Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Сравнительная характеристика Печорина, Онегина и Обломова

Сравнительная характеристика Печорина, Онегина и Обломова

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Почему Онегин, Печорин и Обломов - лишние люди?

Часть 1

Чем отличаются друг от друга три «лишних человека» – Онегин, Печорин и Обломов – с точки зрения теории доминирования? Онегин – человек без матери, Печорин – без отца, Обломов – сын родителей, среди которых невозможно выделить Доминирующего и Подчиненного. Наиболее логична предыстория Печорина. Менее правдоподобны биографии Онегина и Обломова. В литературе встречаются порой странные персонажи, поведение которых совершенно необъяснимо, сколько бы мы ни искали разгадку их личности в тексте произведения. Откуда берутся, например, такие, как Онегин или Печорин? Почему им скучно жить и они не могут найти себе достойного применения? Ни один критик до сих пор не дал этому ясного толкования. Дескать, в России времен Николая I критически мыслящий человек обречен был стать «лишним человеком». Но ведь это откровенная «сказка про белого бычка» – при Николае I было множество выдающихся деятелей, которые не мучились от безделья! А вот теория доминирования способна вполне определенно ответить на вопрос, откуда берутся Онегины и Печорины, и даже объяснить, почему этот типаж периодически становится массовым, как это произошло в 1830-е годы. Собственно говоря, разгадать эту загадку читатель сможет и самостоятельно, если проведет следующий безобидный эксперимент. Когда к вам придут в гости ваши знакомые из тех, кто вырос в семье, где были ярко выраженный Доминирующий и восторгающийся им Подчиненный (неважно, какого пола эти Доминирующий и Подчиненный и каково их умственное и нравственное развитие), как бы между прочим поставьте в записи фильм «Герой нашего времени» и понаблюдайте за реакцией гостей, особенно в том месте, где Печорин томно рассуждает: «В первой моей молодости, с той минуты, когда я вышел из опеки родных, я стал наслаждаться бешено всеми удовольствиями, которые можно достать за деньги, и, разумеется, удовольствия эти мне опротивели. Потом пустился я в большой свет, и скоро общество мне также надоело; влюблялся в светских красавиц и был любим, – но их любовь только раздражала мое воображение и самолюбие, а сердце осталось пусто... Я стал читать, учиться – науки также надоели; я видел, что ни слава, ни счастье от них не зависят нисколько, потому что самые счастливые люди – невежды, а слава – удача, и чтоб добиться ее, надо только быть ловким. Тогда мне стало скучно...» Обычно в этом месте раздается хохот и презрительные реплики вроде: «Какой идиот!» Для людей, выросших в семьях с ярко выраженной парой «Доминирующий-Подчинённый», Печорин – чисто комический персонаж. Повторите эксперимент, проверив отношение ваших гостей к Евгению Онегину. Например, спросите, помнят ли ваши знакомые следующие строки: Онегин (вновь займуся им), Убив на поединке друга, Дожив без цели, без трудов До двадцати шести годов, Томясь в бездействии досуга Без службы, без жены, без дел, Ничем заняться не умел. Полюбуйтесь на снисходительные улыбки и послушайте, какими эпитетами наградят ваши слушатели пушкинского героя. Дело в том, что человек, выросший в семье, где есть явные Доминирующий и Подчиненный, идет по жизни, как паровоз по железной дороге. Он всегда знает, что он должен делать и зачем. Цели эти могут быть благородны, а могут быть низменны, однако они всегда есть. Такие люди стабильны и не мечутся в поисках своего жизненного предназначения. Они его знают с детства. Люди, которых бросает из стороны в сторону, и они, подобно Онегину и Печорину, мучительно задаются вопросами о смысле своего существования, внезапно переходят из одного учебного заведения в другое, то и дело меняют место работы, а также не могут создать крепкую семью, по какой-то причине плохо знали своих Доминирующего и Подчиненного (особенно Доминирующего). Чаще всего это люди, которые не знали своего отца (доминировавшего некогда над матерью) по той причине, что он бросил семью или умер. Соответствует ли это утверждение литературной биографии Онегина и Печорина? Об отце Евгения Онегина в романе упоминается следующее. Вначале: Служив отлично благородно, Долгами жил его отец, Давал три бала ежегодно И промотался наконец... Затем: Отец его тогда скончался. Перед Онегиным собрался Заимодавцев жадный полк. Далее рассказывается о том, что Онегин «читал Адама Смита и был глубокий эконом»: То есть умел судить о том, Как государство богатеет, И чем живет, и почему Не нужно золота ему, Когда простой продукт имеет. Отец понять его не мог И земли отдавал в залог. Иначе говоря, отец Онегина привык добывать деньги отнюдь не за счет умелого ведения хозяйства. При этом он жил не по средствам и не оставил сыну ничего, кроме долгов. О матери же не сказано ничего. Таким образом, следует предположить, что Доминирующим родителем Онегина был расточительный лодырь, а Подчиненного Евгений, скорее всего, не знал, поскольку мать рано умерла. Между тем отсутствие в семье четко выраженной пары «Доминирующий-Подчиненный» приводит к неопределенности жизненных целей и трудности в выборе супруга, что мы и видим в романе. Кстати, в биографии Евгения Онегина можно усмотреть нелогичность. Доминирующий отец его дискредитировал себя мотовством, между тем, с точки зрения теории доминирования, сын должен был преуспеть именно в той сфере, в которой отец потерпел фиаско. Интуитивно Пушкин уловил эту закономерность, акцентировав внимание на увлечении Онегина-сына экономикой (а может быть, просто потому, что стремлением жить не по средствам отличался и отец самого Пушкина). Однако судя по всему, поэт не до конца понимает, как формируются такие люди, как его герой, что не удивительно: семья, в которой вырос Пушкин, была полной. По-видимому, главной целью автора было дать общую картину жизни в то время, а не проводить глубокий анализ отдельной личности.

Почему Онегин, Печорин и Обломов - лишние люди? Часть 2

Как следует из романа «Евгений Онегин», главный герой вырос в семье без матери (во всяком случае, о наличии ее Пушкин не упоминает). Другой известный оболтус отечественной литературы – Обломов – вырос в полной семье. Родители его были дворянами. Самым главным в их жизни была еда. Они всей семьей решали, «какие блюда будут в обед или ужин». После обеда следовал продолжительный сон. Так проходили все дни: сон и еда. Когда Обломов подрос, его отдали учиться в гимназию. Родителей не интересовали знания Илюши. Они мечтали получить справку, доказывающую то, что «Илья прошел все науки и искусства». Обратим внимание, что образ Обломова с точки зрения теории доминирования вполне достоверен в том плане, что Илюша не метался из стороны в сторону и без проблем окончил университет. Очень достоверным элементом является и то, что вырос он человеком милым, для всех приятным, и во всем лице его теплился ровный свет беспечности. Именно такими вырастают люди из полных семей, в которых, тем не менее, отсутствует четко выраженная пара «Доминирующий-Подчиненный», иначе говоря, нет такого, чтобы один родитель руководил, а второй бы им восторгался. Судя по описанию, между отцом и матерью Обломова всегда царило единодушие, ведь спорить они могли разве что о блюдах к столу. В людях, которые выросли в таких семьях, не заложено саморазвития, которое идет от соперничества ребенка с Доминирующим родителем ради получения одобрения Подчиненного. Таким образом, для полной достоверности в романе нет лишь прямого указания на то, что между отцом и матерью Обломова было полное согласие и никто из них не пытался доминировать. Заметим, что Иван Гончаров рисует образ человека, выросшего в полной семье без определенного Доминирующего, в то время как сам он в семь лет лишился отца и воспитывался матерью, а эти условия создают совершенно иной тип личности, чем у Обломова. Если сравнить детство Обломова с его одинаково безликими родителями с детством его антипода Штольца, мы обнаружим, что родители Штольца совершенно разные люди. Мать – русская дворянка, а отец – немецкий мещанин. Они, как представители разных национальных культур и укладов, неизбежно должны были спорить о том, как лучше поступить в том или ином случае, и в этих пусть и небольших столкновениях должны были выявиться Доминирующий и Подчиненный. Кроме того, на развитие Штольца оказал влияние и фактор, не имеющий отношения к теории доминирования. «Полукровки» в большинстве случаев вырастают заметными личностями, поскольку они не являются «своими» ни для народа матери, ни для народа отца, и им приходится прикладывать особые усилия, чтобы получить признание. Теперь рассмотрим биографию Печорина, о котором сообщается: «В заключение портрета скажу, что он назывался Григорий Александрович Печорин, а между родными просто Жорж, на французский лад... Жорж был единственный сын, не считая сестры, 16-летней девочки, которая была очень недурна собою и, по словам маменьки (папеньки уж не было на свете), не нуждалась в приданом». Таким образом, Григорий Печорин – первый ребенок матери-одиночки, а между тем для первого ребенка родителя-одиночки не только найти себе призвание по душе, но и создать семью – большая проблема. А теперь ответим на вопрос: «Почему типаж Печорина стал массовым для 1830-х гг.?» Недаром же повесть называется «Герой нашего времени»! Повесть была издана в 1840 году. Такой типаж становится массовым всякий раз, когда подрастает поколение детей, родившихся во время очередной масштабной войны или накануне нее и воспитывавшихся только одним родителем, поскольку второй погиб. В 1840 году детям, родившимся в 1810–1812 гг. (т.е. потомкам людей, погибших в войне с Наполеоном), исполнилось 28–30 лет. Лермонтов отнюдь не случайно стал создателем столь своеобразного героя. Поэт не знал матери, которая умерла, когда ему было всего три года. С отцом же он начал свободно общаться только с 16 лет, когда поступил в Благородный пансион в Москве. До этого встречаться с ним препятствовала бабушка, которая ненавидела зятя, виновного в смерти ее единственной дочери, заболевшей от потрясения из-за его измен и рукоприкладства. Заметим, что жизненный путь самого Лермонтова типичен для человека, который знал своих Доминирующего и Подчиненного лишь схематично. Окончив Благородный пансион, он поступил в Московский университет, однако через год бросил его, поступив в университет в Петербурге. Но и тут учиться не стал, зачислившись якобы ни с того ни с сего (а с точки зрения теории доминирования, вполне закономерно) в школу юнкеров, чем немало удивил своих знакомых и родственников, не ожидавших от него такого перехода из высокоинтеллектуальной среды в общество людей малокультурных (именно таково было окружение Лермонтова с этого момента). Итак, жизненный путь Печорина, как и его автора, оказался сложным из-за того, что и герой, и автор плохо знали своих родителей и при выборе своего пути не могли оттолкнуться от их жизненной модели. Анализируя образы трёх «лодырей русской литературы», мы приходим к выводу, что наиболее сильным портретом человека, не способного «найти себя», причем с биографией, наиболее логичной с точки зрения теории доминирования, является Печорин – по той причине, что повесть «Герой нашего времени» явно автобиографична. Между тем образ Онегина создал поэт, выросший в полной семье, а образ Обломова – писатель, оставшийся в семь лет без отца, в связи с чем эти авторы не до конца понимали предыстории своих персонажей.


Онегин, Печорин, Обломов – образы людей талантливых, ярких, умных, но судьба их складывается трагично, и это их сближает. Почему-то в переломные моменты жизни именно такие люди оказываются ненужными обществу, оно как бы “выдавливает” их, не нуждается в их уме, таланте, им не находится места в обществе.
Общее у всех этих людей то, что в жизни нет им дела, которое бы для них было жизненной необходимостью, сердечной святыней, религией, которое бы органически срослось с ними, так что отнять его у них значило бы лишить их жизни. Все у них внешнее, ничто не имеет корня в их натуре.

По словам Добролюбова, они «представляются нам в разной степени сильными натурами, задавленными неблагоприятными обстоятельствами». Являясь «лишними» людьми, они обречены на бесплодное существование. Их ум, «кипящий в действии пустом», жар сердца, способности, подобные «золоту в недрах гор, которому давно пора стать ходячей монетой», — все это оказывается нереализованным, жизнь — прошедшей впустую. Разница же между этими страдающими «болезнью века» героями состоит в том, что Печорин, натура более яркая и сильная, деятельная и активная, чем Онегин, страдает сильнее, а трагедия его воспринимается острее и глубже. Печорин предстает личностью титанической, необычайно одаренной, но не имеющей возможности сыграть великую роль в истории, ему, как он и сам чувствовал, предназначенную, поэтому Печорин — натура, безусловно, трагичная, но в то же время необычайно притягательная. Онегин это тот же Обломов, только праздный. Печорин это тот же Обломов только желчный.



Сложный образ Обломова, неоднозначность авторской позиции вызывали прямо противоположные истолкования романа в критике. Для Добролюбова с его леворадикальными взглядами Обломов - свидетельство окончательного вырождения дворянства как общественной силы. Характерно название статьи Добролюбова: "Что такое обломовщина?". (Заметим, что "Обломовщина" - первоначальный вариант названия романа, то, от чего сама автор отказался) Для Добролюбова смысл романа состоит в обличении обломовщины, т. е. паразитизма помещиков: "Обломов как барин не хочет и не умеет работать и не понимает настоящих отношений своих ко всему окружающему". Критик не хочет замечать, что в герое есть что-то, к "обломовщине" не сводимое, то, за что его ценят люди - Штольц, Ольга, что-то, что может вызвать великую любовь его жены: "Главное здесь не Обломов, а обломовщина". Добролюбов проницательно замечает, что в Обломове есть черты, роднящие его с "лишними людьми" классического романа, более того, Обломов - как бы логическое завершение ряда "лишних людей" в русской литературе: "родовые черты обломовского типа мы находим еще в Онегине и затем несколько раз встречаем их повторение в лучших наших литературных произведениях", "над всеми этими лицами тяготеет одна и та же обломовщина, которая кладет на них неизгладимую печать бездельничества, дармоедства и совершенной ненужности на свете". Но если Пушкин, Лермонтов, Герцен, Тургенев опоэтизировали своих героев, придавали им красивые, эффектные черты, то Гончаров наконец лишил Обломова всякого романтического ореола, и Добролюбов радуется такому унижению дворянского героя, он видит в этом отрадную черту своего времени: "Появление его <типа Обломова> было бы невозможно, если бы хотя в некоторой части общества не созрело сознание о том, как ничтожны все эти quasi-талантливые натуры, которыми прежде восхищались". Отзыв самого Гончарова об этой статье был положительным, но не лишенным иронии: "Если б мне тогда сказали все, что Добролюбов и другие и, наконец, я сам потом нашли в нем <в Обломове> - я бы поверил<...> и, конечно, испортил бы"

Автор
Дата добавления 09.02.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров604
Номер материала ДВ-435835
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх