Инфоурок Другое Другие методич. материалыСтатья по истории на тему «Показывают ли эмпирические исследования человеческого мышления, что люди в корне иррациональны?».

Статья по истории на тему «Показывают ли эмпирические исследования человеческого мышления, что люди в корне иррациональны?».

Скачать материал

Муниципальное общеобразовательное учреждение Опалиховская гимназия

 

Статья по истории на тему «Показывают ли эмпирические исследования человеческого мышления, что люди в корне иррациональны?».

 

До 1970-х годов господствующая психология принятия решений предполагала, что люди являются довольно хорошими и разумными статистиками (Эдвардс, 1966; Лопес, 1991, с. 66). С тех пор, однако, это предположение постепенно подрывалось. Этот сдвиг был вызван серией эмпирических результатов, опубликованных психологами Даниэлем Канеманом и Амосом Тверски в рамках их программы "эвристика и предубеждения" (кратко изложено в Тверски и Канемане, 1974; см. также Канеман, Слович и Тверски, 1982). Они предположили, что при оценке вероятностей люди полагаются на ограниченное число эмпирических правил или эвристик, которые сводят сложные задачи рассуждения к более простым, более интуитивным операциям суждения. Опираясь на эту идею, несколько исследователей из различных дисциплин в пессимистическом ключе утверждали, что люди в корне иррациональны.

 

 

Оценка некоторых эмпирических выводов традиции эвристики и предубеждений действительно выявит кажущиеся иррациональными модели рассуждений (I). Тем не менее, я буду утверждать, что к этим результатам следует подходить со скептицизмом, поскольку они в конечном счете заложены в необоснованную и проблематичную идею человеческого познания. Действительно, контраргументы и доказательства, выдвинутые эволюционными психологами, покажут, что многих предполагаемых когнитивных иллюзий или предубеждений, предложенных Канеманом, Тверски и несколькими их коллегами, можно избежать, приняв более инструментальный подход к рациональности (II). Против этих противоположных и противоречивых крайностей я, наконец, предложу и буду защищать более умеренный "промежуточный путь", предлагаемый теориями двойного процесса (III).

 

(I)

В своих широко цитируемых статьях и книгах Тверски и Канеман попытались описать и обсудить, как люди выносят суждения в условиях неопределенности. При этом они разработали серию мысленных экспериментов, направленных на выявление основных процессов мышления людей (Тверски и Канеман, 1974, с. 1124; Маккензи, 2005, с. 323). Чтобы лучше понять их работу, полезно непосредственно ознакомиться с некоторыми из их наиболее заметных экспериментов. В знаменитой задаче Линды Тверски и Канеман представили группе статистически наивных испытуемых этот простой набросок личности:

 

"Линде 31 год, она не замужем, откровенна и очень умна. Она специализировалась на философии. Будучи студенткой, она была глубоко обеспокоена проблемами дискриминации и социальной справедливости, а также участвовала в антиядерных демонстрациях" (Тверски и Канеман, 1982, стр. 84-98).

 

Затем участников попросили оценить следующие утверждения по их вероятности:

 

а) Линда - банковский кассир (Т)

 

б) Линда работает кассиром в банке и активно участвует в феминистском движении (T&F) (Тверски и Канеман, 1982, стр. 84-98).

 

Подавляющее большинство испытуемых (89%) оценили сложную цель (T&F) более вероятной, чем простая цель (T). Это, однако, явно нарушает правило конъюнкции, т.е. требование о том, что конъюнкция не может быть более вероятной, чем любая из ее конъюнкций. Все банковские кассиры-феминистки по определению являются банковскими кассирами; у человека не может быть большей вероятности быть банковским кассиром-феминисткой, чем просто банковским кассиром (Тверски и Канеман, 1982, с. 84-98; Маккензи, 2005, с. 326). Опираясь на эти результаты, Тверски и Канеман предположили, что, когда их просят оценить вероятность того, что A принадлежит B или что B породит A, люди полагаются на эвристику репрезентативности; то есть на степень, в которой A является репрезентативным или похожим на B (Тверски и Канеман, 1974, с. 1124; 1982, с. 84-98). Соответственно, описание Линды в значительной степени соответствовало стереотипу феминисток, но не банковских кассиров, испытуемые заменили правильное суждение о вероятности этой, более доступной эвристикой. Очевидно, однако, что, поскольку сходство не является фактором, влияющим на оценку вероятности, суждения, основанные на репрезентативности, часто бывают предвзятыми (Тверски и Канеман, 1982, с. 90, 92-93; Ньюэлл, 2013, с. 606-607).

 

Впечатляюще, что эта модель рассуждений, обозначенная ошибкой соединения, неоднократно обнаруживалась не только в более поздних аналогичных экспериментах, но и в группах с опытом работы в области статистики и вероятностной теории, как на среднем, так и на сложном уровне (Тверски и Канеман, 1982, стр. 92-93). Кроме того, сообщалось также о предубеждениях, основанных на репрезентативности, в проблемах, касающихся предварительной оценки вероятностей. В хорошо известной задаче "юристы-инженеры" двум группам испытуемых были представлены личностные характеристики нескольких лиц, предположительно случайно отобранных из группы из 100 юристов и инженеров (Тверски и Канеман, 1974, с. 1124-1125). В одном случае участникам было сказано, что группа состоит из 70 юристов и 30 инженеров; в другом случае состав был изменен. Затем обеим группам было предложено оценить вероятность того, что данный личностный портрет принадлежал инженеру, а не юристу.

 

Согласно байесовским рассуждениям, предоставленная базовая ставка юристов и инженеров должна была повлиять на сообщаемые вероятности (Тверски и Канеман, 1974, с. 1124-1125; Сэмюэлс и Стич, 2004, с. 4-5). Однако Тверски и Канеман заметили, что испытуемые в двух условиях давали одинаковое суждение о вероятности. Это указывает на то, что участники систематически игнорировали информацию о базовых ставках, полагаясь вместо этого на степень, в которой данное описание было репрезентативным для юристов или инженеров. Интересно, что в отсутствие описательного материала были правильно использованы предварительные вероятности. Тем не менее, они снова игнорировались каждый раз, когда представлялся набросок личности – даже когда набросок был совершенно неинформативным и не описывал ни юристов, ни инженеров (Тверски и Канеман, 1974, стр. 1124-1125; Сэмюэлс и Стич, 2004, стр. 4-5).

 

Связанные с довольно очевидными ошибками, пренебрежение базовой ставкой и ошибка соединения являются, пожалуй, наиболее интересными явлениями, обнаруженными при принятии решений. Однако они далеко не изолированы. Сторонники подхода, основанного на эвристике и предубеждениях, сообщили об огромном количестве эмпирических выводов, касающихся распространенных заблуждений в вероятностных суждениях.[1] Примечательно, например, что задача отбора Питера Уэйсона (1966), по-видимому, указывает на то, что люди склонны к подтверждению. Во время эксперимента Васон представил испытуемым четыре карточки с буквами на одной стороне (например "A" и "K") и цифры на другой стороне (например, "2" и "7"). Две карточки были выведены буквой вверх, две - цифрой вверх. Затем участников попросили выбрать только те карточки, которые, если их перевернуть, покажут, верно ли следующее утверждение: "если на одной стороне карточки есть согласная, то на другой стороне нечетное число". Испытуемые в основном выбирали только карточку K или 2 карточки Kand, редко выбирая 7 карточек Kand. Тем не менее, если бы у 7 была согласная на другой стороне, правило было бы ложным. Основываясь на этих результатах, Уэйсон пришел к выводу, что люди склонны к подтверждению и не понимают важности фальсифицирующей карты (Уэйсон, 1968, цитируется в McKenzie, 2005, стр. 328).

 

Вопреки этим огорчительным результатам можно утверждать, что многие проблемы рассуждения, рассмотренные в литературе по эвристике и предубеждениям, не имеют большого практического значения. Однако, к сожалению, это, по-видимому, не так (Лопес, 1991, с. 78-81; Гигеренцер, 1991, с. 85). Например, в известном исследовании Касселлс, Шенбергер и Грейбоис (1978) представили следующую задачу для рассуждений группе сотрудников и студентов Гарвардской медицинской школы:

 

"Если тест для выявления заболевания, распространенность которого составляет 1/1000, дает ложноположительный результат в 5%, какова вероятность того, что у человека, у которого обнаружен положительный результат, действительно есть заболевание, предполагая, что вы ничего не знаете о симптомах или признаках этого человека? __%" (Casscells, Шенбергер и Грейбои, 1978, стр. 999-1000).

 

Авторы обнаружили, что при наиболее правдоподобной интерпретации проблемы большинство их испытуемых пренебрегали вероятностными рассуждениями. Только восемнадцать процентов участников дали правильный байесовский ответ (2%); в то время как поразительные сорок пять процентов из них проигнорировали информацию о базовой ставке, предполагая, что правильный ответ равен 95% (Casscells, Schoenberger и Grayboys, 1978, стр. 999-1000). В данном конкретном случае пренебрежение базовой ставкой не может быть объяснено с точки зрения эвристики репрезентативности. Соответственно, представляется правдоподобным утверждать, как это сделали Канеман и Тверски, что предвзятость суждений широко распространена даже за пределами стен лаборатории, вызывая беспокойство также в прикладных дисциплинах с потенциально реальными последствиями (Тверски и Канеман, 1982, с. 154; Касселлс, Шенбергер и Грейбоис, 1978, с. 999-1000; Космидес и Туби, 1996, с. 21-22; Самуэльс, Стич и Бишоп, 2002, с. 240).

 

На первый взгляд, эти результаты показывают, что, делая интуитивные суждения, связанные с вероятностями и неопределенностями, люди систематически отклоняются от соответствующих статистических, математических и логических правил. Вместо этого они используют нормативно проблематичную эвристику, которая чаще всего приводит к предубеждениям (Тверски и Канеман, 1974, с. 1124). Таким образом, некоторые исследователи нарисовали довольно мрачный образ человеческой рациональности, утверждая, что люди постоянно совершают ошибки в вероятностных суждениях, потому что у них не развился "интеллект, способный концептуально справляться с неопределенностью" (Слович, Фишхофф и Лихтенштейн, 1976, с. 174; Нисбетт и Боргида, 1975, с. 935). Сами Канеман и Тверски, похоже, также поддерживают эту пессимистическую интерпретацию, утверждая, что "люди, похоже, не следуют исчислению случайностей или статистической теории прогнозирования" не только в некоторых или многих случаях, но и во всех случаях, включая те, в которых они получают правильный ответ (Канеман и Тверски, 1973, стр. 48; Сэмюэлс, Стич и Бишоп, 2002, стр. 241).

Просмотрено: 0%
Просмотрено: 0%
Скачать материал
Скачать материал
Скачать материал

Найдите материал к любому уроку, указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

5 924 956 материалов в базе

Скачать материал

Другие материалы

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

  • Скачать материал
    • 16.01.2022 21
    • DOCX 20.8 кбайт
    • Оцените материал:
  • Настоящий материал опубликован пользователем Кузнецова Александра Евгеньевна. Инфоурок является информационным посредником и предоставляет пользователям возможность размещать на сайте методические материалы. Всю ответственность за опубликованные материалы, содержащиеся в них сведения, а также за соблюдение авторских прав несут пользователи, загрузившие материал на сайт

    Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.

    Пожаловаться на материал
  • Автор материала

    • На сайте: 5 месяцев
    • Подписчики: 0
    • Всего просмотров: 32403
    • Всего материалов: 514

Ваша скидка на курсы

40%
Скидка для нового слушателя. Войдите на сайт, чтобы применить скидку к любому курсу
Курсы со скидкой