать динамичные композиции с неожиданными началами (информационная наполненность первой фразы исчерпывающа, например, см. «Хамелеон», «Толстый и тонкий») и финалами, контрастно обращенными к началу рассказа («Смерть чиновника»). Композиции сюжета в чеховских рассказах может быть укороченной. Так, в рассказе «Толстый и тонкий» отчетливо обнаруживаются только завязка и развязка, а в «Смерти чиновника» кульминация совпадает с развязкой. Важно заметить, что подобные эксперименты не были самоценны для Чехова. Главное, что занимало его, ответная реакция читателя. Юмористический рассказ насыщался драматургическими приемами и приближался к жанру сцепки.
В ранних рассказах Чехов не обличает своих персонажей, но иронизирует над определенным типом поведения. Уже в этих юмористических зарисовках стихия комического – анекдот, случай корректируется иной авторской тональностью, Персонажи, над которыми А. П. Чехов добродушно подшучивал, могут быть изображены в ином ракурсе трагикомическом Вспомним, например, рассказы «Тоска» или «Ванька». В сущности, перед нами комические сюжеты. На большом конверте Ванька пишет адрес: «На деревню дедушке», а потом, почесавшись и подумав, добавляет: «Константину Макарычу», Из анекдотического сюжета Чехов сделал трагедию на занимающую его тему о человеческом одиночестве.
За анекдотической ситуацией в юмористических рассказах часто проступает психологический парадокс («Смерть чиновника», «Унтер Пришибеев»). В рассказах этого периода осваивался принцип совмещения комического и трагического, который позднее станет ведущим в чеховской поэтике.
Постепенно изменяется эмоционально-экспрессивный настрой речи Чехова и проступает сатирическая тональность в описании абстракции, именуемой «пошлостью». Пошлость многолика и всегда вызывает саркастическую усмешку автора. Грани ее проявления различны: она возвышает низменное, опошляет высокое. Комический эффект возникает из несоответствия между объектом, о котором говорится, и суждением персонажа. В рассказе «Исповедь» обыватель так говорит по поводу своего «повышения по службе и ничтожной прибавки жалованья»: «Хотелось и плакать, и смеяться, и молиться... Я чувствовал себя на шестнадцатом небе: меня, человека, переделали в кассира!»
Характер чеховских героев многомерен и объемен. Он не допускает однозначного толкования, представляя реальную сложность и противоречивость человека. Способы создания характера в прозе Чехову во многом подсказаны опытом классической литературы, однако писатель переосмысливал традицию, иронически дистанцируясь от великих предшественников. Необходимость дистанции объясняется чеховской концепцией личности.
Чехова-художника привлекала судьба массы людей, интересовал средний слой. И не столько социальный аспект личности, сколько человеческое в характере героя, погруженного в атмосферу частного бытия. Чехов всесторонне обследовал русскую жизнь и выявил ее болезнь — всеобщее разъединение, разобщение людей, Тема одиночества человека реализуется в метафоре «футлярной жизни», которая становится лейтмотивом всего творчества писателя.
Параллельно с творческим исследованием темы «разобщения людей» предметом художественного освоения становится у Чехова поиск «общей идеи», способной всех объединить.
В 1888 году Чехов создает произведение, которое он рассматривает как «пропуск в большую литературу», — повесть «Степь». Предметом чеховских размышлений становится судьба Родины в целом и на этом фоне — судьба отдельно взятого человека. В этом произведении обозначена одна из важных положительных координат чеховского мироощущения — стихия природного мира, являющая собой идеальный образ гармонии, контрастный скучному миру обывательского счастья.
Повесть «Степь» организуют две сюжетные линии: жизнь природы и жизнь человека. Пейзаж в этом произведении становится самостоятельным сюжетом. Он демонстрирует представления автора о полной, осмысленной и гармоничной жизни.
Степь у Чехова живет своей жизнью и развивается по особым законам: перед нами утренний пейзаж и переход к дневному зною; картина томительного дневного зноя, когда время точно «застыло и остановилось»; вечерний пейзаж дан на фоне приближающейся грозы; ночной пейзаж в четвертой главе перерастает в философское размышление автора о красоте Родины, которая должна быть услышана и воспета. («Душа дает отклик прекрасной суровой родине, и хочется лететь над степью вместе с ночной птицей».)
Традиционно в прозаических произведениях кульминационным становилось событие из ряда человеческих отношений. В чеховской «Степи» кульминацией в развитии сюжета является описание грозы в степи. По мере развития сюжета усиливается мотив одиночества степи, соотнесенный с темой трагического одиночества человека. Он перерастает в мотив гибнущей даром красоты, красоты степи, не находящей отклика в душе человека и никем не воспетой.
В гармонии с миром природы, с миром степи существует лишь один персонаж — мальчик Егорушка; лишь его взгляду дано прочувствовать красоту природы, красоту окружающего мира. Повесть имеет подзаголовок — «История одной поездки». Это история потери Егорушкой гармонии поэзии естественного мира природы и обретения им «прозы серого и хмурого города». Егорушка «горькими слезами приветствовал новую неведомую жизнь, которая теперь начиналась для него... Какова-то будет эта жизнь?»
Эпическое повествование «Степи» становилось под пером Чехова лирической прозой. Важен композиционный принцип, избранный писателем. «Каждая отдельная глава, писал А. П. Чехов, — составляет особый рассказ, и все главы связаны, как пять фигур в кадрили, близким родством. Я стараюсь, чтобы у них был общий запах и общий тон…»
Выводы по уроку. А. П. Чехов в своих произведениях ставит те же этические проблемы, что и его предшественники, но разговор о них он ведет на ином языке. Эстетические координаты чеховского мира принципиально иные, нежели у классиков русского реализма. В его произведениях отсутствует тенденциозность и желание навязать читателю свое мнение. Писатель предполагает читательскую активность.
В его творчестве традиционные темы и образы русской литературы осмысливаются иначе и предстают перед читателем в качественно ином обличье, являя собой синтез комического и трагического. Жанровый и стилистический диапазон произведений этого периода разнообразен. Повесть «Степь» стала пограничным произведением, знаменующим вхождение А. П. Чехова в «большую литературу».

Домашнее задание
1. Найдите художественные детали, которые создают комический эффект в рассказе «Смерть чиновника».
2. Почему смерть чиновника не вызывает сочувствия, не кажется страшным событием? (Реальнее теперь изображать коллежских регистраторов, не дающих жить их превосходительствам , — писал А. П. Чехов. Чинопочитание, обернувшееся самоунижением вплоть до самоуничтожения, не может вызывать сочувствия)
3. В чем обнаруживается лирическая природа повести «Степь»? 4. Определите, в чем А. П. Чехов следовал традициям русской классической литературы и в чем отступал от них.


Урок 2. Тема урока: Особенности индивидуального стиля А. П. Чехова в творчестве 1890—1900-х годов. Жанр рассказа в творческой практике писателя. Анализ рассказа «Ионыч» (1898).

ПЛАН УРОКА

Задачи урока: осветить основные события жизни А. П. Чехова в период 1890—1900-х годов, обозначить круг тем, интересующих писателя в это время, рассмотреть особенности индивидуального стиля на примере рассказа «Ионыч», выяснить своеобразие жанра чеховского рассказа и особенности сюжетно-композиционного рисунка.

ЭТАПЫ УРОКА

1. Проверка домашнего задания.

Вопросы для проверки домашнего задания

1. Охарактеризуйте расстановку литературных сил в 80—90-е годы ХIХ века. В чем заключается своеобразие чеховского пути в литературе?
2. Вспомните основные вехи творческой биографии писателя. 3.Какие жизненные обстоятельства оказали влияние на формирование художественных принципов А. П. Чехова?

II. Слово учителя.
Материалы для учителя
Тематический диапазон произведений, написанных А. П. Чеховым в 1890—1900-е годы, разнообразен. Писателя интересует жизнь множества людей в различных ее проявлениях: служба, семья, болезнь, любовь.., По-прежнему его привлекает проблема всеобщего разъединения («футлярности» существования) и поиск «общей идеи» («Скучная история»). Суть «общей идеи» Чехова содержится в размышлениях героя повести «Скучная история» Николая Степановича: «...сколько бы я ни думал и куда бы ни разбрасывались мои мысли, для меня ясно, что в моих желаниях нет чего-то главного, чего-то очень важного... Во всех мыслях, чувствах и понятиях, какие я составляю обо всем, нет чего-то общего, что связывало бы все это в одно целое. Каждое чувство и каждая мысль живут во мне особняком, и во всех моих суждениях... даже самый искусный аналитик не найдет того, что называется общей идеей или богом живого человека... Когда в человеке нет того, что выше и сильнее всех внешних влияний, то, право, достаточно для него хорошего насморка, чтобы потерять равновесие и начать видеть в каждой птице сову, в каждом звуке слышать собачий вой».
Уже современники Чехова почувствовали необычность его манеры письма. Чеховский рассказ воспринимался как явление, свидетельствующее об отступлении от литературной нормы классической прозы.
Из всех молодых писателей только в Чехове Л. Н. Толстой увидел серьезного соперника, писателя, который прокладывал «новые пути». «Чехов несравненный художник, — признавал Л. Н. Толстой. — Да, да: именно несравненный... Художник жизни... Чехов создал новые, совершенно новые, по-моему, для всего мира формы письма, подобных которым я не встречал нигде... И Чехова, как художника, нельзя уже сравнивать с прежними русскими писателями — с Тургеневым, с Достоевским или со мной. У А. П. Чехова своя особенная форма, как у импрессионистов».
В чем же проявлялось это своеобразие индивидуального стиля Чехова, на которое указывал великий Толстой?
Важнейшим жанром в творческой практике А. П. Чехова стал рассказ. Он формировался на периферии большой литературы — в журнальных опытах «Стрекозы», «Осколков», «Нового времени». Малая пресса была принципиально разностильна и не связана каноном. Эта свобода позволила писателю экспериментировать, обращаться к новым повествовательным маскам, реформировать старое. Чехов позднее шутил: «перепробовал» все, кроме романа, стихов и доносов.
Авторитет великих и инерция жанрового мышления требовали от писателя романа. Рамки жанра — мучительная проблема для А. П. Чехова. «Большая-пребольшая вещь» так и не была им написана, он вошел в историю литературы как автор рассказов, отличных от существовавшей традиции.
Одна из важнейших координат чеховского письма — верность жизненной правде. «Художественная литература, — утверждал он, — потому и называется художественной, что рисует жизнь такою, какова она есть на самом деле. Ее назначение правда безусловная и честная».
Рассмотрим жанровую природу и художественные особенности чеховской прозы на примере рассказа «Ионыч».
«Умение коротко говорить о длинных вещах» — редкий дар, и им обладал Чехов. Его рассказ полемичен традиции. В основе сюжета традиционного рассказа, как правило, лежит событие или поступок героя, которые подвергаются всестороннему рассмотрению писателя и содержат авторскую оценку. Центр тяжести в чеховском произведении перенесен с развития событий на бессобытийное течение жизни в ее обыденной повседневности, В нем нет интриги, организующей действие, на место события поставлен быт. Однако он не самодостаточен, Пространственно-временная организация рассказа такова, что персонаж оказывается погруженным в поток уходящего времени.
Сюжет рассказа «Ионыч» — несостоявшаяся женитьба Дмитрия ИоновИча Старцева. На нескольких страницах Чехов поведал историю целой жизни. Подобный художественный эффект достигается ритмическими повторами, фиксирующими течение времени. Эпическое начало («Когда в губернском городе С...») сопрягается с размеренными хронологически выверенными указаниями: «Прошло больше года... в трудах и одиночестве» (II гл.), «Прошло четыре года» (IУ гл.), «Прошло еще несколько лет» (У гл.). Эти приемы, удлиняющие повествование, каждый раз выводят его в иную смысловую перспективу: несостоявшееся событие — неслучившаяся жизнь — утраченное собственное имя.
Сократив повествовательное пространство, Чехов нашел иные ресурсы художественности в лейтмотивном повествовании. Ритм образных и лексических повторов создает ассоциативный сюжет и придает объемность рассказу. Например, автор фиксирует внимание читателя на подробностях внешнего облика Старцева и способах его передвижения («шел пешком, не спеша (своих лошадей у него еще не было)» (I гл.), «у него уже была своя пара лошадей и кучер Пантелеймон в бархатной жилетке» (II гл.) и разрабатывает лейтмотивный сюжет старения и опошления личности.
Важное место в структуре чеховского рассказа занимает художественная деталь. Мысль, чувство, переживание объяснены писателем опосредованно — через предметный мир. В этом художественном принципе отражены этические проблемы, волнующие Чехова, его концепция личности. Вещный мир поглощает человеческую личность, обезличивает (утрата имени «Ионыч») и овеществляет ее («Человек в футляре»), материализует ощущение абсолютной зависимости от материальной оболочки: быт исключает бытие. Это знак пошлости и всеобщего разъединения. В этом ряду можно, например, рассмотреть виртуозную работу Чехова с именем персонажа в рассказе «Ионыч».
Распространенная сюжетная ситуация в рассказах Чехова испытание героя бытом («Учитель словесности», «Ионыч»). С помощью художественной детали он создает лаконичную и емкую характеристику персонажа. Важно отметить, что характер персонажа проявляется, как правило, не в действии, но в его отсутствии.
Чехов никогда не объясняет своих героев, но представление об их характере возникает у читателя при сравнении самооценок персонажа с высказываниями о нем окружающих. Так, характер Ионыча строится на смене повествовательных ракурсов: «интеллигентный человек» (1 гл.) «необыкновенный, удивительный доктор» (II гл.) «поляк надутый» (IУ гл.) «не человек, а языческий бог») (У гл.).
Изображая внутреннее состояние персонажа, Чехов не показывает цепь переходов чувства. Он акцентирует наше внимание на одной детали, которая исчерпывающе объясняет образ. Так, Старцев в пору своей влюбленности в Котика испытывал следующие чувства: «Она восхищала его своею свежестью, наивным выражением глаз и щек». Ироническая тональность авторского комментария становится очевидна в контексте предыдущей реплики героя: «Я не видел вас целую неделю, я не слышал вас так долго. Я страстно хочу, я жажду вашего голоса. Говорите».
Осваивая различные приемы создания характера, А. П. Чехов использует традиционный для русской литературы внутренний монолог. Однако он расчленен на отдельные реплики, что придает повествованию динамичный характер. В качестве примера такого «драматургического» внутреннего монолога можно рассмотреть начало третьей главы рассказа «Ионыч». Сокращая развернутые описания, Чехов часто предпочитает внутреннему монологу формы несобственно-прямой речи, добиваясь художественного эффекта сопереживания читателя персонажу.
Многое в чеховских персонажах остается непроясненным, и это одна из особенностей его манеры письма. Авторская позиция в рассказах Чехова внешне не акцентирована, Создается иллюзия «объективности», видимого «нейтралитета» автора.
Рассказы Чехова иногда называют новеллами. В классической новелле всегда есть новость открытие. В чеховской новелле нет никаких внешних сюжетных поворотов, не будет и никаких открытий. В его рассказах внутренняя ирония над жанром: важно то, что не случилось и, очевидно, никогда не произойдет. Интерес с события перенесен на психологию персонажа, на его настроение событием становятся «подробности чувства».

III. Беседа с учениками.

Вопросы для беседы с учениками

1. Какое место в творчестве Чехова занимает рассказ?
2. В чем проявляется полемичность чеховского рассказа традиционному жанру рассказа?
3. В чем жанровая специфика чеховского рассказа?
4. Как соотнесены события и быт в рассказе «Ионыч»?
5. Как соотнесены быт и «подробности чувства» в рассказе «Ионыч»?
б. Какова пространственно-временная организация рассказа «Ионыч»?
7. С помощью какого приема Чехов у удается создать иллюзию значительного временного отрезка, представленного в рассказе «Ионыч»?
8. Какие пространственные координаты обозначены в рассказе «Ионыч»? Какова их содержательная значимость? 9. Какую роль в раскрытии смысла рассказа играет лейтмотивное повествование?
10. Какие приемы Чехов использует для передачи внутреннего мира героя?
11. Почему, по вашему мнению, Чехов назвал рассказ «Ионыч»?
Выводы по уроку. В центре внимания А. П. Чехова — повседневное течение жизни, будничные явления действительности. Банальные житейские истории демонстрируют агрессивность среды и пассивность героя, подчиняющегося ее материальным законам, зачастую отождествляемым с пошлостью. А. П. Чехов в своих рассказах следует принципу безусловной объективности изображения действительности и героев. Организация сюжета, пространственно-временные координаты, предметная детализация подчинены задаче показа на минимальном пространстве текста истории всей жизни героя. Феномен русской прозы последнего десятилетия Х1Х века не может быть понят без учета жанровой специфики чеховского рассказа. Он узаконил рассказ в «большой литературе» как самостоятельный жанр, особый поэтический микромир которого не уступал по емкости роману. Эта краткость была принципиальна как новый и более совершенный способ эстетического освоения действительности.
Домашнее задание
1. Назовите основные этапы биографии А. П. Чехова. Какие произведения были написаны в каждый из этих периодов? Составьте хронологическую таблицу основных этапов жизни и творчества писателя.
2. Каковы, по вашему мнению, причины поездки А. П. Чехова на Сахалин? Какую роль она сыграла в творческой судьбе писателя?
З. Назовите основные темы и мотивы творчества А. П. Чехова 1890-х годов.
4. В чем своеобразие жанра рассказа в творчестве А. П. Чехова (на примере рассказа «Ионыч»?
5. Диапазон мнений о стиле А. П. Чехова достаточно широк. Какие из приведенных высказываний, на ваш взгляд, более точно характеризуют творчество писателя: а) «Никогда у него нет лишних подробностей, всякая или нужна, или полезна» (Л. Н. Толстой);
б) «Рисует всегда только контурами… давая не всего человека, не все положение, а только существенные их очертания… не столько портреты, сколько силуэты» (С. А. Венгеров);
в) «Ничто не объяснено, не мотивировано» (А. Волынский);
г) «Чехов внес в литературу грубые имена грубых вещей» (В. В. Маяковский),
Письменно обоснуйте свой выбор.


Урок З. Тема урока: Трагедийное и обыденное в произведениях А. П. Чехова. Поиск «общей идеи» в творчестве писателя. Анализ рассказа «Студент« (1894). Лиризм рассказа «Дама с собачкой» (1899).

ПЛАН УРОКА

Задачи урока: выяснить соотношение трагедийного и обыденного в художественном мире Чехова (на примере рассказов «Студент» и «Дама с собачкой»). Рассмотреть, как писатель решает проблему поиска «общей идеи» в рассказе «Студент». Исследовать лирическое начало в рассказе «Дама с собачкой» и способы его создания.

ЭТАПЫ УРОКА

1. Проверка домашнего задания. Вопросы для проверки домашнего задания
1. Почему чеховский рассказ воспринимался как явление, разрушающее традиционные каноны литературы?
2. С помощью каких приемов А. П. Чехову удается на минимальном повествовательном пространстве рассказать о целой человеческой жизни?
II. Слово учителя по рассказу «Студент».
Материалы для учителя
Своеобразие чеховского письма состоит в особом ощущении драматизма жизни. Чехов исследует в своих произведениях не социальное зло («среду») — эта тема в русской литературе была исчерпана к 80-м годам, — но выдвигает на первый план личность и рассказывает «скучную историю» благополучной жизни, которая при ближайшем рассмотрении оказывается герою «чужой». В ней ничего не происходит, в ней отсутствует «общая идея». Редкий миг гармонии в художественном мире Чехова открывается героям, прислушавшимся к жизни, к ее ритму и вступившим в диалог с ней.
Принцип объективности письма — важная, но не единственная для характеристики стиля Чехова координата. Объективность повествования дополняется в художественном мире этого писателя особым лиризмом, который придает прозаическим произведениям неповторимый чеховский колорит.
Рассмотрим с этой точки зрения рассказ «Студент» (1894). Сам Чехов считал его «наиболее отделанным». По свидетельству И. А. Бунина, рассказу «Студент» Чехов отводил исключительное место среди своих произведений.
Перед нами характерное чеховское произведение, в основе которого «случай» из жизни студента духовной академии Ивана Великопольского. Вдовам на огороде он рассказывает (анекдотическая ситуация) притчу о предательстве Христа любимым учеником. Новозаветная реминисценция единственное «событие» в рассказе. Событийный ряд заменяется выражением состояния («подробностей чувств») персонажа. Многое в чеховских персонажах остается непроясненным, и это одна из особенностей его характерологии. Настроение изменяется как-то вдруг, внешне не мотивированно, оно подготовлено ритмической и фонетической организацией рассказа.

В рассказе практически отсутствует мотивировка происходящего, а сюжетное движение организовано как ассоциативный поток настроения с двумя контрастными темами, заявленными в начале рассказа: холода — тепла, мрака — света. Эти темы имеют прямое и обобщенно-символическое значение. Для их разработки важна пространственно-временная организация рассказа.
Хронотоп определен конкретным временем (страстная пятница) и ограниченным пространством. Подробность православного календаря выполняет в рассказе не только сюжетообразующую, но и смысловую функцию. Благодаря ей возникает ассоциативный ряд и изменяется масштаб повествования: то, что «происходило девятнадцать веков назад, имеет отношение к настоящему». На пересечении этих временных пластов возникает миг откровения. Он фиксирует переход от мрака к свету, от безнадежности к надежде. Субъективное ощущение персонажа — «радость» — событие его внутренней жизни. Случайный эпизод открывает закономерность вечного круговорота жизни с неизбежным движением от мрака к свету, приближает героя к пониманию себя в контексте вечности и наполняет рассказ философским содержанием.
Авторская позиция в рассказе приглушена, Эта «сдержанность» создает необходимый фон для проявления формальных особенностей текста. По мнению Чехова, произведение «должно давать не только мысль, но и звук, известное звуковое впечатление».

Существенной особенностью стиля Чехова является музыкальность его прозы. В письме к одному из своих корреспондентов он отмечал: «Корректуру я читаю не для того, чтобы исправить внешность рассказа: обыкновенно в ней я заканчиваю рассказ и исправляю его, так сказать, с музыкальной стороны». Начало и финал рассказа «Студент» контрастны друг другу как страстная пятница и пасхальное воскресенье. Безысходность начала передана фонетическим образом «жалобного гудения»: «Гудело, точно дуло в пустую бутылку», «в лесу неуютно, глухо и нелюдимо». Заключительный абзац звучит в иной тональности: «Правда и красота… всегда составляли главное», «сладкое ожидание счастья – таинственного счастья, овладевало им мало-помалу…». Звучание и ритм фразы – один из чеховеких способов создания настроения и звукового образа произведения.
Финал произведения подчеркнуто оптимистичен. «Общая идея» осмыслена в нем как понимание связи прошлого «с настоящим непрерывною цепью событий, вытекающих одно из другого».
111. Беседа с учениками.
Вопросы
для беседы с учениками
1. Какова художестквенная организация рассказа «Студент»?
2. На чем сосредоточено преимущественное внимание писаталя: на изображении событий или рассказе
о «подробностях чувства»?
3. Как соотнесены в рассказе внешний и внутренний сюжеты?
4. Чем обусловлена психологическая мотивировка поведения персонажа? Попробуйте проследить изменение душевного состояния Ивана Великопольского.
5. В какой момент происходит
перебив эмоционального тона рассказа? Чем он обусловлен?
6. Какими штрихами показывает Чехов перемену в настроении Анфисы и Лукерьи? 7. Возможно ли применительно к чеховскому психологическому рисунку говорить о «диалектике души» героя?
8. Какую роль в рассказе играют пейзажные описания?
9. Какова пространственно-временная организация произведения?
10. Найдите пространственные ориентиры рассказа и определите их художественную значимость.
11. В чем состоит особенность временной организации повествования?
12. Какова художественная функция воспоминаний?
13. Рассмотрите использование приема контраста в композиционной структуре рассказа.
IY. Слово учителя по рассказу «Дама с собачкой».
Материалы для учителя
Современники по-разному оценивали рассказ А. П. Чехова «Дама с собачкой». Так, Н. А. Лейкин, которого Чехов считал «литературным крестным батюшкой», писал в одном из писем: «Небольшой этот рассказ, по-моему, совсем слаб. Чеховского в нем нет ничего... Рассказывается, как один пожилой уже приезжий москвич-ловелас захороводил молоденькую, недавно только вышедшую замуж женщину, и которая отдалась ему совершенно без борьбы. Легкость ялтинских нравов он хотел показать, что ли!» Лейкин обозначил внешний сюжет произведения — «случай» из курортной жизни, с ясно очерченными «границами любви», когда оба героя сознают временность и бесперспективность этого романа. Он прочитывается без усилий и вписывается в традиционную мелодраматическую схему. Курортное приключение заканчивается во второй главе — прощанием героев, и этим практически исчерпывается внешний (событийный) сюжет.
В чеховском описании событий и их участников преобладает ироническая тональность. Однако чеховская простота обманчива. Будничная логика фактов скрывает внутреннюю тему. Важным для писателя оказывается показать состояние духа персонажа. «Дама с собачкой» — это откровение человеку о себе, о непредсказуемости собственных поступков. Внутренний сюжет интенсивной духовной жизни развивается на фоне внешнего сюжета, практически лишенного событийности, С третьей главы внимание автора сосредоточено на его развитии. Чехов фиксирует настроение героя, его самоощущение. В некоторых методических пособиях утверждается, что герои «духовно преображаются» под влиянием охватившего их «большого поэтического человеческого чувства». Очевидно, речь должна идти не столько о преображении героев, сколько об осознании ими двойственности существования, о том, что личность невозможно ограничить рамками внешнего (бытового) порядка.
«Пробуждение человеческого в человеке у Чехова начинается с любви», — проницательно заметил З. С. Паперный, и это важно помнить. К Гурову вместо внешнего скольжения по поверхности приходит сознание собственной внутренней неоднозначности. Однако это новое, истинное знание скрыто от всех. Это его «личная тайна», которая не обнаруживает себя в движении внешнего сюжета.
Уходит план изображения внешней конкретики, писателя интересует история драматического влияния случая на привычно текущую жизнь героев. Тональность повествования приобретает лирико-драматическое звучание, ирония становится неуместна.
Внешний и внутренний сюжет в единое художественное целое объединяет мотив «безостановочного убывания времени» (В. Камянов). Каждый из персонажей вовлечен в поток времени и ощущает его движение, каждый ведет свою тему времени. В этом смысле весьма показательна первая реплика, произнесенная героиней: «Время идет быстро...» Во второй главе эта тема получит дальнейшее развитие: «Хотелось пожить — есть же другая жизнь!»
В ином ракурсе осмыслена тема времени Гуровым: ощущение неумолимого хода времени переживается персонажем и при встречах с Анной Сергеевной, и при виде ее молодости: «Но тут все та же несмелость, угловатость неопытной молодости, неловкое чувство…» (I1 гл.) Мотив уходящего времени вновь зазвучит в рассуждениях Гурова об Анне Сергеевне, когда он станет отыскивать в ее облике черты неизбежного увядания (IУ гл.).
Движение психологического сюжета, связанного с внутренним миром Гурова, располагается между двумя размышлениями персонажа, переданными в форме несобственно-прямой речи («Гуров думал о том, как, в сущности, если вдуматься, все прекрасно на этом свете... Все, кроме того, что мы сами мыслим и делаем, когда забываем о высших идеалах, своем человеческом достоинстве» (II гл.) — «Он почувствовал сострадание к этой жизни, еще такой теплой и красивой, но, вероятно, уже близкой к тому, чтобы начать блекнуть и вянуть, как его жизнь» (IУ гл). Лирические размышления автора во второй главе о шуме моря, говорящем о покое, о вечном сне, нас ожидающем, зеркально отразятся в субъективно переживаемом и физически ощущаемом Гуровым движении времени. Это трагическое знание открывает незнакомое ему ранее чувство сострадания к женщине и бросает лирический отблеск на эту историю любви.
Развязка внешнего сюжета не разрешает тупиковой ситуации, в которой оказываются герои рассказа, но для внутреннего сюжета финал разомкнут, перспектива открыта. Главный итог финала состоит в том, что первоначально замкнутый мир теперь открыт навстречу другому и впереди работа преодоления одиночества.
В этом рассказе Чехов рассуждает о быстротечности жизни, о том, что все на свете проходит. (Эта тема впоследствии отзовется в «Вишневом саде».) За внешним трагизмом суетности мелочей скрываются необратимость движения времени и неминуемое приближение старости. Сюжет уходящего времени становится важнейшим и определяет движение внутреннего сюжета и философскую проблематику рассказа.
Внутренний строй чеховского рассказа ориентирован на законы лирики. Сохраняя объективный тон повествования, писатель стремится изобразить не событие или героя, но выразить настроение, передать ощущение. В его произведениях, подобно тому, как это бывает в стихотворениях, мы ощущаем присутствие чего-то полураскрытого, недосказанного, что в действительности оказывается самым важным.
Лирическое настроение в рассказе создается с помощью пейзажа. В качестве примера можно рассмотреть описание ночной Ореанды (II гл.). С одной стороны, это фон, эмоционально созвучный состоянию героев, с другой — описание моря с его вечным шумом становится для автора поводом для размышлений о вечности жизни и сиюминутности человека на земле. Возникает лирическая тема Чехова о гармонии вечной природы и дисгармонии конечной жизни людей. Рассказ построен на переходах от житейских частностей к размышлениям о вечном море и недолговечности каждого из нас. С помощью пейзажа Чехов вводит в рассказ философскую тему уходящего времени, а море и его шум становятся поэтическим символом вечности.
Важно обратить внимание на технику выполнения Чеховым описаний природы. Пейзаж в его мире – это сочетание непредсказуемо возникших деталей. Подобная импрессионистичность разрешает вполне определенную художественную задачу. Автор не стремится создавать изобразительные картины внешнего мира, но пытается выразить и передать едва уловимые переживания персонажей. Его пейзажи оказываются «психологически активными» (В. Камянов). Они включают в себя момент впечатления, душевной реакции персонажа на то или иное явление. Вспомним, например, описание зимы в Москве или серого города С. (III гл.). Внутренний мир персонажа А. П. Чехов раскрывает, ориентируясь, с одной стороны, на законы драмы (душевное состояние героя должно быть понятно из его действий), с другой – лирики (внимание фиксируется на внешних проявлениях чувства персонажа, которые становятся знаками его внутреннего мира). Чехов сосредоточивает внимание читателя на какой-либо одной доминантной черте персонажа. Так, эволюция внутреннего состояния Гурова, эволюция отношения Гурова к женщине выражается в следующих репликах: «Низшая раса» (1 гл.), «Что-то в ней есть жалкое все-таки (1 гл.), «Каких только не бывает в жизни встреч!» (II гл.), «Если б вы знали, с какой очаровательной женщиной я познакомился в Ялте» (III гл), «Вот тебе и дама с собачкой... Вот тебе и приключение…» (III гл.).
Вместо развернутого описания состояния героя с помощью внутреннего монолога А. П. Чехов дает намек, легкий штрих, который должен раскрыть читателю настроение персонажа. Об этой стороне стиля писателя размышлял Л. Н. Толстой: «У Чехова своя особенная форма, как у импрессионистов: смотришь, человек будто без всякого разбора мажет красками, какие попадают под руку, и никакого, как будто, отношения эти мазки между собой не имеют. Но отойдешь на некоторое расстояние и в общем получается цельное впечатление», А. П. Чехов фиксирует изменяющееся настроение героя, которое прямо не называется, но проявляется — «материализуется — в подробностях внешнего вида, лейтмотивных жестах (деталях), в «случайных» (сюжетно немотивированных) репликах.
Так, вопрос дочери Гурова: «Почему зимой не бывает грома?» — можно не заметить при беглом чтении, пропустить как малозначащий. Между тем эта «случайная» реплика играет важную роль для понимания всего произведения. Во-первых, она принадлежит дочери Гурова, которая, очевидно, является одним из важных «обстоятельств», не позволяющих герою принять окончательное решение. Во-вторых, с помощью этой «случайной» реплики писатель обращает внимание читателя на протяженность во времени этого затянувшегося романа. Важно обратить внимание, что последующий за этим внутренний монолог Гурова, данный в форме несобственно-прямой речи, означает паузу, своеобразную остановку в развитии сюжета. Это момент формулировки персонажем какого-либо решения, следствие внезапного понимания им своих взаимоотношений с другими людьми, Прочитанная в контексте, эта «случайная реплика проясняет внутренний смысл размышлений Гурова о невозможности изменить что-либо в естественном течении событий: «Он... думал о том, что вот он идет на свидание и ни одна живая душа не знает об этом и, вероятно, никогда не будет знать. У него было две жизни...» В подтексте этого фрагмента звучит лирическая тема вечного несовпадения между людьми, трагического несоответствия реального и идеального.
Авторская установка на выражение состояния персонажа вызывает эффект сопереживания с ним, пробуждает активность читателя, Случайная деталь или неожиданное сравнение создают особый поэтический эффект. В чеховских сравнениях соединяются образы из разных смысловых рядов, каждое из сравнений оказывается семантически значимо. Отражаясь друг в друге, они провоцируют у читателей возникновение ассоциативного ряда, что характерно для лирических произведений. Например, «кружева на их белье казались ему (Гурову) тогда похожими на чешую» (II гл.), «было впечатление растерянности, как будто кто вдруг постучал в дверь» (II гл.), «она задумалась в унылой позе, точно грешница на старинной картине» (IIгл.).
Сравнения помогают А. П. Чехову создать лаконичный и в то же время объемный образ, они придают тексту неповторимый колорит: переводят предмет из плоскости прозаического видения в сферу поэтического ощущения.
Прозе А. П. Чехова присуща музыкальность. Она создается особым ритмом повторов, причем повторяться могут как эпизоды, так и детали или сравнения. «Безумие» любви героев передается с помощью повторяющегося сравнения.
Объясняя свое «падение» Гурову, Анна Сергеевна признается: «И здесь все ходила, как в угаре, как безумная...» (II гл.). В финале этой же главы Гуров после прощания оценивает все происшедшее с ними как «сладкое забытье», «безумие». Заявленная тема получает дальнейшее развитие в мыслях Гурова о «куцей, бескрылой жизни», которую он сравнивает с жизнью в «сумасшедшем доме» или «арестантских ротах». В этом монологе сравнение из плоскости оценки внутреннего состояния персонажа трансформируется в мотив несвободы, который имеет подчеркнуто негативный характер. В финале рассказа обозначенная тема вновь прозвучит, но в смягченной, опоэтизированной тональности, когда к героям рассказа приходит понимание того, что «сама судьба предназначила их друг для друга, и было непонятно, для чего он женат, а она замужем; точно это были две перелетные птицы, самец и самка, которых поймали и заставили жить в отдельных клетках» (IУ гл.). Используя повторяющееся сравнение, А. П. Чехов разрабатывает лейтмотивный сюжет обреченности героев на одиночество и несвободу. Эта тема не так прожитой жизни является сквозной для всего творчества писателя. В рассказе «Дама с собачкой» она разрешена в подчеркнуто лирической тональности.
Исследователями чеховского творчества замечено, что музыкальность его прозы достигается особым построением фразы. «Это своеобразие и музыкальность языка, — отмечал Н. Н. Шанский, часто дает определенная ритмико-синтаксическая фигура, которая создается троекратным повторением однородных синтаксических единиц как отдельных членов предложения, так и целых фраз». Например: «Она казалась красивее, моложе, нежнее, чем была» (II гл.), «и то, что было на молу, и раннее утро с туманом на горах, и пароход из Феодосии, и поцелуи» (III гл.), «она глядела на него со страхом, с мольбой, с любовью» (III гл.). Возможно добавить, что эти троекратные повторения присутствуют не только на уровне слов и словосочетаний, но и на уровне части слова: «Эта ИХ любовь изменила ИХ обоИХ».
Очень важны в поэтике А. П. Чехова слова со значением неопределенности: «почему-то», «как-то», «что-то». Например: «...что-то в ней есть жалкое все-таки» ((II гл.), «...в его натуре было что-то привлекательное, неуловимое» (1 гл.), «...эти слова, такие обычные, почему-то вдруг возмутили Гурова» (III гл.). Используя неточные слова, Чехов решает вполне определенные задачи: с их помощью выразить душевное состояние персонажей, что ему вполне удается. Эти слова создают атмосферу неустойчивости и зыбкости происходящего, Вместе с тем они свидетельствуют об отсутствии категоричности и однозначности в позиции автора, не желающего навязывать свою волю читателям.
Однозначность и определенность происходящего разрушают в чеховском тексте также противительные союзы «а» и «но», которые соединяют части предложений в пределах одного синтаксического целого. В качестве примера можно привести фрагмент текста из первой главы, где в форме несобственно-прямой речи даны самохарактеристики Гурова и Анны Сергеевны во время их знакомства: «по образованию филолог, но…», «готовился когда-то петь в частной опере, но...», «она выросла в Петербурге, но...» (1 гл.). В подчеркнуто повторяющемся союзе «но» обозначена ироническая ситуация несовпадения в прошлой жизни героев, с одной стороны, и скрыта трагедия невозможности совпадения в будущем — с другой. В финальном предложении рассказа («И казалось, что еще немного — И решение будет найдено, И тогда начнется новая, прекрасная жизнь; И обоим было ясно, что до конца еще далеко-далеко И что самое сложное И трудное только еще начинается») преобладающим становится союз «и». Он создает особый ритмический рисунок, лирический по своей природе, свидетельствующий о возникающем понимании, о возможном приближении к решению вопроса. Однако слово «казалось» разрушает эту иллюзию и делает зыбким и весьма неопределенным ожидаемое будущее…
Финалы чеховских произведений называют «открытыми». Они напоминают концовки лирических произведений, о которых Т. Сильман сказала: «В подлинно лирическом стихотворении никаких «вопросов» о дальнейшем, так же как никаких разъяснений, быть не может. Сказано мало, но для «закрытия» сюжета, для его внутреннего завершения
сказано вполне достаточно. Остальное предоставляется активности читателя — как во всяком произведении с глубинным вторым планом», В чеховских произведениях вопросы поставлены, но ответы на них обращены в будущее, оставлены за рамками рассказа (повести, пьесы).
В финале рассказа «Дама с собачкой» автор оставляет своих героев в психологическом тупике. Они не могут расстаться (тогда их жизнь утратит всякий смысл) и не имеют сил остаться навсегда вместе (в силу объективных обстоятельств или нравственных принципов). И все же в этих встречах есть своя тайна и поэзия: их никогда не коснется быт. В финале слышны различные интонации: авторская ирония над героями, пытающимися скрыться от себя за ничего не значащими разговорами о будущем, драматические переживания того, что никогда не произойдет, элегические ноты сожаления о том, как безжалостно уходит время.

Y. Беседа с учениками. Вопросы для беседы с учениками
1. Какие события происходят в рассказе «Дама с собачкой»?
2. Как соотнесены в рассказе внешний и внутренний сюжеты?
3. Какова временная организация рассказа? Какое значение имеет мотив уходящего времени?
4. Что в большей степени интересует автора: подробности чувств героев или изображение событий?
5. Представлены ли в рассказе психологические мотивировки поведения героев? С помощью каких приемов Чехов показывает внутренний мир персонажей?
б. В чем проявляется двойственность главного героя произведения?
7. Как возникает и реализуется в произведении конфликт между внешней (обыденной) жизнью и внутренним (драматическим) состоянием героя?
8. Прочитайте финал произведения. Как вы определите его тональность: элегический
драматический иронический?
9. Каковы формы выражения авторской позиции в рассказе: образы-лейтмотивы, поэтические символы, подтекста?
10. Как решает Чехов вопрос о счастье человека? Какое значение имеет в его представлении семейное счастье?
11. Какова художественная функция пейзажа в рассказе?
12. С помощью каких художественных приемов Чехов придает рассказу лирическую окраску?
13. Выясните художественную функцию детали в рассказе Чехова.
14. Что такое «случайные» детали? Какую роль они играют?
Выводы по уроку. В центре внимания Чехова не исключительное событие, но обыденная жизнь людей и особенности их внутреннего мира.
Описание обыкновенной на первый взгляд истории провоцирует постановку важнейших этических проблем, например таких, как содержание и смысл человеческой жизни. Чехов пишет об испытании человека бытом, о трагизме мелочей и готовности личности к повседневному усилию для их преодоления. Трагично, с точки зрения Чехова, не только исключительное, но и обыкновенное, обыденное, подчас скрытое в «случайных» мелочах. Это основные темы творчества писателя 1890—1900-х годов.
В художественном мире А. П. Чехова обыденная жизнь при детальном рассмотрении оказывается трагической. Внешний — событийный — ряд дополняется внутренним сюжетом, ориентированным на подробности чувства персонажей, их настроение. Герои, и вместе с ними автор, мечтают о другой, осмысленной жизни. Миру разъединения и одинокого существования противостоит мир человеческого понимания и достоинства, и тогда повествование Чехова выходит в план трагедийный и лирический. Идеальное у Чехова практически всегда выведено за рамки материального и связано с работой человеческой души. Это может быть откровение и возникшее родство душ («Студент») или шум моря и человеческое понимание без слов и сострадание к другому («Дама с собачкой»).
Проза А. П. Чехова раскрепощена от централизующей роли сюжета. В ней отсутствуют необходимые внешние мотивировки происходящего, она открыта миру случайностей. «Случай» в структуре чеховского рассказа становился способом постижения философских законов жизни. Отсутствие четко выраженной авторской позиции компенсировалось иными художественными средствами: детализацией, пространственно-временной и ритмической организацией текста, усилением символической образности. Названные особенности создают лирический подтекст чеховской прозы.
А. П. Чехов представляет мир в его нерасчлененной полноте (звук, цвет, запах...) и общезначимости. В своих рассказах он утверждает важность единичного, преодолевая иерархию высокого и низкого, главного и второстепенного, значимого и случайного.
По мнению Л. Н. Толстого, Чехов стал «истинным и несравненным художником жизни», уничтожив границу между прозой жизни и ее поэзией.
А. П. Чехов создал новую эстетическую модель рассказа, противостоящую традиции классической литературы, и во многом определил пути развития русской прозы ХХ века.
Домашнее задание
1. Каковы особенности сюжетного построения рассказа? Почему ослаблена сюжетная интрига повествования? Какую роль играет внутренний сюжет?
2. Основываясь на проведенном в классе анализе произведения, рассмотрите формы выражения авторского сознания (образы-мотивы, поэтические символы, подтекст).
З. Какова оценка творчества А. П. Чехова Л. Н. Толстым? Почему именно в Чехове Толстой увидел соперника?
4. Прочитать пьесу А. П. Чехова «Вишневый сад».


Урок 4. Тема урока: Драматургические опыты А. П. Чехова. Принципы «новой драмы». История создания пьесы «Вишневый сад».

ПЛАН УРОКА

Задачи урока: дать общую характеристику драматургического творчества Чехова, выяснить основные принципы «новой драмы», рассмотреть историю создания пьесы «Вишневый сад».
ЭТАПЫ УРОКА
1. Слово
учителя.
Материалы для учителя
Значение А. П. Чехова в истории русского театра трудно переоценить. К написанию драматургических произведений А. П. Чехов обращался на протяжении всей жизни — от первой незаконченной пьесы «Безотцовщина» (1878) до пьесы «Вишневый сад» (1903). Драматургическое наследие писателя составляет более 20 пьес. «Чайка» (1896), «Дядя Ваня» (1896), «Три сестры» (1900) и «Вишневый сад» открыли новую эпоху в русской и мировой драматургии. Чехов выступил в своих пьесах как реформатор классического театра. Хрестоматийно утверждение о том, что Чехов заложил основы «новой драмы», создал «театр философского настроения». Однако в начале века это положение не представлялось бесспорным. Современникам писателя его пьесы казались несценичными, лишенными действия, нарушающими традиции.
Так, «собрат» Чехова по сцене Художественного театра М. Горький увидел в «Вишневом саде» перепевы старых мотивов: «Слушал пьесу Чехова — В чтении она не производит впечатления крупной вещи. Нового — ни слова. Все — настроения, идеи, — если можно говорить о них — лица, все это уже было в его пьесах. Конечно — красиво, и — разумеется — со сцены повеет на публику зеленой тоской. А — о чем тоска — не знаю».
Вопреки таким прогнозам пьесы Чехова стали классикой отечественного театра и до сегодняшнего дня остаются одной из пленительных загадок. Рассмотрим принципы «новой драмы», созданной Чеховым-драматургом.
В классической драматургии до Чехова преобладал театр действия. В основе конфликта, организующего пьесу, лежала обычно борьба характеров, столкновение героя с обстоятельствами. Чехов создал театр настроения. В его пьесах нет явных столкновений, нет противоборства сил. Внимание автора сосредоточено на внутреннем состоянии персонажей.
Чехов осознавал необычность своих пьес. Так, работая над «Чайкой», он понимал, что пишет что-то «странное», что «страшно врет» против условий сцены. Он считал, что вышла комедия-повесть, написанная «вопреки всем правилам драматического искусства» (А. П. Чехов). Драматург не придавал решающего значения интриге, не строил действие на борьбе характеров, его интересовал внутренний мир персонажей.
Точно понял авторский замысел «Чайки» А. Ф. Кони, едва ли не первым заметивший, что главное действующее лицо пьесы — «это сама жизнь... обыденная, всем доступная и почти никем не понимаемая в ее внутренней жесткой иронии».
Л. Андреев воспринял новаторство Чехова-драматурга как создающего иллюзию потока жизни: «Взят кусок жизни такой, какова она есть, с ее медленным движением и потаптыванием на одном месте, когда люди успевают состариться, наплодить детей, умереть, а «действий» как будто никаких не совершить. Поступков много, а действий нет. Пьют, едят, разговаривают, ссорятся, сходятся и расходятся, являются участниками происшествий и сплошной копошащейся массой движутся куда-то вперед. И только тогда, когда увидишь, как все они ушли далеко вперед и как конец не похож на начало, — только тогда почувствуешь, поймешь, что за этим видимым отсутствием действия кроются могучие силы жизни, разрушающей, карающей, судящей и созидающей».
По мнению критика А. П. Скафтымова, в пьесах Чехова «событие ставится на положение частного эпизода», оно «не дает сюжетного скрепления для всей пьесы», для чеховской драмы характерны» множественность драматических линий, обилие тематических разрывов и интонационных изломов», «каждый участник ведет свою драму, но ни одна драма не останавливает общего потока жизни».
В пьесах Чехова система образов принципиально отлична от классической драматургии. Писатель предупреждал, что в его пьесах не следует искать «ни святых, ни подлецов», что его правило — не выводить ни злодеев, ни ангелов, никого не обвинять, никого не оправдывать, а его задача состоит в том, чтобы нарисовать человека, простого и в то же время сложного — «как в жизни». Важную роль драматург отводит внесценическим персонажам. Они становятся незримыми участниками действия. Следует подчеркнуть, что в пьесах Чехова нет явного деления персонажей на главных и второстепенных, «каждый представлен один на один со своей судьбой» (Л. А. Иезуитова).
В классической драме диалог движет действие и раскрывает характер персонажа. Это всегда разговор на общую тему, возможно, спор героев о чем-либо. Драматургию Чехова отличают диалоги, в которых каждый из участников ведет свою партию, произносит «случайные» реплики, тематически не связанные с высказываниями собеседников. Чеховский диалог полифоничен как внешне, так и внутренне. Благодаря этому приему автор развивает тему человеческой разъединенности, одиночества, создавая в то же время внутренний сюжет пьесы, формируя ее подводное течение.
Подводное течение (подтекст) является важной особенностью «новой драмы». В основе подтекста лежит контраст между нейтральностью (случайностью) высказанного слова и значительностью невысказанного содержания. Чехов в совершенстве владел искусством передавать настроение персонажа через быт, умел показать «за внешне бытовыми эпизодами и деталями присутствие непрерывного интимно-лирического потока» (А. П. Скафтымов).
Для Чехова значимы каждая реплика, каждый штрих. В его пьесах нет ничего случайного: каждое слово, каждая деталь непременно играет определенную роль в раскрытии авторского замысла. «Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, если никто не имеет ввиду выстрелить из него», — считал драматург.
Особая роль в создании «театра настроения» принадлежит ремаркам. Они выполняют не только информационную функцию (классическая драма), но выражают внутреннее состояние персонажей, озвучивают пьесу. Принципиально иное значение по сравнению с классической драматургией приобретает у Чехова ремарка-«пауза». Если до Чехова это было молчаливое выражение недоумения или удивления героя, то у Чехова пауза лишается этих функций и становится важным временным фактором, за которым скрывается собственно течение жизни, с одной стороны; скрывает драму непонимания или комедию «утраченных иллюзий» - с другой.
Важным способом выражения авторской позиции становятся у Чехова ключевые символы: «чайка» («Чайка»), «дом» («Три сестры»), «сад» («Вишневьий сад»). По мнению Л. А. Иезуитовой, символы Чехова восходят к реалистическим символам (вспомним «Грозу» А. Н. Островского), но в то же время существенно от них отличаются «почти музыкальным сочетанием лирической тонкости, зыбкости, философской глубины и способностью связывать будничное и вечное в неразложимое поэтическое целое».
Смысл чеховского драматургического творчества — «опрозрачненный реализм, непроизвольно сросшийся с символизмом» (А. Белый). Л. Андреев считал Чехова-драматурга «большим артистом и мастером», а его пьесы сравнивал с «живописью на стекле, сквозь которое сквозят бесконечно далекие перспективы».
Каждый образ-мотив создает вокруг себя семантическое поле символических значений. При взаимодействии друг с другом они получают новое освещение, и в то же время это самостоятельные грани философской темы Чехова, его размышлений о соотношении мечты и действительности, духовного и материального. Поиск «общей идеи», «за которую можно отдать душу, искание силы, которая могла бы преодолеть холод всемирного одиночества» — постоянный мотив творчества Чехова.
Художественные открытия Чехова в драматургии и его особая «оптика» отчетливо проявились в «Вишневом саде». Характер конфликта, персонажи, поэтика чеховской драмы — все было неожиданно и ново. Последняя пьеса А. П. Чехова — его поэтическое завещание
Вспомним историю создания пьесы «Вишневый сад». С весны 1901 года в письмах А. П. Чехова встречаются мысли о новой пьесе. Она задумывалась как комедия, «как смешная пьеса, где бы черт ходил коромыслом». В пору работы над «Вишневым садом» в 1903 году А. П. Чехов писал друзьям: «Вся пьеса веселая, легкомысленная». Тема ее — «имение идет с молотка» — была не нова для Чехова. Впервые она прозвучала в его ранней драме «Безотцовщина» (1878—1881). Сюжетная ситуация продажи имения, утраты дома интересовала и волновала писателя на протяжении всего творческого пути.
В последней пьесе А. П. Чехова отразились многие жизненные впечатления. Это и память о продаже родного дома в Таганроге, и наблюдения над судьбой А. С. и М. В. Киселевых — владельцев имения Бабкино под Москвой, где Чеховы жили на даче (1884— 1886). Так, А. С. Киселев, который после продажи Бабкино стал банковским служащим в Калуге, во многом оказался жизненным прототипом Гаева. Летние месяцы 1888 и 1889 годов Чехов отдыхал в имении Линтаревых близ Сум, где вдыхал аромат запущенных и умирающих дворянских усадеб Харьковской губернии. Лето 1902 года Чехов вместе с 0.Л. Книппер-Чеховой проводил в имении К. С. Станиславского Любимовка. В это время в сознании писателя шел творческий процесс внутреннего вызревания замысла, и многие подробности жизни подмосковной Любимовки и особенности ее обитателей отразились в «Вишневом саде».
Работа над последней пьесой требовала от А. П. Чехова больших усилий: «Пишу по четыре строчки в день, и те с нестерпимыми мучениями», — жаловался он друзьям. Однако, превозмогая недомогание и болезнь, Чехов писал «бодрую пьесу».

Неоценимо значение писем Чехова режиссерам и актерам, в которых он комментирует отдельные сцены «Вишневого сада», дает характеристики ее персонажам, высказывается о жанре своего творения. В этом вопросе А. П. Чехов разошелся с К. С. Станиславским и Вл. И. Немировичем-Данченко. Основатели Художественного театра, высоко оценив пьесу, восприняли ее как драму. Чтение «Вишневого сада» в труппе имело «блестящий успех». По словам Станиславского, она была принята «единодушно восторженно»,
После ее чтения в труппе Станиславский писал Чехову: «Я плакал, как женщина, хотел, но не мог сдержаться. Слышу, как Вы говорите: «Позвольте, да ведь это же фарс». Нет, для простого человека это трагедия... Я ощущаю к этой пьесе особую нежность и любовь».
Было очевидно, что пьеса потребует нового театрального языка, особых интонаций, и это отчетливо понимали и ее создатель, и актеры. М. П. Лилина (первая исполнительница роли Ани) писала Чехову 11 ноября 1903 года: «...мне представилось, что «Вишневый сад» не пьеса, а музыкальное произведение, симфония. И играть эту пьесу надо особенно правдиво, но без реальных грубостей».
Режиссерская интерпретация «Вишневого сада» не во всем удовлетворяла Чехова. «Это трагедия, какой бы исход к лучшей жизни Вы ни открывали в последнем акте», — писал Станиславский Чехову, утверждая свою логику движения пьесы к трагическому финалу, в сущности, к уничтожению прежней жизни, к утрате дома и исчезновению сада. В его видении спектакль лишался комедийных интонаций, что бесконечно возмущало Чехова. «Сгубил мне пьесу Станиславский», — заявлял он на репетициях 1У акта. По его мнению, Станиславский (исполнитель роли Гаева) затягивал это действие. «Как это ужасно! — высказывался Чехов жене. — Акт, который должен идти 12 минут, maksimum, у вас идет 40 минут».
Станиславский в свою очередь жаловался в декабре 1903 года: «Он («Вишневый сад». — И. Б.) пока не цветет. Только что появились было первые цветы, приехал автор и спутал всех нас. Цветы опали, а теперь появляются только новые почки».
И все же, несмотря на неизбежные сложности репетиционной работы, спектакль был подготовлен к выпуску, Его премьера состоялась в день рождения А. П. Чехова 17 января 1904 года. МХТ чествовал в первый и последний раз своего любимого писателя и автора в связи с 25-летием его литературной деятельности.
Появление Чехова в зале в антракте после II I действия вызвало гром аплодисментов. Среди зрителей находились Андрей Белый, В. Я, Брюсов, А. М. Горький, С. В. Рахманинов, Ф. И. Шаляпин.
5 октября 1903 года Н. К. Гарин-Михайловский писал одному из своих корреспондентов: «Познакомился и полюбил Чехова. Плох он. И догорает, как самый чудный день осени. Нежные, тонкие, едва уловимые тона. Прекрасный день, ласка, покой, и дремлет в нем море, горы, и вечным кажется это мгновение с чудным узором дали. А завтра... Он знает свое завтра и рад, и удовлетворен, что кончил свою драму «Сад вишневый».
Чехов писал свою последнюю пьесу о доме, о жизни, о родине, о любви, об утрате, о безжалостно ускользающем времени. Пронзительно-печальная комедия «Вишневый сад» стала завещанием читателям, театру, ХХ веку.
Выводы по уроку. Особенности «новой драмы» А. П. Чехова:
--- создание «театра настроения» (вместо «театра действия»);
— новый тип конфликта, своеобразие развития действия; --- жанровые особенности: синтез лирического, трагического и комического начал;
— неоднозначность созданных образов;
— наличие лирико-психологического подтекста («подводное течение»);
— символическая образность пьес;
— новый тип диалога, наполненность текста « случайными» репликами;
— особенности выражения авторской позиции.
Домашнее задание
1. В чем заключается принципиальное отличие чеховской драмы от классической драматургии?
2. Определите формы проявления авторской позиции в пьесе «Вишневый сад».


Урок 6. Тема урока: Своеобразие конфликта в чеховской драме. Два сюжета пьесы «Вишневый сад».

ПЛАН УРОКА
Задачи урока: выяснить своеобразие конфликта в комедии «Вишневый сад», рассмотреть особенности сюжетного построения пьесы, исследовать пространственно-временную организацию пьесы «Вишневый сад».
ЭТАПЫ УРОКА
Т. Слово учителя.
Материалы для учителя
Чехов, пожалуй, первым осознал неэффективность старых приемов письма и традиционной драматургии. «Иные пути для драмы» намечались в «Чайке» (1896), именно там Треплев произносит известный монолог о театре с его моралистическими задачами, утверждая, что это «рутина», «предрассудок». Сознавая великую силу недосказанного, Чехов строил свой театр аллюзий, намеков, полутонов, настроения, изнутри взрывая традиционные формы.
В дочеховской драматургии действие, разворачивающееся на сцене, должно было быть динамичным и строилось как борьба воль или характеров за достижение цели. Перипетии драматургической интриги включались в рамки заданного и четко разработанного конфликта, вращающегося преимущественно в области социальной этики. Конфликт в «новой драме» Чехова имеет принципиально иной характер. Его своеобразие глубоко и точно определил А. П. Скафтымов: «Драматически-конфликтные положения у Чехова состоят не в противопоставлении волевой направленности разных сторон, а в объективно вызванных противоречиях, перед которыми индивидуальная воля бессильна... И каждая пьеса говорит: виноваты не отдельные люди, а все имеющееся сложение жизни в целом». Особая природа конфликта позволяет обнаружить в чеховских произведениях внутреннее и внешнее действие, внутренний и внешний сюжеты. Если внешний сюжет разработан достаточно традиционно, то внутренний — и главный — просвечивает сквозь фабулу, незримо присутствует в ткани пьесы, лишь иногда приближаясь к ее поверхности. Такую форму выражения внутренней жизни образа пьесы Вл. И. Немирович-Данченко назвал «вторым планом» или «подводным течением».
Внешний сюжет, организующий фабулу «Вишневого сада», — смена владельцев дома и сада, продажа родового имения за долги. Эта тема уже была разработана Чеховым в юношеской драме «Безотцовщина», правда, тогда она находилась на периферии драматургического действия, организующего в основном любовную интригу. Этот сюжет может быть рассмотрен в плоскости социологической проблематики и соответствующим образом прокомментирован. Деловой и практичный купец противостоит прекрасным, но не приспособленным к жизни дворянам. Фабула пьесы — разрушение поэзии усадебной жизни, свидетельствующее о наступлении новой исторической эпохи. Столь однозначная и прямолинейная трактовка конфликта была весьма далека от чеховского замысла.
Рассмотрим композицию драматургического сюжета. В нем отсутствует завязка конфликта, ибо нет внешне выраженного противоборства сторон и столкновения характеров. Социальное амплуа Лопахина не исчерпывается традиционным представлением о купце-приобретателе. Он не чужд сентиментальности. Встреча с Раневской для него долгожданное событие:
«Л о п а х и н. .. .Хотелось бы только, чтобы вы мне верили по-прежнему, чтобы ваши удивительные, трогательные глаза глядели на меня, как прежде. Боже Милосердный! Мой отец был крепостным у вашего деда и отца, но вы, собственно вы, сделали для меня когда-то так много, что я забыл все и люблю вас, как родную... больше, чем родную».
Однако в то же время Лопахин прагматик, человек дела, который уже в действии радостно провозглашает: «Выход есть... Вот мой проект. Прошу внимания! Ваше имение находится только в двадцати верстах от города, возле прошла железная дорога, и если вишневый сад и землю по реке разбить на дачные участки и отдавать потом в аренду под дачи, то вы можете иметь самое малое двадцать пять тысяч в год дохода».
Правда, «выход» этот в иную — материальную плоскость пользы и выгоды, но не красоты, поэтому он представляется хозяевам сада «пошлым». В сущности, никакого противостояния нет. Есть мольбы о помощи, с одной стороны: «Что же нам делать? Научите, что?» (Раневская) и готовность помочь — с другой: «Я вас каждый день учу. Каждый день и говорю все одно и то же» (Лопахин). Персонажи не понимают друг друга, словно разговаривают на разных языках. В этом смысле показателен диалог во II акте:
«Л о п а х и н. Надо окончательно решить, — время не ждет. Вопрос вовсе не пустой. Согласны вы отдать землю под дачи или нет? Ответьте одно слово: да или нет? Только одно слово!
Любовь Андреевна. Кто это здесь курит отвратительные сигары... (Садится.)
Г а е в. Вот железную дорогу построили, и стало удобно. (Садится.) Съездили в город и позавтракали… желтого в середину! Мне бы сначала пойти в дом, сыграть одну партию... Любовь Андреевна. Успеешь.
Л о п а х и н. Только одно слово! (Умоляюще.) Дайте же мне ответ!
Г а е в (зевая). Кого?
Л ю б о в ь А н д р е е в н а (глядит в свое портмоне). Вчера было много денег, а сегодня совсем мало. Бедная моя Варя из экономии кормит всех молочным супом, на кухне старикам дают один горох, а я трачу так бессмысленно. (Уронила портмоне, рассыпала золотые.) Ну, посылались... (Ей досадно.)»
Чехов показывает противостояние различных жизненных позиций, но не борьбу воль. Лопахин умоляет, просит — его не слышат, точнее, не хотят слышать. В I и II действиях у зрителя сохраняется иллюзия, что именно этому герою предстоит сыграть роль покровителя и друга и спасти вишневый сад.
Кульминация внешнего сюжета — продажа с аукциона 22 августа вишневого сада — совпадает с развязкой. Надежда, что все как-нибудь само собой устроится, растаяла как дым. Вишневый сад и имение проданы, но в расстановке действующих лиц и их судьбах ничего не изменилось. Более того, развязка внешнего сюжета даже оптимистична:
«Г а е в (весело). В самом деле, теперь все хорошо. До продажи вишневого сада мы все волновались, страдали, а потом, когда вопрос был решен окончательно, бесповоротно, все успокоились, повеселели даже... Я банковский служака, теперь я финансист... желтого в середину, и ты, Люба, как-никак, выглядишь лучше, это несомненно».
Итак, способ организации внешнего действия, избранный Чеховым, был не характерен для классической драмы,
Собственно, важнейшее событие оказалось на периферии — за сценой. Оно, по логике драматурга, частный эпизод в вечном круговороте жизни. Что же в таком случае является сюжетообразующим началом комедии?

Уже современники Чехова заметили, что «главное, невидимое действующее лицо» в его произведениях — беспощадно уходящее время» (В. Курдюмов). Пьеса «Вишневый сад» дает почти «физическое ощущение текучести времени». Его неумолимый ход –
главный нерв внутреннего сюжета комедии.
В «Вишневом саде» внешнее действие имеет временные границы — с мая по октябрь. 1 акт пьесы переполнен упоминаниями о времени. На два часа опаздывает поезд. Пять лет назад уехала из имения Раневская. Шесть лет назад умер ее муж, а через месяц утонул семилетний сын Гриша. Лопахин вспоминает о себе, пятнадцатилетнем, когда он впервые увидел Раневскую. По мере развития действия время уходит в неопределенное прошлое: «Я тут спала, когда была маленькой...» (Раневская); «В прежнее время, лет сорок—пятьдесят назад...» (Фирс); «Шкаф сделан ровно сто лет тому назад» (Гаев).
Сюжет настоящего времени ведет один персонаж — Лопахин. С его реплики: «Который час?» — начинается действие. Он контролирует время, о чем свидетельствует постоянная авторская ремарка «(Смотрит на часы)», и не опоздает на поезд: «Мне сейчас, в пятом часу утра, в Харьков ехать». Лопахин поставлен в жесткие рамки настоящего, и, возможно, поэтому он наиболее чутко улавливает ход времени. В 1 действии Лопахин дважды повторит реплику: «Время идет», — прежде чем назовет роковую дату ближайшего будущего — 22 августа. Практически все персонажи в I действии пребывают в некоем пограничном состоянии сна и яви. Они вспоминают прошлое, которое для них оказывается большей духовной реальностью, нежели настоящее. Их мир — мир призрачных грез, чуждый действительности. «Посмотрите, покойная мама идет по саду...» — радостно восклицает Раневская.
Элегически-лирический тон 1 действия, опрокинутого в прошлое, сменяет философский диспут о «гордом человеке» в поле у заброшенной часовни перед заходом солнца. Бегство от настоящего в будущее чревато не менее страшными последствиями, нежели погружение в прошлое. Внимая Пете Трофимову, пророчествующему о будущих путях человечества, герои не слышат предупреждения Лопахина, развивающего заявленную в 1 действии тему времени: «Надо окончательно решить, — время не ждет». Настоящее время требует не восклицаний, но поступков и решений, однако чеховские герои на них не способны. В этом смысле Петя Трофимов сущностно близок Гаеву и Раневской. Абсурдность их в том, что они утратили чувство настоящего. Неспособность к сильному чувству ставится у Чехова в прямую зависимость от отношений персонажа со временем. Привязанность одних осталась в прошлом (сюжетная линия Раневская – парижский любовник), другие по пути в будущее растеряли свои человеческие качества («Мы выше любви» — Петя Трофимов). Практически все чеховские герои не подвластны чувству любви, ибо оно требует душевных затрат и живет только в настоящем.
III акт — встреча с настоящим, сопротивляться которому бессмысленно. Нервный эмоциональный тон «бала некстати» — ритм текущей жизни и стремительная скорость, с которой она неизбежно уходит. В этом контексте победный возглас нового хозяина: «Вишневый сад теперь мой!» — обнажает комичность притязаний человека остановить время и ограничить его рамками «теперь». Впрочем, в монологе Лопахина зазвучала неожиданная для него тема: «Я сплю, это только мерещится мне, это только кажется...» Интуитивно он чувствует иллюзорность победы: «О, скорее бы все это прошло, скорее бы изменилась бы наша нескладная, несчастливая жизнь».
Дом пока еще стоит, но предчувствие Раневской, высказанное во II действии, оправдалось: «Я все жду чего-то, как будто над нами должен обвалиться дом». Он и правда «обвалится» под бравурные напевы лезгинки и «топотанье» Лопахина.
IУ действие в пьесе наиболее динамично Авторская ремарка «пустота» — нейтральный фон ускорявшемуся, почти осязаемому ходу времени счет идет на минуты. Лопахин объявляет: «На дворе октябрь, а солнечно и тихо, как летом. Строиться хорошо. (Поглядев на часы, в дверь.) Господа, имейте в виду, до поезда осталось всего сорок шесть минут! Значит, через двадцать минут на станцию ехать. Поторапливайтесь».
Раневская предстает в ином временном измерении: «Минут через десять давайте уже в экипажи садиться...»; «Еще минут пять можно»; «Ведь одна минута нужна только»; «Я посижу еще одну минутку». Изменяется ритмический рисунок образа. В этой «минутке» — вся прошлая жизнь: «Моя жизнь, моя молодость, счастье мое, прощай!.. Прощай!..)»
Конкретика минут оборачивается иной гранью проблемы: «А жизнь знай себе проходит» (Лопахин); «Да, жизнь в этом доме кончилась...» (Варя); «Жизнь-то прошла, словно не жил...» (Фирс). Внутренний сюжет пьесы — то, что не случилось, не произошло. Что значит утрата имения по сравнению с прожитой жизнью, которую и не заметил, словно не жил! Ситуация встреч в доме и прощаний в беспредельности отражается в глубинном конфликте пьесы — человек в уходящем времени, — превращал комедию «Вишневый сад» в пьесу о жизни и смерти. Конфликт со временем неизбежен, и перед ним равны все — и побежденные, и победители.

II. Беседа с учениками.

Вопросы для беседы с учениками

1. Какой тип конфликтов преобладал в дочеховской драматургии?
2.
В чем своеобразие конфликта в чеховской драме? З. Определите внешний сюжет пьесы «Вишневый сад».
4. Обозначьте этапы развития драматургического конфликта.
5. Как разрабатывается в комедии внутренний сюжет?
6. Рассмотрите пространственную и временную организацию пьесы.
7. Какие временные рамки определяют внешнее действие пьесы?
8. Найдите в пьесе указания на конкретную временную протяженность действия.
9. Какое значение имеет столь точная фиксация времени?
10. Какие персонажи, на ваш взгляд, ведут сюжет настоящего времени?
II. Как соотнесено в пьесе прошлое и настоящее время? 12. Как соотнесено в пьесе настоящее и будущее время?
Выводы по уроку. Единое сюжетное движение синтезирует внешнее действие (событийный ряд) и внутреннее его проявление (эмоционально-смысловой ряд). В центре внимания Чехова — повседневное течение жизни, течение времени. Внешний сюжет пьесы - имение идет с молотка — рифмуется с внутренним сюжетом — человек в потоке времени, «время идет» — и обозначает важнейший философский конфликт пьесы. В своей последней пьесе Чехов размышляет о том, что делает с человеком время и в какие отношения вступает он с этой неуловимой и беспощадной силой.
Время, таким образом, в пьесе Чехова становится не только сюжетообразующим фактором, но и главным действующим лицом «Вишневого сада», создающим его глубинный философский подтекст.
Домашнее задание
1. Какое значение в понимании смысла пьесы принадлежит категории времени?
2, Что такое «подводное течение» применительно к чеховской пьесе?
З. Подготовить сообщение на тему: «Пространственная организация пьесы «Вишневый Сад».

Урок 7. Тема урока: «Подводное течение» в пьесе «Вишневый сад». Особенности чеховского диалога.
ПЛАН УРОКА
Задачи урока: рассмотреть способы организации сценического действия в пьесе. Дать теоретико-литературное понятие «подтекст» и показать способы его создания. Проанализировать особенности речевой характеристики персонажей.
ЭТАПЫ УРОКА
1. Слово учителя.
Материалы для учителя
Особая природа конфликта потребовала от Чехова новых способов организации сценического действия. Отсутствие в драме событий создало зависимость иного рода — зависимость от настроения, неуловимого и не мотивированного логикой причинно-следственных отношений.
Чехова интересуют переживания героя, не декларируемые в монологах (Чувствуют не то, что говорят» — К. С. Станиславский), но маскирующиеся в одежды «случайных реплик» и уходящие в подтекст, что составляет так называемое подводное течение пьесы. В его основе разрыв между прямым значением реплики, диалога, ремарки и смыслом, который они обретают в контексте.
Действующие лица в пьесе Чехова, в сущности, не действуют. Динамическую напряженность «создает мучительная несовершаемость». В подтекст ушли важнейшие психологические характеристики образов. Один из хозяев вишневого сада — Гаев — болтлив, беспечен, легкомыслен. Аура тончайшего юмора и щемящей грусти окружает этот образ. Он обнаруживает себя преимущественно в пространных монологах и репликах «невпопад»:
«Любовь Андреевна. …Я все жду чего-то, как будто над нами должен обвалиться дом. Г а е в (в глубоком раздумье). Дуплет в угол... Круазе в середину...
Любовь Андреевна. Уж очень много мы грешили… Л о п а х и н, Какие у вас грехи… Г а е в (кладет в рот леденец). Говорят, что я все свое состояние проел на леденцах... (Смеется.)»
Лейтмотивная ремарка жестов — «кладет в рот леденец» — в контексте диалога, звучащего во II действии, приобретает, включаясь в основную тему пьесы, трагикомическое звучание, обнаруживая конфликтную природу образа персонажа.
Герои «Вишневого сада» погружены в сферу чувств, о которых чаще всего они прямо говорить не могут. «Пять пудов любви» «Чайки» ушли в последней пьесе Чехова глубоко в подтекст.
На поверхности история неслучившегося супружества Вари и Лопахина. На протяжении всей пьесы эта ситуация обсуждается как почти решенное дело: «Варя выходит за него замуж, это Варин женишок» (Гаев); «...Хочешь – выходи за Лопахина, он хороший, интересный человек. Не хочешь — не выходи; тебя, дуся, никто не неволит...» (Раневская). Категоричность реплик в ситуации молчания Лопахина обнаруживает не только душевную нечуткость Гаева и Раневской, но и особый психологический комплекс Лопахина.
Диалог персонажей во II действии после появления Прохожего построен на несовпадении словесного и подразумеваемого значений реплик и обнажает психологическую природу происходящего:
«В а р я (испуганная). Я уйду... я уйду... Ах, мамочка, дома людям есть нечего, а вы ему отдали золотой.
Любовь Андреевна. Что же со мной, глупой, делать! Я тебе дома отдам все, что у меня есть. Ермолай Алексеевич, дайте мне еще взаймы!..
Л о п а х и н. Слушаю. Л ю б о в ь А н д р е е в н а. Пойдемте, господа, пора. А тут, Варя, мы тебя совсем просватали, поздравляю.
В а р я (сквозь слезы). Этим, мама, шутить нельзя.
Л о п а х и н. Охмелия, иди в монастырь…
Г а е в. А у меня руки дрожат: давно не играл на бильярде.
Л о п а х и н. Охмелия, о нимфа, помяни меня в своих молитвах!
Любовь Андреевна. Идемте, господа, скорее ужинать.
В а р я. Напугал он меня. Сердце так и стучит.
Л о п а х и н. Напоминаю вам, господа: двадцать второго августа будет продаваться вишневый сад. Думайте об ЭТОМ!.. Думайте!..»
«Слушаю» Лопахина в ответ на восклицание Раневской выражает не только согласие, но и недоумение, и... приближение к решению важного вопроса. Искаженная реминисценция открывает иную перспективу образа. Провинциальный «Гамлет» решает, «быть или не быть». В подтексте уже прозвучало: «Варе никогда не быть женой Лопахина». И совсем немного остается до «быть» новому хозяину вишневого сада. Заключительная реплика Лопахина, фабульно не связанная с предшествующими словами Вари, звучит как последнее предупреждение, почти угроза: «Думайте!..» В сущности, все уже решено: следующее появление этого персонажа состоится в качестве хозяина вишневого сада в III акте пьесы.
Сюжетная линия Варя — Лопахин должна быть дополнена третьим персонажем — Раневской. Именно она выступает в роли устроительницы судьбы Вари. Это внешний сюжет комедии, в глубине которого проигрывается внутренняя тема безответной любви-восхищения Ермолая Лопахина к «великолепной» Любови Андреевне. Признание состоялось уже в 1 действии, но его не расслышали или не захотели ответить: «Л о п а х и н. ...Я забыл все и люблю вас, как родную.. больше, чем родную.
Любовь Андреевна. Я не могу усидеть, не в состоянии… (Вскакивает и ходит в сильном волнении.) Я не переживу этой радости… Смейтесь надо мной, я глупая... Шкафик мой родной. (Целует шкаф.) Столик мой».
Каждый из участников диалога ведет свою речевую партию. Раневская молчит либо прячется под маской благодетельницы Вари. Это ее ответ на призывные мольбы героя. Лопахин более не дерзнет изливать свои чувства: он будет действовать, Покупка вишневого сада обернется для Ермолая Лопахина окончательным разрывом с тем миром, к которому он так и не смог приблизиться: «Значит, до весны. Выходите, господа… До свидания…» В этой иронически-вульгарной фразе персонажа — своя трагедия непонимания и комедия «махания руками»
Рассмотрим, какое значение в чеховской драме имеет диалог.
В классической драме диалог — одно из важнейших средств осуществления драматической борьбы, где каждое слово выражает позицию борющихся сторон. В новой драме Чехов внешне имитирует разговорную речь, приближенную к повседневной жизни. Реплики «невпопад» создают эффект ее медленного протекания:
«Л о п а х и н. ...Я думаю: «Господи, ты дал нам громадные леса, необъятные поля, глубочайшие горизонты, и, живя тут, мы сами должны бы быть по-настоящему великанами, .
Л ю б о в ь А н д р е е в н а. Вам понадобились великаны... Они только в сказках хороши, а так пугают.
В глубине сцены проходит Епиходов и играет на гитаре.
(Задумчиво.) Епиходов идет...
А н я (задумчиво). Епиходов идет...
Г а е в. Солнце село, господа. Т р о ф и м о в. Да.
Г а е в (негромко, как бы декламируя). О, природа, дивная, ты блещешь вечным сиянием, прекрасная и равнодушная, ты, которую мы называем матерью, сочетаешь в себе бытие и смерть, ты живишь и разрушаешь…
В а р я (умоляюще). Дядечка!
А н я. Дядя, ты опять!
Т р о ф и м о в. Вы лучше желтого в середину дуплетом. Г а е в. Я молчу, молчу. Все сидят, задумались. Тишина. Слышно только, как тихо бормочет Фирс. Вдруг раздается отдаленный звук, точно с неба, звук лопнувшей струны, замирающий, печальный».
Рассмотренный в контексте пьесы, этот диалог со «случайными» репликами, самостоятельно звучащими речевыми темами и авторскими ремарками создает ритм перебивов и постоянно возвращает к внутреннему сюжету уходящего времени, создавая психологическую атмосферу ожидания «несчастья».
Диалоги в пьесе Чехова — иллюзия общения. За «случайными» репликами персонажей — тотальное одиночество героя в мире, неспособность услышать и невозможность быть услышанным. Каждый из них ведет свою речевую партию. Она может быть статична или динамична.
Постоянные речевые темы Гаева («Режу в угол!» — «Кого?»), Пети Трофимова («Надо работать!» — «Мы выше любви!» — «Вперед!»), Симеонова-Пищика («Завтра по закладной проценты платить» — «дочка моя, Дашенька, вам кланяется») обнаруживают противоречие героя со временем и создают комический эффект.
Речевая тема Раневской динамична: «О, мое детство, чистота моя!» (1 действие); «О, мои грехи...» (II действие); «Отчего так долго нет Леонида?» (III действие); «Прощай!.. (IУ действие). Героиня «проигрывает» свою речевую партию в разных тональностях, не изменяясь по сути. В сущности, за произносимыми словами прячется то, что скрывается.
Чехов мастерски создает речевую композицию образа Лопахина, выстраивая ее на контрасте двух противоположных тем: «Отец мой... мужик был, а я вот в белой жилетке, желтых башмаках. — «...Люблю вас, как родную... больше, чем родную» (1 действие); «...Время не ждет... Дайте мне ответ!» - «Слушаю» (2 действие); «Вишневый сад теперь мой! Мой!» — «Бедная моя, хорошая, не вернешь теперь. (Со слезами.)» — «За все могу заплатить!» (III действие). В финальном IУ акте звучит одна речевая тема Лопахина:
«...Выходите, господа... До свидания».
Внутренний сюжет уравнивает всех вне каких бы то ни было различий: уходит время – проходит жизнь.
Речевая тема, заявленная одним персонажем, может отразиться в репликах других героев, создавая эффект многослойного толкования. Так, настоящее Шарлотты «Ничего у меня нет» — «В городе мне жить негде» — отражается в будущем Раневской с ее пятнадцатью тысячами ярославской бабушки.
В чеховской пьесе значима каждая реплика, которая, проигрываясь в речевых партиях персонажей, получает полифоническое звучание. Так, неожиданными смыслами наполняется в «Вишневом саде» глагол прошедшего времени — забыли. Впервые слово прозвучит в «бытовом» диалоге. Фирс вспоминает о «прежних временах», когда умели сушить вишню, а теперь — «Забыли. Никто не помнит». В иной эмоциональной тональности оно возникнет в диалоге Гаева и Раневской:
«Г а е в. ...Ты не забыла, Люба? Вот эта длинная аллея идет прямо, прямо, точно протянутый ремень, она блестит в лунные ночи. Ты помнишь? Не забыла?
Любовь Андреевна (глядит в окно на сад). О, мое детство, чистота моя! <...> Если бы снять с груди и с плеч моих тяжелый камень, если бы я могла забыть мое прошлое!»

Не услышанное в 1 действии, это слово-предупреждение отзовется в финальной реплике Фирса: «Уехали... Про меня забыли.,.» В контексте пьесы она приобретает полифоническое звучание, рифмуясь с фразой Раневской: «Уедем — и здесь не останется ни души». Забыли — Фирса, забыли — душу. Речь уже идет не об особенностях памяти или подвижности эмоций персонажей, но о человеческой душе.
Чехов рифмует различные речевые темы, создавая причудливый рисунок течения жизни и атмосферу утраты, прощания, ухода.
В общей партитуре пьесы важна тема автора. Наиболее отчетливо авторская точка зрения выражена в ремарках. Язык героев Чехова – фальшивая реальность, сквозь которую поверх слов и их значений, вопреки очевидному за сказанным, нужно уловить истинное состояние. В соответствии с авторскими указаниями персонажи совершают действия, отличные от своих реплик. И эти действия — проявление истинных чувств — выражают внутренние переживания либо их отсутствие.
Один из важнейших смысловых элементов пьесы – реплика— «пауза». Она означает иной, вне конкретики слов, уровень душевного общения и глубины чувств.Семантическое наполнение этой ремарки различно: миг абсолютного понимания, тупик общения, предел человеческих возможностей. В 3 действии звучит монолог Лопахина — нового хозяина вишневого сада. Чехов мастерски выстраивает параллельно с речевой темой персонажа сюжет переживаний героев:
«Любовь Андреевна. Кто купил? Л о п а х и н. Я купил. Пауза. Любовь Андреевна угнетена; она упала бы, если бы не стояла возле кресла и стола, Варя снимает с пояса ключи, бросает их на пол, посреди гостиной, и уходит». Следующий далее монолог Лопахина сопровождается ремарками, которые могут быть приравнены к психологическому рассказу: «Смеется», «Хохочет», «Топочет ногами», «Поднимает ключи, ласково улыбаясь», «Звенит ключами», «Слышно, как настраивают оркестр. Играет музыка. Любовь Андреевна опустилась на стул и горько плачет».
Ансамбль чеховской пьесы возникает из самостоятельно звучащих речевых партий с неизбежными и необходимыми паузами, когда важно понять то, о чем молчат. Своеобразный контрапункт чеховской пьесы — образ вишневого сада.

II. Беседа с учениками. Вопросы для беседы с учениками 1. Какие новые способы организации сценического действия использует Чехов?
2. Как разрабатывается в пьесе «сюжет настроения» героев?
З. Что такое под текст?
4. С помощью каких приемов Чехов передает изменяющееся настроение героев?
5. Какое значение для создания психологической характеристики образов имеют лейтмотивные жестовые ремарки?
6. Как характеризует героя его ведущая речевая тема? Докажите свои выводы конкретными примерами.
7. Какую роль в речи героев играют случайные реплики?
8. Какова художественная значимость чеховских ремарок?
9. Выясните значение ремарки «пауза» в комедии «Вишневый сад».
Выводы по уроку. «Сюжет настроения» «Вишневого сада» строится как ассоциативный ряд «подробностей чувств» персонажей, разрешающий проблему человеческой коммуникации. «Подводное течение» чеховской пьесы открывает потенциально скрытые в ней смыслы, обнаруживает двойственность и конфликтность, изначально присущие миру человеческой души.
Важным проявлением психологической нестабильности образов становится речь персонажей. Чеховский диалог, с одной стороны, создает иллюзию разговорной речи, с другой — представляет самостоятельно звучащие партии персонажей. Диалоги «глухих», «случайные реплики», паузы используются Чеховым для создания подтекста, для разработки внутреннего сюжета («сюжета настроения») в пьесе.
Домашнее задание
1. Как соотнесены в пьесе внешний и внутренний сюжеты? Покажите на конкретных примерах.
2. В чем заключается своеобразие чеховских диалогов?


Урок 8. Тема урока: Система образов в пьесе «Вишневый сад». Главный образ пьесы.

ПЛАН УРОКА
Задачи урока: рассмотреть систему образов пьесы, выяснить способы создания образов персонажей, проанализировать художественную природу главного образа пьесы.
ЭТАПЫ УРОКА
1. Слово учителя.
Материалы для учителя
В классической драме действующие лица совершают поступки, произносят монологи, побеждают или погибают. В соответствии с их ролью в развитии действия зрители разделяли героев на положительных и отрицательных, главных и второстепенных. Видение Чеховым своих персонажей существенно отличается от привычных театральных правил. Его герои оказываются лишенными героического ореола, парадоксальными и непредсказуемыми. Драматурга интересует не столько характер или поступок, сколько проявление настроения персонажа. В чеховской пьесе нет главных и второстепенных действующих лиц. Епиходов автору столь же важен, как и Гаев, а Шарлотта интересна не менее Раневской. Даже «случайный» Прохожий, появляющийся в финале второго акта, лицо эпизодическое с точки зрения традиционной драмы, играет в пьесе А. П. Чехова важную смысловую роль.
В сюжетном движении пьесы необходимо учитывать и внесценических персонажей. К ним стягиваются многие сюжетные линии комедии: Раневская — «парижский любовник»; Аня — ярославская бабушка — Раневская; Лопахин — Дериганов; Симеонов-Пищик — Дашенька. Все они участвуют в развитии действия.
Чеховские действующие лица, как правило, проявляют себя не в действиях, а в монологах-самохарактеристиках:
«Д у н я ш а. ...Я такая деликатная девушка, ужасно люблю нежные слова»;
«Любовь Андреевна. ...Я всегда сорила деньгами без удержу, как сумасшедшая, и вышла замуж за человека, который делал одни только долги. Муж мой умер от шампанского, — он страшно пил, — и, на несчастье, я полюбила другого, сошлась, и как раз в это время, — это было первое наказание, удар прямо в голову, — вот тут на реке... утонул мой мальчик, и я уехала за границу, совсем уехала, чтобы никогда не возвращаться, не видеть этой реки... Я закрыла глаза, бежала, себя не помня, а он за мной... безжалостно, грубо. Купила я дачу возле Ментоны, так он заболел там, и три года я не знала отдыха ни днем, ни ночью; больной измучил меня, душа моя высохла. А в прошлом году, когда дачу продали за долги, я уехала в Париж, и там он обобрал меня, бросил, сошелся с другой, я пробовала отравиться... Так глупо, так стыдно... И потянуло вдруг в Россию, на родину, к девочке моей... (Утирает слезы.) Господи, господи, будь милостив, прости мне грехи мои!»;
«Л о п ах и н. ...Мой папаша был мужик, идиот, ничего не понимал, меня не учил, а только бил спьяна, и все палкой. В сущности, и я такой же болван и идиот. Ничему не обучался, почерк у меня скверный, пишу я так, что от людей совестно, как свинья». Нюансы, возникающие в монологах-признаниях» героев, А. П. Чехов демонстрирует в стилевой разноплановости реплик. Эмоциональный сбой, как правило обозначен авторской ремаркой, которая уничтожает однозначность эмоции и показывает несовпадение внешней и внутренней тем:
«Г а е в. Во вторник поеду, еще раз поговорю. (Варе.) Не реви. (Ане.) Твоя мама поговорит с Лопахиным; он, конечно, ей не откажет... А ты, как отдохнешь, поедешь в Ярославль к графине, твоей бабушке. Вот так и будем действовать с трех концов — а дело наше в шляпе. Проценты мы заплатим, я убежден... (Кладет в рот леденец.) Честью моей, чем хочешь клянусь, имение не будет продано! (Возбужденно) Счастьем моим клянусь! Вот тебе моя рука, назови меня тогда дрянным бесчестным человеком, если я допущу до аукциона!
Эти субъективные признания — одна из множества возможных точек зрения. Полифоническое звучание пьесе придают высказывания персонажей друг о друге. Чаще всего они строятся на сопряжении двух контрастных оценок и выражают внутреннюю нестабильность образа:
Г а е в. ...Тетка очень богата, но нас она не любит. Сестра, во-первых, вышла замуж за присяжного поверенного, не дворянина... Вышла за не дворянина и вела себя нельзя сказать чтобы очень добродетельно. Она хорошая, добрая, славная, я ее очень люблю, но, как там ни придумывай смягчающие обстоятельства, все же, надо признаться, она порочна
«Т р о ф и м о в. ...Знаешь, мы, пожалуй, не увидимся больше, так вот позволь мне дать тебе на прощание один совет: не размахивай руками! Отвыкни от этой привычки — размахивать. И тоже вот строить дачи, рассчитывать, что из дачников со временем выйдут отдельные хозяева, рассчитывать так — это тоже значит размахивать... Как-никак, все-таки я тебя люблю. У тебя тонкие, нежные пальцы, как у артиста, у тебя тонкая, нежная душа...»
Наряду с прямыми (провозглашаемыми) А. П. Чехов широко использует в пьесе косвенные оценки героев. Так, Гаева в контексте его восторженных монологов исчерпывающе характеризует «случайная» реплика Фирса, усиленная авторской ремаркой, обозначающей тональность высказывания:
«Ф и р с (чистит щеткой Гаева, наставительно). Опять не те брючки надели. И что мне с вами делать!»
Мы видим, что каждый персонаж в пьесе индивидуален. Он прост и сложен в одно и то же время, он не задан изначально. В чеховской пьесе практически все действующие лица равнозначны: мы не можем сказать, кто более важен для понимания авторского замысла: Фирс или Гаев, Шарлотта или Раневская, Епиходов или Трофимов. Кто же или что же в таком случае является центром чеховской пьесы?
В драматургических произведениях непременно должен быть центр — событие или персонаж, вокруг которого развивается действие. В пьесе А. П. Чехова «центр» в традиционном понимании утрачен. На его место поставлен безмолвный вишневый сад.
Сад становится «центром» чеховской комедии, ее главным персонажем. В этом образе сопрягается конкретное («И в «Энциклопедическом словаре» упоминается про этот сад») и вечное («прекрасней которого ничего нет на свете») — молодость, воспоминания, чистота, счастье.
Вишневый сад организует драматургическую интригу пьесы. Вокруг этого образа располагаются все персонажи. Они вступают с садом в своеобразные диалогические отношения. У каждого свой сад. Он высвечивает духовные возможности каждого из действующих лиц. В саду не живут, его не созидают, но им грезят, его созерцают — со стороны. Вишневый сад — это и глубинная тема о соотношении прекрасного и пошлого. Жизнь груба и может появиться в обличье Лопахина с топором или нелепа, и тогда промелькнет легкой тенью, подобно Раневской. В вишневом саде сосредоточена поэтиче- кая энергетика пьесы. Это ее важнейший символ, сквозь который «мерцают» лирические, трагические, комические, иронические, поэтические смыслы образа.

II. Беседа с учениками.

Вопросы для беседы с учениками

1. В чем заключается своеобразие системы образов в чеховской пьесе?
2, Как соотнесены главные и второстепенные персонажи?
З. Какую роль играют внесценические персонажи?
4. С помощью каких приемов А. П. Чехов создает образ Гаева (Раневской, Лопахина, Ани, Фирса)?
5. Какую роль в композиции пьесы играют монологи-самохарактеристики героев?
б. Как характеризуют персонажей их высказывания друг о друге?
7. Какое место в системе образов пьесы принадлежит вишневому саду?
8. Определите художественную значимость образа вишневого сада в пьесе А. П. Чехова.
9. Какое место в разрешении философской проблематики пьесы принадлежит вишневому саду?
10. Какие образы, на ваш взгляд, создают символический подтекст пьесы?
11. Как озвучена пьеса «Вишневый сад»?
12. Как вы определите жанр пьесы «Вишневый сад»: драма, комедия, тарагикомедия, трагедия, мелодрама?
(А. П. Чехов настаивал на том, что «Вишневый сад» — комедия. Первые режиссеры-постановщики МХТа прочитали ее как трагедию. Спор о жанре пьесы продолжается до сегодняшнего дня. Диапазон режиссерских интерпретаций широк: комедия, драма, лирическая комедия, трагикомедия, трагедия. Ответить однозначно на этот вопрос невозможно. Трагическое в «Виш невом саде» постоянно сбивается на фарс, а сквозь комическое просвечивает драма. В последней пьесе Чехова юмор стал формой осмысления жизни в ее странных и грустных противоречиях, а «Вишневый сад» — способом заглушить тревожные предчувствия автора, усилием воли и творческой работой преодолеть напряжение. После прочтения пьесы остается чувство, высказанное Чеховым в одном из писем: «После лета должна быть зима, после молодости — старость, за счастьем — несчастье и наоборот; человек не может быть вполне здоров и весел, его всегда ожидают потери, он не может уберечься от смерти, хотя бы был Александром Македонским, — и надо быть ко всему готовым и ко всему относиться как к неизбежно необходимому, как это и ни грустно. Надо только по мере сил выполнить свой долг — и больше ничего» (А. П. Чехов).

Выводы по уроку. В построении системы образов пьесы А. П. Чехов отвергает классические каноны. В системе образов комедии отсутствует разделение на положительных и отрицательных, главных и второстепенных персонажей, внимание автора сосредоточено не на их действиях, но на настроении. Представление о героях пьесы возникает на пересечении различных точек зрения, выраженных в самохарактеристиках персонажей, а также в стилевой разноплановости их речи, в оценках героев другими действующими лицами, в авторских комментариях, содержащихся в ремарках.
Роль главного — центрального — образа пьесы выполняет вишневый сад. Сад углубляет философскую проблематику пьесы: одиночество никем не любимых героев в вечном круговороте жизни. Это одиночество отзывается в судьбе прекрасного, но невостребованного сада, внутренне ироничного к его хозяевам — и старым и новым.

Домашнее задание
1. Какое место в системе образов пьесы принадлежит вишневому саду?
2. В чем своеобразие системы образов в пьесе «Вишневый сад»

Вопросы и задания для учащихся по теме
1. Определите место А. П. Чехова в историко-литературном процессе 1880-х годов. Какие проблемы поставил писатель в своих произведениях и какими художественными средствами решал их? 2. Почему мы смеемся, когда читаем юмористические рассказы А. П. Чехова? В чем своеобразие поэтики юмористических произведений писателя? Как повлияла на творческое становление Чехова работа в юмористических журналах?
3. Какое значение в творческой судьбе А. П. Чехова сыграла повесть «Степь»? Как соотнесены эпическое и лирическое начала в этом произведении?
4. Какие приемы использует А. П. Чехов для создания поэтического образа степи? Какое значение имеет в повести прием повтора?
5. Каковы особенности индивидуального стиля А. П. Чехова 1890—1900-х годов? Выясните специфику творческих приемов писателя.
6. Какая роль отводится жанру рассказа в творческой практике писателя? В чем проявляется полемичность чеховского рассказа традиционным жанрам?
7. Справедливо ли обвинение А. П. Чехова в «созерцательности», «излишней объективности», отсутствии собственного взгляда на окружающий мир? Какое содержание вкладывал писатель в понятие «общая идея» («Скучная история»)?
8. Как решается А. П. Чеховым вопрос о вере в «Рассказе старшего садовника»? Возможно ли рассматривать это произведение как этическую декларацию писателя? Объясните свою позицию.
9. Расскажите
о тематическом и жанровом многообразии произведений А. П. Чехова. Как соотнесены в чеховских произведениях темы всеобщего разъединения («футлярность» человеческого существования) и поиск «общей идеи»?
10. Как проявляется в структуре чеховских рассказов взаимосвязь трагедийного и обыденного, вечного и врёменного?
11. Как вы понимаете определение «реализм простейшего случая»? (На примере анализа рассказов А. П. Чехова «Попрыгунья», «Студент», «Скрипка Ротшильда», «Дама с собачкой».)
12. В чем своеобразие сюжетного построения рассказов? Почему в рассказах А. П. Чехова ослаблена сюжетная интрига? Как возникает лейтмотивное повествование?
13. Какова , пространственно-временная организация рассказов А. II. Чехова?
14. Какую роль в художественном мире А. П. Чехова играют подробности материального и духовного мира? Как соотнесены события и быт в рассказах А. П. Чехова? 15, Какую роль играют художественные детали в организации сюжета произведений? Что такое «случайная» деталь?
16. С помощью каких приемов А. П. Чехов показывает внутренний мир персонажей? Как характеризует героев их отношение к предметам окружающего мира?
17. В чем, на ваш взгляд, своеобразие выражения авторской позиции в произведениях А. П. Чехова?
18. Основываясь на проведенном анализе произведений, рассмотрите формы выражения авторского сознания: образы-мотивы, реалистические символы, подтекст.
19. В чем своеобразие финалов чеховских рассказов? Почему рассказы, как правило, не заканчиваются с завершением сюжетной линии героев?
20. Как решает А. П. Чехов вопрос о счастье человека? Какое значение имеет в его представлении семейное счастье?
21. Как решает А. П. Чехов вопрос о смысле жизни и назначении человека?
22. Какие особенности индивидуального стиля А. П. Чехова вы считаете важнейшими?
23. Охарактеризуйте важнейшие события культурной жизни России 1890—1900-х годов. Какое место в ряду этих событий занимало создание Московского Художественного общедоступного театра? Как складывались отношения А. П. Чехова с театром?
24. Закономерно или случайно обращение А. П. Чехова к драматургическому виду искусства? Какие задачи ставил писатель перед современной ему драматургией? В чем принципиальная новизна подходов Чехова?
25. Рассмотрите организацию драматургического сюжета в пьесе «Вишневый сад». В чем его своеобразие по сравнению с традиционной драмой? Какую роль в развитии драматургического действия играют I и III акты?
26. Восстановите важнейшие события, определяющие движение сюжета. Почему они происходят за сценой? Как вы сформулируете внешний конфликт пьесы?
27. Определите хронологические рамки происходящего в пьесе действия. В чем особенность пространственно-временной организации «Вишневого сада»? Как связаны в ней мотивы игры и уходящего времени? В чем, на ваш взгляд, внутренний конфликт пьесы?
28. Как соотнесены в пьесе внешнее и внутреннее действия? Какова природа основного конфликта «Вишневого сада»? Возможно ли выявить его философскую природу?

29. Назовите основные принципы композиции действующих лиц в пьесе. Какие приемы использует А. П. Чехов в создании характеров персонажей?
30. Как строятся речевые темы образов? В чем своеобразие чеховского диалога? В чем принципиальная новизна чеховской ремарки?
31. Рассмотрите соотношение непосредственно-реального и поэтически-обобщенного планов повествования. Зачем нужны А. П. Чехову бытовые подробности? В чем особенность звуковой организации пьесы?
32. Какое место в структуре пьесы занимает образ вишневого сада?
33. Дайте определение понятия «подтекст»). Какими средствами создается лирический подтекст в пьесе? Приведите примеры психологического подтекста. Каковы его художественные функции?
34. Комическое в пьесе. Какие изобразительные средства использует автор для его создания?
35. Что вы можете сказать о жанре «Вишневого сада»? Это комедия, трагедия, фарс, мелодрама? Аргументируйте свою позицию.
36. Сценические интерпретации пьесы. Кто из режиссеров, на ваш взгляд, приблизился к открытию загадки «Вишсвого сада»? Какие актерские работы вам представляются наиболее интересными?


ТВОРЧЕСКИЕ ЗАДАНИЯ И ПРИМЕРЫ ИХ ВЫПОЛНЕНИЯ
Темы сочинений по творчеству А. П. Чехова
1. Комическое и драматическое в рассказах А. П. Чехова.
2. Приемы создания комического в ранних рассказах А. П. Чехова.
З. Жанр рассказа в творческой практике А. П. Чехова.
4. Роль художественной детали в рассказах А. П. Чехова.
5. Мир человека и мир вещей в рассказах А. П. Чехова.
б. Способы выражения внутреннего мира персонажей в рассказах А. П. Чехова,
7. Способы выражения авторской позиции в рассказах А. П. Чехова.
8. Русская провинция в изображении А. П. Чехова.
9. Мир природы и человека в рассказах А. П. Чехова. 10. Романтичекое начало в творчестве А. П. Чехова.
11. Поиск «общей идеи» в рассказах А. П. Чехова.
12. Проблема разъединения людей в творчестве А. П. Чехова.
13. Человек, обстоятельства, время в произведениях А. П. Чехова,
14. Прекрасное и пошлое в героях А. П. Чехова.
15. Как человек превращается в обывателя (по рассказам А. П. Чехова).
16. Чеховские размышления о любви.
17. Истинные и мнимые ценности в мире А. П. Чехова.
18. Проблема человеческого счастья в произведениях А. П. Чехова.
19. Жизнь и сад (по пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад»).
20. Проблема счастья в пьесе А. П. Чехова «Вишневый Сад».
21. «На краю обрыва в будущее» (по пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад»).
22. Когда за окнами - другая жизнь… (по пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад»).
23. Будущее в представлении чеховских героев (по пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад»).
24. Если бы сад не продали?.. (По пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад»)
25. Авторский идеал и действительность в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
26. Быт и события в пьесе А. П. Чехова <>Вишневый сад).
27. Национальнь характер в пьесе А. П. Чехова <>Виптневый сад».
28. Герой времени в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
29. Кто же он... этот Ермолай Лопахин?.. (По пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».)
30. Ход времени в комедии А. П. Чехова «Вишневый сад».
31. Своеобразие сюжетного построения пьесы А. П. Чехова «Вишневый сад».
32. Драма или комедия? (Проблема жанра пьесы А. П. Чехова «Вишневый сад»)
33. Система образов в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
34. Стихия комического в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
35. Комические персонажи в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
36. Второстепенные и внесценические персонажи в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
37. Слуги в системе образов пьесы А. П. Чехова «Вишневый сад».
38. Пространственно-временная организация пьесы А. П. Чехова «Вишневый сад».
39. Роль предметно-бытовых деталей в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
40. Образы-лейтмотивы в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
41. Лирический подтекст в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
42. Приемы создания характеров в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
43. Монологи персонажей и их роль в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
44, Речевые характеристики персонажей в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад».
45. Роль авторских ремарок в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад»,
46. Звуковой образ в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад» и его смысловая значимость.
47. Вишневый сад в системе образов чеховской пьесы.
48. Что мне кажется главным в драматургическом таланте А. П. Чехова?
49. Тупики чеховских персонажей (по творчеству А. П. Чехова).
50, Изображение русской интеллигенции в прозе и драматургии А. П. Чехова,
51. Своеобразие комического в пьесах Н. В. Гоголя и А. П. Чехова.
52. Русская провинция в изображении Н. В. Гоголя и А. П. Чехова.
53. Провинциальное дворянство в изображении И. С. Тургенева и А. П. Чехова.
54. Женские характеры в пьесах А. Н. Островского и А. П. Чехова («I’роза» «Вишневый сад»).
55. Бытовой фон и второстепенные персонажи в пьесах А. Н. Островского и А. П. Чехова.
56. Художественный символ и его роль в пьесах А. Н. Островского и А. П. Чехова («Гроза» «Вишневый сад»).
57, Старцев и Обломов (по произведениям Чехова и Гончарова).
58, Образ маленького человека» в русской литературе (по произведениям Гоголя, Достоевского и Чехова).
59. Мечты героев и действительность в драматургии А. П. Чехова и М. Горького («Вишневый сад» и «На дне»).


















32



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 17.09.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров5013
Номер материала ДA-048802
Получить свидетельство о публикации

Комментарии:

4 месяца назад
Спасибо!
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх