Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Статьи / Статья "ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ НЕКОТОРЫХ АСПЕКТОВ ФРАЗЕОЛОГИИ НА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ЗАНЯТИЯХ С УЧАЩИМИСЯ ПО ПОДГОТОВКЕ К ИТОГОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ"

Статья "ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ НЕКОТОРЫХ АСПЕКТОВ ФРАЗЕОЛОГИИ НА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ЗАНЯТИЯХ С УЧАЩИМИСЯ ПО ПОДГОТОВКЕ К ИТОГОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ"


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

УДК 378.881.161.1:81’1


ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ НЕКОТОРЫХ АСПЕКТОВ ФРАЗЕОЛОГИИ

НА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ЗАНЯТИЯХ С УЧАЩИМИСЯ ПО ПОДГОТОВКЕ

К ИТОГОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ*


В. П. Антонов, А. М. Гончаров

Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова

В. В. Массанов

Ширинская средняя общеобразовательная школа № 4 Республики Хакасия


В статье обращается внимание на изучение отдельных сторон фразеологии русского языка, которые требуют к себе дополнительного внимания при подготовке учащихся к итоговой государственной аттестации. В ней анализируются некоторые узловые моменты учения о фразеологизмах, а также предлагается система заданий и упражнений, связанных с определением особенностей этих единиц и их функционированием в текстах. Целью предлагаемых заданий является также обновление, закрепление и расширение знаний школьников о фразеологизмах, закрепление умений и навыков вычленения этих единиц из текстов, разграничения их от других единиц языка – прежде всего от омонимичных им словосочетаний и предложений.

Ключевые слова: фразеологизм, фразеологизм и слово, фразеологизм и словосочетание, фразеологизм и предложение, задания и упражнения по фразеологии, итоговая государственная аттестация.


Фразеологизмы представляют собой особый пласт языковых единиц, образующих в своей совокупности, взаимосвязях и взаимоотношениях между отдельными элементами и их группировками самостоятельный уровень языка. Фразеологизмы не следует ни соотносить, ни отождествлять с другими единицами и/или структурами языка: ни с предложно-падежными сочетаниями слов (под боком, для галочки, с иголочки, вне себя, до небес), ни со словосочетаниями (с младых ногтей, капля в море, смотреть сквозь пальцы, во весь дух, не лыком шит), ни с другими типами сочетаний слов (ни на йоту, не за горами, не по зубам, вкривь и вкось, ни свет ни заря, ни слуху ни духу), ни с предложениями (кот наплакал, бабушка надвое сказала, белыми нитками шито, вот где собака зарыта!; время не ждёт). Но во фразеологии имеются противоречащие друг другу суждения о её единицах и других знаках языка. Например, Н. М. Шанский, говоря о фразеологических оборотах как о значимых единицах языка, пишет: «При определении специфики фразеологического оборота как определённого явления языковой системы с необходимостью возникает задача чёткого отграничения его 1) от свободного сочетания слов и 2) от отдельного слова. Это объясняется тем, что, с одной стороны, фразеологический оборот функционирует в языке на правах отдельного слова, а с другой – является сложным целым, состоящим из отдельных самостоятельных слов» [1, с. 18] (выделено нами – В. А., А. Г., В. М.). Противоречие видим в том, что в такой интерпретации между фразеологизмами и словосочетаниями не наблюдается никакой разницы, ибо «сложное целое, состоящее из отдельных самостоятельных слов» и есть не что иное, как «свободное сочетание слов», иначе – словосочетание (или другие типы синтаксических структур).

Несмотря на, казалось бы, богатый теоретический материал, имеющийся о фразеологизмах и фразеологии, ни в языкознании в целом, ни в учении о фразеологических единицах (ФЕ) до сих пор нет единства взглядов на сущность этого особого типа языковых знаков. В частности, об этом свидетельствуют определения ФЕ. Анализ дефиниций показывает, что во многих из них эти единицы языка интерпретируются на основе понятий «сочетание слов», «словосочетание», «предложение», которые являются лишь генетическими источниками их образования (см., об этом, например в статье А. И. Молоткова [2, с. 9]). Приведём для сравнения некоторые определения:

1) «Фразеологизм (фразеологическая единица) – общее название семантически связанных сочетаний слов и предложений, которые, в отличие от сходных с ними по форме синтаксических структур, не производятся в соответствии с общими закономерностями выбора и комбинации слов при организации высказывания, а воспроизводятся в речи в фиксированном соотношении семантической структуры и определённого лексико-грамматического состава» [3, с. 559]. С некоторыми вариациями сходное определение этого же автора встречаем в другом издании [4, с. 539].

2) «Фразеологическая единицаСловосочетание, в котором семантическая монолитность (цельность номинации) довлеет над структурной раздельностью составляющих его элементов (выделение признаков предмета подчинено его целостному обозначению), вследствие чего оно функционирует в составе предложения как эквивалент слова» [5, с. 503–504].

3) «Фразеологизмы – общее название воспроизводимых в готовом виде словосочетаний и предложений, в которых целостность значения доминирует над раздельностью составляющих компонентов – слов» [6, с. 737]. (Полужирным курсивом в приведённых определениях выделено нами – В. А., А. Г., В. М.).

Принципиальным в решении вопроса о природе фразеологизмов для нас становится понимание данной языковой единицы, предложенное, в частности, в учении А. И. Молоткова. Этот исследователь считает, что фразеологизм ни по одному из категориальных признаков не соотносится ни со словосочетанием, ни предложением, так как в этих синтаксических структурах слова сохраняют все свои признаки, тогда как все компоненты фразеологизма утрачивают категориальные признаки слова, кроме его звукового облика. Поэтому, утверждает автор, «связи и отношения между компонентами фразеологизма перестают быть связями между словами». «Фразеологизм, – пишет языковед, – может соотноситься со словосочетанием лишь генетически, то есть по своему происхождению, так как каждый фразеологизм – это то или иное переосмысленное конкретное словосочетание или предложение» [2, с. 9]. Примечательно суждение А. И. Молоткова о том, что возникновение и развитие в языке многих фразеологизмов на основе переосмысления конкретных словосочетаний или конкретных предложений подтверждается наличием в современном русском языке прототипов-словосочетаний и предложений, к которым они генетически восходят, например: сматывать удочки, прикусить язык, руки чешутся, держи карман шире, отрезанный ломоть, вверх дном и т. п. [2, с. 9]. Очень важен следующий тезис учёного для отграничения разных типов синтаксических структур (построений) от ФЕ, похожих на них лишь внешней формой и ничем иным: «Переосмысление словосочетания во фразеологизм – это не просто процесс десемантизации слов, составляющих словосочетание, а образование из того или иного конкретного словосочетания особой единицы языка с её особыми свойствами» [2, с. 9]. Значима ещё одна мысль лингвиста о генетических корнях фразеологизмов: «Исторически закономерны различные стадии переосмысления словосочетания или предложения во фразеологизм, с чем связано, естественно, наличие в языке в любое время его существования выражений, которые ещё не приобрели всех признаков фразеологизмов» [2, с. 9].

Также в связи с обсуждаемой проблемой рассмотрим ещё одно мнение, принадлежащее А. В. Жукову, который также пишет об исторических корнях ФЕ, утверждая, что другие единицы языка, на чьей базе они образуются, являются для них производящими, подвергающимися разного рода переосмыслениям: «Фразеологизм формируется в ходе особого лингвистического процесса – фразеологизации. Фразеологизация – это переосмысление базового словосочетания (реже предложения), основанное на сравнении, метафоре, метонимии, гиперболе, эвфемизме, алогизме и т. д. В результате фразеологизации словосочетание становится носителем совершенно нового содержания, не сводимого к механической сумме значений исходных слов, которые преобразуются в компоненты фразеологизма» [7, с. 7].

Разброс мнений исследователей о ФЕ, как нам кажется, проявляется даже в том, что эти знаки языка, как никакие другие его единицы, терминируются учёными множеством синонимических и/или смежных наименований, которые находим в разных специальных источниках. Это такие названия, как фразеологизмы, фразеологические единицы, фразеологические обороты, фраземы, идиомы, идиоматические обороты, идиоматические выражения, устойчивые обороты, устойчивые выражения, устойчивые словосочетания и др. (см. дополнение к этому перечню, например, в словаре О. С. Ахмановой, в котором автор предлагает более двадцати синонимических обозначений к термину «фразеологическая единица» [5, с. 503]).

Однако следует иметь в виду, что приведённые наименования, в зависимости от позиции, занимаемой теми или иными исследователями или коллективом авторов, могут получать разные специализации. Одни из них служат отправной точкой для дефинирования этих единиц, например: «Фразеологизм… – общее обозначение лексически неделимых устойчивых словосочетаний, обладающих семантическим и интонационным единством» [8, с. 516]. См. ещё: «Фразеологизмы– устойчивые сочетания слов, постоянные по своему значению, составу и структуре, воспроизводимые в речи в качестве готовых и целостных лексических единиц» [9, с. 59]. Другие терминологические обозначения используются в качестве названий разновидностей групп ФЕ, как, например, в классификации В. В. Виноградова фразеологические сочетания или в расширенной типологии Н. М. Шанского фразеологические выражения и т. д. Чаще всего в работах по фразеологии для обозначения рассматриваемых единиц используются первые четыре термина из приведённого выше перечня.

По нашему мнению, в дефиниции фразеологизма не должны использоваться термины и терминологические сочетания, вольно или невольно связывающие данную единицу с другими знаками языка: словами, словосочетаниями (в широком смысле), предложениями. Приведём одно из таких определений, которое соответствует указанному условию. Оно принадлежит В. П. Жукову: «Под фразеологизмом… понимается устойчивая и воспроизводимая раздельнооформленная единица языка, состоящая из компонентов, наделённая целостным (или реже частично целостным) значением и сочетающаяся с другими словами» [10, с. 6].

В связи с рассмотрением вопроса о типологии фразеологизмов укажем на одну неточность, которая встречается в отдельных источниках и которая связана с авторством вычленения одного из типов этих единиц. Так, в Лингвистическом энциклопедическом словаре (М., 1990) утверждается, что в отечественном языкознании большинство учёных выделяет вслед за В. В. Виноградовым четыре типа фразеологизмов: фразеологические сращения (идиомы, утратившие мотивировку значения: «бить баклуши», «собаку съесть»), фразеологические единства (идиомы, сохраняющие прозрачную внутреннюю форму: «сидеть на мели», «кот наплакал», «стреляный воробей»), фразеологические сочетания [«оказывать помощь», «зло (досада, страх, смех) берёт», «твёрдый характер», «поле деятельности»], фразеологические выражения, или устойчивые фразы (предложения с переосмысленным составом: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей» и т. п.) [3, с. 559]. Подобное же утверждение находим и в энциклопедическом словаре-справочнике «Культура русской речи» (М., 2003) [6, с. 738–739]. В работах В. В. Виноградова, в которых рассматриваются типы фразеологических единиц в русском языке [11; 12], речь ведётся лишь о первых трёх из них, то есть о фразеологических сращениях, единствах и сочетаниях. Напомним, что четвёртый тип – фразеологические выражения – был выделен позднее и предложен Н. М. Шанским. Приведём в подтверждение две фразы из учебного пособия данного автора: 1) «Дальнейшее изучение русской фразеологии, помимо трёх намеченных В. В. Виноградовым типов фразеологических оборотов (сращений, единств и сочетаний), выявило наличие среди них ещё одной группы – фразеологических выражений». 2) «Последний термин был использован и используется здесь не для обозначения (как это иногда бывает) фразеологического оборота вообще, а для обозначения фразеологического оборота определённого типа» [1, с. 38]. (Полужирным курсивом в приведённой цитате выделено нами – В. А., А. Г., В. М.). При этом Н. М. Шанский ссылается на свои, более раннего выпуска работы, в частности, на статью «Основные свойства и приёмы стилистического использования фразеологических оборотов в русском языке» (см. РЯШ, 1957, № 3) и на учебное пособие «Лексика и фразеология современного русского языка» (М., 1957, с. 121). Идентичные по содержанию утверждения лингвиста находим также ещё в одном его пособии [см. 13, с. 194–195].

Целью данного исследования не является подробное рассмотрение спорных и неоднозначно трактуемых аспектов, имеющихся в работах по фразеологии. Мы лишь хотели указать на специфику фразеологизма как особой, самостоятельной единицы языка и подчеркнуть, что особость, иначе непохожесть ФЕ на другие средства языка, проявляется во всём: в типе языкового значения, присущего данным знакам языка; в семантике и во внутренней форме; в структуре (их строении) и в образовании (в производстве), в грамматических свойствах, в составе элементов, входящих в них и т. д.

Перейдём теперь к непосредственному предмету нашего исследования. Он связан, как это следует из названия статьи, с изучением фразеологизмов на дополнительных занятиях по русскому языку в рамках подготовки учащихся 9-х и 11-х классов к итоговым государственным аттестациям. Безусловно, дальнейшее постижение сущности фразеологических оборотов, а также обогащение речи учеников выпускных классов основного и среднего звена общего образования должны идти на более высокой ступени осознания необычности этих единиц языка. Такая работа становится тем значимей, если помнить, что первоначальное знакомство школьников с фразеологическими единицами произошло в 5–6 классах (см. об этом в более ранней нашей работе: [14]), даже несмотря на то, что повторение сведений о них и определённая практическая работа с фразеологическим материалом происходит и в дальнейшем. Однако эта работа проводится фрагментарно, в рамках повторения изученного в предыдущих классах, как правило, на одном уроке, зачастую в сочетании с повторением сведений из раздела «Лексикология», что вряд ли способствует качественному закреплению знаний о фразеологизмах и такому же формированию умений и навыков. Поэтому злободневными остаются слова о том, что запас фразеологизмов в речи школьников очень скуден, а навыки их употребления в речи ограничены и непрочны (см., к примеру работу [15, с. 118]).

Актуальность обращения к рассматриваемой проблеме обусловлена, кроме сказанного, ещё и тем, что на ОГЭ (ГИА) и ЕГЭ выпускники довольно часто затрудняются в выполнении заданий, связанных с фразеологизмами. Так, в соответствии с данными о результатах единого государственного экзамена за 2008 год задание, связанное с умением найти предложение, в котором употреблены фразеологизмы, пословицы, антонимы и т. д., успешно выполнили лишь чуть более половины экзаменуемых (средний процент выполнения составлял всего 55 %). В то же время, отмечается в указанном документе, задание выполняется различными группами экзаменуемых по-разному: от 21 до 93 % выполнения [16, с. 129]. Кроме того, школьники достаточно часто допускают разного рода ошибки в использовании фразеологизмов, если пытаются включить их в свои творческие работы (сочинения). В частности, искажают образную структуру фразеологизмов вследствие неудачно организованного контекста: Этому, безусловно, талантливому писателю Зощенко палец в рот не клади, а дай только посмешить читателя (пример взят из работы [16, с. 107]). К сожалению, других подобных документов у нас на руках более не имеется, но собственная многолетняя практика работы с разными классами и группами учащихся даёт богатый и разнообразный иллюстративный материал отрицательного характера, в том числе и по фразеологии. Дополним приведённый в названном документе тип фразеологической ошибки другими её разновидностями, почерпнутыми из творческих работ 9- и 11-классников:

употребление фразеологического оборота в несвойственном ему значении: Мне кажется, любое начатое дело нужно доводить до конца, как говорится, делать его от корки до корки;

разрушение структуры фразеологизмов: Не нужно, чтобы родители держали своих детей всю жизнь в ежах, иначе из них ничего хорошего не получится (ср.: держать в ежовых рукавицах);

усечение компонентного состава ФЕ (использование фразеологических оборотов не в полном составе их компонентов): Мы со своим братом почему-то как десятая вода, не помню, на какой-то там другой жидкости (ср.: седьмая [десятая] вода на киселе); Другой бы на его месте ухватился руками за любую работу, а не сидел на шее у родителей (ср.: ухватиться обеими руками);

контаминация ФЕ, то есть образование «новых» оборотов на основе объединения элементов двух сходных по форме (строению) или значению ФЕ: Как автор текста говорит, наш герой сам не заметил, как у него душа ушла из-под ног (ср.: душа ушла в пятки и почва ушла из-под ног); Бывает так, что человек всю жизнь бьётся как рыба в воде, но ничего у него не получается (ср.: биться как рыба об лёд и чувствовать себя как рыба в воде);

употребление фразеологизмов с изменённым составом их компонентов (изменение компонентного состава ФЕ): Серьёзные дела никогда не делают на быструю руку, это приведёт к неудаче, как это случилось однажды с моим другом (ср.: на скорую руку); В наше время много людей, которые везде и во всём ищут для себя выгоду, стараются воспользоваться в ущерб другим возникшей неразберихой. О таких людях говорят, что они ловят рыбу в мутной реке (ср.: ловить рыбу в мутной воде; Его, бывало, хлебом никуда не заманишь, а тут на свою беду легко согласился на какую-то аферу (ср.: калачом не заманишь);

искажение и/или изменение грамматической формы одного или нескольких компонентов ФЕ: Ради нас, ради нашего светлого будущего наши бабушки и дедушки работали от зари до зари не покладывая рук (не покладая рук); Я сам лёгок к подъёму, надо лишь настроить себя на то дело, которое собираешься сделать, и тогда всё у тебя получится (ср.: лёгок на подъём);

включение фразеологизмов в плеонастические сочетания типа: И настигла тут нашего героя случайная шальная пуля; Бывает ли так, что старого стреляного воробья можно легко на мякине провести? Вряд ли.

Как думается, ошибки в употреблении фразеологизмов связаны в первую очередь с их специфическими признаками: целостностью значения (семантической неделимостью); структурной неразложимостью; постоянством компонентного состава; как правило, образной семантикой и др. Причиной фразеологических ошибок становится и слабое владение этими единицами вследствие недостаточного знания фразеологического состава языка. Неудачи в интерпретации ФЕ можно также объяснить наличием в современном русском языке прототипов-словосочетаний и предложений, к которым они генетически восходят (А. И. Молотков) и т. д.

Таким образом, заключаем, что на уроках по русскому языку в 9–11 классах и дополнительных занятиях по подготовке к ОГЭ (ГИА) и ЕГЭ необходимо работать с фразеологическим материалом.

Напомним, что в экзаменационных заданиях на основном государственном экзамене (ОГЭ) в одном из заданий с выбором ответов (А-3) предлагается из четырёх вариантов указать предложение, в котором в качестве средства выразительности использован фразеологизм (фразеологический оборот). На ЕГЭ экзаменуемые сталкиваются с фразеологизмами дважды: в первый раз, выполняя 22-е задание части А (например: «Из предложений 63–65 выпишите фразеологизм»), во второй раз – в задании 24-м этой же части. В соответствии с формулировкой 24-го задания выпускникам средней школы требуется, прочитав фрагмент рецензии, составленной на основе проанализированного ими исходного авторского текста, определить, какой термин из предложенного списка пропущен в указанном месте текста рецензии. Среди прочих языковых особенностей, характерных для данного текста, в списки терминов включается и термин «фразеологизм». Причём как 22-е, так и 24-е задания вовсе не предполагают непременную работу учащихся с фразеологизмами: эти задания могут иметь другие варианты формулировок (22-е) и перечни терминов, не включающие термин «фразеологизм» (24-е). Так, формулировки 22-го задания могут быть связаны с разными лексическими явлениями (например: «Из предложения 11 выпишите антонимы (антонимическую пару)»).

Кроме того, выполняя творческие работы (изложения и сочинения), выпускники 9-х и 11-х классов включают – и не всегда удачно – в свои тексты те или иные фразеологические обороты. Напомним, что приведённые ранее иллюстрации к тем или иным типам фразеологических ошибок взяты из изложений и сочинений выпускников основной и средней школы. Всё сказанное, вне сомнения, актуализирует рассматриваемую здесь проблему и делает практически значимой разработку системы заданий, направленных на закрепление и дальнейшее формирование таких умений, как: «отличать фразеологизмы от нефразеологизмов, находить фразеологизмы в тексте, употреблять фразеологизмы в предложении…, определять роль фразеологизмов в тексте художественного стиля» [17, с. 105] и др.

Приведём разные типы заданий и упражнений, которыми можно воспользоваться на занятиях с будущими экзаменуемыми. Причём работа с фразеологическим материалом вовсе не предполагает её фронтальности, иначе – работы с ними на всём уроке или занятии. Такая работа может быть для учеников и утомительной, и набивающей оскомину, и однообразной (с точки зрения анализируемого материала), даже несмотря на разнообразие применяемых приёмов и способов работы как с фразеологическим материалом, так и с классным коллективом / группой абитуриентов, – следовательно, не очень результативной. Поэтому работу по усвоению и расширению фразеологического запаса обучаемых, формированию умений и навыков анализа ФЕ, введению их в разнообразные контексты употребления, включению в развёрнутые высказывания, умению находить ФЕ в текстах и пр. рекомендуем проводить фрагментарно, то есть работа с фразеологизмами может стать одним из этапов любого урока или занятия. Итак, на своих занятиях мы практикуем следующие виды фрагментарной деятельности учащихся с ФЕ:

Фразеологические диктанты. Их суть состоит в том, что периодически на том или ином этапе разных занятий, как правило, в их начале или как связующее звено между разными видами работы, предлагаем ученикам записать 5–7 фразеологизмов, которым они дают объяснения. В случае затруднения школьники обращаются к фразеологическим словарям или электронным словарным источникам. Такого рода диктанты можно проводить и в конце занятий, если запланированная работа выполнена, а в запасе имеются ещё несколько минут.

Интерес к фразеологическим диктантам можно повысить, если предлагаемый учащимся языковой материал объединить в тематические группы или группы по грамматическому, структурно-семантическому, этимологическому (с точки зрения происхождения) признаку. Приведём в качестве примеров некоторые из таких объединений ФЕ:

а) «зоофразеологизмы» – ФЕ, имеющие в своём составе компоненты, называющие в языке разных животных: гнуть в бараний рог; как сивый мерин; мышиная возня [беготня, суета, сутолока]; ежовые рукавицы; черепашьим шагом; вешать собак на шею; волчий аппетит; хоть волком вой; гусей дразнить; как курица лапой; лебединая песня; как сельдей в бочке; как рыба в воде; как на корове седло; как слону дробина; как собаке пятая нога; отставной козы барабанщик; брать быка за рога; конь <ещё> не валялся; стреляный [старый] воробей; куда ворон костей не заносил; куда Макар телят не гонял; считать ворон и др.;

б) фразеологизмы, включающие в свою структуру компоненты-соматизмы (соматизм [< греч. sōma – ‘тело’] – тело организма), то есть элементы, служащие в языке названиями частей тела и внутренних органов человека: ахиллесова пята; хоть головой об стену (стенку) бейся; бить челом; ударить по рукам; боек на язык; выходить боком; под боком; болтать языком; большое сердце; на босу ногу; и [даже] бровью [глазом, ухом, усом, носом] не ведёт; бросаться [кидаться] в глаза; вертится в голове; вертится на языке; вешать <себе> хомут на шею; брать [взять] горлом; не видать (не видеть) как своих ушей; влагать в уста; во все лопатки; высасывать из пальца; язык прилип к гортани; грудь в грудь и т. д. (См., например, об особенностях «соматических» фразеологизмов в хакасском языке в работе М. Д. Чертыковой «Эмотивные фразеосочетания с соматизмами в хакасской языковой картине мира» [18]);

в) фразеологические обороты, называющие разные реалии из военной сферы: брать на абордаж; тяжёлая артиллерия; бить в цель; боевое крещение; брать на прицел [на мушку]; взять с бою; бряцать [потрясать] оружием; взять под обстрел; выбить из седла; выводить из строя; на выстрел; вытянуться в струнку; грудь на грудь; держать порох сухим; держать руки по швам; держать шаг; лечь костьми; пушечное мясо; сложить оружие; отдавать последний долг; есть ещё порох в пороховницах; не на жизнь [живот], а на смерть и пр.;

г) фраземы с нумеральными компонентами: девятый вал; звезда первой величины; семь вёрст до небес <и всё лесом>; от горшка два [три] вершка; видеть на три [на два] аршина под землёй; седьмая [десятая] вода на киселе; сто очков вперёд; всыпать [задать] по первое число; вторая молодость; из вторых уст; между (меж) четырёх глаз; одним глазом; гнуть (согнуть) в три погибели; давать сто [десять] очков вперёд; как дважды два <четыре>; ни два ни полтора; раз-два и обчёлся; от горшка два вершка; гоняться за двумя зайцами; с пятого на десятое; в одну дуду [дудку] дудеть и др. (О фразеологизмах, имеющих в своём составе компоненты-числительные см., например, в статье [19]);

д) устойчивые обороты, образованные на основе лексических повторов, тавтологий, плеоназмов, антитез и т. д: от аза до ижицы; от альфы и омеги; ни бе ни ме <ни кукареку>; буква в букву; на веки вечные; на веки веков; худо-бедно; чёрным по белому; ни богу свечка ни чёрту кочерга; бок о бок; с больной головы на здоровую; ни больше ни меньше; ни сват ни брат; с бухты-барахты; была не была; ни шатко ни валко; валить [сваливать] с больной головы на здоровую; и нашим и вашим; вдоль и поперёк; ни дать ни взять; конца-краю не видать; вкривь и вкось; до поры до времени; всего-навсего; <и> смех и грех и т. д.;

е) фразеологизмы, структурно равные предложениям, то есть родившиеся на базе их метафорического переосмысления: бабушка <ещё > надвое сказала [гадала]; голь на выдумки хитра; кот наплакал; денег куры не клюют; кошки скребут на душе; медведь на ухо наступил; какая муха укусила; когда рак на горе свистнет; мурашки бегают по коже; хоть караул кричи; хоть волком вой; не к ночи будет сказано; маковой росинки во рту не было; ветер в голове <бродит [свисти, гуляет, ходит]>; откуда ветер дует; ищи ветра в поле; где это видано!; глаза на мокром месте; кошки скребут на душе и пр.

Идея об объединении ФЕ по разным признакам для проведения фразеологических диктантов была нами заимствована у А. П. Власенкова [20, с. 170–171]. Однако если выделение тематических группировок, предлагаемое данным автором (связанных с животным миром, с языческими представлениями, религиозными текстами, ремесленным и военным бытом, литературными произведениями, медицинской практикой, возникшие на основе жестов и мимики), не вызывает нареканий, то группировки фразеологизмов в зависимости от наличия в них той или иной части речи (существительного, прилагательного, числительного, наречия, местоимения, глагола, междометия) не может не вызывать возражений. Поясним наше утверждение.

Фразеологизмы хотя и характеризуются как раздельнооформленные единицы, вовсе не включают в свой состав слова самостоятельных и/или служебных частей речи, соответственно первые из них не обладают теми значениями, которыми они характеризуются в языке вне ФЕ, а вторые не выполняют в их структуре свойственные им в языке грамматических функций. Иначе говоря, нельзя утверждать, что, например, в составе фразеологизма переливать из пустого в порожнее, который автором указанного пособия включён в группу ФЕ, содержащих имя прилагательное, наличествуют слова таких частей речи, как глагол (переливать), предлог (из), и два субстантивата (пустого и порожнее). Это свойство структурной неделимости (нечленимости) обусловлено, в частности, единой синтаксической функцией всего фразеологизма в целом, а не разными функциями каждого отдельного его элемента, например: Нового ему сказать решительно нечего, и станет он часа два-три (что делать?) переливать из пустого в порожнее (Д. Фурманов. Мятеж). В свою очередь, выполнение всем фразеологическим оборотом единой функции в предложении основано на особенностях значения этих единиц, которое не сводится «к механической сумме значений исходных слов, которые преобразуются в компоненты фразеологизмов» [7, с. 7], то есть их составные части, лишены основных признаков слова [21, с. 36–37]. Говоря словами А. И. Молоткова, «сходство структур фразеологизмов со структурами их генетических источников является чисто внешним», так как «по такому формальному сходству типов структур можно судить лишь о способах образования фразеологических единиц в языке, не более» [2, с. 11].

Целесообразно, таким образом, при группировках фразеологизмов с точки зрения их формальных признаков, опираться на грамматические свойства и структурные особенности этих единиц, иначе – воспользоваться лексико-грамматической классификацией ФЕ, предложенной А. И. Молотковым. Напомним, что исследователь соотносит фразеологизмы, обладающие теми или иными лексико-грамматическими характеристиками, с определёнными частями речи и разграничивает следующие их разряды (см.: [2, с. 11–12]):

а) именные фразеологизмы {китайская стена (ч т о ?) «непреодолимая преграда; полная изолированность от кого-либо или чего-либо»}. Эту группу ФЕ иначе можно называть субстантивными (от лат. substantivum – ‘существительное’). Значения ФЕ, составляющих данную группу, объясняются оборотами с опорным словом существительным: седьмая [десятая] вода на киселе – «очень дальний родственник». Сами именные ФЕ и их именные обороты-толкования отвечают на вопросы имён существительных (кто? что?);

б) глагольные фразеологизмы {точить лясы (ч т о д е л а т ь ?) – «заниматься пустой болтовнёй, пустословить»}. Другое название подобных ФЕ – вербальные (< verbum – ‘глагол’). Значения глагольных ФЕ растолковываются глагольными же (инфинитивными) описательными оборотами: вносить [приносить] свою лепту – «принимать посильное участие в чём-либо» или же одним(-и) глаголом(-ами) (<и> след простыл [пропал] – «удрал, сбежал, скрылся»). Эта группа оборотов и их расшифровки-пояснения отвечают на вопросы глаголов (что делать? что сделать?);

в) адъективные фразеологизмы {боек на язык (к а к о в ?) – «находчив в разговоре, красноречив»}. Ср.: лат. adjectivum – ‘прилагательное’. Иное название этой группы – признаковые ФЕ. Значения адъективных ФЕ поясняются описательными оборотами, опорные слова в которых являются прилагательными или причастиями в краткой или полной форме: боек на язык [слова] – «находчив в разговоре, красноречив»; звёзд с неба не хватает – «ничем не выдающийся, средних способностей». И фразеологизмы, образующие данную группу, и их толкования отвечают на вопросы прилагательных (какой? каков?);

г) адвербиальные фразеологизмы (< лат. adverbium – ‘наречие’; отсюда второе их название – наречные ФЕ): сложа руки (к а к ? к а к и м о б р а з о м ?) – «ничего не делая, бездельничая»; сломя голову
(к а к ? к а к и м о б р а з о м ?) – «стремительно, опрометью, стремглав (бежать, мчаться, скакать и т. п.)». Наречные фразеологизмы соответственно толкуются одноимёнными описательными оборотами (
черепашьим шагом – «очень медленно»; на ночь глядя – «поздно вечером, в позднее время») или одиночными наречиями (в глубине души [сердца] – «внутренне, втайне, подсознательно») и отвечают на вопросы слов данной части речи;

д) глагольно-пропозициональные (< лат. proposition – ‘суждение’ в логике, ‘предложение’ в лингвистике) {душа [сердце] не на месте у кого – «кто-либо встревожен, чувствует себя очень неспокойно»}. Параллельное название ФЕ данной группы – вербально-пропозициональные. Этот разряд фразеологизмов генетически восходит к предложениям и потому структурно идентичен им. Толкуются ФЕ этой группы глагольными и/или безличными описательными оборотами, представляющими собой разные виды простых предложений: скребёт на душе [на сердце] у кого – « Кому-либо грустно, тоскливо, беспокойно, тревожно»; лёд растаял – «Исчезло чувство недоверия, отчуждённости»; легче [полегче] на поворотах – «Будь осторожен в выражениях, поступках и т. п.»;

е) междометные фразеологизмы выделяются по соотношению с соответствующей частью речи и представляют собой весьма разнообразную группу, члены которой не обладают номинативной функцией (функцией называния). Междометные ФЕ, как и междометия, выполняют функцию речевых знаков и/или сигналов, употребляющихся для выражения реакции человека на различные события реальной действительности или для выражения чувств, желаний, волеизъявления (требований, повелений) [см. 22, с. 193]: бог (боже) <ты> мой! Боже упаси [сохрани, оборони]; вот так клюква; какими судьбами? хлеб да соль! добрый час! знай наших! чёрт возьми! и т. д.. Как и междометия, интеръективные фразеологизмы (так ещё можно назвать эти ФЕ, от лат. interjection – ‘междометие’) – не являются членами предложений и синтаксически никак не связаны с ними;

ж) лексико-грамматические разряды (ЛГР) фразеологизмов, выделенные А. И. Молотковым, возможно расширить выделением класса квантитативных (от лат. quantitas – ‘количество’), или количественных фразеологизмов, в значении которых содержится идея количества. Ср.: «Кот наплакал. Прост. Очень мало. О незначительном, недостаточном количестве кого-либо или чего-либо» [2, с. 210]. Или: «Денег куры не клюют. Очень много, в избытке» [2, с. 218]; «Дохнуть (дыхнуть) негде. Прост. Очень много, в огромном количестве. О большом скоплении людей» [2, с. 273]. См. ещё примеры ФЕ данного ЛГР: иголку негде воткнуть (в 1 знач.); плюнуть негде; шагу негде ступить (в 1 знач.); яблоку негде упасть (в 1 знач.); пушкой не прошибёшь (в 1 знач.) и др. Фразеологизмы, составляющие данный разряд, отвечают на вопрос числительных с к о л ь к о ? Это ещё один довод в пользу выделения данного ЛГР фразеологизмов. Но заметим, что некоторые квантитативные ФЕ, обладая семантикой счёта и отвечая на указанный вопрос числительных в одном контексте, в другом могут вести себя как другой разряд ФЕ, в частности, меняя грамматическое значение количества на ГЗ образа действия. Например: «Как сельдей в бочке. Очень много; так, что не пройдёшь, не протиснешься. О большом скоплении людей, обычно в каком-либо помещении» [2, с. 420]. Приведём контексты употребления данного оборота из этого же источника:

Уроки будете делать. – Какие уроки? Нашего брата там как сельдей в бочке (с к о л ь к о ? к а к
м н о г о ?) (Вопросы в скобках приведены нами – В. А., А. Г., В. М.);

Не знаю, куда вам нужно, а только если б генерал видел, что вас [детей] набилось как сельдей в бочке, он бы никак не разрешил такое катание, – ворчал шофёр. Ср.: набилось с к о л ь к о ? к а к м н о г о ? как сельдей в бочке и набилось к а к ? к а к и м о б р а з о м ? как сельдей в бочке.

Фразеологические минутки, или фразеологические игры – ещё один вид работы с использованием ФЕ, применяемый нами на занятиях. За две-три отведённые на игру минуты школьники по цепочке называют по одному фразеологизму. Если кто-то из класса / аудитории затрудняется в подборе ФЕ, он передаёт право назвать фразеологизм следующему человеку. Суть фразеологической минутки – как можно больше, не повторяясь, за отведённое время вспомнить устойчивые обороты языка. «Проштрафившимся» даётся задание: к следующей встрече подготовить (на выбор) краткие тематические сообщения об устойчивых оборотах, связанных с историей страны, традициями, культурой, бытом народа, включающих в свой состав нумеральные элементы, названия животных, имена исторических деятелей, устаревшие элементы и т. д. (например: как <как будто, словно> Мамай прошёл, ломать шапку <шапки>, заткнуть за пояс, при царе Горохе; в два счёта, сидеть между двух стульев, сорок сороков, семимильными шагами, седьмая вода на киселе; как сидорову козу, на маланьину свадьбу, по Сеньке и шапка, эзоповский язык; почивать на лаврах, надевать хомут на шею, ничтоже сумняся (сумняшеся), лаптем щи хлебать, витать в эмпиреях, типун тебе на язык и т. д.).

Разграничение в контексте ФЕ и других единиц языка: Одна из формулировок такого задания такова: «Включите следующие обороты в такие контексты, чтобы они в одних случаях относились к фразеологизмам, в других – нефразеологизмам». (См. другой вариант формулировки задания: «Определите значения свободных сочетаний слов и фразеологизмов; составьте предложения, в которых реализовались бы эти значения»). Приведём ряд примеров, служащих базой для выполнения задания: махнуть рукой, лёд тронулся, закинуть удочку, после дождичка (дождика) в четверг, долгая песня, под диктовку, идти ко дну, идти навстречу, играть роль, запахло порохом, дорого заплатить, застрять в горле, затаптывать в грязь, чесать затылок, далеко заходить (зайти), зелёная улица, играть в прятки [в жмурки], идти в гору, дороги расходятся, подводные камни (камешки), набивать карман, лёд тронулся [растаял], намылить шею, дальше <ехать> [идти] некуда, белены объелся, перейти дорогу и др.

Предлагаем некоторые варианты выполнения учащимися данного задания: 1) Идти в гору труднее, чем спускаться с неё. – Дела наши пошли в гору, несмотря на трудные времена; 2) После дождика в четверг жара немного спала. – Судя по вашим бесконечным командировкам, вы приедете к нам в гости после дождичка в четверг; 3) Уставший пловец перестал бороться с волнами и, накрытый очередным валом, пошёл ко дну. – Он чувствовал, что по его вине его лучшие друзья идут на дно, но помочь им не решался; 4) Дальше ехать некуда: после проливного дождя все дороги размыло. – После выступления докладчика о плачевном состоянии экономики стало понятно, что дальше идти некуда: область и так жила на дотациях, поступавших из Центра.

«Восстановление» трансформированных (модифицированных, преобразованных) ФЕ: «Назовите источник происхождения преобразованных фразеологизмов, указав их первоначальный вид. Всегда ли такие трансформации ФЕ оправданны?». Примеры подобных употреблений устойчивых оборотов во множестве можно найти в периодике (газетной и журнальной), а также в произведениях художественной литературы. Облегчит процесс подбора дидактического фразеологического материала словарь «Фразеологизмы в русской речи» А. М. Мелерович и В. М. Мокиенко (М., 1997), который представляет собой лексикографическое описание индивидуально-авторских трансформаций фразеологических единиц русского языка [23]. Данный словарь уникален тем, что он представляет собой первый в мировой лексикографической практике опыт описания фразеологизмов и пословиц русского языка в их вариантном многообразии и речевой динамике. Словарь названных авторов включает свыше 500 наиболее частотных фразеологизмов, которые представлены более чем в 6 000 индивидуально-авторских модификациях.

Приведём примеры ФЕ из современной публицистики, отражающие разнообразные вариации индивидуально-авторских трансформаций этих единиц. В этот материал включим и преобразованные пословицы, согласившись с авторами словаря «Фразеологизмы в русской речи» в том, что пословицы, «подвергаясь трансформации, становятся фразеологизмами или сближаются с ними функционально» [23, с. 6].

Волк в шкуре джентльмена («Московский комсомолец». 2002, 7 дек.) (См.: волк в овечьей шкуре);

Не дай нам бог сойти с рубля (заголовок). Но при этом суррогатные деньги пусть успешно дополняют официальную валюту (подзаголовок). («МК в Новосибирске». 2015, № 31) (См.: не дай бог и сойти с ума);

Показать Изькину мать! («Совершенно секретно». 2015, № 20) – название статьи об израильской ядерной программе, которая уже полвека остаётся тайной для всего мира тайной за семью печатями) (См.: показать кузькину мать);

Готовь дачную аптечку зимой, («Шанс». 2015, № 4) (публикация о необходимости заблаговременно подготовиться к дачному сезону, для чего нужно запастись препаратами для дачно-садовой аптечки);

Железный кот в мешке («Шанс». 2015, № 39) (заметка об опасности приобретения автомобиля, находящегося в розыске);

Если власть с «бревном в глазу»… («Шанс». 2014, № 47). Статья о проблемах в лесопромышленном комплексе Хакасии, на которые республиканские власти долгое время не обращали внимания;

Где маки зимуют? («МК в Новосибирске». 2015, № 31). См. фразу из публикации с этим заголовком: На днях Воронежский суд вынес приговор по громкому маковому делу: за решёткой оказалась целая семья Полухиных, державших кафе, где выпекали булочки с маком;

Не видит «Око», но и зуб неймёт. Речь в публикации с таким названием идёт о том, что «Россия осталась без космической системы обнаружения стартов баллистических ракет, поскольку два последних спутника системы «Око-1» (всего их было шесть) прекратили работать ещё в январе» («Собеседник». 2015, № 6);

Дрон познаётся в беде (заголовок). В военных округах собираются формировать роты боевых роботов (подзаголовок) («Красная звезда». 2015, № 16);

Дружба дружбой, а беженцы врозь (Ср.: Дружба дружбой, а сапоги врозь) (Публикация о том, что Россия, всячески поддерживающая Сирию на международных трибунах, официально не предоставила мест для переселенцев из Сирии) («Собеседник». 2015, № 37);

Футбол до Франции довёл («Шанс». 2014, №№ 196–197) – заметка о том, что сборная России по футболу пробилась в финал чемпионата Европы 2016 года;

Долг от неплатежей красен («Шанс». 2014, № 145) – публикация о росте количества предприятий-задолженников в Хакасии;

Тут и нашла предпринимательская коса Граника на юридический камень в виде общего собрания собственников жилых помещений (газ. «Шанс». 2014, № 201–202) (Полужирным курсивом выделено нами – В. А., А. Г., В. М.);

Себя показать, у других поучиться («Шанс». 2014, №№ 201–202) Информационная заметка о XIX фестивале журналистов «Вся Россия-2015», проходившем в Сочи (изменение лексического состава + изменение структуры). Ср.: Себя показать и на других посмотреть;

Отпал о яблоко от яблони («Хакасия». 2015, № 107). См. фразу из публикации с этим заголовком: В Черногорске 19-летний парень разгромил квартиру матери за её отказ завести кошку. (Ср.: Яблоко от яблони недалеко падает).

Установление фразеологических соответствий. Данное задание направлено на установление соответствия между преобразованным и узуальным (языковым) фразеологизмом. В какой-то мере это задание является разновидностью предыдущего. Только в отличие от него, в котором от учащихся требуется вспомнить или найти в словаре исконный оборот к преобразованному, по условиям настоящего задания нужно среди предложенных вариантов указать верный. Задание может быть сформулировано так: «Вычлените из следующих контекстов трансформированные устойчивые обороты, найдите к ним из предложенных перечней нужную группу, выберите из этой группы искомый фразеологизм». Например:

I. Предложения с преобразованными фразеологизмами.

А. Киев до abecadlo доведёт. Статья с этим названием посвящена попыткам новых украинских властей заменить кириллицу на латиницу. См. подзаголовок к статье: Латинская азбука – главное орудие украинской «Партии гражданской войны». («Совершенно секретно». 2014, № 4).

Б. Труп попутал – заголовок публикации о резонансном уголовном деле, в ходе расследования которого, в частности, установлено, что на судебно-медицинскую экспертизу для гистологического анализа были предоставлены биологические материалы не погибшего, а другого умершего человека в («Шанс». 2015, № 4);

В. Не дай нам бог сойти с рубля («Московский комсомолец в Новосибирске». 2015, № 31). (См. контекст употребления выше). Примечание. В данном примере представлена конвергенция ФЕ: не дай бог и сходить с ума (конвергенция – от лат. convergere ‘приближаться, сходиться’ – приём, основанный на взаимодействии языковых средств одного или разных уровней (в нашем случае – фразеологизмов)).

Г. Показать Изькину мать! (См. контекст употребления выше).

Д. Где маки зимуют? (См. контекст употребления выше).

II. Перечни фразеологизмов.

1. Дай бог памяти; не дай бог; не приведи господи, дай бог ноги; не дай господи; избави бог; боже упаси; сойти с рук; сойти в могилу; сойти с ума; сойти на нет; сойти со сцены; сойти за чистую монету. (Здесь и в других группах полужирным курсивом обозначены верные ответы – В.А., А. Г., В. М.).

В полном виде первый фразеологизм представлен в словаре под ред. А. И. Молоткова так: не приведи [не дай] господи [бог] [24, c. 353], второй – сходить с ума, сойти [спятить, свихнуть, свихнуться] с ума [24, c. 465].

2. Знать, где раки зимуют; узнать, где раки зимуют; показать, где раки зимуют; показать, где крабы зимуют; показать, где омары зимуют.

3. Язык не поворачивается; язык до Киева доведёт; язык до Москвы доведёт; язык до Парижа доведёт; доводить до белого каления.

4. Показать кукиш в кармане; показать емелькину мать; показать кузькину мать; показать товар лицом; показать егоркину мать.

5. Бес попутал; чёрт попутал; бог попутал; попутать карты; нечистый попутал; грех попутал; нечистый дух попутал; нелёгкая попутала. Во фразеологическом словаре данный фразеологизм представлен в целом ряде вариантов: чёрт [бес, нечистый, нечистый дух, нелёгкая, грех] попутал [24, c. 521].

Соотношение между приведёнными выше примерами с модифицированными фразеологизмами и группами ФЕ такое: А 3; Б 5; В 1; Г 4; Д 2.

Четвёртое лишнее. Задание связано с умением найти какие-то общие черты (свойства, признаки), которые объединяют фразеологизмы каждой группы и на этом основании отграничить лишний оборот. Примерная формулировка задания: «Какой фразеологизм является лишним в каждой группе и почему?». Например:

1. Дамоклов меч, кузькина мать, вавилонское столпотворение, авгиевы конюшни.

2. Мамаево побоище, верста коломенская, во всю ивановскую, вавилонское столпотворение.

3. При царе Горохе, ахиллесова пята, лавры Герострата, маменькин сынок.

4. Денег куры не клюют, строить куры, писать как курица лапой, носится как курица с яйцом.

5. Денег куры не клюют, как из рога изобилия, кот наплакал, как на Маланьину свадьбу.

6. Как сельдей в бочке, шагу негде ступить, яблоку негде упасть, плюнуть негде [некуда]. (Первые три ФЕ нейтральные, последний – просторечный).

7. Медведь на ухо наступил, мурашки бегают по спине, отставной козы барабанщик, куда Макар телят не гонял.

8. Семи пядей во лбу, голова на плечах, голова соломой набита, голова варит.

9. С головы до пят, камень с сердца свалился, не покладая рук, в пух и прах. (Первые три ФЕ имеют в своём составе компоненты-соматизмы; см. о соматизмах выше).

Работа с разными группами ФЕ. Например:

1) Укажите вначале фразеологические обороты с компонентами-антонимами, затем синонимами. Дайте объяснения каждому фразеологизму: Нет худа без добра; ум за разум заходит; всеми правдами и неправдами; вопрос жизни и смерти; переливать из пустого в порожнее; вокруг да около; ни конца ни краю; и стар и млад; ни сыт ни голоден.

2) В русском языке достаточно часто используются такие устойчивые обороты, как: взялся за гуж, надел хомут на шею, поворачивай оглобли, закусить удила, задать лататы, давать стрекача, держать на помочах, с открытым забралом, становая жила [хребет], живые мощи, дышать на ладан, чёртова дюжина, не чаять души, всеми фибрами души, дубина стоеросовая, олух царя небесного, дражайшая половина, косая сажень в плечах и др., в которых имеются устаревшие элементы (они выделены полужирным курсивом). Определите исходные значения этих элементов. Возможно ли по установленным значениям устаревших компонентов приведённых оборотов сказать, каким путём данные фразеологизмы появились (образовались) в русском языке?

3) Объясните значение и найдите сведения о происхождении следующих фразеологизмов в словарях: ахиллесова пята, разделать под орех, при царе Горохе, семь пятниц на неделе, жечь корабли, крепкий орешек, к чёрту на кулички, вернуться к своим пенатам, терновый венец, назубок знать, вот тебе, бабушка, и Юрьев день; блоху подковать; сильнее кошки зверя нет, умывать руки, хлеб насущный, и в ус не дует, берёзовая каша.

4) Восстановите полный вид фразеологизмов: после дождичка…; …на мокром месте; с места в…; как дважды…; …пять пальцев; …вокруг пальца; пальца в рот…; ноль без…; пускать пыль…; …под ногами; …раки зимуют; с… объятиями; рыльце в…; на… одре; вопрос… или смерти; …к случаю; смежить…; как кошка…; как рукой…; …можно сосчитать; ни под каким…; …ногой в могиле; …, а за совесть; стричь… гребёнку; стреляный…; с трудом… волочить; …стариной; умывать…; уносить…; как… сорвался и т. д.

Вычленение фразеологизмов из контекста. Данный вид задания может быть связан с анализом разных видов контекста: от отдельных фраз (предложений) до текстов (как небольших по объёму, так и более значительных). Например: «Выпишите из следующих предложений фразеологические обороты и дайте им толкования»: 1) Я на тебя сердце не держу, и ты на меня не держи. Мы с тобой на одном поле воевали, на одном поле будем хлеб сеять (Г. Николаева); 2) Часто в ночку одинокую / Девка часу не спала, / А как жала рожь высокую, / Слёзы в три ручья лила! (Н. Некрасов); 3) – Эге! – прервал Кирила Петрович, – да ты, знать, не из храброго десятка, чего ты боишься. – Как, чего боюсь, батюшка Кирила Петрович, а Дубровского-то – того и гляди напорешься ему в лапы – он малый не промах, никому не спустит, а с меня, пожалуй, и две шкуры сдерёт (А. Пушкин); 4) Ему казалось, что его преследует злой рок, и в какую бы часть он ни пришёл – её обязательно расформируют, и Чехов опять останется между небом и землёй, никому не нужный и одинокий (Э. Казакевич); 5) Калиныч каждый день ходил с барином на охоту, носил его сумку, иногда и ружьё, замечал, где садится птица, доставал воды, набирал земляники, устраивал шалаш, бегал за дрожками, без него г-н Полутыкин шагу ступить не мог (И. Тургенев) и т. д.

Этот вид работы, впрочем, как и многие другие, можно и нужно сочетать с разными видами дополнительных заданий, например: а) Определите, имеют ли выписанные устойчивые обороты синонимы и/или антонимы, запишите их. В затруднительных случаях обращайтесь к словарям; б) Узнайте по словарям, являются ли вычлененные фразеологические единицы многозначными; в) Укажите, обладают ли найденные вами фразеологизмы эмоционально-экспрессивной окраской. Какого характера?; г) Охарактеризуйте фразеологические обороты с точки зрения их функционирования в текстах того или иного стиля; д) Назовите, в каких предложениях фразеологизмы получили индивидуально-авторское преобразование – и т. д.

Анализ ФЕ как ярких выразительных средств языка. Фразеологические обороты, являясь одним из ярких выразительных средств языка, часто обыгрываются в художественных, публицистических текстах, в обыденной (разговорной) речи, анекдотах. В связи с этим можно предложить, например, такие задание:

Объясните, на чём основан юмористический эффект в следующих анекдотах:

1. На медкомиссии у призывника спрашивают, есть ли у него какие-либо физические недостатки. На что тот отвечает:

Есть! Кишка тонка!

2. – Что вы делаете, чтобы быть в форме?

Я её надеваю?

3. Кто лучше зайца знает, что такое волчий аппетит?

4. – Профессор, я готовился к экзамену день и ночь!

Ну, дорогой! Что же можно выучить за одни сутки?!

5. А для тех, кто пока ещё в здравом рассудке, – новый выпуск программы «Пока все дома».

Идея данного вида задания и примеры к нему взяты из пособия Л. А. Введенской и М. Ю. Семёновой «Русский язык. Практикум» (М., 2006) [25, с. 210–211].

Прочитайте текст. Выпишите встречающиеся в нём устойчивые обороты. Определите, чего достигает автор, обыгрывая фразеологизмы (Задание взято из пособия [25, с. 211–212]).

Хата Макара стояла с краю, на кисельных берегах реки Молочной. Встав как-то поутру с прокрустова ложа и вломившись в открытую дверь, Макар подлил масла в огонь, вывел на чистую воду уток и привычно отогнал куда-то телят.

Утро было ясное, как божий день. Отмахнувшись от дыма без огня, Макар покатился по наклонной плоскости вниз к стаду.

На пастбище телята разбрелись – кто в лес, кто по дрова. Макар сел в лужу, закусил удила и просто открыл ларчик с ломаным грошом, который он ошибочно принимал за чистую монету.

Послышался звон. «Откуда он?» – подумал Макар и посмотрел вокруг сквозь пальцы.

Перед выполнением заданий к данному тексту, думаем, нелишним будет сказать школьникам, что анализируемый ими «текст» представляет собой намеренно (с определённой целью) созданное речевое произведение, включающее в себя достаточно большое число устойчивых оборотов – как подвергнутых, так и не подвергнутых разным видам трансформации, прежде всего семантической (смысловой, содержательной) и формальной (структурной). В связи с этим предлагаем второе задание авторов указанного пособия («Выпишите встречающиеся в нём устойчивые обороты») видоизменить следующим образом: «Выпишите встречающиеся в тексте устойчивые обороты в две колонки: формально (структурно) не видоизменённые и подвергнутые индивидуально-авторскому преобразованию».

Творческие задания. Идеи для творческих заданий самого разного характера можно почерпнуть из разнообразной учебно-методической и научно-популярной литературы, посвящённой проблемам фразеологии и фразеологизмам (см., например: [15; 17; 20; 25–29 и др.]. В частности, по аналогии с текстом предыдущего задания школьникам можно предложить придумать свой оригинальный текст на основе готовой группы фразеологизмов либо предоставив им полную свободу творчества. И в первом, и во втором случае школьники должны сами придумать идею (тему, проблему), отталкиваясь от которой(-ых) они и продуцируют свои тексты, включая в них предложенные или самостоятельно подобранные ФЕ. Можно усложнить данную творческую работу, предложив их будущим авторам включить в свои произведения фразеологизмы-синонимы и фразеологизмы-антонимы, фразеологизмы-полисеманты, а также преобразуя, по возможности, часть оборотов. См., к примеру, перечень устойчивых оборотов, который может лечь в основу такой творческой работы:

Закадычный друг, заклятый враг, бить баклуши, насупить брови, гнуть спину, спустя рукава, засучив рукава, не бей лежачего, в мгновение ока, во весь дух, в один миг, в два счёта, одержать победу, закинуть удочку, праздновать труса, не из храброго десятка, перемывать косточки, собаку съел. Как рыба в воде, знать как свои пять пальцев, ни зги не видно, хоть глаз выколи, на краю света, не ближний свет, куда ворон костей не носил, куда Макар телят не гонял, когда рак на горе свистнет, положить зубы на полку, как пить дать, разинуть рот, как с гуся вода, гол как сокол, кожа да кости, краше в гроб кладут, намылить голову, задать перцу, задать жару, вилами на воде писано и др.

Фразеология любого языка отражает национальную специфику народа, говорящего на данном языке, особенности образного строя его мышления, народные традиции и представления и т. д. Фразеологизмы позволяют «точно, кратко и метко выразить мысль, чувство, своё отношение к фактам действительности» [20, с. 169]. «Без фразеологии, – обоснованно замечает А. Н. Власенков, – язык неполон, лишён своего аромата и красок». Кроме того, утверждает он же, фразеологизмы, наряду с пословицами, поговорками, афоризмами, заключают в себе огромные морально этические ценности, мудрость народа, его взгляды на природу и человека. Нельзя не согласиться и ещё с одним утверждением автора: «Отшлифованные веками, фразеологизмы оказываются лучшим образцом для оформления собственных мыслей, для придания глубины, краткости и выразительности каждому предложению. Освоение фразеологии помогает бороться со штампами, избитыми, стёртыми оборотами» [20, с. 169].

Таким образом, обращение к проблемам, связанным как с постижением самих фразеологических единиц как особого класса языковых знаков, так и с функционированием этих средств в устной и письменной речи, на ином уровне осознания сущности этих единиц, представляется для преподавания русского языка учащимся старших классов актуальной и в теоретическом, и в практическом аспектах.


Библиографический список

  1. Шанский, Н. М. Фразеология современного русского языка / Н. М. Шанский. – М.: Высшая школа, 1963. – 156 с.

  2. Молотков, А. И. Фразеологизмы русского языка и принципы их лексикографического описания / А. И. Молотков // Фразеологический словарь русского языка: свыше 4 000 словарных статей; Л. А. Войнова, В. П. Жуков, А. И. Молотков, А. И. Фёдоров; под ред. А. И. Молоткова. – 4-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1986. – С. 7–23.

  3. Телия, В. Н. Фразеологизм / В. Н. Телия // Лингвистический энциклопедический словарь; гл. ред. В. Н. Ярцева. – М.: Сов. энциклопедия, 1990. – С. 559–560.

  4. Телия, В. Н. Фразеологизм / В. Н. Телия // Русский язык. Энциклопедия; гл. ред. Ю. Н. Караулов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Большая Российская энциклопедия. – С. 605–607.

  5. Ахманова, О. С. Словарь лингвистических терминов / О. С. Ахманова. – Изд. 4-е, стереотип. – М.: КомКнига, 2007. – 576 с.

  6. Емельянова, О. Н. Фразеологизмы / О. Н. Емельянова // Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник / под ред. Л. Ю. Иванова, А. П. Сковородникова, Е. Н. Ширяева и др. – М.: Флинта: Наука, 2003. – С. 737–739.

  7. Жуков, А. В. Теоретические основы Словаря / А. В. Жуков // О лексико-фразеологическом словаре русского языка // Лексико-фразеологический словарь русского языка: ок. 1 500 фразеологических единиц. – М.: Астрель; АСТ, 2007. – С. 6–14.

  8. Матвеева, Т. В. Полный словарь лингвистических терминов / Т. В. Матвеева. – Ростов н/Д: Феникс, 2010. – 562 с.

  9. Касаткин, Л. Л. Краткий справочник по современному русскому языку / Л. Л. Касаткин. Е. В. Клобуков, П. А. Лекант; под ред. П. А. Леканта. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Высшая школа, 1995. – 382 с.

  10. Жуков, В. П. Семантика фразеологических оборотов: учеб. пособие для студентов пед. ин-тов / В. П. Жуков. – М.: Просвещение, 1978. – 160 с.

  11. Виноградов, В. В. Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины / В. В. Виноградов // Избранные труды. Лексикология и лексикография. – М.: Наука, 1977. – С 118–139.

  12. Виноградов, В. В. Об основных типах фразеологических единиц в русском языке / В. В. Виноградов // Избранные труды. Лексикология и лексикография. – М.: Наука, 1977. – С 140–161.

  13. Шанский, Н. М. Фразеологические обороты с точки зрения их семантической слитности: пособие для студентов пед. ин-тов / Н. М. Шанский // Лексикология современного русского языка. – М.: Просвещение, 1964. – С. 193–212.

  14. Антонов, В. П. Изучение фразеологии в средней школе: сопоставительный анализ учебно-методических комплексов по русскому языку / В. П. Антонов, А. М. Гончаров, Е. И. Щербакова // Вестник Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова. – 2014. – № 7. – С. 101–111.

  15. Ушаков, Н. Н. Внеурочная работа по русскому языку: пособие для учителей / Н. Н. Ушаков, Г. И. Суворова. – 2-е изд., перераб. – М.: Просвещение, 1985. – 175 с.

  16. Основные результаты экзамена по русскому языку 2008 года // Результаты единого государственного экзамена (май-июнь 2008 года). – М.: ФИПИ, 2008. – С. 90–129.

  17. Баранов, М. Т. Методика лексики и фразеологии на уроках русского языка: пособие для учителя / М. Т. Баранов. – М.: Просвещение, 1988. – 191 с.

  18. Чертыкова, М. Д. Эмотивные фразеосочетания с соматизмами в хакасской языковой картине мира // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2014. – № 3 (33): в 2-х ч. Ч. II – С. 195–200.

  19. Антонов, В. П. Фразеологизмы с нумеральными компонентами во «Фразеологическом словаре русского литературного языка» А. И. Фёдорова / В. П. Антонов, А. А. Маковская // Актуальные проблемы изучения языка и литературы: стратегии развития языка, литературы, культуры в системе гуманитарного знания: мат-лы VI Междунар. науч.-практ. конф., 26–28 октября 2011 г., г. Абакан / науч. ред. И. В. Пекарская; отв. ред. В. П. Антонов. – Абакан: Изд-во ФГБОУ ВПО «ХГУ им. Н. Ф. Катанова», 2011. – С. 116–121.

  20. Власенков, А. Н. Общие вопросы методики русского языка в средней школе: пособие для учителей / А. Н. Власенков. – М.: Просвещение, 1973. – 384 с.

  21. Жуков, В. П. О знаковости компонентов фразеологизма / В. П. Жуков // Вопросы языкознания. – 1975. – № 6. С. 36–45.

  22. Розенталь, Д. Э. Справочник по русскому языку. Словарь лингвистических терминов / Д. Э. Розенталь, М. А. Теленкова. – М.: ООО «Изд-во Оникс»: ООО «Изд-во «Мир и Образование», 2008. – 624 с.

  23. Мелерович. А. М. Фразеологизмы в русской речи. Словарь / А. М. Мелерович, В. М. Мокиенко. – М.: Русские словари, 1997. – 864 с.

  24. Фразеологический словарь русского языка: свыше 4 000 словарных статей; Л. А. Войнова, В. П. Жуков, А. И. Молотков, А. И. Фёдоров; под ред. А. И. Молоткова. – 4-е изд., стереотип. – М.: Русский язык, 1986. – 543 c.

  25. Введенская, Л. А. Русский язык. Практикум: учеб. пособие / Л. А. Введенская, М. Ю. Семёнова. – М.: КНОРУС, Ростов н/Дону: Наука-Пресс, 2006. – 152 с.

  26. Олимпиадные задания по русскому языку. 9–11 классы. – Вып. 2 / авт.-сост. Л. В. Черепанова, Н. Я. Нелюбова. – Волгоград: Учитель, 2011. – 180 с.

  27. Русский язык. Всероссийские олимпиады. – Вып. 2 / А. М. Камчатнов [и др.]; под ред. А. М. Камчатнова. – М.: Просвещение, 2009. – 112 с.

  28. Романова, А. Загадки русского языка / Анастасия Романова. – СПб.: ООО «Торгово-изд. дом «Амфора», 2015. – 224 с. – (Серия «Игры разума»).

  29. Гвоздарев, Ю. А. Рассказы о русской фразеологии: кн. для внекл. чтения уч-ся старших классов / Ю. А. Гвоздарев. – М.: Просвещение, 1988. – 192 с.


© Антонов В. П., Гончаров А. М., Массанов В. В., 2015


* Статья опубликована в научном журнале «Вестник Хакасского государственного университета им. Н. Ф. Катанова» (№ 11, март 2015г., с. 106–116).



V. P. Antonov, A. M. Goncharov, V. V. Massanov. Problems of Studying some Aspects of Phraseology for Extra Lessons with Students in Preparation for the Final State Certification.

Abstract: The article is focuses on the study of individual parties of the phraseology of the Russian language, which require further attention in preparing students for the final state certification. It examines some of the key moments of the doctrine about idioms, and proposes the system of tasks and exercises related to determination of characteristics of these units and their functioning in texts. The aim of the proposed tasks is also to update, consolidate and expand students' knowledge about idioms, fixing of skills to separate these units from texts, distinguishing them from other units of the language – especially the word combinations and sentences.

Key words: phraseologism (idiom), idiom and word, idiom and phrase, idiom and proposition, tasks and exercises on phraseology, final state certification.



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 08.08.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Статьи
Просмотров102
Номер материала ДБ-152815
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх