Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Статьи / Статья на тему "Музейно-педагогическая деятельность"

Статья на тему "Музейно-педагогическая деятельность"

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:


Российская Федерация

Управление образования

Администрации города-курорта Пятигорска

Муниципальное общеобразовательное учреждение

Гимназия №4 города-курорта Пятигорска

357500,город-курорт Пятигорск

Ул. Панагюриште, 14-а.

Тел./факс: (8793) 32-22-01,32-54-00,32-37-57.






МУЗЕЙНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ




Доклад был сделан

На городском МО

учителей истории и обществознания

автор:

учитель истории и обществознания

Мартынов С.Н.

















Под термином "музейная педагогика" подразумевается совершенно особая интегративная область, включающая как практическую деятельность, носящую синтетический характер и объединяющую усилия педагога и музейного работника, так и научно-методическую дисциплину, предметом изучения которой является феномен, имеющий историко-культурные традиции, но по-новому заявивший о себе к концу XX столетия.

Возникновение и бурное развитие музейной педагогики можно рассматривать как закономерный этап в интеграционных процессах, охвативших сферы образования, науки, культуры, искусства.

Как всякая интегративная область музейная педагогика не является простой суммой составляющих. Это совершенно особое явление, название которого, с одной стороны, указывает на объективное наличие педагогического потенциала в пространстве музея, на возможность и необходимость его использования в образовательных целях. С другой - подчеркивает своеобразие, специфику той педагогической деятельности, в основу которой положено взаимодействие с миром музея. В словосочетании "музейная педагогика" заложено понимание того, что музей способен самостоятельно выступать в ряду других современных факторов, целенаправленно обеспечивающих процессы воспитания и обучения (ср. с семейной педагогикой, театральной педагогикой, спортивной и др.). Рост интереса к музейной педагогике на теоретико-методологическом и технологическом уровнях неслучаен в эпоху движения образования от репродуктивно-педагогической цивилизации, предполагающей трансляцию опыта прошедших лет подрастающим поколением, к цивилизации креативно -педагогической, смыслом которой является сохранение и воссоздание Человеческого Качества через совместное творение настоящего и будущего во взаимодействии взрослых и детей. В переходную эпоху, когда идет активный поиск принципиально иных механизмов социогенетического наследования, музеи как своеобразные сгустки достижений человечества, часто остававшиеся невостребованными на уровне простой репродукции их социо-культурного содержания, могут превратиться в надежные точки опоры для инновационных процессов интеграции рефлексивной и творческой деятельности, связанной с осознанием и продолжением основных линий цивилизационного и историко-культурного развития.

Выделение музейной педагогики в отдельную ветвь педагогической теории и практики требует определения специфики ее природы, конкретизации целей, принципов, содержания, средств, диапазона образовательных результатов, которые могут быть получены в ее рамках. Музейная педагогика как самостоятельная сфера научно - практической деятельности имеет право на существование только в том случае, если возможно создание содержательно-смысловых структур, объединяющих в пространственно-временном отношении усилия образовательных учреждений, семьи, музеев разного профиля вокруг единых ценностей, связанных с музейной формой существования и представления культуры.

Детство, школа, музей.... Три пространства, разные по своей природе, закономерностям существования и развития, вместе с тем имеющие много точек соприкосновения. Категории, которые могли бы стать отправным пунктом рефлексии над феноменом музейной педагогики как областью пересечения, "встречи" обозначенных пространств, - это Человек, Культура, Цивилизация, Информация, Диалог.

Общество создает школы и музеи как места, в которых концентрируется человекосозидающий, образовательный потенциал, накапливается информация о цивилизационном и культурном движении человечества для того, чтобы быть предъявленной, усвоенной, переданной из прошлого в будущее. Музейное пространство в сжатом виде отражает генезис человеческого познания и преобразования мира и себя на разных стадиях развития, в самых различных областях. Оно заключает в себе тем самым вечную проблематику человечества. В этом органичность музейной среды для ребенка, воспроизводящего в своем индивидуальном становлении исторический путь человечества. В этом ее близость целям образовательного учреждения. (Характерно, что в образовательном пространстве нашего города идеи музейной педагогики были восприняты с особым интересом, поскольку музей как среда воспитания - типично грамматического явление. Неслучайно в контексте Петербургской

концепции воспитания идея самореализации ребенка в позиции гражданина неразрывно связана с особенностями

социо - культурной среды, в которой музей всегда занимал центральное место, ибо Пятигорск стоит в ряду тех городов Европы и мира, которые можно отнести к числу музейных в их классическом варианте.) ^

Задачи, стоящие сегодня перед музейной педагогикой "многослойны". Это стремление сформировать грамотного "пользователя" информации, которую могут предложить сегодняшнему посетителю многообразные музеи города, страны, мира; научить его видеть слышать, чувствовать, переживать то, о чем говорит музейное пространство. Не менее важная социально-педагогическая задача - привитие вкуса к общению с музеем, его экспозициями, реанимация культуры музейного посещения, почти утраченной современниками. Это изучение путей и создание условий, при которых музей может служить местом встречи и диалога разных поколений, способствующих актуализации на индивидуальном уровне вечной проблематики, связанной с выбором Добра или Зла, Мудрости или Безумия, Истины или Лжи, Деяния или Безделья, Гармонии или Хаоса. Выбором, обеспечивающем расцвет или утрату человеческого образа (образование человека). Это ориентация на позицию хранителя, продолжателя, толкователя содержания культуры, современниками которой довелось быть создателям или собирателям музейных экспонатов. Полипарадигмальность современной педагогической реальности находит свое отражение в опыте музейной работы. Можно говорить о технократическом (функционально-информационном) и гуманитарном (диалоговом) вариантах музейно педагогической деятельности. Технократический подход к музею как месту, где за счет концентрации культурного наследия открыты возможности для дополнительного образования, предполагает в основном, момент информационно-просветительский, нормативно-образовательный, хронолого - количественный, то есть работу, построенную по принципу: "что? где? когда? кем?" (написано, изобретено, открыто, передано в дар построено, пережито). Ребенок, попадающий в музей, становится в этом случае бессловесным объектом, на который обрушивается поток нормативного знания. С традиционным педагогическим опытом "ритуального" программного посещения музея связано много стереотипов и иллюзий. Если был с классом на экскурсии, значит, обязательно произошло нечто хорошее, полезное. Соответственно, чем больше посещений, тем лучше. Для всех - единая последовательность, объем, тематика, уровень подачи информации, характер оценочных суждений - независимо от предыдущего опыта, степени интеллектуальной, эстетической, эмоциональной, нравственной готовности.

Увлечение формой, но не смыслом рождает и в музейно-педагогической работе то, что принято называть формализмом.

Наверное, подобная стратегия на каком-то этапе развития общества в целом и нашего государства в частности, была исторически оправдана как предъявление широким массам многообразия форм существования культуры. С развитием теле-, видео-, компьютерных коммуникаций музей практически утратил функции информирования населения о раритетах. Нажатием кнопки или поворотом тумблера можно не выходя из дома или из класса, перенестись в лучшие музеи мира, увидеть древние "архитектурные сооружения, познакомиться с шедеврами искусства. Но это знакомство будет внешним, официальным, "протокольным", дидактическим, при этом совсем, не обязательно индивидуально значимым, то есть "очеловеченным". Между тем, музей - среда предельно гуманистическая, поскольку всегда связана с человеческими достижениями, открытиями, преодолениями, поворотами судьбы. Однако эту человеческую доминанту зачастую возможно актуализировать для посетителей только с помощью психолого-педагогических средств.

Музей по своей сути гуманитарен, поскольку его посещение приобретает индивидуально-личностный смысл только на основе диалога, но особого, где собеседники, разнесенные во времени, соединены Местом, Пространством, Культурой. Причем, если носители культуры, "двигатели" истории, оставившие нам плоды своих деяний, могли безадресно воскликнуть: "Здравствуй, племя младое, незнакомое!" - то есть их зов (вызов) был обращен к Человечеству в целом, то у любого посетителя музея всегда есть возможность как можно ближе познакомиться с автором, обратившимся через время и к нему тоже, соотносясь с его судьбой, с его замыслами, результатами его труда.

Внимание и интерес к собеседнику, в том числе историческому, не возникают сами по себе, но формируются на основе уважения к нему, на основе осознания собственного достоинства. Наличие или отсутствие таковых - это уже не просто вопрос общей или музейной культуры, это вопрос педагогический, сопряженный с этической проблемой встречи с другим опытом, результатами другой деятельности, творчества других, незнакомых людей.

Объективное наличие человекосозидательного, человекообразующего потенциала в содержании музейного бытия диктует необходимость организации таких форм работы с детьми, которые были бы адекватны этому содержанию и могли его тем самым "распредметить", переведя из общечеловеческого в индивидуальное пространство жизнедеятельности ребенка.

Правильно педагогически аранжированное посещения музея приобретает для подрастающего человека глубоко гуманистический, гуманитарный смысл, ибо становится одним из немногих - в условиях кризиса цивилизации -моментов индивидуальной встречи с Вечностью, Красотой, Истиной. Индивидуальной даже если она происходит при свидетелях. В этом отношении посещение музея всегда таинство, которому важно не помешать. Гуманитарный, диалоговый стиль поведения в музее имеет некую "технологическую" основу. Чтобы вступить в диалог, который через пространство и время ведут с ребенком люди, овеществившие свои мысли, идеи, чувства, опыт, сомнения в том или ином художественном произведении, предмете быта, техническом открытии, архитектурном сооружении - ему нужно как минимум: —иметь желание и мотивы для опосредованного музейным пространством общения;

понимать язык, на котором говорит с ним История, Культура, Время (и в этом плане многообразие музеев требует знания множества языков);

уметь слышать и чувствовать, то, о чем безмолвно рассказывают экспонаты и то, что фактически только озвучивает музейный экскурсовод быть способным внутренне откликнуться на новую информацию, тем самым принимая эстафету веков, вызов предков, зов культуры.

Но к диалогу не всегда готов и музейный работник. К сожалению, многовековые стереотипы школьного обучения проникают и в музейные стены. Обычно музейные посещения носят характер монолога и крайне редко поднимаются до высот подлинно диалоговых. Мы привыкли к тому, что, чем лучше подготовлен музейный специалист (школьный учитель), тем более монологичен и насыщен многочисленными подробностями и оценочными суждениями его рассказ, тем плотнее поток информации, который он обрушивает на посетителей, стараясь передать как можно больше сведений из любезной его сердцу области науки, культуры, искусства. И тогда музей превращается в средство для самовыражения профессионала, а дети -остаются лишь статистами, объектами. Именно поэтому одна из центральных задач подготовки специалиста в области музейной педагогики

расшатывание традиционной установки на "солирование", на передачу готового знания (исторического, искусствоведческого, естественнонаучного); освоение принципиально новой позиции, обусловленной спецификой субъекта музейно-педагогической деятельности.

Олицетворением субъектного начала в пространстве музея является не только экскурсовод (педагог, музейный работник), но то (ВСЕчеловеческое, НАДчеловеческое) начало, которое подспудно содержится в любом подлинном предмете культуры, искусства, наполняя его воспитательным потенциалом. Субъектом является и ребенок, вступивший в музейное пространство. Он видит только то, что может и хочет увидеть в силу своей готовности быть посетителем данного места.

У ребенка есть право на индивидуально приемлемые, "удобные" для него формы восприятия, приятия (неприятия), переживания, выражения своих чувств, отношения, то есть на свой вариант встречи с музеем. Наряду с этим, зачастую у него отсутствует внутренняя установка на встречу с другой культурой, непривычной, незнакомой, дающей импульс для "выхода за свои пределы", что не всегда оказывается легким делом.

В этом случае музейный педагог выступает в качестве посредника, медиатора, фасилитатора, максимально сводя на нет свою активность во встрече ребенка с музеем-воспитателем, он играет роль "переводчика" в увлекательном диалоге, который развертывается у него на глазах. Это непривычная для массовой практики позиция. Музеи привлекают ребенка, особенно младшего возраста, пробуждая его активность своей предметностью, реальностью, конкретикой бытия. Это создает прекрасный повод для воспитания вкуса к подлинности, мастерству, результатам вдохновения и труда человека, почти полностью утраченного в эпоху "вещизма". В музейном пространстве оживает запечатленное в веках многообразие способов постижения и преобразования человеком мира и себя с помощью науки, технических изобретений, открытий, средств искусства, народных традиций, религии, мифотворчества. В этом смысле музей становится для детей богатейшим источником знакомства с опытом того или иного пути познания, местом, где можно "примерить на себя" варианты той или иной деятельности, увидеть ее возможные результаты, соприкоснуться со сферами уже освоенного человечеством и еще не познанного.

Именно высокая концентрация человеческого опыта, интеллектуальных, физических, нравственных усилий определяет особые энергоинформационные характеристики музейной среды, делает пребывание в ней для ребенка и взрослого не только увлекательным, но нелегким делом. Поэтому проблема создания внутреннего резонанса, собой эмоциональной готовности, настроя на погружение в другое время, другие смыслы, другую систему отношений так важна для музейного педагога. Гуманитарность взаимодействия предполагает иную позицию музейного педагога. Он становится своеобразным посредником, иногда "переводчиком" в "удвоенном" диалоге: дети -время, культура, люди эту культуру создавшие; педагог - дети. Раз диалог, значит, внимание к интересам и потребностям собеседника. По отношению к музею они у каждого свои. Кого-то привлекут конкретные предметы, фактическая информация о людях, событиях, которую предлагает музей. Для кого-то гораздо более важным станет особая атмосфера помещений, где царит дух прошедших эпох, великих людей. Одних переполняют воспоминание

о прошлом посещении. Других привлекает возможность задать вопросы и получить исчерпывающие ответы. Кто-то будет очарован личностью экскурсовода. А для некоторых посещение музея - всего лишь возможность отключиться от жизненных забот и час побыть совсем в другом мире.

Следовательно, музейному педагогу необходимо овладеть способами экспресс -диагностики и вариативной подачи материала. В противном случае музейная экскурсия может превратиться в мощное средство духовной экспансии, в ходе которой ребенку навязывается образный ряд взрослого человека; в его сознание внедряются неорганичные для возраста и уровня развития оценочные суждения и темпы восприятия, на него обрушивается поток избыточной информации. Сегодня и учителю, и музейному педагогу необходимо переориентироваться на восприятие современного ребенка, у которого неразвиты, закрыты многие информационные каналы, взгляд на окружающее приобретает "клиповый" характер, доминирует критическое отношение к предъявляемой .взрослыми информации. Пора признать право ребенка на свой угол зрения, свою глубоко личностную встречу и общение с пространством музея и экспонатами.

К сожалению, в массовой практике экскурсовод (музейный работник), как и учитель в школе, точно знает, что, как, в каком объеме, в какой последовательности, за какое время должен узнать посетитель. Какой? Скорее всего, некий усредненный, поскольку в реальной жизни у каждого из учащихся, приходящих в музей, имеется тот или иной предпосылочный опыт знакомства с музейным миром, сформирована или отсутствует культура информационного запроса У каждого актуализированы индивидуальные каналы информационного взаимодействия с миром и существуют оптимальные условия восприятия предлагаемого содержания. Одному удобнее индивидуально погружаться в незнакомую среду музея, другому комфортнее находиться в залах вместе с группой. А третий уже готов к тому, чтобы стать экскурсоводом для своих соучеников.

В связи с этим стоит подчеркнуть, что музейный педагог не просто "педагог в музее", не опытный экскурсовод, ведущий урок, это специалист интегративного плана, которого отличает глубокое знание соответствующей предметной области, гуманитарный стиль профессионального поведения в системе "музей-школа", умение ввести в резонанс логику педагогического

процесса с логикой научного, художественного, религиозного, традиционного, экспериментального (в зависимости от специфики музея) способа постижения мира. Если посещение музея можно рассматривать как художественно-педагогический акт, то в нем должна быть заложена логика усвоения определенных единиц содержания от момента мотивации их предъявления ребенку до вхождения в структуру его жизнедеятельности.

Поэтому с педагогической точки зрения чрезвычайно важно выяснить, что конкретно будет составлять содержание и результат того или иного посещения: фактические знания, умение взаимодействовать с музейной культурой, система отношений и оценочных суждений, сформированная на основе музейного материала; опыт посетителя музея, некий спектр состояний. Состояние - равноправный и очень значимый в плане духовного развития ребенка компонент содержания образования пока не вполне воспринимается педагогическим сообществом, поскольку в школьных условиях довольно трудно работать в режиме "проектирования состояний". Опыт проживания целого спектра состояний Человека в его гуманистической сущности, может быть обеспечен именно в атмосфере музея. Это и восхищение красотой, преклонение перед талантом и мастерством, гордость за историческое величие своего народа, ощущение гармонии линий и цвета, восторг от встречи с таинственным явлением, сопричастность к глубинам мироздания и судьбам людей. Отсюда вытекает задача: в ходе взаимодействий с детьми в залах музея, с помощью художественно-педагогических средств, уметь вызвать то или иное состояние, помогающее проникнуть в сокровенные смыслы того, что представлено в экспозиции.

Может быть, основными "экспонатами" некоторых музеев как раз и являются состояния, живущие в социогенетической памяти народа и транслируемые потомкам. Но тогда и предъявление их детям требует особой организации пространства, особой инструментовки, которая сродни педагогической и художественной режиссуре.

Великолепным примером может являться Детский зал Музея Катастрофы (Иерусалим), где из уникального сочетания светящихся точек - свечей, бесконечно отражающихся в системе зеркал, звучания музыки, приглушенного ритма голоса, перечисляющего имена погибших детей, рождается ощущение присутствия, близости детских душ, продолжающих жить в бездне Вселенной и в людской памяти. Аналогичные по силе переживания испытываешь на пространстве Хатыни или стоя у музейной витрины, где хранится дневник Тани Савичсвой...

Именно с момента вхождения в особое, "музейное" состояние начинается то, что в педагогике принято определять как индивидуально-личностную ориентацию. Индивидуально-личностная ориентация содержания музейно-педагогической работы требует создания индивидуальных маршрутов вхождения ребенка в музейную культуру, предполагающих наличие определенной стратегии, принципов

нахождения "точки отсчета", преемственности в продвижении по этому пространству.

С педагогической точки зрения необходим некий резонанс (смысловой, информационный, эмоциональный, энергетический) индивидуальной культуры ребенка и музейной культуры. Нельзя заставить насильно беседовать даже с самим

умным и хорошим человеком. То же касается и посещения музея. Атмосфера музея, представляющего достаточно автономное, замкнутое пространство, обладающее особой аурой, требует тонкой психолого-педагогической

инструментовки входа и выхода, начала и конца этого "действа", способных обеспечить внутренний энергоинформационный резонанс каждому ребенку, переступающему границы этого пространства. Стоит ли предложить детям остановиться и помолчать, прислушаться, осмотреться или свободно побродить по

залам, обживая, "примеряя" на себя новизну мира предметов, красок, впечатлений,

звуков, - это зависит от ситуации.

Важно обеспечить целостность первоначального ощущения того, что это иной мир,

в котором проявляются и оживают новые свойства предметов и явлений, частично

знакомых, частично неизвестных. Мир, способный изменять того, кто с ним соприкасается.

10


Автор
Дата добавления 29.03.2016
Раздел История
Подраздел Статьи
Просмотров105
Номер материала ДВ-567251
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх