Инфоурок / Иностранные языки / Другие методич. материалы / Сказки для детей по английскому языку (7 класс)

Сказки для детей по английскому языку (7 класс)

Напоминаем, что в соответствии с профстандартом педагога (утверждён Приказом Минтруда России), если у Вас нет соответствующего преподаваемому предмету образования, то Вам необходимо пройти профессиональную переподготовку по профилю педагогической деятельности. Сделать это Вы можете дистанционно на сайте проекта "Инфоурок" и получить диплом с присвоением квалификации уже через 2 месяца!

Только сейчас действует СКИДКА 50% для всех педагогов на все 111 курсов профессиональной переподготовки! Доступна рассрочка с первым взносом всего 10%, при этом цена курса не увеличивается из-за использования рассрочки!

ВЫБРАТЬ КУРС И ПОДАТЬ ЗАЯВКУ
библиотека
материалов

Домашнее чтение
Подготовила: Проценко Анна Владимировна
Учитель английского языка



Сказка Г.Х.Андерсена
The Princess on the Pea.

Once there was a Prince who wanted to marry a Princess. Only a real one would do. So he traveled through all the world to find her, and everywhere things went wrong. There were Princesses aplenty, but how was he to know whether they were real Princesses? There was something not quite right about them all. So he came home again and was unhappy, because he did so want to have a real Princess.

One evening a terrible storm blew up. It lightened and thundered and rained. It was really frightful! In the midst of it all came a knocking at the town gate. The old King went to open it.

Who should be standing outside but a Princess, and what a sight she was in all that rain and wind. Water streamed from her hair down her clothes into her shoes, and ran out at the heels. Yet she claimed to be a real Princess.

"We'll soon find that out," the old Queen thought to herself. Without saying a word about it she went to the bedchamber, stripped back the bedclothes, and put just one pea in the bottom of the bed. Then she took twenty mattresses and piled them on the pea. Then she took twenty eiderdown feather beds and piled them on the mattresses. Up on top of all these the Princess was to spend the night.

In the morning they asked her, "Did you sleep well?"

" Oh!" said the Princess. "No. I scarcely slept at all. Heaven knows what's in that bed. I lay on something so hard that I'm black and blue all over. It was simply terrible."

They could see she was a real Princess and no question about it, now that she had felt one pea all the way through twenty mattresses and twenty more feather beds. Nobody but a Princess could be so delicate. So the Prince made haste to marry her, because he knew he had found a real Princess.

As for the pea, they put it in the museum. There it's still to be seen, unless somebody has taken it.

There, that's a true story.

Принцесса на горошине

Жил-был принц, он хотел взять себе в жены принцессу, да только настоящую принцессу. Вот он и объехал весь свет, искал такую, да повсюду было что-то не то; принцесс было полно, а вот настоящие ли они, этого он никак не мог распознать до конца, всегда с ними было что-то не в порядке. Вот и воротился он домой и очень горевал: уж так ему хотелось настоящую принцессу.

Как-то ввечеру разыгралась страшная буря; сверкала молния, гремел гром, дождь лил как из ведра, ужас что такое! И вдруг в городские ворота постучали, и старый король пошел отворять.

У ворот стояла принцесса. Боже мой, на кого она была похожа от дождя и непогоды! Вода стекала с ее волос и платья, стекала прямо в носки башмаков и вытекала из пяток, а она говорила, что она настоящая принцесса.

"Ну, это мы разузнаем!" — подумала старая королева, но ничего не сказала, а пошла в опочивальню, сняла с кровати все тюфяки и подушки и положила на доски горошину, а потом взяла двадцать тюфяков и положила их на горошину, а на тюфяки еще двадцать перин из гагачьего пуха.

На этой постели и уложили на ночь принцессу.

Утром ее спросили, как ей спалось.

— Ах, ужасно плохо! — отвечала принцесса. — Я всю ночь не сомкнула глаз. Бог знает, что там у меня было в постели! Я лежала на чем-то твердом, и теперь у меня все тело в синяках! Это просто ужас что такое!

Тут все поняли, что перед ними настоящая принцесса. Еще бы, она почувствовала горошину через двадцать тюфяков и двадцать перин из гагачьего пуха! Такой нежной может быть только настоящая принцесса.

Принц взял ее в жены, ведь теперь-то он знал, что берет за себя настоящую принцессу, а горошина попала в кунсткамеру, где ее можно видеть и поныне, если только никто ее не стащил.

Grimm Brother. Little Snow White.

It was in the middle of winter, when the broad flakes of snow were falling around, that a certain queen sat working at her window, the frame of which was made of fine black ebony; and, as she was looking out upon the snow, she pricked her finger, and three drops of blood fell upon it. Then she gazed thoughtfully down on the red drops which sprinkled the white snow and said, "Would that my little daughter may be as white as that snow, as red as the blood, and as black as the ebony window-frame!" And so the little girl grew up; her skin was a white as snow, her cheeks as rosy as blood, and her hair as black as ebony; and she was called Snow-White.

But this queen died; and the king soon married another wife, who was very beautiful, but so proud that she could not bear to think that any one could surpass her. She had a magical looking-glass, to which she used to go and gaze upon herself in it, and say--

"Tell me, glass, tell me true!
Of all the ladies in the land,
Who is fairest? tell me who?"

And the glass answered, "Thou, Queen, art fairest in the land"

But Snow-White grew more and more beautiful; and when she was seven years old, she was as bright as the day, and fairer than the queen herself. Then the glass one day answered queen, when she went to consult it as usual--

"Thou, Queen, may'st fair and beauteous be,
But Snow-White is lovelier far than thee?"

When the queen heard this she turned pale with rage and envy; and calling to one of her servants said, "Take Snow-White away into the wide wood, that I may never see her more." Then the servant led the little girl away; but his heart melted when she begged him to spare her life,
and he said, "I will not hurt thee, thou pretty child." So he left her there alone; and though he thought it most likely that the wild beasts would tear her to pieces, he felt as if a great weight were taken off his heart when he had made up his mind not to kill her, but leave her to
her fate.

Then poor Snow-White wandered along through the wood in great fear; and the wild beasts roared around, but none did her any harm. In the evening she came to a little cottage, and went in there to rest, for her weary feet would carry her no further. Everything was spruce and neat in the
cottage: on the table was spread a white cloth, and there were seven little plates with seven little loaves and seven little glasses with wine in them; and knives and forks laid in order, and by the wall stood seven little beds. Then, as she was exceedingly hungry, she picked a little piece off each loaf, and drank a very little wine out of each glass; and after that she thought she would lie down and rest. So she tried all the little beds; and one was too long, and another was too short, till, at last, the seventh suited her; and there she laid herself down and went to sleep. Presently in came the masters of the cottage, who were seven little dwarfs that lived among the mountains, and dug and searched about for gold. They lighted up their seven lamps, and saw directly that all was not right. The first said, "Who has been sitting on my stool?" The second, "Who has been eating off my plate?" The third, "Who has been picking at my bread?" The fourth, "Who has been meddling with my spoon?" The fifth, "Who has been handling my fork?" The sixth, "Who has been cutting with my knife?" The seventh, "Who has been drinking my wine?" Then the first looked around and said, "Who has been lying on my bed?" And the rest came running to him, and every one cried out that somebody had been upon his bed. But the seventh saw Snow-White,
and called upon his brethren to come and look at her; and they cried out with wonder and astonishment, and brought their lamps and gazing upon her, they said, "Good heavens! what a lovely child she is!" And they were delighted to see her, and took care not to waken her; and the
seventh dwarf slept an hour with each of the other dwarfs in turn, till the night was gone.

In the morning Snow-White told them all her story, and they pitied her, and said if she would keep all things in order, and cook and wash, and knit and spin for them, she might stay where she was, and they would take good care of her. Then they went out all day long to their work, seeking for gold and silver in the mountains; and Snow-White remained at home; and they warned her, saying, "The queen will soon find out where you are, so take care and let no one in." But the queen, now that she thought Snow-White was dead, believed that she was certainly the
handsomest lady in the land; so she went to her glass and said--

"Tell me, glass, tell me true!
Of all the ladies in the land,
Who is fairest? tell me who?"

And the glass answered--

"Thou, Queen, thou are fairest in all this land;
But over the Hills, in the greenwood shade,
Where the seven dwarfs their dwelling have made,
There Snow-White is hiding; and she
Is lovelier far, O Queen, than thee."

Then the queen was very much alarmed; for she knew that the glass always spoke the truth, and she was sure that the servant had betrayed her. And as she could not bear to think that any one lived who was more beautiful than she was, she disguised herself as an old pedlar woman and went her way over the hills to the place where the dwarfs dwelt. Then she knocked at the door and cried, "Fine wares to sell!" Snow-White looked out of the window, and said, "Good day, good woman; what have you to sell?" "Good wares, fine wares," replied she; "laces and bobbins of all colors." "I will let the old lady in; she seems to be a very good sort of a body," thought Snow-White; so she ran down, and unbolted the door.
"Bless me!" said the woman, "how badly your stays are laced. Let me lace them up with one of my nice new laces." Snow-White did not dream of any mischief; so she stood up before the old woman who set to work so nimbly, and pulled the lace so tightly that Snow-White lost her breath, and fell down as if she were dead. "There's an end of all thy beauty," said the spiteful queen, and went away home.

In the evening the seven dwarfs returned; and I need not say how grieved they were to see their faithful Snow-White stretched upon the ground motionless, as if she were quite dead. However, they lifted her up, and when they found what was the matter, they cut the lace; and in a little
time she began to breathe, and soon came to herself again. Then they said, "The old woman was the queen; take care another time, and let no one in when we are away."

When the queen got home, she went to her glass, and spoke to it, but to her surprise it replied in the same words as before.

Then the blood ran cold in her heart with spite and malice to hear that Snow-White still lived; and she dressed herself up again in a disguise, but very different from the one she wore before, and took with her a poisoned comb. When she reached the dwarfs' cottage, she knocked at the
door, and cried, "Fine wares to sell!" but Snow-White said, "I dare not let any one in." Then the queen said, "Only look at my beautiful combs;" and gave her the poisoned one. And it looked so pretty that the little girl took it up and put it into her hair to try it; but the moment it touched her head the poison was so powerful that she fell down senseless. "There you may lie," said the queen, and went her way. But by good luck the dwarfs returned very early that evening; and when they saw Snow-White lying on the ground, they thought what had happened, and soon
found the poisoned comb. And when they took it away, she recovered, and told them all that had passed; and they warned her once more not to open the door to any one.

Meantime the queen went home to her glass, and trembled with rage when she received exactly the same answer as before; and she said, "Snow-White shall die, if it costs me my life." So she went secretly into a chamber, and prepared a poisoned apple: the outside looked very rosy and tempting, but whosoever tasted it was sure to die. Then she dressed herself up as a peasant's wife, and travelled over the hills to the dwarfs' cottage, and knocked at the door; but Snow-White put her head out of the window, and said, "I dare not let any one in, for the dwarfs have told me not to." "Do as you please," said the old woman, "but at any rate take this pretty apple; I will make you a present of it." "No," said Snow-White, "I dare not take it." "You silly girl!" answered the other, "what are you afraid of? do you think it is poisoned? Come! do you eat one part, and I will eat the other." Now the apple was so prepared that one side was good, though the other side was poisoned. Then Snow-White was very much tempted to taste, for the apple looked exceedingly nice; and when she saw the old woman eat, she could refrain no longer. But she had scarcely put the piece into her mouth when she fell down dead upon the ground. "This time nothing will save thee," said the queen; and she went home to her glass, and at last it said--"Thou, Queen, art the fairest of all the fair." And then her envious heart was glad, and as happy as such a heart could be.

When evening came, and the dwarfs returned home, they found Snow-White lying on the ground; no breath passed her lips, and they were afraid that she was quite dead. They lifted her up, and combed her hair, and washed her face with wine and water; but all was in vain. So they laid her down upon a bier, and all seven watched and bewailed her three whole days; and then they proposed to bury her; but her cheeks were still rosy, and her face looked just as it did while she was alive; so they said, "We will never bury her in the cold ground." And they made a coffin of glass so that they might still look at her, and wrote her name upon it in golden letters, and that she was a king's daughter. Then the coffin was placed upon the hill, and one of the dwarfs always sat by it and watched. And the birds of the air came, too, and bemoaned Snow-White. First of all came an owl, and then a raven, but at last came a dove.

And thus Snow-White lay for a long, long time, and still only looked as though she were asleep; for she was even now as white as snow, and as red as blood, and as black as ebony. At last a prince came and called at the dwarfs' house; and he saw Snow-White and read what was written in golden letters. Then he offered the dwarfs money, and earnestly prayed them to let him take her away; but they said, "We will not part with her for all the gold in the world." At last, however, they had pity on him, and gave him the coffin; but the moment he lifted it up to carry it home with him, the piece of apple fell from between her lips, and Snow-White awoke, and exclaimed, "Where am I!" And the prince answered, "Thou art safe with me." Then he told her all that had happened, and said, "I love you better than all the world; come with me to my father's palace, and you shall be my wife." Snow-White consented, and went home with the
prince; and everything was prepared with great pomp and splendor for their wedding.

To the feast was invited, among the rest, Snow-White's old enemy, the queen; and as she was dressing herself in fine, rich clothes, she looked in the glass and said, "Tell me, glass, tell me true! Of all the ladies in the land, Who is fairest? tell me who?" And the glass answered,
"Thou, lady, art the loveliest _here_, I ween; But lovelier far is the new-made queen."

When she heard this, the queen started with rage; but her envy and curiosity were so great, that she could not help setting out to see the bride. And when she arrived, and saw that it was no other than Snow-White, whom she thought had been dead a long while, she choked with passion, and fell ill and died; but Snow-White and the prince lived and reigned happily over that land, many, many years.

Братья Гримм
Снегурочка

Зимним деньком, в то время как снег валил хлопьями, сидела одна королева и шила под окошечком, у которого рама была черного дерева. Шила она и на снег посматривала, и уколола себе иглой палец до крови. И подумала королева про себя: "Ах, если бы у меня родился ребеночек белый, как снег, румяный, как кровь, и чернявый, как черное дерево!"
И вскоре желание ее точно исполнилось: родилась у ней доченька -- белая, как снег, румяная, как кровь, и черноволосая; и была за свою белизну названа Снегурочкой.
И чуть только родилась доченька, королева-мать и умерла. Год спустя король женился на другой. Эта вторая жена его была красавица, но и горда, и высокомерна, и никак не могла потерпеть, чтобы кто-нибудь мог с нею сравняться в красоте.
Притом у нее было такое волшебное зеркальце, перед которым она любила становиться, любовалась собой и говаривала:

Зеркальце, зеркальце, молви скорей,
Кто здесь всех краше, кто всех милей?

Тогда и отвечало ей зеркальце:

Ты, королева, всех здесь милей.

И она отходила от зеркальца довольная-предовольная и знала, что зеркальце ей неправды не скажет.
Снегурочка же между тем подрастала и хорошела, и уже по восьмому году она была прекрасна, как ясный день. И когда королева однажды спросила у зеркальца:

Зеркальце, зеркальце, молви скорей,
Кто здесь всех краше, кто всех милей?

-- зеркальце отвечало ей:

Ты, королева, красива собой;
А все же Снегурочка выше красой.

Ужаснулась королева, пожелтела, позеленела от зависти. С того часа, как, бывало, увидит Снегурочку, так у ней сердце от злобы на части разорваться готово. И зависть с гордостью, словно сорные травы, так и стали возрастать в ее сердце, и разрастаться все шире и шире, так что наконец ни днем, ни ночью не стало ей покоя.
И вот позвала она однажды своего псаря и сказала: "Выведи эту девчонку в лес, чтобы она мне более на глаза не попадалась. Убей ее и в доказательство того, что мое приказание исполнено, принеси мне ее легкое и печень".
Псарь повиновался, вывел девочку из дворца в лес, и как вынул свой охотничий нож, чтобы пронзить невинное сердце Снегурочки, та стала плакать и просить: "Добрый человек, не убивай меня; я убегу в дремучий лес и никогда уже не вернусь домой".
Пожалел псарь хорошенькую девочку и сказал: "Ну и ступай. Бог с тобой, бедная девочка!" А сам подумал: "Скорехонько растерзают тебя в лесу дикие звери", -- и все же у него словно камень с сердца свалился, когда он пощадил ребенка.
Как раз в это время молодой оленчик выскочил из кустов; псарь приколол его, вынул из него легкое с печенью и принес их королеве в доказательство того, что ее приказание исполнено.
Повару приказано было их присолить и сварить, и злая баба съела их, воображая, что ест легкое и печень Снегурочки.
И вот очутилась бедняжка в дремучем лесу одна-одинешенька, и стало ей так страшно, что она каждый листочек на деревьях осматривала, и не знала, что ей делать и как ей быть.
И пустилась бежать, и бежала по острым камням и по колючим кустарникам, и дикие звери сновали мимо нее взад и вперед, но ей не причиняли никакого вреда.
Бежала она, пока несли ее резвые ноженьки, почти до вечера; когда же утомилась, то увидела маленькую хижинку и вошла в нее.
В этой хижинке все было маленькое, но такое чистенькое и красивенькое, что и сказать нельзя. Посреди хижины стоял столик с семью маленькими тарелочками, и на каждой тарелочке по ложечке, а затем семь ножичков и вилочек, и при каждом приборе по чарочке. Около стола стояли рядком семь кроваток, прикрытых белоснежным постельным бельем.
Снегурочка, которой очень и есть, и пить хотелось, отведала с каждой тарелочки овощей и хлеба и из каждой чарочки выпила по капельке вина, потому что она не хотела все отнять у одного. Затем, утомленная ходьбой, она пыталась прилечь на одну из кроваток; но ни одна не пришлась ей в меру; одна была слишком длинна, другая -- слишком коротка, и только седьмая пришлась ей как раз впору. В ней она и улеглась, перекрестилась и заснула.
Когда совсем стемнело, пришли в хижину ее хозяева -- семеро гномов, которые в горах рылись, добывая руду. Засветили они свои семь свечей, и когда в хижинке стало светло, они увидели, что кто-то у них побывал, потому что не все было в том порядке, в каком они все в своем жилье оставили.
Первый сказал: "Кто сидел на моем стульце?" Второй: "Кто поел да моей тарелочки?" Третий: "Кто от моего хлебца отломил кусочек?" Четвертый: "Кто моего кушанья отведал?" Пятый: "Кто моей вилочкой поел?" Шестой: "Кто моим ножичком порезал?" Седьмой: "Кто из моей чарочки отпил?"
Тут первый обернулся и увидел, что на его постели была маленькая складочка; он тотчас сказал: "Кто к моей постели прикасался?" Сбежались к кроваткам и все остальные и закричали: "И в моей, и в моей тоже кто-то полежал!"
А седьмой, заглянув в свою постель, увидел лежавшую в ней спящую Снегурочку. Позвал он и остальных, и те сбежались и стали восклицать от изумления, и принесли к кроватке свои семь свечей, чтобы осветить Снегурочку. "Ах, Боже мой! -- воскликнули они. -- Как эта малютка красива!" -- и так все были обрадованы ее приходом, что не решились и разбудить ее, и оставили ее в покое на той постельке.
А седьмой гномик решился провести ночь так: в кроватке каждого из своих товарищей он должен был проспать по одному часу.
С наступлением утра проснулась Снегурочка и, увидев семерых гномиков, перепугалась. Они же отнеслись к ней очень ласково и спросили ее: "Как тебя звать?" -- "Меня зовут Снегурочкой", -- отвечала она. "Как ты попала в наш дом?" -- спросили ее гномики.
Тогда она им рассказала, что мачеха приказала было ее убить, а псарь ее пощадил -- и вот она бежала целый день, пока не наткнулась на их хижинку.
Гномики сказали ей: "Не хочешь ли ты присматривать за нашим домашним обиходом -- стряпать, стирать на нас, постели постилать, шить и вязать? И если ты все это будешь умело и опрятно делать, то можешь у нас остаться надолго и ни в чем не будешь терпеть недостатка". -- "Извольте, -- отвечала Снегурочка, -- с большим удовольствием", -- и осталась у них.
Дом гномов она содержала в большом порядке; поутру они обыкновенно уходили в горы на поиски меди и золота, вечером возвращались в свою хижинку, и тогда для них всегда была готова еда.
Весь день Снегурочка оставалась одна-одинешенька в доме, а потому добрые гномики предостерегали ее и говорили: "Берегись своей мачехи! Она скоро прознает, где ты находишься, так не впускай же никого в дом, кроме нас".
А королева-мачеха после того, как она съела легкое и печень Снегурочки, предположила, что она и есть теперь первая красавица во всей стране, и сказала:

Зеркальце, зеркальце, молви скорей,
Кто здесь всех краше, кто всех милей?

Тогда зеркальце ей отвечало:

Ты, королева, красива собой,
Но все же Снегурочка, что за горой
В доме у гномиков горных живет,
Много тебя красотой превзойдет.

Королева испугалась; она знала, что зеркальце никогда не лгало, и поняла, что псарь ее обманул и что Снегурочка жива.
И стала она думать о том, как бы ей извести падчерицу, потому что зависть не давала ей покою и ей непременно хотелось быть первой красавицей во всей стране.
Когда же она наконец нечто придумала, она подкрасила себе лицо, переоделась старой торговкой и стала совершенно неузнаваемой.
В этом виде направилась она в путь-дорогу за семь гор к хижине семи гномов, постучалась в их дверь и крикнула: "Товары разные, дешевые, продажные!"
Снегурочка глянула из окошечка и крикнула торговке:
"Здравствуй, тетушка, что продаешь?" -- "Хороший товар, первейшего сорта, -- отвечала торговка, -- шнурки, тесемки разноцветные", -- и вытащила на показ один шнурок, сплетенный из пестрого шелка. "Ну, эту-то торговку я, конечно, могу впустить сюда", -- подумала Снегурочка, отомкнула дверь и купила себе красивый шнурок. "Э-э, дитятко, -- сказала Снегурочке старуха, -- на кого ты похожа! Пойди-ка сюда, дай себя зашнуровать как следует!"
Снегурочка и не предположила ничего дурного, обернулась к старухе спиною и дала ей зашнуровать себя новым шнурком: та зашнуровала быстро да так крепко, что у Снегурочки разом захватило дыхание и она замертво пала наземь. "Ну, теперь уж не бывать тебе больше первой красавицей!" -- сказала злая мачеха и удалилась поспешно.
Вскоре после того в вечернюю пору семеро гномов вернулись домой и как же перепугались, когда увидели Снегурочку, распростертую на земле; притом она и не двигалась, и не шевелилась, была словно мертвая.
Они ее подняли и, увидев, что она обмерла от слишком тесной шнуровки, тотчас разрезали шнурок, и она стала опять дышать, сначала понемногу, затем и совсем ожила.
Когда гномы от нее услышали о том, что с нею случилось, они сказали: "Эта старая торговка была твоя мачеха, безбожная королева; остерегайся и никого не впускай в дом в наше отсутствие".
А злая баба, вернувшись домой, подошла к зеркальцу и спросила:

Зеркальце, зеркальце, молви скорей,
Кто здесь всех краше, кто всех милей?

И зеркальце ей по-прежнему отвечало:

Ты, королева, красива собой,
Но все же Снегурочка, что за горой
В доме у гномиков горных живет,
Много тебя красотой превзойдет.

Услышав это, злая мачеха так перепугалась, что вся кровь у нее прилила к сердцу: она поняла, что Снегурочка опять ожила.
"Ну, уж теперь-то, -- сказала она, -- я что-нибудь такое придумаю, что тебя сразу прикончит!" -- и при помощи различных чар, в которых она была искусна, она сделала ядовитый гребень. Затем переоделась и приняла на себя образ другой старухи.
Пошла она за семь гор к дому семи гномов, постучалась в их дверь и стала кричать: "Товары, товары продажные!"
Снегурочка выглянула из окошечка и сказала: "Проходите, я никого в дом впускать не смею". -- "Ну, а посмотреть-то на товар, верно, тебе не запрещено", -- сказала старуха, вытащила ядовитый гребень и показала его Снегурочке. Гребень до такой степени приглянулся девочке, что она дала себя оморочить и отворила дверь торговке.
Когда они сошлись в цене, старуха сказала: "Дай же я тебя причешу как следует". Бедной Снегурочке ничто дурное и в голову не пришло, и она дала старухе полную волю причесывать ее как угодно; но едва только та запустила ей гребень в волосы, как его ядовитые свойства подействовали, и Снегурочка лишилась сознания. "Ну-ка, ты, совершенство красоты! -- проговорила злая баба. -- Теперь с тобою покончено", -- и пошла прочь.
К счастью, это происходило под вечер, около того времени, когда гномы домой возвращались.
Когда они увидели, что Снегурочка лежит замертво на земле, они тотчас заподозрили мачеху, стали доискиваться и нашли в волосах девушки ядовитый гребень, и едва только его вынули. Снегурочка пришла в себя и рассказала все, что с ней случилось. Тогда они еще раз предостерегли ее, чтобы она была осторожнее и никому не отворяла дверь.
А между тем королева, вернувшись домой, стала перед зеркальцем и сказала:

Зеркальце, зеркальце, молви скорей,
Кто здесь всех краше, кто всех милей?

И зеркальце отвечало ей, как прежде:

Ты, королева, красива собой,
Но все же Снегурочка, что за горой
В доме у гномиков горных живет,
Много тебя красотой превзойдет.

Когда королева это услышала, то задрожала от бешенства. "Снегурочка должна умереть! -- воскликнула она. -- Если бы даже и мне с ней умереть пришлось!"
Затем она удалилась в потайную каморочку, в которую никто, кроме нее не входил, и там изготовила ядовитое-преядовитое яблоко. С виду яблоко было чудесное, наливное, с румяными бочками, так что каждый, взглянув на него, хотел его отведать, а только откуси кусочек -- и умрешь.
Когда яблоко было изготовлено, королева размалевала себе лицо, переоделась крестьянкою и пошла за семь гор к семи гномам.
Постучалась она у их дома, а Снегурочка и выставила головку в окошечко, и сказала: "Не смею я никого сюда впустить, семь гномиков мне это запретили". -- "А мне что до этого? -- отвечала крестьянка. -- Куда же я денусь со своими яблоками? На вот одно, пожалуй, я тебе подарю". -- "Нет, -- отвечала Снегурочка, -- не смею я ничего принять". -- "Да уж не отравы ли боишься? -- спросила крестьянка. -- Так вот, посмотри, я разрежу яблоко надвое: румяную половиночку ты скушай, а другую я сама съем". А яблоко-то у ней было так искусно приготовлено, что только румяная половина его и была отравлена.
Снегурочке очень хотелось отведать этого чудного яблока, и когда она увидела, что крестьянка ест свою половину, она уж не могла воздержаться от этого желания, протянула руку из окна и взяла отравленную половинку яблока.
Но чуть только она откусила кусочек его, как упала замертво на пол. Тут королева-мачеха посмотрела на нее ехидными глазами, громко рассмеялась и сказала: "Вот тебе и бела, как снег, и румяна, как кровь, и чернява, как черное дерево! Ну, уж на этот раз тебя гномы оживить не смогут!"
И когда она, придя домой, стала перед зеркальцем и спросила:

Зеркальце, зеркальце, молви скорей,
Кто здесь всех краше, кто всех милей? -

Зеркальце наконец ей ответило:

Ты, королева, здесь всех милей.

Тут только и успокоилось ее завистливое сердце, насколько вообще завистливое сердце может успокоиться.
Гномы же, вечерком вернувшись домой, нашли Снегурочку распростертой на полу, бездыханной, помертвевшей. Они ее подняли, стали искать причину ее смерти -- искали отраву, расшнуровали ей платье, расчесали ей волосы, обмыли ее водою с вином; однако ничто не могло помочь ей. Снегурочка была мертва и оставалась мертвою.
Они положили ее в гроб и, сев все семеро вокруг ее тела, стали оплакивать и оплакивали ровно три дня подряд.
Уж они собирались и похоронить ее, но она на вид казалась свежею, была словно живая, даже и щеки ее горели прежним чудесным румянцем. Гномы сказали: "Нет, мы не можем ее опустить в темные недра земли", -- и заказали для нее другой, прозрачный хрустальный гроб, положили в него Снегурочку, так что ее со всех сторон можно было видеть, а на крышке написали золотыми буквами ее имя и то, что она была королевская дочь.
Затем они взнесли гроб на вершину горы, и один из гномов постоянно оставался при нем на страже. И даже звери, даже птицы, приближаясь к гробу, оплакивали Снегурочку: сначала прилетела сова, затем ворон и наконец голубочек.
И долго, долго лежала Снегурочка в гробу и не изменялась, и казалась как бы спящею, и была по-прежнему бела, как снег, румяна, как кровь, чернява, как черное дерево.
Случилось как-то, что в тот лес заехал королевич и подъехал к дому гномов, намереваясь в нем переночевать. Он увидел гроб на горе и красавицу Снегурочку в гробу и прочел то, что было написано на крышке гроба золотыми буквами.
Тогда и сказал он гномам: "Отдайте мне гроб, я вам за него дам все, чего вы пожелаете".
Но карлики отвечали: "Мы не отдадим его за все золото в мире". Но королевич не отступал: "Так подарите же мне его, я насмотреться не могу на Снегурочку: кажется, и жизнь мне без нее не мила будет! Подарите -- и буду ее почитать и ценить как милую подругу!"
Сжалились добрые гномы, услышав такую горячую речь из уст королевича, и отдали ему гроб Снегурочки.
Королевич приказал своим слугам нести гроб на плечах. Понесли они его да споткнулись о какую-то веточку, и от этого сотрясения выскочил из горла Снегурочки тот кусок отравленного яблока, который она откусила.
Как выскочил кусок яблока, так она открыла глаза, приподняла крышку гроба и сама поднялась в нем жива-живехонька.
"Боже мой! Где же это я?" -- воскликнула она. Королевич сказал радостно: "Ты у меня, у меня! -- рассказал ей все случившееся и добавил: -- Ты мне милее всех на свете; поедем со мною в замок отца -- и будь мне супругою".
Снегурочка согласилась и поехала с ним, и их свадьба была сыграна с большим блеском и великолепием.
На это празднество была приглашена и злая мачеха Снегурочки. Как только она принарядилась на свадьбу, так стала перед зеркальцем и сказала:

Зеркальце, зеркальце, молви скорей,
Кто здесь всех краше, кто всех милей?

Но зеркальце отвечало:

Ты, королева, красива собой,
А все ж новобрачная выше красой.

Злая баба, услышав это, произнесла страшное проклятие, а потом вдруг ей стало так страшно, так страшно, что она с собою и совладать не могла.
Сначала она и вовсе не хотела ехать на свадьбу, однако же не могла успокоиться и поехала, чтобы повидать молодую королеву. Едва переступив порог свадебного чертога, она узнала в королеве Снегурочку и от ужаса с места двинуться не могла.
Но для нее уже давно были приготовлены железные башмаки и поставлены на горящие уголья... Их взяли клещами, притащили в комнату и поставили перед злой мачехой. Затем ее заставили вставить ноги в эти раскаленные башмаки и до тех пор плясать в них, пока она не грохнулась наземь мертвая.

Общая информация

Номер материала: ДВ-253401

Похожие материалы