Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Научные работы / Способы образования имен существительных с уникальными аффиксами в современном русском языке (на материале “Словаря русского языка” С. И. Ожегова)

Способы образования имен существительных с уникальными аффиксами в современном русском языке (на материале “Словаря русского языка” С. И. Ожегова)


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:


Способы образования имен существительных


с уникальными аффиксами в современном


русском языке


(на материале “Словаря русского языка” С.И.Ожегова)






























Содержание


Введение……………………………………………………………………..3


1. Вопрос образования имен существительных с уникальными аффиксами


в современном языке…………………………………………………………5

    1. Проблема степени выделимости уникальных аффиксов в составе ис-

конно русских и заимствованных имен существительных………………13


2. Способы образования имен существительных с уникальными аффик


сами в современном русском языке………………………………………17


2.1.Префиксальный способ…………………………………………….17


2.2.Суффиксальный способ……………………………………………..20


2.3. Префиксально – суффиксальный способ …………………………..24

Заключение………………………………………………………………….29


Список использованной литературы………………………………………31


Приложение………………………………………………………………….34











Введение

Исследователи русского словообразования давно обратили свое внимание на единичные, нерегулярные аффиксы.

В настоящее время вопрос о членимости слов с единичными отрезками не вызывает сомнения ученых. Единичные отрезки бесспорно выделяются. Но принципы их выделения различны.

Объектом исследования являются уникальные словообразовательные части имен существительных.

Изучением уникальных аффиксов занимались многие языковеды ( Е.А. Земская, Г.О. Винокур, Н.М. Шанский, В.Г. Головин, Н.А. Янко-Триницкая, М.Н. Янценецкая, Л.В. Рацибурская и другие)

Целью научного исследования является выяснение способов образования имен существительных с уникальными аффиксами в современном русском языке.

В связи с этим решается ряд конкретных задач:

1) рассмотреть понятие и особенность уникальных морфем;

2) охарактеризовать способы образования имен существительных с уникальными аффиксами в современном русском языке;

3) проанализировать взгляды исследователей на основные способы образования имен существительных с уникальными аффиксами;

4) установить состав уникальных аффиксов имен существительных в современном русском языке.

Актуальность темы определяется необходимостью изучения уникальных

аффиксов как служебных морфем в иерархии нерегулярных-регулярных аффиксов.

В данной работе членение слов с уникальными аффиксами осуществляется вслед за Г.О. Винокуром, Н.М. Шанским, В.Г. Головиным – с учетом семантико - словообразовательной соотносительности производной и производящей, то есть по принципу “производное - производящее”.

В.В. Виноградов при описании аффиксов существительных учитывал количество образований с ним и их возможность образовывать новые слова, т.е. продуктивность. Ученый приводит немного слов с уникальными аффиксами: судья, чертеж, пастух, лентяй, слюнтяй, кафетерий, молодчага, мужлан, здоровила, великан, новатор, плакса, крематорий, гольтепа, гулена.

Г.О. Винокур по традиции подразделял аффиксы на продуктивные - непродуктивные, выделяя единичные отрезки в словах, которые ученый относил к нерегулярным образованиям. Таким образом, Г.О. Винокур одним из первых поставил вопрос об уникальных аффиксах.

Н.М. Шанский единичные аффиксы рассматривает как непродуктивные. Но к непродуктивным относятся и аффиксы, которые встречаются в нескольких словах. Например, в “Очерках по русскому словообразованию” ученый привод такие слова с нерегулярными суффиксами: “свекровь, любовь, патронташ, кустарник, закоулок, продажа, вчерась, малютка, новичок, шиворот, драка, синева, кто, дам.

Выделив уникальные морфемы в особый тип аффиксов, Земская подразделяет аффиксы на типы в зависимости от их способности-неспособности участвовать в образовании новых слов, то есть название “унификс” входит не в ряд суффикс, префикс, аффикс, постфикс, а в ряд непродуктификс, продуктификс, малопродуктификс, хотя мог бы включаться в ряд аффиксов. По мнению Земской, уникальная морфема не является аффиксом, хотя и выделяются морфемы корневые и аффиксальные.

М.Н.Янценецкая разграничивает формальную и семантическую уникальность аффиксов.

Вопрос о наличии значения уникальных аффиксов пока остается открытым. Е.А.Земская и А.Н.Тихонов считают повторяемость важной характеристикой морфемы, поэтому не признают единичные отрезки или часть из них морфемами.


Глава1. Вопрос образования имен существительных с уникальными аффиксами в современном русском языке.

Среди лингвистов идут споры о том, что представляют собой единичные, то есть встречаются лишь в одном слове, отрезки типа – ‘ арус ( стеклярус ), -амт ( почтамт ), - адья ( попадья ) и им подобные. Вычленяются ли они из состава слова, являются ли они аффиксами или незначимыми прокладками (“пустыми морфами”, наращениями)? Попытаемся ответить на эти вопросы.

Причин появления уникальных морфем достаточно много. В.В. Виноградов одной из причин называет то, что ”при анализе морфологического состава унаследованной лексики обнаруживаются разнообразные процессы контаминации, переразложения, семантической деформации, отчасти связанных с включением областных диалектизмов в общенациональный язык”[1,132].

Н.М. Шанский подчеркивал, что нерегулярные аффиксы – это бывшие регулярные суффиксы, которые в силу изменений в лексике и грамматике сохранились сейчас лишь в единичных словах.

Другие ученые отмечают нерегулярные аффиксы, которые возникли на базе исконных в результате переразложения, усложнения.

В.Г. Головин считает, что “утрата языком слова, являющегося производным и производящим, приводит к появлению уникальных аффиксов, причем, чем больше было производных от утраченного языком слова, тем больше уникальных морфем появится в языке.[3].

Возможно, что и в заимствованных словах уникальные морфемы появляются по тем же причинам.Например, кафетерий.

Уникальные суффиксы образуются и на базе словосочетаний. Например, кольчуга, кухмистер.

Уникальные аффиксы используют также и авторы окказиональных слов. В поэзии значительно чаще, чем в других сферах функционирования окказиональных слов, можно встретить новообразования с уникальной структурой, созданные специально с установкой на словесную игру, шутку, которые тем не менее можно типизировать по самой технике их производства. Уникальные структуры возникают в следующих ситуациях:

1) при наложении конца первой основы и омонимичного ( или паронимичного) начала второй основы двух самостоятельных слов.В результате такого наложения “возникает сложное особого типа, включающее в свое значение семантику объединившихся слов, а в свою основу- основы обоих объединившихся слов, причем в качестве определяемого выступает второе слово, а в качестве определяющего- первое слово”[27,254].

Раз в год – развод.

Под стать кинозвезде.

Не успевают граждане дивиться,

Везде и даже, кажется, в суде

Ее зовут рецидевица.

( В. Лейкин);


Над Невою радуга - Ленинградуга,

Мне по - июньски радостно, по- невски ленинградостно,

И, видимо, экзамен я завтра завалю.

(В. Максимов);

2) при контаминации основ, то есть при проникновении первой части ( не обязательно морфемы ) одного слова в другое и вытеснении из этого другого слова его начала: Мерцанье ленты муравейной, лесалок “гвоздики”, Какое женское волненье в дрожании воздуха.( А. Вознесенский ), ср. русалки ;

3) своеобразным способом образования окказионализмов можно признать такое явление как вторжение аффикса ( или целого слова- чаще служебного ) внутрь слова.Вторжение оживляет внутреннюю форму существующего слова.Это явление можно назвать тмезисом: Диктор какой-то нудный.Рядом с тобой живет: Еже- почти – минутно. Режет тебя и рвет. (Б.Слуцкий);Жертво- ли –приношение, или она нас дразнит.(А.Вознесенский)

Унификсы нередко употребляются для создания речевых новообразований разного рода (обычно шутливых). Унификсы, попавшие в состав таких новообразований, обычно не становятся аффиксами языка, а сохраняются лишь в тех контекстах, которые их породили.

В качестве образца обычно используются членимые слова, включающие суффиксоподобные унификсы. Например “ …автор смотрит не в магический кристалл, а в ”решебник“, где уже имеется готовый ответ, но делает вид, что старательно решает жизненную задачу” (“Литературная газета от 1 декабря 1962г.; ср.: решать и учебник). Другой пример из мемуаров А. Белого “Между двух революций“:”Тремоло неаполитанца с закрученными усиками нам било в уши: рукоплесменты”

Очевидно, что слово рукоплесменты содержит основу слова рукоплескать – рукоплескания и унификс, взятый из существительного аплодисменты, имеющего связанную основу: ср. : аплодировать – аплодисменты. Понятность и выразительность неологизма усиливается благодаря тому, что слова, использованные для его построения (рукоплескания, аплодисменты), синонимичны.

В индивидуальной речи могут создаваться слова с фразеологическими унификсами, т.е. унификсами второй группы. Это бывает лишь при нескольких условиях: а) при наличии подсказывающего текста, б) при определенной величине и связанной с ней выразительностью унификсами. Так, например, однофонемные унификсы, как правило, не могут выступать в такой функции, потому что они не соответствуют фонологической структуре русской деривационной морфемы. Если мы возьмем унификс - г из слова четверг и попытаемся сконструировать с помощью этого – г названия дней недели, их общая непонятность и невыразительность будет очевидна: по аналогии с четверг, которое можно соотнести с четверо или с четвертый (с усечением - т -) получим : двое - “двой-г“, трое -“трой-г”, пятеро- “пятер-г“ и т.д. или соотнося с порядковым числительным: второй- “втор-г”,третий - “тре-г”, или “трет-г”, пятый - “пя-г” или “пят-г”и т.д.

Иное дело унификсы многофонемные, своеобразные по своему звуковому облику. Они сразу вызывают ассоциации с теми словами, в которые они впаяны, что облегчает понимание неологизма.

Слова с унификсами не создаются, не строятся в речи. Для того, чтобы эти слова употреблять, их надо знать. И этим свойством слова, включающие унификсы, близки фразеологическим сочетаниям. Однако и фразеологические сочетания, и слова с унификсами сами могут служить образцом для создания новых - индивидуальных - фразеологических сочетаний и новых слов. И в этом же заключается их сходство. Естественно, что, если новообразование становится общеупотребительным и порождает новые слова, унификс теряет свою уникальность – свойство, отличающее его от аффиксов, - и переходит в разряд аффиксов.

Уникальными обычно считаются такие морфемы, которые выступают только в составе одного слова (и его производных). Применительно к одному виду морфем используется также термин “нерегулярные”( в противополож-ность регулярным морфемам). Хотя уникальные морфемы признаются далеко не всеми исследователями, сам факт наличия в ряде слов уникальных частей является бесспорным.

Неоднозначно решается в лингвистике и вопрос о морфемном статусе отдельных уникальных частей слов – в позиции корня или в позиции аффикса. Данный вопрос связан с принципами выделения морфем в целом. Если членение слова осуществляется вслед за Г.О. Винокуром, Н.М.Шанским и другими учеными – с учетом “семантико - словообразовательной соотносительности производной и производящей (или мотивированной и мотивирующей) основ”[26, 39], если выделение морфем в слове ставить в зависимость от словообразовательных связей данного слова с другими словами, в частности с его непосредственно производящим, мотивирующим, то, поскольку корень в производном слове должен повторяться, уникальными в таком случае могут быть только аффиксальные морфемы. К ним относятся, например, уникальные суффиксы в словах:

год – овал – ый (год), дет – вор – а (дети), дуб – рав – а (дуб), зл – ыдень (злой), клей – стер ( клей), патрон – таш ( патрон), поп – а /д’i-а/ ( поп), почтальон (почта), почт – амт (почта), стекл – ярус (стекло) и другие, а также уникальные префиксы в словах: му – сор (сор), ра – дуга ( дуга), ши – ворот (ворот) и другие.

Вопрос о наличии значения единичных отрезков пока остается открытым.

Большинство исследователей (Н.М.Шанский, Г.О.Винокур, Е.А.Земская) склоняются к тому, что уникальные отрезки значимы. Доказательством может служить мнение Е.А.Земской. Она отмечает, что уникальные отрезки слов значимы, так как прибавление такого уникального отрезка влияет на значение слова: почта=почтамт, стекло=стеклярус, поп=попадья. Можно было бы сделать вывод, что эти отрезки значимы: -амт имеет значение”главное учреждение из рода тех, которые названы производящей основой”, -‘арус- “украшение из материала, названного производящей основой”. Попытаемся проверить, так ли это.

Возьмем отрезки – амт и – ‘арус и посмотрим, имеют ли они значение вне состава тех слов, в которых они закреплены, то есть будут ли они понятны носителям языка, если их “приставить” к каким-либо другим основам. Составим слова с этими отрезками, подбирая производящие основы того же семантико-грамматического разряда, что и основы, с которыми “cпаяны” наращения. Вот эти слова: 1) аптек-амт, вокзал-амт, бан’- амт; 2) желез’-арус, янтар’-арус ( или по модели с наложением морфов: янтарус ). Предполагаем, что аптек-амт должно значить “главная аптека”, желез’-арус – “ украшение из железа”

Опрос информантов показывает, что наши слова не понятны 97% отвечающих, то есть наращения вне слов, в которых они закреплены, не значимы.

Таким образом, если наши наращения и значимы, то их значения отличаются от значения “нормальных” аффиксов.Наращения фразеологичны по значению, то есть их смысл подобен значению единичных компонентов фразеологических выражений, которые встречаются в составе одного-единственного фразеологизма, например элементу зга в выражении ни зги не видно. Смысл целого понятен: “ничего не видно”, понятен смысл не видно, а что такое зга остается неясным.Точно таков же и смысл слов с наращениями. Всем понятен отрезок почт- , а что такое –амт- загадка. Ср. также балясы ( из точить балясы- “болтать”, баклуши ( из бить баклуши – “бездельничать”).

Однако не все слова с наращениями фразеологичны по семантике. Существуют наращения, значения которых подобны значению аффиксов данного языка ( ср.: почт-альон и киоск-ер, поп-адья, аптекар-ша ). Поэтому по значе

нию все наращения делятся на две группы: а) те, которым можно приписать значение, выражаемое в данном языке аффиксально ( тип: поп-адья); б) те, которым нельзя приписать значения, выражаемого в данном языке аффиксально ( тип.: стекл’-арус).

Это различие проводит между двумя группами наращений глубокую границу. Первые уникальны лишь по форме, их значение не является чем-то диковинным, необычным, оно подобно значению ряда морфем данного языка.Вторые уникальны и по форме, и по значению. Их смысл не ясен, фразеологичен. Именно поэтому слова, включающие наращения первой группы, стоят ближе к “настоящим”производным словам и лучше членятся, имеют вторую степень членимости. Они тяготеют к словам с синонимичными аффиксами. Слова же, включающие наращения второй группы, членятся хуже (имеют третью степень членимости). Членение таких слов подобно членению фразеологических сочетаний.

Итак, наращения- значимые, далее неделимые части слова. Поэтому их следует считать морфемами, но особого типа. Е.А.Земская использует терминоэлемент –фикс (ср.: суффикс, аффикс, префикс, постфикс), называет их унификсами, так как основное свойство таких морфем- уникальность, единичность.

В чем состоит отличие унификса от “обычных” корневых и аффиксальных морфем?

Унификсы единичны и не употребляются в свободном виде. Это их отличает и от корневых, и от аффиксальных морфем. Аффиксы тоже не употребляются в свободном виде, но они повторяемы в разных словах. Корни бывают единичными, но свобода употребления - их принципиальное свойство. Радиксоиды ( корни, употребляемые лишь в связанном виде ) всегда повторяются. Иначе они не будут вычленяться как корни. Ср. : c-верг-нуть, от-верг –нуть. Унификсы не обладают такими категориями как повторяемость и свобода употребления. Таким образом, унификсы- это особый вид единичных морфем, выступающих лишь в связанном виде; одна группа унификсов по значению подобна аффиксам, другая- фразеологична. Фразеологические сочетания и слова с унификсами сами могут служить образцом для создания новых- индивидуальных- фразеологических сочетаний и новых слов. И в этом заключается их сходство. Естественно, что если новообразование становится общеупотребительным, унификс теряет свою уникальность- свойство, отличающее его от аффиксов, и переходит в разряд аффиксов.

По мнению Е.А.Земской, “унификсы” являются неморфемами: “в тех случаях, когда постфиксальная часть слова является не аффиксом, а унификсом”.[5, 62]. Уникальная морфема не является аффиксом, несмотря на то, что “выделяются морфемы корневые и аффиксальные…”[5,62].

М.Н.Янценецская считает, что уникальность единичных аффиксов обусловлена прежде всего их формальной стороной: подобные аффиксы не имеют формальных аналогов среди других аффиксов современного русского языка. Что же касается семантики таких единичных аффиксов, то она не является уникальной. Единичные аффиксы, и в частности суффиксы, “имеют значения, устанавливаемые нами совершенно так же, как устанавливаются значения суффиксов в образованиях, построенных по продуктивным и регулярным моделям”[29, 427]. “Остаточное значение служебной морфемы” устанавливается “по соотношению с родственными анализируемыми словами (путем “вычитания” из значения целого слова семантики непроизводной основы)”, то есть путем уяснения связей и соотношений, содержащих единичные аффиксы слов “с соответствующими им родственными словами и сравнения с регулярными моделями словообразования”[25, 54,142]. Уникальные аффиксы, как правило, имеют семантические аналоги-синонимы среди неуникальных, регулярных аффиксов; ср. суффиксы со значением женского пола в существительных поп-а/д’j-а/ и аптекар-ш-а, генераль-ш-а и т.п., префиксы, указывающие на чрезмерную интенсивность действия в глаголах ба-хвалиться и за-хвалить, пере-хвалить, пере-спеть и т. п. Таким образом, единичные аффиксы представляют собой уникальное сочетание определенной уникальной формы и определенного неуникального значения.

Поскольку уникальность аффиксов в рассмотренных случаях обусловлена прежде всего их формальной стороной, то некоторые исследователи, в частности М.Н.Янценецкая, признают подобные аффиксы единичными только по форме, тем самым разграничивая формальную и семантическую уникальность аффиксов. Особенность слов, у которых аффиксы обладают типовой, повторяющейся формой и уникальным значением, М.Н.Янценецкая видит в том, что данные слова ”выпадают из системы лексико-словообразовательных значений того словообразовательного типа, в состав которого входят по формальным признакам ”[29,56]. Так, единичным по значению является суффикс –л- в существительном начало отвлеченной семантики, которое выпадает из системы значений отглагольных существительных с суффиксом -л- называющих субъект или орудие действия ( громила, запевала, меняла; точило, пугало, опахало). “Cуффиксы –лиц(е); -льн(я) в словах страшилище, светильня также имеют единичную, ограниченную рамками одного слова семантику, ибо страшилище и светильня обозначают не место действия, как другие слова с данными суффиксами (жилище, хранилище, читальня, курильня), а имеют соответственно значения: “тот, кто (то, что) совершает действия” и “средство действия”.

Таким образом, М.Н.Янценецкая выводит уникальность семантики аффикса из сравнения словообразовательных значений слова с данным аффиксом и слов того словообразовательного типа, к которому могло бы относиться рассматриваемое слово по формальным признакам своего аффикса. Семантическое различие при этом связывается с аффиксом. Единичный аффикс отличается по семантике от формально тождественного ему аффикса того или иного словообразовательного типа.Другими словами, единичные по значению аффиксы имеют омонимы среди аффиксов слов определенных словообразовательных типов. В отличие от единичных по форме аффиксов, которые, имея неуникальную семантику, семантические аналоги, не имеют формальных аналогов, единичные по значению аффиксы имеют формальные аналоги- омонимичные аффиксы (в словах определенных словообразовательных типов), на фоне которых они и являются семантически уникальными.


1.1 Проблема степени выделимости уникальных аффиксов

Проблема выделения уникальных аффиксов в настоящее время находится в стадии решения. Так как отсутствует одинаковый подход, то, следовательно, предлагаются разные принципы членения слова с уникальными аффиксами.

Принципы выделения словообразовательных частей, которыми пользуется Е.А.Земская, позволяют выделить единичные отрезки:”Единичные отрезки… из состава слов вычленяются, так как часть, предшествующая им, встречается с тем же значением в других словах”[5,54]. Членимость таких слов осуществляется ученым по принципу подбора родственных слов, хотя их выделение происходит так, как из слов со связанными корнями, которые всегда должны “повторяться”. Поскольку слова с уникальными аффиксами входят только в один ряд соотношений- вертикальный- они оказываются непроизводными.

А.Н.Тихонов отмечает, что единичные аффиксы вычленяются лишь на фоне однокоренных слов: дет-вора (ср. дети), почт-амт, почт-альон (ср. почта), дубл-икат (ср. дублировать, дублер), флот-илия (ср. флот), клей-стер (ср. клей), франц-уз (ср. Франция), цит-ата (ср. цитировать), ва-банк (ср. банк), мошк –ара (ср. мошка), пав-лин (ср. пава), патрон-таш (ср. патрон), юмор-еска (ср. юмор) [21,48-49], то есть по принципу вертикального ряда. Но ученый рассматривает слова с унификсами как членимые и производные, выделяющиеся на фоне системы мотивированных слов именно “ущербностью выражения своей производности”, в сопоставлении с настоящими производными, образованными при помощи продуктивных и регулярных аффиксов, мотивированность которых обусловлена обязательной соотнесенностью их не только с их производящими, но и с наличием у них словообразовательного ряда, подтверждающего выделение их аффиксальной части. Итак, полноценным служебным морфемам противопоставляются дефектные аффиксальные морфемы.

Л.В.Рацибурская считает, что проблема появления неполноценных морфем влияет на решение вопроса о месте в гнезде слов с уникальными частями, которое будто зависит от учета степеней членимости и мотивированности слов с такими частями. “Меньшая степень членимости и мотивированности слов с уникальными аффиксами определяет их периферийное положение в словообразовательном гнезде по сравнению со словами с более высокой степенью членимости и мотивированности”[14,35]. Но вопрос о месте и роли производных слов с унификсами в словообразовательном гнезде может решиться и с учетом соотношений семантических систем мотивирующих и мотивированных слов. Поэтому место производных слов с унификсами определяется относительно места их производящих в гнезде.

В двухтомном “Словообразовательном словаре русского языка” А.Н.Тихонова приводятся слова с уникальными элементами: “Среди производных слов гнезда встречаются не только активные, продуктивные, но и пассивные, малопродуктивные и непродуктивные типы образований”[ 21,37].

Например, производные с уникальными и регулярными, продуктивными суффиксами поданы в словообразовательном гнезде следующим образом [21, 66].

стекло

стекл’-арус

стекл –янн(ый)

Очевидно, что производные слова с уникальными элементами, как и слова с продуктивными и регулярными аффиксами, входят в сферу действия принципа “производное-производящее”.

Г.О.Винокур слова с уникальными суффиксами считал производными. Рассматривая морфологическое строение слов с уникальными суффиксами, ученый отмечал, что для выделения их необходимо существование хотя бы одного слова, где встречалась бы данная первичная основа (ср. пас- пас-тух).

В.Г.Головин отмечает, что «большинство унификсов выделяются по принципу “производное-производящее”, являются деривационными”[3,74]. По его мнению, “сами принципы анализа представляют собой своеобразную шкалу выделимости аффиксов: первую степень имеют деривационные аффиксы, вычленяющиеся по принципу “производное-производящее”»[3,99].

Итак, с точки зрения выделимости уникальных аффиксов только по соотношению мотивированного и мотивирующего слов степень мотивированности производных слов с уникальными суффиксами, как правило, не отличается от степени мотивированности производных слов, образованных при помощи продуктивных и регулярных суффиксов,так как семантика слов с унификсами формируется так же, как и у слов с регулярными, продуктивными суффиксами (ср. скупой- скупердяй - скупец).

Среди слов с унификсами иногда встречаются членимые, но непроизводные слова (ср. чернила-черный). По имеющемуся соотношению между однокорневыми словами, находящимися в отношении равнопроизводности, выделяется эксдеривационный унификс –ил- в слове чернила. Однако данная словообразовательная часть вычленяется по принципу вертикального ряда. Такие унификсы, как и эксдеривационные аффиксы, имеют уже вторую степень выделимости.

Из существительного коч-ан, которое может быть производящим, выделяется словообразовательная часть –ан по соотношению с производными существительными коч-ерыжк(а), коч-ешок. Из слов, находящихся в отношениях последовательной производности, выделяются уникальные субаффиксы по принципу “производящее-производное”. Такие унификсы и субаффиксы имеют третью степень членимости.

Таким образом, факты языка дают основание утверждать, что к словам разной словообразовательной организации должны применяться разные, но строго определенные принципы анализа. Проблема степени выделимости уникальных аффиксов решается с учетом важнейших принципов словообразовательного и морфемного анализа слов.





















Глава 2.Способы образования имен существительных с уникальными аффиксами в современном русском языке

В современном русском языке существует три основных способа образования имен существительных с уникальными аффиксами: префиксальный, суффиксальный и префиксально-суффиксальный.


2.1 Префиксальный способ

Уникальными по значению могут быть не только суффиксы, но и префиксы. Единичными в настоящее время, очевидно, является префикс контр- в существительном контр-адмирал “первое (младшее) воинское адмиральское звание, а также лицо, носящее это звание”. Приставка контр- обычно образует “имена существительные со значением действия, предмета или явления, носящего ответный, встречный или противоположный характер по отношению к тому, что названо мотивирующим именем существительным ”[4, 244]: контратака, контрдовод, контрнаступление, контрудар и т.п. В слове же контр-адмирал префикс имеет субординационное значение подчиненности (ср. аналогичную семантику префикса под- в слове подполковник), в котором он выступает как единичный на фоне омонимичных префиксов в других словах.

Впрочем, противопоставление в слове контр-адмирал, по-видимому, имело место в прошлом. Существительное контр-адмирал соответствует французскому contre-admiral (ср.адмирал, заимствованное из голл. яз. в 16 веке (admiraal) и восходящее к арабскому emir al bahr “владыка моря”). По регламенту русского флота адмиральские чины были введены в 1699г. Адмирал командовал кордебаталией- средней частью флота, вице-адмирал - авангардом, а контр-адмирал – арьергардом.Таким образом, контр-адмирал был противопоставлен скорее не адмиралу, а вице-адмиралу, если учитывать возглавляемую им часть флота. И это противопоставление на языковом уровне, очевидно, выражалось префиксом контр-. “Затухание” значения противопоставленности у данного префикса в связи с изменением реалий и актуализация субординационного значения в настоящее время способствовали семантическому обособлению префикса в слове контр-адмирал от формально тождественных префиксов в других словах.

По-видимому, можно говорить и о семантической уникальности префикса супер- в существительном суперинъекция – спец. “повторное заражение в условиях незавершившегося инфекционного заболевания”. Существительные с префиксом супер- обычно имеют значение повышенного или высшего качества, а также усиленного действия, названного мотивирующим именем существительным: суперавиация, суперартиллерия, суперкласс, суперлитература и т.п. В слове же суперинфекция префикс имеет значение повторности, что может свидетельствовать о его семантической изолированности, обособленности от омонимичных префиксов в других словах.

Заметим, однако, что в современных толковых словарях приставка супер- трактуется как многозначная. Более того, в словаре С.И.Ожегова и Н.Ю.Шведовой слово суперинфекция объединяется со словом суперобложка (“бумажная обложка поверх переплета книг”) в одном значении: “находящийся на поверхности чего-нибудь или идущий вслед за чем-нибудь”. А в “Толковом словаре…” Т.Ф.Ефремовой существительное суперинфекция (“повторная инфекция”) объединяется с существительным суперобложка (“дополнительная, вторичная обложка, расположенная поверх основной”) на основании значения вторичности того, что названо мотивирующим существительным. По-видимому, такое объединение значений вряд ли целесообразно, поскольку в слове суперобложка доминирующим является не значение поверхности, а пространственное значение, в слове же суперинфекция значение повторности имеет больше временной характер, и сводить данные значения к одному общему инварианту некорректно. О самостоятельном характере словообразовательной семантики префикса в слове суперинфекция свидетельствует о наличие синонимичных префиксов в других словах: ре- (реинфекция), пере- (переизбрание, перерасчет, перерегистрация).

Таким образом, префикс супер- в существительном суперинфекция можно признать семантически уникальным на фоне омонимичных префиксов в других существительных.

При выделении уникальных по значению аффиксов исследователь часто сталкивается с проблемой разграничения омонимии и полисемии. Кроме того, префиксы, в отличие от суффиксов, в меньшей степени закреплены за определенными частями речи и в этом смысле обладают большей самостоятельностью. Так, если в существительном суперобложка префикс супер- с пространственным значением признать омонимичным, формально тождественным префиксом в других существительных, то тем не менее он не будет семантически уникальным, поскольку выступает в том же значении и в прилагательном суперсегментный: суперсегментные единицы языка- “нелинейные (сверхсегментные) единицы, которые накладываются на сегментные единицы, выделяемые в процессе последовательного линейного членения речевого потока (слог, слово, фраза). К ним относятся просодические элементы – долгота, тон, интенсивность, мелодика, ритм, интонация, а также показатели стыка сегментов единиц ”[БЭС].

Таким образом, наличие у префиксов более широких синтагматических возможностей (более широкая сочетаемость одних и тех же префиксов со словами разных частей речи) способствует уменьшению числа префиксальных омонимов и соответственно семантически уникальных префиксов по сравнению с семантически уникальными суффиксами.

Унификсы-префиксы можно выделить в словах: ра-дуга ( ср. дуга), кур-носый (ср.нос), ба-хвалиться (ср. хвалиться), при-мадонна (ср. мадонна), ши-ворот (ср. ворот), луна+парк (ср. парк), пара+тиф (ср. тиф), пан+бархат (ср. бархат), корбе+балет (ср. балет), сюр-реализм, бель-этаж, пали-сад.

Таким образом, среди префиксальных унификсов также имеются единицы, которые уникальны и по форме, и по значению; или единицы, которые уникальны только по форме.

2.2 Суффиксальный способ

Некоторые слова с унификсами и слова с регулярными, продуктивными суффиксами тождественны по лексическому значению и являются словообразовательными синонимами, так как их семантическое отношение к мотивирующему глаголу одинаково, то есть служит базовым для обоих производных существительных (ср.: плакать - плачея, плакальщица- в “старинном похоронном обряде: женщина, оплакивающая за плату покойника”, гулять -гулена (прост.), гуляка (разг.)- “тот, кто любит гулять”), горланить- горлопан(прост.)-горлан (прост.)- “тот, кто горланит, крикун”; бузить -бузотер (прост. неодобр.), бузила (прост.)- “то же, что бузотер”.

Унификсы, привносящие в производные слова и стилистическую маркированность, могут указывать на функционально-стилистическую принадлежность слова (ср.: грубить - грубиян, гулять - гулена, плакать - плакса). Анализ показывает, что абсолютное большинство слов с унификсами в русском языке обладает просторечно-разговорным характером.

Приблизительный перечень унификсов может быть представлен следующими уникальными моделями:

1) со значением ”лицо – характеризующееся действием” в словах мужского рода.

А) унификс - /’А/Р – (орфогр. - ЯР )

Суффикс – АР выделяется в слове дояр, образованном, по мнению Н.М. Шанского, способом обратного словообразования “на базе слова доярка ” [16, 72]. Возможно, мнение ученого основано на том, что слово доярка появилось в языке раньше слова дояр.

В современном русском языке существительное доярка, как и все существительные женского рода, стало соотноситься со словом дояр как с производящим.

Пережив процесс декорреляции, существительное дояр (“работник, который доит коров и ухаживает за ними”) мотивируется уже глаголом доить в значении (прост. “давать молоко (о корове, козе и тому подобное)” ) производящего глагола доиться не участвует в формировании семантики производного.

б) унификс – АШ –

Существительное торгаш мотивируется глаголом торговать.

в) унификс – Е /j / - (орфогр. - ЕЯ ).

В “Грамматике – 80 ” суффикс – Еj – выделяется в нескольких словах: ворожея, швея, жнея, плетея, строчея, плачея, мотивируется глаголами. С появлением слова ворожея словообразовательная структура слова ворожея стала восприниматься иначе: ворожей – ворожея (ср.: кум – кума, супруг – супруга, раб – раба и так далее ). В существительном швея по соотношению с глаголом шить выделяется суффикс (морф) – веj (а) (возможно и соотношение с швец).

В современном русском языке слово жнея (устар. и обл., “то же, что жница”; “то же, что жнейка”) соотносится со словом жнец. В этом случае оно образовано при помощи суффикса – j (а). Следовательно, суффикс – еj – выделяется только в слове плачея и является уникальным.

г) унификс – ИР –

Данный унификс выделяется из слова командир, заимствованного через нем. посредство или прямо из франц. яз. в Петровское время, где “командир” является дериватом от “командовать” [30, 222]. Слово “ командир ” является отглагольным и в современном русском языке.

В “ Cловообразовательном словаре русского языка ” А.Н. Тихонова слово командир считается производным от существительного команда.

д) унификс – ИТ –

Существительное волокита (устар. разг.”любитель ухаживать, волочиться за женщинами”) [17, 3] мотивируется одним из значений глагола волочиться (разг., “ухаживать за женщиной (обычно без серьезных намерений)”). Унификс выделяется в слове, не имеющем активного употребления.

е) унификс - / j / АН - (орфогр. - ЯН)

Существительное грубиян ( разг. “тот, кто говорит грубости, поступает грубо” ) мотивируется знанием глагола грубить ( “говорить грубости кому-либо”). Унификс присоединяется к основе неопределенной формы на “и”, которая сохраняется в производной основе. Производное обозначает человека,

любящего грубить.

ж)унификс - / н’/- (орфогр. – Н (я)).

Унификс выделяется в существительном сводня ( разг., “то же, что сводница”), которое образовано от глагола сводить ( разг., “ помочь кому-л встретиться, увидеть друг друга, познакомиться”). Унификс присоединяется к основе неопределенной формы на “и”, которая сохраняется в производной основе. Производное создано путем обратной ассоциации на базе употребления глагола в переносном значении и обозначает человека по признаку, позволяющему говорящему дать яркую характеристику лицу.

з) унификс - /’o / н - ( орфографич.- ен (а)).

Существительное гулена ( прост., “тот, кто любит гулять; гуляка”) мотивируется двумя значениями производящего глагола гулять (“ ходить не торопясь, для отдыха, прогуливаться, веселиться, развлекаться, кутить”).

и) унификс – ОПАН –

Существительное горлопан (прост., “о том, кто постоянно бранится, сориться кем-л., выражает свое недовольство криком” ) мотивируется глаголом горланить (“ прост., “ говорить, кричать или петь слишком громко, во все горло” ). Производное обозначает крикливого человека.

й) унификс – с –

Существительное плакса ( прост.,”тот, кто часто, без достаточной причины плачет”) мотивируется первым значением глагола плакать (“проливать слезы ( от горя, боли и т.п. )”)

к) унификс –тв /р’/- (орфогр. –тырь).

Слово пастырь (устар. “пастух”) мотивируется глаголом пасти (“присматривать за скотом, птицей”).

л) унификс –х-

Г.О.Винокур выделяет суффикс –их- из слова жених по соотношению со словом жена: “Невозможно отрицать производный характер основы жених по соотношению с женить, жена, хотя других слов с суффиксом лица –их в словах мужского рода я указать не могу”.[2,427].

По мнению Н.М.Шанского, из слова жених выделяется суффикс –х, так как производное существительное соотносится с глаголом жениться, а не с существительным жена.[ 25 , 149].

В “Словообразовательном словаре русского языка” А.Н.Тихонова слово жених приводится образованным от глагола жениться посредством суффикса –их [21, 343].

2) с тем же значением в словах общего рода:

-уг(а) (фонемат. /уг/): хапать-хапуга;

-ыг(а) (фонемат. /иг/): торопить-торопыга (прост.);

3) со значением “явление, характеризующееся совершившимся действием”:

-льщин(а) (фонемат. /л’ш’ин/): бывать-бывальщина (прост.);

4) со значением “предмет, предназначенный для осуществления действия”: -ень (фонемат. /ен’/): ступать-ступенька; -ель (фонемат. /ел’/): купать-купель; -ел(и) (фонемат. /ел’/): качать(ся)-качели; -ул(и) (фонемат. /ул’/): ходить-ходули.

5) со значением “предмет как объект или результат действия” в словах мужского и женского рода: -еж (фонемат. /ож/): чертить-чертеж; -сн(я) (фонемат. /сн’/) и –снь (фонемат. /сн’/): петь-песня и песнь.

6) с процессуальным значением выделяются суффиксы: -овь (фонемат. /ов’/): любить-любовь; -е/j/- (фонемат. /аj/): толкать(ся)-толчея; -изн(а) (фонемат. /изн/): укорять-укоризна;

7) со значением “носитель признака”: -ан/-иян : великан-велик; грубиян-грубый; буян-буйный; -ан-ин (фонемат. /ан’-ин/): чужане-чужанин; -ош(а) (фонемат. /ош/): юноша, святоша; -об(а) (фонемат. /об/): жадный-жадоба(прост.); -ун (фонемат. /ун/): толстун, слепун, вещун;

8) со значением отвлеченного признака, представляющих собой непродуктивные словообразовательные типы, выделяются суффиксы: -ев(а): синева, чернева, коричнева; -об(а) (фонемат. /об/): злоба, худоба; -итет: нейтралитет, суверенитет;

9) со значением “лицо”: -ух (фонемат. /ух/): конюх; -ет (фонемат. /ет/): апологет; -ен(а) (фонемат. /он/): сластена; -урка (фонемат. /урк/): снегурка;

10) со значением “животное”: -юк(а) (фонемат. /ук/): гадюка (гад); -ень (фонемат. /ен’/): слизень (слизь);

11) со значением “неодушевленный предмет, явление”: -ай (фонемат. /aj/): молочай (молоко); -ыль (фонемат. /ил’/): горбыль;

12) со значением “занятия, действия, связанные с лицом или предметом, названным мотивирующим словом”: -еж (фонемат. /ож/): (прост.) картеж (карты); -д(а) (фонемат. /д/): вражда (враг); -из(а) (фонемат. /из/): эксперт-экспертиза.

Таким образом, в словообразовании имен существительных имеются производные с уникальными суффиксами.

2.3 Префиксально-суффиксальный способ

В ”Грамматике-80” приводятся префиксально-суффиксальные существительные. Установление степени регулярности дистантных аффиксов представляет определенный теоретический интерес и является практически значимым при морфемном и словообразовательном разборе слов.

По сложившемуся в науке представлению о дистантных аффиксах выделяются циркумфиксы: “Применительно к русскому языку к циркумфиксам следует отнести двухкомпонентные дистантные аффиксы, составные части которых присоединяются к началу и концу производящей основы (слова)”[7, 119].Термин “циркумфикс” был предложен И.А.Мельчуком [7, 34].

Определив аффикс как двустороннюю единицу, следует констатировать некое функциональное единство префиксально-суффиксальных циркумфиксов производных.

Дистантные нерегулярные циркумфиксы выделяются в существительных современного русского языка с определенными значениями. Различие в значении производных имен выступает совершенно отчетливо. Дериваты представлены в следующих тематических группах имен существительных:

1) названия лиц: отглагольные: по-бег-ушк(а) – прост., “лицо для мелких услуг, для выполнения небольших поручений”;

по-во-дырь – от водить;

с-виде-тель – “человек лично видевший что-либо”;

по-брод-яг(а) –“обнищавший человек, не имеющий постоянной работы и постоянного местожительства” и разг., “о любителе странствовать, менять местожительство” от бродить;

за-всегда-тай –“обычный, постоянный посетитель чего-либо” от основы наречия всегда – “во всякое время, постоянно”;

2) названия лиц со значением отрицательной характеристики: о-балд-уй –бран., “балда, болван” и балда –прост., бран., “бестолковый, грубый человек”; стилистические синонимы используется в речи как эмоциональное средство

3) название совокупностей лиц: по–рос–ль – перен., “потомство, молодое поколение”; от–рас–ль – устар., “потомок, потомство”;

4) название птиц: по–полз–ень – “небольшая птичка отряда воробьиных, хорошо лазающая по деревьям вверх и вниз головой ” от основы глагола ползать;

5) название результата действие: из–городь – о(о) – “ограда из жердей, кольев, прутьев и тому подобное” - огораживать.

6) название предметов для осуществления действия: по–бел–к(а)

- разг., “раствор мела, извести для беления” от белить; при–ступ–ок и разг. при–ступ–к(а) – “ступенька, подножка, небольшое возвышение, по которому всходят куда - либо” от ступить;

7) название отвлеченного действия, признака: о-хот-0(а) – “поиски и преследования зверя или птицы с целью добычи или истребления” от основы глагола охотиться и охота “желание чего-либо склонность к чему-либо” от хотеть;

по-бел-к(а) – “покрытие раствором мела, извести” от белить;

по-бег-ушк(и) – прост. “хлопотливая беготня” и беготня - словообразовательные синонимы от бегать;

при-хоть-0(0) – “каприз, вздорное желание, надуманная затея” от хотеть;

у-дой-0(0) – “то же, что дойка, доение” от доить и дойка, доение - словообразовательные синонимы;

8) название места: отсубстантивные: за-верт—uj(e) – разг., “место, защищенное от ветра”; за-краjuj(e) – разг., “лед, примерший к берегу” и “водное пространство между берегом и краем льда, образующееся в результате скопления талой воды или отрыва ледяного покрова от берега”;

из-головь-j(e)-“то место на постели, куда ложатся головой”;

пере-ул-ок, зако-ул-ок – “небольшой, узкий, глухой переулок” - словообразовательные синонимы при мотивации существительным ул-иц(а);

про-межу-ток – “пространство между чем-либо, разделяющее что-либо // узкий проход между двумя строениями, заборами и тому подобное” и “время, проходящее от одного действия, явления, события до другого, или время, на которое прерывается какое-либо действие, процесс, интервал” при мотивации предлогом между.

о-краj-ин(а) – “крайняя часть какой-либо местности, места и тому-подобное” от крайний;

9) название совместимости предметов: со-плод-и-j(е) – термин., “сросшиеся в месте плоды, производящие впечатление одного плода (у ананаса, свеклы и так далее)”;

10) название части предмета; отсубстантивные: за-кракj-ин(а) – разг., “край чего-либо//спец., выступающая кромка чего-либо” и за-краj-ек, за-краj-к(а) – обл., “то же, что закраина” – словообразовательные синонимы от существительного край;

на-комар-ник – “сетка, надеваемая на голову для защиты головы и лица от укусов комаров”;

о-гуз-ок – “бедренная часть мясной туши” и “шкура с задней части животного” при мотивации существительным гузно – груб. прост., “задняя часть у человека и животного”;

11)названия предметов, территорий по принадлежности: за-стол-иц(а) – “то же, что застолье” и за-столь-j-е – разг., “праздничный стол, угощение, а также сидящие за праздничным столом” – словообразовательные синонимы;

за-границ-0(а) – разг., “зарубежные страны, иностранные государства” при мотивации существительным граница;

за-уш-ник – разг., “часть оправы очков, закладываемая за уши”;

под-шерст-ок – “которая мягкая и тонкая шерсть, растущая снизу, под более крупной шерстью (остью)”;

по-нож-овщин(а) – разг.,“драка с применением ножей”;

12) названия явлений: из-морось-0 – “очень мелкий дождь” от моросить;

за-утр-ен(я) – “одна из церковных служб у христиан, совершаемая рано утром, до обедни”;

па-вод-ок – “кратковременное поднятие уровня воды в реках и других водоемах, происходящее вследствие таяния снега, льда, сильных дождей”;

13) названия избытка признака: за-лиш-ек – прост., “то же, что излишек” и из-лиш-ек – “то, что остается как лишнее по удовлетворению потребности; избыток” и “чрезмерное количество, изобилие чего-либо; излишество”-словообразовательные синонимы от лишний;

за-лыс-ин(а) –“облысевший участок головы от лба над виском” и лы-син(а)- словообразовательные синонимы от лысый;

14) названия подобия: по-басен-к(а) – разг., “короткий забавный рассказ анекдотического или поучительного характера// вымысел, выдумка, небылица” от басня;

пали-сад-ник – “легкий сквозной забор, изгородь”;

15) наименования вместилища: порт-сигар-0 – “плоская коробочка, футляр для ношения папирос или сигар”;

16) наименования действия: ин-касс-о, нескл., ср.-фин., “банковская операция получения денег по поручению доверителя” от касса;

17) наименования уменьшительности: под-лещ-ик – “лещ небольших размеров”;

вз-гор-ок – разг., “пригорок, небольшая горка”.

По мнению В.Г.Головина, “термины “циркумфикс” и “конфикс” можно дифференцировать: первым обозначить охватывающие аффиксы, вторым- все остальные дистантные аффиксы”[3 , 25].

Н.А.Янко-Триницкая предложила называть конфиксами все дистантные аффиксы (дериваторы) [28, 17].

Нерегулярные “конфиксы” сложносуффиксальных производных имен существительных образуют следующие наименования лиц, неличных предметов, состояний и понятий при мотивации словосочетанием числительного с существительным: дв-ое-жен-ец (ср.: две жены), дв-ое-муж-ниц(а) (ср.: два мужа), дв-у-поль-j-е (ср.: два поля), дв-у-член-0 (ср.: мат., два члена), дв-ое-жен-ств(о) (ср.: две жены); дв-у-смысл-иц(а) (ср.: два смысла).

Таким образом, при изучении структуры имен существительных с целью учета нерегулярных служебных морфем нужно исследовать систему производных слов.








Заключение

Вопрос о членимости слова и о наличии у него уникального аффикса решается прежде всего в зависимости от выбора мотивирующего, а также от членимости других слов с аналогичным аффиксом. К числу факторов, влияющих на выбор мотивирующего слова, относят принадлежность слова к активному или пассивному словарному запасу языка, сферы употребления слова, его стилистическая окраска. Характер членимости слова и наличие у него уникального аффикса зависят также от возможности учета периферийной лексики (устаревшие слова), лексики, находящейся за пределами литературной нормы ( слова ограниченной сферы употребления, просторечие), при анализе слов современного русского литературного языка.

Вопрос о наличии в современном русском языке уникальных по значению морфем решается прежде всего в зависимости от принципов выделения морфем. Опора на словообразовательные отношения при членении слова ведет к признанию уникальности аффиксов (как формальной, так и семантической).

Дифференциация уникальных морфем с учетом их формы и семантики, по-видимому, имеет смысл в аспекте отграничения уникальных морфем от морфем неуникальных. В частности, аффиксы, уникальные по форме, в большей степени отличаются от неуникальных, чем аффиксы, уникальные по значению, поскольку не имеют формальных аналогов в системе аффиксальных морфем современного русского языка. Единичные по значению аффиксы на шкале нерегулярности находятся ближе к регулярным, поскольку имеет не только семантические, но и формальные аналоги среди аффиксов того или иного словообразовательного типа, на фоне которых они и являются семантически уникальными. Уникальные по значению аффиксы свидетельствуют об отсутствии резких границ между регулярными явлениями языка, которое обычно относят к центру языковой системы, и единичными фактами языковой периферии, что, в свою очередь, еще раз подтверждает способность языка к дальнейшему движению и развитию.

В современном русском языке существует три основных способа образования имен существительных с уникальными аффиксами: префиксальный, суффиксальный, префиксально-суффиксальный. Наиболее изученным является суффиксальный способ. На образование префиксальных и префиксально-суффиксальных имен существительных предстоит еще обратить внимание. Выделение уникальных аффиксов из слов позволит уточнить состав уникальных элементов.

Таким образом, при изучении структуры имен существительных с целью учета уникальных морфем нужно исследовать систему производных слов.




















Список использованной литературы


1.Виноградов В.В. Избранные труды. Исследования по русской грамматике. – М., 1975. – С. 91-117.

2. Винокур Г.О. Заметки по русскому словообразованию // Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. –М., 1959. –С.427

3.Головин В.Г. Очерки по русской морфемике и словообразованию. – Воронеж, 1990. – С. 34-119.

4.Ефремова Т.Ф. Толковый словарь словообразовательных единиц русского языка. – М., 1996. – С.244.

5.Земская Е.А. Современный русский язык. Словообразование. – М., 1973. – С.54-62.

6.Лопатин В.В. Нулевая аффиксация в системе русского словообразования //Вопросы языкознания. – 1996. - № 1.

7.Мельчук И.А. О “внутренней флексии” в индоевропейских и семитских языках // Вопросы языкознания. – 1963. - № 4.

8.Моисеев А.И. О так называемом “обратном словообразовании” // Актуальные проблемы русского словообразования. Сб. научных статей. – Ташкент. 1975. С.-160.

9.Немченко В.Н. Способы русского словообразования. Горький. 1979.

10.Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю.Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений /Российская академия наук.-М.: Азбуковник, 1999.- 944 с.

11.Обратный словарь русского языка. М., 1974.

12.Плунгян В.А. Общая морфология: Введение в промблематику: Учебное пособие. – М., 2000.

13.Рацибурская Л.В. Лексические факторы выделимости уникальных аффиксов // Русский язык в школе. – 1997. № 3.

14.Рацибурская Л.В. Слова с уникальными частями в словообразовательном гнезде // Словообразовательное гнездо и принципы его описания. – М., 1997.

15.Рацибурская Л.В. Уникальные части в заимствованных словах // Русский язык в школе. – 1995. - № 1.

16.Русская грамматика. – М., 1980. – Т.1.

17. Современный русский язык. В 3 ч. Словообразование. Морфология/

Под ред. Н.М. Шанского, А.Н. Тихонова. – М., 1981. С.72.

18.Словарь русского языка. В 4 т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. – М., 1985.-1988.

19.Тихонов А.Н. Морфема как значимая часть слова// НДВШ.-1971. - № 6.

20.Тихонов А.Н. Морфемно - орфографический словарь. – М., 1996.

21.Тихонов А.Н. Словообразовательный словарь русского языка: В 2т. – М., 1985. – С. 37-66.

22.Улуханов И.С. Значение словообразовательных аффиксов и часть речи мотивирующих слов // Филологические науки. – 1974. - № 4.

23.Фельдман Н.И. Окказиональные слова и лексикография // Вопросы языкознания. 1957.-№ 4.

24.Шанский Н.М., Боброва Г.А. Этимологический словарь русского языка. – М., 1994.

25.Шанский Н.М. Очерки по русскому словообразованию. – М., 1968. –С. 54, 142-149.

26.Шанский Н.М. Эвристические задачи по морфемике и словообразованию // РЯШ. -1993.-№ 6.-С.39.

27.Янко-Триницкая Н.А. Продуктивные способы и образцы окказионального словообразования // АПРС. 1975.-Т.1.-С.254

28.Янко-Триницкая Н.А. Словообразовательная структура и морфемный состав слова // Актуальные проблемы русского словообразования. Самарканд. 1972.

29.Янценецкая М.Н. Семантические вопросы теории словообразования. – Томск. – 1979. -С.56.

30.Этимологический словарь русского языка / Под ред. Н.М. Шанского, - М., 1982. – Вып.8



























Приложение

(указатель уникальных аффиксов)


1.–адь/j/(а) (-адья): поп - попадья с.562;

2.–а/j/ (ай): молоко - молочай с. 364;

3.–альон: почта - почтальон с. 577;

4.–амт: почта - почтамт с. 577;

5.–ан: великий – великан с. 72;

6./ан’-ин/ (-ан-ин): чужане – чужанин (стар.) с. 889;

7.–ара: мошка – мошкара с. 368;

8.-/а/р (-яр): доить-дояр с. 178;

9.-/а/рус (-ярус): стекло – стеклярус с. 765;

10.–ат(а): цитировать – цитата с. 876;

11.–аш : торговать – торгаш (разг.) с. 803;

12.ба-: хвалиться – бахвалиться (разг.) с. 38;

13.ва- : банк – ва-банк с 67;

14.–веj(а): шить-швея с. 893;

15.вз- ; -ок : горка – взгорок (разг.) с. 79;

16.–вор(а): дети – детвора с. 163;

17.-/ук/ (-юк(а)) : гад – гадюка с. 124;

18./-д/ (д(а)): враг – вражда с. 102;

19.–ев(а) : синий – синева с. 717;

20.–е/j/ (-ея): ворожей - ворожея с. 97;

21.–е/j/ (-ея): плакать – плачея (устар.) с. 522;

22./ел’/ (ел(и)): качать(ся) – качели с. 270;

23./-ел’/ (ель): купать – купель с. 314;

24./-ен’/ (-ень): слизь – слизень с. 730;

25./-ен’/ (-ень): ступать – ступенька с. 776;

26.–ерыжк(а) : кочан – кочерыжка с. 301;

27.–еска : юмор – юмореска с. 915;

28.за-; -ен(я): утро – заутреня с. 223;

29.за- ; -иj(е): ветер – заветрие (разг.) с. 199

30.за-; -ин(а): лысый – залысина с. 210;

31.за-; -иц(а): стол – застолица с 220;

32.за-; -тай: всегда – завсегдатай (разг.) с. 200;

33./-иг/ (-ыг(а)): тороп ить – торопыга (разг.) с. 804;

34.из-; 0(о): огораживать – изгородь с. 239;

35.из-; 0: моросить – изморось с 241;

36./из/ (-из(а)) : эксперт – экспертиза с. 908;

37.из-; -j(е) : голова – изголовье с. 239;

38./-изн/ -изн(а): укорять – укоризна с. 830;

39.-/икат/ (-икат): дублировать – дубликат с. 181;

40.-/ил/ (ил(а)): черный – чернила с. 881;

41./-ил’/ (-ыль): горб – горбыль с. 138;

42.-/илиj(а)/ (илия): флот – флотилия с. 854;

43.–ир : командовать – командир с. 268;

44.–исмент(ы): аплодировать – аплодисменты с. 27;

45.–ит-: волочить(ся) – волокита (разг.) с. 94

46.-/итет/ (-итет): суверенный – суверенитет с. 777;

47.-/jа/н (-ян): грубить – грубиян (разг.) с. 146;

48.контр- : адмирал – контр-адмирал с. 292;

49.кур- : нос – курносый с. 315;

50.–л-: начать – начало с. 399;

51.–лин : пава – павлин с. 488;

52.лун(а)- : парк – лунапарк с. 334;

53./л’ш’ин/ (льщин(а)): бывать – бывальщина (прост.) с. 65;

54.му- : сор – мусор с. 370;

55.–н-: вечер – вечерня с. 78;

56.-/н’/ (-н(я)): сводить – сводня (разг.) с. 704;

57.на- ; -ник : комар – накомарник с.384;

58./об/ (-об(а)): злой – злоба с. 230;

59./-об/ (-об(а)): жадный – жадоба (прост.) с. 189;

60.–овал: год – годовалый с. 135;

61.-/ов’/ (-овь): любить – любовь с. 336;

62.-/ож/ (-еж): карты – картеж (разг.) с. 267;

63.-/ож/ (-еж): чертить – чертеж с. 882;

64.о- ; -ок : гузно (груб.) – огузок с. 445;

65.-/’о/н(а) (-ен(а)): гулять – гулена (разг.) с. 149;

66.о- ; 0 (а): хотеть – охота с. 485;

67.–опан : горланить – горлопан (прост. презр.) с. 139

68.от- ; -ль: расти - отрасль с.478;

69.о- ; -уй : балда – обалдуй (прост.) с. 424;

70.-/ош/ (-ош(а)): юный – юноша с. 915;

71.пали- ; -ник : сад – палисадник с. 490;

72.пере- ; -ок : улица – переулок с. 512;

73.под- ; -ик : лещ – подлещик с. 537;

74.по- ; дырь- : водить – поводырь с. 529;

75.по- ; -ень : ползать –поползень с. 562;

76.по- ; -к(а): басня – побасенка (разг.) с. 526;

76.по- ; -к(а): белить – побелка (разг.) с. 527;

77.по- ; ль : расти – поросль (перен.) с. 565;

78.по- ; -овщин(а): поножовщина (разг.) с. 561;

79.по- ; -кшк(а) : бегать – побегушка (разг.) с. 526;

80.порт- ; 0 : портсигар с. 565;

81.по- ; –яг(а) : бродить – побродяга (разг.) с. 527;

82.при- : мадонна – примадонна с. 594;

83.при- ; -к(а) : ступить – приступка с. 600

84.ра- : дуга – радуга с. 640;

85.–рав- : дуб – дубрава с. 181;

86.–с(а) : плакать – плакса (разг.) с. 520;

87./сн’/ (снь) : петь – песнь с. 514;

88./cн’/ (cн(я)) : петь – песня с. 514

89.с- ; -тель : видеть – свидетель с. 702;

90.–стер : клей – клейстер с. 276;

91.супер- : инфекция – суперинфекция с. 780;

92.–таш : патрон – патронташ с. 496;

93.–тв/р’/ (тырь): пасти – пастырь (устар.) с. 495;

94./уг/ (уг(а)): хапать – хапуга (прост. презр.) с. 860;

95.–уз : Франция – француз с. 857;

96.у- ; 0(о): доить, дойка – удой с. 827;

97./ул’/ (-ул(и)): ходить – ходули с. 856;

98.-/ун/ (-ун): толстый – толстун с. 801;

99.-/урк/ (-урк(а)): снег – снегурка с. 738;

100.-/ух/ (-ух): конь – конюх с. 294;

101.-х-: жениться – жених с. 192;

102.ши- : ворот – шиворот с. 896;

103. –ыдень : злой – злыдень (прост.) с. 23.




































40



Автор
Дата добавления 23.10.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Научные работы
Просмотров161
Номер материала ДБ-285048
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх