Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Другое / Научные работы / Статья «Синтетическая философия» Герберта Спенсера

Статья «Синтетическая философия» Герберта Спенсера


  • Другое

Поделитесь материалом с коллегами:

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Ярославский государственный педагогический университет имени К.Д. Ушинского»







Кафедра философии


Реферат

По дисциплине «История и философия науки»

на тему

«Синтетическая философия» Герберта Спенсера








Работу выполнил:

аспирант 1 года обучения

специальности

44.06.01 «Образование и педагогические науки (направленность: теория и методика обучения и воспитания (история))»

Назимов Сергей Алексеевич



Оценка________________________________


Научный руководитель:

Доктор исторических наук, профессор________________________________ А.Б. Соколов



____________________________________________________





Ярославль 2016 г.



Содержание


Введение…………………………………………………………………………….3

Глава I. Представления Спенсера о религии и науке .………………………...6
Глава II. Представления Спенсера о философии, пространстве, времени, материи, движении……………….…………………………………………….....10

Глава III. Представления Спенсера о социологии и обществе……………….15

Глава IV. Представления Спенсера о нравственности и этике..……………....23

Глава V. Педагогические идеи Герберта Спенсера………......……………......28

Заключение……………………………………………………………..................32

Библиографический список……………………………………………………....33




















Введение


Знаменитый философ - позитивист Герберт Спенсер родился в Англии, в графстве Дерби 27 апреля 1820 г. В ранней молодости Спенсер был гражданским инженером, но уже в 1845 г. оставил эту профессию и всецело посвятил себя науке. [22, с. 147]. Кроме ряда научных и публицистических статей, которые были первоначально помещены в различных периодических изданиях, а затем изданы отдельно в трех томах под общим названием: «Essays» («Опыты), Спенсером были написаны следующие работы: «Социальная статика», «Изучение социологии», «Воспитание» и «Система синтетической философии». Последнее сочинение стало главным трудом главным трудом, который принес Герберту Спенсеру всемирную известность. Под общим названием «Синтетическая философия» опубликован ряд трудов, которые, хотя и связаны общими идеями, рассматриваются как отдельные сочинения. «Синтетическая философия» состоит из: одного тема «Основных Начал», двух томов «Оснований биологии», двух томов «Оснований психологии», трех томов «Оснований социологии» и двух томов «Оснований науки о нравственности». [22, с. 149].

В «Основных началах» Герберт Спенсер излагает наиболее общие положения своей философии. [17, с. 115]. Исходя из принципа относительности знания, он приходит к выводу, что «конечные научные идеи соответствуют реальностям, которые не могут быть постигнуты», что «действительность, лежащая позади всякой видимости, должна вечно оставаться непознаваемой», и философия должна, поэтому, сосредоточится на изучении не сущности вещей, а данных нам в опыте отношений между ними. [7, с. 59]. Переходя в область этого «познаваемого», Спенсер начинает с того, что определяет философию, как вполне объединенное знание. С этой точки зрения можно различить две формы философии: общую философию, в которой частные истины служат для уяснения истин всеобщих, и частную философию, в которой признанные всеобщие истины служат для истолкования истин частных. [3, с. 105] «Основные Начала» занимаются философией первого рода, а все остальные части «Синтетической философии» посвящены философии второго рода.

Основное учение Герберта Спенсера – учение об эволюции, которую он определяет так: «Эволюция есть интеграция материи и сопутствующее ей рассеяние движения, причем материя переходит от состояния неопределенной, бессвязной однородности к состоянию определенной, связной разнородности, а сохраненное движение претерпевает параллельные изменения». [4, с. 36]. Основной причиной эволюции Герберт Спенсер считает «неустойчивость однородного». Бесконечная и абсолютная однородность, согласно его идеям, была бы вполне устойчива, но за отсутствием подобной однородности неизбежно начинается перераспределение материи и силы, при котором различные части однородного подвергаются неодинаковому действию внешних сил, и вследствие этого однородное превращается в разнородное. В конце концов, в основе всех явлений эволюции лежит принцип сохранения (постоянства) силы. Таким образом, Спенсер берет основным исходным пунктом своих идей несомненный и общепринятый принцип сохранения энергии, и все его учение об эволюции является логическим выводом из этого принципа. Слабая сторона идей Спенсера заключается в недостаточно выработанной теории познания, в том, что он без достаточной критики оперирует над понятиями материи и силы, а самое учение об относительности знания усвоено им в том неудовлетворительном виде, в каком оно находилось и до него. [7, с. 66]. Хотя учение о физической эволюции, как о переходе от неопределенной, бессвязной однородности к определенной, связной разнородности, нельзя признать целиком ошибочным, оно, несомненно, является недостаточным. Особенно глубокие изменения претерпело затем учение о причине эволюции материи. [2, с. 301].

В «Основаниях биологии» Герберт Спенсер развивает идеи о приложении закона эволюции к органическому миру, к явлениям жизни, которую он определяет, как «беспрерывное приспособление внутренних отношений к отношениям внешним». Основная идея, лежащая в центре биологии Спенсера, – это учение о зависимости проявлений жизни от окружающей среды. Взаимодействия организма и окружающей среды подчинены, согласно Спенсеру, механическому закону равенства действия и противодействия. Все изменения органической материи направлены на установление равновесия между действием среды и противодействием организма. Это равновесие устанавливается или путем прямого уравновешения, когда внешняя сила непосредственно вызывает известные структурные изменения, или путем косвенного уравновешения – дарвиновского естественного отбора. [22, с. 150] Таким образом, в вопросе о происхождении видов Герберт Спенсер признает как принцип унаследования функционально приобретенных изменений Ламарка, так принцип естественного отбора Дарвина. Принцип передачи потомству функционально приобретенных изменений в ходе дальнейшего развития биологии не подтвердился.

Наибольшим богатством идей отличаются «Основания психологии». В этой работе Спенсер изучает эволюцию духа. Исходя из самых элементарных проявлений духовной жизни, он шаг за шагом, постоянно оставаясь верным своему основному методу, воспроизводит строение самых сложных её проявлений. Затем, беря самые сложные проявления духа, он, путем анализа, постепенно разлагает их на их элементарные составные части, Посредством такого двойного приема (синтеза и анализа) Герберт Спенсер доказывает основное единство и непрерывность строения человеческого духа, а также тесную связь между духовною жизнью и внешним миром. По мнению Спенсера, психические явления – субъективные выражения внешней реальности. [13, с. 96]. В своей «Психологии» Герберт Спенсер занимает оригинальное положение в споре между сенсуалистами, утверждающими, что в духе нет ничего, чего бы не было ранее в ощущении, и априористами, которые, в той или иной форме, признавали, что некоторые духовные явления не зависят от ощущений. Спенсер признает существование врожденных «форм мышления» (и созерцания), но утверждает, что эти «формы» являются продуктом психической эволюции, что они – не что иное, как зарегистрированный опыт предков. Будучи врожденными для нас, они в своем историческом происхождении обязаны опыту. [13, с. 154].

«Основания социологии» Герберта Спенсера по богатству второстепенных идей почти не уступают «Основаниям психологии». Что же касается основной идеи, то она и здесь все та же – идея эволюции. [19, с. 131]. В частях 3, 4, 5 и 6-ой «Оснований социологии» Спенсер изучает эволюцию учреждений домашних, обрядовых, политических и церковных; в первых же двух частях исследуются «Данные социологии» и «Наведения социологии». Из социологических идей Спенсера наибольшею известностью пользуются учение о происхождении первобытных верований и учение об аналогии между обществом и организмом.














Глава I. Представления Спенсера о религии и науке

В своей книге «Синтетическая философия» Герберт Спенсер выделяет две большие категории знаний, которые лежат в основе его философской системы. Первую категорию знаний он называет «непознаваемое». Непознаваемыми, по мнению ученого, являются религия и наука.

Рассуждая о существующих в современном мире знаниях, Спенсер отмечает, что многие из них являются ошибочными. Несмотря на их существование, он допускает, что каждое знаний в той или иной степени первоначально содержало в себе небольшую долю истины. Особое внимание ученый уделяет тем знаниям, которые получили почти всеобщее распространение. Общие черты среди противоположных мнений Спенсер выделяет, говоря о происхождения власти и деятельности правительства, которые существовали в разное время (от общин первобытных людей до новейших и цивилизованных обществ).

Ученый считает, что только одно мнение не может являться истинно правильным, а другие совершенно ошибочны. Внимательное изучение фактов поможет установить содержание доли истины в том или ином мнении. В связи с тем, что различные факты подчинены интересам общества, а не отдельной личности, с одной стороны в них можно обнаружить полное единогласие, а в ряде других вопросов они серьезно расходятся сильно друг с другом в вопросах о происхождении, основании и объеме правящей силы.

Особое внимание Спенсер уделяет понятиям «религия» и «наука». В существовании религиозного чувства ученый видит большое значение, ведь знание не может монополизировать сознание, что позволяет человеку заниматься тем, что находится за пределами знания, «поэтому всегда должно найтись место для какой-нибудь «Религии.»[12, с. 17]. Согласно Спенсеру, особое место, ведь предметом ее изучения является то, что лежит вне опыта.

Говоря о науке, философ замечает, «что Наука есть не что иное, как высшее развитие обыкновенного знания.»[12, с. 17]. Отвергая науку человек отвергает все остальные знания. Истинными свидетельствами Спенсер считает знания по математике, физике, астрономии и успех в тех областях знания, которыми руководит Наука.

При условии, что и Религия, и Наука имеют основания в действительном положении вещей, философ приводит их к общему знаменателю. Существование абсолютного и вечного противоречия между двумя порядками истины Спенсер считает невозможным. Поэтом одной из важнейших задач по мнению Спенсера – понимание того, каким образом и наука и религия выражают противоположные стороны одного и того же факта. Во – первых необходимо понять ближайшую и видимую сторону, а во – вторых – удаленную и невидимую. Установление гармонии между Религией и Наукой, поиск конечной истины – это задача, которую ставит перед собой ученый.

Говоря о происхождении Вселенной, Спенсер называет все существующие гипотезы несостоятельными, а создание состоятельной гипотезы считает невозможным, но высказывает ряд предположений. Вселенную Спенсер не называет самосозданной или созданной посторонней силой, а элементы существующих гипотез не могут быть соединены в единую теорию. Представление о Вселенной как о самосуществующем организме увеличивает число невозможных идей.

Философ подчеркивает признание религией того факта, что существование мира и его содержания – это тайна, которая вечно будет требовать объяснения. Тайна, признаваемая всеми Религиями, оказывается абсолютной тайной, а не относительной. В основу согласования науки и религии должен быть положен глубочайший, обширнейший и самый достоверный из всех фактов, «что сила, проявляемая во Вселенной, совершенно непознаваема.»[12, с. 19].

Говоря о понятиях «пространство» и «время», Спенсер приводит две существующие гипотезы. Одна гипотеза считает их объективными явлениями, а другая — субъективными. Объективная гипотеза утверждает, что «пространство» и «время» находятся вне человека и независимы от него, а субъективная теория подразумевает, что вышеназванные понятия являются внутренними, принадлежащими человеческому сознанию. «Пространство» и «время» непостижимы с одной стороны, а с другой стороны каждый человек может одинаково постигнуть их «ни как атрибуты сущностей, ни как нечто не существующее.»[12, с. 19]. Человек привык думать о них как действительно существующих, однако их невозможно подвести их под те условия, при которых существования этих явлений может быть представлено в уме. Утверждение о том, что «пространство» и «время» - это субъективные реальности, влечет за собой новые неясности, поэтому Спенсер признает «пространство» и «время» абсолютно непостижимыми для человеческого ума явлениями.

Говоря о материи, философ утверждает, что она или делима до бесконечности, или нет. Других мнений не существует. Если утверждать, что «материя» делима до бесконечности, то можно прийти к предположению, которое невозможно реализовать в мысли. Постижение и понимание бесконечной делимости «материи» подразумевает умственное следование за ее делениями до бесконечности, а для этого потребуется бесконечное количество времени. Но утверждение, что «материя» не бесконечно делима, означает, что «ее можно свести к частицам, которых никакая мыслимая сила не может разделить.»[12, с. 20]. Оба мнения неосуществимы на практике. Именно по этой причине Спенсер считает «материю» абсолютно непостижимой, как «пространство» и «время».

Философ отмечает, что такое явление, как «абсолютное движение» не только невозможно представить в воображении, но и познать. Для понимания иллюзии движения Спенсер приводит следующие факты: человек, находящийся в покое, движется по 1000 миль в час на восток и по 68000 миль в час на запад. «Движение, происходящее вне тех ограничений пространства, совершенно немыслимо.»[12, с. 20].

Переход от состояния покоя к движению и от движения к покою – это изменение, которое невозможно представить в сознании, поэтому «движение» не может быть познано внутренней природой человека. Сила, известная человеку – это впечатление сознания, поэтому не следует считать «силу» похожей на ощущение ее человеком. Спенсер видит невозможным составление ясного представление о «силе» и способах её действия.

Переходя от внешнего мира к внутреннему, Спенсер отмечает, что состояния человеческого сознания возникают в последовательном и логичном порядке. Говоря о бесконечности такой цепи, ученый отмечает, что точный ответ дать попросту невозможно. Невозможно доказать и бесконечную продолжительность сознания или признать её конечной.

Спенсер утверждает, что личность, сознание которой находится у каждого человека, также непознаваема, ведь «ее познание воспрещено самой природой мысли.»[12, с. 21].

При помощи рациональных обоснований и доказательств философ пытается объяснить, что действительность должна навсегда остаться непознанной. Объяснение природы является основой для прогресса науки и состоит в последовательном внедрении в общие истины специальных истин, а общие истины, соответственно, включаются в еще более общие истины.

Простейшие знания состоят в попытке установить соотношения между субъективными показаниями. Каждое последовательное знание устанавливает все более сложное соотношения между этими субъективными состояниями, поэтому этот процесс «никогда не станет доступным для ума ни самих субъективных состояний, ни самих внешних деятелей.»[12, с. 22].

Под мышлением Спенсер понимает установление отношений, поэтому мысль является способом выражения таких отношений. Относительность человеческого знания прослеживается в глубине самой природы, поэтому многие вещи не могут быть познаны человеком, иначе такое знание станет бесполезным.

По мнению Спенсера, человеку следует сформировать хоть и неопределенное, но положительное знание о том, что лежит за пределами определенного сознания. Спенсер допускает как возможность отхода от частных условий, так и замену их другими в последовательных умственных актах, но говорит о невозможности игнорировании недифференцированного предмета сознания, который каждый раз проявляется в любом акте мышления.

Законы мысли полностью исключают возможность появления понятия об абсолютном существовании. Параллельно эти же самые законы не допускают отход от осознания абсолютного существования.

Единственная возможная мера относительной действительности согласно Спенсеру – это степень сопротивления верований человека их усилиям изменить их. Верование, существовавшее при любых условиях и в любые времена, не может исчезнуть. Для этого потребуется прекращение существования самого сознания. Существование категории «неотносительного» заключается в следующих формулировках: все наше знание относительно; «относительное» само по себе немыслимо иначе, как относящееся к реальному «неотносительному; существование «неотносительного» кроется в процессе мышления, что укрепляет веру человека в эту действительность.


Каждое явление – это проявление безграничной и непостижимой силы. В этом плане «религия» и «наука» согласуются. Для понимания такого соглашения Спенсер рассматривает относительные положения, которые «религия» и «наука» постоянно сохраняли касательно данного заключения.

Несмотря на многочисленные ошибки, религия всегда утверждала и распространяла высшую истину, что все вещи являются сутью проявления силы, лежащей за пределами человеческого знания. Признание этой высшей истины c с самого начала было необходимым элементом. [21, с. 230]. Все недостатки религии возникли вследствие непризнания в целом того, что она признавала в частности. Истинный религиозный элемент показал свою несостоятельность в доктрине и вредным на практике. Вскоре произошло избавление от религии от иррелигиозного элемента.

Такому очищению способствовала наука. Прогресс науки в группировании частных отношений и явлений в законы, а этих специальных законов в законы все более и более общие, движение по направлению к причинам все более и более абстрактным — все менее и менее понятным. Так появилось утверждение, что верования, к принятию которых «наука» принудила «религию», были по внутреннему своему смыслу более религиозными, чем те, которые они заместили[12, с. 25].

Ошибки религии и наука – это ошибки неполного развития. Их недостатки заключались в их неполноте, а разногласие между ними всегда

было только последствием их неполноты.























Глава II. Представления Спенсера о философии, пространстве, времени, материи, движении


Вышесказанное о религиозных верованиях Спенсер считает применимым и к различным взглядам о природе философии, ведь ни один из них неошибочен полностью. Истина заключается в том, в чем все они между собой согласны.

Из всех разнообразных взглядов на философию, общим остается мнение, что философия – это знание наивысшей общности. Этот факт подтверждается разделением философии на теологическую, физическую, этическую.

Истины философии относятся и к высшим научным истинам так и к низшим научным истинам. Как каждое более обширное научное обобщение охватывает и соединяет более узкие обобщения своего раздела, так обобщения философии охватывают и соединяют самые обширные обобщения науки. [12, с. 26].

Если под наукой Спенсер понимает частично объединенное знание, то под философией - объединенное знание. Любая мысль предполагает целую систему мыслей и перестает существовать после отделения от своих разнообразных соотношений. Основные принципы, необходимые для самого процесса мышления, должны быть признаны не подлежащими сомнению, что будет оправдано результатами.

Таким образом, задачей философии Спенсер видит доказательство справедливости или несправедливости временно принятого положения о совпадении основных принципов со всеми остальными данными сознания. Данные, без которых философия не может обойтись – это признание, что подобия и неподобия существуют и могут быть познаны человеком. Спенсер указывает на противоречие между двумя крайними классами опыта, от которых происходят все остальные. Все непознаваемое Спенсер разделяет на два больших класса: живые и слабые.

Между проявлениями живого класса существует неразрывная связь как в продольном направлении, так и в поперечном. Условия, при которых возникают проявления каждого класса, принадлежат сами к этому классу.

Зрительные восприятия человека, которые являются проявлениями осязательных восприятий, отожествляются с тем, что человеку действительно кажется, «будто мы видим твердость и плотность, о существовании которых на самом деле мы только заключаем»[12, с. 28]. Благодаря этому человек может считать предметами то, что имеет определенные признаки.

Спенсер выделяет два вида отношений: отношения последовательности – это время; отношения сосуществования, в которых явления могут быть перемещены, это — пространство. Сознание человека возникает из накопленных частично личных опытов силы, но, по большей части доставшихся от предков. Пространство и время по Спенсеру – это относительные реальности.


Под материей Спенсер понимает сосуществующие положения, для которого свойственно сопротивление. Этим материя отличается от пространства, в котором сосуществующие положения не обнаруживают сопротивления. Движение в понимании философа включает в себя пространство, время и материю.

Спенсер утверждает, что если материя когда-нибудь перестает существовать, то в таком случае нужно указать, при каких обстоятельствах она перестает существовать, или признать, что наука и философия невозможны, а в возможность уничтожения материи легко верят люди, которые неспособны отличить исчезновение из сферы восприятия от совершенного исчезновения из пространства. [9, с. 178].

Под неуничтожаемостью материи Спенсер понимает неуничтожаемость силы, посредством которой материя действует на живые существа. Осознание материи происходит только благодаря сопротивлению, которое оказывается на мускулатуру человека.

Непрерывность движения – это проявление одной из чувственных форм. Оно кроется в основаниях точной науки и философии. Его отсутствие делает невозможным видимое невидимое, массовое и молекулярное движение, без которого ни один предмет не сможет превратиться в другой. [9, с. 205].

Говоря о непрерывности движения, Спенсер упоминает не только о перемещении в пространстве. Колебание маятника показывает, что «потеря видимой деятельности на высшей точке подъема сопровождается образованием невидимой и скрытой деятельности, порождающей последующее движение вниз.»[12, с. 30].

Все доказательства непрерывности движения заключают в себе следующий принцип: количество силы постоянно. Скорость можно мысленно уменьшить, распределив количество движения.

Спенсер выделяет силу двух видов: не производящий перемен и производящей перемену, как действительную, так и потенциальную.

Первый вид силы является причиной занятия пространства и не имеет специального названия. Второй вид обычно называют «энергия». Это общее название силы, проявляющейся как в движении масс, так и в движении молекул. Несмотря на различие во внутренней силе, благодаря которой тела проявляются как занимающие пространства, и внешней сипы, отличаемой как энергия, оба вида могут рассматриваться вместе как постоянные. [12, с. 31].

Постоянство этих видов силы не может быть доказано во всяком опыте и наблюдении. Также Спенсер выдвигает идею о том, что истина, не допускающая доказательства, это — постоянство силы. Постоянство силы и отношения между силами постоянны.

Результатом остановки движения могут быть тепло, электричество, магнетизм, свет. Тепло может быть превращено в движение, в электричество, в свет, в магнетизм. Возможно превращение электричества в магнетизм, теплоту и свет. Геологические изменения происходят под влиянием неизрасходованной теплоты, образовавшейся вследствие сгущения туманности.


Жизнь растений всецело зависит от тепла и света Солнца, а жизнь животных — от жизни растений. Эти факты напрямую указывают на качественное соотношение между органическими деятельностями животных и растений. Животные всех классов достигают больших размеров там, где растительность изобильна, чем там, где она скудна.

Соотносительность социальных и физических сил обнажает изменения в количестве деятельности одного и того же общества, вызываемыми колебаниями в снабжении членов этого общества силами, взятыми из внешнего мира. [12, с. 31]. Сила не может ни появиться, ни исчезнуть.

Несмотря на признание существования силы притяжения и отталкивания Спенсер предлагает считать их не реальностью, а лишь символами человеческой реальности. Из всемирного сосуществования сил притяжения и отталкивания Спенсер выделяет некоторые общие законы движения. [12, с. 33]

Равнодействующей центробежной и тангенциальной силами, управляющими любыми планетами и спутниками, является та кривая, которую каждое это тело описывает. Эта кривая образуется вследствие несимметрического распределения сил вокруг пути тела.

Смывание земли и отложение унесенных осадков Спенсер объясняет движением воды к центру Земли. Путь определяется линиями наибольшего притяжения и наименьшего сопротивления. Тот факт, что землетрясения постоянно повторяются в одних и тех же местностях, что вулканы распределены по известным линиям, что извержения происходят из одних и тех же отверстий - все это показывает, что надломанная часть земной коры первая уступает давлению.

Листья, ветки, деревья, дрожащие от порывов ветра, волнообразное движение травы и хлебных полей, отложения в русле реки и ее волнообразное, извилистое течение, дрожание парохода, вызванное движением винта, звуки, производимые струной скрипки, волнообразные колебания эфира при свете, теплоте и электричестве — все это Спенсер считает примерами простых ритмических движений. Земные процессы, которые непосредственно зависят от солнечного тепла, также представляют ритм, соответствующий периодическому изменению количества теплоты, получаемого каждой частью земли.

Периодичность обнаруживается и у растений. Она обусловлена временами года и сменой дня и ночи. У животных встречаются перистальтические движения кишок, кровообращение в форме пульсаций, ритмические движения при передвижении, периодическую потребность в пище и отдыхе, смену большей и меньшей энергий, наконец перемежающийся характер некоторых болезней.

Таким образом, под ритмом Спенсер понимает необходимую характеристику всякого движения.

Жизненный цикл предмета начинается с появления его из неощутимого состояния и продолжается до перехода его в неощутимое состояние.


Спенсер отмечает, что весь ряд перемен заключается в следующих пунктах: потеря движения и следующая за ней интеграция, после чего начинается приобретение движения и следующая за ним дезинтеграция. Изменения происходят всегда и всюду. Изменение, происходящее в какой-нибудь момент, образует часть одного из этих двух процессов.

Таким образом, этот общий закон перераспределения материи и движения служит как для объединения различных групп изменений, так и всего

хода каждой группы. Суть эволюция и разложения – это процессы, которые находятся в постоянном антагонизме. Под последним ученый понимает поглощение движения и дезинтеграцию материи, а под первым — процесс, состоящий всегда в интеграции материи и рассеянии движения, но часто заключающий в себе еще многое другое. [12, с. 38].

Спенсер выделяет два вида эволюции: простая, когда она состоит только в интеграции, и сложная, когда сверх того происходят дополнительные изменения.

Вопрос о том, в какой форме существует присущее агрегату движение, не имеет значения. Посторонние силы производят вторичные перераспределения легче тогда, когда движение, заключающееся в агрегате, велико. Затем они производят эти вторичные перераспределения тем труднее, чем более уменьшается движение, присущее агрегатному состоянию.

Под первичной формой эволюции Спенсер в первую очередь понимает переход Солнечной системы от сильно рассеянного, бессвязного состояния к состоянию связному и плотному. История Земли, воспроизведенная на основании строения ее коры, указывает на существование периода, когда земля была, в расплавленном состоянии. Изменения, называемые огненными, были спутниками прогрессирующего уплотнения вещества земли и связанной с этим потери присущего ему движения.

Процесс, вследствие которого маленькие владения соединились в более крупные феодальные владения, эти последние — в провинции, провинции — в королевства и, наконец, смежные королевства — в большие империи, постепенно пополняется еще уничтожением первоначальных пограничных линий.

Законы перераспределения материи и силы по Спенсеру имеют тесную связь с ранее доказанными законами направления движения и ритма движения. Хотя процесс перераспределения по своему происхождению един, человеческий ум различает в нем несколько факторов. Неустойчивость однородного - это следствие того обстоятельства, что различные части всякого однородного агрегата необходимо подвергаются влиянию различных сил и изменяются различным образом.

Размножение следствий среди явлений Солнечной системы особенно заметны при рассмотрении влияния одного из членов этой системы на остальных членов. Сила, присущая всякой планете, вызывает неодинаковые последствия в каждом члене системы.


Размножение изменений, возникающих вследствие беспрерывного продолжения одной причины (уменьшения теплоты), можно продемонстрировать на примере земной поверхности. Земля с понижением температуры должна сокращаться. Твердая кора, существующая в какой - нибудь момент, становится слишком большой для сократившегося ядра; а так как она не в состоянии поддержать самое себя, то она и следует за ядром, что заставляет ее складываться в кряжи. [12, с. 48].

Последовательно изменяющиеся формы, которые, возникали в продолжение эволюции Солнечной системы, были временными видами подвижного равновесия. Они уступили место более устойчивым видам, находящимся на пути к окончательному равновесию. Принятие сгущающейся туманностью сплющенной сфероидальной формы было установлением временного и частичного подвижного равновесия между составными частями, такого равновесия, которое постепенно делается все более прочным, по мере того как местные антагонистические движения рассеиваются.

Таким образом, закон равновесия иллюстрируется движением масс, возникающим во время развития и постепенно вновь рассеивающимся в молекулярном движении эфирной среды. Со временем все массовые движения будут превращены в молекулярные и эти молекулярные движения будут уравновешены. Таково состояние полной интеграции и полного равновесия, к которому неизбежно стремятся все изменения, происходящие повсюду в Солнечной системе.
























Глава III. Представления Спенсера о социологии и обществе


Эволюция любого объекта характеризуется переходом от бессвязности к связности, от однородного к разнородному, от неопределенности к определенности. Спенсер предлагает следующее определение центрального понятия своей философской системы: «Эволюция есть интеграция вещества, которая сопровождается рассеянием движения и в течение которой вещество переходит из состояния неопределенной, бессвязной однородности в состояние определенной связной однородности, а сохраненное веществом движение претерпевает аналогичное превращение».[14, с. 89].Предел, за который эволюция не может перейти, - равновесие системы.

В случае нарушения равновесия начинается распад, который со временем переходит в новый эволюционный процесс. Все, что существует, проходит через этот цикл развития и распада.

Аналогия с биологическим организмом сказалась и на трактовке идеи эволюции Спенсера. В теории эволюции он выделил две стороны: интеграцию и дифференциацию: интеграция — в объединении индивидов в группы (органы по аналогии с биологическим организмом), каждый из которых выполняет свойственные ей функции. Общество возникает как объединение индивидов в связи с ростом численности или постепенным слиянием маленьких владений в крупные феодальные, из которых вырастают провинции, королевства, империи.

Дифференциация заключается в движении от однородного к разнородному, в усложнении строения. Первобытное общество — простое и

однородное. Но впоследствии возникают новые социальные функции, происходит разделение труда, происходит дальнейшая разнородность структуры и функций, что приводит к возникновению другого более сложного типа общества.

Спенсер рассматривал эволюцию как единство этих двух процессов. Также, преобразуя однородное в неоднородное, эволюция обуславливает возникновение Солнечной системы, планет, в частности Земли, и затем появление человека и общества. Эволюция проходит три фазы: неорганическую, органическую и сверхорганическую. Фазы — это основные этапы эволюции, проходят определенные периоды развития. Неорганическая фаза — это возникновение и развитие космических систем, органическая фаза — возникновение и развитие растительного и животного мира, сверхорганическая — возникновение и развитие человека и общества. Самые интересные элементы эволюционной теории Спенсера связаны с анализом сверхорганической эволюции. Все они подчиняются общим законам. Однако специфические законы высших фаз не могут быть сведены к законам низших фаз. Так, в надорганической эволюции выступают явления, которые не встречаются в неорганическом и органическом мире. [14, с. 102].Общество - часть природы, и в этом смысле такой же естественный объект, как и любой другой, оно не создано искусственно, в результате «общественного договора” или божественной воли.


По словам Спенсера, человек в естественном состоянии «в значительной мере антисоциален». Человек становится социальным существом в ходе длительной эволюции первобытных сообществ, в надорганические социальные системы. [18, с. 46]. Главным фактором социогенеза он считает численный рост популяции, потребовавшийся для выживания и приспособления социальной организации, которая в свою очередь способствовала выработке и развитию социальных чувств, интеллекта, трудовых навыков. Суть и содержание этой естественной эволюции – социализация человека.

Будучи противником теории свободы воли, Спенсер вместе с тем был непоколебимым сторонником идеи свободы индивида как ценности. С его точки зрения общество существует для блага своих членов, а не наоборот. [19, с. 54].

Условием успешного социального развития он считал принципы «равной свободы» индивидов, ограниченной лишь свободой других индивидов; равного влияния всех индивидов и социальных слоев на принятие политических решений; свободной конкуренции. Спенсер уделяет значительное внимание обоснованию самой возможности социологии, как науки, подвергает критике многочисленные аргументы ее противников. Социология возможна уже потому, что общество - часть природы и подчиняется закону «естественной причинности». [14, с. 119].Спенсер опровергает не только теологические представления об обществе, но и теоретиков «свободной воли», философов, приписывавших решающую роль в истории «выдающимся мыслителям», «общественному договору», выдвигавших на первый план субъективные факторы или указывающие на отсутствие повторяемости в общественной жизни.

Сам термин «социология» благодаря Спенсеру был «реабилитирован» и получил второе рождение. Если раньше он был неразрывно связан с политико-религиозной сферой, то, начиная со Спенсера, он стал рассматриваться как обозначающий науку об обществе независимо от того, каково социальное, политическое, религиозное мировоззрение социального ученого.

Биология для Спенсера играла роль научно-методологического прецедента; из нее он черпал гипотезы, методы доказательства, проверки выводов и т. д. Биологические аналогии он сравнивал со строительными лесами, от которых за ненадобностью отказываются по окончании строительства.

Задача социологии, по Спенсеру, - изучение типичных массовых явлений, социальных фактов, раскрывающих действие всеобщих законов эволюции, процессов, совершающихся независимо от воли отдельных личностей, их индивидуальных свойств и субъективных намерений. Этим социология отличается от истории, которую интересуют конкретные факты. Отрицание социологии, утверждает Спенсер, часто происходит от смешений двух групп явлений: массовых, типичных, повторяющихся и индивидуальных, случайных, единичных.


Размышляя о специфике социологии. Спенсер выделяет объективные и субъективные трудности социального познания. Социологические факты нельзя измерить с помощью приборов, наблюдать под микроскопом. Их можно

установить лишь опосредованно, путем сравнения множества данных.

Социальные факты для Спенсера – это такие явления, в которых проявляются эволюционные процессы, например дифференциация структуры и функций, усложнение политической организации. Спенсер не предлагает четких критериев объективности наблюдения в социологии. [14, с. 116].

Обобщая исследовательскую практику, он тщательно перечисляет возможные трудности, растянутость социальных явлений во времени, что затрудняет установление причинно-следственных связей, мифологизацию исторических событий, трудности отделения фактов от оценок свидетелей исторических событий, влияние стереотипов массового сознания, в том числе сословных и классовых предрассудков, чувств, эмоций.

По Спенсеру, социальные институты - это механизмы самоорганизации совместной жизни людей. Социальные институты обеспечивают превращение асоциального по природе человека в социальное существо, способное к совместным коллективным действиям. Институты возникают в ходе эволюции помимо сознательных намерений или «общественных договоров» как ответ на рост численности популяции; согласно общему закону - прирост массы приводит к усложнению структуры и дифференциации функций. [14, с. 131]. Социальные институты – органы самоорганизации и управления, а так как основное свойство любого организма - взаимодействие его частей, то главная задача социологии состоит в изучении синхронного взаимодействия социальных институтов. Идея социальных институтов как структурных элементов общества оформилась задолго до Спенсера, но он превратил ее в целостную концепцию, оказавшую значительное влияние на развитие проблематики и методов социологии.

Спенсер начинает с семьи, брака, проблем воспитания (домашние институты), воспроизводит этапы эволюции семьи от неупорядоченных отношений между полами до моногамии, раскрывает взаимосвязь между типом общества и типом семьи, исследует изменение внутрисемейных отношений, происходящие под влиянием социального прогресса.

Следующий тип социальных институтов Спенсер обозначил как обрядовые, или церемониальные. Последние призваны регулировать повседневное поведение людей, устанавливая обычаи, обряды, этикет и т.п. Обрядовые институты возникают раньше других и продолжают действовать в любом обществе как необходимый элемент социальной организации, особое, и часто гипертрофированное, развитие они получают в милитаризованном обществе.

Третий тип институтов - политические. Их появление Спенсер связывал с переносом внутригрупповых конфликтов на сферу конфликтов между группами. Он был убежден в том, что конфликты и войны сыграли решающую роль в становлении политической организации и классовой структуры общества. Классы возникли не в результате завоевания одних народов другими, а как следствие подчинения внутренней организации общества задачам войны. Война разделила первобытные труппы на вождей (руководителей) и пассивных исполнителей их воли, на воинов и крестьян, способствовала росту имущественного неравенства, потребовала создания политических институтов, т. е. центральных органов власти, армии, полиции, суда и т.п.. На основе традиции формировалось право, укрепление института собственности привело к появлению налоговой системы. Общность функций, которые выполняет любая политическая организация, порождает сходство социального устройства различных обществ. Война и труд - те силы, которые создают государство, причем на начальных этапах роль насилия и военных конфликтов была решающей, так как потребность обороны или завоевания больше всего сплачивает, и дисциплинируют общество. В последующем объединяющей силой становятся общественное производство, разделение труда, прямое насилие уступает место внутреннему самоограничению. Спенсер был сторонником ограничения роли государства в современном обществе, поскольку сильное государство неизбежно ведет к ограничению индивидуальной свободы.

Следующий тип – церковные институты, обеспечивающие интеграцию общества. Речь идет не о религиозных институтах, а именно о церкви. Функции духовенства восходят к действиям шаманов и колдунов. Появлению касты жрецов способствовали войны. Постепенно эта каста создает организацию, контролирующую определенные сферы общественной жизни, поддерживая традиции, обычаи, верования.

Завершают типологию профессиональные промышленные институты, возникающие на основе разделения труда. Первые (гильдии, цеха, профессиональные союзы) консолидируют группы людей по профессиональным занятиям, вторые поддерживают - производственную структуру общества. Значение этих институтов возрастает по мере перехода от военизированных обществ к индустриальным. Промышленные институты принимают на себя все большую часть общественных функций, регулируют трудовые отношения; Спенсер был воинствующим противником социализма. Попытки глобального планирования он называл «социалистической химерой». Социальный прогресс предполагает, по Спенсеру, постепенное совершенствование человеческой природы, в то время как социализм требует невозможного и приводит к еще большему социальному неравенству. Тем не менее, считает Спенсер, европейская цивилизация будет вынуждена пройти через очищающую школу социализма.

Теория социальных институтов Спенсера представляла попытку системного исследования общества. [14, с. 201].Все институты общества составляют единое целое, функционирование каждого из них зависит от всех других и от четкого разделения сфер влияния и ответственности. В любом обществе имеется определенный уровень согласованности в деятельности основных институтов, в противном случае начинается регресс или распад “социального организма».


Каждый социальный институт призван удовлетворять определенную общественную потребность и не подменять другие институты. Расширение полномочий государства, по мнению Спенсера, потому и опасно, что подрывает естественное разделение функций между институтами общества, нарушает состояние равновесия в «социальном организме».

Концепция институтов воспроизводит образ общества по аналогии с биологическим организмом. Спенсер, осознавал условность такой аналогии, но постоянно пользовался сравнениями типа: «кровяные частицы уподобляются деньгам», «различные части социального организма, подобно различным частям индивидуального организма, борются между собой за пищу и получают большее или меньшее количество ее, смотря по большей или меньшей своей деятельности». [14, с. 208].

Спенсер подчеркивал не столько материальное сходство, сколько сходство принципов системной организации, стремился соединить организм, растворяющий индивида в обществе, со своим крайним индивидуализмом буржуазного либерала.

Это противоречие было источником всех его теоретических трудностей и компромиссов. Спенсер склонялся к признанию общества как особого бытия,

указывал на то, что основные его свойства воспроизводятся во времени и в пространстве, несмотря на смену поколений.

Спенсер потратил много усилий, определяя специфические черты «социального организма» и выявлял общие системные принципы, делающие его похожим на биологические системы:

  1. Общество, как и биологический организм, наращивает массу (численности

населения, материальные ресурсы и др.).

2. Как и в биологической эволюции, рост массы приводит к усложнению структуры.

3. Усложнение структуры сопровождается дифференциацией функций, выполняемых отдельными частями.

4. В двух случаях имеет место постепенное усиление взаимозависимости и взаимодействия частей.

5. Как и в биологических организмах, целое всегда более устойчиво, чем отдельные части, стабильность обеспечивается сохранением функций и структур. [14, с. 253].

Спенсер не только уподоблял общество организму, но и свою биологию наполнял социологическими аналогиями. Спенсер в своей теории использует термин «надорганизм», подчеркивает автономию индивида, Спенсер резко критикует органицизм, обращая внимание на существенные различия социального и биологического организма:

1. В отличие от биологического организма, образующего «тело», имеющего конкретную форму, элементы общества рассеяны в пространстве и обладают значительно большей автономией.

2. Эта пространственная рассеянность элементов делает необходимой символическую коммуникацию.

3. В обществе нет единого органа, концентрирующего способность чувствовать и мыслить.

4. Общество отличает пространственная мобильность элементов структуры

5.Но главное в том, что в биологическом организме части служат для целого, в то время, как в обществе целое существует ради частей. Общество, по Спенсеру, существует для блага своих членов, а не члены его существуют для блага общества.

Особенность органицизма Спенсера состояла в том, что он пытался сохранить за индивидом автономию, не поглощая человека системой. Это объединение органицизма с номинализмом составляло наибольшую теоретическую трудность социологии Спенсера.

Спенсер критиковал упрощенные однолинейные схемы развития, но, как и другие эволюционисты, главной задачей считал исследование этапов развития общества.

Методология Спенсера включает классификацию и типологию эволюционных процессов. Классификация располагает все общество по шкале сложности структуры и функциональной организации от «малого простого агрегата» до «большого агрегата». На начальном этапе общество характеризуется преобладанием непосредственных связей между индивидами, отсутствием специальных органов управления и т. д. По мере развития формируется сложная структура, социальная иерархия; включение индивида в общество опосредовано принадлежностью к меньшим общностям (род, каста и др.). [14, с. 260].

Различая два главных типа общества (воинственный и промышленный) Спенсер видел существенное различие в двух типах борьбы за существование; в первом случае речь идет о военных конфликтах и истреблении или порабощении побежденного победителем.

Военное общество подчиняет внутреннюю организацию целям борьбы за выживание или агрессии. Классическим примером такого общества Спенсер считал Спарту.

Для военного общества характерны доминирование коллективных целей над индивидуальными, жесткая организация и система принуждения, иерархическая структура управления, господство военной касты, наследование власти, высокий уровень сплоченности, дисциплины, религиозность сознания и др. Военные институты распространяют влияние на все сферы общественной жизни, поощряют воспитание патриотизма, лояльности, конформизма, готовности к самопожертвованию. Военизированные общества создают эффективно функционирующую систему, которая, однако, мало приспособлена к социальным изменениям. Такие общества консервативны, и в этом главная причина гибели могущественных милитаристских государств и империй. [14, с. 313].

Промышленное общество характеризуется противоположными признаками. Реально такие общества только начинают формироваться (Англия и др.), но многие их черты можно предсказать. В новом обществе управление децентрализовано и строится на принципах самоорганизации и самоуправления, широкое распространение получают различные неформальные объединения, подчинение индивида государству заменяется охраной прав человека, позитивное управление уступает место негативному (по принципу «Все, что не запрещено, разрешено»), единство идеологии сменится плюрализмом, вознаграждаться будет не должность, а труд, общества станут открытыми для международного сотрудничества, восприимчивым к инновациям, сословное право сменится гражданским, сфера общественного контроля будет ограничена, а область частной жизни станет шире и др. [14, с. 349]. Здесь борьба за существование представляется главным образом как промышленная конкуренция, где побеждает «сильнейший» в отношениях усердия, способностей и т. п., т. е. в области интеллектуальных и моральных качеств. Такого рода борьба является благом для всего общества, а не только для победителя, так как в результате растет интеллектуальный и моральный

уровень общества в целом, объем общественного богатства. И наоборот, альтернативой такого естественного отбора является выживание и процветание

«слабейших», т. е. людей с низшими интеллектуально-моральными качествами,

что ведет к деградации всего общества.

Спенсер был противником «обязательной благотворительности», т. е. государственного принудительного перераспределения социальных благ. Но он был сторонником благотворительности, как частного дела, задача которого —

«смягчать, поскольку это совместимо с другими целями, несправедливость природы». [14, с. 368].Он был критиком социализма, представляющим собой «поощрение худших за счет лучших» и ведущего к росту бюрократического аппарата, ведающего распределением и перераспределением. Всякое вмешательство в естественный ход событий, тем более социальное планирование, по мнению Спенсера, приводит лишь к биологическому вырождению. Критиковал он и колониальную экспансию, поскольку она ведет к усилению государственной бюрократии. В то же время он был сторонником равенства, понимаемого как равная свобода индивидов и равенство перед законом. Он был противником вмешательства государства в экономическую и частную жизнь, считая правительство неизбежным злом». Но вместе с тем он доказывал усиление значения управленческих функций в современном обществе и первостепенную роль государства в защите прав его граждан.

Совокупность факторов эволюции Спенсер делит на «первичные» и «вторичные». К первым относит факторы географической среды, биологическую и психическую конституцию индивида. Ко вторым – то, что Гегель назвал «второй природой».

Хотя действие привычных факторов сохраняется на протяжении всей эволюции общества, в ходе ее продвижения возрастает и становится решающей роль «второй природы», т.е. культуры. К первичным (природным) свойствам человека добавляются качества, связанные с участием в общественной жизни. Однако эта плодотворная идея не получила развития, так как противоречила

антиисторическим установкам эволюционизма, в соответствии с которыми истории как таковой не существует вообще, а есть лишь логика вечных законов эволюции, не допускающих волевого вмешательства.

Классовое строение общества и выделение в его рамках отдельных административных органов Спенсер понимал по аналогии с разделением функций между органами живого тела. Основным законом социального развития Спенсер считал закон выживания наиболее приспособленных обществ, а из своей концепции эволюции выводил преимущества, наибольшую приспособленность «дифференцированного», то есть разделённого на классы общества. Спенсер – противник социализма, считавший революцию “болезнью” общественного организма.

.


































Глава IV. Представления Спенсера о нравственности и этике


Этику Спенсер считал венцом своей философии. Это видно из предисловия к его сочинению «Основания этики», вышедшему в 1878 г., где он говорит, что он отступает от первоначального плана «Синтетической философии» и спешит издать еще один труд потому, что боится, что этот заключительный труд, завершающий собою задуманный ряд исследований, может остаться невыполненным. Многочисленные намеки, говорит он, повторявшиеся в последние годы все чаще и яснее, показали мне, что я легко могу потерять окончательно если не жизнь, то здоровье прежде, нежели мне удастся достигнуть до последней части поставленной мною себе задач. [15, с. 10]. 

Прежде всего следует рассмотреть отношение Спенсера к утилитаризму, потому что очень многие считают его утилитаристом. Спенсер находит, что идеал удовольствия или счастья никак не может быть устранен ни из одной этической системы, потому что вопрос о счастье самым тесным образом связан с вопросом о жизни. [11, с. 39]Возражая пессимистам, Спенсер говорит, что, если, бы в жизни страдания преобладали над удовольствиями, то жизнь прекратилась бы по той причине, что удовольствие всегда является показателем жизнедеятельности организма, страдания же являются показателем, что жизнь разрушается, что она подвергается опасности. Если бы количество страданий было больше количества удовольствий, то жизнь должна бы прекратиться, но так как на самом деле жизнь на земле не прекращается, то, следовательно, пессимисты неправы. Никакая философская школа не может избежать того, чтобы не считать конечной нравственной целью известного желательного состояния чувствования, называемого различными именами: удовлетворением, наслаждением или счастьем. Удовольствие, где бы то ни было, когда бы то ни было, какого бы то ни было существа или существ, есть неустранимый элемент представления о конечной нравственной цели. Счастье есть высшая цель, ибо счастье сопровождает высшие формы жизни. [15, с. 15]

Спенсер отмечает, что нравственность есть необходимое последствие природы человека и вытекает из самой его природы, а человек по самой природе своей неизбежно должен быть нравственным. [13, с. 80]

Спенсер находит, что «моральная философия, т. е. наука о правильном поведении, имеет своим предметом определение того, как и почему известные виды поведения являются вредными, а другие благодетельными. Эти хорошие и дурные результаты не могут быть случайными, но должны быть необходимыми последствиями устройства вещей, и я считаю, что задача моральной философии состоит в том, чтобы вывести из законов жизни и из условий существования, какие действия необходимо стремятся к созиданию счастья и какие стремятся породить страдания. Когда это будет сделано, то ее выводы должны быть признаны законами поведения». [15, с. 19] Задача моралиста, следовательно, определить законы человеческой природы и из них определить правила поведения. В этом пункте Спенсер подходит к положению, что человек должен жить сообразно природе. Жизнь человеческая, по мнению Спенсера, есть частный случай жизни всего человечества, а последняя есть осколок общемировой жизни, а потому задача моралиста заключается в том, чтобы разгадать законы, определяющие условия человеческого существования или, вернее сказать, законы мировой жизни.

По Спенсеру, жизнь есть не что иное, как постоянное приспособление внутренних отношений к внешним. 

Всякий организм стремится приспособиться к окружающей среде возможно наилучше, и это стремление приспособиться Спенсер называет поведением [15, с. 39] Поведение может быть хорошим, может быть дурным. Если организм приспособляется к окружающей среде хорошо, то и поведение его будет хорошее; если дурно, то и поведение дурное. Хорошим оно будет потому, что из него проистекает избыток удовольствий над страданиями, а дурное потому, что происходит избыток страданий. Спенсер употребляет термин «поведение» безразлично для всех существ: и по отношению к человеку, когда он размышляет, как поступить, и по отношению к маленькому организму, несущемуся по воде и совершенно непроизвольно приспособляющемуся к окружающей среде. В таком же смысле Спенсер употребляет термин «моральное поведение». Спенсер находит, что наилучшим моральным поведением будет то, благодаря которому происходит наилучшее приспособление к внешней среде.

Организмы, обладающие разнородностью строения, отличаются хорошим поведением, и наоборот. Он объясняет это на примере: возьмем какую-нибудь инфузорию и несколько более развитую — коловратку и посмотрим, как один — однородный и другой — разнородный будут приспособляться к окружающей среде, и какие от этого произойдут последствия. [1, с. 102]. Первый не обладает никакими органами внешних чувств, не имеет органов передвижения, а потому и не предвидит появления врага. Один раз вода принесет ему необходимые пищевые вещества, в другой раз отнесет его к большему организму, который и проглотит его. Организмы этого рода отличаются таким «поведением», что у них 99 из 100 умирают с голоду или делаются жертвами других более сильных организмов. Из этого видно, как они дурно приспособляются к среде. В другом положении находится коловратка. Она уже снабжена целым рядом ресничек, некоторыми зачаточными органами передвижения, органами чувств; она способна останавливаться на одном месте, производить вокруг себя водоворот и таким образом привлекать к себе необходимые вещества; посредством втягивания в себя своих внешних органов и сокращения всего своего тела она может защищаться от опасности, следовательно, лучше приспособляться к окружающей среде. [15, с. 52] Таким образом организмы, лучше приспособленные, делают свою жизнь более безопасной и увеличивают количество удовольствий ее. Если мы перейдем к высшему животному — человеку, то увидим, что у первобытного человека психическая деятельность мало дифференцирована, у культурного же наоборот. И что же из этого происходит? Жизнь первобытного человека подвергается большей опасности, вследствие того, что он дурно приспособлен к среде, между тем как культурный человек, благодаря тому, что его психическая жизнь больше дифференцирована, может лучше приспособляться к окружающей среде, вследствие чего и жизнь его может продолжаться дольше. И в самом деле, по всей вероятности, средняя продолжительность жизни первого меньше, чем второго. Кроме того, жизнь культурного человека шире, т. е. в одну и ту же единицу времени он может переживать гораздо больше, его жизнь более интенсивна и заполнена большим количеством мыслей и чувств. Если помножить ширину жизни на ее продолжительность, то мы получим то, что Спенсер называет суммой жизни. Разумеется, эта сумма жизни у человека культурного должна быть больше, чем та же сумма у некультурного человека.

Из этого следует объективный критерий для определения того, что мы называют лучшей жизнью. Где большая дифференциация, там мы имеем дело с более высокими формами жизни.

Наилучшее поведение заключается в полном приспособлении действий к целям и к окружающей среде. Из этого определения мы получаем нравственный критерий. «Нравственность, — говорит Спенсер, — есть совершенное приспособление человека к социальной среде». [15, с. 64]

По мнению Спенсера, рассмотрение развития человеческих чувств и мыслей показывает, что равновесие между индивидуумом и средой постепенно устанавливается, антагонизм постепенно сглаживается, и, наконец, между этими интересами может наступить абсолютное равновесие.

Спенсер доказывает это мнение психологически. Все наши чувства можно разделить на три группы: чувства эгоистические, чувства альтруистические и эгоальтруистические.

Чувства страха, гнева затрагивают лишь личные интересы человека, относятся к внутреннему «я»: это чувства эгоистические. Чувство альтруистическое человек переживает тогда, когда имеет в виду интересы других, когда, старается помочь ближнему, доставить ему радость и т. д. Существуют промежуточные чувства, когда мы, ив боязни порицания воздерживаемся от дурного, из желания получить одобрение поступаем хорошо, т. е. когда мы предполагаем существование другого индивидуума, могущего так или иначе отнестись к нашему поступку. [15, с. 87]

Эгоальтруистические чувства, по мнению Спенсера, весьма сильно изменяются в своем развитии; начиная от эгоистических, они переходят в альтруистические. Из психологии известно, что чувство симпатии - это состояние невольного подражания чувствам другого.

Это чувство, по мнению Спенсера, развивается вместе с умственным развитием. Благодаря умственному развитию, мы можем себе представить состояние ближнего и потому лучше симпатизировать ему. Есть еще условие, необходимое для развития чувства симпатии; это именно необходимо пережить ранее то или другое чувство для того, чтобы симпатизировать человеку в переживаемых им чувствах. Из этого следует понимание того, каким образом человек становится альтруистичным. Если мы возьмем первобытное общество, то мы увидим, что здесь каждый индивидуум строит свое благополучие в большей или меньшей мере на несчастия другого человека. Это - хищнический период, или, по определению Спенсера, военный период. В этом периоде чувство симпатии не может развиваться: оно подавляется другими чувствами, находится в постоянном антагонизме с эгоизмом. Но когда общество переходит в другую стадию развития, промышленную, открывается уже другая картина. В этом периоде социальная жизнь построена на взаимодействии, человек начинает сознавать тождественность своих интересов с интересами других. Благодаря такому сознанию, чувство альтруизма развивается. Если сравнить отдельные стадии развития общества, то можно увидеть постепенное развитие альтруистического чувства. Наша жизнь, по сравнению с жизнью первобытного человека, представляет более высокую стадию развития чувства альтруизма. По мере развития общества, мы видим все большее и большее увеличение альтруистических чувств. Современное общество не достигло еще должной высоты в развитии этого чувства. [15, с. 115]. Серьезной помехой является то, что мы еще не вполне пережили военный период, но, по мнению Спенсера, наступит время, когда и общественный альтруизм достигнет в своем развитии такого же совершенства, какого уже теперь достигает родительский альтруизм. В настоящее время чувство симпатии еще не достигло такого развития, но впоследствии на то, на что теперь способны лишь высокоодаренные натуры, исключительные личности, будут способны все члены общества, и каждый человек станет альтруистом; и тогда-то между интересами отдельного индивидуума и интересами социальной среды наступит полное равновесие, наступит золотой век, к которому стремится человек. Он идет, по мнению Спенсера, в этом направлении в силу необходимости своей природы.

Человеческая природа такова, что она направляется к высшему развитию чувства симпатии. Так как человеческая природа стремится к высшему альтруизму, то, следовательно, высшая моральная задача человека — стремиться к развитию в себе чувств симпатии и альтруизма. Это — необходимое условие для достижения равновесия, или полного приспособления человека к социальной среде. Таким образом, высшая моральная задача заключается в том, чтобы содействовать процессу развития, который заключается в совершенном приспособлении внутренних отношений к внешним. О системе Спенсера можно сказать, что она имеет в своей основе идею совершенства.  Можно считать совершенно правильным утверждение Спенсера, что человечество идет к тому конечному результату, который он указывает, именно, к установлению полного равновесия; но он не доказал, что из этого необходимо следует, что человечество должно по этому пути идти и дальше. Для той или другой этической нормы требуется всегда какая-нибудь санкция, т. е. должно быть нечто, что придавало бы нравственному принципу характер принудительности или обязательности. В моральном принципе Спенсера такой обязательности и повелительности нет. Моральная жизнь человека протекла так, как он ее изображает, но так ли она должна протекать, остается недоказанным.

Этика, которая строится так, как ее строит Спенсер (эмпирическим путем), может дать указание только относительно генезиса морального чувства; она может являться только описанием происхождения нравственного чувства, а отнюдь не может указать ничего такого, что делало бы моральный принцип обязательным. Обязательность морального принципа может дать только этика, поставленная в связь с метафизикой. [15, с. 189]. Спенсера в этике показал, что наши идеи и наши чувства имеют свою историю. Эта мысль в высокой степени важная. После Спенсера общество стали рассматривать, как нечто неделимое, как организм, и отсюда естественно вытекло то, что жизнь индивидуума нельзя рассматривать отдельно от жизни общества.

После Спенсера сделалось ясным, что между всеми отдельными членами социального организма связь органическая. Если ампутировать какой-нибудь орган у человека, то связь его с организмом будет нарушена, а вместе с тем прекратится и его жизнь, потому что каждый орган, даже каждая клеточка питается за счет организма, но вместе с тем она сама принимает участие в созидании организма, и благополучие ее зависит от жизни всего организма так же, как и благополучие последнего зависит от жизни каждой отдельной клеточки его.

Все, что имеет отдельный индивидуум, принадлежит не только ему, но и той социальной среде, в которой он живет. Он получает воспитание в семье, развитие в школе, благодаря языку, который он получает от общества. Все его мысли, желания в известном смысле есть достояние, полученное им от общества. Индивидуум находится в полной зависимости от общества, т.е. индивидуум составляет в организме общества одну клеточку, жизнь которой тесно переплетается с жизнью всех остальных. [15, с. 201.

Так как общество есть организм, а не фиктивное тело, то чувства эгоистические так сильно переплетаются с чувствами альтруистическими, что мы не можем никогда провести грани между ними и сказать, где кончается эгоистическое чувство и где начинается альтруистическое.



















Глава V. Педагогические идеи Герберта Спенсера

Герберт Спенсер был одним из критиков классического образования. Спенсер отмечает, что классическая система образования в значительной степени основана на механическом заучивании школьниками готовых истин и полностью лишено приобретения реального жизненного опыта. Ученый убежден, что образование должно нести практическую пользу, обеспечивая тем самым развитие индивидуальности каждого человека. Понимая непродолжительность человеческой жизни, Спенсер устанавливает критерии ценности знаний и классифицирует их по степени значимости для человека. К таким критериям относятся самосохранение индивида (напрямую и косвенно), воспитание и обучение потомства, поддержание социальных отношений, удовлетворение вкусов и чувств.

Для обеспечения личного самосохранения Спенсер предлагает изучать анатомию и физиологию. Для получения средств к существованию следует заниматься чтением, письмом, логикой, арифметикой, геометрией, механикой, физикой, химией, астрономией, геологией, биологией. Для продолжения рода следует изучать физиологию, психологию и педагогику, а для выполнения общественных обязанностей – естественную историю общества, которую Спенсер называет социологией. Для формирования эстетической культуры человека необходимы литература, искусство и музыка. Предметом, который «обнимает» все остальные предметы и составляет высшую точку воспитания, Спенсер называет «теорию и практику воспитания» [16, с. 125]. Самообучение в данном случае автор считает совершенно бесполезным в силу сложности предмета, а отсутствие особой подготовки не позволит родителям руководить нравственной стороной воспитания их детей.

Подходы к постановке и решению вопросов в сфере образования Спенсер определяет в рамках своих философских и научных взглядов (позитивизм и эволюционизм), сравнивая человеческое общество с живым организмом. Каждая социальная структура такого организма выполняет свою функцию, как каждый орган живого тела [10, с. 61]. Каждый новый эволюционный виток ведет к усложнению этой системы и ее элементов, помогающим людям приспособиться к их естественной и культурной среде [8, с. 91].

В 1857–1874 гг. Герберт Спенсер опубликовал три тома «Опыта научных, политических и философских». В 1862–1896 гг. выходит в печать десятитомная «Система аналитической философии», в которую в качестве составных частей вошли фундаментальные работы «Основные начала», «Основания биологии», «Основания психологии» и «Основания этики». Собрав воедино статьи, посвященные педагогическим проблемам, в 1861 г. Спенсер издает книгу «Воспитание: умственное, нравственное и физическое», параллельно работая над своими главными философскими трудами. Перевод книги «Воспитание умственное, нравственное и физическое» на русский язык можно связать с тем, что российская научная мысль XIX столетия находилась под влиянием позитивистской концепции Спенсера. Также популярность его идей в России совпала с развитием политической борьбы во второй половине XIX века. Поэтому интерес к его учению был не только у научных деятелей, но и среди широкой публики [5, с. 51]. Вместе с трудами Спенсера по философии и социологии в Россию попали и труды по педагогике.

Структурно книга состоит из четырех глав. Первая глава «Каким знанием мы должны дорожить прежде всего?» посвящена вопросам важности науки в целом, которая, в свою очередь, помогает человеку сохранить жизнь и здоровье. Во второй главе под названием «Умственное воспитание» Спенсер говорит о важности саморазвития и умения формулировать и отстаивать свою точку зрения, а также дает рекомендации по преподаванию школьникам музыки, рисования, геометрии и ряда других предметов.  Главной наукой из тех, что имеют практическое значение для выполнения целей воспитания, он считает логику, которая является основой руководства в производстве и сбыте. Наука, обращенная к практике - самый надежный руководитель для самосохранения. В главе «Нравственное воспитание», рассмотрению которой мы уделили особое внимание, исключительную роль Спенсер отводит семье. Он выступает против неграмотного воспитания родителями своих детей. Цель нравственного воспитания автор видит в умении человека управлять самим собой, а не быть управляемым. В завершающей четвертой главе «Физическое воспитание» Спенсер выдвигают идею о том, что физическим развитием мальчиков и девочек должна руководить природа, указания которой всегда верны.

Для решения проблемы самосохранения необходимы рациональность в питании, одежде, физических упражнениях, играх, закаливании и отсутствии излишек. Также автор обращает внимание читателей на самые распространенные ошибки, которые совершают родители и учителя, а также предлагает свою концепцию нравственного воспитания юношей и девушек. Помимо умения управлять собой, под нравственным воспитанием автор понимает и формирование полноценного гражданина, который в будущем станет опорой своей страны и сможет произвести на свет, а главное воспитать новое поколение.

Одной из самых распространенных ошибок в процессе воспитания Герберт Спенсер называет неумение родителей обращаться с детьми, а также их чрезмерную идеализацию как воспитателей. Строгость и суровость учителей и родителей в Англии того времени при обращении с детьми воспринимается автором положительно. Излишняя строгость готовит юношей и девушек к трудностям взрослой жизни, а беспристрастие и нежность могут повлечь за собой усиление страданий детей при встрече с эгоистичным обществом [16, с. 59]. Подходы к нравственному воспитанию следует улучшать последовательно и поступательно.

Особое место автор уделяет вопросу влияния на детей так называемого «естественного метода», напрямую связанного с идеями позитивизма (основатель Огюст Конт), согласно которому единственным источником истинного, действительного знания становится эмпирические исследование. Немаловажную роль в применении этого метода сыграла теория Чарльза Дарвина о происхождении биологических видов путем естественного отбора (1859 г.), которая получила широкое распространение среди специалистов в области социальных наук, причем не только в Англии, но и в других странах [8, с. 59]. Суть «естественного метода» заключается в запоминании ребенком болевых ощущений, полученных при ударах, прикосновениях к горячим предметам, пламени или кипятку, не наносящих серьезного вреда здоровью. Подобные воспоминания сделают ребенка более осторожным, а после нескольких таких случаев он самостоятельно научится управлять своими движениями, не пренебрегая законами самосохранения. Спенсер утверждает, что в подобных случаях сама природа наглядным образом преподает ребенку настоящую теорию и настоящую практику нравственной дисциплины самым простым и действенным способом. «Наказания», полученные подобным образом – это «узда, без которой жизнь быстро бы разрушилась вследствие физических повреждений» [16, с. 136]. Они являются «строгой карой», которая совершается немедленно, безмолвно и неумолимо. Тем не менее, Спенсер не выступает за абсолютную замену родительского гнева на подобные «естественные наказания» природы, рекомендуя их сочетание в зависимости от сложившейся ситуации.

Применение «естественного метода» возможно и в межличностном отношении. Ребенок, который вел себя плохо, сталкивается с холодностью родителей, отстраняется ими от ласк и похвал. Такого рода лишения дети воспринимают как наказание. Данная система делает детей в значительно большей степени привязанными к родителям, чем при обычных условиях. Серьезные провинности (ложь, мелкие кражи), причина которых кроется в отчуждении ребенка в семье, будут проявляться значительно реже при ласковом обращении родителей к детям, которое поможет смягчить детские нравы.

Среди естественных реакций, которые оказывают влияние на ребенка, немаловажную роль играют осуждение или одобрение родителей, которые выступают «самым законным средством для руководства детских поступков». Важно учесть тот факт, что родителям крайне нежелательно как действовать под влиянием первой вспышки гнева, так и становиться пассивным орудием в подобных случаях, не впадая при этом в крайности: «…не слишком горячитесь, но и  не будьте слабы; не сейчас прощайте, но и не сердитесь слишком долго. Многие матери запальчиво кричат на детей, осыпают их выговорами, а через минуту обращаются с ними, как ни в чем не бывало. Другие, напротив, дуются на детей по нескольку дней, те, мало-помалу, привыкнут обходиться без дружбы матери, и влияние ее незаметно ослабеет» [16, с. 164].

Применение приказаний в процессе нравственного воспитания также допустимы, но только в тех случаях, когда все прочие меры оказываются неэффективными. Если ситуация вынуждает родителей отдать приказания ребенку, то им следует соблюдать умеренность, обращать внимание на тон голоса, смысл фразы и манеру, с которой фраза произносится. Родительский приказ и его исполнение должны звучать для ребенка как «окончательный приговор», отклонение или неисполнение которого невозможно, при этом сам родитель должен детально продумать план своих действий. Изменение родителями принятого ими решения в подобных ситуациях позволяет детям «относиться к ним с неуважением, подает им пример несдержанности, поощряет их дурно вести себя, возбуждая в них надежду, что все им сойдет с рук безнаказанно; оно завязывает бесконечные ссоры с детьми, портит их характер и свой собственный; оно производит в их чувствах и мыслях полнейший хаос» [16, с. 166].

Тем не менее, благоразумный родитель всеми силами постарается избежать принудительных мер, если есть возможность разрешить ситуацию другими способами. Главной целью дисциплины автор считает воспитание человека, которое сможет самостоятельно управлять своей жизнью.

Укрепление Англией своего авторитета как страны образцового политического устройства в Европе и спад чартизма повлиял и на принципы воспитания и образования школьников [10, с. 60]. Происходит переход от родительского деспотизма в руководстве семьей к необходимости самостоятельного изучения детьми хороших и плохих поступков. Смена исторических эпох воспринимается Спенсером положительно [6, с. 51]. Автор книги предлагает родителям представить историю управления семьей в виде миниатюры истории государства: «в первые годы пусть господствует неограниченная власть, так как она, действительно, необходима; мало-помалу, переходите к управлению конституционному, при котором признается уже, до известной степени, свобода подданных, а затем, постепенно расширяя свободу ваших детей, отрекитесь, наконец, совершенно от родительской власти» [16, с. 167].

Таким образом, под воспитанием нравственности Герберт Спенсер понимает тяжелейший труд, выпадающий на долю родителей. Им предстоит изучить природу человека и ее законы, которые неумолимо будут проявляться в их детях. Достижение положительных результатов в ходе воспитания могут потребовать от родителей немалой умственной и нравственной работы, умения быть искренним, терпеливым и сдержанным, научиться довольствоваться умеренными результатами воспитания, учитывая сложность и неоднородность самого понятия «нравственность». Самым главным положительным результатом нравственного воспитания Спенсер называет сформированность умения «вести семью», что в свою очередь, является одной из самой сложных обязанностей человека, а также способность человека управлять собой, а не быть управляемым

Заключение


Таким образом, Спенсер считает, что в основе развития всего мира, включая также различные общества, лежит эволюционный закон. Материя из «бессвязной однородности» переходит в состояние «связной разнородности», то есть дифференцируется. Данный закон является универсальным, считает Герберт Спенсер.

Спенсер прослеживает его действие на конкретных примерах в разных сферах, включая историю общества, отказываясь от теологических объяснений. Социология Спенсера лишена связи с божественным. Его понимание функционирования общества как единого живого организма со взаимосвязанными частями расширяет круг исследования истории и наталкивает философа на ее изучение. По мнению Герберта Спенсера, закон равновесия лежит в основе эволюции. Природа при любом нарушении его стремится неизменно вернуться к прежнему состоянию. Таков организм Герберта Спенсера. Так как основное значение принадлежит воспитанию характеров, эволюция происходит медленно.

В этике Спенсер стоял на позициях утилитаризма и гедонизма; нравственность, по Спенсеру, связана с пользой, которая и есть источник наслаждения. Психология Спенсера явилась одним из источников психофизического параллелизма и генетической психологии. Педагогические идеи Спенсера были связаны с пропагандой естественнонаучного образования. Спенсер внёс значительный вклад в изучение первобытной культуры, был одним из представителей эволюционной школы в этнографии, разработал теорию происхождения и развития религиозных верований.





















Библиографический список



  1. Алексеев А. П. Философия в вопросах и ответах: учебное пособие [Текст] / под ред. А. П. Алексеева; Л. Е. Яковлевой. - М.: Проспект, 2007. – 336 с.


  1. Богомолов А.С. Идея развития в буржуазной философии XIX и XX вв. [Текст] / А.С. Богомолов. - М., 1962.- 375 с.


  1. Гаупп О. Спенсер. [Текст] / О. Гаупп. - СПб., 1898. - 206 с.


  1. Грязнов Б.С. Эволюционизм Г. Спенсера и проблемы развития науки. [Текст] / Б.С. Грязнов. / Позитивизм и наука: Критический очерк. М., 1975. - 50 с.


  1. Демьяненко Н. В. Социология Герберта Спенсера в становлении Российской «субъективной» школы XIX столетия [Текст] / Н. В. Демьяненко // Вестник Российского государственного гуманитарного университета. -2011. - №7.


  1. Дорофеева Н. Н. Спенсер [Текст] / Н. Н. Дорофеева, А. Г. Шишкина. - М.: Амонашвилли; Моск. гор. пед. ун-т, 2004. - 221 с.


  1. Зотов А.Ф. Западная философия XIX века. Учебник. Гриф УМО по классическому университетскому образованию [Текст] / А. Ф. Зотов. – М., 2015 -504 с.


  1. Корнетов Г. Б. Реформаторы образования в истории западной педагогики [Текст] : учебное пособие / Г. Б. Корнетов. – М.: АСОУ, 2007. - 460 с.


  1. Мамзин А.С. История и философия науки. [Текст] / Мамзин А.С. - СПб.: 2008. - 304 с.


  1. Соколов А. Б. Введение в историографию нового и новейшего времени стран Западной Европы и США [Текст]: учебное пособие / А. Б. Соколов. - Ярославль: Изд-во ЯГПУ, 2007. - 242 с.


  1. Соколова С. Критика этики Г. Спенсера [Текст] / С. Соколова. -  СПб., 1905. - 116 с.


  1. Спенсер Г. Синтетическая философия [Текст] / пер. с англ. П. В. Мокиевского/ Г. Спенсер. – К.: Ника – Центр, 1997. - 512 с. - (Серия «ПОЗНАНИЕ»; Вып. 2.


  1. Спенсер Г. Основания психологии [Текст] / Г. Спенсер // В трёх томах. СПб.: И.И. Билибин, 1876. Т.1. -296с., Т.2. -375с., Т.З. - 315с.


  1. Спенсер Г. Основания социологии. [Текст] / Г. Спенсер // В 2-х т. Соч. Т. IV. Киев; СПб., Харьков., Б.г. - 496 с.


  1. Спенсер Г. Основания этики. Система синтетической философии. [Текст] / Г. Спенсер// Киев, Харьков, 1899. - 209с.


  1. Спенсер Г. Воспитание умственное, нравственное и физическое [Текст] / пер. с англ. Е.А. Сысоевой / Г. Спенсер. – СПБ ., 1889. - 227 с.

  2. Спенсер Г. Основные начала. [Текст] / Г. Спенсер. - СПб., 1897. - 385 с.


  1. О философских взглядах / Г. Спенсер [Электронный ресурс] / Режим доступа : http://ecsocman.hse.ru/data/578/643/1219/3_spenser.doc


  1. Спенсер Г. Социология как предмет изучения [Текст] / Г. Спенсер // Тексты по истории социологии 19-20 вв. Хрестоматия / Сост. и отв. ред. В.И. Добреньков., к.ф.н. Л.П. Беленкова. - М. : Наука, 1994. - 383 с.


  1. Спенсер Г. Эссе: научные, политические и философские [Текст] / Г. Спенсер. – СПб., 1891. - 201 с.


  1. Тормасов Б.А Философы и философия :Жизнь. Судьба. Учение [Текст] / Тормасов Б.А. . – М. : Остожье, 1998 . - 541с.


















Автор
Дата добавления 03.10.2016
Раздел Другое
Подраздел Научные работы
Просмотров312
Номер материала ДБ-234905
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх