Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / ИЗО, МХК / Другие методич. материалы / Статья. Размышляя о прочитанном. Современная литература глазами школьницы. (Эссе по рассказу Е. Гришковца "Погребение ангела")

Статья. Размышляя о прочитанном. Современная литература глазами школьницы. (Эссе по рассказу Е. Гришковца "Погребение ангела")



Осталось всего 2 дня приёма заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)


  • ИЗО, МХК

Поделитесь материалом с коллегами:

Иванова Дарья, ученица 9 «В» класса.

Павлова Елена Михайловна, учитель

русского языка и литературы

МБОУ СОШ № 28 с УИОП

города Воронежа.


Размышляя о прочитанном. Современная литература глазами школьницы.

(Эссе по рассказу Е. Гришковца «Погребение ангела»)


Недавно одна из читающих выпускниц сказала, что среди современных авторов нет таких, которые могут занять достойное место, наряду с известными классиками, на Золотой полке. Надо ли знакомить сегодняшних школьников с современной литературой? Думаю, ответ на этот вопрос у каждого учителя всегда готов. Конечно, вопрос этот давно вышел за рамки дискуссии только авторов, составителей программ, учителей русского и литературы. Более того, новейшую литературу не знает не только большинство сегодняшних ребят, но и значительная часть учителей.

Возвращение сочинения мы восприняли неоднозначно. С одной стороны, ещё одна головная боль не только для учителя, к тому же пока всё так зыбко. Столько ещё вопросов! Правда, и предложений предостаточно: новые пособия, такие, как «Сочинение? Легко!», «Подготовка и проведение итогового сочинения», «Виды сочинений по литературе. 10 – 11 классы», очень дорогая лично мне экспресс-программа «А у нас стряслась беда: сочиненье снова» учителя Каменской средней школы № 1 Суязовой И. А., статья учителя лицея № 6 города Воронежа Наумовой О. Н. «Подготовка к сочинению-допуску с привлечением третьей части комплекса Загоровской О. В., Григоренко О. В.» Но, с другой стороны, мы всё-таки очень хотим верить: не сегодня, так завтра страна снова начнёт читать.

Беседуя с учениками и родителями, убеждаешься, что интерес к книге сохраняется во многих семьях. Читают в основном современную литературу. Но какую? А разную! Скажу честно, с некоторыми авторами познакомилась благодаря детям. И мне понравилось! И всё же, как ни интересны эти авторы, надо научиться отличать хорошую литературу от «макулатурного чтива».

Учителя литературы всегда находятся в состоянии поиска. Произведение не только должно быть прочитано, оно должно быть, как и лекарство, «полезно». Надо не только прочитать, но и постараться понять прочитанное, извлечь что-то очень важное, мудрое, пусть как будто на первый взгляд что-то простое, но в то же время такое глубокое, заставляющее тебя вздрогнуть.

Думаю, что не ошиблась, предложив школьникам прочитать рассказ Евгения Гришковца «Погребение ангела». Кто-то заплакал, кто-то недоумевал, мол, «В чём смысл?», кто-то очень просил дочитать, хотя уже началась перемена, а кто-то думал совсем про другое. Когда мне новое интересно, я стараюсь побыстрей познакомить и учеников с этим, узнать их мнение, которое мне помогает лучше понять проблему, затронутую автором. Конечно, и я, и дети можем ошибаться, но обмен мнениями нам важен.

«В новых рассказах Евгения Гришковца можно расслышать эхо Чехова, Шукшина... Он писал и продолжает писать современные истории о смешных и трагических пустяках, из которых состоит наша жизнь. Любая ерунда под пристальным взглядом писателя приобретает размах почти эпический, заставляет остановиться на бегу и глубоко-глубоко задуматься», – так сказал «Независимой газете» о творчестве Е. Гришковца Ян Шенкман.



Даша Иванова, одна из моих учениц, сама пишет рассказы. Её мнение всегда нестандартно, поэтому я и попросила её поделиться своим впечатлением о рассказе «Погребение ангела».

«Я писал этот рассказ, когда у наших близких друзей - сначала у одного, потом у другого - умерли собаки. Писал с целью успокоить. Потому что тот, кто хоронит собаку, гораздо более одинок, чем тот, кто хоронит близкого человека. Тому, кто хоронит близкого человека, хотя бы формально будут сочувствовать, понимая, что у него горе, а тому, у кого умерла собака, все скажут: «Что ты в самом деле из-за этого трагедию устраиваешь, ну умерла собачка», – так объяснил нам рождение сюжета сам автор.

«Мы наполнили города светом, но потеряли звёзды. Протянули километры проводов, но забыли, как протягивать руку. Научили свой голос преодолевать по ним тысячи миль, но разучились видеть глаза близких. Мегаполисы отдают запахом гниющей свободы, разлагаясь на тысячи дорог в никуда…». Эти слова Р. Подзорова я, пожалуй, взяла бы эпиграфом к эссе Даши Ивановой. Итак, предлагаю вам это эссе.

Эссе Ивановой Дарьи.

«В жизни есть такое понятие, как «серые люди». Нет, это не те, кто невзрачно выглядит или кому-то подчиняется, не те, кто ходит по улицам с депрессивным обрюзглым лицом, шаркающей походкой, засунув руки в карманы брюк, и даже не те, кто надевает на себя маску лицемерия, нет. Это те, у которых душа бесцветная. Да, именно так. У них бесцветная душа. Эти люди постоянно подстраиваются под других, теряются в толпе, примеряют, как маски, разные характеры и поведение, лишь бы не выделяться. Именно из-за этой непрерывной «смены себя» их душа теряет цвет. Вот, например, что будет, если художник капнет на палитру сначала немного красного цвета, затем добавит зеленого, синего, желтого, розового? Ведь сами по себе эти цвета индивидуальны, играют своими собственными оттенками. А вот все вместе они превращаются в нечто грязно-серое. Вот так и эти люди: пытаются понравиться всем, угождают всем, но при этом теряют свой личный, особенный цвет души.

Евгений Гришковец в рассказе «Погребение ангела» охарактеризовал главного героя Андрея со стороны серости. Первые нотки бесхарактерности появляются в размышлениях Андрея, когда он сначала обрадовался, что ему, несчастному, несомненно, уставшему после просмотра футбола с друзьями, не придется гулять с больным псом. Если бы он только обрадовался, что смог освободиться от обязанностей, и, улыбнувшись мерзким мыслишкам, отправился восвояси, мы бы, возмущенно воскликнув: «Каков нахал!», запечатлели его в сердце как бессердечного, отрицательного «черного» героя. Но что же делает Андрей? Он, сначала обрадовавшись, ругает себя за эту радость, как добросовестный гражданин, с чувством выполненного долга (отругал ведь себя!) покупает две бутылки пива и идет, точнее бежит домой. Не к любимой жене, чтобы провести романтический вечер или сделать сюрприз, не к детям, не к больной собаке с лекарствами, а к такому важному и нужному туалету. Что же еще нужно, кроме того, как справить нужду? И вот на него, опьяневшего и довольного Андрея, сваливается огромная проблема - смерть Графа. Именно проблема, хотя сам Андрей этого бы не признал. «Да как можно?» - возмутился бы он, удивленно подняв изрядно поседевшие брови над «поросячьими» глазами на жирном лице. Ведь такой «порядочный» человек, как Андрей, не может считать смерть собаки проблемой, это горе! А потом, конечно же, ругая себя за брезгливость и отвращение к мертвому псу, он взял, завернул его и понес хоронить.

Замечая по пути «следы жизни» собаки в квартире, Андрей подумал, что неплохо бы ремонт сделать, тут вот и накатила волной «ностальгия» по школьным годам и посиделкам с девчонками. Сердце Андрея не разрывалось от того, что сегодня он потерял Графа, ставшего за многие годы членом семьи, не было у этого крупного мужчины ни ощущения горя или потери, ни пустоты в душе. В это время мысли Андрея гораздо больше занимала мысль о том, как он выглядит, идущий со свертком и лопатой посреди ночи. Особое отвращение у меня вызвали строки: «Человек идет ночью с мешком и лопатой по городу! Как это можно понять? Да и не просто человек. А он! Он, Андрей! Толстый, аккуратно одетый, серьезный человек. Взрослый». Что? Андрей? Да кому ты нужен, такой холеный и достопочтенный! Правда, это ведь так важно, что о тебе подумают всего лишь случайные прохожие, тем более ночью, а ночью, насколько мне известно, благополучные люди по переулкам не шатаются. Таким, как Андрей, свойственно преувеличивать свою значимость, а ведь на самом деле она так ничтожна. Ну не мог он, такой весь важный, пройти через проспект с лопатой и мертвой собакой, не мог. А пока идешь по переулку, можно подумать и о школьном портфеле, и о попытках похудеть, которые с треском провалились из-за абсолютного отсутствия силы воли и выдержки у Андрея, что еще раз доказывает его бесхарактерность.

И все же, решившись выкопать могилу для собаки, Андрей встречает этих злосчастных полицейских в парке. Начиная сбивчиво объяснять им, что он тут собственно делает, он, честный гражданин, Андрей Михайлович, посреди ночи. Изрядно попотев, Андрей все же усилием воли не бросает свою собаку в мусорные баки (совет полицейского!), чем показывает хоть какие-то остатки наличия собственного мнения и уважения к погибшей собаке. Наконец Андрей находит подходящее, по его мнению, место на стройке, чтобы похоронить «парня» – Графа. Пробираясь в котлован, морщась от брезгливости из-за хлюпающей грязи под его всегда чистыми ботинками, Андрей увидел надпись: «Территория охраняется собаками». Какая ирония, верно? Ведь Граф фактически будет охранять покой будущих жителей еще не построенного дома, как когда-то охранял покой семьи Андрея. Руки машинально тянулись к веревкам, завязанным на покрывале, и с каждым его движением я все больше понимала гнусность и абсолютное отсутствие чести, мелочность и скупость главного героя. Вроде бы и плохого он ничего не делает, а с каждой прочитанной строкой возникает ощущение брезгливости, возникает подсознательно. «Андрей понимал, что нужно попрощаться, прочувствовать момент». Андрей понимал, но не чувствовал, его серое сердце настолько перемешало в себе противоречивые эмоции и воспоминания. Чувства спутались, как путаются клубки разноцветной пряжи на бабушкином столе. Чувства стали серыми, приглушенными, и сам Андрей смотрел на этот мир через серую пленку равнодушия к краскам жизни, он не видел цветов волшебного неба в час рассвета, не видел ярких звезд на нем, рассыпанных как жемчужины на темной глади, не видел изумрудной травы, покрытой сверкающими росинками, не чувствовал ласковые прикосновения ветра, не слышал пронзительных голосов птиц, кричащих, как потерянные люди, взывающих к Господу. Он не чувствовал всего этого, не понимал, что делает нас живыми. Отсутствие ощущений – это плата за спокойную и (на первый взгляд) благополучную жизнь Андрея. Смотря в зеркало, мы видим себя, свои достоинства и изъяны, которые присущи только нам, мы видим самих себя, какими бы ни были. Андрей смотрит и не видит себя таким, какой он есть, для него гораздо важнее, как его видят другие. Кто-то, может, скажет: «Ты ничего не понимаешь, жизнь Андрея налажена и безопасна». Да нет, не налажена, она тиха и сера, как пыль в безлюдной комнате, хотя даже у пыли есть способность сиять бриллиантами в свете солнечных лучей, если хорошенько присмотреться.

Жизнь без взлетов и падений, без карьеры и открытий, без страсти и предательства, без боли, слез и разочарований, без смысла и поиска себя. Не жизнь, а существование. Без путешествий и новых ощущений, без музыки, эмоций. Андрей не говорит, он шепчет, шепчет тихо-тихо о том, что он здесь, на этой земле, что он живет. Может, такая жизнь кому-то и нравится, не знаю. Мне – нет. Я пришла в этот мир, чтобы творить, чувствовать, жить, гореть. И, дочитав рассказ Е.Гришковца «Погребение ангела», я вздрогнула. Потом посмотрела на весеннее небо, на угрюмые серые стены соседнего дома, на хлюпающую желтоватую грязь под колесами машин и пошла на улицу, чтобы оказаться ближе к этому небу, чтобы почувствовать эту грязь под ногами, и, улыбнувшись, понять, что она эта грязь живая, что издает она весьма смешные, какие-то чавкающие звуки, а стена соседнего дома… да она не такая уж серая. А потом улыбнуться, улыбнуться всем прохожим, улыбнуться всему этому миру, улыбнуться тому, что я живу, что я чувствую. И мне было совершенно не важно, как я выгляжу в глазах других в своём вытянутом домашнем спортивном костюме, с растрепанными волосами и каким-то блокнотом в руках.

С какой-то грустью и отвращением я вспомнила заключительную жалкую речь Андрея над могилой Графа и его желание забрать покрывало. На него вдруг нахлынули воспоминания о покрывале, всегда таком родном и теплом, которое было с ним, Андреем, и на пикниках, и пляжах, и дома, когда он болел. Андрею стало не по себе от этих мыслей, и он, наверняка вспотев и вытерев лицо платком, побрел прочь. Прочь от мыслей и чувств. Но вдруг что-то изменилось… Что? Что же произошло? Освещение! Пелена серости потихоньку стала спадать, будто скупые слезы мужчины о погибшей собаке, стали смывать ее. Дома стали другого цвета, краски ярче, как после чистки окон весенним деньком. Никого вокруг не было, Андрей шел один. Один, без случайных прохожих, которые могут подумать что-то не то о толстом мужчине в грязном, но дорогом костюме. Когда не стало никого, кто бы мог искоса взглянуть на Андрея, пелена упала с его серых глаз, и вдруг он увидел то, что не замечал раньше. Небо. И начинающие исчезать утренние звезды, как и его прожитые серые годы, начинающие исчезать из его сознания. Ночь отступила, настало время пробуждения. Пробуждения от долгого серого сна, которое прервала смерть родной собаки, ставшей ангелом-хранителем, показавшей Андрею путь без серости. Дорогу, освещенную солнцем, если, конечно, Андрей решится на нее ступить…»

Вот такое мнение юной читательницы, очень ранимой, непростой девочки со своим глубоким миром, со своим взглядом на всё то, что окружает сегодняшнего человека. Знаю, что на её Золотой полке есть книги современных авторов. Думаю, что и книги Евгения Гришковца появятся в её библиотеке.

Закончу разговор снова словами Яна Шенкмана: «Рассказы эти — лучшая терапия для человека, задёрганного будничной гонкой и забывающего смотреться в зеркало. Посмотришь — и кажется, что жизнь твоя не так уж бессмысленна. Её есть за что полюбить».

«На белом холсте обыденности мы рисуем мечту кистями поступков, окуная их в глубины разума. Лишь используя ту палитру, что подсказала нам сама природа, мы нарисуем прекрасную картину своей жизни!

Красный – Кротость
Оранжевый – Осознание
Желтый – Жизнерадостность
Зеленый – Заботливость
Голубой – Гармоничность
Синий – Сострадание
Фиолетовый – Фееричность». (Цитата из Интернета).




4




57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)


Краткое описание документа:

Недавно одна из читающих выпускниц сказала, что среди современных авторов нет таких, которые могут занять достойное место, наряду с известными классиками, на Золотой полке.  Надо ли знакомить сегодняшних школьников с современной литературой? Думаю, ответ на этот вопрос у каждого учителя всегда готов. Конечно, вопрос этот давно  вышел за рамки дискуссии только авторов, составителей программ, учителей русского и литературы. Более того, новейшую литературу не знает не только большинство сегодняшних ребят, но и значительная часть учителей.

 

Беседуя с учениками и родителями, убеждаешься, что интерес к книге сохраняется во многих семьях. Читают в основном современную литературу. Но какую? А разную! Скажу честно, с некоторыми авторами познакомилась благодаря детям. И мне понравилось! И всё же, как ни интересны эти авторы, надо научиться отличать хорошую литературу от «макулатурного чтива». 

Автор
Дата добавления 16.03.2015
Раздел ИЗО, МХК
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров280
Номер материала 445562
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх