Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Иностранные языки / Статьи / Стратегии поведения в англоязычной стране.

Стратегии поведения в англоязычной стране.

  • Иностранные языки

Поделитесь материалом с коллегами:

Стратегии речевого поведения в англоязычной стране.


В своем выступлении я бы хотела обратить внимание на основные особенности англоязычной коммуникации (в сопоставлении с русской), определить причины трудностей, возникающих при общении россиян с англоговорящим собеседником и показать некоторые пути их преодоления с целью обеспечения аффективного взаимодействия.

Существенное отличие речевого поведения британцев и американцев от привычного для россиян связаны с расхождениями в трактовке вежливости. Вежливое общение соотносится с выполнением принятых в конкретном обществе социальных установок, варьирующихся от культуры к культуре. Гладкому течению беседы и взаимопониманию способствуют их совпадение, а их отсутствие влечет за собой приписывание норм, принятых в родной культуре. При этом взаимное непонимание или конфликтная ситуация нередко имеют единый источник – отсутствие знаний о том, что считается нормой.

Исторически в русской коммуникативной культуре вежливость относилась к сфере морально-этической: человека принимали таким, каков он есть, стремление казаться лучше обычно трактовались негативно – как лицемерие. Вежливость в русской традиции немыслима без таких составляющих, как интуиция и тактичность, учтивость и участливость, спонтанность выражения эмоций и неподдельный интерес, а само понятие общение – одно из ключевых. В целом россияне склонны к прямому выражению оценки, к критическому высказываниям, скупы на комплименты и похвалу. Естественность, являющаяся доминантой русскоязычного общения, определяет такие его черты, как однозначность, прямолинейность и эмоциональность.

Для англоязычного общения такую доминанту можно обозначить как конвенциональность, или ритуализованность, что отражает прагматические установки индивидуалиста, опирающихся на принцип невмешательства: mind your own business. Этот принцип соотносится к ключевым для англо-американской традиции понятием privacy, которым подчеркивается желательность изоляции от окружающих и свободы, выражающуюся в его внешней независимости и в недопустимости стороннего вмешательства в личную жизнь как эту его свободу ограничивающего.

Стремление изолироваться понятно и естественно и признаётся своего рода универсальным. Однако именно эта маленькая стенка становится непреодолимой преградой при общении с англоязычным собеседником. Данную черту мировосприятия, преломившуюся в стереотипных представлениях о британской холодности и сдержанности, можно условно обозначить как дистанцированность. Дистанцированность основана на сильно развитом ощущении неприкосновенности частной собственности. Американцы и британцы, ориентированные на материальное развитие, обнаруживают тенденцию к сосредоточенности на эгоистических интересах, что отражается в стремлении к расширению личной территории и сферы влияния.

Очевидно, что множественность аналогичных экспансивных устремлений вынуждает к поиску компромисса – чтобы избежать столкновения интересов и сохранить свои позиции.

Логическим следствием этого является необходимость манипулирования. Общая направленность такой манипулятивной коммуникации заключается в том, чтобы гибко реагируя на реплики собеседника, избегать прямой конфронтации.

В связи с этим правила приличия и этикетной вежливости на уровне речи призваны всемерно способствовать смягчению насильственного характера соответствующих высказываний , сообщая директивам оттенок неоднозначности, создавая видимость возможного выбора, а также регулирует эмоциональный настрой в диапазоне от «коммуникативного пессимизма» до «коммуникативного оптимизма». Таким образом, для англоязычного общения характерна высокая степень неоднозначности некатегорийности и эмотивности.

Для эффективного контакта с англоговорящим собеседником россиянину следует руководствоваться коммуникативными правилами:

1.Соблюдайте регламент, меру и оппозицию.

2. Соблюдайте дистанцию, держите собеседника на расстоянии.

Первое правило основано на соблюдение общепринятых требований и предполагает знание структуры процесса общения и допустимой тематики. Второе правило предполагает знание стратегий, позволяющих употребляй различные речевые средства адекватно поставленным коммуникативным задачам.

Коммуникативная стратегия – это совокупность языковых средств и речевых приёмов для достижения намеченной цели общения. Группы стратегий , определяемые с учетом таких факторов, как речевая ситуация и цель общения, степень близости знакомства, социальный статус собеседника и др. обобщённо можно представить следующим образом:

Макростратегия маневрирования Макростратегия реагирования

1.стратегия дистанцирования 1.стратегияподдержки собеседника

2.стратегия уклонения 2.стратегия поддержания контакта

3.стратегия намёка

Если макростратегия маневрирования ориентирована на любого из говорящих, то макростратегия

реагирования адресована преимущественно слушателю, который, не перехватывая инициативы, заполняет паузы, оживляя беседу отдельными репликами и выполняя свою основную функцию-поддерживать главного говорящего .

Рассмотрим подробно стратегии, образующие первую группу –дистанцирования, уклонения и намёка, которые отражают характерные черты англоязычной коммуникации: высоко развитые возможности вербального маневрирования и лавирования, уклонение от прямолинейности и иносказательность высказываний.

Стратегия дистанцирования

Дистанцированность лежит в основе базовых ценностных ориентаций британцев и американцев– в отношении к пространству и времени, личности и власти. Оберегая свою территорию, они не приветствуют установления контактов с незнакомыми людьми ни на вербальном, ни на визуальном уровне. В англо-американской культурной традиции при случайном нарушении личностного пространства другого человека принято извиняться – даже если вы, проходя мимо, в действительности его не задели. И неудивительно, что из-за несовпадения комфортного расстояния общения представители разных культур относятся друг к другу с некоторой подозрительностью. Так, попытки россиян сократить дистанцию могут восприниматься как угроза или флирт, что неизменно вызывает соответствующую реакцию британцев, которых из-за стремления эту дистанцию увеличить нередко упрекают в холодности, высокомерии или презрении к людям. Расхождения в степени близости / удаленности говорящих уже само по себе нередко создаёт почву для взаимного непонимания, а стремление беседовать на привычном для себя расстоянии приводит к своеобразному «межкультурному танцу».

Все отмеченные особенности проецируются непосредственно на разговор и определяют лингвистическое содержание используемых стратегий и тактик. Стратегия дистанцирования предполагает использования целого ряда лексико-грамматических средств, связанных с категорией модальности. К ним относятся : смещение временного плана, условное наклонение, вопросительные конструкции, модальные глаголы, модальные модификаторы- лексико-синтаксические единицы, ориентированные на говорящего или слушающего.

Исходя из набора конкретных лексико-грамматических средств можно наметить две тактики дистанцирования, связанных со смещением временного плана и с использованием модальных глаголов и условного наклонения.

Смещение временного плана можно использовать как грамматическое средство снижения категоричности высказывания, для того чтобы придать инструкциям, распоряжениям или приказам вид вежливой просьбы и облечь в тактичную форму вопросы личного характера выражение намерений, различного рода предложения и т.д. По мнению британских исследователей, при решении таких речевых задач в качестве своего рода дистанциования уместнее употреблять не высказывания в Present Simple, a Past или Future.

На использование простого будущего времени строятся общепринятые формулы приказания/инструкции (will you…) и предложения (shall I/we…) , для смягчения содержания намерения возможны также варианты с глаголами need и have to: You will need to wait downstairs.

Will you join us in 10 minutes?

Они используются вместо прямого указания, выраженного повелительным наклонением, так как

чистый императив нередко является просто оскорбительным для англоговорящего собеседника, что равноценно непосредственному покушению на свободу его действий.

Для формул вежливой просьбы и вопроса характерно употребление простого прошедшего времени Ср.: I think/wonder if you could lend me your computer? I wondered/thought if you could… .

При этом модальные модификаторы, ориентированные на говорящего и выражающие как бы его точку зрения, приобретают большую степень косвенности.

Эта тактика уместна и в разговоре о деньгах, которые вам кто-то должен ( прямой вопрос о финансах – одна из запретных тем).Ср: How much did you intend to spend? Вместо вопроса в лоб How much do you want to spend?

Продолженное время часто используется в тех же вопросах и просьбах. Сообщая им оттенок как бы вскользь брошенного замечания, а выражаемые в такой форме намерения или предположения звучат менее навязчиво. Если вам надо узнать о чем-то уже решенном или осведомиться о чьих-то планах, необходимо дать понять собеседнику. Что вы никоим образом не собираетесь вмешаться в его намерения или повлиять на его решение. Ср: Will you be leaving this afternoon? (enquiring about sb’s. plans).

Продолженное время часто встречается в общепринятых формулах с модальными модификаторами. Например при выражении вежливой просьбы/ предложения:

I was thinking/ I was wondering/ I’m hoping you could lend me… (ср I think/I wonder/ I hope you could lend me...):

Или же, например, прощания:

I must be going. I’m looking forward to…(ср. I must go, I look forward to…).

Говоря о настоящем, рекомендуется строить беседу на базе продолженного времени, поскольку заложенное в нём значение незавершенности придаёт высказыванию большую по сравнению с простым настоящим непринуждённость и неопределённость и обладает как бы двумя уровнями дистанцирования.

Английские модальные глаголы, передающие целый спектр разнообразных оттенков модальности, являются незаменимыми регуляторами вежливости. Британцы выделяют как особую сферу функционирования этих глаголов межличностного общения. С помощью could, would, might, выражаются различного рода просьбы, вопросы, предложения, мнения, пожелания и др, приобретающие при этом различные оттенки вежливого звучания. Выступая в роли дистанцирующих средств, они входят в целый ряд застывших формул вежливости в виде устойчивых конструкций.

Ср: Could/would you do that for me? – Will you do that for me?

Might it be an idea to have a break right now? – Let’s have a break.

Глаголы в условном наклонении незаменимы для различного рода расспросов и наведения справок, так как могут придавать вопросам тактичное ненавязчивое звучание, делая их менее определёнными.

Ср: Would you be able to complete this work by noon? – Will you be able to complete this work by noon?

Использование в условном наклонении модальных модификаторов – сочетаний с глаголами говорения /мышления и глаголов предпочтения также составляют основу некоторых общепринятых формул, например предложения, приглашения, пожелания:Would you like some tea? Would you like to join us? Id likeId prefer…, что придаёт оттенок вежливости выражаемым намерениям и мнениям, предложениям и просьбам.

Модальные глаголы в конструкциях с if также используются в качестве формул вежливого вопроса, предложения, совета, приказа:

I wonder if you might be interested in... /could possibly…/ would like to…?

If I were you I’d…/It would be better if…/ if you would…

Условные предложения такого рода могут быть очень удобны для просящего или предлагающие, поскольку позволяют сформулировать вопрос в достаточной мере уклончиво, чтобы возможный отказ не прозвучал грубо, а предлагаемая помощь или услуга не были навязчивы:

It would be really nice if you could…

I’d rather you…/ I wish you would…/ I’d rather not answer that if you don’t mind…

Рекомендации и пожелания, вопросы личного характера и отказы в просьбах также звучат более тактично в условном наклонении.

Стратегия намёка

Стратегия намёка является характерной чертой эмотивной коммуникации. Эмотивность рассматривается как сознательная контролируемая демонстрация эмоционального отношения. Для носителей британской и американской культур нехарактерно предаваться эмоциям – согласно неписанным правилам следует скрывать собственные чувства, переключая внимание на чувства других.

Для россиян, напротив, характерен откровенный и глубокий разговор, предполагающий высокую степень эмоциональной вовлеченности человека.

Практика общения показывает, что истинная эмоциональность представляет угрозу гладкому течению разговора и бесконфликтной атмосфере, сохранение которой является основной целью при стратегическом выражении эмоций. На речевом уровне это отражается в употреблении двух стратегических приёмов understatement и overstatement, призванных способствовать словестному преуменьшению или преувеличению значимости происходящего.

Стратегия намёка основана на использовании первого приёма. Преуменьшение обычно имеет место при обмене мнениями и впечатлениями, выражении (критической) оценки или своего отношения к предмету обсуждения. Для смягчения резкости высказываемого англоговорящие собеседники используют большое количество разного рода допущений и недомолвок, таким образом удерживая разговор в русле общепринятых норм эмоционально-нейтрального общения.

Соответственно, необходимость обращаться к этой стратегии возникает. Когда речь идёт о чём-то сугубо личном, требующего деликатного обхождения, либо же о чём-то неприятном.

На уровне речи желаемый результат достигается при помощи целенаправленного использования модальных модификаторов и ряда других лексико-синтаксических структур.

Весомость фразы, степень её воздействия на слушателя можно регулировать посредством минимизаторов: Just/ only/ a bit/ a little/ very, а также модификаторов степени типа somewhat, somehow, например, при необходимости оправдываться или извиняться, сгладить остроту критики

. She could give a little more attention to details…His coming uninvited somehow embarrassed the hosts.

Незаменимым регулятором значительности высказываний являются так называемые дежурные слова-заполнители пауз типа kind of, sort of, so to speak, more or less и др.

I’ve got a sort of confession to make… I’ve got a bit of a problem…

Этой же цели могут служить модификаторы намерения типа to be inclined/ to tend/ to intend

Ср. He criticizes everyone lately.-He tends to be rather critically minded lately.

Your latest report is incomplete. –I’m inclined to think that your latest report is incomplete.

Отрицание также является способом уменьшения значимости высказывания и встречается в конструкциях трёх типов: прямое, скрытое и двойное.

Прямое отрицание может замещать эмоционально окрашенное слово конструкции утвердительной.

. I’m not amused -(I’m bored/ I’m tired и др.)

I’m not particularly fond of snakes – (I’m afraid of snakes)

I don’t suppose it’s right – (I suppose it’s not right)

Такого рода фразы незаменимы при выражении негативного отношения, жалоб, объяснений, извинений и пр.

Скрытое отрицание может выражаться неявно в утвердительных предложениях путём замены прямого отрицания наречиями негативного значения, типа hardly, barely, scarcely, наречиями минимизирующего значения (few, little) или соответствующими глаголами и причастия типа fail .

He barely touched his drink. – (He didn’t touch his drink.)

The author failed to mention these facts. – (he didn’t mention these facts.)

Когда слова негативного значения, например с отрицательными приставками или с предлогами

Употребляются в отрицательном предложении, возникает как бы двойное отрицание.

It is not impossible. – (It is possible.)

He is not without pretensions. –(He has many pretensions.)

В целом для русскоязычного общения стратегия преуменьшения не характерна, поскольку в традициях русской коммуникативной культуры вполне допустимым является открытое и спонтанное проявление эмоций.

Стратегия уклонения

Стратегия уклонения предполагает использования определённого набора структур – softening devices, смягчающих резкость высказывания и делающих его менее прямолинейным. К ним относятся вводные фразы, безличные предложения. Формулы вежливых вопросов и ответов и пр.

В рамках данной стратегии можно условно выделить две тактики: уклонение от ответственности за объективность суждений и использование вопросов с целью смягчения категоричности или резкости высказывания.

Набор смягчающих средств достаточно разнообразен и варьируется в зависимости от степени формальности общения. К ним прежде всего относятся клише для выражения мнения (opinion phrases): mind/view phrases, as-phrases, if-phrases.

If you ask me, this design is no long used.

Резкое или негативное отношение можно субъективировать при помощи модальных модификаторов, можно спрятать оценку за глаголами мышления: think, feel, guess, reckon и глаголами говорения: say, mention, point out etc.

I’d like to point out that there are a few disadvantages in this approach.

Эффект дополнительного смягчения можно создать при помощи соответствующих вводных слов:

Well, personally I sort of think you ought to try again, really.

Высказывая личное мнение, особенно критическое, можно избежать опасности выпятить своё «я», если замаскировать его безличным предложением, придающим выражаемому отношению характер обобщения, или преподнести как общеизвестный факт. Этим приёмом удобно пользоваться в тех случаях, когда необходимо. чтобы личная точка зрения звучала менее догматично

Ср. Coming late is impolite. – It’s well known / they say that coming late is impolite.

Пассивный залог также реализует тактику уклонения, позволяя вывести адресата из ситуации, представляя ожидаемое от него действие не как его прямую обязанность, а как общепринятое правило, необходимость выполнения которого очевидна для законопослушных британцев или американцев.

Ср. You parked illegally. – This car is parked on a double yellow line.

Пассивный залог также нередко используется для смягчения категоричности запретов и приказов.

Ср. Don’t use dictionaries! – You are not supposed to use dictionaries.

Вопрос в англоязычной традиции широко используется как средство смягчения высказывания с целью уклонения от выражения своих мыслей на прямую, переводя утверждения в более мягкую косвенную форму. Это создаёт для собеседника видимость потенциального выбора, облегчающая возможность отказа.

Ср. Come up and have lunch with us. – Why don’t you come up and have lunch with us?

It would be easier this way. – Wouldn’t it be easier this way?

Смягчению подлежат и сами вопросы, особенно касающихся наведения справок, получения информации личного характера, просьб и пр., которые иначе звучат достаточно прямолинейно и бесцеремонно. Техника, используемая для дополнительного смягчения вопросительных высказываний такого рода опирается на вопросы «декларативные» (statement questions) и разделительные (tag-questions). Декларативные вопросы, не трансформируя грамматическую форму предложения, придают ему вопросительно-вежливую форму.

Ср. Could you find anyone to help with this task? – I don’t suppose you‘d find anyone to help us with this task?

Is this your new car? – This is your new car, isn’t it?

Итак, мы рассмотрели три коммуникативные стратегии: стратегию дистанцирования, стратегию намёка и стратегию уклонения. Каждая из этих стратегий имеет в английском языке характерное лингвистическое оформление, отражая специфику социокультурного подхода к общению. Важно при этом указать, что необходимость поддерживать бесконфликтную беседу, показать себя в выгодном свете и заслужить положительную оценку других участников считается непременным условием эффективной коммуникации. Это позволяет «сохранить лицо» - положительный образ самого себя, создаваемый человеком и одобрительно воспринимаемый окружающими.


Автор
Дата добавления 07.11.2016
Раздел Иностранные языки
Подраздел Статьи
Просмотров17
Номер материала ДБ-327711
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх