Инфоурок Литература Другие методич. материалыСтихотворения Н.А. Некрасова с кратким анализом (для 10 класса)

Стихотворения Н.А. Некрасова с кратким анализом (для 10 класса)

Скачать материал
библиотека
материалов

10 класс. Стихотворения Н.А. Некрасова с кратким анализом.

Стихотворения: «Рыцарь на час», «В дороге», «Надрывается сердце от муки...», «Душно! Без счастья и воли...», «Поэт и гражданин», «Элегия», «Умру я скоро...», «Муза», «Мы с тобой бестолковые люди...», «О Муза! Я у двери гроба...», «Я не люблю иронии твоей...», «Блажен незлобивый поэт...», «Внимая ужасам войны...», «Тройка», «Еду ли ночью по улице темной...».


«Рыцарь на час»

Если пасмурен день, если ночь не светла,
Если ветер осенний бушует,
Над душой воцаряется мгла,
Ум, бездействуя, вяло тоскует.
Только сном и возможно помочь,
Но, к несчастью, не всякому спится…

Слава богу! морозная ночь —
Я сегодня не буду томиться.
По широкому полю иду,
Раздаются шаги мои звонко,
Разбудил я гусей на пруду,
Я со стога спугнул ястребенка.
Как он вздрогнул! как крылья развил!
Как взмахнул ими сильно и плавно!
Долго, долго за ним я следил,
Я невольно сказал ему: славно!
Чу! стучит проезжающий воз,
Деготьком потянуло с дороги…
Обоняние тонко в мороз,
Мысли свежи, выносливы ноги.
Отдаешься невольно во власть
Окружающей бодрой природы;
Сила юности, мужество, страсть
И великое чувство свободы
Наполняют ожившую грудь;
Жаждой тела душа закипает,
Вспоминается пройденный путь,
Совесть песню свою запевает…

Я советую гнать ее прочь —
Будет время еще сосчитаться!
В эту тихую, лунную ночь
Созерцанию должно предаться.
Даль глубоко прозрачна, чиста,
Месяц полный плывет над дубровой,
И господствуют в небе цвета
Голубой, беловатый, лиловый.
Воды ярко блестят средь полей,
А земля прихотливо одета
В волны белого лунного света
И узорчатых, странных теней.
От больших очертаний картины
До тончайших сетей паутины
Что как иней к земле прилегли,-
Всё отчетливо видно: далече
Протянулися полосы гречи,
Красной лентой по скату прошли;
Замыкающий сонные нивы,
Лес сквозит, весь усыпан листвой;
Чудны красок его переливы
Под играющей, ясной луной;
Дуб ли пасмурный, клен ли веселый —
В нем легко отличишь издали;
Грудью к северу; ворон тяжелый —
Видишь — дремлет на старой ели!
Всё, чем может порадовать сына
Поздней осенью родина-мать:
Зеленеющей озими гладь,
Подо льном — золотая долина,
Посреди освещенных лугов
Величавое войско стогов —
Всё доступно довольному взору…
Не сожмется мучительно грудь,
Если б даже пришлось в эту пору
На родную деревню взглянуть:
Не видна ее бедность нагая!
Запаслася скирдами, родная,
Окружилася ими она
И стоит, словно полная чаша.
Пожелай ей покойного сна —
Утомилась, кормилица наша!..

Спи, кто может,- я спать не могу,
Я стою потихоньку, без шуму
На покрытом стогами лугу
И невольную думаю думу.
Не умел я с тобой совладать,
Не осилил я думы жестокой…

В эту ночь я хотел бы рыдать
На могиле далекой,
Где лежит моя бедная мать…

В стороне от больших городов,
Посреди бесконечных лугов,
За селом, на горе невысокой,
Вся бела, вся видна при луне,
Церковь старая чудится мне,
И на белой церковной стене
Отражается крест одинокий.
Да! я вижу тебя, божий дом!
Вижу надписи вдоль по карнизу
И апостола Павла с мечом,
Облаченного в светлую ризу.
Поднимается сторож-старик
На свою колокольню-руину,
На тени он громадно велик:
Пополам пересек всю равнину.
Поднимись!- и медлительно бей,
Чтобы слышалось долго гуденье!
В тишине деревенских ночей
Этих звуков властительно пенье:
Если есть в околотке больной,
Он при них встрепенется душой
И, считая внимательно звуки,
Позабудет на миг свои муки;
Одинокий ли путник ночной
Их заслышит — бодрее шагает;
Их заботливый пахарь считает
И, крестом осенясь в полусне,
Просит бога о ведреном дне.

Звук за звуком гудя прокатился,
Насчитал я двенадцать часов.
С колокольни старик возвратился,
Слышу шум его звонких шагов,
Вижу тень его; сел на ступени,
Дремлет, голову свесив в колени.
Он в мохнатую шапку одет,
В балахоне убогом и темном…
Всё, чего не видал столько лет,
От чего я пространством огромным
Отделен,- всё живет предо мной,
Всё так ярко рисуется взору,
Что не верится мне в эту пору,
Чтоб не мог увидать я и той,
Чья душа здесь незримо витает,
Кто под этим крестом почивает…

Повидайся со мною, родимая!
Появись легкой тенью на миг!
Всю ты жизнь прожила нелюбимая,
Всю ты жизнь прожила для других.
С головой, бурям жизни открытою,
Весь свой век под грозою сердитою
Простояла,- грудью своей
Защищая любимых детей.
И гроза над тобой разразилася!
Ты, не дрогнув, удар приняла,
За врагов, умирая, молилася,
На детей милость бога звала.
Неужели за годы страдания
Тот, кто столько тобою был чтим,
Не пошлет тебе радость свидания
С погибающим сыном твоим?..

Я кручину мою многолетнюю
На родимую грудь изолью,
Я тебе мою песню последнюю,
Мою горькую песню спою.
О прости! то не песнь утешения,
Я заставлю страдать тебя вновь,
Но я гибну — и ради спасения
Я твою призываю любовь!
Я пою тебе песнь покаяния,
Чтобы кроткие очи твои
Смыли жаркой слезою страдания
Все позорные пятна мои!
Чтоб ту силу свободную, гордую,
Что в мою заложила ты грудь,
Укрепила ты волею твердою
И на правый поставила путь…

Треволненья мирского далекая,
С неземным выраженьем в очах,
Русокудрая, голубоокая,
С тихой грустью на бледных устах,
Под грозой величаво-безгласная,-
Молода умерла ты, прекрасная,
И такой же явилась ты мне
При волшебно светящей луне.
Да! я вижу тебя, бледнолицую,
И на суд твой себя отдаю.
Не робеть перед правдой-царицею
Научила ты музу мою:
Мне не страшны друзей сожаления,
Не обидно врагов торжество,
Изреки только слово прощения,
Ты, чистейшей любви божество!
Что враги? пусть клевещут язвительней.
Я пощады у них не прошу,
Не придумать им казни мучительней
Той, которую в сердце ношу!
Что друзья? Наши силы неровные,
Я ни в чем середины не знал,
Что обходят они, хладнокровные,
Я на всё безрассудно дерзал,
Я не думал, что молодость шумная,
Что надменная сила пройдет —
И влекла меня жажда безумная,
Жажда жизни — вперед и вперед!
Увлекаем бесславною битвою,
Сколько раз я над бездной стоял,
Поднимался твоею молитвою,
Снова падал — и вовсе упал!..
Выводи на дорогу тернистую!
Разучился ходить я по ней,
Погрузился я в тину нечистую
Мелких помыслов, мелких страстей.
От ликующих, праздно болтающих,
Обагряющих руки в крови
Уведи меня в стан погибающих
За великое дело любви!
Тот, чья жизнь бесполезно разбилася,
Может смертью еще доказать,
Что в нем сердце неробкое билося,
Что умел он любить…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

(Утром, в постели)

О мечты! о волшебная власть
Возвышающей душу природы!
Пламя юности, мужество, страсть
И великое чувство свободы —
Всё в душе угнетенной моей
Пробудилось… но где же ты, сила?
Я проснулся ребенка слабей.
Знаю: день проваляюсь уныло,
Ночью буду микстуру глотать,
И пугать меня будет могила,
Где лежит моя бедная мать.

Всё, что в сердце кипело, боролось,
Всё луч бледного утра спугнул,
И насмешливый внутренний голос
Злую песню свою затянул:
«Покорись, о ничтожное племя!
Неизбежной и горькой судьбе,
Захватило нас трудное время
Неготовыми к трудной борьбе.
Вы еще не в могиле, вы живы,
Но для дела вы мертвы давно,
Суждены вам благие порывы,
Но свершить ничего не дано…»

Анализ стихотворения Некрасова «Рыцарь на час»

Жизнь не баловала Николая Некрасова с самого рождения. Он появился на свет в семье отставного офицера, который отличался особой жестокостью и тиранил домочадцев. Поэтому будущий поэт еще подростком покинул отчий дом и долгие годы вынужден был влачить полунищенское существование, часто не имея денег на еду и ночлег. Суровые испытания настолько закалили Некрасова, что он неоднократно признавался: именно пройденная школа жизни дала ему силы стать поэтом с четкой и непоколебимой гражданской позицией, который в своих произведениях отстаивал интересы низших сословий.

Однако с годами Некрасов расстался со своими юношескими идеалами и понял, что даже самый талантливый поэт уже не в состоянии повлиять на развитие общества. Автор осознал, что его идеи изменить мир является если и не утопическими, то весьма далекими от реализации. Переосмысливая собственную жизнь, в 1862 году поэт написал стихотворение «Рыцарь на час», в котором попытался понять, почему же с возрастом он разочаровался в том, во что верил долгие годы. Это произведение начинается с описания ночной прогулки по заснеженному полю, поэтому поначалу создается обманчивое впечатление, что стихотворение «Рыцарь на час» является редким образцом пейзажной лирики этого удивительного поэта. Однако по мере повествования в описание «окружающей бодрой природы» вплетаются мысли и чувства автора, который испытывает глубокое раскаяние, отмечая, что «совесть песню свою запевает».

В эту морозную ночь мысли поэта возвращают его в родное имение, где на кладбище возле полуразвалившейся убогой церквушки находится могила его матери. Только сейчас Некрасов начинает осознавать, что именно эта хрупкая и постоянно унижаемая мужем женщина научила своих детей превыше всего в жизни ценить собственную свободу и независимость, верить в справедливость и выбирать благородные жизненные цели. Однако по прошествии многих лет поэт изменил своим идеалам и, по его утверждению, погрузился «тину нечистую мелких помыслов, мелких страстей». Подчиняясь непонятному душевному порыву, Некрасов просит Всевышнего даровать ему встречу с матерью, чтобы покаяться перед ней в своих грехах и попросить совета о том, как исправить собственную жизнь, наполнить ее тем самым благородным смыслом, которого автор лишился в круговерти ежедневной суеты, никчемных дел и пагубных увлечений. Некрасов отмечает, что он настолько привык к размеренности и спокойному существованию, что разучился ходить по тернистой дороге, рисковать собственной жизнью ради других и отстаивать свои взгляды, даже если со стороны это может показаться кому-то безрассудством. Однако больше всего на свете Некрасов сожалеет о том, что не сумел сохранить в своем сердце любовь к единственной женщине, которая была его подлинной музой. И сейчас, в это морозную звездную ночь, автор убеждает сам себя, что именно ради любви он готов отдать свою жизнь, доказав тем самым, что она была прожита не напрасно.

Это стихотворение Некрасов, состоящее из нескольких разрозненных частей, создавал на протяжении двух лет. Поэтому у него было достаточно много времени на то, чтобы дать оценку собственным чувствам, стремлениям и желаниям. И неудивительно, что эпилог произведения наполнен сарказмом и некоторым презрением к самому себе. Поэт приходит к печальному выводу, что душевное очищение, которое он испытал зимней ночью, лишило его последних физических сил. А предательский внутренний голос, не лишенный сарказма и злорадства, нашептывает о том, что «суждены вам благие порывы, но свершить ничего не дано». Таким образом, автор считает себя рыцарем на час, который лишь в мыслях и на словах готов к подвигам, а на деле предпочитает нежиться в теплой постели, рассуждая о своих ночных приключениях в патриотическом ключе.




























«В дороге»

— Скучно? скучно!.. Ямщик удалой,
Разгони чем-нибудь мою скуку!
Песню, что ли, приятель, запой
Про рекрутский набор и разлуку;
Небылицей какой посмеши
Или, что ты видал, расскажи,-
Буду, братец, за все благодарен.

«Самому мне невесело, барин:
Сокрушила злодейка жена!..
Слышь ты, смолоду, сударь, она
В барском доме была учена
Вместе с барышней разным наукам,
Понимаешь-ста, шить и вязать,
На варгане играть1 и читать —
Всем дворянским манерам и штукам.
Одевалась не то, что у нас
На селе сарафанницы наши,
А, примерно представить, в атлас;
Ела вдоволь и меду и каши.
Вид вальяжный2 имела такой,
Хоть бы барыне, слышь ты, природной,
И не то что наш брат крепостной,
Тоись, сватался к ней благородный
(Слышь, учитель-ста врезамшись был,
Баит кучер, Иваныч Торопка),-
Да, знать, счастья ей бог не судил:
Не нужна-ста в дворянстве холопка!
Вышла замуж господская дочь,
Да и в Питер… А справивши свадьбу,
Сам-ат, слышь ты, вернулся в усадьбу,
Захворал и на Троицу в ночь
Отдал богу господскую душу,
Сиротинкой оставивши Грушу…
Через месяц приехал зятек —
Перебрал по ревизии души3
И с запашки ссадил на оброк,
А потом добрался и до Груши.
Знать, она согрубила ему
В чем-нибудь али напросто тесно
Вместе жить показалось в дому,
Понимаешь-ста, нам неизвестно,-
Воротил он ее на село —
Знай-де место свое ты, мужичка!
Взвыла девка — крутенько пришло:
Белоручка, вишь ты, белоличка!

Как на грех, девятнадцатый год
Мне в ту пору случись… посадили
На тягло4 — да на ней и женили…
Тоись, сколько я нажил хлопот!
Вид такой, понимаешь, суровый…
Ни косить, ни ходить за коровой!..
Грех сказать, чтоб ленива была,
Да, вишь, дело в руках не спорилось!
Как дрова или воду несла,
Как на барщину шла — становилось
Инда5 жалко подчас… да куды!-
Не утешишь ее и обновкой:
То натерли ей ногу коты6,
То, слышь, ей в сарафане неловко.
При чужих и туда и сюда,
А украдкой ревет, как шальная…
Погубили ее господа,
А была бы бабенка лихая!

На какой-то патрет все глядит
Да читает какую-то книжку…
Инда страх меня, слышь ты, щемит,
Что погубит она и сынишку:
Учит грамоте, моет, стрижет,
Словно барченка, каждый день чешет,
Бить не бьет — бить и мне не дает…
Да недолго пострела потешит!
Слышь, как щепка худа и бледна,
Ходит, тоись, совсем через силу,
В день двух ложек не съест толокна —
Чай, свалим через месяц в могилу…
А с чего?.. Видит бог, не томил
Я ее безустанной работой…
Одевал и кормил, без пути не бранил,
Уважал, тоись, вот как, с охотой…
А, слышь, бить — так почти не бивал,
Разве только под пьяную руку…»

— Ну, довольно, ямщик! Разогнал
Ты мою неотвязную скуку!..

Анализ стихотворения Некрасова «В дороге»

Николай Некрасов по праву считается знатоком крестьянской души, поэтому многие его произведения посвящены представителям низших сословий, которые во времена крепостного права приравнивались к домашнему скоту. В те далекие времена крепостных считали по душам, и чем больше их было в имении, тем богаче слыл его владелец. Однако даже на Руси бывали исключения, когда крестьянская девушка становилась любимицей в барском доме и даже выходила замуж за дворянина.
Впрочем, Николай Некрасов никогда не питал иллюзий по поводу подобных мезальянсов, считая, что они обречены. И в этом отношении его гораздо больше волновала судьба крестьян, которые по прихоти господ сначала становились им равными, а впоследствии возвращались к нелегкой крепостной жизни. Именно такому случаю посвящено стихотворение «В дороге», написанное поэтом в 1845 году.

Николай Некрасов нередко прибегал в своих поэтических произведениях к форме диалога, считая, что стихи от этого только выигрывают, становясь живее и понятнее читателю. «В дороге» не является исключением. Это произведение начинается с того, что барин, с которым отождествляет себя поэт, просит ямщика развеселить его во время очередного дальнего путешествия песней либо интересным рассказом. На что ямщик отвечает: «Самому мне невесело, барин». Причина его печали кроется в красавице-жене, которой выпала нелегкая доля. С детства она росла в панском доме вместе с дочкой хозяина, обучаясь различным наукам и хорошим манерам, «ела вдоволь и меду и каши», а также знала толк в рукоделии и изысканных нарядах. Однако барская дочь вскоре выросла и вышла замуж, уехав в Петербург, а ее отец неожиданно скончался.

Когда в права имением вступил зять хозяина, то он первым делом «перебрал по ревизии души», то есть, пересчитал всех крепостных, определив им новый оброк. Кроме этого, молодой владелец усадьбы не поладил с Грушей, которая вела себя как светская барышня, но при этом по-прежнему оставалась крепостной крестьянкой. Ей приказано было возвращаться в деревню, о которой девушка имела весьма смутное представление. Ведь до этого она никогда не работала в поле и не ходила за домашними животными, не умела готовить и считала, что убирать в доме должна специально нанятая прислуга.

На этом беды Груши не закончились, так как новый барин вскоре решил выдать ее замуж за крепостного мужика, которым и оказался ямщик. По его словам, жить с женой, которая с самого детства была приучена к роскоши, оказалось очень сложно, так как хозяйка из нее получилась, по крестьянским меркам, никудышная. Хотя герой стихотворения и отмечает, что «грех сказать, чтоб ленива была», но при этом у молодой хозяйки совсем «дело в руках не спорится».

Однако гораздо сильнее ямщика беспокоит не это, а весьма странное поведение супруги, которая «украдкой ревет как шальная», читает книжки и учит грамоте маленького сына, а также воспитывает его «словно барченка», заставляя мыться, ходить в чистой одежде и расчесываться. При этом ямщик понимает, что его жена тоскует по прошлой, сытой и счастливой жизни, поэтому стала «как щепка худа и бледна», и вот-вот ляжет в могилу.

Финальная часть стихотворения состоит из одной короткой фразы, в которую автор вложил всю свою агрессию вперемешку с сарказмом, отметив, что ямщик «разогнал неотвязную скуку». Однако ей на смену пришло осознание той безысходности, в которой вынуждены жить крепостные крестьяне, и чувство горечи за неизвестную ему Грушу, которой испытание роскошью оказалось не под силу. Она стала очередной игрушкой в чьих-то руках, которую выбросили за ненадобностью, даже не подумав о том, что происходит в этот момент в ее душе.
















«Надрывается сердце от муки…»

Надрывается сердце от муки,
Плохо верится в силу добра,
Внемля в мире царящие звуки
Барабанов, цепей, топора.

Но люблю я, весна золотая,
Твой сплошной, чудно-смешанный шум;
Ты ликуешь, на миг не смолкая,
Как дитя, без заботы и дум.
В обаянии счастья и славы
Чувству жизни ты вся предана,-
Что-то шепчут зеленые травы,
Говорливо струится волна;
В стаде весело ржет жеребенок,
Бык с землей вырывает траву,
А в лесу белокурый ребенок —
Чу! кричит: «Парасковья, ау!»
По холмам, по лесам, над долиной
Птицы севера вьются, кричат,
Разом слышны — напев соловьиный
И нестройные писки галчат,
Грохот тройки, скрипенье подводы,
Крик лягушек, жужжание ос,
Треск кобылок,- в просторе свободы
Всё в гармонию жизни слилось…

Я наслушался шума инова…
Оглушенный, подавленный им,
Мать-природа! иду к тебе снова
Со всегдашним желаньем моим —
Заглуши эту музыку злобы!
Чтоб душа ощутила покой
И прозревшее око могло бы
Насладиться твоей красотой.

Анализ стихотворения Некрасова «Надрывается сердце от муки…»

В 1862 году Николай Некрасов расстался со своей возлюбленной Авдотьей Панаевой, хотя продолжал любить эту эффектную женщину до конца своей жизни и даже указал ее имя в завещании. Разрыв быт настоящим ударом для поэта, который после смерти ее законного супруга уже готов был идти под венец с женщиной, которая фактически была его женой на протяжении 16 лет. Тем не менее, Авдотья Панаева, которой любовный треугольник доставлял огромное удовольствие, вдруг осознала, что отношения с Некрасовым утратили для нее былую привлекательность и остроту. Поэтому она попросту ушла от своего любовника, предоставив ему полную свободу, с которой сам Некрасов не знал, что делать. Он учится жить заново и именно в этот период создает стихотворение под названием «Надрывается сердце от муки…».

Описывая свое душевное состояние, автор отмечает, что ему «плохо верится в силу добра», и надежда на то, что его жизнь будет течь в прежнем русле, уже развеялась окончательно. Подобную боль автор испытывал почти 20 лет назад, когда впервые увидел Авдотью Панаеву, признался ей в своих чувствах и был нещадно высмеян. Тогда Некрасов даже предпринял неудачную попытку самоубийства, хотя позже искренне в этом раскаивался. Ведь если он погиб, то никогда не услышал бы слова ответного признания от возлюбленной, которые были сделаны спустя несколько лет, когда имя Некрасова уже засияло на русском литературном небосклоне.

Теперь к поэту вновь приходят мысли о самоубийстве, от которого его удерживает, как это ни странно, бушующая за окном весна. Ее автор сравнивает с ребенком, который резвится, не зная без и забот. На этого малыша очень хочет походить и сам Некрасов – взрослый 40-летний мужчина, состоявшийся литератор и издатель. Обращаясь к весне, которая уже вступила в свои права, Некрасов не скрывает своего восхищения: «В обаянии счастья и славы чувству жизни ты вся предана». Однако эти строки в равной мере можно отнести не только ко времени года, но и к возлюбленной поэта, которая продолжает наслаждаться каждым прожитым мгновением и радоваться любым переменам в своей судьбе. Эту параллель автор проводит неслучайно, так как Авдотья Панаева в его представлении все еще остается юной девушкой, живой, обаятельной и обладающей острым умом. Поэтому, описывая весенний пейзаж, который открывается за окном сельского домика, Некрасов словно бы примеряет все увиденное к своей избраннице и понимает, что эта женщина, освободившись сразу от двух любивших ее мужчин, сейчас переживает период своего расцвета. «Все в гармонии жизни слилось» — это строки относятся и к весне, и к Авдотье Панаевой в равной степени. Автор не перестает удивляться тому, как легко эта женщина прощает обиды и избавляется от душевных ран. Она умеет быть счастливой при любых обстоятельствах, чему втайне завидует Некрасов, лишенный подобного дара.

Утешение поэт пытается найти не только в своих воспоминаниях, но и в весне, которая дает ему силы жить. Обращаясь к природе, автор отмечает: «Иду к тебе снова со всегдашним желаньем моим – заглушить эту музыку злобы!». Под злобой Некрасов подразумевает свою неукротимую ревность, которая, как он считает, и стала причинно разрыва взаимоотношений с Авдотьей Панаевой. Теперь же поэт мечтает лишь о том «чтоб душа ощутила покой». Только тогда поэт сможет переосмыслить собственную жизнь и научиться благодарить судьбу за все, что она ему преподносит. Стоит отметить, что избавиться от своей болезненной страсти к Авдотье Панаевой Некрасову так и не удалось. Тем не менее, после расставания с ней он пережил еще несколько бурных романов и в итоге женился на деревенской девушке, которая стала его верной спутницей жизни.


«Душно! без счастья и воли…» Николай Некрасов

Душно! без счастья и воли
Ночь бесконечно длинна.
Буря бы грянула, что ли?
Чаша с краями полна!

Грянь над пучиною моря,
В поле, в лесу засвищи,
Чашу вселенского горя
Всю расплещи!..

Анализ стихотворения Некрасова «Душно! без счастья и воли…»

В 1868 году Некрасов написал стихотворение «Душно! Без счастья и воли…». В тексте содержится практически прямой призыв к активной революционной борьбе, в результате которой мир должен измениться, а народное горе навсегда остаться в прошлом. По мнению ряда литературоведов, Николай Алексеевич вдохновлялся восьмистишием «Душно! иль опять сирокко…» (1858), принадлежащим перу Майкова и входящим в цикл «Неаполитанский альбом». Это небольшое произведение пользовалось популярностью в кругах революционеров и радикально настроенных людей. Оно воспринималось в качестве призыва к политическому перевороту. Есть версия, что некрасовское стихотворение перекликается с последней строфой пушкинского «Кто, волны, вас остановил…» (1823). В ней говорится о грозе – символе свободы. По мнению лирического героя, непогода должна разрушить гибельный оплот, промчавшись «поверх невольных вод».

На первый взгляд кажется, что «Душно! Без счастья и воли…» — это прекрасный образец использования эзопова языка, попытка за ширмой интимной лирики спрятать политические смыслы. В действительности подобный подход к поэзии Некрасова не совсем верен. Политические мотивы в его стихотворениях тесно переплетаются с личными. Вместе они создают единую образную структуру. Дело в том, что размышления о собственной судьбе Николай Алексеевич не отделял от дум, касающихся Российской империи и населяющих ее людей. Интересно, как в стихотворении «Душно! Без счастья и воли…» меняется широко принятый смысл слов. Буря – не только обозначение природной непогоды, но и символ общественных потрясений. Ночь – не просто время суток, но и олицетворение тяжелого состояния простого народа в Российской империи.

До наших дней дошло несколько вариантов текста «Душно! Без счастья и воли…». Одна из версий, напечатанная в 1874 году в нелегальном издании народников «Работник. Газета для русских рабочих» имеет даже название – «Песня народного борца». В ней «чаша вселенского горя» заменена на «чашу народного горя». Кроме того, бесконечно длинна не ночь, а жизнь. Стоит отметить, что «чаша народного горя» встречается в первоначальной редакции произведения, отражающей главным образом личные переживания Николая Алексеевича. В окончательной версии стихотворения социальный протест, выраженный поэтом, приобретает больший масштаб, поэтому и горе становится вселенским.




















«Поэт и гражданин»

Г р а ж д а н и н (входит)

Опять один, опять суров,
Лежит — и ничего не пишет.

П о э т

Прибавь: хандрит и еле дышит —
И будет мой портрет готов.

Г р а ж д а н и н

Хорош портрет! Ни благородства,
Ни красоты в нем нет, поверь,
А просто пошлое юродство.
Лежать умеет дикий зверь…

П о э т

Так что же?

Г р а ж д а н и н

Да глядеть обидно.

П о э т

Ну, так уйди.

Г р а ж д а н и н

Послушай: стыдно!
Пора вставать! Ты знаешь сам,
Какое время наступило;
В ком чувство долга не остыло,
Кто сердцем неподкупно прям,
В ком дарованье, сила, меткость,
Тому теперь не должно спать…

П о э т

Положим, я такая редкость,
Но нужно прежде дело дать.

Г р а ж д а н и н

Вот новость! Ты имеешь дело,
Ты только временно уснул,
Проснись: громи пороки смело…

П о э т

А! знаю: «Вишь, куда метнул!
Но я обстрелянная птица.
Жаль, нет охоты говорить.

(Берет книгу.)

Спаситель Пушкин!- Вот страница:
Прочти и перестань корить!

Г р а ж д а н и н (читает)

«Не для житейского волненья,
Не для корысти, не для битв,
Мы рождены для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв.

П о э т (с восторгом)

Неподражаемые звуки!..
Когда бы с Музою моей
Я был немного поумней,
Клянусь, пера бы не взял в руки!

Г р а ж д а н и н

Да, звуки чудные… ура!
Так поразительна их сила,
Что даже сонная хандра
С души поэта соскочила.
Душевно радуюсь — пора!
И я восторг твой разделяю,
Но, признаюсь, твои стихи
Живее к сердцу принимаю.

П о э т

Не говори же чепухи!
Ты рьяный чтец, но критик дикий.
Так я, по-твоему,- великий,
Повыше Пушкина поэт?
Скажи пожалуйста?!.

Г р а ж д а н и н

Ну, нет!
Твои поэмы бестолковы,
Твои элегии не новы,
Сатиры чужды красоты,
Неблагородны и обидны,
Твой стих тягуч. Заметен ты,
Но так без солнца звезды видны.
В ночи, которую теперь
Мы доживаем боязливо,
Когда свободно рыщет зверь,
А человек бредет пугливо,-
Ты твердо светоч свой держал,
Но небу было неугодно,
Чтоб он под бурей запылал,
Путь освещая всенародно;
Дрожащей искрою впотьмах
Он чуть горел, мигал, метался.
Моли, чтоб солнца он дождался
И потонул в его лучах!

Нет, ты не Пушкин. Но покуда,
Не видно солнца ниоткуда,
С твоим талантом стыдно спать;
Еще стыдней в годину горя
Красу долин, небес и моря
И ласку милой воспевать…

Гроза молчит, с волной бездонной
В сияньи спорят небеса,
И ветер ласковый и сонный
Едва колеблет паруса,-
Корабль бежит красиво, стройно,
И сердце путников спокойно,
Как будто вместо корабля
Под ними твердая земля.
Но гром ударил; буря стонет,
И снасти рвет, и мачту клонит,-
Не время в шахматы играть,
Не время песни распевать!
Вот пес — и тот опасность знает
И бешено на ветер лает:
Ему другого дела нет…
А ты что делал бы, поэт?
Ужель в каюте отдаленной
Ты стал бы лирой вдохновленной
Ленивцев уши услаждать
И бури грохот заглушать?

Пускай ты верен назначенью,
Но легче ль родине твоей,
Где каждый предан поклоненью
Единой личности своей?
Наперечет сердца благие,
Которым родина свята.
Бог помочь им!.. а остальные?
Их цель мелка, их жизнь пуста.
Одни — стяжатели и воры,
Другие — сладкие певцы,
А третьи… третьи — мудрецы:
Их назначенье — разговоры.
Свою особу оградя,
Они бездействуют, твердя:
«Неисправимо наше племя,
Мы даром гибнуть не хотим,
Мы ждем: авось поможет время,
И горды тем, что не вредим!»
Хитро скрывает ум надменный
Себялюбивые мечты,
Но… брат мой! кто бы ни был ты,
Не верь сей логике презренной!
Страшись их участь разделить,
Богатых словом, делом бедных,
И не иди во стан безвредных,
Когда полезным можешь быть!
Не может сын глядеть спокойно
На горе матери родной,
Не будет гражданин достойный
К отчизне холоден душой,
Ему нет горше укоризны…
Иди в огонь за честь отчизны,
За убежденье, за любовь…
Иди, и гибни безупрёчно.
Умрешь не даром, дело прочно,
Когда под ним струится кровь…

А ты, поэт! избранник неба,
Глашатай истин вековых,
Не верь, что не имущий хлеба
Не стоит вещих струн твоих!
Не верь, чтоб вовсе пали люди;
Не умер бог в душе людей,
И вопль из верующей груди
Всегда доступен будет ей!
Будь гражданин! служа искусству,
Для блага ближнего живи,
Свой гений подчиняя чувству
Всеобнимающей Любви;
И если ты богат дарами,
Их выставлять не хлопочи:
В твоем труде заблещут сами
Их животворные лучи.
Взгляни: в осколки твердый камень
Убогий труженик дробит,
А из-под молота летит
И брызжет сам собою пламень!

П о э т

Ты кончил?.. чуть я не уснул.
Куда нам до таких воззрений!
Ты слишком далеко шагнул.
Учить других — потребен гений,
Потребна сильная душа,
А мы с своей душой ленивой,
Самолюбивой и пугливой,
Не стоим медного гроша.
Спеша известности добиться,
Боимся мы с дороги сбиться
И тропкой торною идем,
А если в сторону свернем —
Пропали, хоть беги со света!
Куда жалка ты, роль поэта!
Блажен безмолвный гражданин:
Он, Музам чуждый с колыбели,
Своих поступков господин,
Ведет их к благородной цели,
И труд его успешен, спор…

Г р а ж д а н и н

Не очень лестный приговор.
Но твой ли он? тобой ли сказан?
Ты мог бы правильней судить:
Поэтом можешь ты не быть,
Но гражданином быть обязан.
А что такое гражданин?
Отечества достойный сын.
Ах! будет с нас купцов, кадетов,
Мещан, чиновников, дворян,
Довольно даже нам поэтов,
Но нужно, нужно нам граждан!
Но где ж они? Кто не сенатор,
Не сочинитель, не герой,
Не предводитель,
Кто гражданин страны родной?
Где ты? откликнись? Нет ответа.
И даже чужд душе поэта
Его могучий идеал!
Но если есть он между нами,
Какими плачет он слезами!!.
Ему тяжелый жребий пал,
Но доли лучшей он не просит:
Он, как свои, на теле носит
Все язвы родины своей.
… … … … …
… … … … …
Гроза шумит и к бездне гонит
Свободы шаткую ладью,
Поэт клянет или хоть стонет,
А гражданин молчит и клонит
Под иго голову свою.
Когда же… Но молчу. Хоть мало,
И среди нас судьба являла
Достойных граждан… Знаешь ты
Их участь?.. Преклони колени!..
Лентяй! смешны твои мечты
И легкомысленные пени — жалобы.
В твоем сравненье смыслу нет.
Вот слово правды беспристрастной:
Блажен болтающий поэт,
И жалок гражданин безгласный!

П о э т

Не мудрено того добить,
Кого уж добивать не надо.
Ты прав: поэту легче жить —
В свободном слове есть отрада.
Но был ли я причастен ей?
Ах, в годы юности моей,
Печальной, бескорыстной, трудной,
Короче — очень безрассудной,
Куда ретив был мой Пегас!
Не розы — я вплетал крапиву
В его размашистую гриву
И гордо покидал Парнас.
Без отвращенья, без боязни
Я шел в тюрьму и к месту казни,
В суды, в больницы я входил.
Не повторю, что там я видел…
Клянусь, я честно ненавидел!
Клянусь, я искренно любил!
И что ж?.. мои послышав звуки,
Сочли их черной клеветой;
Пришлось сложить смиренно руки
Иль поплатиться головой…
Что было делать? Безрассудно
Винить людей, винить судьбу.
Когда б я видел хоть борьбу,
Бороться стал бы, как ни трудно,
Но… гибнуть, гибнуть… и когда?
Мне было двадцать лет тогда!
Лукаво жизнь вперед манила,
Как моря вольные струи,
И ласково любовь сулила
Мне блага лучшие свои —
Душа пугливо отступила…
Но сколько б не было причин,
Я горькой правды не скрываю
И робко голову склоняю
При слове «честный гражданин».
Тот роковой, напрасный пламень
Доныне сожигает грудь,
И рад я, если кто-нибудь
В меня с презреньем бросит камень.
Бедняк! и из чего попрал
Ты долг священный человека?
Какую подать с жизни взял
Ты — сын больной больного века?..
Когда бы знали жизнь мою,
Мою любовь, мои волненья…
Угрюм и полон озлобленья,
У двери гроба я стою…

Ах! песнею моей прощальной
Та песня первая была!
Склонила Муза лик печальный
И, тихо зарыдав, ушла.
С тех пор не часты были встречи:
Украдкой, бледная, придет
И шепчет пламенные речи,
И песни гордые поет.
Зовет то в города, то в степи,
Заветным умыслом полна,
Но загремят внезапно цепи —
И мигом скроется она.
Не вовсе я ее чуждался,
Но как боялся! как боялся!
Когда мой ближний утопал
В волнах существенного горя —
То гром небес, то ярость моря
Я добродушно воспевал.
Бичуя маленьких воришек
Для удовольствия больших,
Дивил я дерзостью мальчишек
И похвалой гордился их.
Под игом лет душа погнулась,
Остыла ко всему она,
И Муза вовсе отвернулась,
Презренья горького полна.
Теперь напрасно к ней взываю —
Увы! Сокрылась навсегда.
Как свет, я сам ее не знаю
И не узнаю никогда.
О Муза, гостьею случайной
Являлась ты моей душе?
Иль песен дар необычайный
Судьба предназначала ей?
Увы! кто знает? рок суровый
Всё скрыл в глубокой темноте.
Но шел один венок терновый
К твоей угрюмой красоте…

Анализ стихотворения Некрасова «Поэт и гражданин»

Не секрет, что Николай Некрасов довольно иронично относился к своему творчеству, считая, что муза, кем бы она ни была, явно обделала его талантом, которым, несомненно, обладал Пушкин. В произведениях этого поэта Некрасов видел изящество и красоту слога, прямоту мыслей и тонкую иронию. Более того, расцвет творчества Пушкина пришелся на первую половину 19 века и совпал со многими знаменательными событиями, одним из которых стало восстание декабристов. К тому моменту Некрасову исполнилось всего лишь 4 года, и будущий поэт еще не осознавал того простого факта, что попытка свергнуть самодержавие, предпринятая не крестьянами, а лучшими представителями дворянского сословия, помогла Пушкину четко сформулировать призвание поэта.

К тому моменту, когда Некрасов стал достаточно известным литератором, социальная значимость поэзии утратила свою прежнюю остроту и актуальность. Стихи вновь, как и во времена Жуковского, стали светской забавой, призванной услаждать слух образованных людей. Пытаясь изменить это представление о поэзии, Некрасов в 1855 году создал одно из самых значимых своих произведений под названием «Поэт и гражданин».

Это стихотворение построено на диалоге двух людей, один из которых является литератором и, по-видимому, олицетворяет самого Некрасова, а другой – обычным гражданином своей страны, в меру начитанным и образованным. Их встреча начинается с упреков со стороны гражданина, который призывает поэта вспомнить о своем предназначении и повернуться лицом к собственному народу, которые нуждается в его поддержке. Между тем, поэт пребывает не в самом лучшем душевном состоянии, он «хандрит и еле дышит». Причина столь явной деградации очевидна: литератор не только разуверился в своем творчестве, но и считает, что от него обществу нет абсолютно никакой пользы.

Полемика между гражданином и поэтом по поводу того, что тот же Пушкин открыто заявлял о том, каким именно должен быть человек, взявший на себя смелость создавать стихи, раскрывает неожиданные черты и качества Некрасова. Пожалуй, впервые автор пытается не только иронизировать над своими произведениями, но и признается, что любовная лирика, так почитаемая в обществе, является, по сути, бессмысленной тратой времени для человека, который в состоянии формировать своими произведениями общественное мнение, Вот только является ли Некрасов таким поэтом?

Ответ на этот вопрос дает полемика между гражданином и поэтом, в ходе которой автор признается, что не может причислять себя к великим деятелям русской литературы хотя бы потому, что у России уже есть такие столпы поэзии, как Пушкин и Лермонтов. На что гражданин возражает ему достаточно убедительно, отмечая, что «нет, ты не Пушкин. Но покуда не видно солнца ниоткуда, с твоим талантом стыдно спать». Эту фразу можно расценивать двояко. Однако по отношению к Некрасову она означает лишь то, что на фоне романтических и умильных литературных опусов других авторов его произведения, имеющие социальную подоплеку и вскрывающие язвы современного общества, подобны разорвавшейся бомбе.

Апофеозом этого произведения по праву считается фраза «поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан», которая стала крылатой. Это – своеобразный итог дискуссии поэта и гражданина, который четко расставляет все точки над «i», показывая, что чем бы ни занимался в своей жизни человек, интересы общества не должны быть ему чужды. И если бы каждому из людей удалось это осознать, то мир стал бы намного чище и лучше. И, возможно, тогда бы поэзия имела совершенно другое предназначение, которое было ей свойственно во времена Пушкина, и смогла бы «глаголом жечь сердца людей».


















«Элегия»

Пускай нам говорит изменчивая мода,
Что тема старая «страдания народа»
И что поэзия забыть ее должна.
Не верьте, юноши! не стареет она.
О, если бы ее могли состарить годы!
Процвел бы божий мир!… Увы! пока народы
Влачатся в нищете, покорствуя бичам,
Как тощие стада по скошенным лугам,
Оплакивать их рок, служить им будет муза,
И в мире нет прочней, прекраснее союза!…
Толпе напоминать, что бедствует народ,
В то время, как она ликует и поет,
К народу возбуждать вниманье сильных мира —
Чему достойнее служить могла бы лира?…

Я лиру посвятил народу своему.
Быть может, я умру неведомый ему,
Но я ему служил — и сердцем я спокоен…
Пускай наносит вред врагу не каждый воин,
Но каждый в бой иди! А бой решит судьба…
Я видел красный день: в России нет раба!
И слезы сладкие я пролил в умиленье…
«Довольно ликовать в наивном увлеченье,-
Шепнула Муза мне.- Пора идти вперед:
Народ освобожден, но счастлив ли народ?..

Внимаю ль песни жниц над жатвой золотою,
Старик ли медленный шагает за сохою,
Бежит ли по лугу, играя и свистя,
С отцовским завтраком довольное дитя,
Сверкают ли серпы, звенят ли дружно косы —
Ответа я ищу на тайные вопросы,
Кипящие в уме: «В последние года
Сносней ли стала ты, крестьянская страда?
И рабству долгому пришедшая на смену
Свобода наконец внесла ли перемену
В народные судьбы? в напевы сельских дев?
Иль так же горестен нестройный их напев?..»

Уж вечер настает. Волнуемый мечтами,
По нивам, по лугам, уставленным стогами,
Задумчиво брожу в прохладной полутьме,
И песнь сама собой слагается в уме,
Недавних, тайных дум живое воплощенье:
На сельские труды зову благословенье,
Народному врагу проклятия сулю,
А другу у небес могущества молю,
И песнь моя громка!.. Ей вторят долы, нивы,
И эхо дальних гор ей шлет свои отзывы,
И лес откликнулся… Природа внемлет мне,
Но тот, о ком пою в вечерней тишине,
Кому посвящены мечтания поэта,
Увы! не внемлет он — и не дает ответа…

Анализ стихотворения Некрасова «Элегия»

Николая Некрасова, который посвятил большинство своих произведений народу, описывая его тяжелую долю, нередко называли «мужицким поэтом» и критиковали за то, что он слишком много внимания уделяет быту и жизни крестьян. После отмены крепостного права в 1861 году нападки на поэта со стороны литературных критиков и чиновников усилились, так как он по-прежнему продолжал адресовать свои произведения низшим слоям общества, считая, что их жизнь нисколько не улучшилась.

Наконец, в 1874 году, желая ответить своим оппонентам на незаслуженные упреки и оскорбления, Николай Некрасов написал стихотворение «Элегия», из названия которого можно сделать вывод, что на сей раз речь пойдет о чем-то благородной и изящном. В этом заключалась ирония поэта, который вновь посвятил стихи тяжкой доле своего народа и попытался найти ответ на вопрос, действительно ли крестьянам стало жить лучше после отмены крепостного права?

Стихотворение начинается с обращения к неизвестным оппонентам поэта, которых он убеждает в том, что «тема старая «страдания народа»» все еще актуальна хотя бы потому, что крестьяне, получив свободу, все так же бедствуют. И поэт считает своим долгом обращать внимание «сильных мира» на проблемы обычных людей, считая, что в этом и заключается его предназначение. «Я лиру посвятил народу своему», — отмечает Некрасов, и в этих словах нет ни грамма пафоса. Ведь поэт на собственном опыте узнал, каково это – жить в нищете и порой даже не иметь крыши над головой. Поэтому Некрасов отмечает, что он «сердцем спокоен» и нисколько не сожалеет о том, что героями его произведений являются не взбалмошные светские девицы, чиновники и аристократы, а крестьяне.

Некрасов отмечает, что ему посчастливилось видеть «красный день», когда произошла отмена крепостного права, что вызвало у поэта «сладкие слезы». Однако радость его была недолгой, так как, по уверению автора, муза-вдохновительница приказала идти ему вперед. «Народ освобожден, но счастлив ли народ?», — вопрошает поэт.

Ответ на этот вопрос он пытается найти в повседневной жизни крестьян, которые все так же вынуждены гнуть спину на поле, чтобы прокормить себя и свою семью. Наблюдая за тем, как споро кипит работа во время жатвы, как стройно и слаженно поют женщины, орудуя серпом, а счастливые дети бегут в поле, чтобы передать отцу завтрак, Некрасов отмечает, что подобная картина навевает умиротворение и спокойствие. Однако поэт понимает, что за кажущимся внешним благополучием по-прежнему скрываются проблемы, ведь лишь единицы из этих тружеников села могут рассчитывать на лучшую долю, получение образования и возможность узнать, что жить можно совсем по-другому, зарабатывая не тяжким физическим трудом, а интеллектом.

Поэтому, завершая свою «Элегию», автор отмечает, что он не знает ответа на вопрос, лучше ли теперь живется крестьянам. И даже герои его многочисленных произведений не в состоянии объективно сказать, действительно ли они стали счастливыми. На одной чаще весов – свобода, на другой – голод и нищета, ведь теперь они сами несут ответственность за собственную жизнь и очень часто даже не представляют, как ею распорядиться. При этом Некрасов прекрасно осознает, что естественный процесс миграции вчерашних крепостных уже начался, и этим пользуются их вчерашние хозяева, которые за копейки покупают дармовую рабочую силу, которая не умеет отстаивать свои права в силу безграмотности и впитанного с молоком матери преклонения перед господами. В итоги тысячи вчерашних крестьян обрекают себя и свои семьи на голодную смерть, даже не подозревая о том, что на их труде по-прежнему наживаются те, кто сумел извлечь свою выгоду из отмены крепостного права.







«Умру я скоро. Жалкое наследство…»

Посвящается неизвестному
другу, приславшему мне сти-
отворение «Не может быть»

Умру я скоро. Жалкое наследство,
О родина! оставлю я тебе.
Под гнетом роковым провел я детство
И молодость — в мучительной борьбе.
Недолгая нас буря укрепляет,
Хоть ею мы мгновенно смущены,
Но долгая — навеки поселяет
В душе привычки робкой тишины.
На мне года гнетущих впечатлений
Оставили неизгладимый след.
Как мало знал свободных вдохновений,
О родина! печальный твой поэт!
Каких преград не встретил мимоходом
С своей угрюмой музой на пути?..
За каплю крови, общую с народом,
И малый труд в заслугу мне сочти!

Не торговал я лирой, но, бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука.. Давно я одинок;
Вначале шел я с дружною семьею,
Но где они, друзья мои, теперь?
Одни давно рассталися со мною,
Перед другими сам я запер дверь;
Те жребием постигнуты жестоким,
А те прешли уже земной предел…
За то, что я остался одиноким,
Что я ни в ком опоры не имел,
Что я, друзей теряя с каждым годом,
Встречал врагов всё больше на пути —
За каплю крови, общую с народом,
Прости меня, о родина! прости!

Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ!
И бросить хоть единый луч сознанья
На путь, которым бог тебя ведет,
Но, жизнь любя, к ее минутным благам
Прикованный привычкой и средой,
Я к цели шел колеблющимся шагом,
Я для нее не жертвовал собой,
И песнь моя бесследно пролетела,
И до народа не дошла она,
Одна любовь сказаться в ней успела
К тебе, моя родная сторона!
За то, что я, черствея с каждым годом,
Ее умел в душе моей спасти,
За каплю крови, общую с народом,
Мои вины, о родина! прости!..

Анализ стихотворения Некрасова «Умру я скоро. Жалкое наследство…»

Произведение «Умру я скоро. Жалкое наследство…» написано в 1867 году. Некрасов посвятил его «неизвестному другу», приславшему поэту стихотворение собственного сочинения под названием «Не может быть». В нем аноним выражал протест против слухов, призванных опорочить Николая Алексеевича. Кто же решился поддержать Некрасова, но при этом предпочел оставить в тайне имя? По мнению литературоведов, автор «Не может быть» — Ольга Петровна Мартынова, писательница 50-90-х годов XIX столетия. Женщина творила под несколькими псевдонимами — Ольга П., Павлова Ольга, Павлова О., П-а Ольга. О том, что посвящение Николаю Алексеевичу принадлежит именно ее перу, исследователи узнали из дневника матери писательницы — Ольги Васильевны Мартыновой. Там же указана дата создания «Не может быть» — шестое февраля 1866 года. Ольга Петровна была увлечена творчеством Некрасова. Кроме того, из дневника ее матери становится понятно, что женщина лично знала знаменитого литератора.

«Умру я скоро. Жалкое наследство…» — подведение жизненных итогов. Стихотворение принято относить к так называемой покаянной лирике Некрасова. Среди ее наиболее известных образцов — «Рыцарь на час«, «Памяти Добролюбова«, «Я за то глубоко презираю себя…». Главная тема стихотворений — попытка преодоления внутреннего разлада. Николаю Алексеевичу нередко казалось, что он не в полной мере соответствует высокому идеалу человека и поэта. «Умру я скоро. Жалкое наследство…» — стихотворение-исповедь, преисполненное душевной болью, раскаянием, душевными терзаниями. В нем поэт рассуждает о родине, народе, друзьях, творчестве.

Первая часть произведения — рассказ о детстве и молодости лирического героя. Некрасов повествует о революционных настроениях, царивших в просвещенном обществе. Поэт сравнивает их с бурей. По мнению Николая Алексеевича, если она длится недолго, то способна укрепить бойцов. Вот только в России противостояние с властью затянулось. Люди привыкли молчать. Такая ситуация породила гнетущие впечатления у лирического героя, которые оставили в душе его неизгладимый след. Вторая часть содержит рассуждения на тему не всегда правильного использования лиры. По словам лирического героя, порой она издавала неверные звуки. Скорей всего, Некрасов имеет в виду те стихотворения, которые он написал не столько по велению Музы, сколько для того, чтобы журнал «Современник», издаваемый им, смог удержаться на плаву. Также во второй части лирический герой рассказывает о своем тотальном одиночестве. Многие друзья безвозвратно потеряны. Все больше становится врагов. В заключении лирический герой сокрушается, что недостаточно посредством творчества сделал для русского народа.

В каждой части Некрасов повторяет строку: «За каплю крови, общую с народом…». С ее помощью он подчеркивает свое малое, но все-таки родство с простыми людьми — рабочими, крестьянами. Кроме того, на протяжении всего стихотворения лирический герой обращается к родине и просит у нее прощения.



















«Муза»

Нет, Музы ласково поющей и прекрасной
Не помню над собой я песни сладкогласной!
В небесной красоте, неслышимо, как дух,
Слетая с высоты, младенческий мой слух
Она гармонии волшебной не учила,
В пеленках у меня свирели не забыла,
Среди забав моих и отроческих дум
Мечтой неясною не волновала ум
И не явилась вдруг восторженному взору
Подругой любящей в блаженную ту пору,
Когда томительно волнуют нашу кровь
Неразделимые и Муза и Любовь…

Но рано надо мной отяготели узы
Другой, неласковой и нелюбимой Музы,
Печальной спутницы печальных бедняков,
Рожденных для труда, страданья и оков,-
Той Музы плачущей, скорбящей и болящей,
Всечасно жаждущей, униженно просящей,
Которой золото — единственный кумир…
В усладу нового пришельца в божий мир,
В убогой хижине, пред дымною лучиной,
Согбенная трудом, убитая кручиной,
Она певала мне — и полон был тоской
И вечной жалобой напев ее простой.
Случалось, не стерпев томительного горя,
Вдруг плакала она, моим рыданьям вторя,
Или тревожила младенческий мой сон
Разгульной песнею… Но тот же скорбный стон
Еще пронзительней звучал в разгуле шумном.

Все слышалося в нем в смешении безумном:
Расчеты мелочной и грязной суеты
И юношеских лет прекрасные мечты,
Погибшая любовь, подавленные слезы,
Проклятья, жалобы, бессильные угрозы.
В порыве ярости, с неправдою людской
Безумная клялась начать упорный бой.
Предавшись дикому и мрачному веселью,
Играла бешено моею колыбелью,
Кричала: мщение! и буйным языком
На головы врагов звала господень гром!

В душе озлобленной, но любящей и нежной
Непрочен был порыв жестокости мятежной.
Слабея медленно, томительный недуг
Смирялся, утихал… и выкупалось вдруг
Все буйство дикое страстей и скорби лютой
Одной божественно-прекрасною минутой,
Когда страдалица, поникнув головой,
«Прощай врагам своим!» шептала надо мной…

Так вечно плачущей и непонятной девы
Лелеяли мой слух суровые напевы,
Покуда наконец обычной чередой
Я с нею не вступил в ожесточенный бой.
Но с детства прочного и кровного союза
Со мною разорвать не торопилась Муза:
Чрез бездны темные Насилия и Зла,
Труда и Голода она меня вела —
Почувствовать свои страданья научила
И свету возвестить о них благословила…

Анализ стихотворения Некрасова «Муза»

Некрасов считается одним из наиболее ярких русских поэтов-реалистов, чье творчество передает без прикрас события, очевидцем которых довелось быть автору. Кроме этого, Некрасова нередко называют певцом крестьян, так как большинство его произведений было посвящено жизни и быту низших сословий общества.

Некрасов был достаточно самокритичен, и свои произведения оценивал с точки зрения пользы, которую они могут принести обществу. Поэтому он нередко признавался, что является никудышным поэтом – его стихи не в состоянии разбудить людей, заставить их действовать и что-то менять в своей жизни. Конечно, автор не учитывал тот факт, что большинство посылов в своем творчестве адресованы тем самым крестьянам, которые попросту не умеют читать. Что касается русской интеллигенции, то времена Пушкина, когда одно рифмованное четверостишье могло заставить их взяться за оружие и организовать восстание декабристов, остались в далеком прошлом.

Давая оценку своему творчеству, Николая Некрасов в 1852 году написал стихотворение «Муза», в котором попытался объяснить, что именно вдохновляет его на создание поэтических произведений. С первых строчек стихотворения становится ясно, что муза Некрасова – это не эфемерная барышня, которая заставляет сердце биться сильнее и острее чувствовать прекрасное. «Не помню над собой я песни сладкогласной!», — отмечает автор, намекая на свое безрадостное детство и весьма непростую юность, когда без средств к существованию он вынужден был сбежать из дома от отца-тирана. Однако и в более поздние годы «неразделимые и Муза и Любовь» к поэту так и не явились.

Испытав на собственно опыте все трудности нищенского существования, поэты отмечает, что слишком рано над ним «отяготели узы» совершенно другой «неласковой и нелюбимой Музы», которая открыла поэту глаза на настоящую жизнь, лишенную светского лоска и хороших манер. Образ «той Музы, плачущей, скорбящей и болящей», для которой материальные блага – «единственный кумир», всю жизнь преследовал Некрасова, не давая ему ни на мгновение забыть о том, что он увидел в петербургских трущобах и русских селах, похожих друг на друга в своей нищете, как братья-близнецы.

По мнению поэта, муза научила его ненавидеть, с ее помощью он познал жажду мщения и слишком рано забыл о своих юношеских мечтах, прекрасных и честолюбивых. Муза пела ему «разгульные песни», вкладывая их в уста пьяных мужиков, «напев ее простой» больше походил на стон или же бесконечную жалобу. Иногда муза поэта предавалась «дикому и мрачному веселью», призывая автора «начать упорный бой» и предлагая ему в помощь «господень гром», который должен был обрушиться на головы тех, кто затопил Россию кровью и слезами.

Но такие порывы были нечастыми и непродолжительными. Обессиленная муза, которая у автора ассоциируется с русским народом, порабощенными и бесправным, очень скоро, «поникнув головой», нашептывала поэту просьбу прощать врагов своих. Эта исконно славянская покорность, с которой с самого детства сталкивался Некрасов, пожалуй, произвела на поэта самое большое впечатление. До самой смерти он пытался разгадать эту нелепую и нелогичную загадку русской души, не понимая, почему десятки тысяч людей так безропотно и бессловесно позволяют издеваться над собой горстке помещиков, расправиться с которыми при желании не составляет труда.

В то же время поэт признается, что и сам он не смел перечить музе, которая часто просто молча вела его «чрез бездны темные Насилия и Зла». И именно муза, а, точнее, русский народ, научили Некрасова «почувствовать свои страданья» и «свету возвестить о них благословила».



«Мы с тобой бестолковые люди…»

Мы с тобой бестолковые люди:
Что минута, то вспышка готова!
Облегченье взволнованной груди,
Неразумное, резкое слово.

Говори же, когда ты сердита,
Все, что душу волнует и мучит!
Будем, друг мой, сердиться открыто:
Легче мир — и скорее наскучит.

Если проза в любви неизбежна,
Так возьмем и с нее долю счастья:
После ссоры так полно, так нежно
Возвращенье любви и участья…

Анализ стихотворения Некрасова «Мы с тобой бестолковые люди…»

Личная жизнь Некрасова вызывала осуждение у многих его знакомых. Все дело в том, что начинающий литератор не только влюбился в замужнюю женщину, но и переехал жить в ее дом, деля кров с законным супругом. Безумный и вопиющий по своей дерзости роман с Авдотьей Панаевой продолжался почти 16 лет, и его кульминацией стало рождение общего ребенка, который прожил всего несколько недель. После его смерти отношения между возлюбленными стали ухудшаться, и вскоре они расстались.

Одной из причин разрыва сам Некрасов считал невыносимую атмосферу, которая царила в доме Панаевых. Он ревновал свою возлюбленную к законному супругу, а она периодически устраивала безобразные сцены с руганью и битьем посуды. Примечательно, что это совершенно не мешало этой необычной троице прекрасно ладить, когда речь заходила о работе. Панаев и Некрасов в этот период возрождали журнал «Современник», а Авдотья являлась владелицей литературного салона, где регулярно проходили встречи с молодыми писателями и поэтами. К слову, в сети Авдотьи Панаевой, которая на тот момент считалась одной из самых привлекательных женщин Петербурга, угодили многие литераторы, включая Федора Достоевского. Однако она ответила взаимностью лишь Некрасову, став не только его любовницей, но и единомышленником. Именно при ее участии был создан так называемый «панаевский цикл» произведений, куда вошли не только стихи, но и повести Некрасова. Часть своих творений автор посвятил избраннице, и среди них – стихотворение «Мы с тобой бестолковые люди…», написанное в 1851 году. В это время роман поэта с Авдотьей Панаевой был в самом разгаре, однако первые признаки предстоящей разлуки уже давали о себе знать. Выражались они в постоянных ссорах влюбленных, и эти непростые взаимоотношения Некрасов характеризует одной емкой фразой: «Что минута, то вспышка готова!». Действительно, одно необдуманное слово или же недостаточно нежный взгляд могли спровоцировать сору. Поэтому, обращаясь к своей избраннице, Некрасов просит: «Говори же, когда ты сердита, все, что душу волнует и мучит!». Автор считает, что если с самого начала не сдерживать свое раздражение и давать возможность ему выплескиваться наружу, то вспышки гнева будут менее бурными. Да и сам он сможет вовремя остановиться, не доводя ситуацию до скандала.

Вместе с тем, Некрасов видит особую прелесть в таких будничных ссорах, которые считает неизбежными, но при этом полагает, что и они могут привнести во взаимоотношения двух влюбленных людей особую пикантность. «После ссоры так полно, так нежно возвращенье любви и участья…», — считает поэт.


«О Муза! я у двери гроба!…»

О Муза! я у двери гроба!
Пускай я много виноват,
Пусть увеличит во сто крат
Мои вины людская злоба —
Не плачь! завиден жребий наш,
Не наругаются над нами:
Меж мной и честными сердцами
Порваться долго ты не дашь
Живому, кровному союзу!
Не русский — взглянет без любви
На эту бледную, в крови,
Кнутом иссеченную Музу…

Анализ стихотворения Некрасова «О Муза! я у двери гроба!…»

Согласно свидетельству родной сестры Некрасова Анны Буткевич, стихотворение «О Муза! я у двери гроба!..» — последнее произведение, написанное Николаем Алексеевичем перед самой смертью. Неудивительно, что в нем затрагивается тема поэта и поэзии. Именно она была важнейшей для Некрасова в течение всей жизни. Одно из первых ее упоминаний встречается в небольшой зарисовке 1848 года «Вчерашний день, часу в шестом…». В этом стихотворении лирический герой рассказывает о том, как во время прогулки по Сенной площади в Петербурге увидел картину избиения кнутом молодой крестьянки. В последних двух строках он назвал Музу родной сестрой той несчастной женщины. Удивительным образом переплетаются два некрасовских стихотворения, написанных с промежутком почти в тридцать лет. В произведении «О Муза! я у двери гроба!..» транслируется сходная мысль. Некрасов характеризует Музу следующими словами: «бледная», «в крови», «иссеченная кнутом».

Естественно, совпадение, описанное выше, неслучайно. Музу свою Николай Алексеевич сравнивал с крестьянкой, подчеркивая народность собственных стихотворений. Кроме того, он имел в виду трудности, с которыми сталкивался на протяжении всего творческого пути. В разное время критики и официальная цензура находили множество поводов для гонений на Некрасова. Например, после реформы 1861 года его обвиняли в устаревшем подходе к проблемам крестьян. Якобы простой народ начал жить хорошо, а знаменитый литератор почему-то упорно продолжает сокрушаться о его нелегкой доле. Не раз критиковали Некрасова и за преданность социальной тематике. Даже Фет, редко участвовавший в различных публичных полемиках, отказывался считать Николая Алексеевича из-за этого истинным поэтом.

В стихотворении «О Муза! я у двери гроба!..» есть отсылка к еще одному произведению Некрасова – «Муза» (1852). В нем поэт в очередной раз подтверждает верность своей Музе – выразительнице народных чаяний. Союз с ней Николай Алексеевич называет «прочным и кровным». В последнем стихотворении эта мысль несколько видоизменена. Муза становится связующим звеном между поэтом и «честными сердцами». Место прилагательного «прочный», относящегося к союзу, занимает определение «живой». При этом Некрасов не отказывается от эпитета «кровный». Союз с «честными сердцами» необыкновенно важен для Николая Алексеевича. Он служит своеобразным ключом к бессмертию. Поэт жив, пока народ помнит его творчество, пока находит лирика отклик в людских душах.

В начале стихотворения герой говорит, что он «много виноват». Мотив вины стихотворца перед Музой, перед народом не единожды встречается у Некрасова. Николай Алексеевич часто раскаивался, что свой талант направлял не в то русло. Как правило, имеются в виду его произведения, написанные не повелению Музы, а для поддержания существования журнала «Современник», во главе которого он стоял на протяжении почти двадцати лет.

Среди либерально настроенных людей второй половины девятнадцатого столетия творчество Некрасова пользовалось огромной популярностью. Несмотря на это, современники не смогли в полной мере оценить лирику Николая Алексеевича. Столь важная задача легла на плечи литературоведов века двадцатого. Вполне очевидно, что порой Некрасов слишком увлекался остросоциальной тематикой в ущерб художественной ценности стихотворений. Он и сам это прекрасно понимал, прося не включать некоторые свои произведения в сборники. Тем не менее, новизна и оригинальность слога Николая Алексеевича оказали огромное влияние на русскоязычную поэзию.



«Я не люблю иронии твоей…»

Я не люблю иронии твоей.
Оставь ее отжившим и не жившим,
А нам с тобой, так горячо любившим,
Еще остаток чувства сохранившим,-
Нам рано предаваться ей!

Пока еще застенчиво и нежно
Свидание продлить желаешь ты,
Пока еще кипят во мне мятежно
Ревнивые тревоги и мечты —
Не торопи развязки неизбежной!

И без того она не далека:
Кипим сильней, последней жаждой полны,
Но в сердце тайный холод и тоска…
Так осенью бурливее река,
Но холодней бушующие волны…

Анализ стихотворения Некрасова «Я не люблю иронии твоей…»

В 1842 году Николай Некрасов познакомился с Авдотьей Панаевой, супругой писателя, в доме у которого часто собирались литераторы. Эта женщина, обладающая не только публицистическим даром, но и незаурядной внешностью, в прямом смысле слова пленила начинающего поэта. Впрочем, жертвой чар Панаевой стали многие завсегдатаи литературного салона, но лишь Некрасову она ответила взаимностью.

Этот роман длился без малого 20 лет, принеся много страданий не только влюбленным, но и супругу Панаевой. Он вынужден был стать не только участником любовного треугольника, но и жил под одной крышей с супругой и ее избранником. Однако после смерти ребенка, который родился у Панаевой от Некрасова в 1849 году, отношения между любовниками стали охладевать.

В 1850 году, понимая, что разрыв неизбежен, Некрасов создает стихотворение «Я не люблю иронии твоей…», посвященное взаимоотношениям с избранницей. Он отмечает, что когда-то испытывал очень нежные чувства к этой женщине, которая не менее сильно была влюблена в поэта. Однако время способно не только сгладить ненависть, но и уничтожить любовь. Именно это, по мнению Некрасова, и произошло после смерти малыша, словно бы разорвалась некая невидимая нить, связывающая двух людей. Поэт осознает, что любовь еще до конца не угасла, отмечая: «Пока еще застенчиво и нежно свидание продлить желаешь ты». Но все признаки предстоящей разлуки уже проявили себя, и автор понимает, что никто не в силах повернуть время вспять. Он просит у своей избранницы лишь одного: «Не торопи развязки неизбежной!».

О том, что она скоро настанет, сомневаться не приходится, хотя Некрасов отмечает, что оба они все еще «последней жаждой полны». Но ирония возлюбленной, которая так не нравится поэту, лучше всяких слов указывает на то, что этот роман очень скоро завершится расставанием, ведь «в сердце тайный холод и тоска» поселились после смерти сына.

Правда, Николай Некрасов всеми силами пытался спасти этот противоречивый союз, поэтому он распался лишь в начале 60-х годов. Причем, произошло это вопреки ожиданиям поэта, который рассчитывал, что смерть супруга Панаевой заставит ее пересмотреть свои взгляды на взаимоотношения с поэтом. Тем не менее, эта женщина не стала связывать свою дальнейшую жизнь с Некрасовым, решив остаться свободной и больше не вступать в брак, на который поэт так рассчитывал. В итоге пара рассталась, что и предсказал автор, в глубине души надеявшийся на то, что Панаева все же выйдет за него замуж.












«Блажен незлобивый поэт…»

Блажен незлобивый поэт,
В ком мало желчи, много чувства:
Ему так искренен привет
Друзей спокойного искусства;

Ему сочувствие в толпе,
Как ропот волн, ласкает ухо;
Он чужд сомнения в себе —
Сей пытки творческого духа;

Любя беспечность и покой,
Гнушаясь дерзкою сатирой,
Он прочно властвует толпой
С своей миролюбивой лирой.

Дивясь великому уму,
Его не гонят, не злословят,
И современники ему
При жизни памятник готовят…

Но нет пощады у судьбы
Тому, чей благородный гений
Стал обличителем толпы,
Ее страстей и заблуждений.

Питая ненавистью грудь,
Уста вооружив сатирой,
Проходит он тернистый путь
С своей карающею лирой.

Его преследуют хулы:
Он ловит звуки одобренья
Не в сладком ропоте хвалы,
А в диких криках озлобленья.

И веря и не веря вновь
Мечте высокого призванья,
Он проповедует любовь
Враждебным словом отрицанья, —

И каждый звук его речей
Плодит ему врагов суровых,
И умных и пустых людей,
Равно клеймить его готовых.

Со всех сторон его клянут
И, только труп его увидя,
Как много сделал он, поймут,
И как любил он — ненавидя!

Анализ стихотворения Некрасова «Блажен незлобивый поэт…»

Николай Некрасов, как и многие его предшественники, нередко задавался вопросом о том, какая роль в обществе отведена литератору. Размышляя на эту тему, в 1852 году он создал стихотворение «Блажен незлобивый поэт…», посвященное годовщине смерти Николая Гоголя. Имя адресата ни разу не упоминается в этом произведении, так как к тому моменту Гоголь находился в опале. Однако Некрасов был убежден, что Россия потеряла одного из величайших русских писателей, вклад которого в литературу еще предстоит оценить потомкам.

В своем стихотворении автор проводит четкую грань между поэтами, творчество которых нравится обывателям, и теми, чьи стихи вызывают у читателей бурю возмущения. Первых он называет незлобивыми и блаженными, так как они всегда живут в мире с самими собой и с окружающими. Их стихи лишены критики и сарказма, но при этом не заставляют задумываться людей над проблемами, которые есть у каждого. Такой поэт «прочно властвует толпой с своей миролюбивой лирой» и при этом может рассчитывать на то, что памятник от благодарных почитателей будет поставлен ему еще при жизни. Но пройдут года, и его творчество, не несущее в себе ни крупицы рационализма, пустое и лишенное истинных эмоций, канет в небытие.

Вторая категория поэтов – это прирожденные бунтари, которые не только видят все пороки и недостатки общества, но и вскрывают их в своих произведениях. Поэтому вполне естественно, что их стихи не любит никто. Даже здравомыслящие люди, осознающие, что каждая строчка такого обличительного стихотворения призвана изменить мир к лучшему, предпочитают присоединиться к возмущенной толпе, в которой «со всех сторон» клянут автора. Более того, его совершенно не воспринимают всерьез, так как обида от справедливо, но подчас очень жесткой критики, мешает осознать, что в стихах есть доля истины.

Однако хулу и проклятия в свой адрес такой поэт воспринимает, как «звуки одобренья», понимая, что сумел затронуть стихами душу людей, вызвать у них пусть и негативные, но все же яркие эмоции. В его словах, подчас обидных и грубых, любви и справедливости гораздо больше, чем в елейных речах того, кто предпочитает критике хвалебные оды. Но, к сожалению, судьба поэта-бунтаря всегда трагична: выступив против общества, он никогда не сможет рассчитывать на признание. И лишь после его смерти те, кто считал такого поэта смутьяном и невеждой, «как много сделал он, поймут, и как любил он – ненавидя!».


«Внимая ужасам войны…»

Внимая ужасам войны,
При каждой новой жертве боя
Мне жаль не друга, не жены,
Мне жаль не самого героя…
Увы! утешится жена,
И друга лучший друг забудет;
Но где-то есть душа одна —
Она до гроба помнить будет!
Средь лицемерных наших дел
И всякой пошлости и прозы
Одни я в мир подсмотрел
Святые, искренние слезы —
То слезы бедных матерей!
Им не забыть своих детей,
Погибших на кровавой ниве,
Как не поднять плакучей иве
Своих поникнувших ветвей…

Анализ стихотворения Некрасова «Внимая ужасам войны…»

Исторически так сложилось, что Россия на протяжении всей своей истории постоянно принимала участие в различных военных компаниях. Однако честь отечества защищали не столько именитые полководцы, сколько обычные крестьяне. Даже после отмены крепостного права срок солдатской службы составлял 25 лет. Это означало, что молодой парень, призванный в солдаты, возвращался домой уже стариком. Если, конечно, ему удавалось выжить в смертельной схватке с очередным внешним врагом русской державы.

Николай Некрасов родился уже после того, как Россия одержала победу над французами в 1812 году. Однако даже из его родового имения постоянно забирали крестьян на военную службу. Многие из них так и не вернулись домой, оставшись лежать в кавказских степях. С самого детства поэт видел, сколько горя семьям приносили известия о том, что на очередной войне погиб отец, сын или же брат. Однако будущий поэт понимал, что время лечит, и с такой потерей вскоре смиряются практически все, кроме матерей, для которых гибель собственного ребенка является одним из самых страшных и горьких испытаний.

В 1855 году под впечатлением от очередной поездки в родное имение Николая Некрасов написал стихотворение «Внимая ужасам войны…», в котором попытался морально поддержать всех матерей, которые по воле рока лишились своих сыновей. Рассуждая на тему жизни и смерти, поэт пишет о том, что «при каждой новой жертве боя мне жаль не друга, не жены, мне жаль не самого героя».

Автор подчеркивает, что какой бы глубокой ни была душевная рана, рано или поздно она все равно затянется. Вдова найдет утешение в повседневных хлопотах, дети вырастут с мыслью о том, что их отец не зря отдал свою жизнь за родину. Однако матери погибших солдат никогда не смогут справиться со своим всепоглощающим горем и смириться с такой утратой. «Она до гроба не забудет!», — отмечает поэт, подчеркивая, что слезы матери, потерявшей на войне сына, являются «святыми» и «искренними». Таким женщинам никогда не оправиться от удара, который они получили от судьбы, «как не поднять плакучей иве своих поникнувших ветвей».

Несмотря на то, что это стихотворение было написано полтора века назад, оно не утратило актуальность и в наши дни. Вряд ли Некрасов мог предположить, что даже в 21 веке Россия по-прежнему будет воевать. Однако он знал наверняка, что единственными людьми, которые будут всегда помнить погибших воинов, являются их старенькие матери, для которых их сыновья всегда останутся самыми лучшими.





















«Тройка» Николай Некрасов

Что ты жадно глядишь на дорогу
В стороне от весёлых подруг?
Знать, забило сердечко тревогу —
Всё лицо твоё вспыхнуло вдруг.

И зачем ты бежишь торопливо
За промчавшейся тройкой вослед?..
На тебя, подбоченясь красиво,
Загляделся проезжий корнет.

На тебя заглядеться не диво,
Полюбить тебя всякий не прочь:
Вьётся алая лента игриво
В волосах твоих, чёрных как ночь;

Сквозь румянец щеки твоей смуглой
Пробивается лёгкий пушок,
Из-под брови твоей полукруглой
Смотрит бойко лукавый глазок.

Взгляд один чернобровой дикарки,
Полный чар, зажигающих кровь,
Старика разорит на подарки,
В сердце юноши кинет любовь.

Поживёшь и попразднуешь вволю,
Будет жизнь и полна и легка…
Да не то тебе пало на долю:
За неряху пойдёшь мужика.

Завязавши под мышки передник,
Перетянешь уродливо грудь,
Будет бить тебя муж-привередник
И свекровь в три погибели гнуть.

От работы и чёрной и трудной
Отцветёшь, не успевши расцвесть,
Погрузишься ты в сон непробудный,
Будешь няньчить, работать и есть.

И в лице твоём, полном движенья,
Полном жизни — появится вдруг
Выраженье тупого терпенья
И бессмысленный, вечный испуг.

И схоронят в сырую могилу,
Как пройдёшь ты тяжёлый свой путь,
Бесполезно угасшую силу
И ничем не согретую грудь.

Не гляди же с тоской на дорогу
И за тройкой вослед не спеши,
И тоскливую в сердце тревогу
Поскорей навсегда заглуши!

Не нагнать тебе бешеной тройки:
Кони крепки и сыты и бойки,-
И ямщик под хмельком, и к другой
Мчится вихрем корнет молодой…

Анализ стихотворения Некрасова «Тройка»

Русского поэта Николая Некрасова по праву считают певцом женской доли. В его творчестве можно найти множество произведений, посвященных русским женщинам – красавицам, умницам и отменным хозяйкам, которых, увы, не балует судьба.

Одним из таких рифмованных жизнеописаний нелегкой женской доли является стихотворение «Тройка», созданное потом в 1846 году. Следует отметить, что до отмены крепостного права на Руси оставалось еще без малого 15 лет. Поэтому русские женщины в селах находились на положении самых настоящих рабынь. Родившись в многодетной семье, они с самого детства были приучены к тяжелому крестьянскому труду. Однако многие из юных девушек не хотели мириться со своей незавидной участью и мечтали о сказочных принцах. Поэтому господская тройка с кучером и молодым барином вызывала у русских красавиц неподдельный интерес. Ведь в одном из таких экипажей может оказаться тот самый суженый, который влюбится в простую сельскую девушку и увезет ее с собой.

Однако с присущим Некрасову реализмом в стихотворении «Тройка» показана совсем иная картина, гнетущая и безрадостная. Поэт обращается одновременно ко всем молодым крестьянкам, вопрошая: «И зачем ты бежишь торопливо за промчавшейся тройкой вослед?». Автор знает ответ на этот вопрос, так как в русскую красавицу не трудно влюбиться. Ведь «взгляд один чернобровой дикарки» способен свести с ума и пылкого юношу, и убеленного сединами старика. «Будет жизнь и полна и легка», — отмечает поэт, но тут же сразу поправляет сам себя, утверждая, что большинству сельских девушек выпадет совсем иная доля. И пределом их мечтаний, в конце концов, окажется «неряха мужик», который не прочь выпить и всегда рад поучить свою жену уму-разуму при помощи кулаков. Так как после свадьбы на Руси молодожены обычно селились в доме супруга, то Некрасов предрекает девушкам весьма незавидную долю. Отныне им придется тащить на своих хрупких плечах огромное домашнее хозяйство, и при этом терпеть издевательства со стороны новых родственников, особенно свекрови, которая будет «в три погибели гнуть» невестку. Непростой крестьянский быт, который построен на ежедневном уходе за домашними животными, уборкой, приготовлением пищи, присмотром за детьми и работой в поле, со временем превратит вчерашнюю красавицу в безобразную старуху, на лице которое застыло «выраженье тупого терпенья и бессмысленный, вечны испуг». Век женщины на Руси короток, и вскоре ее ждет сырая могила, которой она отдаст свою «бесполезно угасшую силу и ничем не согретую грудь».

Предвидя подобное развитие событий, Некрасов просит сельских девушек смириться со своей незавидной участью и не мечтать о том, чему сбыться не суждено. «Не гляди ж ты с тоской на дорогу и за тройкой вослед не спеши», — увещевает автор сельских красавиц, заранее зная, что впереди их ждет лишь разочарование. Хотя бы потому, что нагнать белую тройку девушкам не удастся как в прямом, так и в переносном смысле. Ведь ее пассажиры – люди из другого мира, которым нет никакого дела до сельских красавиц, мечтающих о сытой, спокойной и счастливой жизни. Поэтому « к другой мчится вихрем корнет молодой», для которого повстречавшаяся на пути крестьянка является неотъемлемой частью русского пейзажа, унылого, обыденного и не вызывающего абсолютно никакого интереса.

Что же до мечтаний юных девушек, то это – единственное светлое пятнышко в их беспросветной крестьянской жизни. Однако поэт считает, что о нем нужно забыть как можно скорее, чтобы избавиться от «тоскливой в сердце тревоги», способной омрачить сельской красавице и без того нелегкую жизнь.


«Еду ли ночью по улице темной...»

Еду ли ночью по улице темной,
Бури заслушаюсь в пасмурный день —
Друг беззащитный, больной и бездомный,
Вдруг предо мной промелькнет твоя тень!
Сердце сожмется мучительной думой.
С детства судьба невзлюбила тебя:
Беден и зол был отец твой угрюмый,
Замуж пошла ты — другого любя.
Муж тебе выпал недобрый на долю:
С бешеным нравом, с тяжелой рукой;
Не покорилась — ушла ты на волю,
Да не на радость сошлась и со мной...
Помнишь ли день, как, больной и голодный,
Я унывал, выбивался из сил?
В комнате нашей, пустой и холодной,
Пар от дыханья волнами ходил.
Помнишь ли труб заунывные звуки,
Брызги дождя, полусвет, полутьму?
Плакал твой сын, и холодные руки
Ты согревала дыханьем ему.
Он не смолкал — и пронзительно звонок
Был его крик... Становилось темней;
Вдоволь поплакал и умер ребенок...
Бедная! слез безрассудных не лей!
С горя да с голоду завтра мы оба
Так же глубоко и сладко заснем;
Купит хозяин, с проклятьем, три гроба —
Вместе свезут и положат рядком...
В разных углах мы сидели угрюмо.
Помню, была ты бледна и слаба,
Зрела в тебе сокровенная дума,
В сердце твоем совершалась борьба.
Я задремал. Ты ушла молчаливо,
Принарядившись, как будто к венцу,
И через час принесла торопливо
Гробик ребенку и ужин отцу.
Голод мучительный мы утолили,
В комнате темной зажгли огонек,
Сына одели и в гроб положили...
Случай нас выручил? Бог ли помог?
Ты не спешила печальным признаньем,
        Я ничего не спросил,
Только мы оба глядели с рыданьем,
Только угрюм и озлоблен я был...
Где ты теперь? С нищетой горемычной
Злая тебя сокрушила борьба?
Или пошла ты дорогой обычной
И роковая свершится судьба?
Кто ж защитит тебя? Все без изъятья
Именем страшным тебя назовут,
Только во мне шевельнутся проклятья —
        И бесполезно замрут!...

Анализ стихотворения Н. А. Некрасова «Еду ли ночью по улице темной...»

Только во мне шевельнутся проклятья - И бесполезно замрут!.. Н. А. Некрасов Николай Алексеевич Некрасов - большой и разноплановый поэт. В своем творчестве он сумел отразить все оттенки русской ясизни, выделил ее "темные стороны" во всей их драматичности и незаурядности. Некрасов не только "заземлил поэзию любви, но и поэтизировал ее прозу". Сколько светлого и доброго Николай Алексеевич сказал о так называемой падшей женщине, предупреждая во многом картины и образы Достоевского. Очень тонко это сделано в стихотворении "Еду ли ночью по улице темной...", после которого Н. Г. Чернышевский заявил, что Россия приобретает великого поэта. Тургенев, прохладно относившийся к демократической поэзии Некрасова, по поводу этого стихотворения писал В. Г. Белинскому: "...его стихотворение меня совершенно с ума свело, денно и нощно твержу я удивительное произведение и уже наизусть выучил". В этом произведении органично слились голос героя и автора, они плавно перетекают от одного к другому, составляя необыкновенную ткань повествования. Этот художественный прием, хорошо известный в народной лирической песне, естественно вошел и в поэзию Некрасова. Вначале явственно звучит голос поэта-рассказчика, ощущается его искренняя боль за человека и льется грустная повесть о "судьбе героини". Вдруг предо мной промелькнет твоя тень! Сердце сожмется мучительной думой. С детства судьба невзлюбила тебя: Беден и зол был отец твой угрюмый, Замуж пошла ты - другого любя: Муж тебе выпал недобрый на долю: С бешеным нравом, с тяжелой рукой; Не покорилась - ушла ты на волю, Да не на радость сошлась и со мной. Изящно, почти неуловимо рассказ переходит к герою, хотя сердечному человеку, но безвольному, не умеющему да и не желающему видеть реальный мир со всеми его трудностями и |печалями. Ему "удобно" быть "слепым и глухим" даже к горю рядом живущего человека. И лишь позднее раскаяние как-тс примиряет читателя с непритязательным героем. Я задремал. Ты ушла молчаливо, Принарядившись, как будто к венцу, И через час принесла торопливо Гробик ребенку и ужин отцу... Как это удобно, делать вид, что ничего не понимаешь, не догадываешься об источниках "благодеяний", вдруг свалившихся с неба. Поэт никого открыто не осуждает, но читатель чувствует подспудно его иронию над героем. Это безмолвный суд, и оттого он еще зримее встает перед читателем. Случай нас выручил? Бог ли помог? Ты не спешила печальным признаньем, Я ничего не спросил, Только мы оба глядели с рыданьем, Только угрюм и озлоблен я был... Не потому ли позднее прозрение и раскаяние героя шевельнулись все же в душе, не позволив осудить ту, которую он уже ранее предал. Где ты теперь? С нищетой горемычной Злая тебя сокрушила борьба? Или пошла ты дорогой обычной, И роковая свершится судьба? Кто ж защитит тебя? Все без изъятья Именем страшным тебя назовут, Только во мне шевельнутся проклятья - И бесполезно замрут! Небольшое по объему стихотворение вместило трагизм целой судьбы, даже не одной. Такая концентрация событий "нужна" поэту, чтобы показать истинных виновников "падения" героини: общественную несправедливость, злую судьбу и бездействие рядом живущего, казалось, взявшего на себя ответственность за любимую женщину, но так и не сумевшего дать ей покоя и счастья.


Источники:

http://pishi-stihi.ru/

http://www.school-city.by/index.php?option=com_content&task=view&id=166&Itemid=110


26

  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Краткое описание документа:

В подборку вошли стихотворения Н.А.Некрасова «Рыцарь на час», «В дороге», «Надрывается сердце от муки...», «Душно! Без счастья и воли...», «Поэт и гражданин», «Элегия», «Умру я скоро...», «Муза», «Мы с тобой бестолковые люди...», «О Муза! Я у двери гроба...», «Я не люблю иронии твоей...», «Блажен незлобивый поэт...», «Внимая ужасам войны...», «Тройка», «Еду ли ночью по улице темной...».

Общая информация
Учебник: «Литература (в 2 частях)», Лебедев Ю.В.
Тема: Николай Алексеевич Некрасов

Номер материала: ДБ-911748

Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении литературы «серебряного века» в современной школе»
Курс повышения квалификации «История русской литературы конца 20 - начала 21 вв. и особенности ее преподавания в новой школе»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении русской литературы последней трети XIX века в современной школе»
Курс повышения квалификации «Основы местного самоуправления и муниципальной службы»
Курс повышения квалификации «Управление финансами: как уйти от банкротства»
Курс профессиональной переподготовки «Логистика: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Маркетинг в организации как средство привлечения новых клиентов»
Курс повышения квалификации «Основы менеджмента в туризме»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Использование элементов театрализации на уроках литературного чтения в начальной школе»
Курс профессиональной переподготовки «Организация деятельности помощника-референта руководителя со знанием иностранных языков»
Курс профессиональной переподготовки «Управление сервисами информационных технологий»
Курс профессиональной переподготовки «Метрология, стандартизация и сертификация»
Курс профессиональной переподготовки «Эксплуатация и обслуживание общего имущества многоквартирного дома»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.