Инфоурок / Русский язык / Другие методич. материалы / Статья "Война - преступление против разума. В.П.Астафьев: правда о войне"

Статья "Война - преступление против разума. В.П.Астафьев: правда о войне"

Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>

библиотека
материалов


Мухамедшина Софья Юрьевна

Mukhamedshina Sofya Yuryevna

ГКС(К)ОУ «Специальная (коррекционная) общеобразовательная

школа-интернат № 25 VI вида».

Красногвардейское. Ставропольсский кр. Россия

GKS (K)OU "The special (correctional) general education

boarding school No. 25 VI of a look".

Krasnogvardeyskoye. Stavropolssky territory Russia

e-mail: mai2412@yandex.ru


ВОЙНА — ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ РАЗУМА
В.П.АСТАФЬЕВ: ПРАВДА О ВОЙНЕ

WAR — A CRIME AGAINST REASON

V.P.ASTAFYEV: THE TRUTH ABOUT WAR


Один из самых правдивых и достоверных авторов книг о Великой Отечественной — В.П.Астафьев. Герои его произведений осознают себя частицей народа, несущего непосильный крест за весь мир. Они учатся жить по нечеловеческим правилам войны. Читая эти произведения В.П.Астафьева, мы еще раз убеждаемся в антигуманной сути любой войны.

V.Astafjev is one of the most truthful and authentic authors of books about Great Patriotic war. Heroes of his works realize themselves as a part of people bearing an excessive cross for all the world. They learn to live by inhuman rules of war. Reading V.Astafjev's works we are once again convinced of an inhuman essence of any war.

Ключевые слова: Астафьев, война, автор, человек, трагедия.

Keywords: Astafyev, war, author, human, tragedy



Память моя, память, что ты делаешь со мной?!

Стою на житейском ветру голым деревом,

завывают во мне ветры... И все не умолкает во мне война.

Все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство,

будут прокляты и убиты.

В.П.Астафьев


Приступая к работе, в которой разговор пойдет о войне, я хотела бы отметить, что я – книжный человек, «не знавший битв», как сказал бы Владимир Высоцкий, и я счастлива, что это так. Военная драма не дотронулась до меня, но ее отблески на книжных страницах и широких экранах, с детства пугали меня до ночных кошмаров. Кошмаров о бомбежках, стрельбе на знакомых улицах, разрушенных городах и селах...

Я не буду рассуждать на тему, что лучше – мир или война, здесь ответ один: война – это самое страшное, что мог породить человек. Раньше времени губить чужие жизни в этом мире способны лишь три вещи: голод, болезнь и война. Но если первое и второе преимущественно не зависят от человека, то третье он делает сам, по своей воле, своему эгоизму и своему желанию власти.

Я не буду говорить о тех, кто зачинает войну и отдает приказы. Я хочу говорить о простых людях, тех, кто подчиняется «стоящим у трона», потому что их трагедии и их нелегкие жизненные выборы более других затрагивают мою душу. И в первую очередь мне бы хотелось коснуться творчества В.П.Астафьева на военную тему.

Проза Астафьева – это всегда размышление о нашей жизни, о предназначении человека, его нравственных устоях, о народном характере, о возможности натур живых и деятельных пробираться через обстоятельства, какими бы они ни были тяжелыми, и выходить из испытаний, сохраняя, как говорится, дух живой.

Прочитав его роман «Прокляты и убиты», я сделала вывод, что такую резкую и объемную оценку войне мог дать только человек огромной смелости, сказавший открыто то, что перевернуло все созданные ранее мощной пропагандой произведения о войне. Он писал: «Я был рядовым бойцом на войне, и наша солдатская, правда была названа одним очень бойким писателем «окопной», а высказывания наши - «точкой зрения». Описанная война Астафьева - совсем не то, что мы видим в военных фильмах или читаем в военной прозе. По словам автора, о войне столько наврали и так запутали все с ней связанное, что в конце концов война сочиненная затмила войну истинную. И я убеждаюсь в этом, когда читаю созданный Астафьевым в романе чрезвычайно темный мир войны, мир мучимого, гибнущего, изуродованного народного тела. На минуту закрываю глаза и пытаюсь представить все прочитанное. Нет! Это невозможно! Это чересчур страшно! Вспоминаю прочитанное ранее. Нет! Такого я не читала.

Описывая жизнь героев в «Чертовой яме», он эту жизнь называет борьбой за выживание в прямом смысле: их постоянно мучит вопрос, как накормить тело, согреть его, хлебнуть водки, выбить вшей, отогнать крыс, добыть курево, облегчиться. Здесь, делаю вывод, родство и землячество будут цениться всегда и в любых обстоятельствах. Ну а такие, как особотделовец Скорик, что подводит под расстрел в угоду приказу № 227 братьев Снегиревых, или комиссар Мусенок с того берега, где не ложатся мины, или специалист по технике Одинец, ведущий руководство с безопасного берега... За спиной солдат они творят зло по отношению к ним. И опять я, родившаяся и выросшая после войны, цепенею, читая описанные ничем не приукрашенные сцены из военной жизни. Разум отказывается это понять, но он же заставляет признать: да, это было! И он же, разум, предлагает подумать, рассудить и сделать выводы.

Мысленно листаю страницы романа и понимаю страшные потрясения Астафьева, который описывает отступление от Житомира, когда по уже убитым, разбитым, шли наши танки, машины, транспортеры: «... в шоссе, в жидкой грязи трупы, раскатанные в фанеру, только кое-где белые косточки вылезут и зубы... Танки идут, гусеницы наматывают шинеленку, кишки – вот такое эстетическое зрелище». Да, война Астафьева действительно совсем не похожа на то, что можно увидеть у других писателей: ведь герои многих художественных произведений шли в атаку с криками «Ура!», закрывали амбразуры, погибали, вызывая огонь на себя. По словам Астафьева, о войне столько наврали и так запутали все, с ней связанное, что в конце концов война, повторюсь, сочиненная затмила войну истинную. Задумываюсь: так ли это? Ответом на мой вопрос, думаю, может послужить описание форсирования Днепра осенью 1943 года, когда солдаты прыгали в воду без подготовки, развивая недавний успех на Курской дуге, несли узелки с одеждой и винтовки над головой. Переплавлялись без плавсредств, кто как может. На лоскуте, где плыл Астафьев, из 25 тысяч человек до другого берега добрался только каждый шестой. А таких участков переправы было десятки. Читаю итог и в который раз ужасаюсь: в битве за Днепр наши войска лишились около 300 тысяч солдат; большинство утонули бессмысленно, из-за безграмотной подготовки, так ни разу не выстрелив. И снова сердце содрогается: как же должны чувствовать себя матери, жены, дети, получившие извещения о смерти сыновей, мужей, отцов и представляющие перед своими глазами описанные картины отступления от Житомира или форсирования Днепра?!

Всю жизнь Астафьев настаивал, что мы победили в этой войне только потому, что просто завалили немцев трупами, залили их своей кровью. И он имел право так говорить: рядовой Виктор Астафьев воевал на Брянском, Воронежском, Степном и Первом Украинском фронтах, то есть в самом центре военных действий. На Днепровском плацдарме ему повредило глаз и серьезно контузило. В районе польского города Дупла Астафьев получил тяжелое сквозное пулевое ранение левого предплечья с повреждение кости, но в действующей части он пробыл до сентября 1944 года, выбыв из него по тяжелому ранению, продолжая служить по нестроевым частям, выполняя обязанности то почтальона, то конвоира вплоть до конца 1945 года. Какова же благодарность рядовому Астафьеву за верность Отчизне, за его израненные тело и душу, за все тяготы и лишения военного времени? Незадолго до смерти (умер он в ноябре 2001 года), в июле, депутаты Законодательного собрания Красноярского края не выделили находившемуся в больнице с тягостными последствиями инсульта участнику Великой Отечественной войны денежное пособие в размере всего-то трех тысяч рублей. Почему? Может быть «Астафьевская» правда о войне оказалась преждевременной? неуместной? лишней? Но ведь кто врет о войне прошлой, тот приближает войну будущую. И я уверена, что осознание окопной правды Астафьева – дело чести и политиков, и рядовых граждан. Задумываюсь, как обо всем этом разговаривать с детьми в классе? Как сказать правду, не приукрашивая, по-астафьевски? Как не изранить их детские сердца, которым трудно, просто невозможно представить солдата, раскатанного танком? Как им представить русского солдата голодного, страдающего от голода, от вшей, солдата, выполняющего миссию защитника? Читаю воспоминания Астафьева, когда однажды на встрече с молодежью один из участников войны хотел рассказать о случаях людоедства на фронте. «Не о том ты, Петр, говоришь», - перебил его Астафьев. Прошедшие сами свинцовые ливни, они хотели уберечь молодое поколение, да и сами хотели удалить из своей памяти увиденное и пережитое. А как быть нам, учителям, воспитателям? Сейчас часто приходится отвечать на вопросы, связанные с событиями в Украине. Дети видят по телевизору факты, а не описание чье-то, они слышат мнение своих родителей, комментаторов, журналистов. Может, поэтому им легче понять, осознать составить свое мнение. Тем не менее, это ж ведь война! Гибнут взрослые, гибнут дети. «Почему? За что?» - как эхо прошлой войны. Думаю, что произведения В.Астафьева о Великой Отечественной войне – для детей старшего школьного возраста, где уже чаще надо вещи называть своими именами, не всегда оберегать от жестокой правды: им ведь скоро вступать во взрослую жизнь со всеми ее «правдами и неправдами».

В сочинении по проблеме, можно ли как-нибудь оправдать ужасы любой войны, понять ее суть, один из моих учеников привел пример из «Севастопольских рассказов» Л.Толстого. На нейтральной полосе русский солдат увидел расцветший цветок. Это было так удивительно, так необычно. И он, наполненный светлыми чувствами, пополз за ним среди рвущихся снарядов. Рядом с цветком он был убит. Толстой, описывая мертвое лицо солдата и не тронутый снарядом цветок, как бы кричит: «Люди! Опомнитесь! Война – это кровь, это смерть, это страшно и несправедливо!» Другая война, другая эпоха, а благоразумие одного писателя сродни мыслям и взглядам другого. Другой ученик в сочинении по этой же теме приводит пример из событий в Украине. Он описывает четырехлетнего мальчика, которого мама только что вывела из подвала, где они прятались от обстрела. Весь перепачканный, держа в руках игрушечного мишку, он говорит: «А там «Град» стреляет». Кроха, тебе бы в песочнице сидеть, «булочки печь», на качелях бы кататься, мультики смотреть, маму в детском саду дожидаться да новое стихотворение ей рассказывать, с папой спортом бы заниматься, а ты уже современное оружие смерти знаешь.

Меня волнуют такие мысли моих учеников, и я еще раз убеждаюсь, как прав был Астафьев, когда своими мыслями убеждал читателя в том, как страшна война: она лишает счастья целые поколения, расточает их жизнь, молодость, красоту. Она ворует, убивает любовь. Астафьев беспощаден в изображении не только войны, но и ее последствий. В повести «Пастух и пастушка» писатель не видит цены для оправдания человеческого «побоища». Фатально надломленной оказалась душа юного лейтенанта: честность и непорочность своей любви он не смог совместить с реалиями военной жизни. В этой повести собран образ чистой любви, жизнь человеческих душ, войной не смятых, не задушенных. В ней обрисована суть войны, разбивающая, калечащая судьбы, не щадящая саму жизнь: «Залп артподготовки прижал стариков за баней, которая стала местом их смерти. Они лежали, прикрывая друг друга. Старуха спрятала лицо под мышку старика. И мертвых било их осколками, посекло одежонку...» Вот она, картина войны, густо пропитанная болью, сумасшествием, ожесточением, скрежетом зубовным, кровью.

Сцена же с рукопашной с чудовищным реализмом заставила меня понять, что война уродлива, она заставляет, именно заставляет людей убивать друг друга. Люди свыкаются с гибелью своих товарищей, смертью врагов, потому что война немилосердна. Ненависть – вот что движет человеком на войне.

Важнейшее место в повести занимает любовь. Любовь Бориса и Люси – это самая откровенная любовь, любовь с первого взгляда. Тяжело мне было читать о прощании, о мыслях возлюбленных.

Жизнь и смерть – вот основной стержень произведения. Оно заставило меня погрузиться в раздумья: зачем так мучаются люди? Зачем войны? Зачем смерти? Разнонаправленность военного и мирного, память о войне станут, кроме «Звездопада», темой и отзвуком многих произведений Астафьева: «Сашка Лебедев», «Ясным ли днем», «Пир после победы», «Жизнь прожить»...

За потери матерей, переживших своих сыновей и дочерей, нам никогда не расплатиться. Считая войну преступлением против разума, Астафьев убеждал своих возражателей-генералов хотя бы не врать самим себе, потому что в ней столько сгинуло народу: страшно озвучить реальную цифру. А в День Победы, был убежден писатель, надо становиться на колени посреди России и просить у своего народа прощения за бездарно выигранную войну. Конечно, его не хотели слушать даже собратья по оружию. И я понимаю почему. Потому что для них, чудом возвратившихся с фронта живыми, война, совпавшая с их юностью – самый яркий доблестный период жизни. Мне и их понять хочется, но, рассуждаю, а как же оправдать смерть не вернувшихся с фронта? Да и можно ли это? Нет, конечно, нельзя. В «Так хочется жить» и «Векторе» Астафьев утверждал, что нельзя рассказывать о войне геройски и привлекательно. И поневоле эти утверждения наталкивают на мысли о том, что же может быть привлекательного в луже крови, в которой умирает человек, в мутном предсмертном взгляде умирающего, осознающего свою кончину. И опять же нехотя встают картины украинских реалий: разве они могут быть привлекательны?

В.Астафьев прошел долгую школу литературного мастерства. Он упорно учился и у Достоевского, и у Толстого, и у Бунина, но в своем литературном опыте никому не подражал. Сначала он настойчиво искал себя, а найдя, он с не меньшим упрямством продолжал себя отстаивать, не поддаваясь ни литературным течениям, ни сторонним внушениям. Все, что он написал своим пером, прозондировано им от самых истоков, прочувствовано им лично и легло в его собственный духовный опыт. Конечно, его произведения в школе изучать необходимо. Выше я высказала свое мнение о том, что это необходимо делать в старших классах: речь шла о его произведениях о войне. Но у писателя много работ, в которых заложено ядро нравственности, в которых герои-ровесники живут трудностями и устоями своего времени и при этом одарены внутренним богатством человеческого чувства. В основе этих рассказов детские ощущения самого автора - «Васюткино озеро», «Конь с розовой гривой», «Фотография, на которой меня нет».

Сейчас уже и есть много методических наработок учителей-словесников, но, на мой взгляд, этого не достаточно, поэтому я всегда обращаюсь к литературоведческим источникам. «Астафьев – писатель мужественный» - сделала я вывод, и его произведения разрешают сформировать у учащихся установку на творчество, раскрутить положительную самооценку подростка, взрастить чувство прекрасного, любовь к природе, человеку, патриотизм. Они учат любить и прощать, что очень важно для общения людей. В одном из своих писем академик Д.С.Лихачев тоже считал умение прощать основой общения между людьми.

Хочется донести до своих воспитанников мысль о том, что еще никто из писателей-современников не смог с такой пронзительной силой обжечь своего читателя болью судьбы другого человека. Каждый, кто читал астафьевские книги, уверена я, хотя бы раз поймал себя на мысли, что испытал боль за героев, живущих в них и страдающих так, что уже невозможно читать дальше. В.Леонович называет Астафьева «скорбным поэтом», приводя в доказательство его мысли: «Память моя, память, что ты делаешь со мной?.. Стою на ветру голым деревом... И все не умолкает во мне война». Я заметила в отношении Астафьева к своим героям роднящую его с Буниным поруганную любовь. В каждом слове своем он остается поэтом человечности. В нем есть осязание взаимосвязанности всего живого на земле, настоящего и будущего, сегодняшнего и завтрашнего.

Литература

      1. Виктор Астафьев. «Прокляты и убиты». «Эксмо», 2011

      2. Виктор Астафьев. «Пастушка и пастух». «Путеводная звезда. Школьное чтение», 2010

      3. http://kraevushka.livejournal.com

      4. http://bibliofond.ru/view.aspx?id=467268





Самые низкие цены на курсы переподготовки

Специально для учителей, воспитателей и других работников системы образования действуют 50% скидки при обучении на курсах профессиональной переподготовки.

После окончания обучения выдаётся диплом о профессиональной переподготовке установленного образца с присвоением квалификации (признаётся при прохождении аттестации по всей России).

Обучение проходит заочно прямо на сайте проекта "Инфоурок", но в дипломе форма обучения не указывается.

Начало обучения ближайшей группы: 22 ноября. Оплата возможна в беспроцентную рассрочку (10% в начале обучения и 90% в конце обучения)!

Подайте заявку на интересующий Вас курс сейчас: https://infourok.ru


Краткое описание документа:

ВОЙНА — ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ РАЗУМА
В.П.АСТАФЬЕВ: ПРАВДА О ВОЙНЕ

WAR — A CRIME AGAINST REASON

V.P.ASTAFYEV: THE TRUTH ABOUT WAR

 

Один из самых правдивых и достоверных авторов книг о Великой Отечественной — В.П.Астафьев. Герои его произведений осознают себя частицей народа, несущего непосильный крест за весь мир. Они учатся жить по нечеловеческим правилам войны. Читая эти произведения В.П.Астафьева, мы еще раз убеждаемся в антигуманной сути любой войны.

V.Astafjev is one of the most truthful and authentic authors of books about Great Patriotic war. Heroes of his works realize themselves as a part of people bearing an excessive cross for all the world. They learn to live by inhuman rules of war. Reading V.Astafjev's works we are once again convinced of an inhuman essence of any war.

Ключевые слова: Астафьев, война, автор, человек, трагедия.

Keywords: Astafyev, war, author, human, tragedy

 

 

Память моя, память, что ты делаешь со мной?!

Стою на житейском ветру голым деревом,

завывают во мне ветры... И все не умолкает во мне война.

Все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство,

будут прокляты и убиты.

В.П.Астафьев

 

Приступая к работе, в которой разговор пойдет о войне, я хотела бы отметить, что я – книжный человек, «не знавший битв», как сказал бы Владимир Высоцкий, и я счастлива, что это так. Военная драма не дотронулась до меня, но ее отблески на книжных страницах и широких экранах, с детства пугали меня до ночных кошмаров. Кошмаров о бомбежках, стрельбе на знакомых улицах, разрушенных городах и селах...

Я не буду рассуждать на тему, что лучше – мир или война, здесь ответ один: война – это самое страшное, что мог породить человек. Раньше времени губить чужие жизни в этом мире способны лишь три вещи: голод, болезнь и война. Но если первое и второе преимущественно не зависят от человека, то третье он делает сам, по своей воле, своему эгоизму и своему желанию власти.

Я не буду говорить о тех, кто зачинает войну и отдает приказы. Я хочу говорить о простых людях, тех, кто подчиняется «стоящим у трона», потому что их трагедии и их нелегкие жизненные выборы более других затрагивают мою душу. И в первую очередь мне бы хотелось коснуться творчества В.П.Астафьева на военную тему.

Проза Астафьева – это всегда размышление о нашей жизни, о предназначении человека, его нравственных устоях, о народном характере, о возможности натур живых и деятельных пробираться через обстоятельства, какими бы они ни были тяжелыми, и выходить из испытаний, сохраняя, как говорится, дух живой.

Прочитав его роман «Прокляты и убиты», я сделала вывод, что такую резкую и объемную оценку войне мог дать только человек огромной смелости, сказавший открыто то, что перевернуло все созданные ранее мощной пропагандой произведения о войне. Он писал: «Я был рядовым бойцом на войне, и наша солдатская, правда была названа одним очень бойким писателем «окопной», а высказывания наши - «точкой зрения». Описанная война Астафьева - совсем не то, что мы видим в военных фильмах или читаем в военной прозе. По словам автора, о войне столько наврали и так запутали все с ней связанное, что в конце концов война сочиненная затмила войну истинную. И я убеждаюсь в этом, когда читаю созданный Астафьевым в романе чрезвычайно темный мир войны, мир мучимого, гибнущего, изуродованного народного тела. На минуту закрываю глаза и пытаюсь представить все прочитанное. Нет! Это невозможно! Это чересчур страшно! Вспоминаю прочитанное ранее. Нет! Такого я не читала.

Описывая жизнь героев в «Чертовой яме», он эту жизнь называет борьбой за выживание в прямом смысле: их постоянно мучит вопрос, как накормить тело, согреть его, хлебнуть водки, выбить вшей, отогнать крыс, добыть курево, облегчиться. Здесь, делаю вывод, родство и землячество будут цениться всегда и в любых обстоятельствах. Ну а такие, как особотделовец Скорик, что подводит под расстрел в угоду приказу № 227 братьев Снегиревых, или комиссар Мусенок с того берега, где не ложатся мины, или специалист по технике Одинец, ведущий руководство с безопасного берега... За спиной солдат они творят зло по отношению к ним. И опять я, родившаяся и выросшая после войны, цепенею, читая описанные ничем не приукрашенные сцены из военной жизни. Разум отказывается это понять, но он же заставляет признать: да, это было! И он же, разум, предлагает подумать, рассудить и сделать выводы.

Мысленно листаю страницы романа и понимаю страшные потрясения Астафьева, который описывает отступление от Житомира, когда по уже убитым, разбитым, шли наши танки, машины, транспортеры: «... в шоссе, в жидкой грязи трупы, раскатанные в фанеру, только кое-где белые косточки вылезут и зубы... Танки идут, гусеницы наматывают шинеленку, кишки – вот такое эстетическое зрелище». Да, война Астафьева действительно совсем не похожа на то, что можно увидеть у других писателей: ведь герои многих художественных произведений шли в атаку с криками «Ура!», закрывали амбразуры, погибали, вызывая огонь на себя. По словам Астафьева, о войне столько наврали и так запутали все, с ней связанное, что в конце концов война, повторюсь, сочиненная затмила войну истинную. Задумываюсь: так ли это? Ответом на мой вопрос, думаю, может послужить описание форсирования Днепра осенью 1943 года, когда солдаты прыгали в воду без подготовки, развивая недавний успех на Курской дуге, несли узелки с одеждой и винтовки над головой. Переплавлялись без плавсредств, кто как может. На лоскуте, где плыл Астафьев, из 25 тысяч человек до другого берега добрался только каждый шестой. А таких участков переправы было десятки. Читаю итог и в который раз ужасаюсь: в битве за Днепр наши войска лишились около 300 тысяч солдат; большинство утонули бессмысленно, из-за безграмотной подготовки, так ни разу не выстрелив. И снова сердце содрогается: как же должны чувствовать себя матери, жены, дети, получившие извещения о смерти сыновей, мужей, отцов и представляющие перед своими глазами описанные картины отступления от Житомира или форсирования Днепра?!

Всю жизнь Астафьев настаивал, что мы победили в этой войне только потому, что просто завалили немцев трупами, залили их своей кровью. И он имел право так говорить: рядовой Виктор Астафьев воевал на Брянском, Воронежском, Степном и Первом Украинском фронтах, то есть в самом центре военных действий. На Днепровском плацдарме ему повредило глаз и серьезно контузило. В районе польского города Дупла Астафьев получил тяжелое сквозное пулевое ранение левого предплечья с повреждение кости, но в действующей части он пробыл до сентября 1944 года, выбыв из него по тяжелому ранению, продолжая служить по нестроевым частям, выполняя обязанности то почтальона, то конвоира вплоть до конца 1945 года. Какова же благодарность рядовому Астафьеву за верность Отчизне, за его израненные тело и душу, за все тяготы и лишения военного времени? Незадолго до смерти (умер он в ноябре 2001 года), в июле, депутаты Законодательного собрания Красноярского края не выделили находившемуся в больнице с тягостными последствиями инсульта участнику Великой Отечественной войны денежное пособие в размере всего-то трех тысяч рублей. Почему? Может быть «Астафьевская» правда о войне оказалась преждевременной? неуместной? лишней? Но ведь кто врет о войне прошлой, тот приближает войну будущую. И я уверена, что осознание окопной правды Астафьева – дело чести и политиков, и рядовых граждан. Задумываюсь, как обо всем этом разговаривать с детьми в классе? Как сказать правду, не приукрашивая, по-астафьевски? Как не изранить их детские сердца, которым трудно, просто невозможно представить солдата, раскатанного танком? Как им представить русского солдата голодного, страдающего от голода, от вшей, солдата, выполняющего миссию защитника? Читаю воспоминания Астафьева, когда однажды на встрече с молодежью один из участников войны хотел рассказать о случаях людоедства на фронте. «Не о том ты, Петр, говоришь», - перебил его Астафьев. Прошедшие сами свинцовые ливни, они хотели уберечь молодое поколение, да и сами хотели удалить из своей памяти увиденное и пережитое. А как быть нам, учителям, воспитателям? Сейчас часто приходится отвечать на вопросы, связанные с событиями в Украине. Дети видят по телевизору факты, а не описание чье-то, они слышат мнение своих родителей, комментаторов, журналистов. Может, поэтому им легче понять, осознать составить свое мнение. Тем не менее, это ж ведь война! Гибнут взрослые, гибнут дети. «Почему? За что?» - как эхо прошлой войны. Думаю, что произведения В.Астафьева о Великой Отечественной войне – для детей старшего школьного возраста, где уже чаще надо вещи называть своими именами, не всегда оберегать от жестокой правды: им ведь скоро вступать во взрослую жизнь со всеми ее «правдами и неправдами».

В сочинении по проблеме, можно ли как-нибудь оправдать ужасы любой войны, понять ее суть, один из моих учеников привел пример из «Севастопольских рассказов» Л.Толстого. На нейтральной полосе русский солдат увидел расцветший цветок. Это было так удивительно, так необычно. И он, наполненный светлыми чувствами, пополз за ним среди рвущихся снарядов. Рядом с цветком он был убит. Толстой, описывая мертвое лицо солдата и не тронутый снарядом цветок, как бы кричит: «Люди! Опомнитесь! Война – это кровь, это смерть, это страшно и несправедливо!» Другая война, другая эпоха, а благоразумие одного писателя сродни мыслям и взглядам другого. Другой ученик в сочинении по этой же теме приводит пример из событий в Украине. Он описывает четырехлетнего мальчика, которого мама только что вывела из подвала, где они прятались от обстрела. Весь перепачканный, держа в руках игрушечного мишку, он говорит: «А там «Град» стреляет». Кроха, тебе бы в песочнице сидеть, «булочки печь», на качелях бы кататься, мультики смотреть, маму в детском саду дожидаться да новое стихотворение ей рассказывать, с папой спортом бы заниматься, а ты уже современное оружие смерти знаешь.

Меня волнуют такие мысли моих учеников, и я еще раз убеждаюсь, как прав был Астафьев, когда своими мыслями убеждал читателя в том, как страшна война: она лишает счастья целые поколения, расточает их жизнь, молодость, красоту. Она ворует, убивает любовь. Астафьев беспощаден в изображении не только войны, но и ее последствий. В повести «Пастух и пастушка» писатель не видит цены для оправдания человеческого «побоища». Фатально надломленной оказалась душа юного лейтенанта: честность и непорочность своей любви он не смог совместить с реалиями военной жизни. В этой повести собран образ чистой любви, жизнь человеческих душ, войной не смятых, не задушенных. В ней обрисована суть войны, разбивающая, калечащая судьбы, не щадящая саму жизнь: «Залп артподготовки прижал стариков за баней, которая стала местом их смерти. Они лежали, прикрывая друг друга. Старуха спрятала лицо под мышку старика. И мертвых било их осколками, посекло одежонку...» Вот она, картина войны, густо пропитанная болью, сумасшествием, ожесточением, скрежетом зубовным, кровью.

Сцена же с рукопашной с чудовищным реализмом заставила меня понять, что война уродлива, она заставляет, именно заставляет людей убивать друг друга. Люди свыкаются с гибелью своих товарищей, смертью врагов, потому что война немилосердна. Ненависть – вот что движет человеком на войне.

Важнейшее место в повести занимает любовь. Любовь Бориса и Люси – это самая откровенная любовь, любовь с первого взгляда. Тяжело мне было читать о прощании, о мыслях возлюбленных.

Жизнь и смерть – вот основной стержень произведения. Оно заставило меня погрузиться в раздумья: зачем так мучаются люди? Зачем войны? Зачем смерти? Разнонаправленность военного и мирного, память о войне станут, кроме «Звездопада», темой и отзвуком многих произведений Астафьева: «Сашка Лебедев», «Ясным ли днем», «Пир после победы», «Жизнь прожить»...

За потери матерей, переживших своих сыновей и дочерей, нам никогда не расплатиться. Считая войну преступлением против разума, Астафьев убеждал своих возражателей-генералов хотя бы не врать самим себе, потому что в ней столько сгинуло народу: страшно озвучить реальную цифру. А в День Победы, был убежден писатель, надо становиться на колени посреди России и просить у своего народа прощения за бездарно выигранную войну. Конечно, его не хотели слушать даже собратья по оружию. И я понимаю почему. Потому что для них, чудом возвратившихся с фронта живыми, война, совпавшая с их юностью – самый яркий доблестный период жизни. Мне и их понять хочется, но, рассуждаю, а как же оправдать смерть не вернувшихся с фронта? Да и можно ли это? Нет, конечно, нельзя. В «Так хочется жить» и «Векторе» Астафьев утверждал, что нельзя рассказывать о войне геройски и привлекательно. И поневоле эти утверждения наталкивают на мысли о том, что же может быть привлекательного в луже крови, в которой умирает человек, в мутном предсмертном взгляде умирающего, осознающего свою кончину. И опять же нехотя встают картины украинских реалий: разве они могут быть привлекательны?

В.Астафьев прошел долгую школу литературного мастерства. Он упорно учился и у Достоевского, и у Толстого, и у Бунина, но в своем литературном опыте никому не подражал. Сначала он настойчиво искал себя, а найдя, он с не меньшим упрямством продолжал себя отстаивать, не поддаваясь ни литературным течениям, ни сторонним внушениям. Все, что он написал своим пером, прозондировано им от самых истоков, прочувствовано им лично и легло в его собственный духовный опыт. Конечно, его произведения в школе изучать необходимо. Выше я высказала свое мнение о том, что это необходимо делать в старших классах: речь шла о его произведениях о войне. Но у писателя много работ, в которых заложено ядро нравственности, в которых герои-ровесники живут трудностями и устоями своего времени и при этом одарены внутренним богатством человеческого чувства. В основе этих рассказов детские ощущения самого автора - «Васюткино озеро», «Конь с розовой гривой», «Фотография, на которой меня нет».

Сейчас уже и есть много методических наработок учителей-словесников, но, на мой взгляд, этого не достаточно, поэтому я всегда обращаюсь к литературоведческим источникам. «Астафьев – писатель мужественный» - сделала я вывод, и его произведения разрешают сформировать у учащихся установку на творчество, раскрутить положительную самооценку подростка, взрастить чувство прекрасного, любовь к природе, человеку, патриотизм. Они учат любить и прощать, что очень важно для общения людей. В одном из своих писем академик Д.С.Лихачев тоже считал умение прощать основой общения между людьми.

Хочется донести до своих воспитанников мысль о том, что еще никто из писателей-современников не смог с такой пронзительной силой обжечь своего читателя болью судьбы другого человека. Каждый, кто читал астафьевские книги, уверена я, хотя бы раз поймал себя на мысли, что испытал боль за героев, живущих в них и страдающих так, что уже невозможно читать дальше. В.Леонович называет Астафьева «скорбным поэтом», приводя в доказательство его мысли: «Память моя, память, что ты делаешь со мной?.. Стою на ветру голым деревом... И все не умолкает во мне война». Я заметила в отношении Астафьева к своим героям роднящую его с Буниным поруганную любовь. В каждом слове своем он остается поэтом человечности. В нем есть осязание взаимосвязанности всего живого на земле, настоящего и будущего, сегодняшнего и завтрашнего.

 

 

Литература

      1. Виктор Астафьев. «Прокляты и убиты». «Эксмо», 2011

      2. Виктор Астафьев. «Пастушка и пастух». «Путеводная звезда. Школьное чтение», 2010

      3. http://kraevushka.livejournal.com

      4. http://bibliofond.ru/view.aspx?id=467268

 

 

Общая информация

Номер материала: 552543
Курсы профессиональной переподготовки
124 курса

Выдаем дипломы установленного образца

Заочное обучение - на сайте «Инфоурок»
(в дипломе форма обучения не указывается)

Начало обучения: 22 ноября
(набор групп каждую неделю)

Лицензия на образовательную деятельность
(№5201 выдана ООО «Инфоурок» 20.05.2016)


Скидка 50%

от 13 800  6 900 руб. / 300 часов

от 17 800  8 900 руб. / 600 часов

Выберите квалификацию, которая должна быть указана в Вашем дипломе:
... и ещё 87 других квалификаций, которые Вы можете получить

Похожие материалы

Получите наградные документы сразу с 38 конкурсов за один орг.взнос: Подробнее ->>