Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Другие методич. материалы / Статья"Молитва и её сила в русской литературе"

Статья"Молитва и её сила в русской литературе"


До 7 декабря продлён приём заявок на
Международный конкурс "Мириады открытий"
(конкурс сразу по 24 предметам за один оргвзнос)

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:












ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА ПО ТЕМЕ:

«Молитва и её сила в русской литературе»











Автор работы: Фёдорова Ирина Николаевна,

учитель русского языка и литературы ГОУ СОШ № 932

Домашний адрес: Москва, ул. Скобелевская, д. 19, к 2, кв. 172

Домашний телефон: (495)717-23-04








Москва 2010 г.

Молитва и ее сила в русской литературе


В «Толковом словаре русского языка С.И. Ожегова читаем: «Молитва - установленный канонический текст, произносимый при обращении к Богу, к святым с просьбой о ниспослании блага и отвращении зла».

Молитва - основная форма общения с Богом, обращение к Нему с благодарностью. Молитва является естественным стремлением души к общению с Богом. О молитве в Священном Писании имеется более 40 различных указаний. Важнейшие из них следующие: молиться нужно с верою, втайне, кратко,
тихо искренне, смиренно, постоянно, в любое время, с дерзновением и настойчивостью,обо всех людях, в том числе и о царях и о начальствующих, как об отдельных человеках (но не о «правительстве», особенно в тех странах, в которых оно является воплощением атеистической, богоборческой идеологии, см. церковь),даже и о врагах,также и о том месте, куда нас могут против нашей воли переселить,»особенно же о всех святых. В случае достаточного смирения и искренней просьбы в соответствии с волей Божией Господь дает просимое.

Молитвы в религиозно-культовой практике известны со времен язычества. Языческие молитвы отличались пространностью и маломыслием. Такие молитвы осудил сам Иисус Христос и дал образец молитвы: “Отче наш”. Еще в Ветхом завете имеются указания на совершение молитв. Но такие молитвы не имели точных формулировок. Впоследствии, во времена, наступившие после первого изгнания евреев, в иудейском культе были установлены строгие правила, определяющие совершение молитвы. Внешняя форма молитвы: коленопреклонение, возведение рук и другие атрибуты перешли из иудейского культа в христианский. Впоследствии в христианстве, на основе учения Спасителя и Апостолов, церковью были разработаны единые для всех правила совершения молитв, которые применяются как в общественном, так и в домашнем богослужении. Обычай осенять себя крестным знамением во время совершения молитвы верующие люди стали применять со времен апостольских

В современном христианстве молитвы делятся на два типа: мысленные и словесные. Мысленная молитва – представляет собой восхождение человеческого разума к Богу, восхождение, выражающееся в виде активной работы мысли и чувств. В православии словесная молитва представляет собой устное обращение к Богу в виде разработанных церковными деятелями и освященных церковью словесных формулировок. Но после прочтения текста молитвы человек может добавить свои просьбы, чаяния и восхваления.

Молитва представляет собой универсальный код, в котором заключено обращение к Богу (Яхве, Аллаху, Будде, иным богам). В молитве почти всегда заключен именно канонизированный текст данного обращения.

Цели молитвы двоякие. С одной стороны, молитва есть обязательный ритуальный элемент любой религии. То есть с этой точки зрения функции молитвы носят обрядовый формализованный характер. С другой стороны, в молитве заключен вид поклонения, восхваления, просьбы или просто изложения своих мыслей.

В каждой религии свои варианты (условно «комбинации») молитвенного обращения к Богу. В исламе, например, они базируются на пяти столпах, в иудаизме, на Торе (Моисеевом Пятикнижии). По форме произнесения молитва может быть устной (православие), письменной (записки в Стене Плача), индусы считают свои молитвы по шарикам или кораллам, буддисты по вращению цилиндров специальных машин.

На Руси основой молитвы были слова, сказанные Иисусом Христом в Евангелии от Матфея:

5. И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.

6. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

7. А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны;

8. не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.

9. Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое;

10. Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;

11. Хлеб наш насущный дай нам на сей день;

12. И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;

13. И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь. (Евангелие от Матфея, 6;5-13).

Сила молитвы нашла широкое отражение в русской литературе. Причем речь идет даже не о золотом или серебряном веках русской литературы, а ее многовековой истории, корни которой заключены в былинах, песнях, плачах, различных видах Слова (например, о Полку Игореве).

В «Слове о Полку Игореве», одном из древнейших русских литературных памятников (в редакции В.А. Жуковского), дошедших до наших дней, содержатся такие строки:

Песнь мы спели старым князьям,

Песнь мы спели князьям молодым:

Слава Игорю Святославичу!

Слава буйному туру Всеволоду!

Слава Владимиру Игоревичу!

Здравствуйте, князья и дружина,

Поборая за христиан полки неверные!

Слава князьям, а дружине аминь!

Этими строками, выдержанными в торжественной молитвенной тематике, восславляются герои, которые боролись за христиан против иноверцев.

ПЛАЧ ЯРОСЛАВНЫ — начинает третью часть «Слова» и связан с последующим эпизодом бегства Игоря из плена. Бегство Игоря из плена происходит не только после плача Ярославны, но как бы вследствие плача, в ответ на заклинанья Ярославны. Ярославна высказывает свою просьбу в обращении к Днепру: она просит его «прилелеять» к ней ее милого ладу. Солнце и ветер Ярославна укоряет за то, что они способствовали поражению Игоря: солнце томило воинов жаждою, а ветер нес половецкие стрелы на воинов Игоря. В обращении к солнцу и ветру просьба не высказывается, а лишь подразумевается: Ярославна мысленно просит природные стихийные силы сменить гнев на милость и не мешать спасению Игоря, его возвращению на родину.

Три адресата заклинательных зовов Ярославны явственно принадлежат трем ярусам мироздания, запечатленным в космологической традиции индоевропейских народов: высшая область - небо, низшая - земля, средняя - промежуточный мир между небом и землей. Представителем верхней сферы в «Плаче Ярославны» выступает Тресветлое Солнце, средней - Ветер Ветрило, низшей - Днепр Славутич. Таким образом, Ярославна обращается ко всей природе, к космосу в целом, стремясь все природные силы привлечь к вызволению Игоря из половецкого плена. И молитва Ярославны возымела действие.

Условием произнесения заговора и языческой молитвы было определенное время (чтобы молитва возымела действие, она должна быть читаема рано, на утренней заре) и определенное место («темный лес», «чистое поле» — природная среда). Ярославна произносит свою молитву «рано» (о чем автор упоминает трижды), но не в поле или в лесу, а с городской стены.

В Поучении Владимира Мономаха (XI век) содержится такой призыв к своим детям: «ночным поклоном и молитвой человек побеждает дьявола, и что нагрешит за день, то этим человек избавляется. Если и на коне едучи не будет у вас никакого дела и если других молитв не умеете сказать, то «господи помилуй» взывайте беспрестанно втайне, ибо эта молитва всех лучше, — нежели думать безлепицу, ездя».

Тема обращения к Богу, постоянных молебствований, прослеживается почти во всех литературных памятниках Древней Руси. В Молении Даниила Заточника, написанного князю Ярославу Владимировичу в начале XIII века, наряду с призывом молиться, содержался ряд моральных сентенций: «Послушайте, жены, слова апостола Павла: крест - глава церкви, а муж - жене своей. Жены, стойте же в церкви и молитесь богу и святой богородице, а чему хотите учиться, то учитесь дома у своих мужей. А вы, мужья, в законе храните жен своих, ибо нелегко найти хорошую жену».

Монголо-татарское иго, обрушившееся на Русь в XIII веке и продолжающееся, как считается в традиционной классической истории, почти 250 лет, также нашло отражение в литературе. При этом плачи, песни, призывы к свержению ига содержали обращении к Богу, указывали на необходимость молиться во имя и благо спасения Руссой земли. До нас дошла «Повесть о разорении Рязани Батыем» - одно из лучших произведений древнерусской литературы. Тема молитвы и обращения к Богу прослеживается через всю Повесть: «И воздел руки к небу великий князь Ингварь Ингваревич и воззвал со слезами: «Господи боже мой, на тебя уповаю, спаси меня и от всех гонящих избавь меня. Пречистая матерь Христа, бога нашего, не оставь меня в печали моей. Великие страстотерпцы и сродники наши Борис и Глеб, будьте мне, грешному, помощниками в битвах».

В основу формирования Русского централизованного государства в XIV веке легла религиозно-мессианская теория, созданная монахом Филофеем, «Москва - третий Рим». В условиях сложившейся на тот момент внешнеполитической конъюнктуры (упадок Византии, разгром ее турками, католическая экспансия на Восток, в Палестину) данный месседж о Москве как третьем Риме оказался весьма востребованным государством. Литературные источники данного периода содержат обращения к князьям с призывами объединять Русь, избавлять ее от уделов и молиться во благо объединения и создания единого государства.

По мере того, как создание централизованного государства было завершено, а сама удельная Русь была практически полностью ликвидирована в результате опричнины И. Грозного, возникла необходимость узаконивания единых норм и канонов общественной жизни. Ключевой литературный памятник этого периода – «Домострой», который регламентировал все стороны социальной жизни. Например, в «Домострое» есть глава 12, которая называлась «Как мужу с женою и с домочадцами в доме своем молиться богу».

Рекомендации таковы: «Ложась спать, каждый христианин кладет пред иконой по три земных поклона, но в полночь, встав тайком, со слезами хорошо помолиться Богу, сколько сможешь, о своих прегрешениях, да и утром, вставая – также; и каждый поступает по силам и желанию, а беременные женщины кланяются поясным поклоном. Всякому христианину следует молиться о своих прегрешениях и об отпущении грехов, о здравии царя и царицы, и чад их, и братьев его, и бояр его, и о христолюбивом воинстве, о помощи против врагов, об освобождении плененных, и о святителях, священниках и монахах, и об отцах духовных, и о болящих, о заключенных в темницы, – и за всех христиан. Жене же нужно молиться о своих прегрешениях – и за мужа, и за детей, и за домочадцев, и за родичей, и за духовных отцов».

С началом развития высокой русской литературы в XVIII-XIX веках молитва не исчезает из литературных трудов, но обозначает себя с новой силой. Молитва есть словесное выражение живого богообщения. Она вмещает бесконечно многое: веру в отеческую любовь Всевышнего, убежденность в действенности молитвенного слова, познание себя, со своими немощами и грехами, стремление к покаянию, очищению, спасению.

Различные состояния души, различные грани познания отражались в молитве. Потребность "говорить к Богу", открываться ему в том или ином жизненном положении, душевном состоянии присуща едва ли не всем русским поэтам. Именно поэтому существует у нас давняя и устойчивая традиция молитвенной лирики. В ней также есть переложения известных молитв, прежде всего "Отче наш...", что можно найти у Сумарокова, позже - у Кюхельбекера. Великопостная молитва Ефрема Сирина превосходно переложена А.С. Пушкиным в стихотворении "Отцы пустынники и жены непорочны..."

Подражания молитвам, начиная с 18 века, получают многообразные поэтические формы. Или в них варьируются излюбленные мотивы псалмов; или с помощью пейзажной детали и психологических подробностей индивидуализируется ситуация молитвы. Именно этим путем - путем раскрытия интимно-духовных отношений личности к Богу - движется молитвенная лирика от подражаний и стилизаций к сложному сочетанию религиозно-мистических, нравственных, эмоциональных элементов, не отрываясь от традиционной формы изложения содержания.

Не оставила равнодушным поэзия и поэтика традиционной молитвы и М.Ю. Лермонтова. Или, если выразиться точнее, именно Лермонтов и не мог не обратиться к этой теме.

Даниил Андреев (поэт и философ нашего времени, автор знаменитого мистико-философского труда "Роза мира") писал:

"С самых ранних лет - неотступное чувство собственного избранничества, какого-то исключительного долга, довлеющего над судьбой и душой; феноменально раннее развитие бушующего раскаленного воображения и мощного, холодного ума... высшая степень художественной одаренности при строжайшей взыскательности к себе, понуждающей отбирать для публикаций только шедевры из шедевров... В глубине его стихов с первых лет и до последних, тихо струится, журча и поднимаясь, порой и до неповторимо дивных звучаний,... светлая, задушевная, теплая вера..."

Одну молитву чудную

Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная

В созвучьи слов живых

И дышит непонятная,

Святая прелесть в них

В 1837 году Лермонтов снова называет свое стихотворение "Молитвой" ("Я, Матерь Божия, ныне с молитвою..."). Навеки задышала она в русском стихе.

С.Н. Дурылин в своей статье "Судьба Лермонтова", написанной им в 1914 году, вскрывает противоположность Пушкина и Лермонтова на примерах их молитвенных стихотворений.

Величавая славянская молитва А.С Пушкина "Отцы пустынники" - не молитва вовсе: переложение молитвословия, рассказ о молитве, читаемой постом. Пушкин любит передавать молитвы, рассказывать, что читают на молитве. Мальчик в "Борисе Годунове" читает молитву за царя, опять великолепную, подлинно церковно-славянскую, православную молитву, а слушают её лукавые бояре с хитрым Шуйским, и если молятся, то сердцем просят обратного, чем устами. Пушкин, может - и никто другой так не может! - передать о том, как молится правоверный о гибели гяуров ("Стамбул гяуры нынче славят..."), как араб хвалит всесоздавшего Аллу, он передаст религиозную муку сурового пуританина ("Странник"), он расскажет просто и прекрасно о любезной ему картине, висящей перед ним - о лике Мадонны, он с негодованием сравнит николаевских солдат, охраняющих "Распятие" Брюллова с мироносицами, охранявшими Распятие Господне - он рассказывает, передает, описывает, читает молитвы. Есть молитвословия, христианские, магометанские, есть слова “молитв”, но нет молитвы.

Обратное - Лермонтов. Есть молитва - и нет молитвословий. По обращению есть только одна молитва "Я, Матерь Божия", не похожая ни на одну молитву ни в одном молитвеннике; по устремлению, по сокровенному порыву, по радости или муке, все стихи - молитва.

Лермонтов ввел стихотворение в текст письма М.А. Лопухиной от 15.02.1838 г под названием Молитва странника".

Стихотворение строится как монолог лирического героя - мольба о счастье любимой женщины, о её душе (вероятно, что в "Молитве" речь идет о В.А. Лопухиной). В ходе монолога вырисовываются три образа:

- Божьей Матери;

- лирического героя;

- и той, о которой этот герой молится.

В общем контексте лермонтовской лирики существенно, что внутренняя драма героя, одинокого странника с "пустынной душой", отодвинута на второй план, а на первый - выступает образ героини - её нравственная чистота и беззащитность перед враждебными силами "мира холодного". Мольба за неё освещает с новой стороны образ самого героя: трагедия духовного одиночества не разрушила его глубокого участия и заинтересованности в судьбе другого человека.

"Молитва" проникнута интонацией просветленной грусти, связанной с особым преломлением в этом стихотворении религиозных мотивов: существование "незлобного сердца", родной души заставляет героя вспомнить о другом, светлом "мире упования", в котором "теплая заступница" охраняет весь жизненный путь "достойной души" и ангелы осеняют её на пороге смерти.

Наверное, светская поэзия не произносила пред ликом Богородицы слов, более проникнутых нежной христианской любовью к ближнему, верой в заступничество Её за род людской, чем слова этой лермонтовской "Молитвы".

Стоит один лишь раз услышать, кому возносится эта молитва, и можно расслышать множество слов, много воздыханий, прочтя это единственное молитвословие Лермонтова:

Я, Матерь Божия, ныне с молитвою

Пред твоим образом ярким сиянием,

Не о спасении, не перед битвою,

Не с благодарностью иль покаянием,

Не за свою молю душу пустынную,

За душу странника в свете безродного;

Но я вручить хочу деву невинную

Теплой заступнице мира холодного

В этой своей молитве Лермонтов - глубоко народен. Замечено, что русская молитва есть по преимуществу молитва к Богоматери и только через Неё ко Христу. Мы не знаем многих образов Христа, но образы и иконы Богоматери многообразны: точно вся многообразная народная скорбь и печаль многообразно прибегала к Многообразной Заступнице. Молитва к Богоматери - простейшая, детская, женская молитва, ею-то впервые помолился Лермонтов, уже не боясь креститься при "шпионе ничтожном".

В этой "Молитве" поэт соединил свою религиозную судьбу с религиозной судьбой русского народа.


Тема молитвы прослеживается и в прозе XIX века.

У Н.В. Гоголя в повести «Вий» герой Хома Брут читал молитвы над умершей панночкой.

У Ф.М. Достоевского в повести «Братья Карамазовы» старец Зосима поучал Алешу: «Юноша, не забывай молитвы. Каждый раз в молитве твоей, если искренна, мелькнет новое чувство, а в нем и новая мысль, которую ты прежде не знал, и которая вновь ободрит тебя; и поймешь, что молитва есть воспитание. Запомни еще: на каждый день, и когда лишь можешь, тверди про себя!».

Тема молитвы не ушла из русской литературы и в XX веке. В стихотворении «Молитва» у А.Н. Ахматовой читаем:

Дай мне горькие годы недуга,

Задыханья, бессонницу, жар,

Отыми и ребенка, и друга,

И таинственный песенный дар —

Так молюсь за Твоей литургией

После стольких томительных дней,

Чтобы туча над темной Россией

Стала облаком в славе лучей.


Даже, когда были гонения на религию в условиях советского тоталитарного государства, тема молитвы в контексте необходимости молиться Богу проскальзывает в ряде произведений. Так, в рассказе А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» есть такой эпизод:

Услышал Алешка, как Шухов вслух Бога похвалил, и обернулся.

- Ведь вот, Иван Денисович, душа-то ваша просится Богу молиться. Почему ж вы ей воли не даете, а?

Покосился Шухов на Алешку. Глаза, как свечки две, теплятся. Вздохнул.

- Потому, Алешка, что молитвы те, как заявления, или не доходят, или "в жалобе отказать".

- Вот потому, Иван Денисович, что молились вы мало, плохо, без усердия, вот потому и не сбылось по молитвам вашим. Молитва должна быть неотступна! И если будете веру иметь, и скажете этой горе - перейди! - перейдет.

Роман М. Булгакова «Белая гвардия» начинается с описания похорон детьми своей матери и обращения младшего сына Николки к Богу с вопросом: «Почему Бог допустил это?» «За что такая обида? Несправедливость?» - думает Николка. Этот вопрос повторяется и в молитвах Елены к Богу, когда болезнь брата Алексея обрела страшные муки.

Несомненное чудо - возвращение Господом к жизни Алексея Турбина по молитве Елены. Доктор сказал, что надежды мало. «Всем хорошо известно и Елене тоже, что это означает, что надежды вовсе никакой нет и, значит, Турбин умирает. После этого Елена пошла в спальню к брату и долго стояла, глядя ему в лицо, и тут отлично и сама поняла, что, значит, нет надежды… Он лежал, источая еще жар, но жар уже зыбкий и непрочный, который вот-вот упадет. И лицо его уже начало пропускать какие-то странные восковые оттенки… Еленины ноги похолодели, и стало ей туманно-тоскливо в гнойном камфарном, сытном воздухе спальни. Но это быстро прошло».

«Елена, прикрыв дверь в столовую, подошла к тумбочке у кровати, взяла с нее спички, влезла на стул и зажгла огонек в тяжелой цепной лампаде, висящей перед старой иконой в тяжелом окладе. Когда огонек созрел, затеплился, венчик над смуглым лицом Богоматери превратился в золотой, глаза ее стали приветливыми. Голова, наклоненная набок, глядела на Елену… Елена слезла со стула, сбросила с плеч платок и опустилась на колени. Она сдвинула край ковра, освободила себе площадь глянцевитого паркета и, молча, положила первый земной поклон».

Молитва Елены занимает полторы страницы текста. Ответ Елена получает, еще не поднявшись с колен. «Огонь стал дробиться, и один цепочный луч протянулся длинно, длинно к самым глазам Елены. Тут безумные ее глаза разглядели, что губы на лике, окаймленном золотой косынкой, расклеились, а глаза стали такие невиданные, что страх и пьяная радость разорвали ей сердце, она сникла к полу и больше не поднималась».

В молитве Елены есть слова, вызывающие недоумение: «Все мы в крови повинны, но Ты не карай». Елена никого не убивала. Почему «мы»? Молитва Елены смиренна, она не чувствует себя праведницей, она не возносит себя судиею над современниками и соотечественниками, она разделяет вину, никого не укоряя - и услышана ее молитва.

Выздоровление старшего Турбина не единственное спасительное вмешательство Господне. Вот мысли Николки, которому, вопреки всякой вероятности, удалось доползти под пулями с простреливаемого перекрестка до спасительной подворотни. «Удивительно, страшно удивительно, что не попали. Прямо чудо. Это уж чудо Господа Бога, - думал Николка, поднимаясь, - вот так чудо. Теперь сам видал чудо».

И есть еще в «Белой гвардии» история человека, которую легко потерять в переплетениях сюжета, тем более, что сам он меняется до неузнаваемости и его появления на страницах оторваны друг от друга. Поначалу это «некий пьяненький в пальто с козьим мехом», о котором «известно немного: во-первых, что он болен сифилисом, во-вторых, что он написал богоборческие стихи, которые его знакомец пристроил в один из московских сборников, и, в-третьих, что он Русаков, сын библиотекаря».

«Человек с сифилисом плакал на свой козий мех под электрическим фонарем Крещатика», говорил декадентскую ерунду о необходимости для человека «благородной червоточины» и глаза его «были совершенно стеклянными».

Затем мы видим «владельца козьего меха», «сифилитика» в квартире библиотекаря, ночью на Подоле. Он стоит у зеркала обнаженный до пояса, смотрит на свою сифилитическую сыпь и «губы у него прыгают, как у ребенка», потому что ему двадцать четыре года, а впереди у него «разные зрачки, гнущиеся ноги, потом безумные идиотские речи, а потом он гнилой мокрый труп». Он раскрывает футуристический сборник, в котором его собственные стихи, модные, глупые, кощунственные. И в «неизбывной муке» он опускается на колени и кается, и молится: «Господи, прости меня, что я написал эти гнусные слова… Я верю в Тебя! Верю душой, телом, каждой нитью мозга. Верю и прибегаю только к Тебе, потому что нигде на свете нет никого, кто мог бы мне помочь. У меня нет надежды ни на кого, кроме как на Тебя. Прости меня, что я решил, будто Тебя нет: если бы Тебя не было, я был бы сейчас жалкой паршивой собакой без надежды. Но я человек и силен только потому, что Ты существуешь, и во всякую минуту я могу обратиться к тебе с мольбой о помощи. И я верю, что Ты услышишь мои мольбы, простишь меня и вылечишь. Излечи меня, о Господи, забудь о той гнусности, которую я написал в припадке безумия, пьяный, под кокаином. Не дай мне сгнить, и я клянусь, что я вновь стану человеком. Укрепи мои силы, избавь меня от кокаина, избавь от слабости духа…»

То, что это настоящее покаяние, а не всплеск переменчивого настроения испуганного человека Булгаков подчеркивает, указывая продолжительность молитвы: «Свеча наплывала, в комнате холодело, под утро кожа больного покрылась мелкими пупырышками, а на душе у больного значительно полегчало».

Приведенный обзор различных источников русской литературы свидетельствует о том, что тема молитвы широко представлена в российских литературных произведениях всех жанров и типов: от песней и плачей - до современной поэзии и прозы. Такая ситуация связана с несколькими фактами: во-первых, исторической ролью Русской православной церкви и православия в российской истории. Во-вторых, особенностями общественного уклада и быта, который предполагал постоянное обращение к Богу и молитвы, это часть народной жизни. В-третьих, молитва как универсальный код, ключ, восполняла потребности автора во внутреннем самовыражении, либо в ситуации внутренних душевных переживаний (Тютчев, Ахматова), либо в призывах морально-этической направленности (В. Мономах), либо же – демонстрация необходимости обращения к Богу даже в условиях гонений на религию (Солженицын).

В русской литературе всегда демонстрируется сила молитвы, ее возможности для поддержания духа, мирских и общественных побед. В этом смысле слова солженицынского героя Алешки «если будете веру иметь, и скажете этой горе - перейди! - перейдет» - это не пустые слова. В них заключен смысл и опыт многовековой истории русской литературы.

Список литературы

1. Лермонтов М.Ю. Полное собрание сочинений в 5-ти томах. Под ред. Б.М.Эйхенбаума. - М.- Л.: Academia.

2. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. По заказу Казанской Епархии, 1994.

3. Андроников И.Л. Лермонтов. Новые разыскания. - Л.: Советский писатель, 1948.

4. Дурылин С.Н. Судьба Лермонтова «Русская мысль»,1914, N 10.

5. С.И. Ожегов, «Толковый словарь русского языка», издательство «Азь», 1992.

6. Колодяжная Л. Мотив покаяния в религиозной лирике Пушкина. Журнал Московской Патриархии. 1994. №6.

7. Лепахин В. «Отцы пустынники и жены непорочны...» (Опыт подстрочного комментария), журнал Московской Патриархии. 1994. №6.

8. Энциклопедия для детей, том 9, Москва, «Аванта +», 1998.

9. М. Булгаков, избранные произведения в двух томах, Киев, издательство художественной литературы «Днипро», 1989.

10. «Слово о полку Игореве» (под редакцией В.А. Жуковского), Москва, «Молодая гвардия», 1980.

11. «На поле Куликовом», рассказы русских летописей и воинские повести 13-15 вв, Москва, «Молодая гвардия», 1980.













57 вебинаров для учителей на разные темы
ПЕРЕЙТИ к бесплатному просмотру
(заказ свидетельства о просмотре - только до 11 декабря)

Краткое описание документа:

Данная статья может быть использована в качестве дополнительного материала для подготовки к урокам литературы.В этой статье дан обзор произведений начиная с древнерусской литературы и до произведений литературы 20 века. Материал подготовлен с учетом возрастных особенностей учащихся 9-11 классов. Будет полезен как учителю, так и ученикам для развития общего кругозора и для самостоятельной подготовки к урокам. На основе данного материала можно готовить презентации.


Автор
Дата добавления 01.06.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров972
Номер материала 296898
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх