Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / Статья"ВОСПИТАНИЕ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ НА ПРИМЕРЕ КУЛЬТУРНЫХ ТРАЦИЦИЙ РУССКИХ СИБИРЯКОВ"
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 26 апреля.

Подать заявку на курс
  • История

Статья"ВОСПИТАНИЕ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ НА ПРИМЕРЕ КУЛЬТУРНЫХ ТРАЦИЦИЙ РУССКИХ СИБИРЯКОВ"

библиотека
материалов

21


«Сибирский субэтнос: культура, традиции, ментальность»

Садирова М.С.

Секция: Культура, традиции, ментальность русских сибиряков

Тема: «К вопросу общей характеристики русской культуры в Сибири»

Заселив и освоив огромную и пустынную территорию Сибири, рус­ский народ создал здесь очаг высокой для своего времени общерусской национальной культуры, несмотря на то, что Сибирь при царизме, особенно в пореформенное время, находилась на положении далекой окраинной провинции. Вопреки политике царского правительства, тормозившей культурное развитие Сибири, русское сибирское население стремилось к просвещению. Прогрессивные представители русского общества как в центре России, так и в самой Сибири боролись за развитие русской культуры в условиях Сибири. Эти усилия дали положительные резуль­таты, и русское население Сибири внесло свой вклад в дело прогресса передовой русской национальной культуры дореволюционной России. В Сибири возникли школьное дело и научная медицина, появились сред­ние и высшие учебные заведения, пресса, литература, театр, искусство, наука. Сибирь дала русскому народу крупных деятелей культуры, науки и искусства.

Развитие передовой русской культуры в Сибири оказало благотвор­ное влияние не только на местные сибирские племена и народности, но и на жителей некоторых стран и областей (например, Монголии, Тувы, Маньчжурии, Северной Америки), прилегающих к Сибири. Эта тема также еще ждет своего исследователя.

Необходимо опровергнуть ходячее и неверное представление о до­революционной Сибири как о диком, невежественном и глухом крае. Рас­пространению такого искаженного представления способствовали раз­личные источники.

Так, трагические моменты личной судьбы некоторых политических ссыльных не могли не наложить отпечаток на характеристику природы и населения Сибири, которая ими часто изображалась в их произведениях «гиблым местом». В других случаях сознательно и намеренно искажали характеристику культурного состояния Сибири, рисуя его мрачными красками, отзываясь о нем в пренебрежительном тоне, те публицисты и общественные деятели, которые отражали интересы помещиков и капита­листов европейской части России, т. е. классов, тормозивших экономиче­ское, политическое и культурное развитие населения Сибири (граф А. Рос­топчин и др.). Неверная характеристика культурного состояния русского общества в Сибири наблюдалась и в работах сибирских публицистов-област­ников (Ядринцев, Шашков и др.). Это делалось, видимо, в целях борьбы за улучшение экономической и культурной жизни Сибири. Какие бы причины ни лежали в основе распространения неправильного представле­ния об уровне культурного развития русского населения Сибири дорево­люционного периода, борьба с такими ложными представлениями является важной задачей советских ученых. Советским историкам, этнографам, литературоведам и представителям других специальностей предстояло изучить огромный фактический материал о культуре русского народа в Сибири, еще по существу никем не исследованный, чтобы объективно осветить этот важный, но искаженный во многих публикациях вопрос. [1]. В настоящей работе поставленные вопросы рассматриваются лишь в са­мых общих чертах.

Центром средоточия русской культуры в Сибири были города. Они сами по себе также являлись важным показателем уровня русской куль­туры. Несмотря на окраинное положение и отсутствие развитой промыш­ленности, сибирские города вовсе не были захолустьем. Напротив, они в некоторых отношениях отличались более культурным обликом по срав­нению с рядом провинциальных городов центральных губерний России. Значительная часть сибирских городов имела правильную планировку улиц. В крупных городах было известное благоустройство, например водопровод (Томск, Иркутск и др.), электрическое освещение улиц (Томск, Иркутск, Красноярск, Чита, Владивосток и др.). В ряде городов имелись мощеные улицы и в большинстве деревянные тротуары. В городах было много каменных и деревянных строений прекрасной архитектуры, на­чиная от старинных, шатровых колоколен и домов XVII в. (Тобольск, Тюмень и др.) и кончая постройками в стиле русского ампира и классицизма. Развитие городского строительства в XVIII в. ха­рактеризовалось постройкой солидных каменных зданий. Кроме церквей, строились гостиные дворы, административные здания, частные дома и т. д. Наблюдалось стремление к пышным фор­мам господствовавшего тогда стиля русского барокко в Тобольске, Тюмени, Иркутске и других городах, особенно Тобольской и Томской губерний (Захарьевская церковь, Малые ворота Кремля, ряд церковных оград в Тобольске, крепость и гауптвахта в Омске и др.). Позднее наибольшее распространение получила архитектура русского ампирного стиля. Каменные дома со стройными колоннами и фронтонами украсили улицы и площади во многих городах (ряд зданий, обрамляю­щих б. Демидовскую площадь, составляющий архитектурный ансамбль в Барнауле, б. Кадетский корпус в Омске, б. дворец губернатора Восточ­ной Сибири и ряд церквей в Иркутске, мясные ряды рынка, б. Мещан­ская управа в Томске и многие другие).

Имеются постройки и в стиле классицизма, например б. Девичий институт и б. Кузнецкая больница в Иркутске — работы Разгильдеева, первого архитектора из бурят. В конце XIX и начале XX в. в ряде си­бирских городов (Томске, Омске, Иркутске и др.) строится ряд крупных общественных зданий (Университетская библиотека и Технологиче­ский институт в Томске, средние учебные заведения и управление Ом­ской железной дороги в Омске и др.), объявляются конкурсы на проекты крупных общественных зданий, городские архитекторы избираются по конкурсу и т. д. Подавляющее большинство частных домов в сибирских городах все же было деревянным.

Необходимо отметить также развитие почтовой и телеграф­ной связи. Регулярная почтовая связь Сибири с Москвой была налажена уже в конце XVII в. В 1800 г. в Тобольске был учрежден Сибирский почтамт. В 1862 г. в Сибири появляется теле­граф. К 1870 г. телеграфная линия прошла через всю Сибирь с запада на восток с ответвлениями от магистрали (например, в Барнаул и т. д.). Сибирская часть Русского государства была связана таким образом не только со всей страной, но и с зарубежным миром. В конце XIX в. в си­бирских городах распространяется телефон. В 40-е годы XIX в. появ­ляется речное пароходство и проводится железнодорожная магистраль через всю территорию Сибири от Урала до Владивостока, в конце XIX в. открыт крупнейший морской порт во Владивостоке.

Уже в конце XVII в. в Сибири появляются школы. Первая школа была открыта для детей сибирского духовенства в Тобольске под назва­нием «Славяносербской», а в 1725 г. в Иркутской губернии при Вознесен­ском монастыре – миссионерская школа для бурят и русских. В 1756 г. в Иркутске и Нерчинске открыты светские профессиональные «навигацкие» школы. Светские школы были открыты впервые во второй половине XVIII в. в Тобольске, Иркутске, Томске и Верхнеудинске. Первым сред­ним учебным заведением в Сибири явилась гимназия в г. Иркутске, открытая в 1805 г., директором которой был известный историк П. Словцов. Его усилиями в 20-х годах XIX в. открыто еще 18 начальных школ. Вторая гимназия была основана в 1810 г. в Тобольске, третья — в 1838 г. в Томске. Открытие других гимназий в сибирских городах от­носится к пореформенному периоду, к моменту революции их насчи­тывалось несколько десятков.

В 1888 г. появляется первое в Сибири высшее учебное заведение — Томский университет, а в 1890 г. — Технологический институт.

По данным 1911 г., из общего количества 100 749 начальных школ в России в Сибири числилось только около 6 тыс. школ. Для многомил­лионного населения это количество школ было ничтожно мало. Поэтому грамотность русского сибирского населения была все-таки низкой. Она составляла в среднем 19.2% для мужчин и 5.1% для женщин (1897 г.).

Наибольшее количество грамотных было, разумеется, среди городского населения. Тем не менее, факт появления в Сибири, где до включения ее в состав Русского государства не было ни одной школы, нескольких тысяч начальных школ, свыше сотни общих и специальных средних учебных заведений (гимназий, реальных училищ, семинарий, прогим­назий и т. д.), десятков профессиональных училищ, четырех высших учебных заведений (Томский университет, Технологический институт, Сибирские высшие женские курсы и Восточный институт во Владивостоке) нельзя не признать за весьма положительное явление. Как ни мало было учебных заведений в Сибири в условиях капиталистической России, как ни стремилось царское правительство преградить доступ к образованию широким массам русского и нерусского населения, глубоко прогрес­сивное значение появления целой сети различных учебных заведений в Сибири несомненно.

С ростом городов появляется и получает свое развитие науч­ная медицина. Оспопрививание появилось в Сибири в XVIII в. В 1771 г. подлекарь Андреев прививал оспу в Змеиногорске. В 1799 г. в Иркут­ске была открыта первая аптека, а в 1858 г. в Иркутске основано первое научное медицинское общество под названием Общество врачей Восточной Сибири. Позднее медицинские общества появились и в других городах Сибири, например в Омске (1883 г.), Красноярске (1886г.), в Том­ске и т. д. С учреждением Томского университета было положено начало высшего медицинского образования в Сибири.

Медицинский факультет Томского университета с его прекрасными клиниками вскоре становится общепризнанным крупным научным цен­тром русской медицины. Кроме университета, в Сибири насчитывалось 8 фельдшерских школ, где велась подготовка кадров среднего медицин­ского персонала.

Возникновение лечебного дела в Сибири имело большое культурное значение не только для русского населения, но и для различных местных племен и народностей. Однако масштаб лечебной работы был крайне узок. По данным 1910 г., одна больница здесь приходилась на территорию около 25 тыс. км2 (в европейской части примерно на 700 км2), а на одного врача по пространству приходилось по 15 тыс. км2 и свыше 11 тыс. человек. На всей территории Сибири насчитывалось менее 600 больниц, которые сосредоточивались преимущественно в бывших Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской губерниях. Количество врачей в Сибири не достигало и одной тысячи человек.

В XVIII в. в Сибири появляется художественная литература. С 1759 по 1791 г. в Тобольске выходил первый ежемесячный журнал под на­званием «Иртыш, превращающийся в Ипокрену». Этот журнал издавался Тобольским главным народным училищем и был одним из первых провинци­альных журналов в России. Он печатался в местной частной типографии, издавался на средства Тобольского приказа общественного призрения, а редактировался учителями народного училища. Большую роль в ра­боте журнала играл ссыльный литератор П.Сумароков, родственник известного драматурга. Тобольск был в то время важным культурным центром Сибири. Несмотря на то, что на первых порах в культурной жизни Тобольска стремилось играть большую роль духовенство, прида­вавшее церковный характер образованию и просвещению, именно в То­больске стал выходить первый в Сибири литературный журнал. Здесь же была поставлена в 70-х годах XVIII в. и первая светская драма «Ермак» местного автора. Местные учителя, мелкие чиновники, ссыльные сумели отстоять светский характер культуры.

Тобольские журналы, особенно «Иртыш», не ограничивались узко­местными интересами. Они знакомили сибирское общество с идеями Воль­тера и Кондорсэ, с крупными достижениями науки того времени. Среди местных тобольских образованных людей особенно выделялся П. Словцов, выступления или «проповеди» которого были проникнуты револю­ционными идеями французских просветителей XVIII в. и привлекали к нему слушателей и последователей. Ко второй половине XVIII сто­летия относится зарождение сибирской публицистики, первым предста­вителем которой был Ф. Соймонов, создатель навигацкой школы в Нер­чинске. Его перу принадлежат такие работы, как «Известия о торгах сибирских», «Сибирь — золотое дно» и др.

Более крупным и ведущим центром зарождающейся русской лите­ратуры в Сибири был Иркутск. Главную роль в его куль­турной жизни играло местное купечество, мелкое чиновничество и рядовые горожане, именовавшиеся мещанами. Здесь издавалось несколько журналов. Недостаток типографий тормозил печатание сибирской лите­ратуры. Большая часть журналов выходила в рукописном виде. Рукописная литература издавалась до 60 – х годов XIX в. (сатирические листки «Шаман» и др., издававшиеся в Минусинском округе). [2]. Здесь находила широкое отражение в острой сатирической форме борьба местного рус­ского общества с представителями царской администрации.

Художественная литература, непосредственно созданная в Сибири или отражавшая сибирский быт, сложилась в дореформенный период, в 30-х годах XIX в. Она создавалась писателями-сибиряками как в самой Сибири, так и за ее пределами. Одним из первых сибирских поэтов был ф. И. Бальдауф, современник и восторженный поклонник А. С. Пуш­кина. Он познакомился с Пушкиным в юности, когда учился в Горном кадетском корпусе в Петербурге и бывал на заседаниях «Вольного Общества любителей словесности, наук и художеств», где встречался с декабристами. [3]. Из Иркутска вышли известные братья Полевые, создатели прогрессивного для своего времени журнала «Москов­ский телеграф». В 1830 г. Н. Полевой напечатал одну из повестей о Си­бири под названием «Сохатый». Наиболее выдающимися представителями сибирской литературы этого времени были, кроме семьи Полевых, все­мирно известный П. П. Ершов — автор «Конька-Горбунка», уже упомя­нутый П. А. Словцов («Письма о Сибири», «Прогулка вокруг Тобольска»), известный также и своим научным трудом «Историческое обозрение Си­бири». Получил известность и писатель-романист И. Г. Калашников («Дочь купца Жолобова», «Камчадалка», «Изгнанники»). С повестями выступал Н. Щукин («Ангарские пороги», «Посельщик» и т. д.), Н. Бо­былев, который обратил на себя внимание сюжетами из жизни бурят и др. Из поэтов того времени следует назвать, например, Нагибина, Черкасова, Веттера. Сибирские писатели сотрудничали в лучших рус­ских столичных журналах («Московском телеграфе», «Вестнике Европы» и т. д.). Возникшая литература о Сибири отражала и пропагандировала взгляд на Сибирь как выдающуюся по своим природным богатствам и прочим качествам часть Русского государства, пробуждала интерес как к русскому населению, так и к различным сибирским племенам и народностям, воспитывала гуманное отношение к ним. В создание си­бирской литературы внесли вклад и ссыльные декабристы, для творче­ства которых был характерен мотив изгнанничества. Большой силой идейного содержания и общественной значимости отличаются произведе­ния следующего поколения сибирских писателей, воспитанного на демо­кратических прогрессивных идеях русской общественной мысли 60-х годов. Такие писатели, как Омулевский (роман «Шаг за шагом»), И. А. Кущевский (роман «Николай Негорев»), Н. И. Наумов (сборники рассказов «Сила солому ломит», «В тихом омуте», «Паутина», «Еж» и др.), выросшие под влиянием Белинского, Добролюбова и Чернышев­ского, отражали взгляды и интересы трудового народа, с которым они были тесно связаны. Они ввели в художественную литературу типы и образы сибирских крестьян, горнорабочих, образы профессиональных революционеров — борцов за социальную справедливость. В таких про­изведениях впервые рисовались картины революционной борьбы трудо­вого народа Сибири с угнетателями. Большинство этих писателей при­надлежало к народникам.

Большой вклад в сибирскую литературу внес крупный писатель-демократ В. Г. Короленко. Под его идейным и художественным влиянием возникла так называемая сибирская школа писателей из политических ссыльных – народников (В. Г. Тан, В. Серошевский, А. Шиманский, С. Елпатьевский, Л. Мелыпин-Якубович). Одновременно в русле народничества возникло областническое направление в сибир­ской литературе, возглавлявшееся Н. Ядринцевым. К Великой Октябрь­ской социалистической революции сибирская литература пришла почти с вековой традицией. Она отражала различные общественно-политиче­ские взгляды русского общества. Некоторые писатели близки к эсерам (И. Гольдберг, Г. Гребенщиков, А. Новоселов,), другие служат делу рабочего класса (И. Тачалов, В. Бахметьев, Ф. Березовский).

К моменту империалистической войны 1914 г. в Сибири (Томск, Иркутск, Омск, Владивосток, Благовещенск, Чита и др.) издавалось одновременно свыше 50 журналов, преимущественно научных и специальных (различ­ные Ученые записки, Известия, Труды, Ежегодники, Протоколы и т. п.). За период с 1789 по 1916 г. в Сибири издавалось в разное время более 40 литературных журналов, половина которых представляла собой жур­налы сатиры и юмора («Оса», «Ерш», «Бич» и др.).

Художественная литература и публицистика печатались не только в журналах и сборниках («Литературный сборник» и др.), но и в боль­шой степени в газетах.

Зарождение сибирской периодической печати датируется 1857 г., когда в различных городах начинают выходить «Губернские ведомости» (Тобольские, Томские и др.). Из сибирских газет некоторые получили широкую популярность в кругах русского общества и в европейской части России, например «Сибирь», «Сибирская газета» и «Восточное обозрение», печатавшееся в Петербурге под ред. Н. М. Ядринцева. В них участвовали литераторы Москвы, Петербурга и других городов. Большую роль в прогрессивном направлении ряда сибирских газет играли политические ссыльные, особенно большевики. По данным 1908 г., в Си­бири выходило 76 газет.

Довольно высокий для своего времени уровень русской культуры в Сибири находил отражение и в развитии библиотек и музеев. Сибирское купечество собирало большие частные библиотеки. Н. Щу­кин писал в 1828 г. про Иркутск: «…здешние купцы имеют богатые библиотеки, выписывают все журналы, все вновь выходящие книги. Дочери их и жены занимаются чтением и играют на фортепьяно… В этой дикой и хладной стране удивляются стихам Пушкина и читают Гомера. Ты, может быть, скажешь, что это приезжие чиновники. Нет, тамошние старожилы, купцы и даже мещане». [4]. В литературе имеются упоминания и частичные описания для одного только Иркутска (первой половины XIX в.) свыше 20 частных библиотек, преимущественно купе­ческих. Большие библиотеки были у ссыльных декабристов (С. Волкон­ского, С. Трубецкого, М. Лунина и др.). Книжные собрания сибирских библиофилов славились и позднее. Из них лучшей была библиотека красно­ярского купца Г. В. Юдина, насчитывавшая около 80 тыс. томов, в ко­торой с особенной полнотой были представлены книги по сибиреведению. Эту библиотеку знал и ценил В. И. Ленин. К сожалению, библиотека Юдина перед империалистической войной была продана в значительной ее части в Америку.

Наряду с частными в сибирских городах были и публичные библиотеки. В Иркутске такая библиотека открылась в 1782 г.; в комплектовании ее приняла участие Академия Наук. В ней было много книг не только на русском, но и на французском и немецком языках. В 1838 г. в Иркутске была открыта вторая публичная библиотека. В Тобольске первая библиотека появилась в 1748 г., с открытием духовной семинарии. В Том­ске публичная библиотека основана в 1830 г. Кроме того, здесь были две народные библиотеки, затем большая частная платная (купца Макушина), ряд библиотек ведомственных, в том числе библиотека Технологического института. В Барнауле со второй половины XIX в. открылись две частные библиотеки с высокой платой за годовой абонемент, с 1886 г. — народно-школьная и с 1888 г. - публичная; здесь же была большая казенная библио­тека при Управлении алтайскими горными заводами. В Минусинске сла­вилась публичная библиотека, основанная Н. М. Мартьяновым. Публич­ные библиотеки были в Омске, Тобольске, Тюмени, Якутске, Семипала­тинске, Ново-Николаевске, Бийске и других городах. Даже в таких маленьких городах, как Камень, Колыванск, Каинск, Ачинск, Канск, Тара, Балаганск и др., существовали народные и общественные библио­теки. Существовали народные библиотеки и в некоторых селах. Сельских библиотек было мало, но и те, которые были, конечно, играли важную просветительную роль. По данным 1914 г., в Томской губернии, например, насчитывалось 250 народных библиотек, а в Тобольской — 172.

Уже к концу XVII в. в Сибири начали создаваться научные краевед­ческие музеи (Иркутск). Во второй половине XIX в., когда развили свою деятельность различные отделения Русского Географического обще­ства, в Сибири насчитывалось довольно много музеев. Одним из старей­ших музеев Сибири, заслуживших положительные отзывы посещавших его путешественников и ученых первой половины XIX в., является Барнаульский. Он был открыт в 1823 г. при Управлении алтайскими горными заводами. Большой популярностью пользовался не только в России, но и в научных кругах за границей Минусинский музей, основанный Н. М. Мартьяновым. Музеи имелись во многих городах Сибири. В их работе значительное участие принимали политические ссыльные. Сибирские музеи имели большое культурно-просветительное значе­ние и пользовались популярностью у населения. Некоторые из них из­давали научные труды («Ежегодник Тобольского музея» и др.).

Русские сибиряки сделали вклад в развитие русского национального искусства.

В Сибири родился и долгое время работал знаменитый русский худож­ник Суриков. Уроженцем Сибири был также Врубель. В сибирских го­родах имелись картинные галереи, театры, музыкальные обще­ства (отделения Русского музыкального общества в Омске, Томске и других городах, Сибирское хоровое певческое общество в Томске, Филармоническое общество в Омске, Общество любителей музыки в Красноярске и т. д.), музыкальные кружки («Мелодия» в Иркутске и др.), музыкальные училища.

Из среды русского населения Сибири происходили и некоторые рус­ские композиторы и музыканты. Композитор А. А. Алябьев родился в г. Тобольске. Он писал свои некоторые романсы в Сибири и на слова сибирских поэтов. Алябьев был создателем и руководителем большого военного оркестра в г. Омске. Сибиряком был русский скрипач и компо­зитор Н. Я. Афанасьев, известный не только в России, но и заграницей, где он выступал с гастрольными концертами. Из местных сибирских композиторов следует назвать В. И. Ребикова (Красноярск) и М. П. Речкунова (Барнаул).

Большой вклад внесли русские сибиряки в общее развитие русской и мировой науки. Среди крупнейших деятелей науки с мировым именем встречаются выходцы из русского населения Сибири. Таковы, например, Менделеев и Боткин. С первых шагов по открытию и освоению огромно территории Сибири формируется и развивается научная мысль среди сибирского населения. В разделе об освоении Сибири указывалось на большую роль описаний природы и населения Сибири. На основе этих описаний возникает сибирское летописание, до сих пор представляющее важный источник и богатый материал для исследования. Первым видом си­бирской летописи считают Синодик тобольского архиепископа Киприана, использовавшего записки участников похода Ермака, называвшиеся «Написание, како приидоша в Сибирь». Уже в первой половине XVII в. подьячий Савва Есипов на основе материалов, собранных землепроходцами, пишет сочинение «О Сибири», вошедшее в историческую науку под на званием «Есиповской летописи». В конце XVII в. в Тобольске жил и работал один из первых крупных русских географов, историков и этнографов-сибиреведов Семен Ремезов, труды которого («История Сибирская», «Чертежная книга Сибири» и др.) получили всемирную известность и свидетельствовали о высоком уровне развития русской науки того вре­мени. В следующем веке тобольский ямщик И. Черепанов как бы закан­чивает цикл сибирского летописания своим сочинением «Новая Сибир­ская история». Знаменитый механик и теплотехник И. И. Пол­зунов изобретает в Барнауле «огнедействующую» машину, опередив на десятилетия мировую техническую мысль, а великий стро­итель и новатор К. Д. Фролов создал на базе алтайских заводов целую систему рабочих машин, приводимых в действие центральным мотором, явившуюся прообразом завода-автомата. Его сын, П. К. Фролов, по­строил (на Алтае) первую чугунную дорогу в 1806—1809 гг.

В XVIII в. в Сибири работают знаменитые академические экспедиции, поднявшие изучение Сибири на новую ступень, а «россий­ский Колумб» Г. Шелехов в конце этого столетия продолжает гео­графические открытия на северо-востоке Сибири, организует экспе­дицию на Аляску; Кадьяк исследует Курильские и Алеутские острова.

Работы крупнейших для своего времени академических экспедиций по всестороннему изучению Сибири в значительной степени опирались как на результаты трудов русских землепроходцев XVII и XVIII вв., так и на широкую помощь местного русского населения. В результате работ академических экспедиций в XVIII в. появляется ряд широко известных (Гмелин, Паллас, Миллер, Крашенинников и др.) печатных обобщающих трудов по природе и населению Сибири. В первой половине XIX в. адмирал Невельской проводит широкое исследование Амура, а П. А. Словцов выпускает труд «Историческое обозрение Сибири». В 1854 г. выходит четырехтомное статистическое обозрение Сибири Ю. Гагемейстера, обобщившее изучение экономики Сибири за первую половину XIX в. В Забайкалье в 30-х годах XIX в. выделяется сво­ими исследованиями естествоиспытатель Н. С. Турчанинов. Его герба­рий, состоящий из 52 тысяч видов, считался одним из обширнейших в Европе. Между прочим, в Забайкалье же в конце XVIII в. была составлена первая в мире геогнестическая карта этого обширного района методом глазомерной съемки (в масштабе 1:120 000).

В 1851 г. в Иркутске организуется Сибирский отдел Русского Геогра­фического общества, который становится научно-исследовательским цен­тром по изучению природы и населения Сибири. Комплексное физико-географическое изучение и описание отдельных районов Сибири, карто­графирование, изучение экономики и путей сообщения, этнография сибирских племен и народностей и другие вопросы входят в сферу деятель­ности этого научного учреждения. При нем возникают вскоре специаль­ные учреждения с более узким научным профилем (метеорологические и биологические станции, обсерватории и т. п.). Неуклонно расширяющаяся научная деятельность Русского Географического общества в Сибири приводит к тому, что вскоре Сибирский отдел Общества распадается на ряд крупных отделов и подотделов, каждых из которых становится мест­ным центром научно-исследовательской работы: Восточносибирский в Иркутске, Западносибирский в Омске, Забайкальский в Чите, При­амурский в Хабаровске, Троицкосавско-Кяхтинский в Кяхте, Якут­ский, Красноярский, Алтайский в Барнауле, Семипалатинский, Влади­востокский и др. Сибирские отделы Русского Географического общества развернули оживленную и плодотворную научно-исследовательскую и издательскую деятельность, сумели выявить и объединить местные наи­более прогрессивные и культурные слои из среды русского заселения, привлекая к научной деятельности и отдельных представителей мест­ных народностей (буряты, якуты и др.).

Большую роль в исследовательской работе Русского Географического общества в Сибири сыграли политические ссыльные (например, геологи­ческие исследования Чекановского, Черского и др., экономические, этно­графические и исторические исследования Щапова, Серошевского, Майнова, Пекарского, Штернберга, Богораза и др.).

Сибирские отделения Русского Географического общества устраивали научные экспедиции, обогащавшие русскую науку ценными результа­тами. Восточносибирский отдел Общества организовал (1854—1859 гг.) Вилюйскую, Амурскую и Уссурийскую экспедиции Р. Маака; Витимскую, Туруханскую и другие экспедиции И. А. Лопатина, в которых принимал участие ссыльный, последователь русских революционных демократов А. П. Щапов; ряд экспедиций (Сунгарийскую, Олекмо-Витимскую, Тункинскую) П. А. Кропоткина; знаменитую Уссурийскую экспе­дицию Н. М. Пржевальского (1867 г.); Чукотскую—Майделя и много других. Большие научные результаты были получены Якутской экспе­дицией, предпринятой на средства И. М. Сибирякова в 1894—1896 гг., в составе которой работали преимущественно политические ссыльные (Э. Пекарский, В. Богораз, В. Иохельсон и др.). Приамурский, или Дальневосточный, отдел организовал ряд экспедиций изве­стного исследователя и путешественника В. К. Арсеньева и др., Западносибирский отдел осуществил свыше 100 экспедиций на Алтай, в Казахстан, на север Сибири и т. д. Ряд экспедиций этого от­дела работал в Китае. В экспедициях принимали участие известные рус­ские ученые-путешественники Ядринцев, Певцов, Клеменц и др. За­байкальский отдел осуществил крупную Агинскую экспедицию по изуче­нию Бурятии. Труды этой экспедиции опубликованы в 5 томах.

Работа сибирских отделов Русского Географического общества явилась важным вкладом в развитие мировой науки и весьма содействовала росту авторитета русской науки в целом.

Научная работа в Сибири велась и в отделениях Русского Техниче­ского общества и в ряде других специальных научных обществ (Медицин­ском, Естествоиспытателей и т. д.), а также в местных музеях (Тоболь­ском, Минусинском и др.), издававших научные труды, в статистических комитетах, военно-топографических отделах (Сибирском — в Иркутске, Омском, Приамурском — в Хабаровске). Интенсивная научная работа шла при Томском университете. Труды ботаников П. Крылова и В.Сапожникова, зоолога Н. Кащенко, геолога В. Обручева, антрополога Чугунова, медиков И. Грамматикати, В. Мыш, М. Курлова и многих других ученых приобрели широкую известность. Университет вел большую из­дательскую деятельность, публикуя свои «Известия». Большая научно-исследовательская работа велась при Томском технологическом инсти­туте (труды физика Б. Вейнберга и др.), при Восточном институте во Владивостоке (труды востоковедов Н. Кюнера, А. Гребенщикова и др.). Работы русских ученых Сибири внесли большой вклад в развитие рус­ской и мировой науки. Их исследования выходили далеко из рамок чисто сибирской тематики. Что касается разностороннего изучения самой Сибири до революции, то в этом отношении было бы неправильно при­писывать достижения русских ученых только сибирякам. Огромную роль в этом сыграли Академия Наук и другие центральные учреждения России. Кроме упомянутых экспедиций в XVIII в., Академия Наук орга­низовала ряд крупных и важных экспедиций по изучению Сибири и в XIX в. (А. Миддендорф, Л. Шренк и многие другие), из которых все­мирную известность получила Орхонская экспедиция В. Радлова и Н. М. Ядринцева, открывшая древнетюркские надписи на камнях в Мон­голии. Русское Географическое общество, кроме своих сибирских отде­лов, снаряжало экспедиции в Сибирь из Петербурга; Докучаевский почвенный комитет провел в различных районах Сибири свыше 100 экспе­диций. Экспедиции организовывались и Главным управлением земле­устройства и земледелия, Переселенческим управлением, Министерством торговли и другими правительственными учреждениями. Из них большие материалы были собраны Амурской экспедицией, организованной в 1910 г. и опубликовавшей труды в 40 томах.

В кратком очерке нет возможности даже просто перечислить наиболее выдающиеся культурные достижения, накопленные более чем за трех­сотлетний период освоения русским народом Сибири, являющейся естественным географическим продолжением древней территории Рус­ского государства. Но и тот фактический материал, который мы при­влекли сюда, дает основание заключить, что культура русского на­рода в Сибири, являясь частью общерусской национальной культуры, находилась на достаточно высоком уровне, и опровергнуть противополож­ное мнение, ошибочность которого была ясна для передовых пред­ставителей русского общества и в дореволюционное время. Еще Радищев обратил на это внимание. Он, побывав в Сибири, например, высоко оценил постановку народного образования в Тобольской губернии и отметил положительную роль политических ссыльных в местной культурной жизни. [5]. Известный русский историк Карамзин заметил это на факте подписки на его книгу «История государства Российского». Карам­зин обратил внимание на то, что среди подписчиков были крестьяне и отставные солдаты из Сибири. [6]. Это показывает, что среди простого русского народа не только была распространена грамотность, но и свидетельствует о более широких интересах русского населения в Сибири. На распространение грамотности среди русских крестьян в Сибири в дореволюционный период указывал такой знаток Енисей­ской губернии, как А. Степанов. [7]. Н. Г. Чернышевский не только подчеркивал высокий культурный уровень русского населения Сибири, но объяснял это особенностями исторического развития Сибири, не знав­шей крепостного права и получавшей из России, по его словам, «постоян­ный прилив самого энергического и часто самого развитого населения». [8]. Великий русский демократ также обратил внимание на подписчиков из Сибири на журнал «Современник». Публикуя и анализируя статистические сведения о подписке на журнал, Н. Г. Чернышевский отметил, что под­писчики из Сибири заняли одно из первых мест, а жители Иркутска в этом отношении опередили жителей таких крупных русских городов, как Ярославль, Нижний Новгород и др.

При всех бесспорных достижениях культуры русского народа в Сибири в дореволюционный период полное развитие она получила только в резуль­тате коренного изменения политических условий, вызванного Великой Октябрьской социалистической революцией. Уничтожение царизма и свер­жение власти капиталистов и помещиков создали исключительно благо­приятные условия для неограниченного развития экономики и культуры населения Сибири. Только в период социализма началось подлинное освоение обширной Сибири в интересах всего советского народа. Только советская наука сумела по-настоящему определить и оценить неисчисли­мые природные богатства Сибири. Коммунистическая партия и правитель­ство Советского Союза проявляли большое внимание и заботу об интен­сивном экономическом освоении и культурном развитии социалистиче­ской Сибири на благо трудящихся. Ведущую роль в этом активном творческом процессе играл русский народ. Русское население Сибири исчисляется теперь десятками миллионов.

Русские работники культуры, науки и искусства внесли неоценимый вклад в дело поднятия культурного уровня сибирских народов и продолжают помогать в развитии их национальной куль­туры, в выращивании национальных кадров работников культуры.

Социалистическое преобразование всей жизни русского населения Сибири, оказало решающее положительное влияние на экономику, куль­туру и быт отсталых в прошлом местных племен и народностей. Культурно-экономические связи русского народа с различными племенами и народно­стями Сибири, существовавшие до революции и оказавшие еще тогда благотворное влияние на их экономическое и культурное развитие, в настоящее время стали не только теснее и прочнее, но приняли форму дружеской и постоянной помощи со стороны русского населения в создании новой социалистической культуры среди отсталых племен и народ­ностей.



Примечания

[1] Одной из первых удачных попыток в этом отношении является работа М. Азадовского «Очерки литературы и культуры Сибири» (вып. 1, Иркутск, 1947), а также книга Е. Д. Петряева. Исследователи и литераторы старого Забайкалья (Чита, 1954).

[2] М. Азадовский. Очерки литературы и культуры Сибири, вып. 1. стр. 106-137.

[3] См. Е. Д. Петряев. Исследователи и литераторы Старого Забайкалья, стр. 117—146.

[4] Северная пчела, 1828, № 3; «Письмо из Иркутска».

[5] А. Н. Радищев, Полн. собр. соч., т. 2, М., 1907 (письмо из Иркутска на французском языке).

[6] Русская старина, 1900, III, стр. 684.

[7] А. А. Степанов, Енисейская губерния, т. II, СПб., 1835, стр. 28.

[8] Н. Г. Чернышевский, Полн. собр. соч., т. VIII, СПб., 1906, стр. 72.



Источники:

  1. Народы Сибири / Под редакцией Л.П. Потапова – издательство Академии наук СССР, М., 1956.

  2. История Сибири / Под редакцией В.К. Андриевича, СПб., чч. III, 1989.

  3. Расселение народов Сибири в XVII веке / Под редакцией Б.О. Долгих – Современная этнография, М., 1952.

  4. История Сибири. / Под редакцией Г.Ф. Миллера – книга I, М. – Л., 1937; книга II, М. – Л., 1941.

  5. Очерк истории Сибири до начала XIX века / В.И. Огородников – ч.I, Иркутск, 1920; ч.II, выпуск 1, Владивосток, 1924.

  6. К вопросу о древнейшем заселении Сибири / Под редакцией М.Г. Левина – Современная этнография, М., 1950.

  7. Организация общественных сил в целях изучения Сибири / Под редакцией Н.Л. Скалозубова – СПб., 1912.

  8. Россия и Сибирь / Под редакцией С. Сватикова – Прага, 1930.



Автор
Дата добавления 29.05.2016
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров106
Номер материала ДБ-102662
Получить свидетельство о публикации

"Инфоурок" приглашает всех педагогов и детей к участию в самой массовой интернет-олимпиаде «Весна 2017» с рекордно низкой оплатой за одного ученика - всего 45 рублей

В олимпиадах "Инфоурок" лучшие условия для учителей и учеников:

1. невероятно низкий размер орг.взноса — всего 58 рублей, из которых 13 рублей остаётся учителю на компенсацию расходов;
2. подходящие по сложности для большинства учеников задания;
3. призовой фонд 1.000.000 рублей для самых активных учителей;
4. официальные наградные документы для учителей бесплатно(от организатора - ООО "Инфоурок" - имеющего образовательную лицензию и свидетельство СМИ) - при участии от 10 учеников
5. бесплатный доступ ко всем видеоурокам проекта "Инфоурок";
6. легко подать заявку, не нужно отправлять ответы в бумажном виде;
7. родителям всех учеников - благодарственные письма от «Инфоурок».
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://infourok.ru/konkurs


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ


Идёт приём заявок на международный конкурс по математике "Весенний марафон" для учеников 1-11 классов и дошкольников

Уникальность конкурса в преимуществах для учителей и учеников:

1. Задания подходят для учеников с любым уровнем знаний;
2. Бесплатные наградные документы для учителей;
3. Невероятно низкий орг.взнос - всего 38 рублей;
4. Публикация рейтинга классов по итогам конкурса;
и многое другое...

Подайте заявку сейчас - https://urokimatematiki.ru

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх