Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Статьи / Статья "Н. М. Карамзин – историк, литератор, гражданин..."

Статья "Н. М. Карамзин – историк, литератор, гражданин..."


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

Федеральное государственное общеобразовательное учреждение

«Кронштадтский морской кадетский военный корпус Министерства обороны Российской Федерации»

(г. Санкт-Петербург, г. Кронштадт, 197760,

ул. Зосимова, д. 15. т. 311-04-63)




«250-летию со дня рождения Н. М. Карамзина посвящается:

история России в событиях и лицах»




Н. М. Карамзин – историк, литератор, гражданин



Автор:

воспитатель Смирнова Елена Борисовна







Кронштадт 2016



Оглавление





Говорят, что наша история сама по себе менее других занимательна; не думаю: нужен только вкус, ум, талант. Можно выбрать, одушевить, раскрасить, и читатель удивится...

Н. М. Карамзин

ВВЕДЕНИЕ



В наступившем году исполняется 250 лет со дня рождения Николая Михайловича Карамзина – русского писателя, историка, журналиста, почётного академика Петербургской академии наук. В данном исследовании мы попытаемся разобраться, чем интересна эта личность и почему мы, потомки Н. М. Карамзина, помним его и любим его произведения.

Учащимся более всего известна «Бедная Лиза», явившая Н. М. Карамзина как крупного писателя-сентименталиста и входящая в школьный курс литературы. В своё время повестью зачитывались многие поколения дворянской молодёжи. Среди других произведений Николая Михайловича стоит также отметить «Письма русского путешественника», написанные под впечатлениями от поездки по Европе, «Наталью, боярскую дочь» и «Марфу-посадницу, или Покорение Новагорода». Но, конечно же, делом жизни Николая Михайловича следует признать его 12томную «Историю государства Российского». Современники очень ценили эту работу, а А. С. Пушкин даже назвал Н. М. Карамзина «Колумбом российской истории», тем самым отдав дань уважения огромному труду, вложенному в это творение. Кроме того, Николай Михайлович вошел в историю как один из создателей современного русского языка: сегодня мы не задумываясь пользуемся в повседневной речи пользуемся многими словами, которые ввел в обиход именно Н. М. Карамзин. Одним словом, Н. М. Карамзин – фигура для русской литературы и культуры столь значительная, что интерес к ней сохраняется и по сей день, чем и объясняется актуальность настоящего исследования.

Целью работы является рассмотрение личности Н. М. Карамзина в единстве его историографической, литературной и гражданской деятельности. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

представить Н. М. Карамзина как популяризатора и одного из основоположников российской исторической науки;

исследовать ключевые идеи художественных произведений Н. М. Карамзина;

определить значение деятельности Н. М. Карамзина-литератора для российского общества рубежа XVIIIXIX вв.;

проследить идеологическую и художественную эволюцию Н. М. Карамзина;

продемонстрировать единство историографической, литературной и гражданской деятельности Н. М. Карамзина.

Несмотря на то, что фигура Н. М. Карамзина достаточно полно изучена отечественными учеными, масштаб его личности столь велик, что всегда позволяет находить новые перспективы для исследований. Своеобразие данной работы состоит, на наш взгляд, в раскрытии личности Николая Михайловича через представление нерасторжимости его историографической, литературной и гражданской деятельности. При написании работы мы обращались как к историческим и литературным сочинениям Н. М. Карамзина, так и к трудам Н. Я. Эйдельмана, Ю. М. Лотмана, В. И. Кулешова и пр., в которых исследуется его творческое наследие.



ГЛАВА I

Н. М. КАРАМЗИН – ЛЕТОПИСЕЦ РУССКОЙ ИСТОРИИ



Интерес к прошлому России существовал и до Н. М. Карамзина. Стоит вспомнить имена В. Н. Татищева, И. Н. Болтина, М. М. Щербатова. Каждый из них по своему пытался рассказать о важных событиях в истории Российского государства. Но в отличие от перечисленных авторов, Н. М. Карамзин выступил популяризатором исторической науки. Его «История государства Российского» сделалась не только еще одним историческим трудом для специалистов, но и чтением для широкой читательской аудитории. Труд Н. М. Карамзина не просто знакомил читателя с результатами многолетних изысканий историка – он смог перевернуть сознание русского читающего общества.



1. Карамзин «постригся в историки…»



В 1803 г. Н. М. Карамзин был назначен Александром I на должность историографа. К началу XIX века Россия была едва ли не единственной страной Европы, которая не имела полного печатного и общедоступного описания истории своей страны. Существовали летописи, но читать их могли только специалисты. Разумеется, взявшись за работу, Николай Михайлович понимал, что его не ждут тома древних рукописей расставленных аккуратно по полочкам. Ему пришлось работать в сырых подвалах монастырей, церквях, где он находил древнейшие бесценные свитки. Он был первопроходцем, работая в архивах, попутно изучая старославянский язык. Обращался Николай Михайлович и к частным коллекциям, много и вдумчиво работая с ними. В ходе работы Карамзин делает много выписок, знакомится с каталогами, просматривает книги и рассылает повсюду письма-запросы. Он ставит для себя цель сделать такое значимое сочинение, которое не требовало бы понимания и специальной подготовки. Это должно быть высокохудожественное произведение, предназначенное для широкой публики.



2. «Я не боюсь ничего. Мы все равны перед Богом…»



Начав работать над «Историей…», Н. М. Карамзин почти полностью оставил писательскую и публицистическую деятельность. Однако единственный раз, поддавшись на уговоры великой княгини Екатерины Павловны, он отвлёкся от основного труда и написал «Записку о древней и новой России в её политическом и гражданском отношении». Николай Михайлович прочёл «Записку…» Александру I, который был возмущён ею. Будучи человеком порядочным, Н. М. Карамзин честно и нелицеприятно изложил положение России на тот момент. Николай Михайлович, не превознося существующую власть, сравнил её с правлением Екатерины Великой, указав на слабые стороны. При этом Н. М. Карамзин был убеждённым монархистом, не видя никакой другой альтернативы данной форме правления. Александр I был рассержен и обижен, но переубедить Н. М. Карамзина ему не удалось. В заключение Николай Михайлович сказал: « Государь! У Вас много самолюбия. Я не боюсь ничего. Мы все равны перед Богом. Что я говорю Вам, то сказал бы и Вашему отцу, государь! Я презираю либералов нынешних, я люблю только свободу, которую никакой тиран не может у меня отнять».1 После таких слов Н. М. Карамзина, проявившего себя настоящим гражданином, ждала опала. И только после победы России в Отечественной войне 1812 г. и торжественного въезда Александра I в Париж благосклонность царя вернулась.

3. «И простой гражданин должен читать историю…»



Работа над «Историей…» продолжалась. Николай Михайлович помнил о неприятностях, которые последовали после «Записок…» и в дальнейшем избегал критических оценок экономической и политической систем. Он описывает исторические события, дополняя описание, где это необходимо, своими рассуждениями. При этом он делает это интересно и доходчиво, так, чтобы всей читающей публике труд был интересен. «И простой гражданин должен читать историю», – пишет Н. М. Карамзин.2

Чем больше автор углублялся в работу, тем больше он проникался мыслью о величии истории России, несмотря на грозные, тяжёлые, а порой просто страшные страницы её. Примером этому может служить то, с каким трудом Н. М. Карамзину давался период, связанный с царствованием Ивана Грозного. Он даже разделил его на два тома. Иван Грозный предстал перед автором жестоким тираном, истребившим огромное количество людей. По этому поводу Н. М. Карамзин напишет своему брату: «Калигула и Нерон были младенцами по сравнению с Иваном».3

В 1816 г. историк доставляет первые восемь томов рукописи в Петербург для представления царю. Автор хотел, чтобы были отпечатаны все восемь. Наконец три тысячи экземпляров поступило в продажу и, буквально, за 25 дней были распроданы. В России появилась мода на семейное чтение: «Историю…» читали и обсуждали в семейном кругу.

Как любому автору Н. М. Карамзину было важно мнение читателей. Отзывы последовали. Вот что писал А. С. Пушкин: «Светские люди бросились читать историю своего отечества. Она была для них новым открытием. Древняя Россия, казалась, найдена Карамзиным, как Америка Колумбом… “История государства Российского” есть не только создание великого писателя, но и подвиг честного человека».4 Именно благодаря десятому тому труда Н. М. Карамзина появился пушкинский «Борис Годунов».

В дальнейшем Н. М. Карамзину пришлось пережить два потрясения. Первое – это смерть Александра I, а второе – восстание декабристов 1825 г. Н. М. Карамзин находился в тот день на Сенатской площади и призывал участников восстания разойтись. Многие его друзья оказались в заключении, а он не мог им ничем помочь.

22 мая 1826 г. историка не стало. Он умер за работой. Рукопись последнего 12-го тома обрывалась фразой: «Орешек не сдавался». Из-под пера Николая Михайловича вышел блестящий труд, в котором превосходно сочетались самобытность языка, мастерство подачи психологических характеристик в описании исторических персонажей и занимательность изложения. Всего было подготовлено и издано 12 томов, охватывающий период российской истории от древнейших времен до междуцарствия 1611–1612 гг. Последний том вышел посмертно.



ГЛАВА II

Н. М. КАРАМЗИН – ЛИТЕРАТОР



1. Литературная деятельность Н. М. Карамзина



Произведения Н. М. Карамзина оставили яркий след в истории отечественной литературы. Его литературное творчество можно разделить на три части: рассказы и повести, беллетристика и исторические труды, поэзия.

В 1789–90 гг. Николай Михайлович путешествовал по Европе. Там он посещал музеи, театры, светские салоны и встретился со многими выдающимися личностями своего времени: И. Кантом, И. Г. Гердером, Ш. Бонне, И. К. Лафатером, Ж.Ф. Мармонтелем и др. В Национальном собрании Н. М. Карамзин слышал речи таких выдающихся деятелей Французской революции, как О. Г. Мирабо и М. Робеспьер. Именно там, в Париже, Н. М. Карамзин увидел, насколько сильно на человека может воздействовать слово, будь то печатное, когда парижане с огромным интересом читали памфлеты и листовки, или устное, когда выступали ораторы, вызывая полемику. Одним словом, Николаю Михайловичу повезло быть очевидцем величайшего события своей эпохи.

В результате этой поездки были написаны «Письма русского путешественника», публикация которых сразу же сделала Н. М. Карамзина известным литератором. Некоторые филологи считают, что эта книга послужила началом современной русской литературы.

Поселившись в Москве после приезда, Николай Михайлович начал деятельность профессионального писателя и журналиста, приступив к изданию «Московского журнала». Это первый в России литературный журнал, в котором среди других произведений появилась повесть «Бедная Лиза», упрочившая славу Карамзина-писателя. В свет вышли ряд сборников и альманахов: «Аглая», «Аониды», «Пантеон иностранной словесности», «Мои безделки», которые сделали сентиментализм основным литературным течением в России, а Н. М. Карамзина — его признанным лидером.

2. Гуманистическое содержание повести «Бедная Лиза»



Сентиментализм – направление в литературе, пришедшее в Россию из Франции в конце XVIII в. Данное течение затрагивает главным образом проблемы человеческой души.

В повести Н. М. Карамзина «Бедная Лиза» рассказывается о любви молодого дворянина Эраста и крестьянки Лизы. Лиза вместе с матерью живёт в окрестностях Москвы. Основное занятие Лизы – продажа цветов. Она знакомится с молодым дворянином Эрастом. Молодой человек, обладая добрым сердцем, умом, в то же время оказывается слабым человеком, не способным постоять за свою любовь. Предрассудки того времени предполагали возможность заключения браков только между людьми одного сословия. В традиционном обществе брак рассматривается, прежде всего, как институт практической деятельности, связанный с вопросами благосостояния, производства и воспитания потомства, передачи наследства и т. д., и далеко не всегда основывается на любви между супругами. Вот и Эраст, несмотря на любовь к Лизе, женится на богатой вдове. Потрясённая этим Лиза бросается в пруд и тонет.

Трагическая история несчастной девушки, безусловно, трогает нас. Однако не только этим ценно произведение Н. М. Карамзина. Прежде всего, нас поражает гуманистический пафос автора, напрямую берущийся из сентиментализма как просвещенческого жанра. Н. М. Карамзин осуществляет ревизию бытовавших в конце XVIII в. в России традиционных представлений. Мы видим, что в «Бедной Лизе» любовь и в целом эмоциональная сфера человека ставятся выше общественных условностей. Повесть преисполнена сострадания к низшим звеньям социальной иерархии. «И крестьянки любить умеют»5 – тем самым признается ценность душевных переживаний человека как такового, вне зависимости от его сословной принадлежности. Сострадание преодолевает и религиозные предрассудки: самоубийце Лизе ставится деревянный крест на могилу, и автор выражает уверенность, что ее душа не была отвергнута за страшный грех («Теперь, может быть, они уже примирились!»6). Тем самым, произведение Н. М. Карамзина отличают «гуманистическое содержание… направленность против всего официального, казенного, бездушного во имя свободы личности»,7 характерные для сентиментализма как жанра эпохи Просвещения.



3. Идеологическая и художественная эволюция Н. М. Карамзина



Гуманистическая направленность раннего творчества Н. М. Карамзина очевидна, что, конечно, делало его прогрессивным для своего времени автором. Ю. М. Лотман отмечает: «Как ни менялись воззрения Карамзина, идея прогресса оставалась их прочной и постоянной основой. Выражалась она в представлении о непрерывности совершенствования человека и человечества».8 Помимо прочего, прогрессивность выражалась в том, что Н. М. Карамзин был очевидцем многих событий Великой Французской революции и в целом отнесся сочувственно к ее достижениям. Тем интереснее его дальнейшая идейная эволюция в сторону консервативных монархических взглядов.

Первые сомнения в просвещенческом проекте как таковом выражены Н. М. Карамзиным в сочинении «Мелодор к Филалету…». Оно было написано в 1793–1794 гг., когда революционные изменения во Франции привели к якобинской диктатуре. Н. М. Карамзин пишет: «Век просвещения! Я не узнаю тебя – в крови и пламени не узнаю тебя – среди убийств и разрушения не узнаю тебя!.. Небесная красота прельщала взор мой, воспаляла мое сердце нежнейшею любовию, в сладком упоении стремился к ней дух мой, но – небесная красота исчезла – змеи шипят на ее месте!»9 Таким образом, оказывается, что общество, основанное на идеале разума, не освобождено от опасности террора. Тем не менее, в данном произведении автор выражает надежду, что царство всеобщей мудрости настанет.

Этапным для Н. М. Карамзина является повесть «Марфа-посадница, или Покорение Новагорода», опубликованная в 1803 г. Несмотря на то, что она посвящена событиям XV в. русской истории, очевидна авторская рефлексия над современной ему гражданской проблематикой. Основой сюжета «Марфы-посадницы» является борьба новгородцев, вставших перед угрозой поглощения Московским княжеством во главе с Иваном III, за сохранение своих демократических традиций. В целом, насколько можно судить, симпатии автора находятся на стороне защитников веча и Марфы Борецкой, предпочетшей «умереть гражданкой», однако уже в этом произведении Н. М. Карамзин формулирует ряд соблазнительных идей, характерных для его позднего мировоззрения. Прежде всего, это идея о том, что частная, гражданская воля должна повиноваться воле государственной, что, если позволить народу быть свободным, независимым и самоопределяющемся, то в государстве немедленно наступят хаос и разрушение, и оно будет захвачено внешним врагом. «Народы дикие любят независимость, народы мудрые любят порядок, а нет порядка без власти самодержавной. Ваши предки хотели править сами собою и были жертвою лютых соседов или еще лютейших внутренних междоусобий»,10 – вещает в повести Иоаннов посланник. Кроме того, в «Марфе-посаднице» (как, кстати, и в «Наталье, боярской дочери») Н. М. Карамзин воспроизводит еще один ключевой для русской культуры миф – миф о «добром царе», который пожалеет и простит. Историческая практика показывает, что не пожалеет и не простит, особенно если дело касается сохранения собственной власти.

Новгород покорён, вечевой колокол увозят в Москву…

Мы, однако, не беремся судить о причинах идеологической эволюции Н. М. Карамзина от прогрессивных взглядов начала творческой деятельности к консервативным убеждениям в конце жизни. Даже отстаивая незыблемость монархического строя в России, он надеялся, что власть будет справедлива в своем отношении к народу, а народ сможет осознать себя гражданами. Отметим также, что русская литература знает примеры подобной же эволюции: это, прежде всего, А. С. Пушкин (от оды «Вольность» к «Клеветникам России») и Ф. М. Достоевский (от проникнутых состраданием «Бедных людей» к откровенно черносотенным сочинениям). Правда, есть пример и обратной эволюции – М. Ю. Лермонтов (от «Бородино» к «Прощай, немытая Россия…»).



Глава III

ЕДИНСТВО ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОЙ И ЛИТЕРАТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Н. М. КАРАМЗИНА



1. Постановка проблемы



Анализируя творческое наследие Н. М. Карамзина, трудно не заметить одной особенности, которая заключается в том, что его исторические произведения прочитываются как художественные, а художественные – могут быть рассмотрены как своеобразный исторический документ современной автору эпохи. Как уже отмечалось выше, современники читали «Историю государства Российского» с тем же интересом, с каким обычно читаются романы. Подобным же образом, «Письма русского путешественника», которые формально выполнены Н. М. Карамзиным как публикация его дневниковых записей о европейском вояже 1789–1790 гг., на деле, являются художественным произведением. Исследователями (например, Ю. М. Лотманом) установлено, что многие даты и места, указанные в книге, не совпадают с реальным маршрутом писателя. Также доказано, что впечатления от поездки зачастую являются плодом художественного вымысла, а сама книга попросту написана уже в Москве по возвращении.

Таким образом, мы можем говорить о единстве историографической и литературной деятельности Н. М. Карамзина.

2. Бытописание российского общества в художественных произведениях Н. М. Карамзина



Автор не успел, хотя и собирался, дописать «Историю государства Российского» до времени царствования Александра I, однако благодаря его художественным произведениям мы всё же можем судить о реалиях российского общества второй половины XVIII – начала XIX вв. Мы уже упоминали прогрессивные взгляды Н. М. Карамзина в «Бедной Лизе», в которой признается ценность внутреннего мира каждого человека независимо от происхождения и отвергаются церковные предрассудки. Однако многие события этого текста вряд ли могли происходить в действительности, что, с одной стороны, является уступкой сентименталистскому жанру, а с другой – выражает надежду автора на возможность изменения традиционного сословного уклада. Точно так же и в «Марфе-посаднице», посвященной Московско-новгородской войне 1477–1478 гг., последняя исследуется в ее отношении к гражданско-политической проблематике Российской империи начала XIX в.

Аналогично, и повесть «Наталья, боярская дочь», события которой относятся к временам старой Руси, «когда русские были русскими»,11 значительно больше рассказывает читателю о нравах современной Н. М. Карамзину эпохи. Действительно, трудно представить где-либо вовне повествовательного пространства, чтобы священник мог обвенчать молодых без родительского благословения. Столь же наивной выглядит и идея вернуть царскую милость, доказав свою преданность в борьбе с «неприятелями Русского царства». Однако всё это отходит на второй план, если учесть, что историческая канва нужна Н. М. Карамзину лишь для выражения главной волнующей его идеи о том, как сочетаются чувства с долгом и добродетелью и как отстаивается достоинство человека в его отношении к государству. Заметим, что данные проблемы были особенно актуальны именно для эпохи Просвещения. Так всегда: история интересует нас не только с точки зрения реконструкции прошлого – история должна объяснить нам самим нас сегодняшних. Н. М. Карамзин понимает это, и его творческий метод (как литературный, так и историографический) подчинен именно этой задаче.



3. «Письма русского путешественника»: путешественник как ушедшая натура



«Письма русского путешественника», безусловно, являются тем произведением Н. М. Карамзина, в котором историография и беллетристика соединяются до неразличимости. По форме это роман в жанре путевых записок; на деле, это литературная мистификация, предлагающая читателю поверить, что опубликованный текст представляет собой дневниковые записи Н. М. Карамзина времен его по путешествия по Европе в 1789–1790 гг. Однако между Путешественником и автором нельзя поставить знак равенства, а выбранная форма, как и всегда в случаях с мистификациями, призвана придать произведению убедительность, превратить его в исторический документ.

«Письма русского путешественника» – многослойный, сложноорганизованный текст. Современному читателю многие его фрагменты будут непонятны без комментария. Это связано с тем, что Н. М. Карамзин в России последних лет правления Екатерины Великой не всё мог опубликовать открыто, поэтому ему о чем-то приходилось или умалчивать, или избирать «птичий язык», понятный, однако, всем современникам, но для нас уже темный. Такова, например, самая интересная часть книги, посвященная пребыванию Путешественника в революционной Франции. В России в то время уже шел процесс над А. Н. Радищевым, само упоминание о революции 1789 г. было опасным, а «французскую» часть «Писем…» удалось с большими купюрами издать лишь в начале XIX в. Нам лишь остается жалеть, что если у Н. М. Карамзина и были какие-то более полные неопубликованные записи о его европейской поездке, то все они сгорели в Москве в 1812 г. Но и то, что было публиковано, зачастую являлось актом гражданской смелости со стороны автора.

Что касается литературных особенностей «Писем русского путешественника», то необходимо отметить следующее. Молодому Н. М. Карамзину удались исключительная точность и деликатность взгляда. В книге нет ложного, искусственного противопоставления России и Запада. Когда Путешественник оказывается в гостях у И. Канта, И. Г. Гердера, И. К. Лафатера и многих других выдающихся людей, мы не находим в нем ни высокомерия, ни заискивания. Так же поразителен демократизм эпохи. Героя «Писем…» оценивают исключительно по уму: если ему есть, что сказать, то лучшие люди Европы окажут ему прием, невзирая на его молодой возраст или неизвестность его персоны. Европа гостеприимна в отношении русского путешественника, и он сам описывает быт европейцев точно, непредвзято, соблюдая дистанцию и не гиперболизируя фигуру наблюдателя. Спустя полтора столетия такую же правильную интонацию удастся поймать Е. Ильфу и Е. Петрову в их «Одноэтажной Америке».

«Письма русского путешественника» чрезвычайно актуальны по той причине, что теперь мы, по-видимому, утратили саму культуру путешествия. Сегодня есть что угодно: туризм, миграция, экспансия, бродяжничество, – но никак не путешествие, истинная цель которого – «в изменении самого себя путем столкновения с другим». Путешественник рассчитывает на гостеприимство другого (хозяина), для которого сам путешественник выступает другим. Гостеприимство ко многому обязывает; это особая форма коммуникации с кем-то, кто отличается от тебя. Но только в этом опыте принятия ценности другого становится возможным познание истины о себе. В условиях современного глобализующегося, унифицированного мира «Письма русского путешественника» являются счастливым напоминанием о той эпохе, когда гостеприимство и живое общение еще были возможны, а пространство культуры еще не было таким дегуманизированным.12



ЗАКЛЮЧЕНИЕ



Русская литература столь же молода, как и отечественная историческая наука, и Н. М. Карамзин стоит у истоков и того, и другого. В данной работе мы показали, какое влияние оказала деятельность Николая Михайловича на следующие поколения русских писателей. Даже сегодня у него находятся последователи. Главным из них следует назвать Бориса Акунина, который продолжает ту же линию – пишет исторические произведения как художественные и наоборот. Неслучайно Б. Акунин выбирает главному герою своих произведений имя Эраст. И уж тем более неслучайно в книгах «Азазель» и «Весь мир театр» появляется девушка Лиза. Кроме того, совсем недавно Б. Акунин издал книгу, которая в части названия («История Российского государства») почти в точности совпадает с главным трудом Н. М. Карамзина. Таким образом, дело Николая Михайловича живо по сей день.

В настоящей работе мы ставили своей целью рассмотрение личности Н. М. Карамзина в единстве его историографической, литературной и гражданской деятельности. Помимо уже упомянутого влияния на русскую художественную литературу, мы показали, насколько прогрессивными были произведения Николая Михайловича и какую роль они сыграли в трансформации нравов российского общества. Роль эта не была однозначной: если ранние произведения были проникнуты гуманистическим настроем, то поздние – главным образом «История государства Российского», – по меткому выражению А. С. Пушкина, демонстрировали, скорее, «необходимость самовластья и прелести кнута». Тем не менее, непреходящее значение личности Н. М. Карамзина и его деятельности неоспоримы, и мы выражаем надежду, что и наша работа послужит основой для дальнейших исследований.



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ



1. Карамзин Н. М. Бедная Лиза // Сочинения в 2-х т. Т. 1. Автобиография. Письма русского путешественника. Повести. — Л.: Худож. лит., 1983. — С. 506–519.

2. Карамзин Н. М. История государства Российского. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — 879 с.

3. Карамзин Н. М. Марфа-посадница, или Покорение Новагорода // Карамзин Н. М. Записки старого московского жителя: Избранная проза. — М.: Моск. рабочий, 1986. — С. 174–215.

4. Карамзин Н. М. Мелодор к Филалету. Филалет к Мелодору // Карамзин Н. М. Записки старого московского жителя: Избранная проза. — М.: Моск. рабочий, 1986. — С. 242–254.

5. Карамзин Н. М. Наталья, боярская дочь // Карамзин Н. М. Записки старого московского жителя: Избранная проза. — М.: Моск. рабочий, 1986. — С. 55–89.

6. Карамзин Н. М. Письма русского путешественника // Сочинения в 2-х т. Т. 1. Автобиография. Письма русского путешественника. Повести. — Л.: Худож. лит., 1983. — С. 55–504.

7. Кулешов В. И. История русской критики XVIII–XIX веков. — М.: Просвещение, 1972. — 528 с.

8. Лотман Ю. М. Сотворение Карамзина. — М.: Мол. гвардия, 1998. — 382 с.

9. Марков Б. В. Путешествие как признание другого // Путь Востока: Межкультурная коммуникация. Серия “Symposium”, Конференция «Путь Востока». Вып. 30 / Материалы VI Молодежной научной конференции по проблемам философии, религии, культуры Востока. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. — С. 196–206.

10. Неизданные сочинения и переписка Н. М. Карамзина. Ч. I. — СПб., 1862.

11. Пушкин А. С. Критика и публицистика. — М.: Директ-Медиа, 2015. — 477 с.

12. Эйдельман Н. Я. Последний летописец. — М.: Книга, 1983. — 176 с.



1 Неизданные сочинения и переписка Н. М. Карамзина. Ч. I. СПб., 1862. С. 9.

2 Карамзин Н. М. История государства Российского. М., 2003. С. 8.

3 Эйдельман Н. Я. Последний летописец. М., 1983. С. 83.

4 Пушкин А. С. Критика и публицистика. М., 2015. С. 17.

5 Карамзин Н. М. Бедная Лиза // Сочинения в двух томах. Т. 1. Л., 1983. С. 507.

6 Там же. С. 519.

7 Кулешов В. И. История русской критики XVIII–XIX веков. М., 1972. С. 43.

8 Лотман Ю. М. Сотворение Карамзина. М., 1998. С. 219.

9 Карамзин Н. М. Мелодор к Филалету. Филалет к Милодору // Карамзин Н. М. Записки старого московского жителя: Избранная проза. М., 1986. С. 244.

10 Карамзин Н. М. Марфа-посадница, или Покорение Новагорода // Карамзин Н. М. Записки старого московского жителя. С. 175.

11 Карамзин Н. М. Наталья, боярская дочь // Карамзин Н. М. Записки старого московского жителя: Избранная проза. М., 1986. С. 55.

12 Марков Б. В. Путешествие как признание другого // Путь Востока: Межкультурная коммуникация. Серия “Symposium”, Конференция «Путь Востока». Вып. 30 / Материалы VI Молодежной научной конференции по проблемам философии, религии, культуры Востока. СПб., 2003. C. 190.


57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Автор
Дата добавления 11.11.2016
Раздел История
Подраздел Статьи
Просмотров74
Номер материала ДБ-341946
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх