Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Статья на тему "Культура кочевников"

Статья на тему "Культура кочевников"

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

Культура кочевников, культура степного народа, во все времена вокруг этой темы существовало много различных споров и противоречий. Этот вечный спор о том, что была ли на самом деле культура у кочевых народов или нет, не утихает до сих пор. Если существует народ, значит, у народа должна быть своя культура, свои обычаи и традиции, поэтому сопоставив высказывания ученых-историков можно прийти к определенному выводу, какие-то из этих высказываний можно опровергнуть, а какие-то напротив, поддержать. Попробуем, проанализировав исторические справки о кочевых народах доказать, что культура кочевников существовала во все времена существования кочевых племен и государств.

Особым вариантом цивилизационного геополитического «ядра» и являются «империи» [1], которые воспринимаются как центр «orbis terrarium». Империя – это не просто форма, а особая его стадия, для которой характерно наличие преимущественно аграрной экономики («феодализм»). Именно, в «средние века» имперская идея переживает свой золотой век, поскольку только в этот период существуют те факторы, которые обусловили существование такого рода государства (слаборазвитая экономика, решающая роль земледелия или скотоводства, особое значение насилия как второго после аграрных отношений «средства» решения экономических и социальных проблем, этносы, пестрота экономик, языков, культур, необходимость сопротивления культурному и военному натиску извне, четкое оформление цивилизационного ареала). Империя здесь – алгоритм оформления цивилизации и ее апогей и механизм сопротивления военному и культурному натиску извне.

Кочевники занимают особое место в процессах политогенеза, и это позволило даже поставить вопрос о том, можно ли кочевые образования считать государствами? Способны ли они были подняться до уровня такой сложной системы, как империя? Поскольку в пониманиях кочевников главное в империи ее политическая составляющая, вертикаль власти, это дало основание многим исследователям говорить о существовании у кочевников особой формы империи – кочевой [2]. Вероятно, впервые в отечественной литературе понятие «кочевая империя» был введен в оборот М. Н. Суровцовым [3]. Как строго научный термин в рамках своей типологии кочевых образований его применила С.А. Плетнева [4]. Этот термин уже не раз становился предметом полемики [5].

Насколько имеет право на существование сам термин «кочевая империя» и как его тарктовать? Может ли эта империя считаться государством? По этому поводу высказывалось множество самых разнообразных мнений и , вероятно, все они должны быть так или иначе учтены, в том числе: климатические изменения (усыхание степей по А. Тойнби и Г.Е. Грумм-Гржимайло, увлажнение по Л.Н. Гумилеву), комплекс Марса – бога войны в менталитете кочевников, перенаселенность степи, усложнение социальных процессов, ослабление земледельческих обществ (феодальная раздробленность), уменьшение заинтересованности земледельческих обществ в торговле с номадами, появление у кочевников харизматических фигур, пассионарность (по Л.Н. Гумилеву) и др. Но, вероятно, прежде всего, нужно учитывать то, что любая цивилизация есть не уровень развития общества, а сложное и противоречивое движение.

В ранних описаниях истории времен Великого потопа кочевые народы - скотоводы выступали в образе положительного «доброго пастыря» человечества. «Каин принес от плодов земли дар Господу. И Авель принес также от первородных стада своего и от тука их. И прозрел Господь призрел Авеля и призрел дар его. А призрел Каина и призрел дар его не призрел», - повествует Библия. Это был первый результат победы пастуха над дикой природой, победа, потребовавшая от него громадного усилия над собой, многолетней работы. И она была достойно отмечена и признана Господом, но одновременно омрачена завистью со стороны Каина, его единоутробного брата. Поистине каиновская ненависть многих современных историков определяет их отношение к феномену кочевничества. «Время от времени они покидали свои земли и врывались во владения соседних оседлых цивилизаций,… несмотря на нерегулярные набеги, на оседлые цивилизации, временно включавшие в поле исторических событий, общество кочевников является обществом, у которого нет истории», - писал А. Тойнби [6]. Цивилизационная оценка А. Тойнби, оттеснившая, кочевые народы к периферии мировой истории, поддерживается многими западными историками.

Надлежит еще заметить, что «варвары», которые и в самом деле опасны для цивилизаций, почти все относятся к одной разновидности людей: к кочевникам, лежащим в центре Старого света пустынь и степей. И только старый свет знал эту исключительную категорию «в составе человечества», он в то же время отнимает у них всякое право оставаться полноправным действующим субъектом всемирной истории. Говоря о великих завоеваниях кочевников, Ф. Бродель отводит им роль паразитов: «В целом же речь идет об исключительном случае – случае паразитизма … Случае почти абсурдном, невзирая на его огромный резонанс» [7].

Таким образом, понятие «кочевничество», в широком смысле слова, в историографических традициях претерпевает удивительный катаклизм, и носители этого образа жизни превратились из добрых пастырей в страшных паразитов человечества. Таковы превратности судьбы.

Так, в труде, озаглавленном «От кочевий к городам», С.А. Плетнева утверждает без обиняков, «… что кочевники не могли быть творцами культуры и что они всегда играли одну-единственную роль разрушителей» [8]. И самое печальное это суждение не вызвало спора, поскольку, настолько совпадает с идеями, с давних пор укоренившимися. Совсем не обязательно быть большим специалистом, чтобы поставить под сомнение правильность выше приведенного постулата. Даже, если рассматривать понятие культуры под количественным углом, не надо забывать, что поэзия и музыка всегда были и останутся в числе ее основных составных частей. В введение к своей книге посвященной влиянию тюрко-монгольским этносам на эпопее западной Европы великий русский востоковед 19 века Г. Потанин воскресил свидетельство времен, когда «ордынцы» приходили на берега Сены как носители высшей культуры по сравнению с «туземцами». В западной литературе слово «гунн» в течении долгого времени было синонимом варвара, но нельзя забывать, что германские племена той эпохи находились на более низком ступени социального и культурного развития, чем новоприбывшие.







Автор
Дата добавления 13.12.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров163
Номер материала ДВ-255541
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх