Инфоурок / Иностранные языки / Другие методич. материалы / Способы словообразования и словообразовательное гнездо (СГ) как объект лингвистического анализа в русском и английском языках

Способы словообразования и словообразовательное гнездо (СГ) как объект лингвистического анализа в русском и английском языках

Напоминаем, что в соответствии с профстандартом педагога (утверждён Приказом Минтруда России), если у Вас нет соответствующего преподаваемому предмету образования, то Вам необходимо пройти профессиональную переподготовку по профилю педагогической деятельности. Сделать это Вы можете дистанционно на сайте проекта "Инфоурок" и получить диплом с присвоением квалификации уже через 2 месяца!

Только сейчас действует СКИДКА 50% для всех педагогов на все 111 курсов профессиональной переподготовки! Доступна рассрочка с первым взносом всего 10%, при этом цена курса не увеличивается из-за использования рассрочки!

ВЫБРАТЬ КУРС И ПОДАТЬ ЗАЯВКУ
библиотека
материалов

Способы словообразования и словообразовательное гнездо (СГ) как объект лингвистического анализа в русском и английском языках

Данное исследование посвящено изучению формально-семантического устройства словообразовательных гнезд

Работа затрагивает актуальные вопросы словообразования. В исследовательских работах и научных монографиях российских ученых-лингвистов В.Л.Гинзбурга (2010), В.Г.Фатхутдиновой (2012) уделяется значительное внимание изучению словообразовательных гнезд, их структурно-семантических особенностей, определению места словообразовательных гнезд в системе словообразования

Цель настоящей работы – изучение формально-семантического устройства словообразовательных гнезд

Вопросы словообразования с давних времен привлекают пристальное внимание ученых-лингвистов. Начало изучения русского словообразования положено в трудах таких известных ученых, как М.В. Ломоносов (1755), Ф.Х. Востоков (1831), Ф.И. Буслаев (1850), И.А. Бодуэн дэ Кортенэ (1963), Н.В. Крушевский (1998), А.А. Потебня (2007) и многих других.

Словообразование в качестве особого раздела науки о языке изучает родственные связи и структурные типы слов, их морфемику и строение, а также их деривацию (т. е. словопроизводство). Поэтому конкретным предметом словообразования являются лексические единицы с точки зрения их морфемного состава, структуры и способов деривации.

СГ как объект лингвистического исследования представляет собой самую сложную и многомерную единицу словообразования: в его структуре выявляются формально-семантические связи слов, разные типы отношений исходного слова и его производных.

Изучением СГ в отечественной лингвистике занимались такие ученые, как Е.Л.Гинзбург (1979) , А.И.Моисеев (1977), А.Н.Тихонов (1987), В.Г.Фатхутдинова (2005), и многие другие.

Согласно определению А. Н. Тихонова, словообразовательное гнездо –
это упорядоченная отношениями производности совокупность однокоренных
слов [43, С. 7]. В составе СГ можно выделить словообразовательную пару,

цепочку и парадигму, которые тесно связаны друг с другом. Говоря о структуре гнезда, следует также отметить, что для нее не характерна раз и навсегда заданная форма Границы гнезда подвижны, поэтому они могут пополняться новыми словами, и, наоборот, многие слова, перемещаясь от центра на периферию, выходят из него.

При научном анализе слова важны будут не его лексические и грамматические признаки, а то, что оно: 1) принадлежит к структурному типу слов формулы (н-р, «основа + окончание») 2) имеет производную основу, состоящую из приставки, корня и суффикса; 3) относится к регулярному словообразовательному ряду отвлеченных существительных действия; 4) выделяет в своем составе материально выраженную флексию; 5) образовано посредством суффикса отвлеченного действия и т.д. Отдельные слова как значимое целое изучаются в словообразовании не «сами по себе» и «для себя», а как единицы языка, путем анализа которых лингвисты познают словообразовательную систему в целом, общие законы ее функционирования и развития, правила и нормы словопроизводства. Более подробно рассмотрим анализ структуры слова, а именно, морфемный состав слова, под которым понимается совокупность выделяемых в слове значимых частей (руч-, -ищ-а в слове «ручища»). Часто такое членение слова на морфемы отождествляется с установлением структуры слова, которая является системой взаимосвязанных и соотносительных друг с другом морфем, образующих слово как лексико-грамматическое единство. В силу этого, чтобы вскрыть характер структуры слова, недостаточно определить его морфемный состав, необходимо также установить словообразовательную специфику морфем, их значение и те связи и соотношения, в которых эти морфемы находятся. Однотипные по морфемному составу слова могут серьезно отличаться друг от друга структурой, характером объединения морфем [53].

Установление морфемного состава слова и его современной структуры далеко не всегда является одновременно и выяснением происхождения этого слова. Происхождение той или иной лексической единицы – ее родословная, а это связано уже с определением реальных обстоятельств и условий появления слова в языке. Часто структурные близнецы оказываются генетически чужими, и, наоборот, морфемно и структурно разнотипные слова – словами-родственниками.

Н.М. Шанский приводит мнение о том, что предмет морфемного анализа – слово как индивидуальное морфемосочетание. Он дает ответ на то, какие «элементарные значимости» выделяются в то или иное время в данной лексической единице. Это начальная, но обязательная стадия словообразовательного анализа. Конечной целью деление структуры слова и его места среди других слов на определенном временном срезе. С помощью этимологического анализа устанавливается исходная структура слова, характерная для него в момент его возникновения в языке, выясняется, как и на базе чего оно реально было образовано [53, С.8].

В отличие от научного анализа структуры слова явление этимологической рефлексии (или языкового чутья) носителей языка или изучающих его представляет собой естественное и стихийное восприятие слова. Оно основано на субъективном лингвистическом опыте, в свете которого одинаковые явления могут пониматься и толковаться по-разному и, наоборот, разные – отождествляться. Этимологическая рефлексия на слово может приводить к тем же результатам; которые мы получаем путем научного анализа (особенно морфемного). Здесь многoe определяется индивидуальным словарем говорящего, его языковым чутьем и образованностью. Однако этимологическая рефлексия – не средство изучения словообразовательных сущностей, а, напротив, то, что требует (в качестве проявления речевой деятельности на словообразовательном уровне) серьезного и всестороннего научного изучения. Разбор слова по составу и словообразовательный анализ слова всегда должны базироваться на существующем в языке в данный момент его развития лексическом материале и строгом соблюдении правил, приемов и процедуры членения слова на значимые части и определении, занимаемой им в настоящее время словообразовательной позиции.

Принципы морфемного и словообразовательного анализа являются составляющими словообразовательной системы языка. Дать формулу словообразовательной структуры слова, зная лишь, на какие морфемы оно распадается, невозможно. А это значит, что нельзя и выйти в таком случае за пределы анализируемого слова в словообразовательную систему, определить его словообразовательное место в ряду других слов, установить лингвистические свойства составляющих его морфем. Только словообразовательный анализ дает нам в руки данные, которые можно использовать для изучения словообразовательной системы в целом, поскольку именно он позволяет соотносить слово как определенную структурную единиц у с другими словами. Морфемный анализ выступает лишь как помощник словообразовательного. В силу этого он должен производиться с учетом всех тех требований, которые предъявляются к словообразовательному анализу.

Подлинно научный анализ структуры слова, а не механическое членение слова на морфемы (иногда не существующие) возможен только в том случае, когда слово рассматривается, во-первых, на фоне родственных и одноструктурных ему в данный момент слов, а во-вторых, в совокупности всех присущих ему грамматических форм. Это является основным принципом словообразовательного анализа (как и морфемного) [53, C.9].

Например, выделение приставки о- в слове одеть оказывается возможным в силу существования рядом с ним родственных и структурносемантически соотносительных глаголов раздеть, надеть, в которых имеется (наряду с приставками раз-, на-) тот же корень -де-. Определение значения приставки не требует выхода за эти словесные пределы, оно может быть вскрыто при сравнении семантики анализируемого глагола с семантикой слов раздеть и надеть. Однако для уяснения характера этого значения (оно у приставки о- свободное) необходимо привлечь имеющие ту же приставку глаголы окутать, окрасить, оклеить и т. д. Для выделения инфинитивного -ть следует обратиться к присущим данному глаголу формам (одену, одел и т. д.). Наконец, сравнение с родственными словами, одноструктурными словами и словами, содержащими те же служебные морфемы (ср.: раздеть, надеть при отсутствии соотносительного «деть»; окутать, раскутать при наличии кутать; разуть, обуть при отсутствии бесприставочного «уть» и т. д.), позволяет установить связанный характер непроизводной основы -д.

Анализировать структуру слова, привлекая в связи с этим родственные ему в настоящее время лексические единицы, нельзя произвольно, путем простого его сопоставления с имеющими ту же непроизводную основу словами (пусть и в порядке убывающей их сложности).

Правильное членение слова на морфемы, а затем и определение его структуры невозможно без учета связей и соотношений, существующих между производной и производящей основами, иначе говоря, между анализируемым словом (при условии, что оно имеет производную, т. е. членимую, делимую на морфемы, основу) и прямо и непосредственно соотносящимся с ним словом того же корня.

При морфемном анализе правило обязательного учета связей и отношений производной и производящей основ проявляется в отказе от методики разбора слова по составу, начиная с корня. Слово членится «с конца», снимается один слой за другим.

Последовательное выделение в слове его значимых частей, происходящее, так сказать, по принципу «матрешки», т. е. анализ прямо и непосредственно соотносительных с точки зрения современного языкового сознания родственных образований, гарантирует (естественно, если этот принцип сочетается со строгим учетом данных парадигматику) от всех возможных ошибок и неточностей, позволяет выделять наличные в слове морфемы и определять их действительную семантику, дифференцируя похожие, но различные значимые части и структурные типы лексических единиц [53, C.10].

Метод установления семантико-словообразовательной соотносительности производной и производящей основ не является единственным при установлении структуры слова. Уже говорилось о необходимости учитывать грамматические формы слова Если анализируются слова, имеющие в своем составе связанные непроизводные основы, учет родственных им слов может приобретать вид сопоставления двух соотносительных производных основ, общая производящая корневая морфема которых известна в настоящее время лишь в связанном виде (ср.: у-бав-и(ть) – при-бав-и(ть), комму н-ист– комму н-изм-я, косм-ос – косм-ическ-(ий), пт-иц(а) – пт-ах(а) и т.д.). Однако все эти «операционные дополнения» так же базируются на синтагматическом характере слова (включая и слова с непроизводной основой, имеющие формы словоизменения), как и определение для анализируемой основы соответствующей производящей.

Следование принципу деления слов по непосредственно составляющим, гарантируя правильное определение морфемного состава слова, позволяет также установить его «синхронную этимологию», а тем самым и действительную его структуру.

Вместе с тем для выяснения структуры слова одного членения слов по непосредственно составляющим недостаточно: требуется всесторонний анализ слов в широком лингвистическом контексте (сопоставление с одноструктурными образованиями, отграничение от похожих, учет разницы морфем в характере и проявлении их значений и т. д.).

Научная процедура определения морфемного состава слова (с чего, собственно, и начинается выяснение его структуры) представляет собой последовательное выделение непосредственно составляющих, заканчивающееся вычленением нелроизводной основы, например: увлекательность – увлекательный, увлекательный – увлекать, увлекать – увлечь, увлечь – влечь, в результате – [(у-влек)-а]-тельн)ость]. В этом случае нельзя забывать, что «о производной основе можно говорить лишь тогда и лишь до тех пор, пока есть соотнесенная с ней основа непроизводная» [14, C.425].

В связи со сказанным при словообразовательном анализе принципиально важно учитывать разницу между основной и служебными морфемами как частями слова: первая составляет его необходимую принадлежность (слов без корня нет!), вторые могут в нем и не быть. Именно этим и определяется сформулированный выше важнейший принцип словообразовательного анализа: производная основа существует как делимое целое, лишь если есть соотносительная ей в словообразовательном и семантическом отношении непроизводная. Основа не может быть производной, если то, что мы хотим выделить в данном слове в качестве корня, не встречается как идентичная значимая часть в каком-либо другом слове. Слово может быть охарактеризовано как слово с производной основой только в том случае, если рядом есть хоть одно родственное с той же непроизводной основой. Поэтому будет неверным выделение чего-то в качестве непроизводной основы, если выделяемое известно в языке только в этом слове и ни в каком другом не встречается [53, C.11].

При наличии обязательной соотносительности родственных слов вовсе не обязательна соотносительность слов одноструктурных. Поэтому производных слов и основ с изолированными, единичными, только в них выделяющимися непроизводными основами нет и быть не может, но есть производные основы и слова, в которых выделяются только в их составе живые сейчас аффиксы. Наличие в основах слов и в словоформах нерегулярных, изолированных, не образующих воспроизводимой модели служебных морфем объясняется историческим характером языковой системы, содержащей продуктивные и непродуктивные словообразовательные типы, модели как регулярного, так и нерегулярного характера. В таких случаях проведенное морфемное членение слова должно быть всегда сопоставлено с фактами языкового прошлого или языка-источника, а остаточное значение служебной морфемы, установленное в ней по соотношению с родственными анализируемому словами (путем «вычитания» из значения целого слова семантики непроизводной основы), проверено сравнением с соотносительными моделями.

Словообразовательный анализ устанавливает, что анализируемое слово представляет собой в словообразовательном отношении в настоящее время. Как данное слово возникло в действительности, словообразовательный анализ показывает только в том случае, если рассматриваемое слово и сейчас имеет ту же структуру, какую оно имело в момент своего появления в языке.

Словообразовательный анализ необходимо четко отграничивать от анализа этимологического (особенно тогда, когда его данные привлекаются для объяснения современной структуры слова). Нельзя переносить в словообразовательную систему современного языка те связи и соотношения, которые существовали в нем ранее, и те, которые существуют или существовали между словами в других (родственных и неродственных) языках.

Для того чтобы правильно интерпретировать факты при морфемном членении и установлении структуры того или иного конкретного слова, необходимо ясно представлять себе специфические особенности русского слова как определенной структурной единицы в целом (разной в пределах различных лексико-грамматических классов). Особенно важным здесь является учет разных возможностей соединения морфем внутри слова друг с другом, различного характера слов с точки зрения их структуры и основных семантических и деривативных особенностей (в первую очередь диапазона распространения корневых и служебных морфем). Так, применяя при членении слова на морфемы принцип учета связей и отношений между производной и производящей основами, следует иметь в виду, что морфемы в слове могут располагаться не только в линейной последовательности агглютинативного характера, например: при-нес-у, без-рук-ав-к(а), вод-о-лаз и т. д., но и в порядке аппликации, находя одна на другую, например: приду, лермонтовед, бескозырка и др. [53, C.13].

Чрезвычайно тесное слияние приставки и непроизводной основы (при четком и ясном осознании той и другой морфемы) можно наблюдать, например, в слове бессудный, в котором с относится на стыке морфем как к приставке бес-, так и к непроизводной основе ссуд-. Такое же «взаимопроникновение» элементов, на этот раз уже непроизводной основы и суффикса, наблюдается в слове антенный, в котором не является принадлежностью как корня антенн- так и суффикса -н(ый).

Устанавливая структуру слова (в частности, отношения друг к другу морфем) и его происхождение, необходимо учитывать продуктивность выделяемой в нем служебной морфемы в пределах той части речи, к которой оно относится, а также характерные для нее словообразовательные связи. Это позволит доказать, что установленная с помощью учета соотнесенности производной и производящей основ словообразовательная характеристика слова является действительно верной.

Так, в словах пробег, подход и просинь, подкласс морфемный состав однотипен (приставка + корень + нулевое окончание), однако структура и способы образования разные, поскольку первые прямо и непосредственно связаны с глаголами пробегать, подходить и выступают в виде безаффиксных производных от этих глаголов, а вторая пара слов соотносится с существительными синь и класс. О том, что такое объяснение является правильным и исключает интерпретацию первых двух слов как подобных существительным просинь и подкласс, свидетельствуют характер и значение приставок про- и под- в этих словах и их словообразовательные связи в целом (ср.: глагольные непроизводные основы в словах пробег, подход и именные в словах подкласс, просинь) [53, C.14].

Выделяя в составе слова соединительную морфему -о'-е, нужно помнить, что она может быть лишь межосновной, т. е. возможна только тогда, когда слово содержит не менее двух корней. Поэтому, например, будет неверным деление основы в словах типа картотека на непроизводную основу карт-, соединительную гласную о и суффикс -тек(а) со значением «собрание, склад». По соотношению с соответствующей непроизводной основой карт- в карта мы имеем право выделить в существительном картотека лишь остающийся, за вычетом корня карт-, суффикс -отек(а) Как правильное членение слова на морфемы, так и более сложная операция – определение действительной его структуры – невозможны без строгого соблюдения целого ряда принципиальных условий:

1. Слово должно рассматриваться на фоне родственных и одноструктурных слов, а также в совокупности всех присущих ему грамматических форм.

2. Следует учитывать связи и отношения, существующие между производной и производящей основами.

3. Словообразовательный анализ нельзя смешивать с этимологической рефлексией на слово: он должен опираться на объективные факты языка, а не на субъективное языковое чутье носителей языка.

4. Производная основа существует лишь постольку и до тех пор, пока в языке имеется соответствующая ей непроизводная; что касается соотносительности одноструктурных слов, то ее может и не быть. Поэтому в составе слов с производной основой не могут быть единичные непроизводные основы, но возможны и существуют единичные аффиксы.

5. Нельзя смешивать словообразовательный анализ с анализом этимологическим и в силу этого переносить при проведении словообразовательного анализа в план синхронии факты других языковых эпох и систем.

6. Словообразовательная структура слова должна анализироваться с учетом существования в языке омонимии слов и морфем и омонимии словообразовательной формы.

7. Совершенно обязателен при словообразовательном анализе конкретного слова учет специфических особенностей структуры русских слов в целом[53, C.14].

В свете сформулированных принципов членение слова на морфемы представляет собой последовательный ряд операций по установлению непосредственно составляющих данное слово элементов, последняя из которых приводит к выделению далее нечленимой основы, а определение структуры слова (после уяснения связей и соотношений между составляющими его морфемами) – последовательный ряд операций по сравнению и сопоставлению данного слова с другими в широком языковом «контексте» (при необходимости даже иных эпох и систем).

Переходя к этимологическому анализу слова, следует подчеркнуть, что он определяет ранее существовавшее строение слова и его исходные словообразовательные связи. Таким образом, этимологический и словообразовательный анализы противопоставлены друг другу прежде всего тем, что первый является средством выяснения прошлого в жизни слова, тогда как второй имеет своей целью объяснить его настоящее. Словообразовательный и этимологический анализы резко разнятся между собой и объемом задач. При разборе со словообразовательной точки зрения, например, слов подтексту колоннада, водопад важно установить, что слово подтекст выделяет приставку под-, непроизводную основу -текст- и нулевое окончание и образовано префиксальным способом, что слово колоннада представляет собой суффиксальное образование с помощью -ад(а) от основы колонн(а), что слово водопад соотносительно со словосочетанием вода падает и осознается как сложение основ вод- и пад- с помощью соединительной морфемы (интерфикса) -о- и т. д. В этом случае специально не рассматриваются другие факты, например то, что слово подтекст является исконно русским, слово колоннада заимствовано из французского языка, а слово водопад – словообразовательная калька с немецкого слова Wasserfall. Значения слов в данном случае также не анализируют, а из них исходят при установлении семантико-словообразовательных связей с другими словами. Предметом словообразовательного анализа оказывается лишь современная структура слова [53, C.15].

Этимологический анализ слова не ограничивается определением того, как слово делилось раньше, каким способом и на базе чего оно образовано. Его задачи включают: 1) определение исконного или заимствованного характера слова; 2) выяснение образа (представления), который был положен в основу слова как названия того или иного явления действительности; 3) установление того, когда слово появилось в языке и как, на базе чего и с помощью какого именно способа словообразования оно возникло; 4) реконструкцию его праформы и исходного значения.

При решении первой задачи существенно четкое разграничение: 1) иноязычных слов и слов, возникших на их основе в русском языке; 2) этимологического характера частей слова и его реального возникновения в языке как названия; 3) одинаковых по структуре и значению слов разных языков и словообразовательных и семантических калек и 4) языка-передатчика и языка-источника.

Решение второй задачи этимологического анализа слова – определение образа, который был положен в основу названия, очень часто является одновременно ответом на вопрос, от какого слова, предложнопадежного сочетания или словосочетания (как свободного, так и фразеологического) было образовано анализируемое слово. При выяснении этой проблемы этимологический анализ слова должен привести к реконструкции его наиболее древней, насколько возможно, структуры, к определению того, на основе чего разбираемое слово было образовано, наконец, к установлению действительного способа его образования.

Разбирая слова с этой точки зрения, следует учитывать историчность их звучания, значения и структуры, в первую очередь процессы опрощения, переразложения и усложнения основы, а также факты тесного слияния морфем в слове. Объектом этимологического анализа являются все слова лексической системы языка, словообразовательный анализ которых не дает ответа на то, каково их происхождение. Не требуют этимологического анализа лишь исконно русские слова, о происхождении которых ясно говорит словообразовательный анализ, устанавливающий их морфологическую структуру и место среди других слов современного языка с точки зрения существующей системы словообразования (ср. слова тигрица, атомный, соавтор, сформировать, медсестра и т. п.). В соответствии этим должны этимологизироваться, например, не только корневые слова лень, золото, взять, знать и пр. но и явно производные лентяй, новичок, павлин и т. д

Необходимость этимологического объяснения для того или иного слова определяется не тем, какова его современная словообразовательная структура (она может быть самой различной), а тем, какой была его реальная история в данном языке. Этимологического объяснения требуют: 1) все исконно русские слова, имеющие в настоящее время непроизводную основу; 2) все исконно русские слова с производной основой, пережившие деэтимологизацию или изменение своей словообразовательной структуры; 3) все заимствованные слова независимо от характера словообразовательной структуры их основы; 4) все словообразовательные и семантические кальки.

Говоря о структурной организации СГ, стоит отметить, что в их основе лежат иерархические, парадигматические и синтагматические отношения, которые реализуются в таких его компонентах, как словообразовательная пара, словообразовательная парадигма и словообразовательная цепь. Результаты исследования данных образований нашли отражение в работах М.С. Ачаевой (2012).

В настоящее время существуют разные направления в изучении СГ. Одно из них – формально-семантическое описание СГ какой-либо одной части речи или одной лексико-семантической группы. В целом наблюдения ученых сводится к следующему: исходные слова, относящиеся к различным лексико-семантической группам, обладают неодинаковым словообразовательным потенциалом и образуют разные по структуре и семантике комплексные единицы словообразования. Изучение словопорождающих особенностей определенных классов слов имеет важное значение не только для дериватологии, но и для лексической семантики [5].




























Список  использованной литературы

  1. Фатхутдинова В.Г.Словообразовательный ряд как источник этнокультурной информации: лингвометодический аспект// Вестник Иркутского государственного технического университета. – № 7 (90). – 2014. – С.259-263.

  2. Гинзбург Е.Л. Словообразование и синтаксис М.: Наука, 1979. – 263с.

  3. Ачаева М. С. Номинативное пространство словообразовательных гнезд параметрических прилагательных в русском и английском языках: автореферат дис. ... кандидата филологических наук: 10.02.01 / Ачаева Марина Сергеевна;[Место защиты: ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»].Казань, 2012. 22 с.

  4. Моисеев 1987 Моисеев, А.И. Основные вопросы словообразования в современном русском литературном языке / А.И. Моисеев. – Л., 1987. – 208с.




Общая информация

Номер материала: ДВ-258792

Похожие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «Английский язык: лингвистика и межкультурные коммуникации»
Курс профессиональной переподготовки «Немецкий язык: теория и методика обучения в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Китайский язык: теория и методика обучения иностранному языку в образовательной организации»
Курс «Польский язык»
Курс «Английский язык для начинающих (Beginner)»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания английского языка с учетом требований ФГОС»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания испанского языка с учетом требований ФГОС»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания итальянского языка с учетом требований ФГОС»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания китайского языка с учетом требований ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «Теория и методика преподавания иностранных языков: английский, немецкий, французский»
Курс профессиональной переподготовки «Теория и методика преподавания иностранных языков в начальной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Теория и методика билингвального обучения иноcтранным языкам»
Курс повышения квалификации «Теория и методика преподавания основ латинского языка с медицинской терминологией в организациях СПО»
Курс повышения квалификации «Специфика преподавания русского языка как иностранного»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности помощника-референта руководителя со знанием иностранных языков»