Инфоурок / История / Научные работы / Социальная политика советской власти в годы новой экономической политики.
Обращаем Ваше внимание: Министерство образования и науки рекомендует в 2017/2018 учебном году включать в программы воспитания и социализации образовательные события, приуроченные к году экологии (2017 год объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий в Российской Федерации).

Учителям 1-11 классов и воспитателям дошкольных ОУ вместе с ребятами рекомендуем принять участие в международном конкурсе «Я люблю природу», приуроченном к году экологии. Участники конкурса проверят свои знания правил поведения на природе, узнают интересные факты о животных и растениях, занесённых в Красную книгу России. Все ученики будут награждены красочными наградными материалами, а учителя получат бесплатные свидетельства о подготовке участников и призёров международного конкурса.

ПРИЁМ ЗАЯВОК ТОЛЬКО ДО 15 ДЕКАБРЯ!

Конкурс "Я люблю природу"

Социальная политика советской власти в годы новой экономической политики.



Московские документы для аттестации!

124 курса профессиональной переподготовки от 4 795 руб.
274 курса повышения квалификации от 1 225 руб.

Для выбора курса воспользуйтесь поиском на сайте KURSY.ORG


Вы получите официальный Диплом или Удостоверение установленного образца в соответствии с требованиями государства (образовательная Лицензия № 038767 выдана ООО "Столичный учебный центр" Департаментом образования города МОСКВА).

ДИПЛОМ от Столичного учебного центра: KURSY.ORG


библиотека
материалов

Социальная политика советской власти в годы новой экономической политики.


Актуальность темы исследования. В последние годы очень популярной стала идея об активной роли государства в социальной сфере. В Конституции России 1993 г., ст. 7. п. 1, зафиксировано, что Российская Федерация является социальным государством и п. 2. той же статьи определены основные направления социальной защиты населения.1

Россия в 1920-е гг. переживала опыт государственного регулирования социальных процессов в условиях переходного общества - опыт «эпохи нэпа». Нельзя не отметить два важных сходства нэповской и постсоветской России: в обоих случаях имелись смешанные системы в экономике, сочетавшие частную, государственную и кооперативные формы собственности, а перед государством стояла задача поиска наиболее быстрого и эффективного пути всесторонней, в том числе и социальной, модернизации.

В 20-х гг. XX века, в результате радикальных политических и экономических преобразований, в государственной политике практически отсутствовали факторы социального развития: прекратилась материальная поддержка малоимущих, не было социальных программ и пр. Это привело к появлению целого ряда социальных проблем: безработицы, ликвидации социальных гарантий, беспризорности, проблем социокультурной сферы, неуверенности людей в завтрашнем дне, то есть к обострению тех аспектов социальной жизни, которые дают основания для беспокойства и вмешательства.

Значительная работа по детальному изучению социального развития общества в 1920-е гг. проводилась на местах. Публицисты и ученые работали в местных органах управления и экономического планирования, что позволяло им здраво оценивать социальные процессы в регионах. В их работах проводился анализ положення отдельных социальных групп, решения социальных проблем на уровне отдельных областей и региона в целом. Данным аспектом занимались такие исследователи как Кулов Б.С., Марзоев М.Е., Шотаев Н.Ф.2В этот период авторами также рассматриваются закономерности, особенности и различные аспекты национально-государственного строительства, формирования новой структуры горских обществ в республиках и областях Северного Кавказа.3

Более взвешенные оценки нэпа появляются в работах историков Хубулова С.А., Дзахова Л.Х., Гиоев М.И.,4более обстоятельно анализировали социальные аспекты нэпа, ввели в научный оборот ряд новых документов.

Целью данной работы является исследование государственного опыта по реализации социальной политики Северной Осетии в годы нэпа.

В соответствии с поставленной целью определенны следующие задачи:

- дать оценку социальным мероприятиям, проводимым Советской властью в отношении населения Северной Осетии;

- рассмотреть процесс восстановления и дальнейшего развития в годы нэпа народного образования и здравоохранения в Северной Осетии;

- осветить процесс борьбы Советской власти с беспризорностью и безработицей в Северной Осетии.

После окончания гражданской войны страна оказалась в тяжелом положении, столкнулась с глубоким экономическим, социальным и политическим кризисом. Параллельно с экономическим кризисом в стране нарастали социальные противоречия.

Партия большевиков вынуждена была начать реформы. Новая экономическая политика, начатая правительством, представляла собой сложную и малоустойчивую рыночную административную конструкцию.

Одним из ведущих факторов нэпа была социальная политика. Советская власть в начале двадцатых годов ХХ в. вырабатывала внутреннюю (социальную) политику, которая формировала новое общественно–политическое состояние в обществе. Диалог власти и народа должен был осуществляться через социальные программы, которые представляли собой набор услуг в сфере образования, здравоохранения, культуры, социальной защиты ит.д. В связи с введением нэпа встала необходимость перестройки работы здравоохранения, исходя из новых условий. Финансирование большинства медицинских учреждений было переведено с государственного на местный бюджет. Это приводило к закрытию учреждений и введению платы за лечение. Но в последующем III Всероссийский съезд работников здравоохранения провозгласил незыблемость основных принципов здравоохранения, их государственный характер и бесплатность.5

Надо сказать что, в начале ХХ в. в Терской области подавляющее большинство жителей сельской местности обращалось за медицинской помощью к различным знахарям, «целителям», «народным докторам», что было связанно с острым дефицитом профессиональных медиков в крае. Главными недостатками традиционной медицины были: «народные доктора», которые не имели среднего медицинского образования; диагностика «знахарей», «народных лекарей» была приблизительной, зачастую диагностике предшествовало лечение; часто лекарство составлялось на глаз. «Народные целители» были беспомощны в лечении инфекционных и эпидемиологических заболеваний; подавляющее большинство «народных докторов» специализировалось на одной болезни. О состоянии здравоохранения в Терской области свидетельствует высокая смертность населения, которая поражала преимущественно детский возраст. Гражданское население (как сельское, так и городское) не имело возможности лечиться в госпиталях, которые были предназначены для военных.6Крайне слабое развитие здравоохранения в начале ХХ века требовало серьезных мер от Советской власти. Таким образом, первые сдвиги в области здравоохранения произошли в мае 1920 г.

Вследствие чего, Терский Областной Ревком руководствуясь решением VIII съезда РКП (б), поставившим ближайшей задачей здравоохранения следующее:

1) решительное проведение широких санитарных мероприятий в интересах трудящихся как то: постановка общественного питания на научно гигиенических началах; организация мер, предупреждающих развитие и распространение заразных заболеваний; создание санитарного законодательства. 2) борьба с социальными болезнями (туберкулез, алкоголизм и т. д.); 3) обеспечение общедоступной и квалифицированной лечебной и лекарственной помощи. 20 апреля 1920 г. приказом областного ревкома был образован областной отдел здравоохранения, его заведующим стал К.С. Гарданов. 7 июня 1920 г. был издан приказ отдела труда и социального обеспечения Терского облревкома «О медицинском обслуживании трудящихся". Согласно приказу «медицинская и лекарственная помощь оказывается бесплатно, и лечащий врач мог направить больного в больницу для бесплатного лечения. Или же снабжать больного рецептом, для бесплатного получения лекарств из аптеки». В сфере охраны здоровья трудящихся ревкомы особое внимание уделяли охране здоровья матери и ребенка. Во Владикавказе были организованы дома матери и ребенка, куда принимались женщины в последнем периоде беременности. Были образованы молочные кухни, рассчитанные на 20 детишек. Искусственное питание и прикорм из молочный кухни получали 16 детей. Питание получали только наиболее нуждающиеся матери, безработные, бедные работницы, служащие.7

Мероприятием большой важности являлся приказ Северокавказского ревкома «О национализации аптек и медикаментов» (25 июня 1920 г.) по которому владельцы аптечных магазинов и складов, на которых хранились медикаменты, перевязочные средства и хирургические принадлежности, были «обязаны представить в фармацевтический подотдел здравоохранения все эти предметы за плату соответственно по таксе». Национализация аптек позволила терской области взять медицинские обслуживания под свой контроль.

В апреле 1921 г. в Северной Осетии еще было – 6 больниц (530 коек), Сунженский округ – 1 больница (5 коек); осетинский округ – 3 больницы (75 коек). Количество амбулаторий в Северной Осетии по общей сводке за 1-ое полугодие 1923 г. составляло: в г. Владикавказ – 14- 80379 посещений; Осетинский округ -716555 посещений; сунженский округ -43517 посещений. В январе 1925 г. скорая помощь была оказана 152, феврале 197 и в марте225 человек.

Неблагополучно обстояло дело и в службе скорой помощи. Нехватка врачей скорой помощи и на дому не давала наладить работу с людьми. Врачей скорой помощи насчитывалось 3 человека. За 1925 г. было обслужено 17506 человек, причем ежедневная норма приема больных была 30 человек, а приходилось лечить 60 человек. Основной причиной такого положения службы скорой помощи являлся слабый бюджет. Были причины и другого характера, слабая гигиеническая подготовка людей, многие не знали когда вызывать врача (необходимо было вызывать только тогда, когда больной находится в тяжелом положении).

Значительно затрудняла плановое строительство здравоохранения- противоэпидемическая борьба, которая поглощала все материальные средства. Борьба с эпидемиями велась в теснейшей связи с профилактическими мероприятиями санитарно–гигиенического и противоэпидемического характера. 24 апреля 1920 г. во Владикавказе вышло постановление ревкома о приведение города в приемлемое санитарно-гигиеническое состояние. Особые отряды должны были следить за чистотой города. В их состав входило «временно мобилизованное население» в возрасте от 16 до 45 лет.

Профилактика распространения эпидемий оспы, тифа, азиатской холеры, были настоящим бедствием для горожан. Они поражали значительную часть населения города и уносили немало человеческих жизней. Именно так и происходило во Владикавказе. А. Гегечкори, являясь председателем Владикавказского городского ревкома, возглавил с 24 июня 1920 г.; чрезвычайную особую комиссию по борьбе с холерными заболеваниями. Комиссия разработала план, по которому первоочередными мерами стали соблюдение чистоты и своевременная вакцинация.

Переход к коллективной автономии народов Северного Кавказа в 1921 г. – Горской АССР – поставил вопрос о продолжении и расширении работы по созданию системы здравоохранения. 26 апреля 1921 г. декретом Горского ЦИК Советов был организован Совет Народных Комиссаров ГАССР. Тогда же был организован и Наркомздрав Горской АССР, в состав, которого вошли следующие отделы: 1) лечебный; 2) санитарно-эпидемиологический; 3) статистический; 4) медицинской экспертизы; 5) здоровья матери и ребенка; 6) санитарно-просветительный; 7) фармацевтический; 8) охраны здоровья детей; 9) организационно-инструкторский; 10) военно-санитарный; 12) финансово-счетный. Несмотря на большие трудности в переходный период Горский Наркомздрав справился с очень сложной задачей – не допустить возвращения к дореволюционным формам распыления здравоохранения между различными ведомствами, сократив административный аппарат Наркомздрава и окружных Здравотделов (с 1442 человек на 1 января 1922 до 832 человек на 1 октября того же года, т.е. на 42%).

Лечебно-санитарные учреждения ГАССР с 1 августа 1922 г., согласно постановлению СНК 18 июля 1922 г., № 16, перешли, несмотря на тяжелое положение здравоохранения, на местные средства. Вся медико-санитарная сеть Горской республики была разбита на три группы: 1) лечебно-санитарная сеть, имевшая чисто местное значение; 2) лечебно-санитарная сеть республиканского значения; 3) административный аппарат Наркомздрава. На Северном Кавказе создавалась тяжелая эпидемиологическая обстановка. Летом 1920 г. во Владикавказском округе появилась холера. Эпидемия была занесена беженцами из Южной Осетии. В начале 1921 г. начались эпидемии паразитарных тифов, занесенные волной беженцев из Поволжья и Южной Осетии. За 1922г. по республике было зарегистрировано 5176 заболеваний сыпным и 8050 – возвратным тифом. Принимая все меры к полной ликвидации тифов, Горский Наркомздрав создал Центральную межведомственную комиссию с участием военного и Железного ведомств для совместной борьбы с эпидемией. Для изоляции заболевших на период эпидемии в срочном порядке были открыты эпидемические лечебные заведения во Владикавказе, Ардоне, Грозном. При лечебных учреждениях городов и округов были организованы дезинфекционные камеры со штатом дезинфекторов. Всего за 1922 г. было произведено 1693 дезинфекции в жилых помещениях.8

Особенно больших размеров распространение малярии достигло в 1922 г., превратившись в настоящее бедствие для народов республики. По данным доктора Семикоза Ф.Ф.. Проведшего в 1922 г. обследование 570 жителей Владикавказского линейного отдела, наивысший процент заболеваемости приходился на малярию (42%).9

В 1925 г. стала проходить льготное страхование жизни рабочих. Москва Госстрах отрывает операции по индивидуальному страхованию рабочих и служащих и других трудящихся на следующих основаниях: 1) страхование принимается без медицинского осмотра на сумму до 30 рублей; 2) ответственность госстраха на случай смерти наступает по истечении первого года страхования; 3) месячная рассрочка при минимальном взносе в 1 рубль. Это давало возможность трудящимся застраховаться на льготные условия, в том случае, когда по тем или иным условиям проведение групп новых страхований представляется несущественным. Страхование распространялось и на лечпомощь.

С 1-ого января по 1–ого апреля лечпомощь была оказана спецамбулаторий: в январе первичным больным 1851, повторным 4735, в феврале – первичным 2891 и вторичным - 7369, в марте –первичным 2617 и повторным 4009.

Таким образом, власти Терской области, а затем и Горской республики в сложных экономических условиях проявляли весьма ощутимую заботу о здоровье населения. Под руководством Наркомздрава РСФСР были в первые созданы органы здравоохранения, в том числе Наркомздрав ГАССР, сеть здравоохранения в городе и на селе, участковые и районные больницы; начали проводиться в жизнь принципы советского здравоохранения; лечебно-профилактические учреждения получили надежную базу; впервые была создана фельдшерско-акушерская школа, в основном для представителей местных национальностей.

К началу XX века система детского призрения, пройдя многовековую историю, включила в себя 4 основных института: государство (в лице его ведомств), церковь, общественные благотворительные учреждения и индивидуальные благотворители. В России сложились 3 основные категории детских учреждений, занимавшихся призрением детей:

- воспитательные дома, детские приюты и колонии, профессиональные школы и мастерские;

- дневные приюты, ночлежные дома, заведения для бесплатного пропитания детей;

- заведения, дающие помощь детям деньгами и вещами вне учреждения.

В начале 20-х гг. беспризорность в стране продолжала носить массовый характер. Поэтому советское правительство продолжало создавать новые детские дома, открывать ночлежки для беспризорных детей, трудовые коммуны, детские социальные инспекции, которые вели борьбу с беспризорностью, защищали права детей.

В 1920 году на смену Совета по защите детей была создана Комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИКе РСФСР. Ее первым председателем стал Ф.Э. Дзержинский. Комиссия включала представителей наркоматов просвещения, здравоохранения, продовольствия, труда, рабоче-крестьянской инспекции, ВЧК и Всероссийского центра профсоюзов. Комиссия имела на местах специальных уполномоченных, а затем и свои отделы при губернских Советах депутатов. Она имела право вносить законодательные предложения по улучшению жизни детей. В задачи Комиссии входило:

- оказание помощи продовольствием, жильем, топливом, одеждой учреждениям, ведающим охраной жизни и здоровья детей, прежде всего беспризорных;

- издание в пределах своих полномочий и на основе действующих законов и постановлений центральной власти распоряжений, касающихся охраны жизни и здоровья детей;

- внесение в центральные органы власти предложений по изданию новых законов и постановлений, относящихся к сфере деятельности Комиссии.10

Тяжелое экономическое положение страны и разруха государства ограничивали возможность удовлетворить потребности населения, в том числе и социально – культурного характера. Тем не менее, в это время были практически заложены основы социальной политики Советского государства, политическим условием которой явилось восстановление власти трудящихся, заинтересованных в глубоких социальных преобразованиях.

31 марта 1920 г. начал функционировать Северокавказский ревком. Он осуществлял руководство деятельностью чрезвычайных органов на местах и контролировал исполнение декретов Советской Власти местными ревкомами. 20 апреля 1920 г. по приказу областного ревкома отделы ревкома возглавили: А.Д. Гацолаев-отдел труда; В.Ш. Кесаев-СНХ; К.Н. Дигуров- юстиции; И.М. Датиев-земельный и К.С. Гарданов-Здравоохранения.

Важным шагом в поднятии уровня материального благосостояния трудящихся являлось создание 30 апреля 1920 г. во Владикавказе подотдела социального обеспечения, в функции которого входило назначение пенсий и выдача пособий инвалидам, престарелым, и также гражданам, пострадавшим от белогвардейцев.

В отчете завотделом труда Терского ревкома от 14 мая 1920 г. указывалось, что отдел рассмотрел 2000 прошений о пособиях, из которых 600 было удовлетворено с общей выдачей денег на сумму 200 тыс. рублей с предоставлением бесплатных обедов и билетов на проезд.

Во второй половине мая отдел выделил еще экстренных пособий на 500 тыс. рублей, на содержание приютов – 1046912 рублей и на выдачу безработным – 10 млн. рублей.11

В протоколе заседаний Президиума Юго-Восточной краевой комиссии поступлений по своему усмотрению, приняв срочные меры к улучшению положения голодающих детей; разрешить использовать 50% фонду крайкомиссии на быстрейшее всестороннее оказание помощи, а также и местным голодающим, особенно в Святокрестовском уезде.12

В целях оказании планомерной помощи голодающим детям Северной Осетии при Наркомате были организованны тройки (6 сентября 1921 г.), в задачи которой входило подыскание помещений для прибывающих детей, распределение их и т. д. В распоряжении тройки было целый кадр уполномоченных для поддержания непосредственной беспрерывной связи с окружными отделами народного образования, при которых, в свою очередь, были организованны аналогичные же тройки.

Активную помощь оказывали сотрудники Ревоентрибунала 2-ого Кавказского корпуса, коими было сделано денежное пожертвование в пользу голодающих в декабре месяце 1921 г. Это можно просмотреть в таблице №1:


13

2 июня 1922 г. была создана специальная межведомственная комиссия по обследованию детских учреждений г. Владикавказа по инициативе Горского РКП (б) Писарева, от Наркомздрава- врач Маркус и т.д. Комиссия работала до 12 августа и обследовала 12 детских учреждений. Несколько ранее была составлена смета на обеспечение одеждой 3000 детей, находившихся в 45 детских учреждениях Горской Республики: 4 пары белья (6 млн. рублей); 3 верх рубашки (6 млн. рублей); 2 брюки (6 млн. рублей);3 пары обуви (15 млн. рублей); 2 одеяла (20 млн. рублей); 3 простыни (12 млн. рублей); 5 пар носков (6 млн. рублей); 1 пояс (200000); баня (4800). Эта смета составлялось на одного ребенка, а в целом за 1922 г. она составляла 199561440 рублей на всех нуждающихся детей. Результаты проверки оказались удручающими. Повсюду было выявлено неудовлетворительное питание, нехватка посуды, недостаток педагогических кадров.

Продолжавшийся поток беспризорных детей из различных регионов Северного Кавказа и юго-восточной России ставил Северную Осетию в тяжелое положение. В 1922 г. во Владикавказе находилось более 200 душ сирот Армян беженцев с 5 лет до 13 лет, не имеющие приюта и надзора.14 Органы социального обеспечения Горской республики в невыносимых условиях оказывали нуждающимся посильную помощь.

Требовалось создать специальные детские учреждения: приемники-распределители (временного пребывания), детские дома, Дома ребенка и другие учреждения для размещения большого числа детей в г. Владикавказе. Основными типами учреждений являлись: приемники для оказания первой социальной помощи, детдома дошкольного образования и школьного возраста, для физических дефективных и умственно отсталых, и, наконец, детский городок как комплекс разнотипных учреждений. По социальному происхождению это были дети ремесленников, кустарей, мелких служащих, погибших солдат. Всего по округам Северного Кавказа насчитывалось 441 детское учреждение для работы с беспризорными детьми, они охватывали более 40,5 тыс. человек. К средине 1920-х гг. детских домов в Северной Осетии сократилась на 30 %, но детская беспризорность, уменьшившись количественно, стала качественно другой, что проявилось в повышении детской преступности. При окрисполкомах создавались детские комиссии, которые занимались вопросами устройства, организации и воспитании детей.

27 февраля 1921 г. постановлением правительства при ВЦИКе под председательством Ф. Дзержинского была учреждена особая Комиссия по улучшению жизни детей беспризорников. В её состав вошли представители ВЦСПС, наркоматов просвещения и рабоче-крестьянской инспекции, здравоохранения, ЦК комсомола. После образования Деткомиссии при ВЦИК Дзержинский распорядился мобилизовать на борьбу с беспризорностью весь личный состав ВЧК и 16 марта 1921 г. был издан приказ ВЧК, обязывающий личный состав войск и милиции оказывать всяческое содействие детским социальным инспекциям по поимке беспризорных. В задачи Комиссии входило:

  1. Оказание помощи продовольствием, жильем, топливом, одеждой и т.п. учреждениям, ведающим охраной здоровья детей, прежде всего беспризорных;

  2. Издание в пределах своих полномочий и на основе действующих законов и постановлений центральной власти распоряжений, касающихся охраны жизни т здоровья детей;

  3. Внесение в центральные органы власти предложений по изданию новых законов и постановлений, относящихся к сфере деятельности комиссии.

Государство взяло на себя обязанность вывозить детей из голодающих районов в более благополучные. Так, на Северном Кавказе из 28 тыс. беспризорных насчитывалось около 60% пришлой беспризорности. Одной из форм участия общественности в деле преодоления беспризорности в Северной Осетии стала Детская социальная инспекция. С ноября 1923 г. по сентябрь 1925 г. 3 тыс. беспризорных детей определены детскими социальными инспекторами в стационарные учреждения. По решению Всесоюзного съезда Советов, проходившего в Москве 26 января 1924 г., был создан Фонд имени В.И. Ленина при ЦИК РСФСР для «организации помощи беспризорным детям, в особенности жертвам гражданской войны и голода». Средства Фонда были предназначены для ремонта детских домов, приобретение инвентаря и белья, на усиленное питание детей.

Таким образом, государство пыталось решать часть финансовых проблем беспризорности с помощью общественности. Несмотря на трудности восстановительного периода через 4 года в России имелось более 280 детских домов (из них 6 – во Владикавказе), 420 трудовых коммун и 880 детских городков.15

С изменением продовольственной политики изменился и подход к социальному обеспечению, что заставляло искать новые пути в обеспечении крестьянства. Была выдвинута идея взаимопомощи и, прежде всего для этого призывали само крестьянство. С созданием комитетов взаимопомощи, последние организовывали помощь населению во всех стихийных и социальных бедствиях:- пожар, наводнение, неурожай, засуха и т.д.16 Такие стихийные бедствия не могли и коснуться и Северную Осетию. Так в 1921 г. на наиболее хлебородный район республики обрушилось громадное стихийное бедствие.

Размеры бедствия были настолько велики, что ни один из Советских органов не мог в достаточной мере оказать голодающему населению какой - либо помощи. Только крестьянство, объединенное в целях взаимопомощи, значительно облегчало свое положение от возможных стихийных бедствий.17

Социальное обеспечение в период новой экономической политики продиктовало возрождение социального страхования для лиц наемного труда. Таким образом появляется новая форма обеспечения крестьянства (комитет взаимопомощи) и государственное обеспечение в учреждениях социального обеспечения. Переход от социального обеспечения к социальному страхованию в Тезисах ЦК РКП(б) о социальном страховании от 4 сентября 1922 г. объяснялся следующим образом: " Наличие частной промышленности и переход предприятий на хозяйственный расчет выдвинул ряд новых задач в области социального обеспечения". Задача Наркомат собеса заключалась в том, чтобы постановить социальное обеспечения так, чтобы попав под сокращение рабочий и служащий не очутились на улице или хуже того перед лицом голода. Государственное страхование рабочих за счет предпринимателя являлся одной из важнейших задач в Северной Осетии. В первую очередь должны были привлекаться к страхованию частные предприниматели, которые использовали наемный труд, а равно и лица, возглавляющие государственные учреждения, перешедшие на самооплату ( концессионных, арендных, кооперативных артелей, коллективов и частных хозяйств). В свою очередь Страховой фонд распределялся на следующие виды и пособия. На случай утраты временной трудоспособности (как-то болезни и родов), на случай увечья и на случай смерти кормильца семьи. Взимание страховых взносов непременно должно было производится по следующему разряду 1,2,3,4, в зависимости от выплаченной заработной платы истекшего месяца. Распределение ставок страховых взносов в Северной Осетии проходило по следующему принципу:

Ставя перед собой очередную задачу Социальное Страхование предполагала, как можно теснее связаться с работой Наркомсобеса, быть непосредственным контролером предприятий или учреждений.18

Если в минувший период социальное обеспечение осуществлялось исключительно за счет государства, то из современных отношений вытекала необходимость замены государственного социального обеспечения лиц, занятых наемным трудом, социальным страхованием их за счет предприятий, в которых они работали. Декретом СНК от 15 ноября 1921 г. "О социальном страховании лиц, занятых наемным трудом" система социального страхования распространялась на наемных работников

Декретом СНК от 15 ноября 1921 г. "О социальном страховании лиц, занятых наемным трудом" система социального страхования распространялась на наемных работников по случаю временной и постоянной утраты трудоспособности, на случай безработицы, а также на случай смерти - за счет предприятий, организаций, и частных лиц, использующих наемный труд. Была установлена выплата пособий по временной нетрудоспособности застрахованным в размере фактического заработка Декретом СНК от 9 декабря 1921 г. "О социальном обеспечении при временной нетрудоспособности и материнству". Беременные женщины на период времени за 8 недель и до 8 и недель после родов освобождались от трудовой повинности. Для работниц, кормящих ребенка грудью, должны были устанавливаться дополнительные перерывы через каждые 3 часа работы на срок не менее получаса. 28 декабря 1921 г. принимается Декрет "О социальном обеспечение при безработицы". Вводилось взимание взносов с 28 В декабре 1921 г. принимается Декрет "О социальном обеспечении при безработице". Вводилось взимание взносов с государственных, кооперативных, общественных и частных предприятий, которые шли на нужды лечения застрахованных в соответствии с Декретом от 19 декабря 1921 года " О страховании на случай болезни". При этом сохранился принцип бесплатности медицинского обслуживания. Финансирование здравоохранения осуществлялось в пределах возможностей местных бюджетов.

Таким образом, к началу 1921 г. страховые взносы были расчленены на взносы на социальное страхование от безработицы, временной нетрудоспособности, болезни. Социального пособия лишались бывшие помещики, фабриканты, бывшие жандармы, офицеры белой гвардии, служащие полиции и другие лица, лишенные избирательных прав.19

После образования СССР в 1922 г. социальное обеспечение осталось в ведении союзных республик. Социальным обеспечением ведали Наркоматы республик, а с 1923 г. - Наркомат Труда СССР. В некоторых Закавказских республиках наркоматы социального обеспечения были слиты республиканскими комиссариатами внутренних дел и комиссариатов труда. Однако, при слиянии Народного Комиссариата Труда с Народным Комиссариатом Социального Обеспечения, и их местных отделов были допущены ошибки. Наркомтруду и его отделам на местах при слиянии было предоставлено доминирующее положение, и почти везде ответственные посты были заняты представителями Труда. В результате этого явилось, с одной стороны, вытеснение сотрудников Наркомсобеса в центре и на местах, являлись беспартийными, и нередко в своих рядах имели активных меньшевиков. С другой стороны, Наркомсобес в свои органы привлекал, кроме рабочих, авангард крестьянства через Отделы по работе в деревне, деревенские Комячейки, Советы и др. Наркомат труда, базируясь исключительна на профсоюзах, автоматически отстранял авангард крестьянства от работы в Собесе, что противоречит политики Рабочей - Крестьянской власти, так как базой Собеса в значительной степени являлось крестьянство и деревня.20 В отношении пролетариата Наркомат социального обеспечения ставил задачу приближения социального обеспечения к рабочим массам путем привлечения к работе по социальному обеспечению рабочих в комиссиях по охране труда на фабриках и заводах, создание при собесах выборных органов по социальному обеспечению. Совнарком РСФСР принимает также ряд постановлений о социальном обеспечении при инвалидности лиц, занятых наемным трудом, о социальном обеспечении членов семей трудящихся в случае смерти кормильца, а позднее, в 1925 г., ЦИК и Совнарком принимают Положение об обеспечение в порядке социального страхования инвалидов труда и членов семей, умерших или безвестно отсутствующих и инвалидов труда. Для улучшения обеспечения инвалидов войны (в 1-ю очередь инвалидов гражданской войны) и их семей Народный Комиссариат Северной Осетии вели специальный учет этих категорий. По мимо организаций трудовых учреждений инвалидов, органы Собеса должны были вести работу по привлечению инвалидов и их объединений к аренде государственных предприятий, и главным образом, и совхозов, оказывая им при этом возможное содействие и материальную помощь.21

Также предусматривалось и политика натурализации социального обеспечения рабочих по трем направлениям: 1) создать учреждения социального обеспечения, в том числе учреждения для использования труда инвалидов, школ для их обучения и переобучения; 2) включить обеспечиваемых, в известных случаях их нетрудоспособности, в сферу общего снабжения комитетом продовольствия наряду с трудоспособными элементами; 3) охватить всю массу нетрудоспособных сирот, вдов, которая не может быть обеспечена ни в учреждениях, вследствие недостаточности последних, ни путем зачисления их на общее снабжение.

Натурализация денежных пенсий местными отделами социального обеспечения Северной Осетии , согласно ст. 35 Положения о социальном обеспечении трудящихся от 31 ноября 1918 г. касалась денежной пенсии. Натурализация пенсий производилась: а) в виде помещения в инвалидные дома и трудовые колонии; б) в виде снабжения предметами потребления и квартирой. Преимущественно такая социальная поддержка выдавалась исключительно безработным, инвалидам и не имеющим кроме пенсий других средств существования на жизнь.22

В отношение крестьянства политика социального обеспечения была иной. Декретом СНК от 14 мая 1921 г. " Об улучшение постановки дела социального обеспечения рабочих, крестьян и семейств красноармейцев", предписывалось образовывать при сельсоветах и волостных исполкомах крестьянские комитеты взаимопомощи. Эти комитеты должны были осуществлять внутреннее самообложение для помощи нуждающимся, распределять государственные денежные средства, организовывать общественную трудовую помощь и др.

Таким образом, в период нэпа сложились 3 основные формы социального обеспечения:

1) социальное страхование лиц наемного труда; 2) государственно-обязательная взаимопомощь крестьянства; 3) государственное обеспечение учреждений собесов, учебно-профессиональных и производственных мастерских. Этот период характеризуется восстановлением обязательного социального страхования наемных работников.

Одной из острых проблем являлась безработица. Известно, что в Северной Осетии главным промыслом, которым живет большинство население, является сельское хозяйство, земельная площадь, которой может пользоваться крестьянство недостаточно. По данным статбюро за 1924 г. 48 % всех хозяйств Осетии(11,500) имеют посевов не больше 2-х десятин на хозяйство.

Для северной Осетии в большинстве регионов ставят центром внимания в организации крестьянского хозяйства развитие молочного скотоводства и других отраслей животноводства, сопровождающих развитие молочного дела, то есть свиноводство. Коневодство, как промысел, для условий Северной Осетии будет второстепенным делом, а овцеводство в горах будет конкурировать с молочным скотоводством. Развитие молочного скотоводства потребует приспособления полеводства к нуждам молочного скотоводства и сопровождающих его других отраслей животноводства и заставит полеводства стать на более высокую ступень использования земельной площади, почему потребуется больше количество рабочих дней, распределенных более равномерно в году. Таким образом, деревенская безработица будет исчезать, а благосостояние населения будет повышаться.23

Приказом отдела труда Терского ревкома «О порядке представления работы безработным» от 27 апреля 1920 г. создавался специальный отдел распределения рабочей силы, который вел строгий учет трудящихся, не имевших работы по специальности. Трудящийся, который получил работу, продолжающуюся не более 2-х недель, считался безработным и не терял очереди в отделе распределения рабочей силы. В этом приказе особо оговаривалось, что «частные лица, нарушившие порядок предоставления работы, предусмотренной настоящим приказом, подвергаются наказанию в виде штрафа 100.000 рублей и лишению свободы до 6 месяцев.24 Безработица в гор. Владикавказе давала себя очень остро чувствовать.

Динамика безработных:

Одной из главнейших мер борьбы с безработицей была организация коллективов и артелей.25 Также Наркомтруда ГССР организовал фонд улучшения быта безработных. Об организации фонда улучшения быта безработных из штрафных сумм, поступающих за нарушение Кодекса законов о труде и забронировании его за НКТ. И вот что постановили: Основываясь на тяжелом положении безработных, число коих с каждым днем растет с неудержимой быстротой, руководствуясь необходимостью организации целого ряда общежитий, столовых, артелей, всевозможных специальностей и т. д.

Организация столовых, вызываемая желанием помочь находящимся в безвыходно тяжелом положении, в особенности приезжих, кои не имеют возможности ждать дня фактической выдачи пособия, что не представляется возможным за отсутствием каких-либо средств на этот счет, коллегия НКТ постановила: войти с ходатайством в Совнарком ГССР об организации из штрафных сумм, поступающих за нарушение Кодекса законов о труде и постановлений отделы охраны труда, фонда для улучшения быта безработных, который должен находиться в ведении Комиссариата труда, забронирован за ним и, расходоваться по сметам, утвержденным Советом Народных Комиссаров.26 Надо сказать, что безработица, как таковая, в Горской республике наблюдался среди женщин. Для изжития ее притуплено к организации специальных артелей, в которых может быть использован труд женщин. Предполагался организовать прачечную, ведутся переговоры с хозяйственными органами по вопросу об оказании посильной помощи в указанном начинании.27Наркомтруд предложил провести двухнедельник по борьбе с безработицей, туда входило: а) создать комиссию при НКТ из представителей: Наркомата труда, Горского Совета профсоюзов, Горского совнархоза, Горского областного парткома, Наркомата социального обеспечения, женского отдела и союза коммунистической молодежи; б) отделу рынка труда подготовить конкретный план работы двухнедельника; в) усилить работу по контролированию приема, страхования и совместительства рабочих и служащих в учреждениях и предприятиях, привлекая к этой работе профсоюзные организации. 28

Меры, принятые отделом по распределению рабочей силы, постепенно начали давать свои положительные результаты. Во Владикавказе с июня по ноябрь 1920 года было трудоустроено 4709 человек рабочих и служащих. Каждый безработный получал 288 рублей (холостой) и 576 рублей(семейный) в месяц. Конечно, этих денег было не достаточно, но были определенные сдвиги в этой сфере.29

К началу ХХ в. в городе наличествовали следующие формы трудовой деятельности: свободная, наемная и принудительная. «Свободный труд» включал «лиц свободных профессий» - адвокатов, врачей, художников, писателей и т.д. много горожан было занято во второй форме труда - наемной. Третью категорию представляли лица, занятые различными видами труда несвободного. В рассматриваемое время заработная плата росла на удивление быстро, как никогда ранее. Однако все же она отставала от неоправданно высоких цен. Высокую зарплату получали чернорабочие – до 70 рублей в день в октябре 1919 г. Заработок плотника, столяра, каменщика, мостовщика-укладчика за этот же период вырос с 50-70 рублей в день до 120 рублей. Средняя заработная плата продавщица составляла 120 рублей в месяц, посудницы – 80 рублей, кухарки – не менее 100 рублей. Начальник милиции получал 300 рублей, инструктор – 200 рублей, младшему милиционеру был установлен оклад в 100 рублей в месяц. С 1 ноября 1918 г. были введены следующие нормы оплаты учебно-воспитательного труда: преподавателям школ 1 ступени платили 750 рублей, 2 ступени - 800 рублей и 3 ступени – 850 рублей.

Правительство неоднократно пыталось определить прожиточный минимум и в соответствии с ним установить такие тарифы на труд, которые бы обеспечивали этот уровень. Однако задачу осуществить не удалось, т.к. тарифы устаревали вскоре после их введения. Все усиливающаяся инфляция сводила на нет регулярные повышения заработной платы. Неудовлетворенные низкой заработной платы, далеко отставшей от уровня вольных цен, рабочие иногда просто отказывались работать. Натурализация заработной платы оказала отрицательное воздействие на сознание людей, на их отношение к труду. Натуральные выплаты были неизбежным следствием падения роли денег и стремления обеспечить пролетариев любой ценой. Они включали в себя продовольственные выдачи, бесплатные выдачи спецодежды и бесплатные или удешевленные услуги. Так как натуральные выдачи сразу и быстро повышали производительность труда , то по началу на местах именно в них видели главное условие в решении проблемы роста производительности. Общее собрание металлистов г. Владикавказа 20 апреля 1920 г. с удовлетворением отмечало, что «принимаются меры к натурализации заработной платы, причем такая плата, как показал опыт, значительно подымает интенсивность труда, устраняя возможность нарушения тарифных ставок». Так как установленное жалование было ниже необходимого минимума, руководители различных учреждений шли на так называемые «ломки тарифа», т.е. нарушение установленных принципов и правил оплаты труда. Наряду с официальной зарплатой стали практиковать «теневые», а также нелегальное снабжение продуктами питания, дровами, одеждой, обувью.30

Тяжелое экономическое положение страны и разруха государства ограничивали возможность удовлетворить потребности населения, в том числе и социально – культурного характера. Пожалуй, самых больших успехов в социальной политики Горская республика достигла в ликвидации неграмотности. В.И. Ленин считал ликвидацию неграмотности необходимым условием политического просвещения трудящихся и подчеркивал, что «… в стране безграмотной построить коммунистическое общество нельзя». 31

В декрете СНК о ликвидации неграмотности среди населения РСФСР от 26 декабря 1919 г., подписанный В.И. Лениным, было указано: «В целях предоставления всему населению республики возможности сознательного участия в политической жизни страны Совет Народных Комиссаров постановил: все население республики в возрасте от 8 до 50 лет, не умеющие читать, писать, обязано обучаться грамоте на родном или русском языке по желанию. Обучение это ведется в государственных школах как существующих, так и в учреждаемых для неграмотного населения по планам Народного комиссариата просвещения ».

Выдающуюся роль в борьбе с неграмотностью сыграла Всероссийская чрезвычайная комиссия по ликвидации безграмотности (ВЧКЛБ), организованная при Наркомпросе в июле 1920 г. Вслед за этим осенью 1923 г. было организовано Всероссийское добровольное общество "Долой неграмотность" во главе с М. И. Калининым. Органы народного образования организовали ликпунты и школы малограмотных. Они создавались при клубах, избах-читальнях, школах. Срок обучения в ликпунтах устанавливался четыре месяца. В 1921-22 учебном году в Северной Осетии было открыто 13 ликпунтов, а во Владикавказе-20.32 Но это число ликпунтов не могло решать задачи ликвидации неграмотности, ибо в 1923 г. число неграмотных в возрасте от 18 до 35 лет в Осетинском округе составляло более 23 тыс. человек. Для успешного решения задач по ликвидации неграмотности в Осетинском округе необходимо было довести количество школ грамоты до 65. 33 В соответствии с декретом СНК РСФСР от 23 января 1818 г. ревком Терской области 21 апреля 1920 года издал приказ об отмене преподавания закона божьего в школах и освобождении законоучителей от занимаемых должностей. Терский областной ревком заботился об обеспечении школ кадрами учителей и провел повсеместно мобилизацию работников просвещения, работавших не по своей специальности, направляя их на работу в учебные заведения.

В конце 1920 года Терский облревком дал указание окружным ревкомам об использование национализированных имений и усадеб для устройства школ – коммун. Несколько таких школ было открыто в Осетии. К августу 1920 г. во Владикавказском округе к приему детей были готовы 183 школы, из которых 150 начальных с числом учителей 460, высших начальных школ – 27 (с 127 учителями) и 5 средних учебных заведений (42 учителя). Борьба с неграмотностью проводилась среди взрослого населения.

На средства «добровольного общества» содержались тысячи школ по ликвидации неграмотности (ликбезы). В 1925 г. в ликбезах обучалось почти 1,4 млн. взрослых. В результате, по переписи 1926 г., грамотность населения составила 51,5%, в том числе по РСФСР - 55%. Грамотность городского населения составила 76,3%, сельского - 45,2%. С 1923 г. увеличивается сеть рабочих клубов, изб-читален, библиотек. Выпускаются специальные серии популярных брошюр на антирелигиозные, политические, экономические, бытовые, исторические и революционные темы, излагавшие официальную точку зрения. С 1924 г. широко развертывается пропаганда основ ленинизма.

Острая нехватка финансовых ресурсов заставляла государство уменьшать в начале 20-х гг. бюджетные ассигнования школам, переводить их на финансирование из местных бюджетов. В 1921-1922 гг. периодически проводились субботники и "недели" помощи школе, население добровольно собирало средства на нужды просвещения. К середине 20-х гг. школьное образование представляло следующую систему: начальная 4-летняя школа (I ступень), 7-летняя школа в городах, школа крестьянской молодежи (ШКМ), школа фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) на базе начальной школы, школа II ступени (5-9 классы) с профессионализированными 8-9 классами в ряде школ. В некоторых районах и республиках продолжали также существовать раздельные школы для мальчиков и девочек (Дагестан, Средняя Азия), религиозные школы (мектебе, медресе), различались и сроки обучения, начали создаваться школы-интернаты. Профессионально-техническое образование находилось в ведении Главпрофобра.

Массовой формой подготовки кадров рабочих в 1921-1925 гг. стали школы ФЗУ. Не менее 3/4 учащихся этих школ были детьми рабочих. Кадры низшего и среднего технического и административного персонала (мастера, бригадиры, механики) готовились в техникумах, специальных профессиональных школах, краткосрочных курсах. Основным типом профессионального учебного заведения были индустриально-технические, педагогические, сельскохозяйственные, медицинские, экономические, юридические, художественные техникумы с 3-летним сроком обучения. В 20-е годы возникла особая форма высшего образования рабочих - рабочие факультеты (рабфаки), которые вырастили первое поколение советской интеллигенции, политически и идеологически лояльной к советской власти и партии. Осуществление культурной революции в национальных районах страны означало решение таких задач, как развитие народного образования, ликвидация неграмотности взрослого населения, развитие литературы и искусства. В основу культурного строительства в Северной Осетии были положены ленинские указания о культурной революции, как составной части плана построения социализма. Первоочередной задачей при переходе к культурному строительству было создание новой советской школы. Вопросы народного образования стояли в центре внимания правительства Терской Народной Советской Республики. Был образован Терский Народный Комиссариат просвещения во главе с Я.Л. Маркусом.34

Пожалуй, самых больших успехов в социальный политики Горская республика достигла в ликвидации неграмотности. В.И. Ленин считал ликвидацию неграмотности необходимым условием политического просвещения трудящихся и подчеркивал, что «… В стране безграмотной построить коммунистическое нельзя». По всей стране создавалась широкая сеть учреждений внешкольного образования: библиотек, школ для взрослых, народных домов, университетов и т. д.,были созданы отделы народного образования при окружных ревкомах. Во Владикавказе его возглавил Алборов. Отделом народного образования в связи с тем, что в период восстановления Советской власти в Терской области в школах не было занятий, предстояла собрать сведения о количестве детей дошкольного, школьного возраста и всего неграмотного населения от 13 до 50 лет для разработки сети школ и учреждений школьного и внешкольного образования.

Чтобы наглядно представить трудности народного образования в Северной Осетии достаточно привести несколько цифр. По данным переписи 1920 г. грамотность здесь доходила до – 17%. В правобережном округе она составляла 11,6%; в Дзауджикауском - 8%; в Алагире–Ардонском районе – 12,4%, в Дигорском – 7,8%.35

Органы народного образования принимали все меры к тому, чтобы создать материальную базу для школ и дошкольных учреждений. Добивались освобождения школьных помещений, занятых учреждениями и воинскими частями. Вместе с тем под школы и детские дома отводились национализированные помещичьи имения, кулацкие дома и монастыри. Приказом Облревкома от 26 апреля 1920 г. все библиотеки и книжные склады учреждений, клубов, профсоюзов и частных лиц национализировались и переходили в ведении областного отдела народного образования.Только по г. Владикавказу было конфисковано у участников более 80 000 томов книг. Отдел народного образования собранное книжное имущество передавал школам, институтам и создавал публичные библиотеки в городе.К августу 1920 г. во Владикавказском округе к приему детей были готовы 183 школы, из которых 150 начальных с числом учителей 460, высших начальных школ – 27 (с 127 учителями) и 5 средних учебных заведений (42 учителя).36 В соответствие с декретом СНК РСФСР от 23 января 1918 г. ревком Терской области 21 апреля 1920 издал приказ об отмене преподавания законабожьего в школах и освобождение законоучителей от занимаемых должностей. Терский областной ревком заботился об обеспечение школ кадрами учителей и провел повсеместно мобилизацию работников просвещения, работавших не по своей специальности, направляя их на работу в учебные заведения. Развитию народного образования среди горцев – осетин способствовало издание учебников на родном языке.

В 1923 г. на осетинском языке были изданы буквари, составленные и подготовленные к печати И. Гардановым и Г.Гуриевой. Ими же через Центроиздат СССР в 1923 г. была выпущена хрестоматия для чтения на родном языке под названием «ахуырдзинадырухс». В национальных районах особое значение приобретало обучение горянок. Так, 19 августа 1920 г. была открыта школа в селении Ардон, которую посещали 150 женщин. 1925 г. 4 марта в станице Троицка образовали пункт по ликвидацию неграмотности среди населения. Постепенно количество детей, обучавшихся в школе, возрастало. Цифры, приводимые ниже, позволяют видеть этот рост в сравнении. По Владикавказу: 1914 г.- 6556 детей; 1924 г. -1925 гг.- 3824 детей; 1925- 1926 гг. – 11856 детей.37

Наконец 21 августа по приказу Терского областного исполкома появился Терский институт народного образования, который был открыт в результате слияния учительского института, Терской и Осетинской учительских семинарий и Фребельских учительских курсов. В институте имелось 3 факультета: общественно-исторический, физико-математический и рабочий. Таким образом, в результате кропотливой работы, проведенной ревкомами Терской области, началась ликвидация неграмотности горцев. Конечно, это был лишь первый шаг в культурной революции, но очень важный.

В Северной Осетии развитие высшего и среднего образования, создание научно-исследовательских учреждений, формирование профессиональных кадров способствовали развитию науки.

Еще в 1917 г. по инициативе осетинских исследователей Б.А. Алборова, Г.А. Дзагурова, Д.Г. Короева и других было организовано «Осетинское историко-филологическое общество», которое начало заниматься организацией систематических исследований в области осетиноведения. На базе этого Общества с 1925 года Северо-Осетинский Ревком создал Осетинский научно-исследовательский институт краеведения. С этого же года стали выходить «Известия ОСНИИ». В 1930 г.в институте открылась аспирантура.В архиве института – фундаментальные проекты и исполненные по ним работы. Профессор Г.А. Кокиев подготовил и издал сборник документов «Материалы по истории Осетии (XVIII век)». Позднее им же были изданы «Материалы по истории осетинского народа» (т.2-5)

Работа Б.А. Алборова «Краткая грамматика осетинского языка», изданная институтутом в 1925 г. определила одно из главных направлений научно-исследовательской работы в области осетинского языкознания.

В 20-е годы при институте функционировал Музей материальной и духовной культуры. Работники этого музея и культурно-исторического отделения проводили ежегодные научные археолого-этнографические экспедиции по Осетии. Значительным событием в научной жизни Осетии и деятельности ОСНИИ явилось создание в Ленинграде Академией наук СССР трехтомного « Осетина - русско-немецкого словаря» Вс. Миллера.

Ученые Северо-Осетинского педагогического института Б.А. Алборов, Б.В. Скитский, Л.П. Семенов, Г.А. Дзагуров и другие разрабатывали проблемы педагогической науки и практические вопросы развития школы в национальных областях. 20-е и 30-е годы в истории осетинской литературы стали периодом собирания и объединения творческих сил.

Социальный энтузиазм поднимал творческую активность народа. Литературная жизнь выходит из состояния застоя. В литературный процесс вливались свежие силы, особенно из крестьянской среды. Продолжали творить писатели старшего поколения. До художественного совершенства доводит свои драмы «Хазби» и «Две сестры» Е.Бритаев. Незадолго до своей смерти он завершает работу над социально-философской трагедией «Амран». Активно трудился в различных сферах культуры и просвещения Ц. Гадиев. Новая страница открывается в литературной биографии А. Кубалова. Творческий зрелости достигли в эти годы Г. Малиев, И. Джанаев, Д. Хетагуров. Развиваются книгоиздательство и периодическая печать. Стали выходить газеты «Кермен» (1920-1921 гг.), «Растзинад» (1923 г.), «Хурзарин» (с 1924 г.), на страницах которых регулярно печатались литературные произведения. В 1922 году «Осетинский литературный кружок» создал альманах «Малусаг» («Подснежник»).

В 1925 году была организована Осетинская ассоциация пролетарских писателей «Зиу». В нее входили молодые литераторы Сармат Косирати, СозрыкоКулаев, Сергей Джанаев, Арон Плиев и другие. Ассоциация «Зиу» фактически была местным филиалом РАПП. Они стояли на платформе классовой борьбы и требовали от литературы революционной идейности, отрицали неповторимость творческой личности и культивировали пролетарский коллективизм. Художественные критерии подменялись требованиями вульгарного социологизма, пролеткультовский негилизм означал отказ от культурного наследия прошлого, опыта мастеров слова. Такие искажения цели и значения искусства, естественно, приводили к отрицательным последствиям.

Развивалась литературная критика. Передовые писатели поднимали вопросы эстетики и теории литературы, обсуждали проблемы осетинского стихосложения. Опираясь на достижения науки, Нигер освещал вопросы поэтики А. Пушкина и К. Хетагурова, писал о языке и стиле Е. Бритаева, раскрывал содержание природы литературы и искусства, выявил принципы художественного перевода.

Основными литературными направлениями были реализм и романтизм. Другие методы, например символизм, достигший высокого уровня в лирике АлиханаТокаева (1893 – 1920), не получили дальнейшего развития.

В 20-30-е годы заметное развитие в Северной Осетии получает изобразительное искусство. По инициативе группы художников 5 марта 1925 года во Владикавказе была открыта художественная студия.

Творчество художников Северной Осетии в этот период опиралось на творческий опыт русской художественной школы, особенно И. Репина. Оно было пронизано идеями свободы, питалось историко-фольклорными преданиями о героях нартах, темой реальной героики истории осетин.

Активно работают художники старшего поколения: М.С. Туганов, С.М. Едзиев и закончившие обучение в Ленинградской академии художеств Д.М. Дзантиев, С. Д. Тавасиев, С.И. Кусов, А.З. Хохов.

Нэп была временем передышки, некоторой уступкой коммунистами позиций. И некоторым расцветом культуры перед сталинским репрессансом и барокко. Но все же, самые яркие явления культуры эпохи НЭП органичнее связывались с господствующей идеологией в СССР. Таким образом, в Северной Осетии, как и по всей стране, была в основном ликвидирована неграмотность и малограмотность взрослого населения. Так было покончено, если не полностью, то частично с одним из тяжелых явлений прошлого.





















Заключение


Выбор, который встал перед большевиками в начале 1920-х гг. был в пользу не только экономических, но и социальных преобразований. Социальная политика – это одно из важнейших направлений внутренней политики государства, особенно в условиях неустойчивого политического режима, в условиях 1920-х гг. Как и сам нэп, социальная политика этого периода не имела единой программы, закладывалась в сложной политической обстановке и развивалась по нескольким направлениям: стимулирование населения; социальная забота и опека государства; оказание конкретной социальной помощи. Сложная финансовая ситуация 1920-х гг. привела к тому, что социальная деятельность государства была направлена, главным образом, на решение самых насущных социальных проблем: медицинское обслуживание, образование, социальное обеспечение. Так, с целью оживления производственной сферы начинает реализовываться система социальных стимулов к труду: повышение заработной платы и улучшение жилищных условий рабочих, предоставление льгот по кредитам и налогам крестьянам и пр. Мотивация населения с помощью социальных рычагов сочеталось со стремлением государства опекать рабочих, крестьян, обездоленных и малообеспеченных граждан и т.д.

Несмотря на отсутствие во внутриполитической системы государства понятие «социальная политика», советским руководством в годы нэпа были заложены ее основы, предприняты попытки единого подхода в реализации приоритетных социальных направлений. На партийно-государственном уровне произошло осознание того, что производственные факторы и временная нетрудоспособность, инвалидность и безработица, болезни и врачебная помощь, социальная поддержка и обеспечение грамотностью, все это звенья одной цепи, в конечном итоге, определяющие благополучия конкретного человека, социальное здоровье общества. Практическое осуществление социальных мероприятий было возложено на региональные органы власти, роль государства сводилась к законодательной функции.

Главную цель всех преобразований большевистское руководство видело в построении «социализма в отдельно взятой стране» при достижении полной социальной однородности общества. Поэтому социальная политика 1920-х гг. была направлена на укрепление тех слоев населения, которые считались политической и экономической опорой (рабочие, беднейшее крестьянство), при одновременном притеснении классовых противников (нэпманов, кулачества). При этом у той части населения, которая составляла предмет особой заботы партии и государства, появлялось бравирование «рабоче-крестьянским» происхождением, спецеедство, развивалось чувство вседозволенности. Классовая составляющая социальных мероприятий государства грозила социальной нестабильностью и политическим конфликтом между обществом и властью.

В целом Северная Осетия в восстановительный период достигла определенных успехов, заложив основы для дальнейшего развития. В республиках и областях Северного Кавказа за восстановительный период была создана система народного образования, в первые на местах появились научные и высшие учебные заведения, сформировались кадры национальной интеллигенции, а также создается социальная база для общества. Новую жизнь приобрели национальные культуры – они совершили переход от народного творчества к профессиональному искусству. Широкое развитие получает сеть культурно-просветительских учреждений - библиотек, музеев, книжное издательство, расширение сферы периодической печати, читальные избы.

При этом нельзя не учитывать, важнейшие особенности советской модернизации 20-х-30-х гг. Прежде всего то, что она происходила в условиях совершенно нового строя, советского. Её сопровождал процесс коренной ломки, традиционно сложившихся хозяйственных укладов, изменения форм собственности, глубочайших перемен в социальной структуре и общественном сознании.

Прогрессивные силы общества и государства должны проявлять внимание к человеку, личности как таковой, к социокультурным проблемам, всех наций и народностей целью создания равноправных и равноценных условий для их развития
























Библиография.


1.Архивные документы.


Фонд 39 - Владикавказский окружной исполнительный комитет (1920-1921гг.).

Оп.1. Д.11.

Фонд 117 - Надодный Комиссариат социального обеспечения Горской АССР (1924 г.)

Оп. 1. Д.11, 39, 54, 78.

Оп. 2. Д. 39. Фонд 119 - Горский центральный комитет помощи голодающим (1922-1923 гг.).

Оп. 1. Д. 2,5.



2.Периодическая печать.


Газеты.

2.1.Власть Труда, 1925 г. 14 марта.

2.2.Власть труда 1925. 7 мая.


3.Документальные и статистические публикации


3.1. Восстановительный период в Северной Осетии 1921-1925гг. Сборник документов. /Сост. Джанаев А.К., Кричина Е.П., Купча Т.Г., Кияницкая Е.А. Орджоникидзе, 1965.

3.2.Культурное строительство в Северной Осетии (1917-1941 гг.) сборник документов и материалов. Т. 1, Орджоникидзе, 1974, с. 130.

3.3.Кучиев А.Т., Сланов И.А., Кучиев В.Д. Северная Осетия: история и современность. Дзауджикау, 1922 ., С. 122.

4.Исследования:


  1. Блонский Л.В. Детская беспризорность в СССР периода НЭПА: опыт ликвидации :На материалах Нижнего Поволжья. Автореферат М.,2004 http://www.dissercat.com/content/detskaya-besprizornost-v-sssr-perioda-nepa-opyt-likvidatsii-na-materialakh-nizhnego-povolzhy

  2. Гиоев М.И. Аграрная политика. Владикавказ, 1992. С. 39.

  3. Гиоев М. НЭП: опыт и уроки.// Северная Осетия. Владикавказ,1991

  4. Гобеев В.Б. Деятельность Горской РКИ в период новой экономической политики// Учен. Зап. СОГПИ. Т.27.Вып.1, Орджоникидзе, 1967;

  5. Дзахова Л.Х. Система социально–политических отношений в Северной Осетии в восстановительный период. Владикавказ, 2010,

  6. Дзахова Л.Х. Система социально – политических отношении в Северной Осетии в Восстановительный период. Владикавказ, 2010. С.96.

  7. Джиоева К.А. Реализация социальной политики Советского государства в годы НЭПа.//КЛИО. Сборник статей. Под ред. С.А. Хубуловой, Л.Ч. Хаблиевой. Владикавказ, 2012

  8. Кулов Б.С. К высотам культуры. Орджоникидзе, 1979. С. 23.

  9. Кулов Б.С. К Высотам культуры. Орджоникидзе, 1979 г.

  10. Ленин В.И. и Культурная Революция на Северном Кавказе. //Сборник статей. Под общей редакцией Мельникова В.В. Ростов-на-Дону ,1971. С. 3-25.

  11. Марзоев М.Е. Партийная организация Северной Осетии в Восстановительный период. Орджоникидзе, 1963

  12. Мулукаев Р.С. К истории Горской АССР//Известия СОНИИ. Т.20, Орджоникидзе, 1967.Очерки истории Северо-Осетинской партийной организации./ Под ред. Шотаева Н.Ф. Орджоникидзе, 1969,

  13. Рубаева Э.М. Становление и развитие системы здравоохранения в Терской области (вторая половина ХIХ – нач.ХХ вв.). / Автореферат. Владикавказ, 2011. С.14.

  14. Хубулова С.А., Кесаева Ж.К., Хубулова Э.В. Борьба с детской беспризорностью в Северной Осетии (1920-1930-е гг.). Владикавказ, 2011

  15. Хубулова С.А.,КесаеваЖ.К., Хубулова Э.В. Борьба с детской беспризорностью в Северной Осетии (1920-1930-е гг.). Владикавказ, 2011. С. 67-68.

  16. Хубулова С., М. Гапеева «Маленькие люди» в «Большой истории»: Повседневная жизнь Владикавказских обывателей в 1917-1920гг. Владикавказ, 2007. С.117.

  17. Цибиров Г.И. Ликвидация неграмотности в Северной Осетии // Северная Осетия: история и современность. Под ред. А.Г. Кучиев, Сланов И.А., Кучиев В.Д., Цибиров Г.И. Дзауджикау, 1992. С.113.

  18. Чехоева И.А. К вопросу о становление системы здравоохранения на Северном Кавказе. // Северная Осетия: история и современность. Под ред. Малиева Н.Д., Хубуловой С.А. Владикавказ 2000 г.С. 56.

  19. Шотаев Н.Ф. Горская организация РКП(б) в борьбе за восстановление и развитие народного хозяйства на основе НЭПа. Орджоникидзе, 1974.

  20. Яхутль Ю.А. Развитие здравоохранения в период нэпа в Кубано-Черноморской области.http://teoria-practica.ru/-3-2011/istoriya/yahutl.pdf





1

Конституция Российской Федерации. Ст. 7 // Российская газета. 1993. 25 дек.



2Кулов Б.С. К Высотам культуры. Орджоникидзе, 1979 г. Марзоев М.Е. Партийная организация Северной Осетии в Восстановительный период. Орджоникидзе, 1963 Очерки истории Северо-Осетинской партийной организации./ Под ред. Шотаева Н.Ф. Орджоникидзе, 1969,Шотаев Н.Ф. Горская организация РКП(б) в борьбе за восстановление и развитие народного хозяйства на основе НЭПа. Орджоникидзе, 1974.

3Гобеев В.Б. Деятельность Горской РКИ в период новой экономической политики// Учен. Зап. СОГПИ. Т.27.Вып.1, Орджоникидзе, 1967; Мулукаев Р.С. К истории Горской АССР//Известия СОНИИ. Т.20, Орджоникидзе, 1967.

4Хубулова С.А., Кесаева Ж.К., Хубулова Э.В. Борьба с детской беспризорностью в Северной Осетии (1920-1930-е гг.). Владикавказ, 2011. Дзахова Л.Х. Система социально–политических отношений в Северной Осетии в восстановительный период. Владикавказ, 2010, Гиоев М. НЭП: опыт и уроки.// Северная Осетия . Владикавказ,1991

5Яхутль Ю.А. Развитие здравоохранения в период нэпа в Кубано-Черноморской области.http://teoria-practica.ru/-3-2011/istoriya/yahutl.pdf

6Рубаева Э.М. Становление и развитие системы здравоохранения в Терской области (вторая половина ХIХ – нач.ХХ вв.). / Автореферат. Владикавказ, 2011. С.14.

7 Власть труда 1925. 7 мая.

8Чехоева И.А. К вопросу о становление системы здравоохранения на Северном Кавказе. // Северная Осетия: история и современность. Под ред. Малиева Н.Д., Хубуловой С.А. Владикавказ 2000 г.С. 56.

9Семикоз Ф.Ф. обследование в санитарно-малярийном отношении района Нальчик – Дарг-Кох Владикавказского линоотдела. / Сов. Медицина на Северном Кавказе . – Ростов-на-дону, 1923. № 55. С. 18-21.

10Блонский Л.В. Детская беспризорность в СССР периода НЭПА: опыт ликвидации :На материалах Нижнего Поволжья. Автореферат М.,2004 http://www.dissercat.com/content/detskaya-besprizornost-v-sssr-perioda-nepa-opyt-likvidatsii-na-materialakh-nizhnego-povolzhy

11 ЦГА РСО-А. ФР- 39, оп.1. д.-11. л. 79.

12 ЦГА РСО-А. ФР- 119, оп. 1, д.- 2. л. 11.

13 ЦГА РСО - А. ФР-119. Оп.1.д.-5. С. 11.

14Хубулова С.А., Кесаева Ж.К., Хубулова Э.В. Борьба с детской беспризорностью в Северной Осетии (1920-1930-е гг.). Владикавказ, 2011. С. 67

15Хубулова С.А.,КесаеваЖ.К., Хубулова Э.В. Борьба с детской беспризорностью в Северной Осетии (1920-1930-е гг.). Владикавказ, 2011. С. 68.

16 ЦГА РСО-А. Ф. Р.117. ОП. 1. Д. 78. Л.8.

17 ЦГА РСО-А. Ф. Р.117. ОП.1. Д.39. Л.15.

18 ЦГА РСО-А.Ф.Р. 117. ОП.1. Д.11 Л.16

19 ЦГА РСО-А. Ф.Р. 117. Оп.1. Д. 39. Л.104

20 ЦГА РСО-А Ф.Р. 117. Оп.1. Д. 11. Л.105.

21 ЦГА РСО-А Ф.Р. 117. Оп. 1. Д. 39. Л. 13.

22 ЦГА РСО-А Ф.Р.117. Оп.1. Д. 39. Л. 35.

23 Власть Труда. 1925 . 14 марта.

24Кучиев А.Т., Сланов И.А., Кучиев В.Д. Северная Осетия: история и современность. Дзауджикау, 1922 ., С. 122.

25Джанаев А.К., Кричина Е.П., Купча Т.Г., Кияницкая Е.А. Восстановительный период в Северной Осетии. Орджоникидзе, 1965. С. 245.

26 Джанаев А.К., Кричина Е.П., Купча Т.Г., Кияницкая Е.А. Восстановительный период в Северной Осетии. Орджоникидзе, 1965. С. 116.

27 Там же С. 160.

28 Там же С.121.

29Гиоев М.И. Аграрная политика. Владикавказ, 1992. С. 39.

30 С. Хубулова, М. Гапеева «Маленькие люди» в «Большой истории»: Повседневная жизнь Владикавказских обывателей в 1917-1920гг. Владикавказ, 2007. С.117.

31В.И.Ленин и Культурная Революция на Северном Кавказе. //Сборник статей. Под общей редакцией Мельникова В.В. Ростов-на-Дону ,1971. С. 3-25.

32 Культурное строительство в Северной Осетии (1917-1941 гг.) сборник документов и материалов. Т. 1, Орджоникидзе, 1974, с. 130.

33Цибиров Г.И. Ликвидация неграмотности в Северной Осетии // Северная Осетия: история и современность. Под ред. А.Г. Кучиев, Сланов И.А., Кучиев В.Д.,Цибиров Г.И. Дзауджикау, 1992. С.113.

34Кулов Б.С. К высотам культуры. Орджоникидзе, 1979. С. 23.

35Дзахова Л.Х. Система социально – политических отношении в Северной Осетии в Восстановительный период. Владикавказ, 2010. С.96.

36 Власть Труда 1925 г.

37Джиоева К.А. Реализация социальной политики Советского государства в годы НЭПа.//КЛИО. Сборник статей. Под ред. С.А. Хубуловой, Л.Ч. Хаблиевой. Владикавказ, 2012


38

Очень низкие цены на курсы переподготовки от Московского учебного центра для педагогов

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 65% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: KURSY.ORG


Общая информация

Номер материала: ДБ-266468

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>