Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Иностранные языки / Другие методич. материалы / Статья "Сопоставление категорий лица и числа в английском, немецком и татарском языках"

Статья "Сопоставление категорий лица и числа в английском, немецком и татарском языках"

Идёт приём заявок на самые массовые международные олимпиады проекта "Инфоурок"

Для учителей мы подготовили самые привлекательные условия в русскоязычном интернете:

1. Бесплатные наградные документы с указанием данных образовательной Лицензии и Свидeтельства СМИ;
2. Призовой фонд 1.500.000 рублей для самых активных учителей;
3. До 100 рублей за одного ученика остаётся у учителя (при орг.взносе 150 рублей);
4. Бесплатные путёвки в Турцию (на двоих, всё включено) - розыгрыш среди активных учителей;
5. Бесплатная подписка на месяц на видеоуроки от "Инфоурок" - активным учителям;
6. Благодарность учителю будет выслана на адрес руководителя школы.

Подайте заявку на олимпиаду сейчас - https://infourok.ru/konkurs

  • Иностранные языки

Поделитесь материалом с коллегами:

Сопоставление категорий лица и числа в английском,

немецком и татарском языках


Камалова Роза Табрисовна

ГАОУ СПО «Альметьевский колледж физической культуры»


Актуальность исследования определяется всё более возрастающим интересом со стороны лингвистов к изучению различных языковых явлений на основе сравнительно-сопоставительного анализа данных не только родственных, но и разносистемных, генетически отдалённых языков. Такой подход позволяет выявить и целенаправленно охарактеризовать как общие черты, так и специфические особенности отдельных исследуемых языков, что дает возможность осознать, полнее раскрыть и всесторонне описать внутренние законы развития языка, понять сложнейшие механизмы языковой концептуализации действительности. Значимость исследования заключается в возможности использования материалов работы в дальнейших лингвистических и лексикографических исследованиях, в преподавательской деятельности при обучении иностранному языку с опорой на родной язык.

Несмотря на то, что имеет место огромное число трудов в области современной контрастивной лингвистики, отдельные категории, отражающие в языке важнейшие понятия человеческого сознания, всё ещё представляют значительный научный интерес и становятся предметом специального системного изучения в самых разных аспектах (функционально-коммуникативном, ономасиологическом, когнитивном, квантитативном и др.) и в контексте все нового языкового окружения. К таковым, несомненно, относятся и категории лица, числа, а также притяжательности, исследуемые в данной работе на материале одновременно трёх разноструктурных языков: татарского в сопоставлении с английским и немецким. Контрастивный характер исследования определяет и очевидную научно-практическую ценность работы, так как системное научное описание изучаемого языка в сравнении со структурными и функциональными особенностями родного не только позволяет выяснить, какие черты однотипны, а какие черты не накладываются друг на друга, но и будет способствовать лучшему усвоению и пониманию особенностей родного языка.

По типологическим характеристикам исследуемые языки принято рассматривать в разных языковых группах: татарский является языком агглютинативного типа, английский – аналитического, немецкий – флективного, хотя в каждом языке можно найти почти все способы выражения грамматических категорий. Рискованно было бы категорически утверждать, что в языках какой-то группы совершенно невозможен тот или иной способ. Однако в большинстве языков какой-то один способ является преобладающим. В генетическом плане татарский язык относится к тюркским языкам, а английский и немецкий – к германским. Хотя указанные категории и становились объектом лингвистического изучения на материале каждого из этих языков в отдельности, до сих пор не было комплексного исследования способов и средств выражения лица, числа, притяжательности и их значений в татарском языке в контексте установления и описания их эквивалентных форм в английском и немецком языках. Результаты предпринятого исследования, таким образом, призваны в известной степени обеспечить условия для определения и уточнения структурно-семантических, функционально-коммуникативных особенностей рассматриваемых категорий, способствовать более полному раскрытию богатства средств выражения указанных значений в исследуемых языках.

Цель данной работы состоит в сопоставительном исследовании способов выражения значений лица, числа и притяжательности в английском, немецком и татарском языках, выявлении их типологических сходств и различий как в плане содержания, так и в плане выражения.

Категория числа выражает количественные отношения, существующие в реальной действительности, отраженные в сознании носителей данного языка и имеющие морфологическое выражение в соответствующих формах языка. Имя существительное выступает доминантой в выражении количественных значений, чем и обусловлено наше основное внимание на нём в этой части работы. Во всех трёх исследуемых языках данная категория представлена семами единичности и множественности, которые находят свое выражение в формах единственного и множественного числа.

При номинативном противопоставлении формы единственного числа форме множественного числа значение единичности выражено ярко: агач – агачлар, treetrees, der Baumdie Bäume 'дерево деревья'. Однако следует отметить, что в немецком языке выбор средства образования множественного числа зависит от категории рода: das Kind – die Kinder 'ребенокдети', der Lehrer – die Lehrer 'учитель учителя', die Stadt – die Städte 'город – города'.

Наиболее специализированным способом выражения чистой множественности является аффиксация. Несмотря на то, что сопоставляемые языки относятся к разным языковым типам, морфологический способ выражения множественности является для них общим. В татарском языке аффикс -лар является единственным морфологическим показателем множественного числа и имеет четыре фонетических варианта: -лар присоединяется к твердой основе (алмалар 'яблоки', агачлар 'деревья'); әр – к мягкой (күзләр 'глаза', әбиләр 'бабушки'); -нар – к твердой основе, оканчивающейся на носовой звук (болыннар 'луга', урамнар 'улицы'); әр – к мягкой основе, оканчивающейся на носовой звук (киемнәр 'одежды', көнәр дни').

В английском языке сема множественности представлена морфемами числа

-s [s] и -s [z], -es [iz]. [-s] после глухих согласных звуков bookbooks 'книга книги', [-z] после звонких согласных звуков bagbags 'сумка сумки'. Морфема

-es [-iz] присоединяется к существительным, оканчивающимся в единственном числе на [s], [z], [∫], [t∫], [dhello_html_m1a719e81.gif]: placeplaces 'место места', dishdishes 'блюдо блюда', matchmatches 'спичка спички', pagepages 'страница страницы'.

В очень ограниченном числе существительных множественное число передаётся чередованием гласных (toothteeth 'зуб зубы', manmen 'мужчина мужчины') и морфемой -en (oxoxen 'бык – быки').

Суффикс -s/-es имеет агглютинативный характер.

В немецком языке для образования множественного числа существительных используются следующие средства, которые, как было отмечено, зависят от категории рода:

суффиксы -e, -(e)n, -er, -s: JungeJungen 'мальчик – мальчики', die Zeitungdie Zeitungen 'газета – газеты', das Bilddie Bilder 'картина – картины', der Klubdie Klubs 'клуб – клубы';

умляут: der Vater – die Väter 'отец – отцы', der Ofen – die Öfen 'печь – печи';

артикль: der Orden – die Orden 'орден – ордена', der Wagen – die Wagen 'вагон – вагоны'. В данном случае следует говорить об аналитическом способе образования множественного числа.

Эти средства образования множественного числа могут также сочетаться друг с другом: die Wand 'стена' die Wände 'стены'; das Haus 'дом' die Häuser 'дома'. Но основным средством служат суффиксы.

Языковые значения категории единичности достаточно многообразны и неоднородны. Грамматическое значение имени существительного в форме единственного числа определяется лишь в контексте, например: Чыпчык шундый әрсез кош ки 'Воробей такая пронырливая птица'; в данном предложении существительное чыпчык выражает обобщённо-родовое значение. Оно может указывать, естественно, и на единичность предмета: Чыпчык очып йөрде-йөрде дә ачык тәрәзәдән чыгып китте (Ф. Яруллин) 'Воробей летал-летал и, наконец, вылетел в открытое окно'.

Обобщённо-родовое понятие реализуется у всех существительных, обозначающих считаемые предметы, и употребляется:

1) в случаях, когда имеется в виду всякий, любой представитель данного класса лиц или предметов: (тат.) Сумка тотып, балалар мәктәпкә юнәлделәр 'Взяв сумки, дети отправились в школу'; (англ.) A child can understand it 'Ребенок (всякий, каждый ребенок) может понять это'; (нем.) Das Flugzeug ist das schnellste Verkehrsmittel des 20. Jahrhunderts 'Самолет – самое быстрое средство передвижения двадцатого века';

2) как средство выразительности и образности речи. Категория единственного числа обладает способностью передавать не предметную, а понятийную соотнесенность, т.е. позволяет достигать большей выразительности. Примеры: (тат.) Йөрәк, ярык кыңгырау кебек, ямьсез тавыш белән чыңлый, сыкрана, ыңгыраша (Ф. Яруллин) 'Сердце, как надтреснутый колокол, невыносимо гудит, ноет, жалуется'; (англ.) The happy farewell party burst like a bomb and our friends all fled in different directions (G. Durrell) 'Счастливая прощальная вечеринка взорвалась как бомба, и все наши друзья торопливо разъехались в разных направлениях'; (нем.) Er schwimmt wie ein Fisch 'Он плавает, как рыба'.

Особого внимания требуют существительные Singularia tantum: вещественные, абстрактные и собирательные имена, которые в своей семантике содержат значение совокупной множественности, собирательности, обобщенности. Единственное число вещественных существительных может выражать само вещество или материал, сплошную массу, не имеющую четко очерченных границ: (тат.) Су шаулап забойга тула. Инде тездән була (И. Гази) 'Вода с шумом заполняет забой. Уже становится по колено; (англ.) I hate that damned rubber 'Я ненавижу этот проклятый каучук'; (нем.) Wir gingen in die Werkstatt und Gottfried machte sich mit etwas Öl über meine Hand her (E. Remarque) 'Мы пошли в мастерскую и Готфрид принялся натирать мою руку маслом'.

Абстрактные существительные обозначают определенное качество, состояние, действие или идею. Большинство из них, называя совокупности типичных свойств, признаков, духовных ценностей, выражают особый вид множества: (тат.) батырлык 'cмелость', тынычлык 'спокойствие', туганлык 'братство'; (англ.) talkativeness 'говорливость', solvency 'кредитоспособность', nobility 'дворянство'; (нем.) die Zärtlichheit 'нежность', die Kritik 'критика', die Bauernschaft 'крестьянство'.

Во всех трех исследуемых языках собирательные существительные по характеру морфологической структуры делятся на следующие группы:

1) корневые: (тат.) йорт 'xозяйство', ил 'страна', төркем 'группа'; (англ.) staff 'персонал', team 'команда', firm 'фирма'; (нем.) der Schwarm 'стая', das Land 'страна';

2) существительные, образованные посредством суффиксов: (тат.)

-лык/-лек, -чылек/-челек (аланлык 'поляна', умартачылык 'пчеловодство'); (англ.)

-ness, -(e)ry, -hood, -ty, -tion (peasantry 'крестьянство', brotherhood 'братство', population 'население'); (нем.) -schaft, -keit, -ung, -tum (die Mannschaft 'команда', die Sammlung 'коллекция').

В немецком языке очень много двусоставных слов, выражающих собирательность: der Kieferwald 'сосняк', das Sternbild 'созвездие', der Sandstein, 'песчаник'. Нередки также случаи образования слов с собирательным значением посредством приставки -ge: das Geholz 'роща', die Gebirge 'горы', die Geschwister 'братья и сестры'.

В татарском языке отсутствие артикля способствует более широкому употреблению формы единственного числа в качестве синонима множественному: Урамдагы яфрак! 'На улице столько листвы! (опавшей).

Конкретные нарицательные существительные легко вступают в оппозицию единичность-множественность, изменение по числам для них носит грамматический характер: (тат.) Бүлмәдә әни янында әллә нинди хатыннар чәй эчәләр (Г. Исхакый) 'В комнате какие-то женщины пьют с мамой чай'; (англ.) The hills and valleys around a town will tell you more about its past than any history book 'Холмы и долины, окружающие город, расскажут тебе больше о его прошлом, чем любая книга об истории'; (нем.) Die Sterne strahlten wie gestern und schütteten ein diffuses Licht über das zitternde Schiff (S. Zweig) 'Как и вчера, сверкали звезды, обливая дрожавший пароход рассеянным светом'.

Вещественные и отвлечённые существительные в силу специфики своего лексического значения несовместимы с понятием исчисления, между тем они могут употребляться в форме множественного числа. Это позволяет усматривать у формы множественного числа определенный словообразовательный потенциал.

Множественное число вещественных имён существительных может экспрессивно указывать на множество сортов, изделия из данного вещества; употребляться для выражения большого количества, массы вещества и распространённости его на большом пространстве: (тат.) Карап карлар ятканын, Озатып сулар акканын, Анаң көтә янына Солдат улы кайтканын (К. Булатова) 'Глядя на тающие снега, провожая весенние воды, стоит мать в ожидании сына-солдата'; (англ.) A great ship asks deep waters 'Большому кораблю – большое плавание'; (нем.) Hinter den Nebeln raste die Hilfe über die blassen Straßen (E. Remarque) 'Сквозь туман (туманы) мчалась помощь по невзрачным улицам'.

Основное направление семантических изменений, происходящих в смысловой структуре абстрактных существительных при образовании формы множественного числа, выражается в конкретизации, опредмечивании лексического значения слова. Опредмеченность, которая вносится формой множественного числа в названия отвлеченных понятий, представлений, качеств-свойств, обычно выступает в несколько обобщенно-неопределенном, как бы слегка «затененном» виде, далеком от подлинной конкретности. При этом образуются словоформы:

а) с полной конкретизацией: (тат.) матурлыклар 'красоты, красивые места'; (англ.) beauties 'красавицы'; (нем.) die Kapazitäten 'мощности, т.е. станки, машины, агрегаты', die Süßigkeiten 'лакомства', die Herrlichkeiten 'предметы роскоши, земные блага';

б) с неполной конкретизацией: (тат.) шатлыклар 'радости (счастливые моменты)', авырлыклар 'трудности'; (англ.) kindnesses 'добрые поступки', blunders 'промахи, просчеты'; (нем.) die Aufmerksamkeiten 'знаки внимания', die Annehmlichkeiten 'удовольствия'.

Формы множественного числа выражают разновидности чувств, состояний, явлений; передают значение величия изображаемого, «большей экспрессии, сгущения представления». Примеры: (тат.) Җилләр өзгән яфрак сыман көннәр оча – еллар кими (Ф. Сафин) 'Как листья, срываемые ветром, дни летят, проходят годы'. Кайгылар төрелгән шатлыкка, шатлыклар төрелгән кайгыга (Сөләйман) 'Горести окутаны радостью, радости окутаны горестью'; (англ) … and how little they would guess the strange terrors, the nameless dangers, which were gathering about his head

(A. Conan Doyle) '… и даже не будут подозревать о том странном терроре и неизвестных опасностях, которым он подвергается'. It was a bitter cold winter, with long, hard frosts and heavy gales (R.L. Stevenson) 'Это была очень холодная зима с долгими сильными морозами и яростными бурями'; (нем.) Mit jedem Takt fühlte er sich freier. Seine Verzweiflung wich. Erinnerungen tauchten auf (K. David) 'С каждым тактом ему становилось легче. Его отчаяние прошло. В нем ожили воспоминания'. Ich werde wieder baden, werde wieder Depressionen haben und missmutig werden (H.Hesse) 'Я снова буду купаться, снова буду испытывать депрессии и недовольства'.

Это относится и к предметам, единственным в своем роде, например: (тат.) Без кылдык күкләрне вә җирләрне, hәм алар арасындагы мәхлүкатны сезгә уен өчен түгел (Дини календарь, 2002) 'Мы сотворили небеса и землю (дословно земли), и обитателей между ними вам не для игры'; (англ.) …The wind is fierce, The skies are grey, I don’t think I’ll go out today 'Свирепый ветер, серое небо (дословно небеса), я не думаю, что сегодня выйду из дома; (нем.) …und es leer und kalt, und alle Sonnen waren weg… (H.Weber) '… пусто и холодно, и солнце (буквально все солнца) скрылось'.

В немецком и, особенно, английском языках немало существительных, имеющих лишь форму множественного числа (Pluralia Tantum). К ним относятся, в частности, существительные, обозначающие парные предметы: (англ.) trousers 'брюки', spectacles 'очки'; (нем.) die Hosenträger 'подтяжки'. Противоречия между формой слова и его содержанием наблюдаются во многих языках мира. Части данных предметов не могут существовать раздельно, таким образом, эти существительные выражают «собирательность, как единство во множественности».

Употребление собственных имён в форме множественного числа – также явление довольно распространённое: (тат.) Низамилар, Гыймадилар, Фәхриләр өстенә тагын берәү килеп кушылды (Г. Ибраhимов) 'К Низамиям, Гыймадиям, Фахриям присоединился еще один'; (англ.) There are two Anns and three Janes in our group 'В нашей группе две Анны и три Джейн'; (нем.) Gestern waren wir bei Müllers 'Вчера мы были у Мюллеров'. Форма множественного числа обозначает при этом, что лицо находится в группе других лиц, обладающих общими свойствами или обозначают семью, род, группу лиц, выступающих под одним именем.

В татарском языке лишь немногочисленная группа существительных, образованных от имён прилагательных, не имеет формы единственного числа: яшьләр 'молодежь', кызыллар 'красные', аклар 'белые', олылар 'взрослые'.

Аффикс -лар выражает неопределённое множество. Если перед существительными употребляются числительные, существительные имеют форму единственного числа и, наоборот, если существительные имеют форму множественного числа, то перед ними плюральные слова обычно не употребляются, т.е. лексические и грамматические показатели множественности взаимоисключают друг друга: Дүртенче палатадан инде өч кеше терелеп өйләренә кайтып китте (Г. Әпсәләмов) 'Трое из четвертой палаты выздоровели и уже отправились домой'.

В английском и немецком языках синтаксический способ наблюдается только в тех случаях, когда формы единственного и множественного числа существительных омонимичны: (англ.) a deerthe deer 'олень олени', (нем.) der Lehrer die Lehrer 'учитель учителя'. Показателем числа в этих случаях служат артикль, глагол-сказуемое, количественные числительные, неопределенные местоимения, притяжательные местоимения, прилагательные при сильном склонении.

В татарском языке в передаче множественности важную роль играют парные слова, образуемые лексико-синтаксическим сочетанием имен существительных с близкими значениями. Они передают значение собирательной множественности: ата-ана 'родители', хатын-кыз 'женщины', ир-ат 'мужчины', дус-иш 'друзья', аш-су 'еда, пища', иске-москы 'старье', чебен-черки 'мошкара', уен-көлке 'веселье', сыер-үгез 'скот' и т.д.

В английском и немецком языках для выражения подобных значений употребляются: множественное число существительных (friends, die Freunde 'друзья', dishes 'посуда', revels 'пирушка'); существительные Pluralia Tantum (die Eltern 'родители', die Gebrüder 'братья'); словосочетания (swarm of midges, der Schwarm der kleinen Fliegen 'мошкара', old things / clothes, alter Kram 'старье'); собирательные существительные (das Geschirr 'посуда', cattle 'скот', salvage, der Altstoff 'утиль').

Категория числа чутко реагирует на разные значения в смысловой структуре слова. Во всех исследуемых языках представлены лексемы, которые в своих вторичных значениях используются для обозначения неопределенного количества: (тат.) бер кочак яңа хәбәрләр 'охапка новостей', бер бөртек оят 'крупинка стыда'; (англ.) a pile of work 'куча работы', a speck of shame 'крупица стыда'; (нем.) eine Menge Geld 'уйма денег', der Strom der Menschen 'поток людей'.

В татарском языке имена прилагательные, числительные, причастия и наречия являются неизменяемыми. Изменение по числу возможно только при их субстантивации: Әйе, көчлеләрдән үч ала алмаганда, без үчнең агулы укларын көчсезләргә, гадәттә, гаепсезләргә юнәлтәбез (Татарстан яшьләре, 2010, № 14) 'Да, если мы не в силах отомстить более сильным, мы направляем ядовитые стрелы мести в сторону слабых, как правило, невиновных'. Бөгелмәгә сәгать өчләрдә килеп җиттек (Ф. Яруллин) 'В Бугульму доехали около трех'. Озакламый, китүчеләр, озата килүчеләреннән аерылып, бер сафка тезелделәр (М. Әмир) 'Вскоре отбывающие, отделившись от провожающих, выстроились в одну шеренгу'.

В немецком языке не только субстантивированные прилагательные, причастия и числительные могут иметь форму множественного числа (Die Neuen fanden sich mit den Dienstgraden noch nicht zurecht 'Новички еще не разбираются в званиях (чинах)'; Sind wir als die Ersten? 'Мы первые?'), но и стоящие перед определяемым существительным прилагательные и местоимения, согласуясь с ним в числе: das neue Buchdie neuen Bücher 'новая книга – новые книги', dieses Kinddiese Kinder 'этот ребенок – эти дети'.

В отличие от татарского и немецкого языков, в большинстве случаев субстантивированным прилагательным, числительным и причастиям английского языка несвойственно присоединение морфологического показателя -s: The two clambered into their places (A. Conan Doyle) 'Те двое вскарабкались на свои места'. The poor in New-York live in slums (A. Stack) 'Бедняки в Нью-Йорке живут в трущобах'. They had to carry the wounded from the ambulances to the hospital 'Им пришлось носить раненых из санитарных машин в госпиталь'.

Для местоимений сопоставляемых языков характерны два основных способа выражения множественности: суффиксальный и супплетивный. В татарском языке аффикс -лар присоединяется к субстантивированным местоимениям различных разрядов, выражая неопределенное множество: Кемнәр анда? Аларның исемнәре беркая да язылмаган (Н. Дәүли) 'Кто это там? Их имена нигде не указаны'.

В английском языке суффиксальный способ не так продуктивен: он характерен только для возвратных местоимений и неопределенного местоимения one, например, You yourselves invited them to take part in your work 'Вы сами пригласили их принять участие в вашей работе'. We’re actors, and successful ones

(W.S. Maugham) 'Мы актеры, притом успешные'. В немецком языке, вне зависимости от того субстантивировано местоимение или нет (кроме личных), форма множественного числа образуется при помощи флексий -e, -en, -er: Den anderen stockte der Atem (E. Kestner) 'Остальные замерли'.

Средства выражения данной категории относятся к различным языковым уровням: морфологическому, синтаксическому, лексическому. Все языковые средства, выражающие значение соотнесения процесса с его носителем или дающие ту или иную семантическую характеристику носителя процесса, объединяются в одну функционально-семантическую категорию – категорию персональности. Морфологическая категория лица глагола и личные местоимения составляют ядро, центр функционально-семантической категории персональности. Средствами других уровней являются специальные аффиксы со значением личной принадлежности в притяжательных формах существительного, аффиксы сказуемости, притяжательные, возвратные местоимения. Формы лица и числа передаются в основном одними и теми же формантами, например, аффиксами принадлежности существительного татарского языка: китабым 'моя книга', китабыбыз 'наша книга'.

Будучи универсальной, категория лица существует во всех языках, но, как свидетельствует анализ разнообразного языкового материала, значения лица у глагола могут выражаться по-разному:

1) в татарском языке личные аффиксы чётко различаются в единственном и во множественном числе, за исключением 3-го лица множественного числа, где возможна вариативность с аффиксом -лар или без него: Күкнең болытсыз өлешендә йолдызлар җемелди (Г. Гобәй) – Күкнең болытсыз өлешендә йолдызлар җемелдиләр 'В безоблачной части неба мерцают звезды'. В этих предложениях достаточно ясно проявляется смысловое различие: в первом предложении подлежащее обладает собирательным значением (йолдызлар җемелди), во втором – более конкретным, при этом действие имеет разделительный, расчленённый характер (каждая звезда по отдельности). Таким образом, наблюдается полная дифференциация личных аффиксов в обоих существующих наборах: один для настоящего и будущего времён изъявительного наклонения (мин барам 'я иду', син барасың 'ты идешь', ул бара 'он идет', без барабыз 'мы идем', сез барасыз 'вы идете', алар бара(лар) 'они идут'); другой – для прошедшего времени и для косвенных наклонений (мин бардым 'я ходил', син бардың 'ты ходил', ул барды 'он ходил', без бардык 'мы ходили', сез бардыгыз 'вы ходили', алар барды(лар) 'они ходили'). Употребление усечённого суффикса в 1-м лице единственного числа настоящего времени является нормой, хотя употребление полного суффикса тоже возможно: киләмен;

2) в немецком языке степень дифференцированности окончаний составляет 66%, поскольку четыре формы со всего набора являются попарно омонимичными: er / ihr macht 'он делает / вы делаете' , wir / sie machen 'мы делаем / они делают' – в презентном наборе; ich / er fuhr 'я / он ехал', wir / sie fuhren 'мы / они ехали' – в претеритальном, поэтому следует согласиться с Б.А. Абрамовым, который рассматривает категорию персональности не просто грамматической, а лексико-грамматической. При спряжении сильных глаголов в презенсе во 2-м и 3-м лице единственного числа корневые гласные получают умляут: fährst, fährt. Сильные глаголы с корневым гласным меняют ее на -i(e): nehmennimmstnimmt;

3) в английском языке можно говорить об отсутствии дифференциации личных окончаний, за исключением 3-го лица единственного числа и вспомогательных глаголов have (has) для разряда Perfect; am (is, are) для разряда Continuous; do (does) для вопросительной и отрицательной формы разряда Indefinite. Английское местоимение 2-го лица you употребляется в обеих формах числа, поэтому определение числа происходит через контекст.

В немецком и английском языках омонимичные формы идентифицируются посредством лексических средств, т. е. аналитически.

Категория числа в личных глаголах выражает не сущностные характеристики глагольного слова, а их зависимость от подлежащего, значит действие, выражаемое глаголом в личной форме, не мыслится вне субстанции его носителя, поэтому согласование часто зависит от того, каким существительным выражено подлежащее. Словоформа единственного числа собирательных существительных обозначает множество предметов, поэтому по своим синтаксическим связям она может соответствовать множественному числу: (тат.) Бөтен халык тагы, тыннарын да алмыйча, бу зур көрәшкә карап катканнар! (Г. Ибраhимов) 'Весь народ, затаив дыхание, застыл, глядя на эту борьбу'. Дустан дошман күп. Һәммәсе чагарга әзерләр (Г. Ибраhимов) 'Врагов больше, чем друзей. И все хотят ужалить'; (англ.) The police have arrested a friend of mine (A. Stack) 'Полиция арестовала одного из моих друзей'. В тех случаях, когда речь идет об одном человеке, используются слова а policeman / a police officer; (нем.) Ihre Kleidung waren Felle 'Их одеждой были шкуры'. Такое употребление имеет место в стилистических целях: оно еще раз подчеркивает то, что речь идет о раздельном множестве внутри целого.

Среди значений форм лица выделяются парадигматические и синтагматические. Многозначность грамматических форм проявляется, прежде всего, на синтагматическом уровне.

Парадигматическое значение каждой формы лица определяется своим, свойственным только ей, набором дифференциальных семантических признаков (морфосем), что и определяет существование каждой из них в ряду других форм. Варианты парадигматических значений всех форм лица реализуются во всех трех языках. Например, для 1-го лица единственного числа свойственно выражение предикативности путем соотнесенности с субъектом-носителем признака (агенсом или пациенсом), который является единичным лицом, участвующим в речи в качестве определенного автора речи: (тат.) Мин юындым, киендем, нишләргә белмичә йөрим (Г. Исхакый) 'Я умылся, оделся, хожу, не зная, что делать'. Это относится и к двум другим языкам: (англ.) You arent going to leave me behind?

I always go with you (A. Christie) 'Ты ведь не уедешь без меня? Я всегда езжу с тобой'; (нем.) Ich glaube, sie ist sehr traurig und will es nicht zeigen (S. Zweig) 'Я думаю, она чем-то опечалена, только не хочет этого показать'.

Среди синтагматических значений выделяются: а) варианты парадигматического значения, где сохраняются ведущие морфосемы, подвергаясь лишь различным конкретным реализациям; б) переносные значения, где при помощи средств контекста нейтрализуются основные морфосемы формы.

Синтагматические значения первой группы свойственны всем исследуемым языкам, так как сохраняются ведущие морфосемы форм. Среди них обобщенно-личное значение глагольных форм представляет собой наиболее распространенный случай для всех форм: (тат.) Гомер буе укыйбыз, гомер буе өйрәнәбез 'Всю жизнь читаем, всю жизнь учимся'; (англ.) We live and learn; (нем.) Wir leben und lernen 'Век живи, век учись (дословно: мы живем и учимся)'.

Переносное употребление личных форм глагола создает разнообразные стилистические оттенки в их значении. На стилистическую окраску личной формы влияет сочетание ее с личным местоимением или пропуск его. Формы в сочетании с личными местоимениями являются более нейтральными, поэтому пропуск местоимений воспринимается как стилистический прием. В силу полной дифференциации личных форм татарский язык является самым продуктивным в плане выражения переносных значений формами лица: (тат.) Миңа күп йөрергә туры килә. Кайсы гына заводка барып төшмә, башка заводларда булмаган бер яңалык күрәсең (Г. Әпсәләмов) 'Мне приходится много ездить. На какой завод не попади, всегда увидишь какое-либо новшество, которого нет на других заводах'. Шулай да студентларга, журналистларга hәм иҗат кешеләренә файдасы тияр дип ышанып калабыз (В. Хаков) 'Мы надеемся, что эта работа будет полезной студентам, журналистам и всем творческим людям'.

В немецком и, особенно, в английском языках, где опущение местоимения не всегда компенсируется личной формой глагола, транспозиции форм лица, связанные с использованием 1-го лица множественного числа вместо 2-го лица при фамильярном обращении, с авторским или торжественным употреблением 1-го лица множественного числа вместо единственного, с обобщенно-личным употреблением 2-го лица единственного числа и 1-го лица множественного числа малопродуктивны: (англ.) How do we feel? 'Как мы себя чувствуем?' We must go back to the XIX century to find a proper setting of this concept 'Мы должны обратиться к XIX веку, чтобы найти должное объяснение данной концепции'; (нем.) Wie sind wir geschlafen? 'Как мы спали?' Wir hoffen, dass diese Arbeit für die Studenten, Journalisten und alle schöpferischen Menschen nützlich wird 'Мы надеемся, что эта работа будет полезной студентам, журналистам и всем творческим людям'.

Выражение соотнесенности с субъектом и его характеристики в отличие от форм 1-го и 2-го лица не в самой форме, а в сочетании ее с подлежащим, выраженным как местоимением, так и существительным (вне ограничения лексического наполнения формы глаголами), объясняет широкое инвариантное значение формы 3-го лица, в особенности единственного числа: (тат.) Кызлар өй эчендә озак юанмадылар: бакчага чыктылар .... Алар юлларның берсеннән киткәннәр иде, каршыларына Лизаның агасы Михаил очрады. ... Алар өчәүләп яр өстеннән Иделгә карап тора торган эскәмиягә килеп утырдылар (Ф. Әмирхан). 'Девушки не стали задерживаться надолго внутри дома, вышли в сад ... Гуляя по одной из тропинок, они встретили старшего брата Лизы Михаила. ... И все трое уселись на скамью, откуда открывался вид на Волгу'; (англ.) Both parents adored their daughters, but they still longed for a boy (A. Stack) 'Оба родителя обожали своих дочерей, но, тем не менее, страстно желали сына'; (нем.) Die Kinder sehen nieder. … Ganz anders sind die Kinder geworden in diesen paar Tagen. Sie haben ihre Spiele verloren und ihr Lachen, die Augen sind ohne den munteren, unbesorgten Schein (S. Zweig) 'Дети опускают глаза. …За последние дни девочек точно подменили. Они не играют, не смеются, глаза утратили веселый, беззаботный блеск'.

В отличие от всех остальных форм, 3-му лицу единственного числа характерно выражение предикативности без соотнесенности с субъектом: (тат.) Яктыра 'Светает'; (нем.) Es dämmert; (англ.) It is dawning. Примеры показывают, что в целях сохранения двусоставного оформления предложения в английском и немецком языках употребляется подлежащее в виде безличного местоимения, которое завуалированно указывает на 3-е лицо.

Переносными значениями формы являются: соотнесенность с обобщённым или неопределенным лицом; соотнесенность с говорящим лицом; соотнесенность с адресатом, часто при общении родителей с детьми: (тат.) О, минем дустым кайткан! 'О, мой друг вернулся!' Минем улым үзен матур тотачак 'Мой сынок будет вести себя красиво'; (англ.) Oh, my friend has returned! 'О, мой друг вернулся!' My sonny will behave well 'Мой сынок будет вести себя хорошо'; (нем.) Oh, mein Freund ist gekommen! Mein Söhnchen benimmt sich anständig.

Известно, что неличные формы глагола морфологически не выражают категорию лица. Но, выражая действие или состояние, они имеют своего производителя или носителя признака, который обнаруживается не морфологически, а выражается при помощи различных синтаксических моделей.

Показателями носителя признака причастий во всех исследуемых языках могут выступать:

определяемое слово или само причастие, если оно подвергнуто субстантивации: (тат.) Килгән кешеләр алгы рәтләрдән урын ала бардылар (Ф.Хөсни) 'Пришедшие люди занимали места в первых рядах'; (англ.) Every body looked at the dancing girl 'Все смотрели на танцующую девочку'; (нем.) Im Frühling kann man in Gärten und Parks viele spielende Kinder sehen (Е. Kestner) 'Весной можно видеть в садах и парках много играющих детей; (тат.) җиңүчеләр 'победители'; (нем.) die Tanzenden 'танцующие'; (англ.) the disabled 'нетрудоспособные';

основной падеж существительного или местоимения: (тат.) Һәркайда балкый бүген нурлар, Шау килә син саклаган кырлар (Ә. Ерикәй) 'Сегодня повсюду солнца лучи сияют, шумят поля, на страже которых ты стоял'. Без кайтасы юлны кар баскан 'Дорогу, по которой нам возвращаться, занесло снегом'; (англ.) Shocked by his words, I sank into the chair (A.Conan Doyle) 'Потрясенный его словами, я опустился в кресло'; (нем.) Wie zwei Schwalben in einem engen Käfig schießen sie hin und her, erdrückt von dieser Atmosphäre der Lüge und Verschweigens (S. Zweig) 'Как две ласточки в тесной клетке, они снуют взад и вперед, подавленные этой атмосферой лжи и умалчивания'.

В татарском языке исполнитель действия очень часто выражается посредством суффиксов принадлежности в составе определяемого с факультативным употреблением местоимения или существительного в родительном падеже: (минем) укый торган китабым 'книга, которую я читаю', (синең) укыячак мәктәбең 'школа, в которой ты будешь учиться'. Менә мин тагын авыл урамында йөрим. Бу – минем туган авылым (И. Гази) 'Вот я опять хожу по деревенской улице. Это – моя родная деревня'.

В английском языке исполнитель действия часто передается существительным с предлогом by или местоимением в объектном падеже с тем же предлогом: The article, written by that student is very important ‘Статья, написанная этим студентом, очень важна’. В немецком – предлогами von и durch: Gerettet von seinen Freunden er saß an dem Kamin 'Спасенный своими друзьями, он сидел у камина'.

При употреблении субстантивного причастия в значении объекта действия, а также в глагольно-именной функции, субъект действия выражается в основном аффиксами принадлежности (возможно их сочетание с местоимениями или существительными в родительном или в основном падеже): Беләсең ич кем янына килгәнеңне 'Знаешь ведь, к кому ты пришел'. Алар чатыр эченә сыенып, яңгыр туктаганны көтә иделәр (Ш. Камал) 'Они, укрывшись в шалаше, ждали, когда прекратится дождь'.

Употребление причастий в значении имени действия не характерно для индоевропейских языков. В английском языке для выражения действия как процесса употребляется герундий: reading 'чтение', improving 'улучшение'. Субъект действия, выражаемого герундием, может быть передан: личным местоимением или существительным, выполняющим функцию подлежащего предложения I like reading technical books 'Я люблю читать технические книги’; притяжательными местоимениями Our task is mastering this specialty 'Наша задача – овладение этой специальностью; притяжательным падежом существительных: I like your post-graduates making experiments 'Мне нравится проведение опытов вашим аспирантом'.

В немецком языке для передачи подобных значений используется субстантивированный инфинитив: das Lesen 'чтение', das Gehen 'ходьба'. Als sie mich erblickte, spannte sich plötzlich ihr Gesicht gewaltsam zusammenaber nur eine Sekunde lang, dann nickte sie mir mit einem höflichen Erkennen (S. Zweig) 'Когда она заметила меня, внезапная судорога пробежала по ее лицу – но только на секунду, потом она вежливо кивнула мне'. … wo ihr Lachen noch gell an allen Wänden klebte… (S. Zweig) '…где стены еще хранили отзвук ее смеха'.

Инфинитив имеет следующие способы выражения носителя признака:

личная форма глагола или подлежащее предложения: (тат.) Почмакка барып басты да җырларга тотынды (Ф. Әмирхан) 'Встал в угол и стал петь'; Хуш, мәктәп, үз күрдең, яшәргә көч бирдең (С. Сөләйманов) 'До свидания, школа, принявшая, давшая силы жить'; (англ.) I think to write the article tomorrow 'Я думаю написать эту статью завтра'; (нем.) Wir lernten deutsch sprechen 'Мы учились говорить по-немецки';

в татарском языке также существительное или местоимение в направительном падеже: Барыннан да бигрәк табигатьнең үзенә ышынырга кирәк. Барсын да шул тигезли (А. Гыйләҗев) 'Больше всего нужно доверять природе. Она все ставит на свои места';

в английском и немецком языках также возможна передача значением косвенного падежа: (англ.) I told him to post the letter 'Я велел ему отправить письмо'; (нем.) Da sind Sie, ein fremder Mensch, und ich bin Ihnen fremd, und ich bitte Sie, zu schweigen darüber, dass Sie mich gesehen haben…(S. Zweig) 'Вот вы чужой человек, и я для вас чужой, и я прошу вас молчать о том, что вы меня видели …'.

Являясь глагольной формой, деепричастия могут выражать действующее лицо, которое может и не совпадать с лицом основного глагола: Күпме йоклаганмындыр, белмим, берәү бик каты төрткәли башлагач, уянып киттем

(А. Гыйләҗев) 'Не знаю, сколько проспал, проснулся, когда кто-то стал сильно тормошить'.

В английском и немецком языках нет деепричастий. Обстоятельственные значения в предложении, традиционно характерные им, выражаются при этом причастиями: (англ.) Arriving at the station I called a porter 'Приехав на вокзал, я позвал носильщика'. The engineer testing the motor, the committee came to see the work of the motor 'Когда инженер испытывал мотор, комиссия приехала посмотреть работу этого двигателя'; (нем.) Er wiederholte zitternd die Worte: deutlich und laut halteten sie in der vollkommenen Leere des Raumes (S. Zweig) 'Дрожа, он повторил слова, которые прозвучали громко и четко в совершенно пустой комнате'.

С лексической точки зрения все указанные показатели носителя признака неличных форм являются либо существительными с различной семантикой, либо личными местоимениями, неопределенными местоимениями, определительными местоимениями и другими, аффиксами принадлежности и личными аффиксами глаголов всех трех лиц.

Наличие категории принадлежности есть одна из отличительных черт тюркских языков. Специальные аффиксы, присоединяясь к существительному, одновременно указывают и на лицо обладателя, и на предмет обладания: китабым 'моя книга', китабың 'твоя книга', китабы 'его книга', китабыбыз 'наша книга', китабыгыз 'ваша книга', китаплары 'их книга'. Вместе с тем суффикс принадлежности, наряду с указанием на лицо обладателя и предмет обладания, совместно с аффиксом -лар одновременно может указывать и на число предметов обладания: китапларым 'мои книги', китапларыбыз 'наши книги'.

Принадлежность может быть выражена также:

а) сочетанием личного местоимения в притяжательном падеже и существительного, которое выражает предмет обладания (этот способ характерен только для 1-го и 2-го лица): Минем бер күрше йокысызлыктан интегә 'Один мой сосед страдает от бессонницы';

б) сочетанием личного местоимения в притяжательном падеже с существительным с аффиксом принадлежности: Бу минем укучым, диде Николай Филиппович (Ш.Рәкыйпов) 'Это моя ученица, сказал Николай Филиппович';

в) в 3-м лице – именем существительным в притяжательном падеже вместо личного местоимения: И туган тел, и матур тел, әткәм-әнкәмнең теле! (Г. Тукай) 'Родной язык – святой язык, отца и матери язык!'

В английском и немецком языках такого явления, как категория принадлежности, не существует, поэтому принадлежность какому-либо лицу выражается:

а) притяжательными местоимениями (my book – my books, mein Buch meine Bücher 'моя книга – мои книги'): (англ.) – Was it your idea to have Dora here? – Partly mine, partly Dora’s (O’Hara) '– Это была твоя идея пригласить сюда Дору? – Частично моя (идея), частично Доры'; (нем.) Mein Körper war gleichsam abgelöst von mir, ich ruhte weich und wohlig (S. Zweig) 'Я больше не ощущал тяжести во всем теле, мне было легко и спокойно';

б) притяжательным падежом существительных: (англ.) Grace Hardwill, Archie’s wife, played in musical comedy (W. S. Maugham) 'Грейс Хардуил, жена Арчи, играла в музыкальной комедии'. The Dextersparty was theatrical (W. S. Maugham) 'Вечер у Декстеров был театральный (собрались в основном актеры)'; (нем.) Sie haben Agnst vor dem Zorn des Vaters, der jetzt aussah, wie sie ihn nie gekannt hatten

(S. Zweig) 'Они боятся ярости отца: таким они его еще никогда не видели'. Однако возможен и обратный вариант: Das ist Beethovens fünfte Simfonie 'Это пятая симфония Бетховена'.

В английском языке принадлежность лицу можно также выразить, поставив перед существительным, выражающим обладателя (это касается и неодушевленных предметов), предлог of: The voices of the boys at play grew shriller (J. Galsworthy) 'Голоса играющих мальчиков стали пронзительнее'. Иногда обладатель, выраженный абсолютной формой притяжательного местоимения, также может употребляться с предлогом of: «I must understand a little more about this invisibility of yours», said Kemp (G. Wells) 'Я должен понять немного больше о вашей невидимости, сказал Кемп'. В английском и немецком языках существует категория рода местоимений и синонимия некоторых местоимений, поэтому род и число обладателей возможно уточнить только через контекст.

Выступая в качестве сказуемого, именные части речи тюркских языков, в том числе и в татарском, могут принимать аффиксы сказуемости. «Таким образом, морфологическая по существу категория сказуемости одновременно выполняет синтаксическую функцию». аффиксы сказуемости, как и личные аффиксы глагола, одновременно указывают и на лицо, и на число: мин укытучымын

'я учитель', без укытучыбыз мы учителя', сез укытучысыз ‘вы учителя’. Мин табибмын, hәм минем төп бурычым – кешеләрнең сәламәтлеген саклау (Татарстан яшьләре, 2009, №21) 'Я врач и мой главный долг забота о здоровье людей'.

Если именной частью сказуемого выступает прилагательное или числительное (в основном порядковое), то оно сохраняет форму единственного числа даже при суффиксах множественного: мин көчлемен 'я сильный', без көчлебез 'мы сильные'; мин беренчемен 'я первый', без беренчебез 'мы первые'. Без үз илебез, үз милләтебез, үз динебез булуы белән дә көчлебез (Исләм газетасы, 2007, октябрь) 'Мы сильны тем, что имеем свою страну, свою нацию, свою религию'. Ванкуверның гомумкоманда зачетында – унберенчебез (Атна вакыйгалары, 2010, апрель)

'В Ванкувере в общекомандном зачете мы – одиннадцатые'.

Спряжение в татарском языке носит ярко выраженный именной характер: формы лица глагола характеризуются теми же суффиксами (формантами), которые образуют форму сказуемости, поэтому можно говорить о тесном сплетении категорий имени и глагола. Формальное различие между спряжением имен и глагола состоит в форме отрицания: в спряжении имен употребляется слово түгел, к которому присоединяются аффиксы сказуемости: Мин укытучы түгелмен 'я не учитель'; Син укытучы түгелсең 'ты не учитель'. В спряжении глагола имеет место аффикс отрицания -ма/-мә: Мин укытмыйм 'я не учу'. Син укытмыйсың 'ты не учишь'.

В английском и немецком языках сказуемое всегда выражено глагольной формой. Даже в именном сказуемом должна быть глагольная связка, т.е. сказуемость выражается синтаксически при помощи вспомогательного глагола быть (англ.) to be, (нем.) sein: (англ.) I am a teacher 'я (есть) учитель', you are a teacher 'ты учитель', they are teachers 'они учителя'; (нем.) ich bin Lehrer 'я учитель', du bist Lerher 'ты учитель', sie sind Lehrer 'они учителя'.

Именная часть именного сказуемого, выраженная прилагательным, имеет всегда неизменяемую форму: I am strong 'я сильный', You are strong 'ты (вы) сильный', They are strong 'они сильные'; ich bin stark 'я сильный', du bist stark 'ты сильный', sie sind stark 'они сильные'. Аналогичным образом оформляются и случаи, когда именной частью именнного сказуемого в английском языке выступает числительное: I am the first 'я первый', You are the first 'ты первый', They are the first 'они первые'. В немецком же языке (как и в русском) она может иметь обе формы числа: ich bin die Erste 'я первый', du bist die Erste 'ты первый', sie sind als die Ersten 'они первые'.

Формы сказуемости имен существительных в татарском языке соотносятся с настоящим временем. Соотношение с будущим или прошедшим временем выражается аналитически – сочетанием имени существительного с вспомогательными глаголами бул или иде: Мин укытучымын 'Я учитель'. Мин укытучы булам 'Я буду учителем'. Мин укытучы идем 'Я был учителем'.

В заключении подведены итоги исследования и изложены его основные научные результаты.

Проведённое комплексное исследование категорий лица, числа и принадлежности татарского языка в контексте сопоставительного анализа их с материалом английского и немецкого языков позволило сделать ряд обобщающих выводов, важных и актуальных прежде всего для современной практики преподавания иностранных языков с опорой на родной язык, а также, безусловно, для расширения и углубления теоретической базы исследований в области контрастивной лингвистики.

Результаты изучения и системного анализа обширного теоретического и фактологического материала указывают на то, что татарский язык является более богатым в плане выражения множественности: ему присущи морфологический, лексический, синтаксический и лексико-синтаксический способы. При этом последний способ характерен именно для татарского языка. Основным, общим, способом выражения множественности для исследуемых языков является морфологический. В отличие от татарского языка, синтаксический способ свойственен ограниченному числу существительных немецкого и, в особенности, английского языков.

В татарском языке грамматическая категория числа присуща не только существительным и глаголам, при субстантивации она распространяется почти на все части речи. При этом основным средством выражения выступает аффикс -лар и его алломорфы. В отличие от татарского языка, немецкие прилагательные, местоимения, стоящие в препозиции к определяемому существительному, согласуются с ним в числе, но эта множественность касается в плане содержания только существительного. В отличие от татарского и немецкого языков, грамматическая категория числа в английском языке максимально ограничена.

Средства выражения категории лица относятся к различным языковым уровням: морфологическому, синтаксическому, лексическому. Особое место занимает внелингвистический контекст. Ядром данной категории выступает морфологическая категория лица глагола, личные аффиксы которого служат показателем типологического признака выражения категории лица в татарском языке. Выражая субъект действия или носителя признака, категория лица проявляется во многих частях речи татарского языка: 1) в личных и притяжательных местоимениях; 2) посредством суффиксов сказуемости и принадлежности – в существительных, субстантивированных причастиях, прилагательных, числительных, в чём проявляется отличительная черта татарского языка. Категория принадлежности играет важную роль в выражении носителя признака неличных форм глагола.

В немецком и, особенно, английском языках категория лица выражена менее активно: в местоимениях (в том числе и возвратных, в отличие от татарского языка) и глаголах (в английском языке частично), в существительных, поскольку они соотносятся с ролью неучастника в коммуникативной деятельности (3-е лицо).

Дифференцированность личных форм татарского глагола при выражении предикативности позволяет избежать перегруженности предложения другими показателями лица, способствует более широкому выражению синтагматических значений, что дает больше возможностей в плане достижения лаконичности, экспрессивности речи.

Использованная литература

  1. Абрамов, Б.А. Избранные работы по немецкой грамматике и общим проблемам языкознания / Б.А. Абрамов // Под общей ред. Н.Н. Семенюк. – М.: Кругъ, 2003. – 424с.

  2. Аракин, В.Д. Сравнительная типология английского и русского языков: Учеб. пособие / Под ред. М.Д. Ревецовой. 3-е изд.- М.: ФИЗМАТЛИТ, 2005.-232 с.

  3. Зеленецкий, А.Л. Сравнительная типология основных европейских языков: Учеб. пособие для студ. лингв. фак. высш. учеб. заведений / А.Л. Зеленецкий. – М.: Издательский центр «Академия», 2004. – 252 с.

  4. Мингазова, Н.Г. Сопоставительный анализ категории числа имен существительных в английском и арабском языках: Дисс. … канд. филол. наук / Н.Г. Мингазова. – Казань, 2004. – 174 с.

  5. Татарская грамматика. Т. II. Морфология. – Казань: Тат. кн. изд-во, 1997. – 397 с.

  6. Фаттахова, Р.Ф. Категория числа в современном татарском литературном языке / Р.Ф. Фаттахова. Казань: Гуманитария, 2004. – 151 с.

  7. Хисамова, В.Н. Глагольная система татарского и английского языков: сопоставительный анализ в аспекте изучения английского языка на базе родного (татарского) языка / В.Н. Хисамова. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2004. – 252 с.

  8. Шайхайдарова Д.Ш. Грамматическая категория лица татарского глагола и персональность: Дисс. … канд. филол. наук / Д.Ш. Шайхайдарова. – Алма-Ата, 1980. – 211 с.




Самые низкие цены на курсы профессиональной переподготовки и повышения квалификации!

Предлагаем учителям воспользоваться 50% скидкой при обучении по программам профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок".

Начало обучения ближайших групп: 18 января и 25 января. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (20% в начале обучения и 80% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru/kursy

Автор
Дата добавления 16.02.2016
Раздел Иностранные языки
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров180
Номер материала ДВ-460426
Получить свидетельство о публикации

УЖЕ ЧЕРЕЗ 10 МИНУТ ВЫ МОЖЕТЕ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ

от проекта "Инфоурок" с указанием данных образовательной лицензии, что важно при прохождении аттестации.

Если Вы учитель или воспитатель, то можете прямо сейчас получить документ, подтверждающий Ваши профессиональные компетенции. Выдаваемые дипломы и сертификаты помогут Вам наполнить собственное портфолио и успешно пройти аттестацию.

Список всех тестов можно посмотреть тут - https://infourok.ru/tests

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх