Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Доп. образование / Статьи / Статья на тему "Сопоставительный анализ русских и татарских пословиц"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Доп. образование

Статья на тему "Сопоставительный анализ русских и татарских пословиц"

библиотека
материалов









РУССКИЕ И ТАТАРСКИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ О СЕМЬЕ:

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ





Учитель русского языка

Ахкамова Венера Кадымовна

МБОУ ЦО «Наследие»

















Содержание



Введение


Актуальность исследования. В современном мире все большее внимание уделяется проблемам развития языка как средства общения и как кладовой знаний и памяти о культурных, духовных, социальных, материальных богатствах и достижениях разных народов. Этот интерес вызван активизацией межкультурного общения, на который указывают многие исследователи, в том числе и языковеды. По справедливому замечанию ведущих российских лингвистов, занимающихся проблемами билингвизма (Е. М. Верещагин, 2016; Ю. Е. Прохоров, 2003; А. П. Майоров, 1998; А. Е. Карлинский, 1990; Двуязычье – проблема социокультурная, 2003; Г. А. Алферова, С. В. Луцкая, 2015 и др.), вся глубина и все тонкости межкультурной коммуникации становятся наглядными, порой и просто осознаваемыми, при сопоставлении иностранных языков с родными и чужой культуры со своей родной, привычной.

Исследования в области фразеологии за последние десятилетия выдвинули множество самых разных проблем. Так, все большее значение приобретает сопоставительное изучение фразеологических систем разных языков. Именно сопоставительный аспект изучения фразеологизмов представляет большой интерес и для разработки общей теории фразеологии, и для изучения общих и отличительных признаков исследуемых языков.

При сопоставлении на межъязыковом уровне обнаруживаются те же семантические отношения, которые свойственны лексическим, фразеологическим и другим единицам внутри одного языка. Но при этом цели и задачи межъязыкового сопоставления другие, так как сопоставляются единицы и формы, которые друг друга не дополняют и не составляют в совокупности какой-либо единой системы.

В нашем исследовании сопоставлению подлежат фразеологические единицы с компонентом «семья» в русском и татарском языках.

Выбор в качестве предмета исследования ФЕ с компонентом «семья» обусловлен следующими факторами: 1) институт семьи является одним из основополагающих моментов общества и касается жизни каждого его члена; 2) ФЕ с компонентом «семья» составляют значительную группу во фразеологических фондах обоих языков и являются одними из самых ярких и образных; 3) рассматриваемые ФЕ являются, как правило, наиболее употребительными в речи и на письме; 4) ФЕ с компонентом «семья» отличаются обширной системой образов и средств выражения.

Фразеологические единицы с компонентом «семья» присутствуют во всех языках, а их национальная специфика проявляется в различии избранных в той или иной культуре эталонов, образов, стереотипов. Для русской и татарской культур лингвокультурный концепт «семья» отличается высокой значимостью. Изучая татарские пословицы и поговорки, сравнивая их с русскими, мы получим возможность существенно расширить собственные знания татарского и русского языков, познакомиться с семейными обычаями и фактами истории русских и татар, обогатив при этом родной язык, научиться понимать народную мудрость, приобщиться к общечеловеческим моральным ценностям.

Таким образом, актуальность исследования обусловлена, с одной стороны, развитием сопоставительной фразеологии (в работе исследуются фразеологизмы, принадлежащие к разным языковым группам и семьям, то есть к разносистемным языкам), а с другой стороны, необходимостью осуществления сравнительных лингвокультурологических исследований для определения роли универсальных и национально-специфичных реалий, отсутствием лингвокультурологического анализа фразеологизмов русского языка в сопоставлении с татарским, что позволило бы выявить языковую и внеязыковую специфику содержания национально-культурного компонента фразеологизмов с компонентом «семья».

Объектом исследования данной выпускной аттестационной работы являются татарские и русские фразеологические единицы с компонентом «семья».

Предмет исследования – семантические и национально-культурные особенности татарских и русских фразеологизмов с компонентом «семья».

Целью исследования является определение семантических и национально-культурных особенностей русских и татарских фразеологических единиц с компонентом «семья», выявление их общих и дифференциальных черт.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) изучить и систематизировать научные труды по теме исследования;

2) выделить корпус русских и татарских фразеологических единиц с компонентом «семья»;

3) разделить татарские фразеологизмы на группы по соответствию;

4) перевести татарские фразеологизмы на русский язык и дать им толкование;

5) определить качественные соответствия русских и татарских фразеологических единиц;

6) осуществить анализ компонентов значения фразеологических единиц с компонентом «семья» в сопоставительном аспекте, определить их характерные особенности;

4) выявить национально-культурную специфику фразеологических единиц с компонентом «семья» в русском и татарском языках.

Методология исследования. Общим вопросам фразеологии, пословицам и поговоркам, психолингвистическим особенностям формирования этнокультурных стереотипов посвящены работы Н. Н. Амосовой, О. А. Егоровой, А. В. Кунина, Алкади Мансура Салеха Абду, А. И. Молоткова, З. К. Тарланова, В. Н. Телия и др.

Эмпирической базой послужили фразеологические единицы, полученные в результате сплошной выборки из толковых и фразеологических словарей русского и татарского языков, материалов прессы и произведений художественной литературы.

Отметим, что собирать, систематизировать и изучать татарские пословицы и поговорки впервые начал профессор Казанского университета И. Ф. Эрдман в XIX веке. Также выпущено несколько специальных сборников пословиц XIX века, которые собирали С. Кукляшев, К. Насыров, Т. Яхин и др. Первая публикация русских пословиц принадлежит И. Снегиреву. Он впервые опубликовал их в книге «Русские в своих пословицах». Помимо этого, пословицы публиковали М. Иванов и И. Березина.

Активное изучение фразеологизмов на материале татарского языка и его диалектов началось с 20-х годов прошлого столетия. Особенно плодотворны 50–60 годы XX века, когда вышли следующие словари: «Русско-татарский фразеологический словарь» (1957) Н. Бурганова, Л. Махмудова, который был переиздан в 1982 году; «Татар фразеологиясе, мәкальләр һәм әйтемнәр» (1959), составители Л. Заляй, Н. Бурганова, Л. Махмудова; «Татар мәкальләре һәм әйтемнәре» (1960), составитель Х. Ярми. В сборник «Фразеологизмы, пословицы и поговорки татарского языка», составленный авторами Л. Зяляй, Н. Бургановой, Л. Махмутовой вошли около шести тысяч фразеологизмов, идиом, пословиц и поговорок. Сборник состоит из двух частей – основной и дополнительной, где идиомы распределены по темам. Особый вклад в сохранение фразеологического потенциала татарского народа внес Н. Исанбәт, его работы издавались и переиздаются по сей день: «Татарские народные пословицы» в трех томах (1959–1967); «Фразеологический словарь татарского языка» в 2 томах (1989–1990). В 1991 году издаются «Словарь фразеологических единиц татарского языка» Г. Ахатова и «Русско-татарский тематический фразеологический словарь» Л.Байрамовой, в 2001 году «Фразеологический словарь татарского языка» Ф. Сафиуллиной, в 2002 году «Народные жемчужины» Х. Махмудова.

Положения, выносимые на защиту:

1. Фразеологические единицы с компонентом «семья» – это своеобразный показатель отношения русского и татарского народа к важности родственных связей, к наличию иерархии внутри родственного окружения, к роли каждого члена семьи в жизни родственников.

2. Во фразеологии находит отражение история народа, его дух и культура, своеобразие его быта, что находит отражение в национально-этнической специфике содержательной структуры исследуемых фразеологических единиц с компонентом «семья».

3. Татарские фразеологизмы относительно русских могут быть разбиты на четыре группы межъязыковых соотношений:

1) полные эквиваленты;

2) частичные эквиваленты;

3) аналоги;

4) безэквивалентные единицы.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 79 публикаций, приложения, содержащего татарские пословицы и поговорки с компонентом «семья».

Во введении обоснована актуальность темы работы; обозначены цель, задачи, материал и методология исследования; сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе изложены теоретические основы сопоставительного исследования фразеологических единиц: приводится обзор существующих в лингвистике точек зрения по проблемам фразеологии и фразеологизма, отмечается, что объем и границы фразеологии остаются спорными вопросами для многих лингвистов, указаны отличия фразеологических единиц от слова и словосочетания, отмечена важность для выявления национально-культурной информации, содержащейся в языке, включения в состав фразеологических единиц пословиц и поговорок, характеристике фразеологизмов с точки зрения их происхождения, образованию фразеологизмов, основным типам фразеологизмов, особенностям фразеологического значения.

Вторая глава содержит русские фразеологизмы о членах семьи: об отце и матери, сыне и дочери, муже и жене, брате и сестре, о детях; дается общий анализ данных ФЕ.

Третья глава посвящена сравнению татарских фразеологизмов о семье и членах семьи и их сопоставлению с русскими фразеологизмами.

В заключении представлены основные выводы, намечены перспективы исследования.

Глава 1. Теоретические основы сопоставительного исследования фразеологических единиц

1.1. Общие проблемы фразеологии

В буквальном смысле термин «фразеология» означает «учение об оборотах речи» (греч. phrasis «оборот, выражение»; logos «понятие, учение»). В современной науке фразеология – это «1. Раздел языкознания, изучающий устойчивые обороты речи. Проблемы фразеологии. 2. Состав фразеологических единиц и выражений данного языка. Русская фразеология» [Розенталь, Теленкова. Словарь-справочник лингвистических терминов 1976].

Сложность данного лингвистического явления можно продемонстрировать терминологическим разнообразием в определении самого понятия «фразеология», а также структурных типов объектов фразеологии и их значений. Так, ученые часто обращаются к образному сравнению М. Я. Немировского, который, отмечая, что большинство фразеологизмов дублирует уже существующие понятия, пишет, что фразеология представляет собой лишь «appendix в теле филологических наук» [Чернова 2004; Дружинина 2015]. Б. А. Ларин считает, что фразеология «как лингвистическая дисциплина находится еще в стадии скрытого развития» [Ларин 1977: 125–149]. Более полное определение фразеологии дал Н. М. Шанский: «Фразеология представляет собой раздел науки о языке, изучающий фразеологическую систему в ее современном состоянии и историческом развитии» [Шанский 1969: 3].

Однако, как мы уже отмечали выше, термин «фразеология» в языкознании употребляется в двух значениях – широком и узком: 1) отрасль науки о языке, 2) совокупность специфических речевых средств, то есть собрание фразеологических единиц, выделяемых на основе противоположения слову. Отличительной чертой подобных речевых средств признается устойчивый характер употребления и воспроизводства в качестве готовых целостных единиц.

Самым распространенным термином для общего названия всех оборотов, относимых к фразеологии, является термин «фразеологическая единица», введенный академиком В. В. Виноградовым [Виноградов 1977: 140–161].

Одна из основных проблем – это проблема определения объема понятия «фразеологическая единица». На сегодняшний день существует несколько терминов, в той или иной степени имеющих отношение к объекту фразеологических исследований. В частности, часто употребляются термины фразеологизм [Молотков, 1977; Жуков, 1978, 1986], фразеологическая единица [Архангельский, 1964; Виноградов, 1977; Мелерович, 1982; Назарян, 1987], фразеологический оборот [Шанский, 1996]. Данные термины используются как равнозначные.

Остановимся на термине фразеологическая единица (далее – ФО). Подробно о том, что такое фразеологическая единица, пишет В. Л. Архангельский: «Фразеологической единицей называется существующая в языке на данном этапе его исторического развития постоянная комбинация словесных знаков: предельная и целостная; воспроизводимая в речи его носителей; основанная на внутренней зависимости членов; состоящая минимум из двух строго определенных единиц лексического уровня, находящихся в известной последовательности; грамматически организованная по существующим или существовавшим моделям словосочетаний или предложений; обладающая единым значением сочетавшихся элементов, но стабильным в отношении означаемого или выражаемого» [Архангельский 1964: 20].

Лингвисты отмечают, что четко очертить круг объектов фразеологии чрезвычайно трудно, потому что материал фразеологии разнообразен и генетически, и функционально, разноструктурен, а в семантическом отношении разнохарактерен [Дружинина 2015].

Часто в учебниках и научных трудах фразеологизм определяется путем выявления признаков, отличающих его от слов, с одной стороны, и словосочетаний – с другой. Так, М. И. Фомина считает, что «наличие экспрессивного, обобщенно-фразеологического значения, постоянство компонентного состава, фонетическая разнооформление, дву- и более ударность» являются отличиями фразеологизма от слова [Фомина 1990: З06]. А «воспроизведение постоянного состава компонентов, полная/частичная мотивированность значения семантикой составляющих компонентов, относительная возможность замены/пропуска одного из их компонентов с сохранением общего значения, единство синтаксических функций всего фразеологизма» отличают его от словосочетания [Фомина 1990: 308].

Во вступительной статье «Фразеологизмы русского языка и принципы их лексикографического описания» к «Фразеологическому словарю русского языка» под редакцией А. И. Молоткова есть главы «Фразеологизм и слово», «Фразеологизм и словосочетание», где представлена иная точка зрения. Там указывается, что «ни по одному из категориальных признаков фразеологизм не соотносится со словосочетанием», тогда как «фразеологизм и слово имеют общие признаки: лексическое значение и грамматические категории» [Молотков 1968: 8, 9]. В таком случае, как отмечают ученые, за пределами фразеологизмов русского языка, согласно данной статье, остаются: словосочетания, из которых одно получает значение, обусловленное только данным сочетанием слов (золотая молодежь); глагольно-именные словосочетания типа читать мораль, называемые описательным оборотом; глагольно-именные словосочетания типа доводить до бешенства со значением «приводить в какое-либо определенное состояние»; именные и глагольные словосочетания, образованные путем повторения одного и того же слова (дурак-дураком), пословицы и поговорки; крылатые слова (как 40 тысяч братьев), составные термины (духовное лицо) [Чернова 2004].

Сужение границ фразеологии и ограничение числа объектов ее рассмотрения, которые даны А. И. Молотковым, представляются большинству исследователей неоправданными. Так, А. И. Ефимов пишет о том, что ряд исследователей относит к фразеологизмам только единицы, эквивалентные слову, называя это «перенесением лексикографического метода исследования» на область фразеологии [Ефимов 1961: 6].

А. И. Ефимов в книге «Стилистика художественной речи» фразеологические обороты определяет как «запас ходячих, метких, часто повторяемых, устойчивых, в смысле порядка слов, «крылатых» выражений, которые бытуют в языке и которые находят в художественном произведении самое различное применение» [Ефимов 1961: 279]. Далее автор отмечает, что «фразеология обычно начинается там, где свободное лексическое значение слова заслоняется фразеологически связанным, когда какое-либо словосочетание становится повторяемым, общеизвестным, «крылатым», отличающимся образностью, возможностью переносного употребления» [Ефимов 1961: 280]. Поэтому к фразеологическим средствам языка А. И. Ефимов относит не только идиомы, но и поговорки, пословицы, афоризмы писателей, крылатые строки стихотворений, устойчивые формулы и обороты научно-технического характера, канцелярские штампы, производственно-технические выражения и т. д. [Там же].

Н. М. Шанский в книге «Фразеология современного русского языка» в главе «Понятие «фразеологический оборот» подробно останавливается на данном вопросе. Воспроизводство, целостность значения, устойчивость структуры и состава, непроницаемость отграничивают, по его мнению, фразеологизмы от свободных словосочетаний. От слов же фразеологизмы отличаются по структуре и составу (слова состоят из морфем, а фразеологизмы из слов), а также по своему акцентологическому оформлению (имеют два и более ударений). Здесь же Н. М. Шанский дает собственное определение: «Фразеологический оборот – это воспроизводимая в готовом виде языковая единица, состоящая из двух и более ударных компонентов словного характера, фиксированная по своему значению, составу, структуре» [Шанский 1985: 20].

Таким образом, термин «фразеологическая единица» не получил однозначной трактовки в лингвистической науке. В нашей работе примем точку зрения А. Г. Назаряна, который рассматривает ФЕ как сложную, раздельнооформленную, воспроизводимую в готовом виде лексическую единицу, обладающую устойчивостью структуры, регулярностью употребления, а также особой семантической структурой, изучение которой помогает выявить наиболее распространенные стереотипы национального мышления как фрагмент национальной картины мира.

Для описания конкретных типов фразеологизмов по степени семантической спаянности В. В. Виноградовым были введены понятия «фразеологическое сращение», «фразеологическое единство» и «фразеологическое сочетание». Несмотря на критику данной классификации, эти термины активно используются и в наши дни. В дополнение к вышеперечисленным разрядам фразеологизмов Н. М. Шанским был употреблен термин «фразеологическое выражение» для обозначения устойчивых в своем составе и употреблении единиц, состоящих из слов со свободным значением [Шанский 1985].

В. Л. Архангельский разграничивает устойчивые фразы – фразеологические единицы, эквивалентные предложениям, и фраземы – фразеологические единицы, организованные по моделям словосочетаний [Архангельский 1964].

Подводя итог сказанному, отметим, что в нашей работе для обозначения объекта фразеологических исследований мы будем употреблять традиционные термины «фразеологическая единица», «фразеологизм».

Для выявления национально-культурной информации, содержащейся в языке, в составе фразеологических единиц рассмотрим пословицы и поговорки, в которых наиболее ярко и четко проявляется самобытность народа-носителя языка, так как пословицы и поговорки не имеют «авторской отнесенности» и принадлежат всему народу, а не его конкретным представителям.


1.2. Особенности фразеологического значения.

Внутренняя форма фразеологической единицы

Фразеологическая номинация никогда не бывает первична. Она всегда вторична или третична [Кунин 1982: 88–100].

При образовании ФЕ в ней обычно объединяются два значения: первичное, исходное (или этимологическое) и вторичное, производное (или вещественное, актуальное [Жуков 1978: 8–9]), при этом второе связано с мотивирующим его этимологическим значением (внутренней формой), метафорическими, реже – метонимическими отношениями.

Остановимся на роли метафорического фактора в формировании фразеологического значения.

Метафоризация, несомненно, является главным фактором образования фразеологического значения [Кузнецова 1989: 199]. Существует широкое и узкое понимание метафоры. Вот как определяет метафору в широком смысле слова Н. Д. Арутюнова: «Метафора (от греческого metaphora – «перенос») – троп или механизм речи, состоящий в употреблении слова, обозначающего некоторый класс предметов, явлений и т. п. для характеристики или наименования объекта, входящего в другой класс, либо наименования другого класса объектов, аналогично данному в каком-либо отношении. В расширительном смысле термин «метафора» применяется к любому видам употребления слов в непрямом значении» [Кузнецова1989: 296].

Метафора в узком понимании определяется как перенос наименования на основе сходства [Калинин1978: 25]. Примеры фразеологических метафор: адамово яблоко – «кадык»; бить (ударять) себя в грудь – «рьяно доказывать что-либо»; в костюме Евы – «быть обнаженным»; братья наши меньшие – «животные» и др.

Говоря об образовании ФЕ, Б. А. Ларин подчеркивает, что наиболее важным условием возникновения фразеологизма является «семантическое обогащение, называемое метафоризацией, сущность которого состоит в расширении и обобщении значения в сторону образной типичности» [Ларин 1977: 145]. Иными словами, производное, вторичное значение ФЕ связано с мотивирующим его этимологическим значением, как правило, метафорической связью (в широком понимании).

При этом между исходным, этимологическим, значением и вторичным, актуальным, в процессе метафоризации возникает «посредник», который является носителем образного представления и который принято называть внутренней формой фразеологизма [Жуков 1986: 99].

Термин «внутренняя форма» впервые был введен в лингвистику А. А. Потебней [Потебня 1990: 10–27] по отношению к поэтическому слову. В дальнейшем это понятие было применено и к фразеологической единице. Проблеме внутренней формы фразеологизма уделяли внимание в своих работах многие лингвисты (А. В. Кунин 1984, A. M. Мелерович 1971, Л. И. Ройзензон 1965 и др.).

Во внутренней форме слова заключено «представление о признаке, по которому назван предмет, и, таким образом, мотивирующий название предмета» [Федоров 1973: 13]. «При этом важно отметить, что предметы получают названия необязательно по наиболее существенному признаку, а по тому, который бросается в глаза; такой признак, несущественный с логической точки зрения, существенен с лингвистической, как различительный знак понятия» [Федоров 1973: 12].

В отличие от внутренней формы слова, указывающей на признак, по которому назван предмет, внутренняя форма фразеологической единицы передает конкретное представление о каком-либо факте, событии, явлении, которые когда-либо были актуальными признаками других фактов, событий, явлений, удобными для обобщения, то есть для образования понятий оценочного типа.

Так, например, прежде чем оборот быть в духе приобрел значение «пребывать в хорошем настроении», он соответствовал определенной ситуации, когда апостол или порок находился под влиянием Святого Духа (см. Отк. 1: 10: «Я был в духе в день воскресный, и слышал позади себя громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний»). А до того, как фразеологический оборот вавилонское столпотворение стал означать «огромное скопление народа», для людей, знакомых с библейскими текстами, он означал столпа творение в Вавилоне, то есть «сооружение вавилонской башни».

Таким образом, внутренняя форма фразеологизма – это один из наиболее важных компонентов его значения, его мотивирующий образ, причем в одних ФЕ он может быть ярким, «живым» (мы называем такие обороты фразеологическими единствами), а в других ФЕ – затемненным (это фразеологические сращения).

Следует также отметить, что именно метафорическая связь актуального значения ФЕ с «живой» внутренней формой служит причиной возникновения коннотативного компонента, благодаря которому реализуется экспрессивно-оценочная функция фразеологизма. Вместе с тем утрата внутренней формы ФЕ, превращающая последнюю в немотивированный языковой знак, не означает утрату фразеологическим значением коннотативного компонента, что качественно отличает семантику немотивированной ФЕ от семантики немотивированного слова.

Причины сохранения коннотативного компонента ФЕ при затемнении ее внутренней формы можно свести к следующим: «Во-первых, «диффузность», размытость предметно-логического содержания ФЕ, что приводит к большей значимости коннотативного компонента и его семантической самодостаточности. Во-вторых, эмоционально-экспрессивная, оценочная функция фразеологизма, которая обеспечивается именно коннотативным компонентом ФЕ, также способствует «удерживанию» в семантической структуре последней» [Дубровина 1995: 55].


1.3. Объем фразеологии

Проанализировав основные признаки фразеологических единиц, мы напрямую подошли к вопросу об определении границ фразеологического фонда языка. В лингвистике традиционно рассматриваются широкое и узкое понимание объема фразеологии. Идеи широкого подхода в изучении фразеологии мы встречаем в работах И. Е. Аничкова, утверждавшего, что «в каждом языке словам свойственно вступать в определенное число обычных или устойчивых сочетаний. Общее число существующих или наличных устойчивых сочетаний для каждого языка хотя и очень большое, но не бесконечное, ограниченное и, вопреки обычному представлению, не необъятноее» [Аничков 1997: 104]. Среди его последователей можно отметить М. М. Копыленко и З. Д. Попову, которые максимально раздвигают границы фразеологии: по их мнению, объект фразеологии составляют все типы сочетаний лексем [Копыленко, Попова, 1972: 15]. Сторонники широкого подхода в современном языкознании (Н. М. Шанский, В. Л. Архангельский и др.) включают в состав фразеологии все словесные комплексы, характеризующиеся устойчивостью и воспроизводимостью. В диссертации С. А. Осокиной [2003] фразеологизм определяется как единица текста, которая может представлять собой форму знания. Таким образом, во фразеологический корпус попадают словосочетания, которые можно отнести к разряду авторских метафор, например, любовь святая, блудить душой. Широкое понимание объема фразеологии в работе В. М. Мокиенко обусловлено признанием образности факультативным признаком, что обеспечивает введение в состав фразеологического фонда всех единиц, обладающих устойчивостью [Мокиенко1989: 232].

Сторонники узкого подхода (А. М. Бабкин, С. И. Ожегов, Б. А. Ларин) в рамках фразеологического состава рассматривают фразеологические сращения, единства и сочетания. В. Н. Телия ограничивается описанием «собственно фразеологии» – идиоматики, включающей фразеологические сращения и единства, поскольку это позволяет рассмотреть мотивированные языковые знаки, выполняющие целостную номинативную функцию [Телия 1996]. Проблема определения объема фразеологии относится к разряду вечных проблем, которая, вероятно, не получит однозначного решения, так как сужение или расширение предметной области исследований непосредственно зависит от категориальных признаков, выделяемых теми или иными учеными. Это происходит потому, что с позиции носителей языка границы фразеологии не имеют четких очертаний.

Данные экспериментов, проведенных Т. В. Пономаревой, показали, что в состав фразеологии информанты включают слова и словосочетания, которые с точки зрения системоцентрического подхода не являются фразеологизмами: 1) термины, основанные на метафорическом переносе, типа барабанные палочки; 2) названия фильмов: Любить по-русски; 3) слова с переносным значением: насолить; 4) устойчивые сочетания слов: елки-палки, глаз-алмаз; 5) устойчивые сленговые выражения: ездить по ушам, глаза сломаешь [Пономарева 2000: 79].

На наш взгляд, вопрос о границах фразеологии должен решать каждый исследователь, руководствуясь фактическим материалом или же проблемой, решаемой в конкретном исследовании. Мы не можем согласиться с исследователями, которые включают во фразеологию все возможные сочетания слов, так как они игнорируют самую главную особенность фразеологических единиц – специфику семантики, то есть идиоматичность, специфику фразеологической абстракции, мотивированность/немотивированность. В нашей работе при определении объема фразеологии мы исходим из того, что объектами нашего исследования являются внутренняя форма и образность, поэтому в дальнейшем предметом нашего изучения станут фразеологизмы, обладающие данными признаками.


1.4. Пословицы и поговорки

Пословица – это коротенькая притча, суждение, приговор, поучение, высказанное обиняком и пущенное в оборот, под чеканом народности [Даль 2000: 16].

В словаре русских пословиц и поговорок В. П. Жуков под первыми понимает краткие народные изречения, имеющие одновременно буквальный и переносный план или только переносный план и составляющие в грамматическом отношении законченные предложения. Под вторыми понимаются краткие народные изречения, имеющие только буквальный план и в грамматическом отношении представляющие собой законченные предложения [Жуков 1978: 11].

По мнению А. И. Молоткова, пословица в обобщенном виде констатирует свойства людей и явлений («вот как бывает»), дает им оценку («то хорошо, а это плохо») или предписывает образ действий («следует или не следует поступать так-то»). Обязательное наличие обобщения и весьма частое оценочно-предписывающее содержание образуют характерный для пословиц назидательный смысл [Молотков 2001: 18].

Пословицы советуют, рекомендуют, высказывают опасения, предостерегают, предупреждают, успокаивают, высмеивают и т. д. Существуют такие ситуации, когда с пословицами советуются, как советуются с мудрыми людьми. Пословицы выносят положительную или отрицательную оценку поведения, поступка, ситуации. В аргументативном дискурсе они могут служить весомыми аргументами (контраргументами), своей выразительностью оказывая мощное воздействие на коммуниканта, другими словами, пословицами можно проиллюстрировать свою мысль и обобщить ее в краткой форме [Шанский 1985: 34].

Поговорки, по мнению В. Г. Гака, – это литературно-разговорные, обиходно-разговорные и просторечные всесторонне устойчивые фразы, способные выражать только частный смысл. Следовательно, они не содержат обобщений о закономерных связях действительности, как пословицы, и применимы лишь к единичным, конкретным ситуациям.

Таким образом, не существует единого мнения к определению понятий «пословица» и «поговорка». Каждый автор по-своему интерпретирует данные дефиниции, но большинство лингвистов рассматривают пословицы и поговорки как устойчивые словосочетания поучительного характера, отражающие особенности языковой картины мира того или иного народа.

Исследователь Н. Ф. Алефиренко отмечает, что по своему содержанию и функциям пословицы близки к лирической поэзии. Их назначение в том, чтобы в кратких афористических формулах выражать отношение народа к различным жизненным явлениям [Алефиренко 2000: 22].

В. И. Даль, анализируя глубинные структуры пословиц, их автосемантичность, однозначность, говорит о наличии зафиксированных в содержании пословиц культурных концептов, ценностных измерений, позволяющих выделить рамки их употребления Характер употребления пословиц, распространенность в разных слоях общества дают возможность выделять социальную и даже личностную маркированность пословиц.

Многоаспектная природа пословиц, пишет автор, была бы неполной без акцента на их поведении в динамике речи, без акцента на актуализации семантики пословиц в тексте и изменении их формальных характеристик.

В своей узуальной форме или в одном из ее вариантов пословица реализует в контексте присущие ей языковые аспекты значения. В таких контекстах, как правило, устанавливается референционная отнесенность пословиц.

Таким образом, структура пословиц предопределяет их содержание, поэтому неслучайно они чаще всего выражены повествовательными и побудительными предложениями, так как именно эти два вида синтаксических единиц способствуют отражению морали, заключенной в пословицах, а также имеют более прагматическое выражение, чем, например, вопросительные или восклицательные предложения, то есть говорящий, чтобы как-то повлиять на своего собеседника, использует высказывания, которые представляют собой повествовательные или побудительные предложения.

Употребление ряда поговорок ограничено не только определенным кругом ситуаций, но и связано с определенным контекстом. Основная особенность содержания поговорок заключается в том, что мысль в них выражена не прямо, а идиоматично, с тем или иным отклонением от стандартного компонентного значения фразы – через образ, гиперболу, иронию, косвенное умозаключение, недосказанность (усечение) или «излишние» элементы и т. п.

Соответственно по характеру соотношения совокупного смысла поговорки с ее компонентным значением можно выделить образные поговорки, построенные на метафорическом переосмыслении; иронические поговорки, смысл которых прямо противоположен их компонентному значению; поговорки, смысл которых косвенно выводится из их компонентного значения; устойчиво усеченные поговорки; присказки, объективное содержание которых исчерпывается их первой частью [Андросова 2011].

Таким образом, поговорка по своему семантическому содержанию близка к пословице, но, тем не менее, имеются некоторые отличия. По мнению В. А. Жукова, поговорки отличают от пословиц с давних времен. Он считает, что обычно поговорками именуются широко распространенные выражения – изречения, образно определяющие какие-либо жизненные явления. Но есть и сходство: поговорки так же, как и пословицы, вошли в повседневную речь, вне ее не существуют, а именно в речи раскрывает свои настоящие свойства. Поговорка еще в большей степени, чем пословица, передает эмоционально – экспрессивную оценку разных жизненных явлений и существует в речи для того, чтобы выражать, прежде всего, чувства говорящего [Жуков 1978: 11].

Следует заметить, что пословицы и поговорки отличаются как от фразеологизмов, так и от крылатых слов и выражений. По справедливому замечанию Н. М. Шанского, пословицы отличаются от фразеологических единиц логически (пословицы адекватны суждению и побуждению, в то время как фразеологические единицы – понятиям); синтаксически – имеют форму предложения, а не словосочетания; прагматически – могут служить дидактическим целям, что для фразеологических единиц не характерно. Пословицы – это своего рода автосемантические тексты, встроенные в дискурс.

Исследователь отмечает, что назидательность или дидактичность пословиц наиболее прозрачна в изречениях побудительного характера. Однако и в изречениях повествовательного характера она может быть обнаружена, то есть можно утверждать, что для каждой пословицы возможен контекст дидактического характера.

Отличие пословиц от фразеологизмов, по замечаниям Е. А. Кораблевой, состоит также в том, что пословицы могут одновременно употребляться в буквальном и в переносном значении. Пословицы, в силу своей двуплановости, а также поговорки, употребляющиеся в буквальном смысле, состоят из слов с вполне определенным самостоятельным лексическим значением, чего нельзя сказать о фразеологизмах, компоненты которых полностью или частично лишены семантической самостоятельности. Слова, входящие в состав пословиц и поговорок и выражающие наиболее существенные стороны мысли, нередко выделяются или, по крайней мере, могут быть выделены логическим ударением. Почти ни на одном из компонентов фразеологизма нельзя сделать логического ударения. Фразеологизмы, таким образом, лишены актуального членения [Кораблева 2006: 59–65].

Пословицы и поговорки довольно широко представлены во всех современных языках, в том числе в татарском. Их частое употребление в устной и письменной речи объясняется прежде всего тем, что они придают ей особый колорит, делают более образной и выразительной. Кроме того, необходимо подчеркнуть, что пословицы и поговорки обладают эмоциональной и стилистической окраской, благодаря чему они совершенствуют коммуникативную функцию языка [Баранов 1962: 125–126].

Итак, будучи предложениями, то есть единицами с замкнутой структурой, пословицы и поговорки обладают смысловой и интонационной завершенностью, категориями предикативности и модальности, что отличает их от фразеологических единиц, которые чаще всего выражены словом или словосочетанием.

1.5. Сопоставительная фразеология

как особый раздел фразеологической теории

Вряд ли возможно оспорить аксиому, что сравнение, взаимное соотнесение и сопоставление являются универсальными свойствами человеческого мышления, универсальной основой познавательной деятельности. Постулат о том, что сравнение является важной предпосылкой обобщения, существенным фактором научного познания, общепризнан и не требует доказательств.

Существенная методологическая и познавательная роль принадлежит сравнению и в языкознании. Вне сравнения не познается ничто, в том числе и язык [Исабеков 1989: 43]. В лингвистике к методу и методике сопоставления и сравнения обращаются при изучении как одного, так и нескольких языков. Оба вида исследования имеют одинаковую научную релевантность, так как расширяют и углубляют наши представления и знания о сущности, строении и функционировании языка. В унисон с этим утверждением звучит высказывание А. А. Потебни: «Мысль о сравнении языков – … такое же великое открытие, как идея человечества для истории» [Потебня 1982: 48].

Сопоставление фактов разных языков позволяет лучше понять закономерности и особенности изучаемых языковых явлений, глубже проникнуть в структуру языка, полнее изучить и осмыслить своеобразие каждого из исследуемых языков, то есть обнаружить такие факты, которые остаются скрытыми при изучении одного языка. Подтверждение этой мысли находим в трудах А.И. Бодуэна де Куртене: «Мы можем сравнить языки совершенно независимо от их родства, от всяких исторических связей между ними. Мы постоянно находим одинаковые свойства, одинаковые изменения, одинаковые исторические процессы и перерождения в языках, чуждых друг другу исторически и географически… Подобного рода сравнения языков служат основанием для самых обширных лингвистических обобщений» [Бодуэн де Куртенэ 1963: 99].

В течение нескольких десятилетий фразеология занимает место автономной лингвистической дисциплины. Это явилось результатом достижения определенного уровня при изучении фразеологических фондов разных языков. В последнее десятилетие возросло количество исследований во фразеологии в сопоставлении, что свидетельствует о том, что к фразеологии полностью применимы общие вопросы сравнительного, сопоставительного и типологического анализа языков. Довольно часто сопоставлению подвергаются фразеологические системы очень разных языков, когда во внимание не принимается ни их происхождение, ни их генетические связи, в синхроническом аспекте.

Сопоставительное изучение фразеологии различных языков в отечественном языкознании было инициировано в ХХ веке в 60-80-е годы.

Это время появления значительного числа научных трудов по сопоставлению близкородственных по генетике языков, отдаленно родственных языков и неродственных языков. К таким работам относятся, например, исследования З. З. Гатиатуллиной (1968), В. Г. Гака (1977), А. Д. Райхштейна (1980), В. М. Мокиенко (1980), Э. М. Солодухо (1982), Ю. П. Солодуба (1985) и др.

Что касается теоретической базы сопоставительных исследований фразеологии, то она была обозначена такими учеными, как Л. И. Ройзензон и Ю. Ю. Авалиани в совместной программной работе «Современные аспекты изучения фразеологии» (1967). Метод структурно-типологического анализа имеет две разновидности, в каждой из которых существует определенный объект изучения. Базовые принципы одной из разновидностей представлены в упомянутом выше труде Л. И. Ройзензона и Ю. Ю. Авалиани. Этот аспект исследования фразеологии разноструктурных языков назван структурно-типологическим. Необходимо отметить влияние структурно-типологического метода и на изучение экстралингвистических факторов, воздействующих на язык. В основе рассматриваемого внешнего метода находятся основные законы сопоставительного исследования и системного подхода, применяя которые можно определить общие и характерные особенности как раздельных явлений языка, так и целых систем, подсистем и микросистем анализируемых языков.

Следующий вид структурно-типологического метода исследования фразеологии разноструктурных языков имеет своей основой исследование внутрисистемных законов в языке.

В рассматриваемой работе авторы выделяют наиболее важные специфические аспекты дальнейшего сопоставительного изучения фразеологического фонда языка, как-то:

  1. сравнительный аспект, анализирующий сходные фразеологические факты в родственных языках;

  2. сопоставительный аспект, имеющий дело с неродственными языками и устанавливающий фразеологические эквиваленты для перевода с одного языка на другой;

  3. структурно-типологический аспект, направленный на исследование особенностей построения образов во фразеологических единицах, как в родственных, так и неродственных языках;

  4. ареальный аспект, рассматривающий взаимодействие и сближение фразеологии ряда языков, образующих географическую, языковую и культурно-историческую общность, например: европейский фразеологический ареал, среднеазиатский фразеологический ареал и т. д. [Ройзензон, Авалиани 1967: 22–25].

Дальнейшее плодотворное развитие идей сопоставительного изучения фразеологии находим в трудах А. Д. Райхштейна. В известной языковедам работе «Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии» автор суммирует достижения ряда лингвистов, излагает принципы анализа, пригодные для любой пары языков, как родственных, так и неродственных. Большой шаг вперед представляет предложенная ученым методика научного сопоставления фразеологизмов, которая сразу вошла в актив сопоставительной фразеологии и активно применяется в исследованиях других лингвистов [Райхштейн 1980].

Синхронно-сопоставительное изучение фразеологии на лексико-семантическом и структурном уровнях помогает глубже постичь понятия идиоматичности, переосмысления или стирания/выхолащивания значения фразеологизмов, выявить ранее упускаемые специфические особенности этих языков во всей их самобытности. Многие лингвисты справедливо отмечают, что «в родном языке нечего подмечать, в нем все просто и само собой понятно и не возбуждает никаких сомнений», а второй язык, изучаемый в сопоставительном плане, «дает возможность выражать ту же мысль другими средствами и помогает вскрыть разнообразные средства выражения в родном языке, подмечать разные оттенки мысли, до сих пор не подмеченные нами в родном языке» [Шумагер 1986: 25]. Однако результаты исследований одних языков не могут быть механически перенесены на другой язык, поэтому фразеологический фонд каждого языка требует специального изучения и сопоставления с другими языками.

Труды выдающегося лингвиста профессора В. Д. Аракина активизировали сопоставительное изучение фразеологии в конце 60-х – середине 70-х годов ХХ века. В связи с этим 70–80-е годы отмечены появлением во фразеологии фундаментальных работ по сопоставительным исследованиям. Среди них необходимо отметить диссертационные работы следующих лингвистов в области фразеологического фонда русского языка: Л. П. Просветова (1978), Ю. П. Солодуб (1982), английского языка: С. Ф. Баранова (1962), Э. Бабаев (1977), немецкого языка – О. М. Неведомская (1973), С. Н. Муница (1975), Л. С. Куркова (1980), М. А. Азимова (1981). В указанных работах сопоставляются ФЕ одного языка из народов России и одного языка из германской группы.

В процессе изучения русской фразеологии [Гвоздарев 1981: 116–121] выдвигаются следующие задачи сопоставительно-типологических исследований:

  1. сопоставление отдельных фразеологизмов разных языков (сопоставление их значений, грамматической и лексико-семантической дистрибуции, функциональной характеристики, экспрессивно-стилистической окрашенности),

  2. сопоставление фразеологии как системы, специфической для каждого из языков,

  3. выявление в сопоставляемых языках фразообразовательных структур в синхронном плане,

  4. выявление слов-символов в составе фразеологизмов и их сопоставление, что может вскрыть национальную специфику в каждом из языков.

Сравнивая фразеологический материал русского и французского языков, В. Г. Гак (1977), как и А. Д. Райхштейн, сравнивающий соответствующий материал русского и немецкого языков, затрагивают проблему взаимодействия всех уровней языковой системы в процессе коммуникации, не обходя вниманием важную проблему воздействия типологической структуры языка на его фразеологический фонд.

Накопленный материал позволил выделить универсальные явления во фразеологии, что отмечено в трудах Э. М. Солодухо (1977) и Ю. П. Солодуба (1985). Фразеологические универсалии впервые попытались определить ученики школы В. Д. Аракина в своих работах по сопоставительной и типологической фразеологии в начале 80-х гг. Объединение трудов профессионалов в области фразеологии и типологии, вызванное самой логикой эволюции лингвистики, сделало явной типологическую релевантность фразеологии [Федуленкова 1982: 131; Федуленкова 2005: 74; Fedulenkova 2006: 51].

В работе Ю. П. Солодуба исследованы фразеологические образы генетически родственных и неродственных языков и выявлены характерные особенности их построения, что явилось важной вехой в развитии изучения фразеологического фонда русского языка. Русские фразеологизмы сопоставляются с фразеологизмами языков других языковых групп. Используя метод моделирования, автор приходит к выводу, что тождество значений объясняется однотипностью логической структуры образов фразеологизмов, то есть фактически выявляется однотипность по логико-семантической мотивированности целостной семантической трансформации словесных комплексов-прототипов. Для сопоставления использовались ФЕ фразеосемантической группы качественной оценки лица, которая входит во фразеосемантическое поле «человек» [Солодуб 1985: 199].

Разработке вопросов, связанных с проблемой типологического изучения фразеологии, уделяется особое внимание в фундаментальном труде Д. О. Добровольского, впервые в лингвистике предпринявшего решительные шаги в формировании основ структурно-типологического анализа фразеологии современных германских языков [Добровольский 1990].

Современный период развития лингвистики характеризуется потребностью вовлечения фразеологии в исследования с типологических позиций для определения закономерностей данного уровня языка, а результаты анализа фразеологизмов самых разных языковых систем требуют глубокого типологического обобщения. Бесспорно, что, определяя строя языка и его типологические особенности, нельзя обойтись без фразеологических параметров.

Наряду с сопоставительной фразеологией, получившей широкое развитие к настоящему времени, основной формой представления типологического знания о фразеологических системах является характерология языков.

В заключение отметим, что для типологии фразеологических систем релевантными являются следующие признаки:

1) объем фразеологического фонда языка,

2) семантико-тематическая структура фразеокона,

3) характер стилистической дифференциации фразеологических единиц,

4) характер парадигматических отношений фразеологических единиц и их микросистем,

5) система метафорических моделей [Чудинов 2001: 131], лежащих в основе фразеологической подсистемы,

6) взаимоотношения фразеологических единиц с прототипом в синхронии и диахронии.


1.6. Фразеологические единицы с компонентом «семья»

как объект сопоставлительного анализа фразеологического фонда

Семья, будучи общечеловеческой «универсалией» – единственно возможной формой социальной жизни, хотя и крайне вариативной, обладает национальной спецификой. «Семья, играя роль ячейки общества, является зеркалом, в котором отражаются социальные, правовые, демографические, культурные стороны жизни народов. Множество семей разных социальных слоев и страт составляет в целом общество и отражает сложную палитру системы общественных отношений» [Любарт 2005: 9]. Иначе говоря, передаваемые из поколения в поколение нормы семейного и брачного поведения, как и другие институциональные нормы, становятся безусловными традициями, направляющими образ жизни и образ мышления людей в определенное русло.

В сравнительном языкознании фразеологизмы с а компонентом «семья» подвергались сопоставлению в разных языковых системах: в английском, турецком и татарском языках (Биктагирова, 2007);в русском и английском языках (Трущинская, 2009); в русском и французском языках (Железнова, 2009); в английском и турецком языках (Нуризянова, 1999; Фазлыева, 2015); в русском и индонезийском языках (Ани Рахмат, 2012); в английском, французском и русском языках (Фирсова, 2012); в китайском и русском языках (Сян, 2013) и др. Представим результаты некоторых из перечисленных исследований.

В диссертационном исследовании Ю. В. Железновой (2009) проводится лингвокогнитивный и лингвокультурный анализ концепта «Семья» в русской и французской концептосферах. В результате проведенного исследования Ю. В. Железнова пришла к следующим выводам.

1. Для русской и французской лингвокультур характерна ценность контактов с близкими родственниками, хотя их состав отличается. Если для французских носителей круг близких родственников, как правило, ограничивается членами нуклеарной семьи (отец, мать и их дети), то для представителей российского общества к числу близких родственников относится еще и старшее поколение. Исследователь отмечает, что в обеих культурах выявляется потенциально негативное отношение к дальним родственникам: Двоюродный кисель на троюродной воде; Нашему забору двоюродный плетень; Нашему самовару двоюродный подсвечник / Mieux vaut bon prochain voisin, que parent lointain ne cousin (Лучше добрый сосед, чем дальний родственник, пер. букв.).

2. Брак представляется значимым явлением для сопоставляемых культур: Здоровье – первое богатство, а второе – счастливое супружество; Le jour du mariage est le lendemain du bien être (День бракосочетания – завтрашний день благополучия, пер. букв.). Традиционная модель брака в сравниваемых обществах во многом схожа: это брак, в котором позиции лидера занимает мужчина. Для такой модели супружеских отношений характерно четкое разделение социальных ролей: муж – «добытчик», обеспечивающий семью; жена – «хозяйка» и «мать». Однако, отмечает Ю. В. Железнова, на современном этапе развития российского и французского лингвосоциумов традиционная модель брака претерпела коренные изменения: для французского общества характерно наличие множества вариантов совместного проживания: le mariage civil – официальный брак; PACS (Pacte civil de solidarité) – договор, регулирующий юридические отношения лиц, не состоящих в официальном браке, в том числе и однополых пар; l'union libre (le concubinage) – сожительство, гражданский брак.

3. Для русской ментальности свойственно включать в состав семейной группы старшее поколение. Бабушки и дедушки играют важную роль в передаче семейных традиций внукам. Для французской культуры подобные отношения со старшим поколением не свойственны.

Дети являются основной ценностью семьи: Детей нет – в семье пустоцвет; Дети – божья благодать; Se marier ne serait rien si au bout d’un an on ne se retrouvait trois (Женитьба – пустое дело, если к концу года вас не становится трое, пер. букв.); Qui n’a pas d’enfant n’a pas de lumière dans les yeux (У кого нет детей, для того свет не мил, пер. букв.). В русской культуре поощрялось их большое количество без разделения по половому признаку: Богат сынами, славен дочерьми; У кого детей много, тот не забыт от бога; Один сын – не сын, два – полсына; три сына – сын. Во Франции же существовали стереотипы, согласно которым большое количество детей вызывало экономические трудности в семье, особенно если рождались девочки: Dе deux soeurs, la famille est très chargéе (Две сестры в доме – бремя для семьи, пер. букв); Trois filles dans une famille c’est une famille ruinée (Три дочери в семье – разорение для семьи, пер. букв.).

Принципиально отличаются подходы к воспитанию детей. Для русского языкового социума характерен авторитарный стиль отношений родителей к детям, выражающийся в чрезмерной опеке, контроле всех действий ребенка – Воспитать ребенка – не выпустить цыпленка; Дети, что цветы, уход любят, часто продолжающимся до достижения им зрелого возраста – Для матушки ребенок до ста лет дитенок; У матери дочь до тридцати лет дочурка; Кормил до усов, корми и до бороды (из сказки: сын отцу). Для французской культуры свойственно более либеральное воспитание, при котором не принято ограничивать личную свободу ребенка: Enfant par trop caressé, mal appris et pis réglé (Избалованный ребенок – неуч и недисциплинирован, пер. букв.); Il n’y a rien de moindre qu'un enfant gaté (Нет ничего хуже, чем избалованный ребенок, пер. букв.); Il ne faut pas excuser un enfant qui agit mal (Не нужно прощать ребенка, который плохо себя ведет, пер. букв.). Воспитание во французской лингвокультуре характеризуется как строгое, баловство детей не поощряется, дисциплинированность и образованность ребенка рассматриваются как возможные условия его дальнейшего успешного существования в обществе [Железнова 2009].

Целью работы Ани Рахмат являлось лингвокультурологическое исследование русских паремий о семье на фоне индонезийского языка. Ею рассматриваются установки культуры, репрезентирующие микроконцепт мать в двух лингвокультурах. Выделены следующие совпадающие в русском и индонезийском языках: мать – это самое дорогое, что есть у человека: Родную мать никем не заменишь/Мать нужно уважать в два раза больше, чем отца; мать – символ добра, заботы и ласки: Сердце матери лучше солнца греет. Как в русском, так и в индонезийском языке, слово мать используется в брани, это объясняется тем, что мать – для человека обеих культур – это самое святое, что есть у него в жизни, и самая большая обида и оскорбление – это оскорбление его матери. В русском и в индонезийском языках слово мать (мама, матушка) используются в названии страны (Русь – матушка, Родина – мать), городов (Москва – матушка, Одесса – мама) и других неодушевленных предметов (Волга – матушка, зима – матушка), что говорит об особенном отношении русских к этим реалиям, 

Совпадает в обеих лингвокультурах отношение к детям: Родители должны любить своих детей: И ворона воронят хвалит/И тигр своего детёныша не растерзает; Взрослые дети приносят больше проблем, чем маленькие: Маленькие детки не дают спать, большие не дают дышать/Маленький ребёнок приносит радости, а большой - неприятности; Детей нужно воспитывать в строгости, но и в любви: Не всё таской, ино и лаской /Любишь ребёнка – иногда поколоти; Детей нельзя (не следует) баловать: Неладны те ребятки, коих не журят ни батьки, ни матки /С кем в детстве слишком нянчатся, тому всю жизнь нянька нужна.

Лакунарными для русского языка на материале паремий оказались положения о том, что свой ребёнок всегда лучший, красивее всех – чужая жена. На материале индонезийских паремий можно выделить следующие три положения: мать важнее отца в жизни ребёнка: Отцу отдать почести один раз, а матери два раза; сын похож на отца: Что отец, то и сын; отец не должен бросать своих детей, о том, кто оставил своих детей говорят: Словно носорог, пожирающий своих детей. Два положения совпадают в обеих лингвокультурах (мать важнее отца в жизни ребёнка, сын похож на отца). Полное совпадение в обеих лингвокультурах только в одном: муж должен держать жену в строгости. Лакунарным для русского языка оказалось положение о том, что муж должен уважать родителей своей жены [Ани Рахмат 2012].

В работе З. А. Биктагировой (2007) сопоставляются английская, турецкая и татарская пословичные картины мира. В основе их сравнительного изучения лежит сочетание синхронического и диахронического подходов. Лингвокультурный концепт «семья» представляет собой макроконцепт, на основе которого выделяются более мелкие концепты, такие как женитьба, супружество, взаимоотношения детей и родителей, родственные связи. Среди особенностей З. А. Биктагирова выделяет отражения на брак взгляда патриархального периода, также их «сельскую окрашенность». Так, исследователь говорит о том, что существование патриархата в данных культурах обусловливает их андроцентричность, то есть объективацию оценок с позиции мужчины. Образ женщины предстает как амбивалентный. Всегда позитивно оценивается материнство, тогда как роли дочери и жены преимущественно маркированы негативно. В этих ролях женщина выступает как зависимое существо, что в максимальной степени реализуется посредством концептуальности метафор «Дочь – скоропортящийся товар», «Жена – лошадь», «Женщина – курица». Андроцетричность исследуемых паремиологических картин мира, по мнению З. А. Биктагировой, объясняется влиянием религии. Христианство и Ислам в своей основе постулируют главенство мужчин и старших (этим объясняется власть отца над дочерью). Эти стереотипы хранятся в виде народной мудрости, причем часто выражают устаревшие взгляды.

В результате проведенного анализа исследователь пришла к выводу, что отношение к созданию семьи неоднозначно в пословичных картинах мира английского, турецкого и татарского этносов. Основной английский стереотип: брак – это ошибка. Главная смысловая доминанта в тюркских языках: брак очень важен в жизни людей.

Пословичный стереотип не совпадает и относительно времени женитьбы. Со свадьбой торопиться не стоит, полагают англичане (в связи с необходимостью материальной подготовки к этому естественному шагу), турки же и татары выступают за ранний брак из-за рождения потомства. Татарские пословицы советуют жениться только по любви, тогда как в английском обществе считается, что брак по любви – не самое лучшее изобретение. В патриархальной Англии, где властвовали религиозные догмы отцов церкви, выбор брачного партнера зависел от воли родителей.

В паремиологическом фонде роль жены предстает амбивалентной, причем преобладают единицы с отрицательной оценочностью. Согласно пословичным и религиозным представлениям, власть в семье находится в руках мужчины [Биктагирова 2007].

СУН Чжилань (2005), анализируя русские и китайские пословицы, замечает, что в России намечается тенденция к понижению роли семейных связей в жизни. Это видно на неразличении таких понятий, как деверь, шурин и свояк, сноха, падчерица и др.

И в России, и в Китае слова мать, жена, бабушка часто напоминают людям такие ассоциативные признаки, как доброта, заботливость, нежность и любовь; при этом, говорит исследователь, легко найти в пословицах отражение униженного социального положения и несправедливого отношения к женщине, и, наоборот, в обоих языках преобладают пословицы, в которых подчеркивается власть, сила, авторитет мужчины [СУН Чжилань 2005].

Таким образом, в существующих исследованиях фразеологичексих единиц с опорным компонентом «семья» подвергается анализу материал, относящийся к разным языковым группам (германской, романской и тюркской), а также внутри одной тюркской языковой группы (турецкого и татарского языков), это дает возможность сделать выводы на типологическом уровне, что важно для сопоставительного языкознания. Кроме того, такие исследования расширяют наше представление о содержании и специфике восприятия «семья» у разных народов.



Выводы по 1 главе

1. Фразеология является неотъемлемой частью лингвистики как науки, так и живого, разговорного языка. Этот круг трудно очертить четко, потому что материал фразеологии разнообразен и генетически, и функционально, разноструктурен, а в семантическом отношении разнохарактерен.

2. Самым распространенным термином для обозначения всех оборотов стал термин «фразеологическая единица», под которой понимается сложная, раздельно оформленная, воспроизводимая в готовом виде лексическая единица, обладающая устойчивостью структуры, регулярностью употребления, особой семантической структурой. Изучение фразеологических единиц помогает выявить наиболее распространенные стереотипы национального мышления как фрагмент национальной картины мира.

3. Вслед за А. И. Ефимовым, В. М. Мокиенко, И. Е. Аничковым мы придерживаемся широкого понимания фразеологии, в рамках которого к фразеологическим средствам языка относятся не только идиомы, но и поговорки, пословицы, афоризмы писателей, крылатые строки стихотворений и т. д.

4. Основное влияние на формирование фразеологического фонда русского и татарского языков оказывают следующие факторы: традиции, религия, народные обычаи, реалии и быт, устное народное творчество. Фразеологизмы, отражающие национально-культурную специфику языка, представляют определенные сложности для их передачи на другой язык.

5. Семья, являясь общечеловеческой «универсалией», обладает национальной спецификой. В ней отражаются социальные, правовые, демографические, культурные стороны жизни народов. Передаваемые из поколения в поколение нормы семейного поведения становятся безусловными традициями, которые направляют образ жизни людей в определенное русло.

6. С точки зрения перевода татарские ФЕ делятся на фразеологические единицы, имеющие эквиваленты в русском языке и безэквивалентные фразеологические единицы.

Глава 2. Русская фразеология о семье


2.1. Русские фразеологические единицы об отце и матери

Мать, рассерженная на своих детей, быстро сменяет грех на милость.

[Мокиенко В.М.]

За что отец, за то и детки.

Отец для детей пример.

[Жуков В.П.]

Иногда и от доброго отца родится бешеная овца.

У хорошего отца могут быть непутевые дети.

[Мокиенко В.М.]

Каков отец, таков и молодец.

Сын (ребенок ) похож на отца

[Молотков А.И.]

Кто не был сам отцом, цены отцу не знает.

Понять отца сможет тот, кто и есть отец.

[Молотков А.И.]

Кто отца с матерью не любит, тот никого не полюбит.

Человек, не любящий своих родителей, не способен полюбить кого – либо.

[Жуков В.П.]

Не тот отец, что вспоил, вскормил, а тот, что уму разуму научил.

Отец – тот, кто воспитывает.

[Молотков А.И.]

Отец был флор, а детки Мироничи.

Дети на отца не похожи.

[Молотков А.И.]

Отец рыбак, и дети в воду смотрят.

Отец для детей как пример.

[Жуков В.П.]

Отец сына не на худо учит.

Отец плохого не посоветует.

[Жуков В.П.]

Отцово сердце ненадолго немо.

Гнев отца проходит быстро.

[Мокиенко В.М.]

Хорошо жить у отца, да нет его у молодца.

Невольная, трудная жизнь.

[Даль В.И.]

Хоть по – старому, хоть по – новому, а все отец старше сына.

Отец старше, а значит, мудрее сына.

[Жуков В.П.]


2.2. Русские фразеологические единицы о сыне и дочери

Мнение матери и дочери отличны.

О ссоре матери и дочери

[Жуков В.П.]

Мать по дочке плачет а дочка по доске скачет.

Когда дочь шалит, мать страдает.

[Молотков А.И.]

Не та родна дочь, что бежит от дела прочь, а та дочь родина, что на всякой работе видна.

О заботливой, хозяйственной дочери.

[Молотков А.И.]

По матери и дочка пошла.

Какова мать, такова и дочь.

[Молотков А.И.]

Сын глядит в дом, а дочь глядит вон.

Дочь покидает отчий дом после замужества.

[Молотков А.И.]

Хороша дочь, как мать хвалит.

О дочери мать плохо не скажет.

[Жуков В.П.]

2.3. Русские фразеологические единицы о муже и жене

2.4. Русские фразеологические единицы о брате и сестре

Нужно ценить, когда есть настоящий друг и брат как друг.

[Молотков А.И.]

Лучше хороший товарищ, чем плохой брат.

Иногда друг лучше брата.

[Жуков В.П.]

От хорошего братца – ума набраться, от худого братца – рад отвязаться.

Умный брат даст совет.

[Жуков В.П.]

Старший брат как второй отец.

Старший брат должен вести себя как отец.

[Молотков А.И.]

У нашего свата ни друга, ни брата.

О холостяке, об одиноком человеке.

[Жуков В.П.]

Брат сестре не указ в стряпне.

Свое – чужое т.е.ее остерегаются

[Даль В.И.]

Бритва остра, да кому ж сестра?

( да кому ж сестра ) т.е. ее остерегаются.

[Даль В.И.]

Бритва остра, да мечу не сестра.

( да кому ж сестра ) т.е. ее остерегаются.

[Даль В.И.]

Елань быстра – не коню сестра.

Друг – недруг

[Даль В.И.]

Игуменьи за чарки, сестры за ковши.

Подчиненные следуют дурному примеру своего начальника.

[ Федосов И.В.]

Коси, коса, пока роса; гуляй, сестра, пока молода.

Всему свое время.

[Мокиенко В.М].

Признание – сестра покаянию.

Кто сознался.

[ Даль В.И.]

Сулиха недахе родная сестра.

Условие – обман.

[Даль В.И.]

Сулиха проманихе родная сестра.

Условие – обман

[Даль В.И.]

Эту сестру пятою по пестру.

Пьянство

[Даль В.И.]


2.5. Русские фразеологические единицы о детях и младенцах

]

Дом без детей – могила, дом с детьми – базар.

Там, где нет детей, тихо и грустно, как в могиле. Зато где есть дети – всегда шумно и весело.

[Мокиенко В.М.]

Бездетный умрет – и собака не взвоет.

О человеке, не оставившем после себя детей никто горевать не будет.

[Соболев А.И.1983: 80]

Детей нет – в семье пустоцвет.

Семья не имеет продолжения, если в ней нет детей.

[Жигулев А.М.1986: 512]

Супругам без ребятишек – что зимой без дровишек.

Дом без детей пустой и холодный.

[Соболев А.И.1983: 80]

Детки леноваты – родители виноваты.

За воспитание детей несут ответственность родители.

[Жигулев А.М.1986: 512]

Дитя плачет, а у матери сердце болит.

Когда ребенку плохо, мама страдает больше всех.

[Рыбникова М.А. 1961: 230]

Для матери ребенок до ста лет дитенок

Мама воспринимает своего ребенка как дите до старости.

[Жигулев А.М.1986: 512]

Дитя хоть и криво, а отцу с матерью мило.

Родители будут любить своего ребенка в любом случае.

[Зимин В.И.]

Детки хороши – отцу-матери венец, худы – отцу-матери конец.

Хорошо воспитанные дети – хвала отцу и матери, а невоспитанные дети – поругание.

[Даль В.И.1989: 431]


На основе приведенных примеров русских фразеологических единиц, принадлежащих к группе «Семья», можно сделать следующий анализ:

1. Большинство пословиц и поговорок образованы устным народным творчеством, собраны и обработаны Далем В.И., Молотковым А.И. и др.

2. Практически все фразеологические единицы содержат оценку той или иной ситуации, действия. Эта оценка может быть положительной – Дети не в тягость, а в радость; может быть отрицательной – Детей нет – в семье пустоцвет. Часто даются обе оценки, построенные на противоположности (антитезе) – Хорошо воспитанные дети – хвала отцу и матери, а невоспитанные дети – поругание. Количественное соотношение положительных, отрицательных и двойных оценок приблизительно одинаковое.

3. Каждый фразеологизм отображает то или иное качество человека или человеческих отношений. А так как выборка фразеологических единиц была ограничена темой «семья», то и качества, характеризуемые ФЕ, соответствующие: доброта, любовь, ценность воспитания хороших детей, любовь и почитание родителей. Есть и отрицательные качества: лень, нерадивость, бездетность.

4. Наблюдаются следующие структуры построения русских пословиц и поговорок:

основанные на утверждениеи: Для жены муж поддержка, Признание – сестра покаянию, Два брата – две судьбы, Для матери ребенок до ста лет дитенок, Где муж, там и жена;

основанные на антитезе (противопоставление): Дом без детей – могила, дом с детьми – базар, Дитя хоть и криво, а отцу с матерью мило, От хорошего братца – ума набраться от худого братца – рад отвязаться, На мужа жалится, а за мужа прячется, Муж в долгу, а жена в шелку, Жена мужу подруга, а не прислуга;

основанные на сравнении: Супругам без ребятишек – что зимой без дровишек, Старший брат, как второй отец, Лучше хороший товарищ, чем плохой брат, С мужем горе, а без него вдвое;

основанные на метафоре: За мостом, под мостом трава зеленеет, за хорошим мужем жена молодеет, Детки хороши – отцу-матери венец, худы – отцу-матери конец, Птица крыльями сильна, жена мужем красна, Железо уваришь, а злой жены не уговоришь;

5. Пословицы и поговорки являются отражателями межличностных отношений людей, складывающиеся при их совместной деятельности.

Глава 3. Татарская фразеология о семье

3.1.Татарские фразеологизмы о брате и сестре

Твой брат от родного отца как народ идет с тобой.

Үз әтиеңнән абыең халык синең белән барган буларак.


Твой родной брат – всегда рядом с тобой

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Сберегай своего брата и двоюродного брата от врагов.

Үзеңнең абыеңны сакла ике туган абыең өчен һәм ике туган абый дошманнар өчен.

Статус и добродетель родственников в различных степенях.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

В бедах узнаем братьев.


Бәлаларда бертуганнарыбызны белербез.

Друзья, помогающие нам в беде – настоящие братья.

Из устной речи

Человек – гордость своего брата.

Кеше – үз абыйсының горурлыгы.

Брат – источник силы.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Бывает брат, которого родила не твоя мать.


Кайчагында синең анадан тумаган эне дә була.

Иногда друг бывает лучше, чем брат.

[Студенкин М.Т. Доньяви этика нигезларе. Казань, 2012]

Твой брат или волк?

Синең абый яки бүре?

Так говорят и по сей день, когда

сталкиваются с чем-то непонятным и неизвестным.

[Татар теленнан мостакыль эшляу очен кунегуляр. Казань: Магариф, 2008]

Поддерживай своего брата, когда ему плохо.

Үзеңнең абыеңа ярдәм ит, аңа начар булганда.

Надо быть с братом всегда и в горе, и в радости.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Твой брат тот, кто даст тебе искренний совет.

Кем сиңа эчкерсез киңәш бирәчәк, шул синең абыең.

Твой брат скажет тебе правду и предупредит тебя о твоих ошибках.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Настоящий брат всегда поможет.

Чын абый һәрвакыт файдалы булырга тиеш.

Братья должны помогать друг другу.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Брат тот, кто тебя поддерживает.

Кем сине хуплый, шул синең абый.

Брат всегда окажет тебе помощь и поддержку.

Из устной речи

Брат всегда будет слушать жену, даже если жена не права.

Сенлесе хаклыклы булсада, абыйсы һәрвакыт хатынын тынлар

Говорят о том, кто слушает слова жены всегда, даже когда она неправа.

Из устной речи

Хасан брат Хусейна.

Хәсән Хөсәенның абыйсы.

Ясность вопроса, который не требует пояснений.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Сестра умерла, а ее платье пригодится мне.

Сеңлем вафат булды, ә аның күлмәге миңа кирәк булачак.

Выгода от проблем других людей.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Оставь мою сестру далеко от меня и возьми ее урожай.

Минем апамны миннән ерак калдыр, аның уңышын үзеңә калдыр.

Выражение зависти и ревности.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

У кого нет волос, хвастается волосами своей сестры.

Кемнең үз чәче юк, шул сеңлесең чәче белән мактана.

Человек, который хвастается чем-либо, чего по-настоящему у него нет.

[Татар халык мәкальләре / Сост. Н. Исанбат. – Казань, 1959]


3.2. Татарские фразеологизмы об отце и матери

Не скажи им даже «уф» и не повышай голос на них, но скажи им добрые слова.

Аларга «уф» дип хәтта әйтмә һәм тавышта аларга күтәрмә, тик аларга игелекле сүзләр кенә әйт.

Надо ухаживать за родителями, оказывать им почтение и уважение.

[Священный Коран. сура аль-асра, аит. 23]

Удовлетворение Аллаха – в удовлетворении родителей.

Канәгатьлек Аллаһдан – ата-аналарны канәгатьләндерүдән.

Должно сделать все, что угодно родителям.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс (на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Удовлетворение Аллаха – в удовлетворении отца.

Канәгатьлек Аллаһдан – әтине канәгатьләндерүдән.

Должно сделать все, что угодно отцу.

Из устной речи

Гнев Аллаха от гнева отца.

Аллаһның ачуы әти ачуыннан.

Призывает к уважению отца. У мусульман Аллах считается высшей инстанцией гнева. То есть подразумевается, что если человеком не доволен его отец, то им недоволен и Аллах.

[Татарское народное творчество: хрестоматия/ Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Матери строят нации.

Әниләр милләт төзиләр.

Основа любой народности – это мать.

Из устной речи

Мать – это благо дома.

Әни – ул йортның бәхете.

Мать – основа семьи, она в ответе и за всех членов семьи, и за дом, и за хозяйство.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11 класс (на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Мать, мать и мать, потом отец. (Хадис Шариф )

Әни, әни һәм әни, аннан гына әти.

Важность матери в семье.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Мать – это шатер.

Әни – ул чатыр.

Мама всегда укроет своих детей от невзгод.

Из устной речи

Мать – это школа.

Әни – ул мәктәп.

Мать дает своим детям все самые важные уроки в жизни.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс (на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Кто без матери, его состояние плохое.

Кемнең әнисе юк, шуның хәле начар.

Мать – источник радости.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Мать – секрет ее дочери.

Әни – кызының сере.

Дочь рассказывает матери о всех своих секретах, а мать их бережно хранит.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Мать собирается и отец копает и хоронит.

Әнисе җыена һәм әтисе казый һәм күмә.

Дети мстят за обиды, нанесенные их родителям.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Мать мертвого спит, и мать того, кому угрожает опасность, не спит.

Үлгәннең әнисе йоклый, ә кемгә куркыныч янамый, шуның әнисе йокламый.

Появление неожиданной катастрофы.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Ана - шафкать дингезе

Мать - море милосердия


Мать - источник любви, милосердия, бескорыстия

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Клад по имени «мать»


Ана диган хазина.

Мать - источник любви, милосердия, бескорыстия

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Ради ребенка львица вошла в огонь


Баласы вчен ана арслан утка керган.

Мать - источник любви, милосердия, бескорыстия

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Мать с отцом – настоящие друзья, друзья – спутники


Атан-анан – чын дустын, дус-ишлэрен – юлда-тыш.

Мать – источник любви, милосердия, бескорыстия

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]


3.3. Татарские фразеологизмы о детях

Дети – это украшение жизни.

Балалар – безнең тормыш бизәге.

Дети – радость родителей в жизни.

Священный Коран. сура пещера, знак 46.

Мое сердце принадлежит сыну, и сердце моего сына из камня.

Минем йөрәк улыма, минем улымның йөрәге таштан.

Отношение между матерью и ребенком.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Целуйте своих детей чаще, каждый поцелуй приблизит вас к Аллаху.

Балаларыгызны ешрак үбең, һәр үбү сезне аллаһка якынайтыр.

Важность ласки для детей и ее влияние на них.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Кто целовал своего ребенка, тому Бог дал благо.

Кем баласын үпкән, шуңа Ходай яхшылык бирер.

Важность поцелуев детей и их влияние на них.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Люби ребенка сердцем, а воспитывай его руками.


Сөй баланы җаның белән, ә тәрбиялә кулың белән.

Важность разумного воспитания детей и искренней родительской любви к ним.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Дети – цветы в полях нашей жизни.

Балалар – безнең тормыш кырларындагы чәчәкләр.

Дети у родителей самое главное.

Из устной речи.

Будьте учителем вашего ребенка, когда он маленький, и его другом, когда он взрослый.

Балагыз өчен укытучы булыгыз, ул кечкенә булганда, аның иптәше булыгыз ул үскәч.

Важность отношений между мальчиком и его отцом.

Из устной речи.

Не оставь твоего ребенка на стене, и не говори потом: «Ах, черт!».

Балаңны диварда куйма һәм аннары әйтмә: «Ах, шайтан!».

Пренебрежение воспитанием детей.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Ребенок, который не плачет, не будет накормлен матерью.


Еламаган баланы әнисе ашатмас.

Нужно просить, чего мы хотим, чтобы получить это.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]


3.4. Татарские фразеологизмы о сыне и дочери

Сын остается мальчиком, даже если у него дети.

Улы бала булып кала, үзенең балалары булса да.

Сын, даже если он стал взрослым, остается ребенком в глазах родителей.

[Татар халык мәкальләре/ Сост. Н. Исанбат. – Казань, 1959]

Внук дороже, чем сын.

Оныгы улыннан кыйммәтрәк.

К внукам относятся с большими эмоциями, чем к детям.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Сын в старости – разочарование.

Улы картлыкта - канәгатьсезлек

Трудно воспитывать сына, когда родители уже старые.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004.]

Сын – секрет своего отца.

Улы – әтисенең сере.

Сын похож на своего отца.

Из устной речи.

Сын твоего сына "да", сын твой дочери "нет".


Улыңның улы "әйе", кызыңның улы – «юк».

Внуки от сына ближе, чем внуки от дочери.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Если появилась борода твоего сына, то брей твою бороду.

Әгәр улыңның сакалы барлыкка килсә, үзеңнең сакалыңны кыр.

Когда сын стал взрослым человеком, он делает то, что он хочет.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Старший сын поддерживает репутацию.

Өлкән улы абруйны хуплый.

Радость при рождении первого сына.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Оставь своего сына тому, у кого есть сын.

Улыңны шуңа калдыр, кемнең улы бар.

Доверие к тому, кто характеризуется честным.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Сын татарина ходит в один год и ползает в два года.

Татарның улы бер яшендә йөри, ике яшендә үрмәли.

Когда все идет наоборот.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

У кого есть дочери, тот удачлив.

Кемнең кызлары бар, шул бәхетле.

Религиозные убеждения, что средства к существованию приходят с рождением дочери.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Дочь у матери как вторая жена.

Әнинең кызы булса, ул икенче хатыны буларак.

Ревность между матерью и дочерью.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Есть дочери как ангелы, и есть как дьяволы.

Бар кызлар фәрештәләр буларак, бар кызлар шайтан кебек.

Есть хорошие дочери, и есть плохие.

Из устной речи.

У кого нет дочери, то у того нет матери.

Кемнең кызы юк, шуның анасы юк.

У дочери нежность как у матери.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Дочь из благородной семьи –дороже.

Бер игелекле гаиләдәге Кыз –кадерле.

Хорошее воспитание делает человека более ценимым.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

У кого есть дочь, к тому приходят 40 сватов

Кызы бар кешего кырык яучы кило.

Охотник охотиться, а свата отправляют сватать

Аучы ay яулый, яучы кыз яулый

Сватовство яучы щнбэру.

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Не ошибется тот, кто рано встает и рано женится

Иргэ торган белон иртэ вйлэнгэн ащанмас.

Тот, кто рано женится, тот радуется вместе со своими детьми.

Иртэ вйлэнгэн улына-кызына кинэнгэн.

Надо жениться в связи с необходимостью обзавестись детьми:

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Воспитанная дочь, жизнь с ней будет хорошей.

Тәртипле кыз, тормыш аның белән яхшы булыр.

Воспитанная дочь становится хорошей женой, строит добрую семью.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Дочери на плече носильщика.

Кызлары йөкче җилкәсендә.

Значит «очень много».

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Дочь без матери играет в ее рукав.

Кыз әнисе булмаганда, аның җиңе белән уйный.

Дочь без матери может делать все что угодно.

[Татар халык мәкальләре/ Сост. Н. Исанбат. – Казань, 1959; Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Внуки слаще меда

Балан баласы балдан татлы

Внук – часть сердца.

Баланыц баласы – йврэк парэсе

Трехпоколенные семьи, где главную роль играют бабушки и дедушки.


[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Сладок мед, а дети слаще


Бал татлы - балдан бала татлы

-Дети самое главное

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Суп дай проголодавшемуся, а дочь выдай за любимого

Ашны ачыкканга бир, кызны гашый-гына бир

-Жить по любви

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]


3.5.Татарские фразеологизмы о муже и жене

Родина женщины – ее муж.

Хатын-кызның ватаны – аның ире.

Главное у женщины – это ее муж.

[Татарское народное творчество: хрестоматия / Урманчеев Ф. И. Казань: Магариф, 2004]

Жизнь – это удовольствие, и самое большое удовольствие – праведная жена.( хадис шариф )

Тормыш – ул үзе бер ләззәт, ә иң зур ләззәт – хыянәтсез хатын.

Самое главный в жизни – это верная жена.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Дом без женщины как тело без души.

Хатын-кыздан башка өй, күңелсез гәүдә кебек.

Дом без женщины не стоит ничего.

[Татар халык мәкальләре/ Сост. Н. Исанбат. – Казань, 1959]

Если красивая женщина – драгоценный камень, то добродетельная женщина – сокровище.

Әгәр матур хатын-кыз – кыйммәтле таш булса, ул чакта изгелекле хатын-кыз – хәзинә.

Моральны убеждения женщины – это самое главное.

Из устной речи.

Хорошая жена как мать, сестра и друг.

Яхшы хатын әни, апа һәм дус буларак.

Хорошая жена для своего мужа – это все.

Из устной речи.

Добрая жена дом сбережет, плохая рукавом разнесет

Булдырган да хатын, белдергэн дэ хатын

Противопоставление плохой и хорошей жены

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Женись на порядочной жене и сиди на коврике.

Намуслы хатынга өйлән һәм келәмчектә генә утыр.

Хорошая жена приносит душевное спокойствие.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Жена, которая спит все время, не достойна калыма, данного за нее.

Һәрвакыт йоклый торган хатын, аның өчен бирелгән мәһәргә лаек түгел.

Ленивая жена, не достойна ее калыма, данного за нее.

Из устной речи.

Взял две жены, быстро облысел

Ике хатын алган – банты чэчсез калган.

В доме, где много женщин, воды не бывает

Хатын-кыз куп бул-ган йортта су булмын.

Многоженство резко осуждалось в обществе

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Не хвали коня, пока не пройдет месяц, а жену, пока не пройдет год.

Айсыз атны мактама, елсыз хатын мактама.

Хвалить жену после свадьбы не стоит, подождать надо один год:

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Добрая жена дом сбережет, плохая рукавом разнесет

Булдырган да хатын, белдергэн дэ хатын.

Противопоставление плохой и хорошей жены

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Три вещи продлевают жизнь: просторный дом, велосипед, понятливая жена.

Оч нэрсэ гомерне озайта: иркен ей, велосипед, фикердэш хатын

С иронией относятся к понятию хорошая жена.

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Выбирай жену в глазах людей.

Хатынны кеше күзләре белән сайлап ал.

-Надо выбирать жену мудро.

Из устной речи.

Выбирай жену слухом, а не глазами.

Хатынны күз белән түгел, сүзгә карап сайлап ал.

-Если люди хорошо отзываются о девушке, то можно жениться на ней.

Из устной речи.

Муж – столб дома.

Ир – йортның баганасы.

Важность мужа дома.

Из устной речи.

Тень мужа лучше, чем тень стены.

Ирнең шәүләсе дивар шәүләсеннән яхшырак.

Муж лучше, чем ничего.

Из устной речи.

Ад с мужем лучше, чем рай с родителями.

Үз ирең белән тәмуг яхшырак, әти-әниләр белән җәннәткә караганда.

-Когда девушка вышла замуж то у нее муж в первым месте.

[Уроки нравственности: хрестоматия 5–11класс

(на татарском языке / Биктимирова Р. З. Казань: Магариф, 1997]

Семья - ключ от счастья.

Семья бэхет ачкычы

Семья – основа счастливой жизни:

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Без жены - трудно, а с женой – хлопотно.


Хатынсызлык михнэт, хатын алмак – зэхмэт.

Про тяготы как холостяцкой, так и семейной жизни.

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Русский разбогатев, построит церковь, а татарин - женится

Урыс баеса чиркэу салыр, татар баеса, хатын алыр

Идея значимости брака

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Незамужняя женщина все равно, что необузданный шатун.

Ирсез хатын - йвгэнсез шатун.

у замужней женщины социальный статус выше.

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

Ошибиться при выборе жены - раскаиваться всю жизнь.

Хатын сайлауда бер ялгышу - гомерлек укенеч.

Рекомендации по выбору спутника жизни.


[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]

У каждого свое горе, а у старой девы тоска по мужу.


Ьэркемдэ уз кай-гысы, карт кызда ир кайгысы.

Образ старой девы маркирован отрицательно

[Биктагирова З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье / Вестник Чувашского ун-та]



Сравнительный анализ

На основе приведенных примеров татарских фразеологических единиц, принадлежащих к группе «семья», можно сделать следующие выводы:

1. Большинство пословиц и поговорок образованы устным народным творчеством, некоторое количество фразеологических единиц взяты из Корана, изречений мудрецов.

2. Татарские фразеологические единицы можно поделить на две группы:

группа ФЕ, которые дают оценку действиям или ситуациям: Үз ирең белән тәмуг яхшырак, әти-әниләр белән җәннәткә караганда (Ад с мужем лучше, чем рай с родителями). Эта оценка так же, как и в русских ФЕ, может быть положительной, отрицательной или общей;

группа ФЕ, носящих рекомендательный характер: Хатынны кеше күзләре белән сайлап ал (Выбирай жену в глазах людей).

3. Все фразеологизмы характеризуют ту или иную черту характера или ценность человека или человеческих отношений. Достаточно большая часть ФЕ говорит о правильном выборе жены для создания семьи, что действительно важно в мусульманском обществе.

4. Наблюдаются следующие структурно-смысловые типы построения татарских пословиц и поговорок:

основанные на утверждении: Тормыш – ул үзе бер ләззәт, ә иң зур ләззәт – хыянәтсез хатын (Жизнь – это удовольствие, и самое большое удовольствие – праведная жена).

основанные на сравнении: Оныгы улыннан кыйммәтрә (Внук дороже, чем сын).

основанные на метафоре: Намуслы хатынга өйлән һәм келәмчектә генә утыр (Женись на порядочной жене и сиди на коврике).

5. Практически нет фразеологических единиц, построенных на противопоставлении.

6. Пословицы и поговорки являются отражением межличностных отношений людей, складывающиеся при их совместной деятельности.


Сравнительный анализ

русских и татарских фразеологизмов о семье

Фразеологические единицы являются наиболее труднопереводимыми единицами, поэтому перевод фразеологизмов представляет собой результат тщательного анализа различных компонентов содержательной структуры фразеологической единицы.

При переводе ФЕ необходимо передать его смысл и отразить его образность, найдя аналогичное выражение в русском языке и не упустив из виду при этом стилистическую функцию фразеологизма. При отсутствии в русском языке идентичного образа переводчик вынужден прибегать к поиску «приблизительного соответствия».

Фразеологический перевод предполагает использование в тексте перевода устойчивых единиц различной степени близости между единицей иностранного языка и соответствующей единицей переводимого языка – от полного и абсолютного эквивалента до приблизительного фразеологического соответствия.

В данной работе исследуется проблема перевода фразеологических единиц татарского языка на русский язык и с русского языка на татарский. При таком переводе целесообразно опираться на структурно-типологический и функционально-смысловой подходы при установлении эквивалентности фразеологизмов. Это позволило выделить следующие межъязыковые соотношения:

1) полные эквиваленты;

2) частичные эквиваленты;

3) аналоги;

4) безэквивалентные единицы.

Полные фразеологические эквиваленты – это фразеологические единицы татарского и русского языков, совпадающие семантически, лексически и стилистически. Но при этом совпадении структурно-грамматических признаков мы подразумеваем учет специфики типологических признаков, присущих одному языку и нехарактерных для другого. Полные эквиваленты по своей функционально-стилистической характеристике являются или межстилевыми, или книжными. Литературно-разговорные фразеологические единицы достаточно редки. Явление полной эквивалентности для стилистически сниженных фразеологизмов татарского языка не характерно.

В качестве примера полных фразеологических эквивалентов татарского и русского языков можно рассмотреть фразеологизмы:

Баланы тапкан әни - әни түгел, ә шул әни - кем аны үстергән.


Әни буларак бала тапты.


Балалар – тормыш чәчәкләре.


Усал хатын – шундый ук елан.

Не та мать, которая родила, а мать, которая вырастила.


Как мать родила.


Дети – цветы жизни


Злая жена – та же змея.


В них наблюдается полное тождество семантики составляющих их лексических компонентов и стилистической направленности.

Следует отметить, что полные фразеологические эквиваленты занимают очень небольшую часть от общей массы фразеологических единиц в татарском и русском языках.

К частичным фразеологическим эквивалентам относят обороты татарского и русского языков, точно передающие семантико-стилистическую окраску фразеологизмов, но различающиеся структурно-грамматической организацией и компонентным составом.

Частичные фразеологические эквиваленты среди фразеологических единиц татарского и русского языков можно подразделить на две группы.

1. Фразеологические единицы, совпадающие по значению, стилистической направленности и близкие по образности (грамматическая структура при этом может как совпадать, так и не совпадать), но несколько отличающиеся по лексическому составу.

Например, во фразеологизмах татарского «бармакларны чәйнәү» (буквально «кусать пальцы») и русского языков «Кусать локти (от отчаяния)», совпадающих по значению, стилистической направленности и близких по образности, различаются только компоненты кусать палец (кончики пальцев) и локти.

2. Фразеологические единицы, совпадающие по значению, образности, стилистической направленности, но отличающиеся числом, в котором стоит существительное.

Так, во фразеологических единицах татарского «ир-ат аны тамырлары белән йолкып чыгарган» и русского языков « вырывать с корнями и вырвать что-либо с корнем» мы видим, что в татарском примере употреблено множественное число существительного (корни), а в примере из русского языка единственное число существительного корень.

В качестве примеров данного вида фразеологических единиц в татарском и русском языках рассмотрим следующие обороты:

Старший брат как отец.

Өлкән абый әти урынына була.

Старший брат как второй отец.

Дети – это украшение жизни

Балалар – безнең тормыш бизәге.

Дети плачут, а мать страдает.

Балалары елый, ә әни кайгыра.

Дети – цветы жизни.

Дитя плачет, а у матери сердце болит


Фразеологическими аналогами считаются фразеологизмы татарского и русского языков, совпадающие по семантике и стилистической направленности, но различающиеся по образности (грамматическая структура при этом может либо совпадать, либо не совпадать). Аналоги передают уникальные образы и понятия, которые составляют национальное своеобразие сравниваемых языков.

Например, во фразеологических единицах татарского и русского языков «аларның арасында таяк сынган» (буквально «между ними треснула палка») и черная кошка пробежала (между ними) используется разная образность (треснутая палка и черная кошка). Если говорить о теме семейного родства, то можно рассмотреть другой пример. Татарский фразеологизм «бәлаларда бертуганнарыбызны белербез» (буквально «в бедах узнаем братьев») и русский фразеологизм «друзья познаются в беде». Эти фразеологизмы совпадают по семантике и стилистической направленности.

Фразеологические аналоги в татарском и русском языках представлены следующими примерами:

Хатын-кыздан башка өй, күңелсез гәүдә кебек.

Дом без женщины, как тело без души.

Без мужа, что без головы; без жены, что без ума

Татарнын улы бер яшендә йөри, ике яшендә үрмәли.

Сын татарина ходит в один год и ползает в два года.

Запрягать телегу впереди лошади.

Ире булмаган хатын сапсыз чәйнек кебек.

Муж без жены, как чайник без ручки.

Муж без жены – что гусь без воды

Кайчагында синең анадан тумаган эне дә була.

Бывает брат, которого родила не твоя мать.

Брат родной, хоть и матери не одной.

Чын абый һәрвакыт файдалы булырга тиеш.

Настоящий брат всегда бывает полезен.

Брат брата всегда выручит.

Балаңны диварда куйма һәм аннары әйтмә: «Ах, шайтан!».

 Не оставь твоего ребенка без воспитания и не говори потом: «Ах, черт!».

От хорошего отца могут родиться разные дети

Иманлы атадан ришвәтчелеккә бирелгән бала туа

 У семи нянек дитя без глаза

Иногда и от доброго отца родится бешеная овца


Для перевода безэквивалентных фразеологических единиц татарского языка следует использовать комбинированный перевод.

Комбинированный перевод необходим, чтобы наиболее полно передать значение исходного фразеологизма в другом языке и представить все существующие возможности его перевода. Обычно при использовании комбинированного перевода дается описательный перевод, поясняющий фразеологическую единицу.

Этим способом при переводе на русский язык достигается наибольшая точность и понимание фразеологических единиц. Например:

«Канәгатьлек Аллаһдан – ата-аналарны канәгатьләндерүдән» – «Удовлетворение Аллаха – в удовлетворении родителей»;

«Үлгәннең әнисе йоклый, ә кемгә куркыныч янамый, шуның әнисе йокламый» – «Мать мертвого спит, а мать того, кому угрожает опасность не спит».

Особую трудность при переводе с одного языка на другой представляют фразеологические единицы, значение которых восходит к какому-то историческому событию, отражает какой-либо обычай русских людей или татар или используют специфические, имеющие место в одном из языков слова. Так, анализ значения компонентов русского фразеологизма «И лыком шита, да мать, и шелком, да мачеха», говорит о том, что «лыком шита» – сделана грубо. Лыко – старинный русский материал для скрепления частей в единое целое, делался из мягкой части коры березы. Естественно, такие «нитки» были грубыми, швы – неаккуратными. Другое дело всем известный шелк – нитка мягкая, шов аккуратный. Получаем комбинированный перевод: (букв. «грубо сделанная») грубая, неотесанная, но родная мама, мягкая, шелковая – но чужая мачеха.

Или другой пример: «Жена, которая спит все время, не достойна калыма, данного за нее». «Һәрвакыт йоклый торган хатын, аның өчен бирелгән мәһәргә лаек түгел». – Жена, которая спит все время, не достойна калыма (брачного дара), данного за нее. Речь идет о древней восточной традиции при выборе жены платить за нее калым – деньги или подарки, отдаваемые отцу и матери невесты. Получается несколько грубо с точки зрения русского менталитета: «Ленивая жена недостойна денег, которые за нее заплатили». Но с точки зрения восточных традиций – все вполне логично.


Выводы по 2 главе

1. Всего было проанализировано 73 татарских ФЕ о членах семьи. Каждый татарский фразеологизм относится к одной из четырех рассмотренных групп межъязыковых соотношений:

1) полные эквиваленты;

2) частичные эквиваленты;

3) аналоги;

4) безэквивалентные единицы.

Количественный анализ дал следующие результаты (Рисунок 1):

1) полные эквиваленты – 4 ФЕ – 5,0 %;

2) частичные эквиваленты – 3 ФЕ – 4,0 %;

3) аналоги – 40 ФЕ – 54,0 %;

4) безэквивалентные единицы – 26 ФЕ – 35,0 %.


Рисунок 1. Процентный состав межязыковых соотношений по группам


Таким образом, исходя из анализа и диаграммы, можно утверждать, что наибольшую часть составляют аналоги (54,8 %), что является вполне закономерным при сопоставлении фразеологических единиц русского и тского языков.

3. Полные фразеологические эквиваленты – это фразеологические единицы татарского и русского языков, совпадающие семантически, лексически и стилистически: Баланы тапкан әни – әни түгел, ә шул әни – кем аны үстергән – Не та мать, которая родила, а мать, которая вырастила; Усал хатын – шундый ук елан Злая жена – та же змея. Полные фразеологические эквиваленты занимают очень небольшую часть от общей массы фразеологических единиц в татарском и русском языках.

4. К частичным фразеологическим эквивалентам относят обороты татарского и русского языков, точно передающие семантико-стилистическую окраску фразеологизмов, но различающиеся структурно-грамматической организацией и компонентным составом:

1) фразеологические единицы, совпадающие по значению, стилистической направленности и близкие по образности (грамматическая структура при этом может как совпадать, так и не совпадать), но несколько отличающиеся по лексическому составу: бармакларны чәйнәү (букв. «кусать пальцы») – кусать локти (от отчаяния);

2) фразеологические единицы, совпадающие по значению, образности, стилистической направленности, но отличающиеся числом, в котором стоит существительное: ир-ат аны тамырлары белән йолкып чыгарган – вырывать с корнями и вырвать что-либо с корнем.

5. Фразеологическими аналогами считаются фразеологизмы татарского и русского языков, совпадающие по семантике и стилистической направленности, но различающиеся по образности (грамматическая структура при этом может либо совпадать, либо не совпадать): ире булмаган хатын сапсыз чәйнек кебек (букв. «муж без жены как чайник без ручки») – муж без жены – что гусь без воды

6. Перевод фразеологизмов может осуществляться следующими способами: использование эквивалентов, использование фразеологического аналога (варианта), описательный перевод. Для перевода безэквивалентных фразеологических единиц татарского языка следует использовать комбинированный перевод.

7. Перевод татарских фразеологизмов на русский язык предполагает обязательное знание лексики, умение анализировать контекст, тщательное изучение истории, культуры, быта и нравов народа, с языка которого осуществляется перевод, а также и народа, на язык которого переводится фразеологизм.

Заключение


Фразеологические единицы являются своеобразными выразителями народной идеологии, которая развивается под влиянием множества факторов. Национально-культурная специфика проявляется в том, что разные языки акцентируют различные аспекты одного и того же явления. Система образов, закрепленных во фразеологизмах того или иного языка, неразрывно связана с материальной, социальной и духовной культурой данной языковой общности, а потому может свидетельствовать о ее культурно-национальном опыте и традициях.

Сопоставление фразеологизмов разноструктурных языков дает право на заключение, что в них налицо общность иносказательного выраженного смысла при столь же несомненном большем или меньшем народно-национальном различии самого воплощения мысли через образную и эмоционально-предметную конкретность. Сопоставительное изучение фразеологических единиц разносистемных языков представляется чрезвычайно важным, поскольку именно сопоставление значений фразеологизмов является ценнейшим источником сведений о культуре, стереотипах народного сознания, отражающих представления того или иного народа о морали, фольклорных обычаях и традициях, становясь достоянием языкового сознания.

Проведенное исследование по сопоставительному анализу русских и татарских фразеологических единиц, относящихся к группе «семья» в концептуально-семантическом и этнокультурном аспектах позволило изложить ряд результатов:

выявлено, что для многих компонентов, считающихся национально-специфическими только для русскоязычного сознания, находятся соответствия и в татарском языке, где они также выступают в качестве ключевых слов в эквивалентных фразеологизмах;

установлена национально-этническая специфика содержательной структуры исследуемых фразеологических единиц, например, выкуп за невесту, особое значение придается выбору жены, женщина позиционируется как хранительница очага;

установлено, что в русских ФЕ преобладают пословицы и поговорки, основанные на утверждении, противопоставлении, метафоре и сравнении, в то время как в татарских фразеологических единицах практически отсутствует противопоставление;

выявлено, что русские ФЕ в большинстве своем содержат оценку по принципу «Это хорошо, а это плохо», а татарские более ультимативны «Надо делать так».

Сопоставительный анализ фразеологических единиц татарского и русского языков позволяет заключить, что в основе фразеологизмов обоих языков лежат общие культурные составляющие, что свидетельствует об общности человеческого мышления. Духовная жизнь нации, менталитет этноса находят отражение в компонентах-наименованиях, которыми оперирует каждый индивид в своей познавательной деятельности. Лингвокультурологические исследования дают возможность осуществления когнитивного подхода к сравнительно-сопоставительному исследованию фразеологизмов с целью выявления их этнокультурной специфики.

Список использованной литературы


  1. Алефиренко, Н.Ф. Фразеологическое знание и концепт / Н. Ф. Алефиренко // Когнитивная семантика: материалы 2-й Международ. шк.-семинара по когнитивной лингвистике (Тамбов, 11–14 сент. 2000) / Отв. ред. Н. Н. Болдырев; редкол.: Е. С. Кубрякова и др.: в 2 ч. Ч 2. – Тамбов: Изд-во Тамб. ун-та, 2000. – 261 с.

  2. Алкади Мансур Салеха Абду. Национально-специфическое в языке и межкультурная коммуникация (на материале русских и арабских паремий) / Алкади Мансур Салех Абду // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. Серия «Филология. Социальные коммуникации». – Том 24 (63). – 2011 г. № 2. –Ч. 1. – С.26–31.

  3. Алферова Г. А., Луцкая С. В. Проблемы билингвизма в современном обществе // Молодой ученый. – 2015. – № 7.3. – С. 2–3.

  4. Амосова, Н. Н. Основы английской фразеологии / Н. Н. Амосова ; предисл. О. И. Бродович. - Изд. 3-е. - Москва : ЛИБРОКОМ, 2013. – 208 с.

  5. Андросова, С. А. Объективация характеристики человека во французской арготической фразеологии : диссертация ... кандидата филологических наук : 10.02.05 / С. А. Андросова. – Белгород, 2011. – 220 с.

  6. Аничков, И. Е. Труды по языкознанию / И. Е. Аничков. СПб. : Наука, 1997. – 512 с.

  7. Аракин, В. Д. Сравнительная типология английского и русского языков : учеб. пособие / В. Д. Аракин. – 3-е изд.. – М.: Физматлит, 2005. — 232 с.

  8. Архангельский, В. Л. Устойчивые фразы в современном русском языке. Основы теории устойчивых фраз и проблемы общей фразеологии / В. Л. Архангельский. – Ростов: Ростовский ун-т, 1964. – 315 с.

  9. Баранов, С. Ф. Русское народное поэтическое творчество: пособие для студентов ист.-филол. фак-в пед. ин-в. Госуд. учебно-педагогическое изд-во. Мин-ва просвещение РСФСР. М.: 1962. – 307 с.

  10. Биктагирова, З.А. Концепт «Семья» в паремиологии английского, турецкого и татарского языков: автореф. дисс. … канд. филол. наук / З. А. Биктагирова. – Казань, 2007. – 24 с.

  11. Биктагирова, З. А. Лингвокультурологические особенности паремий о семье [Электронный ресурс] / З. А. Биктагирова. – Режим доступа: http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:YYDi8_pO4pAJ:cyberleninka.ru/article/n/lingvokulturologicheskie-osobennosti-paremiy-o-semie-na-materiale-angliyskogo-turetskogo-i-tatarskogo-yazykov.pdf+&cd=1&hl=ru&ct=clnk&gl=ru

  12. Бодуэн де Куртенэ, И.А. Язык и языки / И. А. Бодуэн де Куртенэ // Избранные труды по общему языкознанию. – М., 1963. – С. 99.

  13. Верещагин Е. М. Психологическая и методическая характеристика двуязычия (Билингвизма) [Электронный ресурс] / Е. М. Верещагин. – М.: Директ-Медиа, 2016. – 162 с. – Режим доступа:: http://www.kniga.com/books/preview_txt.asp?sku=ebooks358817.

  14. Виноградов, В. В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке // В. В. Виноградов. Избранные труды. Лексикология и лексикография. – М., 1977. – С. 140–161.

  15. Гак, В. Г. Сопоставительная лексикология / В. Г. Гак. – М.: Международные отношения, 1977. — 264 с.

  16. Гатиатуллина, З. З. Сравнительное исследование фразеологических единиц с компонентом-глаголом движения: автореф. дис…канд. филол. наук / З. З. Гатиатуллина. – М., 1968. – 16 с

  17. Гвоздарев, Ю. А. Сопоставительное описание фразеологии разных языков / Ю. А. Гвоздарев // Образование и функционирование фразеологических единиц. – Ростов н/Д., 1981. – С. 116–121.

  18. Двуязычье – проблема социокультурная. Материалы круглого стола (26 июня 2002 г.). – Майкоп: изд-во АГУ, 2003. –72 с.

  19. Добровольский, Д.О. Основы структурно-типологического анализа фразеологии современных германских языков (на материале немецкого, английского и нидерландского языков): автореф. дис. …д-ра филол. наук / Д. О. Добровольский. – М., 1990. – 43 с.

  20. Дружинина, Е. С. Семантика фразеологизмов в сознании носителей русского языка (на материале русских и английских фразеологизмов в буквальном переводе): монография / Е. С. Дружинина; Алт. гос. техн. ун-т, БТИ. – Бийск: Изд-во Алт. гос. техн. ун-та, 2015. – 123 с.

  21. Дубровина, К. Н. Фразеология русского языка: лекции [Электронный ресурс] / К. Н. дубровина. – 1995. – Режим доступа: http://geum.ru/next/art-77894.php.

  22. Егорова, О. А. Традиционные формулы как явление народной культуры : на материале русской и английской фольклорной сказки : дис. ... канд. культурол. наук : 24.00.01 / О. А. Егорова. – М., 2002. – 259 с.

  23. Ефимов, А. И. Стилистика художественной речи / А. И. Ефимов. – М. : Изд-во МГУ, 1961. – 519 с.

  24. Железнова, Ю. В. Лингвокогнитивное и лингвокультурное исследование концепта «семья»: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.19 / Ю. В. Железнова. – Ижевск, 2009. – 27 с.

  25. Жуков, В. П. Русская фразеология / В. П. Жуков. – М.: Высшая школа, 1986. – 310 с.

  26. Жуков, В. П. Семантика фразеологических оборотов: учеб. пособие для студентов пединститутов по спец. «Русский язык и литература» / В. П. Жуков. – М.: Просвещение, 1978. – 160 с.

  27. Исабеков, С. Е. О роли внутри- и межъязыкового сопоставления в лингвистике / С. Е. Исабеков // Сравнительно-сопоставительное изучение языков и интерференция: сб. научных трудов. – Алма-Ата, 1989. – С. 43.

  28. Калинин, А. В. Лексика русского языка / А. В. Калинин. – М.: Изд-во Московского гос. ун-та, 1978. – 232 с.

  29. Карлинский, А. Е. Основы теории взаимодействия языков / А. Е. Карлинский. – Алма-Ата: Гылым, 1990. – 181 с.

  30. Копыленко, М. М. Очерки по общей фразеологии. Часть 3 / М. М. Копыленко, З. Д. Попова. – Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1972. – 141 с.

  31. Кораблева, И. О. Семантические свойства фразеологизиов, выражающих чувство гнева / И. О. Копылова // Изменяющаяся Россия: новые парадигмы и новые решения в лингвистике: Материалы I Международной научной конференции (Кемерово, 29–31 августа 2006): в 4 частях / Отв. ред. Е. А. Пименов, М. В. Пименова. – Кемерово: Юнити, 2006. – Ч 2. – 326 с.

  32. Кузнецова, Э. В. Лексикология русского языка. 2-е изд. / Э. В. Кузнецова. – М.: Высшая школа, 1989. – 199 с.

  33. Кунин, А. В. Типы фразеологической номинации / А. В. Кунин // Способы номинации в современном русском языке / Отв. ред. Д. Н. Шмеле. – М.: Изд-во АН СССР, 1982. – С. 80–100.

  34. Кунин, А. В. Фразеология современного английского языка. Опыт систематизированного отношения / А. В. Кунин. – М.: Наука, 1972. – 288 с.

  35. Ларин, Б. А. Очерки по фразеологии (О систематизации и методах исследования фразеологическихматериалов) // Б. А. Ларин. История русского языка и общее языкознание. – М., 1977. – С. 125–149.

  36. Любарт, М. К. Семья во французском обществе. 18 – начало 20 века / М. К. Любарт. – М., 2005. – 247 с.

  37. Майоров А.П. Взаимодействие языков в двуязычном коммуникативном пространстве : Социальные аспекты : дис. ... д-ра филол. наук. – Уфа, 1998. –355 с.

  38. Мелерович, A. M. 0 внутренней форме фразеологизма / A. M. Мелерович // Вопросы семантики фразеологических единиц (на материале русского языка), 4.1: Тез. докл. и сообщ. Новгород, 1971, с. 58-66.

  39. Мелерович, A. M. Семантическая структура фразеологических единиц в современном русском языке как лингвистическая проблема: автореф. дис. . д-ра филол. наук / A. M. Мелерович. – Д., 1982. – 36 с.

  40. Мокиенко, В. М. В глубь поговорки : кн. для учащихся / В. М. Мокиенко. – Киев : Радянська школа, 1989. – 221 с.

  41. Мокиенко, В. М. Славянская фразеология : учеб. пособие для вузов по спец. "Рус. яз. и лит.") / В. М. Мокиенко. – М. : Высшая школа, 1980. – 207 с. 

  42. Молотков А.И. Основы фразеологии русского языка. – Л.: Наука, 1968. – 89 с.

  43. Назарян А. Г. Фразеология современного французского языка / А. Г. Назарян. – 2-е изд. перераб. и доп. М. : Высш. шк. , 1987. – 288 с.

  44. Нуризянова, З. Х. Сопоставительный анализ фразеологических единиц фразеотематического поля «семья» в английском и турецком языках : дис. … канд. филол. наук : 10.02.20. – Казань, 1999. – 173 с.

  45. Осокина, С. А. Опыт эпистемологического анализа художественного текста (На материале стихотворных произведений Дж. Донна) : дис. ... канд. филол. наук : 10.02.19 / С. А. Осокина. – Барнаул, 2003. – 196 c.

  46. Пономарева, Т. В. Исследование объёма фразеологии в когнитивном аспекте / Т. В. Пономарева. – Минск: Попурри, 2000. – 124 с

  47. Потебня, А. А. Теоретическая поэтика / А. А. Потебня // Потебня А. А. Теоретическая поэтика. – М.: Высш. шк., 1990. – С. 7–313.

  48. Прохоров, Ю. Е. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в обучении русскому языку иностранцев / Ю. Е. Прохоров. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – 260 с.

  49. Райхштейн, А.Д. Сопоставительный анализ немецкой и русской фразеологии: учеб. пособие / А. Д. Рахтенштейн. – М.: Высш. шк., 1980. – 240 с.

  50. Рахмат, Ани. Вербализация концепта « мать» в русской фразеологии (на фоне индонезийского языка) / Ани Рахмат // Известия Российского гос. пед. ун-та им. А. И. Герцена. – 2012. – № 152. – С. 101–105.

  51. Рахмат, Ани. Концепт семья в русской паремике: лингвокультурологический аспект: автореф. дис. … канд. филол. наук : 10.02.01 / Ани Рахмат. – СПб., 2013. – 22 с.

  52. Розенталь, Д. Э. Словарь-справочник лингвистических терминов / Д. Э. Розенталь, М. А. Теленкова. –3-е изд., испр. и доп. – М. : Просвещение, 1985. – 399 с.

  53. Ройзензон, Л. И. Современные аспекты изучения фразеологии / Л. И. Ройзензон, Ю. Ю. Авалиани // Проблемы фразеологии и задачи ее изучения в высшей и средней школе. – Вологда, 1967. – С. 22–25.

  54. Рыбникова, М. А. Русские пословицы и поговорки / М. А. Рыбникова. – М.: Изд-во АН СССР, 1961 – 230 с.

  55. Священный Коран. Сура аль-асра, аит. 23.

  56. Смирнова, О. Б. Образы матери и отца во фразеологии разноструктурных языков: сопоставительный анализ семантических характеристик на материале английского, персидского, русского и французского языков: дис. … канд. филол. наук: 10.02.20 / О. Б Смирнова. – Пятигорск, 2009. – 196 с.

  57. Снегирев, И. М. Русские народные пословицы и притчи / И. М. Снегирев. – М.: Книга по требованию, 2012. – 550 с.

  58. Соболев, А. И. Русские пословицы и поговорки / А. И. Соболев; сост., предисл. Ф. М. Селиванова. – М.: Советская Россия, 1983. – 80 с.

  59. Солодуб, Ю. П. Русская фразеология как объект сравнительного изучения: дис. … д-ра филол. наук / Ю. П. Солодуб.М., 1985. 199 с.

  60. Солодухо, Э. М. Проблемы интернационализации фразеологии (на материале языков славянской, германской и романской групп) / Э. М. Солодухо. - Казань : Издательство Казанского университета, 1982. – 168 с

  61. Сун Чжилань. Фразеологизмы с компонентами номинации родства в русском языке (с позиции носителя китайского языка): автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Сун Чжилань. – М., 2005. – 20 с.

  62. Сян, С. Фразеологизмы с компонентом «семья» в китайском и русском языках [Электронный ресурс] / С. Сян. – Режим доступа: http://mirznanii.com/info/frazeologizmy-s-komponentom-semya-v-kitayskom-i-russkom-yazykakh_270531

  63. Тарланов, 3. К. Язык. Этнос. Время / З. К. Тарланов. – Петрозаводск: Изд-во Петрозаводск, ун-та, 1993. – 222 с

  64. Телия, В. Н. Что такое русская фразеология / В. Н. Телия. – М.: Наука, 1966. – 4 с.

  65. Трущинская, А. С. Лексико-фразеологическая объективация концепта семья в русском и английском языках: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.19 / А. С. Трущинская. – Воронеж, 2009. – 23 с.

  66. Урманчеев, Ф. И. Татарское народное творчество: хрестоматия / Ф. И. Урманчеев. – Казань: Магариф, 2004. – 430 с.

  67. Уроки нравственности. Хрестоматия 5–11класс (на татарском языке) / Биктимирова Р. З. – Казань: Магариф, 1997.

  68. Фазлыева, З. Х. Межъязыковые фразеологические соответствия (на примере английского и турецкого языков) [Электронный ресурс] / З. Х. Фазлыева // Litera. – 2015. – № 04. – С. 74–82. – Режим доступа: http://e-notabene.ru/fil/article_18018.html.

  69. Федоров, А. И. Развитие русской фразеологии в конце XVIII -начале XIX вв. / А. И. Федоров. – Новосибирск: Наука, 1973. – 171 с.

  70. Федуленкова, Т. Н. Об общих чертах в структуре соматической фразеологии некоторых германских языков: Сопоставительно-типологическое исследование / Т. Н. Федуленкова // Исследования по сопоставительной типологии языков: межвуз. сб. науч. тр. – М.: Московский гос. пед. ин-т им. В. И. Ленина, 1982. – С. 131.

  71. Федуленкова, Т. Н. Фразеология и типология: к типологической релевантности фразеологии / Т. Н. Федуленкова // Филологические науки. – М., 2005. – № 1. – С. 74.

  72. Фирсова, И. М. Национальный и интернациональный компоненты во фразеологии на примере фразеологизмов с номинацией родственных связей в английском, французском и русском языках : автореф. дис. … канд. филол. наук : 10.02.20. – Москва, 2012. – 19 с.

  73. Фомина, Н. Д. Фразеология современного русского языка: учеб. пособие / Н. Д. Фомина, М. А. Бакина. – М.: ХДН, 1990. – 308 с.

  74. Фортунатов, Ф. Ф. Сравнительное языкознание. Лекции..., читанные в 1987 г. / Ф. Ф. Фортунатов. – Литогр. изд. – 249 с.

  75. Чернова, Н. В. Русская фразеология в практике преподавания русского языка как иностранного филологам : дис. ... канд. пед. наук : 13.00.02 / Н. В. Чернова. – М., 2004. – 197 c. 

  76. Чудинов, А. П. Россия в метафорическом зеркале: Когнитивное исследование политической метафоры (1991–2000): монография / А. П. Чудинов / Урал. гос. пед. ун-т. – Екатеринбург, 2001. – 238 с.

  77. Шанский, Н. М. Фразеология современного русского языка: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец. № 2101 «Русский язык и литература» / Н. М. Шанский. – М.: Высш. шк., 1969. – 272 с.

  78. Шумагер, Е. И. Слова-этнореалии в составе лексики современного немецкого языка: автореф. дис. канд. филол. наук / Е. И. Шумагер. – Калинин, 1986. – С. 25.

  79. Fedulenkova ,T. Is Phraselogy Typologically Relevant? / T. Fedulenkova // Collocations and Idioms 1: The 1st Nordic Conference on Syntactic Freezes / Ed. Marja Nenonen / University of Joensuu, 2006. – P. 51.


Словари

  1. Даль В. И. Пословицы русского народа. – М.: Художественная литература. 1989. – 125с.

  2. Даль В.И. Пословицы русского народа. – М. ЗАО изд-во ЭКСМО- пресс, 2000 г. – 616 с.

  3. Даль В.И. Пословицы русского народа: Сборник. – В 2 т. Т. 1. – М.: Худож. лит., 1989. – 431 с.

  4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т., 2 т. – М., 1999.- 200 с.

  5. Дубровин М. И.Английские и русские пословицы и поговорки. – М.: Просвещение, 1993. – 349 с.

  6. Жигулев A.M. Русские пословицы и поговорки / сост. – 3-е изд., испр. и доп. – Устинов: Удмуртия, 1986. – 512 с.

  7. Жуков В. П. Словарь русских пословиц и поговорок – М.: Русский язык, 2000. – 537 с.

  8. Зимин В.И. Пословицы и поговорки русского народа. Большой объяснительный словарь/ В.И. Зимин, А.С. Спирин – Ростов на Дону; М, 2008. – 590 с.

  9. Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Большой словарь русских поговорок. – М.: ЗАО "ОЛМА Медиа Групп", 2007. – 785 с.

  10. Молотков А.И. Фразеологический словарь русского языка. – М.: Советская энциклопедия, 1968. – 543 с.

  11. Ожегов С.И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. – М.:ТИТ Технологии, 2004. – 944 с.

  12. Русско-татарский словарь. / Под ред. Э. М. Ахунзянова и др. – М.: Русский язык, 1985.

  13. Татар халык мәкальләре / Сост. Н. Исанбат. – Казань, 1959.

  14. Татарская электронная библиотека [Электронный ресурс]. – Режим доступа: kitap.net.ru/isanbet/5.php.

  15. Татарча-русча тезмә сүзләр сүзлеге / Под ред. Ф. С. Сафиуллиной. – Казан: Татарстан китап нәшрияты, 2002. – 364 бит.

  16. Федосов И.В., Лапицкий А.Н. Фразеологический словарь русского языка. – М.: ЮНВЕС, 2003. – 608 с.

  17. http://tazbash.narod.ru/Aforizmnar/Makallar/Makal17/

Приложение


I бүлек. Ата-ана, бала-чага турында 

Бәби бала

* Анадан күлмәксез туалар, күлмәкле булалар.

* Бабайга таяк кирәк, бәбәйгә сиртмә кирәк.

* Бала заманасына охшап туар.

* Бала йөри белгәнче үрмәләп йөри.

* Баланы кыйнап юатма, көйләп юат.

* Хәзерге бала тугандук җиде класс бетереп туа, ди.

* Бала кошның авызы зур булыр.

* Күгәрчен баласы күрексез булса да, үскәч күгәрчен була, ди.

* Теле ачылмаган балага сыерчык тел алып килә, ди.


Ана

* Ана дигән хәзинә.

* Анаңдай ана булмас.

* Анаң өчен уч төбендә тәбә куырсаң да бурычыңны кайтара алмассың.

* Анаң хәерче булса да аңардан китмә.

* Ана — шәфкать диңгезе.

* Ана яхшылыгын авырсаң белерсең.

* Анасыз корт бал җыймас, бал җыйса да мул җыймас.

* Анасыз корт ил булмас.

* Анасына өргән эт бүре авызына төшәр.

* Суга ага башлагач, бабай да: «Әнием!» дип кычкырган.

* Әни суккан авыртмый.

* Әнкәм йорты алтын бишек.

* Йорт анасы белән корт анасы бер.

* Мең нәнкә дә бер әнкәне алыштыра алмас.

* Өйнең яме ана белән.

* Туган ана бер, туган Ватан бер.

* Үз анаңны яратсаң, минекен мыскыл итмә.

* Үз анасын зурлаган, кеше анасын хурламас.


Ана белән бала

* Алтмышка җитсен бала, Ана өчен һаман да бала.

* Алып анадан туар, аргамак биядән туар.

* Ана балага авызыннан өзеп каптырыр.

* Ана күңеле балада, бала күңеле далада.

* Ана бала өчен төн йокысын өч бүлә.

* Бала моңын ана белер.

* Баланың телен анасы белер.

* Бала сакаулана дип ана сакауланган, икесе дә сакау булганнар, ди.

* Баласы өчен ана арыслан утка кергән.

* Бала тугач ук анасы телен аңлый, имеш.

* Тән биргән дә ана, сөт биргән дә ана, Тел биргән дә ана, көй биргән дә ана.

* Ханнан бала олы, Баладан ана олы.


Ата-ана, аларга хөрмәт

* Алтын канат атаң бар, көмеш садак анаң бар.

* Ата-ана гаебен тикшерү бала эше түгел.

* Ата-ана йөрәгенең тирәнлеген балалар белми.

* Ата-ана теләге Утка-суга батырмас.

* Ата-ананы тыңлаган — адәм булган, тыңламаган — әрәм булган.

* Ата-анасына игелек күрсәтмәгән, Олыгайгач үзе дә игелек күрмәс.

* Ата-анасын хурлаган үзен хурлаган булыр.

* Ата аркасы — кала аркасы.

* Ата — беләк, Ана — йөрәк.

* Ата — җизнә, Ана — казна.

* Ата — йортның матчасы, Ана — йортның өрлеге, Балалар — стенасы.

* Ата йөрәге — таудан өлкән, Ана йөрәге — диңгездән тирән.

* Атаның каны, Ананың сөте.

* Атаң-анаң — чын дусың, Дус-ишләрең — юлдашың.

* Атаң кебек кешегә тел озайтма.

* Атаңа ни кылсаң, алдыңа шул килер.

* Атаңны башыңда тот, Аңаңны учыңда тот!

* Ата өчен улы җан бирсә, улга дан.

* Ата сүзен тыңламаганны, атауга ыргытканнар, ди.

* Атасы барның бәхете бар.

* Атасын алдаган илен дә алдар.

* Ата угылының үзеннән шәбрәк булуын тели.

* Ахмак малай ата-анасын үзенә дошман дип уйлый.

* Ачтан үлсәң дә, ата-анаңны ташлама!

* Аю да баласын "йомшагым" ди.

* Бу дөньяда өч нәрсә эзләп табылмас: бере ата, бере ана, бере карендәш.

* Әти тунын күтәреп кисәң, тап-таман.

* Әткәй — шикәр, әнкәй — бал.

* Йомырка тавыкны өйрәтми.

* Мөгезен кем сындырганны болан онытмас, Атасын кем хур иткәнне олан онытмас.

* Үзең бел, ата-анаңа киңәш ит.

* Ымны белмәгән нине белсен? Атасын белмәгән кемне белсен?

* Эт атасын танымас.


Баланың холкы. Аны тәрбияләп үстерү

* Адәм баласын түгел, аю баласын да биергә өйрәтәләр.

* "Айт!" дигәндә ялт итеп тор.

* Алтыдагы (холык) алтмышка.

* Алгы көпчәк кая тәгәрәсә, арты да шуннан.

* Алма янында яткан бәрәңге алма тәмәйткән.

* Ана сөте белән кергән онытылмый.

* Ана сөте белән кермәгән, тана сөте белән кермәс.

* Атай барда атай баш, Атай юкта анай баш, Анай юкта апа баш, Апа юкта үзем баш.

* Ата алмаган малай атасыннан күргән.

* Ата-анаң сиңа гомер биргән.

* Ат өйрәнмим ди дә, авызлык- өйрәтә.

* Бала безнеке, Акылы үзенеке.

* Бала була белмәгән кеше егет булалмый.

* Балага бер кәнфит бирсәң, икенчесен сорар.

* Бала әйткән ди: мине берәү дә тыңламый, чөнки минем әле сакалым юк.

* Балага иң куәтле кеше — ата.

* Балага кәкитләнсәң, кәнфит сорар.

* Бала егыла-егыла егылмаска өйрәнер.

* Бала яшь чагында ни белән уйнаса — зурайгач мәеле (теләк, кызыксыну) шуңа була, имеш.

* Бала көчен күрсәтергә яратыр.

* Бала күргәнен эшләр.

* Бала кош очар, кунар агачын тапмас.

* Бала кулында елан үләр.

* Балалар кесәсендә кәнфит ятмый.

* Балалык бик бәхетле чак булса да, бала һаман "кайчан зур үсәм инде" дип сорый.

* Бала "миңа бәләкәй сөяк бирделәр" дип үпкәләгәнче, сөяген песи алып китәр.

* Бала үсте дигәнче, Батыр үсте дисәңче; Батыр һөнәр белмәсә, Гафил (гамьсез, ваемсыз) үсте дисәңче.

* Баланы бала арасында якласаң, әләкче булыр.

* Баланы яшьтән бөк, Агачны баштан бөек.

* Баланы йомышка куш, артыннан үзең йөр.

* Баланың кулыннан пычак алсаң, алмашына таяк бир.

* Баланы эшкә өйрәт, Эшен бетерергә дә өйрәт.

* Бала өчен "юк" дигән сүз юк.

* Бала уйнаудан туймас.

* Бала үлгәнгә салынса, син аны күмгәнгә салын.

* Бала-чага ипи сатып калач ала.

* Бала чактан кергән гадәт гомергә китәр.

* Башсыз өйдә ата торып ул сөйләр, Ана торып кыз сөйләр.

* Бишектәге бишкә төрләнер.

* Буй үстергәнче, акыл үстер.

* Буранда бала котырыр.

* Әдәпле бала гарьле була, Әдәпсез бала гарьсез була.

* Җидесендә ни булса, Җитмешендә шул булыр.

* Кем нәрсәгә күнегә — Шуның белән күмелә.

* Кыз бала анасына чын дус була.

* Кыз сөйкемле булса, холыгы белән, Ул сөйкемле булса, әдәбе белән.

* Малай кулына акча керсә, көчек сатып алыр.

* Олы кызы Мәстүрә, Кечеләрен үстерә.

* Өч яшьлек малай атага булышыр, Өч яшьлек кыз анага булышыр.

* Сабыйга ат та ат, таяк та ат.

* Сабый хөкеме — уен.

* Теше чыккан балага Чәйнәп биргән аш булмас.

* Тәрбиясез бала хайван булып үсәр.

* Туа белми, тора белә.

* Туа мөгез чыкмый, тора мөгез чыга.

* Үзе егылган бала еламас.

* Уйнаса баласы җиңә, Чынласа атасы җиңә.

* Улга утыз өйдән тыю, Кызга кырык өйдән тыю.

* Ул минеке, Акыл үзенеке.

* Ул туды — илгә ту (байрак) туды.

* Улы барның кулы бар.

* Улның ояты атага, Кызның ояты анага.

* Хәерсез бала хәерче булыр.

* Һәрбер яшьнең үз хөкеме бар: Сабый хөкеме — уен.

* Һөнәрле булып ул үссен, Холыклы булып кыз үссен.

* Чыбык чакта бөгелмәгән, таяк булгач бөгелмәс.


Иркә, үпкәчән, елак балалар

* Ачы белән төзәтәләр, Татлы белән бозалар.

* Балага пычак бирмәсәң бер елар, бирсәң — ике елар.

* Еламаган балага имезлек бирмиләр.

* Елыйсы килгән бала атасының сакалы белән уйнар.

* Елыйсы килгән баланың өч көн борын күзе кычыта, ди.

* Иркә бала ир булмас.

* Иркә бала рәхәт күрмәс.

* Иркәбикә суга ташланам дип чыгып киткән дә яңгырдан куркып кире кайткан, ди.

* Иркәдән елак туган.

* — Иркәм, нигә елыйсың? — Аягыма чеби басты.

* Иркәнең күзе кипмәс, Юрганың тире кипмәс.

* Кулында аш, Күзендә яшь.

* Сабый елый-елый үсәр.


Үги-ятимнәр, үги аналар

* Анаң үги булса, атаң үзеңнеке булмас.

* Анаң юктан үги ана да яхшы.

* Аналы ятим — ярты ятим.

* Анаң үлсә, елгаң корыды, Атаң үлсә, таянган тавың ауды.

* Анасы үлгәнне еларга өйрәтмә.

* Ана янында бала ятим булмый.

* Аталы бала — аркалы, Аналы бала — иркәлә.

* Атадан бала яшь кала, Күп-күп эшләр башкара.

* Дөньяда иң ачы — ятимлек ачысы.

* Җиде атасын белмәгән — ятимлекнең билгесе.

* Җиденчели ни яман? Җитәкләшеп ятимнәр Елый калса, шул яман.

* Җиргә төшкән ятимнеке.

* Кемнең газизе кемгә хур булмый.

* Сабаксыз төймә салмаклы, Сабаксыз төймә салмаксыз; Аталы бала ардаклы(газиз), Атасыз бала ардаксыз,

* Үги бала үпкәчел.

* Үги ана — яфрак, Үз әнием яхшырак. (Үги ана яфрагы — үлән исеме. Яфрагының бер ягы җылымса, бер ягы салкынча була).

* Үги бала өй артында елар. "Ник елыйсың?" дисәләр, хәзер генә суган ашадым", — дияр.

* Үги үз булмый, Колак күз булмый.

* Ятим ашы ярты пешәр.

* Ятим балага йөзем җиләге дә аш.

* Ятим бала гарьчел була.

* Ятим балага ярдәм ит.

* Ятим бала дип кимсетмә, бәхете булса ир булыр.

* Ятим баланың күңеле сынык.

* Ятим еласа, җир-күк елар.

* Ятим күңеле җирәнчек.

* Ятимнәрнең бәйрәме Яңа күлмәк кигәндә.

* Ятим тайдан юрга чыгар.

* Ятим ярасының ямавы өстендә.


Юньле бала һәм юньсез-игелексез балалар

* Атадан яхшы ул туса, Ишектәге башын түргә сөйрәр; Атадан яман бала туса, Түрдәге башын ишеккә сөйрәр.

* Үрдәк баласы, тавык астында туса да, суга йөгерер.

* Атадан яхшы ул туса, Кар өстендә ут ягар; Атадан яман ул туса, Ат өстендә эт кабар.

* Атаңа ни кылсаң, алдыңа шул килер.

* Баладан бәхетең булса, Карт көнеңдә яшь итәр; Баладан бәхетең булмаса, Иртә яшьтән карт итәр.

* Атасы малаена алма бакчасы ясап биргән, Малае атасына сыңар алма да бирә белмәгән.

* Атасы торып, улы сөйләгәннән биз, Анасы торып, кызы сөйләгәннән биз.

* Балалар җиткән, Карчык урманга (утынга) киткән.

* Бала яхшы булса — дәүләт, Яман булса .— имгәк.

* Бәхетленең баласы Унбишендә баш булыр; Бәхетсезнең баласы Утызда да яшь булыр.

* Буласы бака баштан була.

* Булыр ат тайдан билгеле, Булыр сыер бозаудан билгеле.

* Булыр бала ун яшендә баш була, Булмас бала егерме биштә дә яшь була.

* Бүре бәйләүгә күнмәс, Дуңгыз әйдәүгә килмәс.

* Гөл чәчәгеннән билгеле.

* Качыр атасына охшамаса, анасына да охшамый. (Качыр — ат белән ишәктән туган гибрид.)

* Каршы бала үлемен карагай башыннан табар.

* Кеше булыр баланың Кеше белән эше бар; Кеше булмас баланың Кеше белән ни эше бар.

* Мисез бала ата-анасын тыңламас.

* Тырыш бала ах яхшы, Ялкау бала фу шакшы.

* Уңар йортның баласы Бер-берсенә "батыр" дир; Уңмас йортның -баласы Бер-берсенә "кутыр" дир.

* Тырыш бала талпынган коштай, Күңеле тынмас күкләргә очмый.

* Шәп маллар аякланып туа.

* Юньле бала ат мендерә, Юньсез бала аттан төшерә.

* Яман бала атасын сүктерер.

* Яман баланың барыннан югы.

* Яман бала өйгә сыймас, Өйдән чыкса, илгә сыймас.

* Яман бала тудырганнан елан тудырганың артык.

* Яхшы угыл атасын ярлылыгы өчен ким күрми.


Ата баласы булу, атага лаеклы булып үсү

* Алты көн ач булсаң да, ата гадәтен ташлама.

* Ата баласы аз рәхәткә, күп хәсрәткә түзәр.

* Ата баласы кемнән туганын онытмый.

* Ата баласы үз хатасын үзе юар.

* Атадан бала туар, Атасының юлын куар.

* Атадан күреп ул үсә, Анадан күреп кыз үсә.

* Атаң данын онытма, Дан яшәүдән курыкма!

* Атаңнан борын капкынга төшмә!

* Атасы кордашның баласы кордаш.

* Ата юлы балага такыр.

* Атаң кем булса, син шуның угылы.

* Бабаң муенын бөкмәгән җирдә син тезеңне чүкмә.

* Аттан тай узар, Атадан бала узар.

* Акылсыз атка менсә, атасын танымас.

* Бүре баласын тотарга өйрәтсә, сарык баласын качарга өйрәтә.

* – Кем угылысың? – дигәннәр, – Әти улымын! — дигән.

* Ким козгындин туар козгын, Атасыннан булыр узгын. (Кандалый шигыреннән халыклашкан мәкаль.)

* Кырык ел кабер каравылчысы булып торган, атасы кабере кайда икәнен белмәгән.





Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Автор
Дата добавления 22.11.2016
Раздел Доп. образование
Подраздел Статьи
Просмотров511
Номер материала ДБ-378948
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх