Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Статья на тему "Русский фольклор Прибайкалья как этнографический источник при изучении истории края".
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • История

Статья на тему "Русский фольклор Прибайкалья как этнографический источник при изучении истории края".

библиотека
материалов

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа № 4








Кустов А.Н.

учитель истории и обществознания

МБОУ СОШ № 4

г. Слюдянки

аlex2903@inbox.ru




Русский фольклор Прибайкалья как этнографический источник при изучении истории края.




















г. Слюдянка

2014г.



Введение


  1. Вспомогательные исторические дисциплины. Роль и место этнографии в системе вспомогательных исторических наук.

  2. Фольклор – душа народа.

  3. Русский фольклор Прибайкалья как этнографический источник.


Заключение.


Приложения.



































Введение


"Начало искусства слова — в фольклоре. Собирайте ваш

фольклор, учитесь на нем, обрабатывайте его. Чем

лучше мы будем знать прошлое, тем легче, тем более

глубоко и радостно поймем великое значение творимого

нами настоящего"

Максим Горький


Народ, забывший свою историю, теряет смысл своего существования и растворяется среди других народов. Каждый человек должен не только помнить события собственной жизни, но и знать историю своего народа, историю культуры, историю человечества. Только тогда он сможет вполне осознать своё место в череде поколений и глубже уяснить смысл собственного существования. Знакомство с историей способно помочь лучше понять собственные проблемы. Знание способов решения проблем в прошлом способно подсказать нам пути преодоления наших современных трудностей или, хотя бы удержать от принятия неверных решений, повторяющих ошибки, совершённые в прошлом.

Понять себя, понять окружающую жизнь, смоделировать возможный ход событий – вот для чего нужно изучать историю.


Причём изучение истории страны нельзя ограничить изучением истории народа (или народов), его населяющих. Мы начинаем изучать историю России с того времени, когда на её нынешней территории появились первые люди. Но почему? Потому, что все разноплеменные поколения постепенно, шаг за шагом, становились строителями истории той части Европы и Азии, которые впоследствии образовали Россию. Они первыми ступали по этой земле, плыли по её рекам и озёрам, впоследствии распахивали землю, пасли стада и построили здесь первые хижины, а уходя в небытие, давали жизнь последующим поколениям.

В современном обществе растет интерес к историческому и культурному прошлому нашей Родины. Любовь к Родине всегда конкретна. Это любовь к своему родному дому и семье, к своему поселению, к тем улицам, на которых мы живем и по которым ходим – любовь к родному краю. А для того, чтобы по-настоящему полюбить свой край, нужно его хорошо знать. И в этом благородном деле огромную помощь может оказать этнография.








  1. Вспомогательные исторические дисциплины. Роль и место этнографии в системе вспомогательных исторических наук.


Историки не черпают знания о прошлом из ниоткуда. Существует большое количество отраслей исторической науки, помогающих продвигаться в исследовании конкретных периодов истории человечества. Для большинства из них используют термин «вспомогательные исторические дисциплины».

Какую же роль играют специальные и вспомогательные исторические дисциплины в процессе познания истории? Фактически, это кирпичики, из которых складывается историческое знание. Любому профессиональному историку приходится овладевать специальными знаниями, чтобы успешно исследовать конкретный период. Вспомогательные исторические дисциплины дают нам знания, благодаря которым мы постепенно представляем общую картину того или иного периода. Например, наличие надписей на ремесленных изделиях эпохи Киевской Руси свидетельствует о том, что грамотность была распространена не только среди знати, но и среди простых людей. Находки античных сосудов с клеймами в захоронениях кочевников в причерноморских степях позволяют определить направления торговли, которую вели эти кочевые народы. Генеалогия дает нам знания о родственных связях в среде аристократии, династических контактах правителей. Огромную роль в исторических исследованиях играет хронология, изучающая системы летоисчисления в разных странах. Без нее мы бы просто не смогли определять последовательность и время событий в исторических документах.

Особую роль в изучении истории народов занимает этнография.

Этнография (от греческого этнос – племя, народ; графо – пишу) – историческая наука, объектом исследования которой являются народы, их культура и быт, происхождение , расселение, процессы культурно-бытовых отношений на всех этапах истории человечества. Концентрирует внимание на разработке проблем развития народов, этнической истории, межнациональных отношений, традиционно-бытовой культуры, народных знаний, быта, народного искусства.

Этнография – это история народа, которая включает в себя историю его жилища, одежды, питания, его семейного уклада, форм быта в широком смысле этого слова. Это история его мировоззрения, народных знаний, верований и суеверий, обрядов и обычаев. Непосредственное наблюдение и описание обычаев, быта, мировоззрения народа – это основной метод этнографии. Кроме того, она широко использует письменные источники, вещественные памятники, данные археологии, антропологии, географии, фольклористики, языкознания.





  1. Фольклор – душа народа.


Особое место в системе этнографического изучения истории народов занимает народный фольклор.

Фольклор — художественное творчество широких народных масс, преимущественно устно-поэтическое творчество. Термин впервые был введен в научный обиход в 1846 английским ученым Вильямом Томсом. В буквальном переводе Folk-lore означает: народная мудрость, народное знание. Этим термином сначала обозначали только самый предмет науки, но иногда стали им называть и научную дисциплину, этот материал изучающую; однако последнюю правильнее называть фольклористикой.

Помимо термина "фольклор" в научном обиходе разных стран встречаются и другие термины: немецкий — Volkskunde, в более узком значении слова — Volksdichtung; французский — Traditions populaires. В XIX веке в России господствовал несколько расширительно толковавшийся термин "народная словесность" или "народная поэзия".

Фольклор — народное творчество, художественная коллективная деятельность народа, отражающая его жизнь, воззрения и идеалы, т.е. фольклор — это народное историческое культурное наследие любой страны мира. Произведения русского фольклора (сказки, легенды, былины, песни, частушки, танцы, сказания, прикладное искусство) помогают воссоздавать характерные черты народной жизни своего времени.

Творчество в древности было тесно связано с трудовой деятельностью человека и отражало мифические, исторические представления, а также зачатки научных знаний. Искусство слова было тесно связано с другими видами искусства — музыкой, танцами, декоративным искусством. Фольклор был искусством, органически присущим народному быту. Различное назначение произведений породило жанры, с их разнообразными темами, образами, стилем. В древнейший период у большинства народов бытовали родовые предания, трудовые и обрядовые песни, мифологические рассказы, заговоры. Решающим событием, проложившим рубеж между мифологией и собственно фольклором, стало появление сказок, сюжеты которых основывались на мечту, на мудрость, на этический вымысел.

С изменениями в социальной жизни общества в русском фольклоре возникали и новые жанры: солдатские, ямщицкие, бурлацкие песни. Рост промышленности и городов вызвал к жизни: романсы, анекдоты, рабочий, студенческий фольклор. Существует несколько точек зрения, трактующих фольклор как народную художественную культуру, как устное поэтическое творчество и как совокупность словесных, музыкальных, игровых или художественных видов народного творчества. При всем многообразии региональных и локальных форм фольклору присущи общие черты, такие, как анонимность, коллективность творчества, традиционность, тесная связь с трудовой деятельностью, бытом, передача произведений из поколения в поколение в устной традиции. Обобщая роль фольклора в жизни любого народа, говорят, что фольклор – его душа.


  1. Русский фольклор Прибайкалья как этнографический источник.


Особое значение в народном творчестве Прибайкалья имеет местный фольклор, местные предания и легенды.

Любая местность, гора, скала, ущелье, падь, речка, село имеют свою легенду, свое сказание, свою вековую историю, обрамленную народной творческой фантазией.

Прибайкальский край, растянувшийся от южного берега Байкала до горных хребтов суровой северной тайги начал заселяться русскими с конца XVII в. Первых поселенцев привлекали и изумляли неисчислимые богатства края. В народной памяти сохранились предания о заселении и освоении байкальского края русскими. К 80-м гг. XIX в. побережье Байкала, Итанца, Баргузинская долина были покрыты многочисленными русскими селами, в которых проживали хлебопашцы и золотоискатели, охотники и рыбаки.

Большую роль в жизни Прибайкалья сыграли ссыльные, каторжные люди (Сибирь издавна служила местом ссылки). Они занимались сельским хозяйством, работали на приисках и т.п. Политические ссыльные занимались просветительством. Произведения устного народного творчества русского старожилого населения Прибайкалья - неписаная история жизни народа, поселившегося у Байкала. Предания и устные рассказы, записанные в Прибайкалье, представляют собой исключительно локальный материал, не бытующий более нигде. Он отражает историю заселения края, местные условия быта, конкретные факты и явления, имевшие место в Прибайкалье и которые создают богатую основу для местной этнографической науки. Предания рассказывали сказители Е.И. Сороковиков-Магай, В.Р. Гурьянов, Д.С. Асламов, Г.М. Шелковников, В.В. Кобелев, Е.Д. Перфильев, В.Д. Зорин и другие).

В фольклорных репертуарах Прибайкалья представлены основные виды и жанры, присущие русскому фольклору: предания, былинный и сказочный эпос, календарно- и семейно-обрядовая поэзия, необрядовые песни, мифологические и легендарные рассказы, заговоры, пословицы, поговорки, загадки. Среди старинных текстов немало классических и уникальных образцов русского фольклора. Особое место в духовной культуре русского населения занимали народные предания – неписанная история заселения и освоения огромного сибирского пространства. В преданиях, более чем в других фольклорных жанрах, отразились взгляды на явления природы и общественный жизни, в них выражено народное осмысление процесса заселения и освоения края, содержится информация о локальных исторических событиях. Нередко предания были единственным источником для освещения местной истории.

Не всем преданиям уготована долгая историческая жизнь, многие из них сохранялись в определенных локально-временных рамках, поэтому вовремя не зафиксированные собирателями произведения исчезли безвозвратно. О содержании наиболее ранних преданий можно судить по пересказам и свидетельствам путешественников, землепроходцев, летописного источника, произведениям, зафиксированным в современном бытовании. Благодаря труду Л.Е. Элиасова народные предания Восточной Сибири и Прибайкалья, извлеченные из архивов, письменных источников, но в большей мере почерпнутые непосредственно из живой устной традиции, представлены во всем сюжетно-тематическом многообразии. Повсеместно широко распространены топонимические предания – одна из ранних форм русского фольклора. Осваивая край, переселенцы воспринимали географические названия вместе с историей их происхождения, легендами и преданиями аборигенов. В русский фольклор вошли иноэтнические сюжеты, освещающие дорусский период истории края. Вплоть до конца ХХ в. в Сибири фиксировались повествования о древних народах – баргутах, чуди, чандалах, живших здесь, по преданиям, задолго до прихода не только русских, но и аборигенов. Предания сохранили имена и подвиги первооснователей населенных пунктов. Обычно с рассказа о предке, пришедшем в Сибирь, начинаются генеалогические предания, в основе их достоверные или правдоподобные факты из родословных фамилий. Немалое место в русском фольклое старожилов занимают рассказы об исторических лицах и событиях. Предания о декабристах и других политссыльных родились в местах их каторги и ссылки. По числу известных в настоящее время записей эпических произведений (былин, исторических песен, баллад) и зафиксированных сюжетов Сибирь уступает только Русскому Северу, где в течение полутора веков велась интенсивная собирательная работа. В Сибири записи эпоса носили спорадический характер, поэтому не отражают в полном объеме местные эпические репертуары. Зафиксированые тексты, за небольшим исключением, восходят к эпосу Европейской России, но представляют отличные от первоистоков версии. Эпических произведений, созданных в Сибири по следам знаменательных событий, зафиксировано немного. Три текста о событиях ХVII в. известны по сборнике ХVIII в. «Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым»: «Осада Комарского острога», «Ермак взял Сибирь», «Поход Селенгинских казаков». Условия добывающего промысла, притаежный и прибрежный быт были благоприятны для развития сказительства. Рассказывание сказок в часы досуга, своеобразный профессионализм бродячих сказочников, привели к созданию крупных многосоставных повествований с высокоразвитым стилем. В этом отношении сибирские волшебные сказки и сказки Прибайкалья представляют уникальное явление в мировом сказительстве.

Близость сибиряков к природе, трудности в освоении новых земель обусловили актуализацию веры в мифологического покровителя или вредителя, оберегающей магии, особенно в промысловом быту. Сказывалось и влияние иноэтнических верований. Среди русских охотников Прибайкалья, например, вплоть до середины ХХ в. бытовал обычай обращаться к хангаю (хозяину тайги, гор) по-бурятски с просьбой способствовать хорошей охоте.

Существовали специальные наговоры, целые кодексы запретов, связанных с представлениями о духах-покровителях местных охотников. Генетическая память славянина воскрешала древние обереги. Приметы, запреты знал каждый таежник, эти знания ему открыли мифологические рассказы – былички, бывальщины. Былички о лешем, водяном, домовом, баннике, змее, черте, проклятых, ведьмах и колдунах, покойниках, кладах и предсказаниях судьбы широко бытуют повсеместно и в ХХ в. Но человек в противостоянии с потусторонней силой, стихией или болезнью не был беззащитным. На помощь ему приходили обереги, в том числе магия слова – молитвы, заговоры (промысловые, лечебные, любовные). Неотъемлемой частью сельского быта всегда была песенная культура. Жива память о праздниках, коллективных работах - «помочах», молодежных увеселениях, сопровождавшихся песнями. Ярче всего самобытная певческая культура проявилась у старообрядцев Забайкалья, сохранивших древнерусскую исполнительную традицию, старинное многоголосье до XXI в. Жизнь на селе регламентировалась в основе теми же обычаями и обрядами, которые были в местах исхода русских переселенцев. В народных праздниках и обрядах большая роль принадлежала календарно - и семейно- обрядовому фольклору, который не только придавал им разнообразие, красочность, поддерживал традиционные устои семейной жизни, но и имел аграрно-магическое, продуцирующее значение. В содержании святочного фольклора явственно выражены утилитарно-хозяйственная направленность, а также загадывание относительно семейной судьбы. Магические обряды масленицы сопровождались песнями, само исполнение которых считалось продуцирующим. Во время празднования Семика и Троицы пели хороводно-игровые песни с любовно - брачной тематикой. Дольше и полнее, чем в других регионах России, в Сибири и Прибайкалье сохранялись русские свадебные обряды и сопровождавшая их поэзия: заклинательные, величальные, корильные, лирические песни, причитания, приговоры дружки. Вплоть до конца ХХ века можно было записать свадебные песни, но это был уже реликтовый фольклор.


В своем творчестве русские старожилы Прибайкалья особо воспевали «священное море» Байкал, к которому относились с огромной любовью: «Кто на Байкале не бывал, тот красоты не видал», «На Байкал приезжай – увидишь рай», «Байкал проезжая – увидишь уголок рая», - говорили они. В преданиях рассказывались разные истории о происхождении озера и его названия (предания «О славном море», «Откуда взялось название Байкал» и дугих). Сказители наделяли Байкал чудесными свойствами. Так, Е.Д. Перфильев рассказывал что Байкал соединен подземными проливами со всеми другими морями и океанами, что в нем водятся почти все рыбы, существующие в природе, что вкуснее здешней воды нигде не найти (предания «О том, как произошел Байкал», «Байкал – богатое море»).

Священное озеро воспевается в песнях «Сибирский мой край», «Шуми Байкал».

Стремление разгадать тайны Байкала в течение многих столетий создали большой цикл легенд среди бурятского народа и русского байкальского старожилого населения, которые служат серьезным источником этнографических исследований.

Легенды в художественных образах рисуют происхождение Байкала и рек байкальской котловины, рассказывают об истории заселения его побережий Священного моря.

В бурятском фольклоре Байкал играет огромную роль как колыбель истории народа. Из поколения в поколение передавались сказания о том, что у Байкала берут начало одиннадцать хоринских родов, названных по имени одиннадцати сыновей Хоридоя, некогда бродившего по пустынным берегам Байкала и не жалевшего ничего для озера-моря. В благодарность от Священного моря Хоридой получил в жены красавицу-лебедь. Сказания об Эхирите и Булагате повествуют о том, что Эхирит и Булагат – дети мистического быка Бухэ-Нойона и шаманки Усухан, воспитывались под гул и плеск байкальских вод. Они стали родоначальниками северо-байкальских бурят. Сюда же примыкают все исторические предания о пребывании Чингисхана в различных местах байкальского озера.

«Большое количество песен о Байкале еще не записано. Это в основном локальные песни, но они весьма популярные среди местных жителей и возможно станут более распространенными в связи с тем, что Байкал все шире становится местом туризма» (Элиасов Л.Е. Русское народное поэтическое творчество Прибайкалья // Русский фольклор Прибайкалья. – Улан-Удэ, 1968. – С. 63).



Заключение


Этнография, изучающая различные стороны жизни народов, историю развития этнических общностей в разные эпохи, историю культуры народов, не может обойтись без применения источников и выводов соседних, пограничных с нею наук, извлекая для себя то, что отражает этнические процессы и этническую специфику. Так, широко используются материалы фольклора во всем их многообразии: песни сказки, предания, загадки, танцы, народная музыка. Наряду с ролью фольклорных явлений в обрядах, верованиях этнографов интересуют и локальные особенности фольклора, нередко имеющие связь с прежним этническим делением населения.

Таким образом, русский фольклор Прибайкалья является серьезным источником для этнографического изучения края.








Литература


  1. Гурулев С.А. Что в имени твоем, Байкал? 3-е изд., доп. – Иркутск: Оттиск. – 2010. - 184 с.

  2. Суходолов А.П. Быть ли городу на Байкале. Новосибирск: Наука, 1996. — 248с.

  3. История ледокола Ангара / автор составитель В.В.Вертянкин. — Иркутск, 1991. — 22 с.

  4. Планета Земля: будущее. — СПб.: Амформа, 2008. — С.101.

  5. Мифы и легенды Байкала. Брошюра. — Ирк.: ОАО НПО «Облмашинформ», 2008.

  6. Русские сказки Сибири и Дальнего Востока: легендарные и бытовые. Новосибирск, 1993.

  7. Русские лирические песни Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 1997.

  8. Русский календарно-обрядовый фольклор Сибири и Дальнего Востока: Песни. Заговоры. Новосибирск, 1997.

  9. Русский семейно-обрядовый фольклор Сибири и Дальнего Востока. Новосибирск, 2002.


























Приложения.


Примеры некоторых легенд и мифов Прибайкалья


Как остров Ольхон образовался.


Не все правда, что в сказаниях молвится. Ходили раньше разговоры, что, мол, все создано богом, как в писании сказано. Кто верил тому, а кто и не верил. Больше всего народ не верил тем сказкам. Попы на это сердились, анафемой проклинали, а что толку: проклятие не дым, - глаза не выест. Вот возьмем наш Ольхон, он островом зовется. Откуда он взялся? У бога столько бы сил не хватило, чтобы с неба его опустить. Значит, не с неба он свалился, а от самой природы взялся.

Когда Байкал появился, то все места здесь были залиты водой и ни одного островка не было. Прошло с миллион лет, вода установилась, в Байкале рыба начала водиться, кругом леса зашумели - словом, настоящая жизнь здесь началась. После этого на Байкале начали дуть сильные ветры, да такие сильные, что от них весь Байкал, как в котле, закипал. Волны до самого дна доходили, откуда весь камень и песок гнали к берегу. Но до самого берега камни волной не догонялись, они зацеплялись за подводную скалу. Волны работали много лет, все гнали и гнали к сакле камень и песок. И так у той скалы намыло целую гору, большую, широкую и длинную. Другие волны ту гору размывали и помаленьку делали ее ровной. От этого и остров Ольхон взялся. Старики говорят, что Ольхон годами выше, а годами ниже бывает. Это от того, что на скале стоит. Когда скалы размываются, остров немного садится, а когда под скалами много воды подопрет, он малость подымается. Сначала они думали, что тут какая-то нечистая сила работает, а потом сами уверились, что это все от ветра зависело. Вот и поверь попам, что остров богом создан. Почему же он тогда посередь Байкала его не сотворил, где скалы нет? На то попы молчат, и в святом писании про то не сказано. Что все за неделю богом создано, про это говорят те, кто думать не хочет, или тот дурман им выгоден.


Записано от Георгия Максимовича Шелковникова, о. Ольхон Иркутской области, 1936 г.









Как появилась Ангара.


Было это очень давно, так давно, что тех древних людей, которые тогда жили, сейчас и в помине нету. Вся Сибирь была покрыта льдом, и те люди бродили только по маленьким островкам и кое-где находили себе пропитание. Потом льды стали таять, островков появилось больше, постепенно они начали соединяться, и получилась большая земля.

Год от года в Сибири становилось теплее, холода все дальше к Ледовитому океану отступали, и люди почувствовали большое облегчение. Раньше они ели только одну рыбу, которая водилась в озерах между островками, а теперь после ухода льда размножились звери и птицы, и человек стал привыкать к мясу.

Посреди Сибири в большой котловине появилось море, прозванное Байкалом, и это море стояло в своих берегах. Никуда оно своей воды не девало, и к нему не подходила ни одна речка.

Скучно стало ему, тоска его начала грызть: ни днем, ни ночью словом перемолвиться не с кем. Какая же это жизнь, одинокому, скалы и те рядышком растут, им и то веселее. Тосковал, тосковал Байкал, начал силы свои терять и сохнуть. А в это время в горах покоилось много воды. Много лет таяли льды и снег, и вода никуда не уходила. И воде тоже надоело стоять на одном месте. Но вот случилось землетрясение, вода с гор и гольцов прорвалась к Байкалу и подняла его высоко-высоко. Вода размыла горы и наделала много падей, и с тех пор потекли по ним ручьи и реки в море.

Ожил Байкал, веселее ему стало, в погоду гребни заулыбались, вздохнуло море полной грудью. Жить бы ему так да жить, но, видно, не привык он к спокойствию. Разбушуется ни с того ни с чего, разойдется, как богатырь, и всем тошно приходится. Скалы подмоет - они в воду рушатся, деревья с корнем выворачивает - к себе берет, берега смывает - и себе мягкое дно стелет. Хотели его маленькие речки и ручейки уговорить, чтобы он вреда никому не чинил, но не слушался грозный седой старик, не унимался. Тогда речки и ручейки принатужились, собрали по капле всю воду с гор и всей слой навалились на старика, чтобы не держал он их воду в плену и дал ей выход к другим морям и океанам.

Сила в тех ручьях и речках было большая, чем в самом Байкале. Сколько он ни держал их у себя в берегах, которые он обнес скалами и высокой стеной леса, но удержать не мог. От тяжести воды, которая пришла от ручьев и речек, дно Байкала около Саян начало опускаться. Вода просочилась глубоко под дно, до самых белых камней. Камни эти, как известка, закипели и прорвали берег, разломали скалы, и повалила вода вниз по долине, сделала себе широкую дорогу.

Увидел старик Байкал, что богатство его уходит, рассердился и бросил в провал большой камень. Провал тот камень проглотил. Старик больше прежнего бросил камень, и тот ушел под воду. Тогда он бросил последний камень, который теперь видно, но обессилел и затих. Подумал старик, что ничего ему теперь не сделать, и смирился. А вода тем временем шла и шла по провалу и прорвалась до самого океана.

Видят речки и ручьи, что старик запечалился, сказали ему: "Не горю, наш отец, пока мы живы и ты будешь сильным". С тех пор прошло много лет. На берегу Байкала поселились буряты. Они идут от людей, при которых случился провал. Провал буряты называют ангарой, потому и реку, которая идет от провала, они до теперешнего времени зовут Ангара.


Записано от Георгия Максимовича Шелковникова, о. Ольхон Иркутской области, 1938 г.


Почему Баргузин в другую сторону потек.


Мой дед первым поселился в деревне Толстихино, когда в самом Баргузине всего три домика стояло. Дед тут прожил лет восемьдесят, отец жил лет около сотни, да я вот живу девяносто четвертый год. Словом, вся наша родовая здесь давно живет. Все мы умели по-бурятски и по-тунгусски разговаривать. Это от дедушки к отцу перешло, а от него ко мне. От бурят и тунгусов они слыхали, как раньше наша река Баргузин текла, от них сызмальства и я перенял и, что запомнил, вам расскажу.

Раньше, шибко давно это было, река Баргузин текла не к Байкалу, а из Байкала в Ледовитый океан, а потом она повернула назад и начала бежать туда, откуда она выходила. Не богом то было сделано, на то воля земли была. Случилось это так: стоял Байкал, стоял, кругом него горы превысокие, нигде на Земле выше них нету, и между этими горами вода все копилась и копилась. В горах лед со снегом таял, дожди шли, все это стекало в Байкал. Воды в нем поднялось много, покрыла она половину гор, и дальше ей деваться некуда было, а горные реки все сливали и сливали свою воду в море. И вот в один день одна гора не выдержала, лопнула. Прорвалась вода и потекла через нее в Байкал. Всю тайгу она смыла, от горы до горы ровное место сделала и дошла до самого Ледовитого океана. Тогда в Байкале много воды держалось, река текла широкой и глубокой, а когда ее поменьше стало, она начала собираться в узкое русло. Текла, текла вода по реке и затопила весь берег у океана, там холода стояли большие, и начали от той воды расти ледяные горы. Сначала вода их прорывала, потому что в Байкале ее много было, а поизбавившись, вода силу потеряла. По прошествии многих лет ледяные горы не дали воде из Байкала идти прямо в океан. Намерзший лед все ближе и ближе начал подходить к Байкалу. Река с каждым годом становилась короче и замывала свою вершину. Под конец она до того замыла свою долину, по которой текла в первые годы, что долина поднялась выше Байкала. Вода перестала бежать из Байкала в нее, а в старое русло в это время начали другие речки из гор и гольцов бежать. Деваться той воде некуда было, повернула река назад и пошла к Байкалу. Когда вода шла к океану, в долину нанесло много ила, лес весь на дне реки погнил. Река стала узкой, берега стали широкими. Теперь, где река Баргузин идет, все место долиной зовется, и нет богаче края, чем эта долина. Когда тунгусы с баргутами в долину пришли, река уже бежала в Байкал, вместо прежней широкой реки текла узкая, по ней охотники спустились к мору. Долина успела зарасти тайгой, расплодились звери и птицы, и стала она красивее, чем до появления реки. потому потом в эти места буряты и русские пришли, и деде мой здесь поселился.

Жили тут и баре, к примеру, Карлыч (М.К. Кюхельбекер) шибко любил такие рассказы, он и у меня их себе на бумагу брал. Только не знаю, пошли ли они в книги. Он тут много писал и при Муравьеве все деревни обходил. Жалко, что я неграмотным жизнь прожил, а то я его книги хоть перед смертью почитал. В бога-то он не шибко верил и на царя не надеялся, он тут больше с нашими мужиками водился, и за то ему спасибо - от хворобы лечил. Ему такие рассказы о старине сподобно было рассказывать, и нам он не говорил, что мы перед богом грешны.


Записано от Ивана Николаевича Щеглова, с. Толстихино Баргузинского аймака БурАССР, 1937 г.


Красавица Ангара.

Давным-давно жил в этом крае один могучий седой богатырь Байкал. Не было во все стране равного ему по силе и богатству. Суровый он был старик. Как рассердится, так и пойдут горами волны , так и затрещат скалы. Много рек и речушек было у него на посылках.

Была у старика Байкала единственная дочь - Ангара. Первой красавицей она слыла во всем свете. Очень любил ее отец-старик. Но строг был отец к ней и держал ее взаперти, в недоступных глубинах. Не давал ей старик даже наверх показаться. Часто-часто тосковала красавица Ангара, думая о воле...

Прилетела раз на берег Байкала чайка с Енисея: села на один из утесов и стала рассказывать о житье-бытье в привольных енисейский степях. Рассказывала она и о самом красавце Енисее, славном потомке Саяна. Случайно подслушала этот разговор Ангара и загрустила... Услыхала она о Енисее и от горных ручьев и еще более заскучала.

Решила наконец Ангара сама повидаться с Енисеем, но как вырваться из темницы, из крепких высоких стен дворца?

Взмолилась Ангара:

Ой вы, тэнгэринские боги,

Сжальтесь над пленной душой,

Не будьте суровы и строги

Ко мне, окруженной скалой

Поймите, что юность в могилу

Толкает запретом Байкал...

О, дайте мне смелость и силу

Раскрыть эти стены из скал.

Узнал о мыслях любимой дочери Байкал, запер ее еще крепче и стал искать жениха из соседей: не хотелось ему отдавать дочь далеко. Выбор старика остановился на богатом и смелом красавце Иркуте. Послал Байкал за Иркутом. Узнала об этом Ангара и горько-горько заплакала. Умоляла старика отца, просила не отдавать за Иркута: не нравился он ей. Но Байкал и слушать не хотел, еще глубже спрятал Ангару, а сверху закрыл хрустальными запорами.

Пуще прежнего взывала Ангара о помощи. И решили ручейки и речки помочь ей. Стали они подмывать прибрежные скалы

Близилась свадебная ночь. Крепко спал в эту ночь старик Байкал. Ангара взломала запоры и вышла из темницы. А ручейки все рыли и рыли. И вот проход готов. Ангара с шумом вырвалась из каменных стен и помчалась к своему желанному Енисею.

Вдруг проснулся старик Байкал: что-то недоброе увидел он во сне. Соскочил - и испугался. Кругом шум, треск. Понял он, что случилось. Рассвирепел. Выбежал из дворца, схватил с берега целый утес и с проклятием бросил его в беглянку дочь.

Но поздно... Не попал. Ангара была уже далеко.

А камень так и лежит до сих пор на том месте, где прорвала утесы Ангара. Это и есть Шаманский камень.

Старик Байкал мечтает до сих пор догнать беглянку, и если Шаманский камень сдвинуть с места, то Байкал выпрыгнет из берегов и настигнет свою дочь, затопив все на пути своими водами.


Никула охотник.


В том месте, где Ангара берет свое начало из Байкала, где и теперь торчит из воды Шаманский камень, там раньше была цветущая долина, отгороженная от моря огромной-преогромной скалой. Во всю долину тянулся богатый город, а кругом него были поля с вечнозелеными цветами, густая тайга, реки и озера. Чего только не водилось в тайге, всякая живность сама в город заходила.

Жили люди и горя не знали. Байкал всех рыбой вдосталь кормил, в степях стада коров паслись, табуны коней гуляли, из тайги охотники ворачивались с богатой добычей.

Славились байкальские люди своей добротой, хлебосольством, красивыми дочерями, выносливыми скакунами и самым ценным в мире баргузинским соболем. Все женщины ходили в дорогих шубах, которым бы завидовали жены королей и царей. Но здесь никто никому не завидовал, все могли носить, что хотели, и есть, что душа желала.

Долго так жили байкальские люди, ни нужды, ни горя не знали, плохого слова друг другу не говорили. Когда хорошо живется, то и ссора не к душе. Кто знает, может, они так бы жили и жили много лет, до скончания жизни на земле.

Но тут на их горе завелся на острове Ольхоне Змей, который понавадился каждый день прилетать к байкальцам и уносить добычу. То корову скрадет, то коня стащит, то крышу с дома сорвет, то каменную стену повалит, а то и богатый дом разорит и хозяина с сумой пустит.

Наглел Змей с каждым днем, много магазинов он разграбил, много добра к себе перенес, а еще больше всяких ценностей попортил. До того жадный был Змей, что просто сказать трудно.

Загоревали горожане, запечалились все от мала до велика. Никакого спасения от лютого змея не стало. Созвали сход, и пришли мужи города высказать свое решение. Порешили так: собраться всем, кто может что в руках держать, и пойти против лютого Змея войной, поймать его, сжечь и пепел по ветру пустить. Сказано - сделано.

Начали кузнецы пики ковать, наконечники делать, луки гнуть, стрелы точить. Несметное количество всего понаделали. Ну, думают, не устоит против них Змей. Пришло время открыть войну против Змея лютого.

В городе всем управлял князь, имени его никто не помнит, но был он мудр и постоянно заботился о своих людях. Снова собрал он всех и сказал такое слово:

"Вот, люди добрые, мое вам наказание перед тем как со Змеем сразиться: за город свой стойте так, как за дом родной, побьем Змея, тогда каждому из вас почет и уважение, не побьем - горе горькое нам мыкать из века в век. Благословение примите от жен ваших, матерей и дочерей, за честь их силы своей не жалейте".

Зазвонили колокола, забили барабаны, князь снова сказал:

"Не будем ждать ворога у своего порога, возьмем его на Ольхоне, в его же палатах".

Только он промолвил такие слова, страшный ветер поднялся, все кругом зашумело, тайга заговорила. Байкал забушевал, тучи начали над головами низко проплывать. Словом, жутко стало, хуже, чем на войне. Там ведь знаешь, что перед тобой человек драться будет, а тут черт не черт. змей не змей, а какое-то чудовище, но только звали его Змеем.

Не успели еще горожане в руки оружие взять, как стали валиться на землю, оглохшие от шума, который поднял Змей. Через день байкальцы очнулись, и князь их снова призвал на площадь.

"Нет сильнее силы человека, поборем мы Змея лютого".

Всем горожанам он дал срок, чтобы лучше снарядиться на войну со Змеем. Собирались долго и вот порешили выступить.

Змей не стал ждать встречи у себя в палатах, как только он узнал, что князь свои войска подготовил против него, он сам первым выступил. Прилетел он к байкальцам и начал валить дома, закидывать улицы камнями, убивать всех, кто попадался ему на глаза.

На этот раз горожане не испугались, они с оружием в руках выступили против лютого Змея. Долго бились городские люди со Змеем, по одолеть не могли. Много лучших мужей тут полегло, а Змей с перебитыми костями все же улетел к себе на Ольхон.

Не прошло и месяца, Змей поправился и снова прилетел к байкальцам за добычей. Видит князь, что не одолеть им Змея, решил он встретить его с разными почестями. Встретил и говорит ему:

"Не зори ты нас, а лучше скажи, что тебе надо, и мы все сами будем давать.

"Коли так, - ответил Змей, - то вот вам мой сказ: каждый месяц будете мне давать по девушке, а ежели не будете, то сам буду брать по две".

Князь согласился, что же ему оставалось делать. Выбрали они на первый раз девушку, что славилась по городу своей красотой, и отдали ее Змею поганому. Змей получил девушку и месяц не появлялся в городе, сдержал свое слово, в долине стало тихо, зажили горожане спокойно и подумали, что на этом дело и кончится.

Вот как-то князь сзывает всех горожан на площадь и говорит:

"Послушайте меня, люди добрые, тишина наша жизнью куплена. Обещал я Змею каждый месяц по девушке отдавать. Коли не сдержим это слово, то порухи больше будет, не дождаться нам Змея лютого погибели".

Запечалился народ, кому же охота отдавать родное дите на поругание. Но делать нечего, со Змеем шутки плохи.

Вот настала очередь до дочки князя. Плакали князь с княгиней три дня и три ночи. Прилетел Змей, увидел ее и удивился. Такой красавицы он еще никогда не видел. Не стал он глотать княжну, взял ее себе в жены, посадил на крылья и полетел на Ольхон.

Не отходит от нее Змей ни днем, ни ночью, все ласкает ее и любуется. Уж больно по душе она ему пришлась. Вот как-то она сидит со Змеем и спрашивает его:

"Есть ли кто сильнее и храбрее тебя, есть ли такой человек, чтобы одолеть тебя мог?"

Не хотел Змей выдавать свою тайну, но выдал.

"Есть такой человек, он живет почти рядом с твоим отцом и боюсь я с ним поединка, не одолеть мне его".

"Кто он такой?" - допытывалась княжна. Долго таился Змей, но признался:

"Тот человек - Никула охотник. Вот уже несколько лет он ходит по тайге, никак у него времени нет зайти в город. Если бы он жил дома, то не видать бы мне тебя, не владеть бы мне другими красавицами".

"Откуда ты знаешь о его силе?"

"Не раз сам видел, как он деревья с корнями валит, как от его свиста скалы разламываются, как на его крик звери к нему сбегаются. Все его слушаются, все тут ему подвластно".

"Почему же он в городе не живет?"

"Князь его обидел, вот он и покинул родной дом, оставил только в нем мать-старушку и отца-старика". Княжна долго не думала, стала проситься у Змея сходить в гости к отцу, поклониться матери родной, поцеловать сестру малую.

"Не пущу тебя одну, обманешь меня", - заупрямился Змей. "Вот если хочешь, то я сам тебя к отцу доставлю и буду караулить около дверей. Коли задумаешь скрыться, то зло всему городу учиню и семью твою изведу".

"Хорошо, Змей, согласна я на все".

Мигом доставил он ее в родной город и опустился прямо к отцовскому крыльцу. Княжна не мешкала, к отцу упала в ноги и говорит:

"Идол поганый Змей не самый сильный, боится он как огня Никулу охотника. Попроси у Никулы за обиды прощения, пусть вернется в город, встретится со Змеем и расправится с ним раз и навсегда".

Князь от радости не знал, что и делать. Княжну он не стал задерживать, отпустил, а сам тем временем раздумывал о том, как бы ему уговорить Никулу охотника, чтобы он побил Змея лютого.

Пошли в тайгу на поиски Никулы охотника самые бедные мужики. Нашли его и сказали, чтобы сердца на город он не имел, а народ просит сослужить ему добрую службу.

Как услыхал Никула, что город его в беду попал, он сразу же вернулся к отцу с матерью и разузнал подробно, кто такой завелся, что покоя городу не дает. Ему все подробно рассказали. Никуда никому ничего не сказал, только сжал кулаки покрепче, крякнул и лег спать.

Спит Никула-охотник богатырским сном. Спит день, другой, а на третий встал, поел вдоволь и пошел к Байкалу, караулить, когда Змей лютый за добычей придет.

Прошел месяц. Никула глаз с неба не сводит, землю всю кругом осматривает. Вот видит он однажды: летит Змей над Байкалом, от взмахов крыльев волны, как горы, поднимаются, скалы звенят, лес разбушевался, будто кто его под корень рубит. Увидел Змей Никулу и сразу пыл приуменьшил, задумал с ним в сговор вступить.

"Садись тут! - крикнул ему Никула, - хватит тебе разбоем заниматься".

От этих слов Змей чуть не оглох. Куда уж ему перечить. Сразу спустился к Никуле.

"Не шибко ори! - закричал на Никулу Змей - Ты мне не перечь, давай будем братьями, вся добыча в дележе на нас двоих пойдет".

"Как смеешь мне ты говорить! - крикнул ему Никула - Разбой кончай! Если по честному жить не хочешь, то убирайся куда глаза глядят, но добрым людям на глаза не показывайся".

Змей зашипел, выпустил когти и набросился на Никулу охотника. Три дня и три ночи боролся Никула охотник с лютым Змеем, трое суток дрожала под ними земля, валились камни и деревья, бушевал Байкал, кричали птицы и звери. Схватка шла не на жизнь, а на смерть. Кровь рекой текла между скалами, вода в Байкале начала от нее краснеть.

Видит Никула, что придется ему нелегко. Змей силен и хитер, и послал он свою вещую птицу, чтобы она всех в городе предупредила, что скоро будет потоп. Когда Никула увидел, что люди покинули город, собрал он все силы, поднял скалу, что охраняла долину от байкальской воды и бросил прямо на Змея. Змей испустил дух.

В это время Байкал кинулся в долину и пробил себе выход к океану. И теперь на месте той долины бежит Ангара, а затопленный город возродился на ее берегах. Только один Шаманский камень, что откололся от брошенной Никулой скалы, остался свидетелем тех далеких-далеких лет.


Записано от Корнея Кирилловича Ласкутова, 1971 г. рожд., малограмотного., п. Нижнеангарск Северо-Байкальского аймака БурАССР, 1939 г.


Откуда взялось название «Байкал».


Русские давно слыхали, что где-то посреди Сибири есть огромное озеро. Но как оно называется, никто про то не знал. Когда русские купцы, а потом казаки за Урал перевалили и стали к большим рекам Оби и Енисею подходить, они узнали, что вокруг озера, которое денно и нощно кипит, люди живут. Узнали те русские, что то озеро богато рыбой, а по берегам разные звери ходят, да такие дорогие, которых в свете больше нигде нету. Стали казаки и купцы торопиться к тому морю-озеру, шли, не спали, коней не кормили, не знали, когда день кончается и когда ночь начинается. Каждому охота было первому к озеру попасть и посмотреть, какое оно есть и почему оно кипит без отдыху.

Шли те купцы и казаки к морю долго, несколько лет, много их дорогой поумерло, но живые все-таки дошли и увидели перед собой Шаманский камень. Он им дорогу перегородил, свет закрыл. Ни вправо, ни влево от него отвернуть нельзя, кругом такие горы, что закинешь голову шапка слетает, а верхушки не видно. Покрутились казаки с купцами около Шамана-камня и подумали, что не пробраться им к морю, а сами слышат, как оно шумит, вздымается и о скалы бьется.

Загоревали купцы, опечалились казаки, видать, вся их длинная дорога пропала ни за понюшку табаку. Отъехали они назад, шатер разбили и стали тяжкую думу думать, как же им Шаман-камень перевалить или горы объехать. Горы им не объехать - море проглотит. Так остановились казаки с купцами и стали жить недалеко от моря-озера, а на берег никак не попадут.

Долго им тут пришлось жить, может быть, и кости там их сгнили бы, но тут на их счастье подошел к ним неведомый человек и назвался бурятом. Русские начали его просить, чтобы он их провел на берег, обвел кругом моря и показал им дорогу на землю, где они еще не были. Ничего бурят им не сказал, он сложил свои ладони в трубочку, потом поднес их к лицу и пошел в лес. Русские не стали его задерживать, отпустили с богом. Снова опечалились купцы и казаки, как же дальше быть, не миновать, видно, смерти им. Так жили они долго ли, мало ли, никто ни дни, ни месяцы не считал. Отощали и осунулись купцы с казаками, хуже прежнего горе их обуяло. Хотели они уже с последними силами собраться и назад идти, но тут снова пришел тот бурят и сына своего привел, сказал:

"Не обойти мне с вами Байгала - стар я стал, не обогнуть мне Камень-шаман - года давно ушли, берите сына, у него глаза светлые, а ноги оленьи".

Ушел старик в тайгу, а сын повел русских новой дорогой, вывел их на берег моря и сказал:

"Байгал".

Русские спросили его, что это такое, он им ответил:

"По-нашему значит огненное место, здесь раньше сплошной огонь был, потом земля провалилась и стало море. С тех пор мы зовем наше море Байгалом".

Русским это название понравилось, и они тоже стали называть это море Байкалом.


Записано от Е.И.Сороковикова-Магая, 1946 г.


Ушканьи острова.


Кто может знать, когда это было? Да никто, пожалуй, не помнит. Много годов с той поры утекло, на равнинах за это время горы выросли, на низинах глубокие озера разлились, на камнях лес вырос. Стоял в ту пору Байкал спокойно, так тихо, что вода не шелохнется, как зеркало, от берега и до берега гладь блестела. Иногда только утром рано, на зорьке, рыба плескалась. Но Байкал на то не сердится, любит он разную живность и, как отец, дает ей пищу.

Долго ли в тиши и неге жил Байкал, о том только он один знает. И вот нежданно-негаданно навалилась на Байкал страшная буря. Такой бури еще Байкал не видывал. Покрылась вода Байкала страшными пузырями, стал, кажется, он выше прежнего и норовит разлиться по прибрежным падям и низинам. Осердился старик Байкал на бурю и сказал:

"Не зли меня, не одолеть тебе старика, не разогнать тебе по сторонам мою светлую водицу, не осушить тебе мой дом родной".

А буря и слушать старика не хотела. Знай, гуляет себе и гуляет по гребням волн, которые поднялись уже с высоту скал.

"Не справиться тебе, старик, с моей силой", - говорит буря, - "я моря и океаны вздымаю, тайгу валю, вековечный лес корчую, скалы рушу, а тебя расплескаю, как лужу, осушу, как каплю".

После таких дерзких слов Байкал пришел в ярость. Зло силы придает. Расправил свои могучие плечи Байкал, вспомнил он про своих сыновей и дочерей, набрал силу в свою богатырскую грудь и давай бороться с бурей. Скалу за скалой начал воздвигать вокруг себя, за скалами стали горы подниматься. Видит буря, что со стариком шутки плохи, и так просто его не одолеть, призвала она себе на подмогу ветры Култук и Баргузин. Силы у бури сразу прибавилось. Тогда Байкал на хитрость пошел и начал путь буре преграждать подальше от берега. Со дна, стали подниматься скалы, их столько поверх воды поднялось, что солнце заслонять они начали. Ударится со всей силой буря о скалы и назад откатывается, на берег уже она слабая приходит.

Вот так и появились в Байкале скалы назло бурям, на радость берегам, которые они охраняют. Ну, а раз скалы появились, то потом их позаносило песком и илом. Из года в год скалы обрастали и так разрослись, что превратились в острова. Вот такой один остров и прозвался Ушканьим. Почему его так назвали? Про это я вам сейчас расскажу. Остров этот удался больше других, на нем скоро появился лес: сосняк, березняк, листвянка, осинник, а кустарнику и названия нету. Ягод тут родится столько, что хватит на всю байкальскую воду кисель ягодный сварить. А еще богат остров багульником и цветами. Под осень на острове от аромата дыхание захватывает.

На острове свой климат, своя погода стоит, и нигде такой вокруг Байкала нету. Когда кругом осень, везде все вянет и замерзает, на острове все цветет, куда только глаз хватает, везде зелено: ягоды дозревают, багульник второй раз цветет, распускается. Узрели о таком острове ушканы - значит, по-сибирски, зайцы - и повалили они гуртом на остров. На что уж ушканы трусишки и то, когда надо, так вплавь пускаются и на остров попадают. Столько там ушканов расплодилось, что некуда было ступить.

Но ведь и человек не дремлет, он тоже хитер. Разузнал, что на острове природа богатая, и пробрался на него. Люди диву давались, как много ушканов здесь живет. Так и прозвали остров Ушканьим. Потом ушканы развелись и на маленьких островках, что рядом с Большим стоят. Теперь и эти маленькие острова тоже Ушканьими называют.

Много лет тому назад наши деды и прадеды хотели обжить эти Ушканьи острова, но не подошли они для бытья: зима с летом тут не в ту пору подходят, как вокруг Байкала. Хотели мужики хозяйство развести, да мочи не хватило, да и нужды в том не было.

Ушканьи острова народ испокон веков бережет, и живность там сохраняется самими охотниками. Рассказывали старики, как давным-давно несколько воров наповадились на остров ушканов изводить. Охотники промеж собой условились старика нанять, чтобы он на острове все живое хранил. Больше ста лет жил старик на острове, воров всех поизвел, детям своим, внукам и правнукам наказал: "Как лисица около своей норы не охотится, так и вы берегите вокруг себя все живое. Без природы человек голый, а голышом долго не проживешь".


Записано от промыслового сибирского охотника Якова Мироновича Сокольникова, 1871 г. рожд., малограмотного, пос. Нижнеангарск Северо-Байкальского аймака БурАССР, 1939 г.



Куйтун - холодное место.


Когда еще буряты не жили на одном месте, а кочевали из края в край по всей сибирской земле, им часто приходилось встречаться с такими холодами, которых они не могли выносить. Но как бы ни было холодно, они все же находили себе укрытия, делали из шкур зверей или из потников юрты и пережидали морозы.

Случился как-то в одном году сильный снегопад. Было это лет тысячу назад. Вывалил такой снег, что всю тайгу завалило до самых макушек деревьев. Многие буряты оказались почти под снегом. Они выбрались из него, но ходить по тайге на охоту уже не могли. Куда пойдешь, когда кругом все завалило так, что и звери по лесу бегать не могли и птицы стали падать от голода. Бедственно было в то время бурятам, не знали они, что осталось им делать. Тут выручил их батор Хонгодор. Он собрал всех бурят около своей юрты и сказал: "Идите все за мной, мы выйдем в широкую степь, где ветер уже унес весь снег, и там заживем новой жизнью. Там мы расплодим скот, как то делал мой отец, когда мы жили в Монголии, тогда мы не будем знать ни печали, ни горя".

Послушались буряты своего Хонгодора и пошли за ним. Батор шел впереди всех, проминал дорогу, показывал путь, куда они должны идти. С большим трудом они проходили в день версту, потом зарывались в снег, а утром шли дальше. Так шли они до тех пор, пока не перешли Ангару и Оку и не остановились на чистом ровном месте, на правой стороне небольшой речки Алки. Здесь хонгодоровцы поставили целый улус, хотели обосноваться навсегда. Прожили они тут несколько лет, но обосноваться никак не могли. Зимой и весной дули такие холодные ветра, что не было сил показываться на дворе.

Такого холода буряты еще никогда не испытывали, так как до этого они все больше жили в тайге, а там было намного теплее, чем здесь. Скот у них никак не разводился, он все больше гиб на морозе, и начали буряты бедствовать хуже, чем в тайге от глубокого снега. Тут-то буряты стали уговаривать своего батора Хонгодора, чтобы он увел их на другое место, где можно было пасти скот, где нет таких морозов и такого сильного ветра, от которого падают люди и все живое.

Хонгодору и самому не нравилось это место, он проклинал себя за то, что привел сюда своих людей на погибель, что он, перенесший в жизни всякие морозы, сам их не может выдержать. Прожив так около Алки несколько лет и потеряв от сильных холодов много людей, Хонгодор решил перекочевать на новое жительство к речке Икей. А свое прежнее место около Алки буряты прозвали Куйтуном.

Русские долго не селились у Алки, боялись, что на свете нет, по рассказам бурят, холоднее земли, чем вокруг этой речки. И на самом деле, то место в первые годы жизни русских оказалось морозным. Потом русские свыклись, настроили себе бревенчатые дома, распахали землю, обжили все кругом и не стали замечать морозов. А название места так и осталось. По правде сказать, буряты были правы.


Записано от Ильи Харитоновича Александрова, с. Бутаково Куйтунского района Иркутской области, 1936 г.


О происхождении названия реки Ангары.


На том месте, где сейчас Байкал, раньше были одни большие ледяные горы. Они уходили своей вершиной до самых облаков. Все лучи солнца падали на эти горы, они-то растопили льды. Воде некуда было деваться, она пошла под землю, разъела ее и сделала громадную котловину. Котловина заполнилась водой. Так образовался Байкал, как говорят старики.

В это же время начали таять горы льда и снега в горах. Сначала вода спружилась в отдельных горных логотинах, а потом прорвалась к Байкалу. Потому-то сейчас в него впадает много разных рек, речушек и ключей.

Когда в Байкале воды набралось очень много, он ее сдержать не мог, она стала искать себе выход. Вот и нашла. В одном месте она протекла под землю, а там камни были, из которых известку жгут. Те камни вскипели. выбросили все наружу, и образовался сильный провал. Вода хлынула в этот провал и потекла вниз. Было это дело много тысяч лет тому назад. В то время здесь жили разные люди, от которых буряты пошли. Они по названию провала и прозвали новую реку Ангарой. Раз по-бурятски провал называется ангарой, а река потекла по провалу, то ей дали имя Ангара, и ничего тут мудреного нету.


Записано от Д.С. Асламова, 1936 г.


Как две реки получили название "Ангара".


В незапамятное давнее время, когда еще солнце не так грело, как теперь, когда рыбы были малявками, а лес походил на корешковые кусты, вся нынешняя Сибирь была покрыта почти одним чистым льдом. Озер здесь было мало, а рек не было совсем. Прошло с тех пор много миллионов годов. Лед и снег растаяли под солнцем, когда оно начало сильнее греть; лес вытянулся к небу и стал тайгой, появились звери и птицы, рыба выросла большой, а солнце спустилось поближе к земле, чтобы давать всему земному жизнь. В то время откуда солнце восходит в Сибирь пришли разные люди. Первыми из них были тунгусы. При них Байкал стал морем, а Ангара рекой.

Как это было, о том старики знали, нам велели рассказывать, а в книгах об этом нету даже строчки. И вот про это тут от тунгусов слыхала моя мать и рассказывала. Она много знала, и память у ней такая богатая была, что раз услышит, потом всю жизнь помнит.


Байкал сначала небольшим озером был, потом к нему потекли маленькие речки. Но от них он не рос, все оставался таким же. Но вот в крупных горах пробился из-под земли ключ, и валом повалила вода. Дошла она до Байкала, а там ей громадные скалы дорогу перегородили. Катилась та вода, катилась, и набралось ее столько, что скалы не удержались и развалились.

Хлынула вода в Байкал, смыла все скалы и камни и соединилась с Байкалом. В проходе в Байкал, где раньше были скалы, появилась дыра, похожая на разинутую пасть зверя. Тунгусы закричали: "Ангара, ангара!" По-тунгусски такая пасть зовется "ангарой", отсюда и за рекой имя это пошло. Удивились тунгусы, куда же теперь озеро всю эту воду денет, и пошли по берегу. Наконец, тунгусы дошли до громадной скалы. Дальше идти некуда, и остановились они тут на житье. Пожили немного и вдруг услыхали, как скалы разваливаются, земля вся дрожит, светопреставление началось. Потом все стихло, туман ушел, и в скале громадной появилась такая же дыра, как та, похожая на пасть зверя. Тунгусы закричали: "Ангара, ангара!" В нее повалила вода и потекла вниз. Тунгусы и эту дыру прозвали Ангарой. Только первую они прозвали Верхней Ангарой, а вторую просто Ангарой.

Пожили тунгусы у второй Ангары и разбрелись по разным местам. Другим людям они рассказывали, как Ангары появились и почему им такое имя дали. С тех пор оно так и идет, про то каждый старик знает.


Записано от Ивана Илича Ефремова, рабочего прииска Троицк Баунтовского аймака БурАССР, 1937 г.


Откуда Селенга взяла свое название.


Было это очень давно. Так давно, что с того времени ничего не сохранилось, только одна молва передается от дедов к внукам, от отцов к сыновьям. В то далекое время самый большой тунгусский род бродил по берегу Байкала, где Ангара берет свое начало, значит недалеко от теперешнего Иркутска. Бродили, бродили по таежной глухомани и набрели они на незнакомое племя. Человек с человеком всегда язык найдут, а тут тем более, племя оказалось родственным. То были тоже тунгусы из рода Чильчигир, которые кочевали по самым северным берегам Байкала, где ныне Нижнеангарск стоит, эти тунгусы.

Байкальские тунгусы познакомились с чильчигирцами, и чильчигирский князек рассказал им:

"Может, деды, а может, и прадеды наши жили вот здесь, где вы теперь, байкальские тунгусы, живете. Но вот случилась беда. Поехали наши предки на Байкал нерпу промышлять, лед плохой был, оторвало их льдину и стало носить по морю. Носило их носило, а потом обломки прибило к противоположному берегу. Назад они никак выбраться не могли, и пришлось им остаться жить на новом месте. На новом месте несладко живется, но жить пришлось, и опять стали охотиться. Чем же больше тунгусу заниматься? И вот однажды во время охоты они набрели на большую реку. Поднялись они по ней вверх и наткнулись на другую реку, которая в нее впадает. Долго бродили наши предки по этим рекам, но ни одной живой души не встретили. Необитаемы в то время были те места, верно, богатства в тех долинах были несметны, зверя водилось видимо-невидимо, а птицы и того больше.

Как бы хорошо ни было в чужих краях, домой тянет, дом-то наш вот на этом месте, и камень Шаманский нашим покровителем испокон веков считается. Убери его, этот камень, и вся земля охотников, поля и луга - все водой покроется".

Слушали байкальские тунгусы рассказ своего родича и потом спросили:

"Как же та большая река зовется?"

"Наберитесь терпения", - ответил чильчигирский князек, - "тогда все поймете".

Князек посмотрел на всех, увидел, что его слушают, стал рассказывать дальше:

"Жили мы на той стороне долго-долго, привыкли к той большой реке, но с нами тоже беда случилась, как с нашими дедами. Вышли мы на Байкал рыбу ловить, и вдруг страшная буря началась. Берестянки все разбило, а сами кое-как выбрались на этот берег, о котором нам отцы и деды говорили".

Байкальские тунгусы шибко любопытными были и снова спрашивают князька о названии той большой реки. Князек ответил, что у той реки нет имени, потому что люди до нее еще не дошли, а рекам названия дают люди.

"А куда она впадает?"

"В Байкал", - ответил князек.

И поняли байкальские тунгусы, что течет та река выше Байкала, а такие реки по-тунгусски называются солингой, а буряты и русские потом переиначили это слово и прозвали реку Селенгой.

И по сей день она так зовется. То, что я здесь рассказал, это сущая правда, со мной про то не один раз тунгусы ночами делились, д я сам хорошо знаю, что и теперь они верховье рек и все реки, которые текут выше другой, Селенгой называют.

Вот откуда взяла свое название река Селенга. Мудреного тут ничего нет. И по теперешнее время многим безымянным речушкам названия дают по разным предметам. Каждому свое.


Один из вариантов, записанный от Магая в феврале 1948 года. Подобные предания имеются у эвенков и бурят. Данный вариант является наиболее полным, содержание излагается последовательно. Впервые Магай его услышал от потомственного забайкальского казака Ивана Несторовича Засадина в период гражданской войны.





Как появилось название озера Котокель.


В древнее время на том месте, где появилось озеро, стояли высокие скалы. Кроме скал, а вдали крутых гор, на той земле ничего не было. Не водились там ни звери, ни птицы, на сотни верст не росло ни одного дерева. Когда образовался Байкал, то однажды поднялась сильная буря и вода из озера была ветром загнана на те скалы. От нахлынувшей воды скалы медленно начали разрушаться, волны унесли камни в Байкал, и постепенно там, где были скалы, появилась впадина. Земля под впадиной стала опускаться и заполняться байкальской водой. Вместе с водой в озеро пришла рыба.

Прошло много лет, Байкал замыл берег, и вода теперь уже не могла попасть во впадину, озеро осталось замкнутым в горах. Вокруг него сразу жизнь изменилась, далеко в горах стал расти лес, начала шуметь тайга, а по самому берегу на несколько верст к горам появилась ольха. Она так стала быстро расти, что вскоре берега стали непроходимыми, все переплели ее ветки.

Много лет вокруг озера никто из людей не жил. Но вот где-то на востоке, за хребтами, началась война. Она шла много лет, люди воевали между собой до того, что их осталось совсем мало. Чтобы не извести себя совсем, одно племя убежало к Байкалу и встретилось с другими народами. Войны здесь между ними не было, но новое племя скрылось на острове этого озера. На том озере сохранился остров со скалами, видно, вода его не могла смыть, только все скалы проточила, глубокие дыры в них сделала.

Поселилось прибежавшее племя в скалах, в готовых пещерах, и никто к нему не мог ни пройти, ни проехать. Жило оно там долго, многие поумерли, не увидев другого света. Когда их осталось мало, все-таки к острову пробрались тунгусы или орочоны, разные люди про то разное говорят. Но только пробирались они долго не то что до острова, а даже до самого берега озера, ольха тут все так переплела, что мошке в ней и то трудно было проскочить. Когда тунгусы все же пробрались через ольху, то на острове попали в незнакомое им племя. Тут они ужились вместе с тем племенем.

Когда тунгусы выходили на большой берег, то все время плутали в ольхе и говорили: "котокель, котокель", что значит "непроходимая ольха". Потом они ездили к своим родичам и оттуда всегда торопились, чтобы засветло попасть на остров, и тоже говорили: "котокель, котокель", то есть им надо пробраться через ольху. Так и получилось, что и само озеро по-тунгусски назвали Котокелем.

Русские пришли к Байкалу и узнали, что недалеко от него есть озеро Котокель, но ольхи той большой и густой уже в то время и в помине не было. А название, как видите, осталось.


Записано от Гурьяна Степановича Лейкина, с. Гремячинск Прибайкальского аймака БурАССР, 1937 г.


Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Краткое описание документа:

Историки не черпают знания о прошлом из ниоткуда. Существует большое количество отраслей исторической науки, помогающих продвигаться в исследовании конкретных периодов истории человечества. Для большинства из них используют термин «вспомогательные исторические дисциплины».

В современном обществе растет интерес к историческому и культурному прошлому нашей Родины. Любовь к Родине всегда конкретна. Это любовь к своему родному дому и семье, к своему поселению, к тем улицам, на которых мы живем и по которым ходим – любовь к родному краю. А для того, чтобы по-настоящему полюбить свой край, нужно его хорошо знать. И в этом благородном деле огромную помощь может оказать этнография.

 

Автор
Дата добавления 05.05.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров361
Номер материала 512071
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх