Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / История / Другие методич. материалы / "Судьба деревни Игжиновки с 20 годов 20 века до наших дней"

"Судьба деревни Игжиновки с 20 годов 20 века до наших дней"

  • История

Поделитесь материалом с коллегами:

МКОУ Рудовская СОШ



Научно - исследовательская работа по теме







«Судьба деревни Игжиновки с 20 годов 20 века до наших дней»









Автор: ученица 10 класса

МКОУ Рудовская СОШ

Ившина Инна Михайловна

Руководитель: Бобкова

Галина Васильевна











2013

Введение.

Человек познаёт мир с момента своего рождения. Сначала он знакомится с окружающими его людьми, затем с окружающим его миром, который мы называем малой Родиной. Моя малая Родина – это моя семья и моя деревня. В семье мы с огромным уважением относимся к бабушке Рудых Анне Константиновне. Это скромная, трудолюбивая женщина. Я очень люблю слушать её рассказы о прожитой жизни. А жизнь её связана с деревней Игжиновка, где она родилась, выросла и прожила более 50 лет (с 1977 года проживает в Рудовке). Сколько же любви у неё к родной деревне, к землякам, сколько тепла в её воспоминаниях! Мне очень захотелось сохранить историю её деревни, ведь сейчас Игжиновка – крохотное поселение. Поэтому изучение и сохранение истории поселения я считаю актуальным. В этом году деревеньке исполняется 290 лет. К сожалению, людей, знающих её историю, почти не осталось. Тем более ценны воспоминания Анны Константиновны. Думаю, что моя работа будет своеобразным подарком и Игжиновке, и Рудых Анне Константиновне. История деревни Игжиновка – объект моего исследования. Предмет исследования – история деревни Игжиновка с 20-х годов 20 века до наших дней. Сама я проживаю в Рудовском поселении, история которого изучалась и изучается на протяжении, по крайней мере 30, лет. Я считала, что это поможет мне в изучении истории деревни Игжиновки, и поставила перед собой вопрос: «История двух деревень аналогична?» Это и стало проблемой исследования. Моя гипотеза предполагала положительный ответ: ведь деревни расположены всего-то в двух километрах друг от друга. В обеих деревнях организованы колхозы. Одинаковы природные условия, и даже, как мне известно, большинство жителей обеих деревень носили фамилию Рудых. Поэтому история этих двух деревень должна быть очень похожей.

Цель:

Изучить историю Игжиновского поселения с 20-х годов 20 века до наших дней.

Задачи:

  1. записать воспоминания Рудых Анны Константиновны;

  2. изучить воспоминания Бартуль Натальи Ивановны и Барахтенко Евдокии Васильевны;

  3. изучить архивы школьного музея и местной администрации;

  4. изучить материалы архивного отдела МО «Жигаловский район»;

  5. сопоставить полученные материалы с историей села Рудовки данного периода;

  6. обратиться к учебной литературе по данной теме;

  7. оформить собранные материалы.

Изучая данную тему, я использовала следующие методы:

Эмпирические:

1) поисковый;

2) беседа;

3) интервью;

4) описание.

Теоретические:

1) анализ;

2) аналогия;

3) синтез;

4) сравнение.

На первом технологическом этапе я знакомилась с технологией исследования, вела поисковую работу. На втором – аналитическом – изучала полученные материалы и оформляла их. Время работы – сентябрь 2012 года – март 2013 года.

Мое изложение этого периода истории Игжиновки строится, как было сказано выше, на воспоминаниях Рудых Анны Константиновны (родилась 2 июня 1926 года в деревне Игжиновка и проживала там до 1977 года, в данное время проживает в Рудовском поселении), Бартуль Натальи Ивановны (род. 12 августа 1919 года) и Барахтенко Евдокии Васильевны (1918 года рождения), записанных моими предшественниками и хранящихся в архиве музея. В своей работе я использовала так же документы архива местной администрации и архивного отдела МО « Жигаловский район». В местной администрации хранятся платёжные ведомости Рудовского и Пономаревского сельских Советов с 1929 по 1971 год. На основе этих документов можно узнать историю подведомственных Советам учреждений: начальных школ, клубов, фельдшерских пунктов, библиотек. Деревня Рудаковка (переименована в Игжиновку в конце 20-х – начале 30-х годов) относилась наряду с деревней Новопашино к Пономаревскому сельскому Совету. Это составляет трудность в изучении, так как в «платёжках» не расписаны учреждения по каждой деревне, просто идёт, например, строка «Избы-читальни», а дальше перечисляются два или три работника, и непонятно, какой из них в какой деревне работал. Так же я использовала учебные пособия по краеведению: «Историю Земли Иркутской» под редакцией А. П. Косых и «Историю Сибири» В. А. Исупова и И. С. Кузнецова, где знакомилась с событиями истории 20 века.



Глава I. История Игжиновки в 20-е – 30-е годы 20 века.

В первую очередь я попыталась выяснить, сколько человек проживало в бабушкиной деревне в 20-30-х годах 20 века. По воспоминаниям Анны Константиновны, к концу 30-х годов XX века в Игжиновке насчитывалось 32 жилых дома. Если считать средний состав семьи 7 – 10 человек, то здесь проживало 200 – 300 человек. В начале века, как можно судить по аналогии с Рудовкой, население было значительно больше (по воспоминаниям Бартуль Н. И. – 36 домов, следовательно, более 350 человек). Процесс коллективизации потряс деревню, многие покинули её. Примером может служить семья родителей Рудых (в замужестве Барахтенко) Евдокии Васильевны. С началом коллективизации они вынуждены были оставить свой большой дом, устоявшийся быт и переехать на Тихое Плёсо. Поскольку в колхоз они не вступили, им не оставили ни кусочка земли, нельзя было выгнать скотинку на луг, вырастить овощи. Этот процесс был характерен для начала коллективизации в целом по стране и по Сибири.

По документам архивного отдела МО «Жигаловский район» мне удалось выяснить, что жители деревни Рудаковки участвовали в событиях гражданской войны на территории Жигаловского и Качугского районов. Изучая «Дела партизан», я встретила среди них имена двух рудаковских-игжиновских: Тарасова Петра Егоровича (фонд 42, , опись 1, единица хранения 49, связка 2) и Чупановского Трофима Матвеевича (фонд 42, опись 1, единица хранения 116, связка 2). Оба они воевали в отряде А. Д. Мишарина и «участвовали в Верхоленском и Бирюльском боях», так же как и рудовские мужики.

Изучая платёжные ведомости местной администрации, узнала, что Рудаковка-Игжиновка входила в состав Пономаревского сельского совета. Меня это очень удивило, ведь по расстоянию деревня гораздо ближе к Рудовке. Мне не удалось узнать, почему в составе Рудовского сельсовета была только Рудовка, а Игжиновка и Новопашино относились к Пономаревскому сельскому совету. Предполагаю, что это зависело от количества населения. Если в Игжиновке и Новопашино было примерно по 30 – 35 семей, то в Рудовскую сельхозартель вошло более 100 хозяйств, около 30 хозяйств остались единоличниками.

В Игжиновке, безусловно, жили и зажиточные крестьяне, и середняки, и бедняки. Так из «Личной карточки учёта» Тарасова Петра Егоровича можно узнать, что и до 1920 года, и в 1933 году он середняк, единоличник. Из аналогичного документа Чупановского Трофима Матвеевича становится известно и его социальное положение – бедняк. Первый не участвовал в общественной работе, второй был председателем Кресткома, уполномоченным по хлебозаготовкам, в 1933 году являлся председателем колхоза «Красный пахарь» (создан в 1930 году). Из «Заявления» рудовского кулака Рудых Дмитрия Митрофановича выяснилось, что его «два сына жили в работниках в д. Игжиновка у Калягина Якова Семёновича … за хлеб, так же сын и дочь в Игжиновке у Рудых Матвея Андреевича 3 года с 1924 по 1928 …». Или такая «Справка» от 26 марта 1942 года: «дана

Исполкомом Жигаловского Райсовета деп. Труд. на Рудых Иннокентия Яковлевича в том, что он уроженец д. Игжиновка, Пономаревского с-совета, Жигаловского р-на, Иркутской области по соц. происхождению из крестьян зажиточных в 1930 году хозяйству доводилось твёрдое задание».

Анализируя названные документы, можно сделать вывод, что в деревне были и бедняки, и середняки, и кулаки. Перечисленные документы подтверждают, что в Игжиновке процесс коллективизации сопровождался классовой борьбой, не все крестьяне вступали в колхоз и за это облагались тяжёлым натуральным налогом – твёрдым заданием. О борьбе единоличников и колхозников говорила и Бартуль (в девичестве Рудых) Наталья Ивановка. Именно в Игжиновке сочинили находящиеся в экспозиции музея частушки:

Колхозник идёт

Весь ободранный.

Кобылёнку ведёт –

Хвост оторванный.

(единоличники о колхозниках)

Кочемарские поля

Плохо боронились:

Единоличники ругались,

А потом хватились.

(колхозники о единоличниках)

В 1930 году в Игжиновке, как и в Рудовке, создан колхоз «Красный пахарь». Сохранились краткие воспоминания о создании колхоза о Пономарёва Василия Петровича:

«Первыми вступили в колхоз мы с братом Семёном Петровичем. Его выбрали председателем, а бригадиром был Пономарёв Григорий Александрович. В колхозе было около 100 лошадей, 57 коров, много свиней… В 1933 году выбрали председателем Пономарёва Григория Ивановича.»

«Идея объединения в колхозы привлекала бывших партизан и часть наиболее бедных крестьян, неимущих батраков, которым действительно нечего было терять. О новой жизни мечтала молодёжь. Комсомольцы с пренебрежением смотрели на своих отцов – «мелких собственников» (Исупов В. А., Кузнецов И. С. «История Сибири», часть III, стр. 160-161).

История раскулачивания в Игжиновке нуждается в дополнительном изучении. Как происходило раскулачивание, узнать сложно. В районном архиве имеется достаточно много документов по этой теме, но списки кулаков и «Дела» на них составлялись по сельским Советам без указания названия деревень. Как уже изложено выше, Игжиновка, Новопашино и Пономарева входили в один сельский Совет.

Жители деревни работали в колхозе. Колхозные строения занимали место за бывшей школой: птичник, свинарник, отдельно кухня для приготовления кормов, овчарня, коровник, конюшня. В здании бывшей школы в одной половине была колхозная контора, в другой – «конюхова» (помещение для хранения конной упряжи). Труд колхозников был очень тяжёлым. Работали не только взрослые, но и подростки с 12 – 13 лет. Пенсии колхозники не получали, поэтому и людям пожилого возраста приходилось трудиться, на сколько хватало сил.

По воспоминаниям Анны Константиновны рабочий день зимой начинался в 2 часа ночи. В это время запрягали лошадей, по 3 лошади на человека. Затем ехали за сеном до Пури (за Якимовкой), огребали скирды от снега, разжигали костерок, грели руки, растапливали снег, чтобы попить горячего кипятку. Накладывали на каждую подводу воз сена. На это уходил весь день. Уже ночью добирались с обозом до Якимовки, лошадей распрягали и поили, давали им сено. Ночевали в этой деревне у кого-нибудь на квартире, а утром отправлялись в обратный путь. Весной очищали поля и покосы от мусора и камней. Большие камни носили по несколько человек на мёжи. Летом пропалывали поля от сорняков, затем начинались сенокосные работы. Особенно много работы было осенью. Весь урожай нужно было убрать: сжать, связать в снопы, обмолотить. Так в труде проходили дни, месяцы, пролетали года.

Плата за труд назначалась по трудодням, т. е. по выхододням (рабочий день). Учёт трудодней вёлся бригадиром, каждый трудодень обозначался палочкой. При этом качество труда не учитывалось. Выплата производилась один раз в год после его завершения, после сдачи колхозом всех государственных планов, после засыпки семян, заготовки корма для колхозных животных. Всё, что оставалось, подсчитывалось и делилось на количество всех трудодней всех колхозников. Так получалась оплата одного трудодня. Например, на трудодень приходилось 200 г зерна пшеницы, 50 г мёда, 2 кг муки ржаной и т. д. Затем каждый вид продукции умножался на количество трудодней колхозника и выдавался натуральными продуктами. Если, к примеру, колхозник выработал 270 трудодней, то получал 540 кг пшеницы (примерно 10 – 11 мешков), а если трудодней, например, 102, то зерна выходило 204 кг (примерно 4 мешка). Денег колхозники почти не получали. Чтобы иметь деньги, надо было продать что-то из полученного на трудодень. Кроме всего прочего колхозники обязаны были платить налог со своего хозяйства. По воспоминаниям Анны Константиновны ежегодно сдавали:

Масло сливочное – 4 кг на дойную корову

2 кг на первотёлку

Мясо – 30 кг с хозяйства

Шерсть овечья – 2 кг

Картофель – 1 ц 20 кг

Шкура от КРС и от свиньи

Яйцо – 30 яиц с несушки

Самообложение (денежный налог) – 2 руб

Налоги каждый доставлял самостоятельно в Сельсовет в Пономарево. Анна Константиновна помнит, как её мама носила туда корзину с яйцами. Для сдачи налога устанавливались жёсткие сроки, нарушение которых было недопустимо. Магазина в Игжиновке не было, за самым необходимым (керосином, солью, спичками и т. д.) ходили в Рудовку. Летом плыли по Лене карбаса (большие грузовые лодки) и паузки (два карбаса, связанных вместе) – своеобразные плавучие магазины с самым необходимым товаром. Прибытие паузка – всегда большое событие. К этому старались подкопить денег. Но торговля была небойкой, так как денег у колхозников почти не было.

Люди в то время жили очень тяжело, испытаний на поколение 20-х – начала 30-х выпало немало: коллективизация и раскулачивание, тяжёлый физический труд, бедность, репрессии. Кравцова Зинаида Трофимовна, дочь председателя Пономаревского Сельсовета Чупановского Трофима Матвеевича (1936 – 1937годы) помнит, что отец бывал дома только с субботы на воскресенье. Всю рабочую неделю он проводил в Пономарево. Когда он уезжал, то всегда при нём был небольшой узелок. Лишь спустя десятилетия, Зинаида Трофимовна узнала от матери, что в узелке собрано самое необходимое на случай ареста. В её детской памяти (ей было 7 лет) осталось воспоминание об одной страшной ночи. В дверь громко застучали. Проснулись и родители, и дети. Отец зачем-то взял узелок, снова положил его. Мать тихо плакала. Стояла жуткая тишина. Отец открыл дверь, вошли два мужчины в кожаных куртках. Она не помнит, о чём они говорили с отцом. А мать накинула полушалок, вышла на улицу и вскоре вернулась. Потом мужчины вышли вместе с отцом. Больше она не помнит из этой ночи ничего. Только страх остался в душе. Спустя долгие годы, уже после смерти отца, мать рассказала ей, что произошло. Родители думали, что приехали арестовывать отца. Но на самом деле уполномоченные пришли к нему как к председателю Сельсовета. Он должен был вместе с ними арестовать своего соседа. Трофим Матвеевич незаметно подмигнул жене, она вышла как бы в туалет, а на самом деле предупредила соседа, он успел спрятаться. Арест «врага народа» в ту ночь не состоялся. Так и жили в нужде и страхе.

Выводы:

После установления Советской власти в деревне Игжиновка происходили процессы, аналогичные процессам Рудовки и всех деревень Сибири: гражданская война, коллективизация, репрессии.

Глава II. В годы Великой Отечественной войны.

Общеизвестно, насколько трагичны 40-е годы. Война ворвалась в каждый дом похоронками, голодом, холодом, болезнями, ещё большей нищетой. В то же время она сплотила людей. Если в предыдущее десятилетие ненависть между колхозниками и единоличниками, страх перед обвинением в самом тяжком преступлении – «враг народа», то в войну делились последней крошкой хлеба. Вместе оплакивали погибших, готовили посылки на фронт, работали из последних сил, ждали весточку с фронта, провожали призывников.

Анне Константиновне к началу войны было 15 лет . Семья состояла из 6 человек : отец - Рудых Константин Николаевич, мать-Рудых Ольга Васильевна, дед- Пономарев Василий Агафонович и дети –Анна , Нина и Людмила.



Константин Николаевич в 1942 году был призван на фронт . Ольга Васильевна работала в колхозе. Она ухаживала за овцами, сторожила. Престарелый дед уже не мог работать. Но на его плечах была работа по дому, забота о внучках, поскольку мать все свое время проводила на работе в колхозе.

Она также шила, штопала, перешивала одежду из холста , из мешковины . особенно трудно было с обувью, донашивали старую, в основном, резиновую. Мебель самодельная : два стула , табуретка , длинные скамейки, две деревянные кровати. Штор, занавесок на окнах, на дверях не было. Посуда алюминиевая: кружки, чашки; ложки деревянные. Изба состояла из одной большой комнаты и кухни. Много места занимала русская печка. Ещё стояла железная печка. До войны освещали дом лампами, одна была семилейная, другая – десятилинейная . В войну не было керосина, поэтому источником света был комелёк (лучинка, которая помешалась в специальное углубление в печи). Питались картошкой и капустой, которые выращивали на своём огороде. На поле собирали колоски, перетирали на крупу или муку. Если были куры, то они выручали. Главная еда – картошка в мундире. Отец ещё до ухода на фронт придумал картофелечистку, чтобы меньше было очисток. Еды всегда не хватало, всё время были голодные и мечтали поесть досыта. Девочки играли самодельными игрушками: соломенными, деревянными и тряпичными куклами, стеколками. Собираясь вместе, играли в лапту. Для этого делились на 2 равные команды, выстраивались напротив друг друга и старались мячом выбить как можно больше игроков из противоположной команды.

В школу ходили в Рудовку. В школе было 4 класса. Никто не кормил детей. Отопление печное, печку топила уборщица. Одевались, кто во что мог. Тетрадей не было, писали на грифельных досках или на газетках. Сумки сами шили из холста. Помогали фронту все: и дети, и взрослые, каждая семья. Сушили картошки много-много, вязали варежки , носки, сдавали масло, яйца, мясо, овечью шерсть, свиные и коровьи шкуры, выращивали и заготовляли табак. Председателем колхоза работал Пономарев Василий Петрович. Платили денежный военный налог. Налоги собирали поквартально, раз в три месяца. У Анны Константиновны сохранились документы по налогообложению. (См. в приложении). Ещё надо было обязательно покупать облигации это долг государству деньгами, который каждый человек должен был обязательно отдавать. Это еще и после войны было много лет. О начале и окончании войны узнавали друг от друга. Начало войны восприняли с ужасом , но думали, что она быстро кончится. А дню победы все радовались.

Если кто заболеет, лекарств но было. Лечились травами и другими своими средствами.

Подростки работали в колхозе вместе со взрослыми: пахали, сеяли, жали, пропалывали сорняки на полях, на фермах ходили за скотом, заготовляли дрова. Работы стало ещё больше, чем до войны. Ведь теперь все тяготы колхозного труда легли на женские и детские плечи. Анна работала на всех работах, на которые её отправляли, вместе со своими ровесниками.

Между собою все жили дружно, делились последним куском хлеба, помогали друг другу, плакали над похоронками, радовались письмам с фронта. От отца с фронта письма приходили редко. В 1945 году он пришел с фронта, но через 2 года умер.

«Запомнилось, как пололи на Кочемарах и варили похлёбку, собрав, у кого что было. Пришла к нам учительница Баева Анна Кирилловна, мы как раз сели обедать, одни ребятишки. Она нас спросила: «Вы это всё выхлебаете, девочки?» А в ведре была одна вода. Все мы в войну были слабенькие, но выжили, духом не упали».

Почти все мужчины были призваны на фронт, многие остались лежать на полях сражений:

Вернувшиеся с фронта, как правило, имели тяжёлые ранения. Например, Чупановский Иннокентий Андреевич был ранен в голову, ему удалили пулю из виска. Но всю свою жизнь он посвятил работе в колхозе, в том числе избирался и председателем. У Рудых Ивана Ивановича были ампутированы пальцы на ногах. Получил обморожение во время боевых действий (были в окопах).

Выводы:

Жители деревни Игжиновка мужественно вынесли на своих плечах тяготы Великой Отечественной войны, как и жители деревни Рудовки и всей страны.

Глава 3. Испытания второй половины 20 века и вступление в век 21.

Война закончилась. Но насилие над людьми продолжалось. Анна Константиновна помнит, что в последний год войны и после её окончания в деревни стали прибывать семьи спецпереселенцев. Две такие семьи оказались и в Игжиновке: Якученис и Вальтеки. После смерти Сталина в 1953 – 1954 годах им разрешили вернуться на родину. Они с нескрываемой радостью покидали Сибирь. Ехать было не на чем, так они ушли пешком. Послевоенные годы тоже были голодными, трудными. Работников в колхозе становилось меньше: кто-то погиб, а кто-то не вернулся в деревню. Преобладали женщины и старики. Молодых мужских рабочих рук не хватало. А планы с колхоза и налоги с колхозников никто не отменял. Колхозное производство хирело. Поэтому в 1950 году началась кампания по укрупнению колхозов. 6 июня 1950 года колхозы «Красный пахарь» и «Сибирский полевод» были объединены в колхоз имени Молотова. При этом Игжиновка находилась в ведении Пономаревского сельского Совета. Пономаревский и Рудовский сельские Советы были объединены только в 1955 году. Процесс укрупнения колхозов длился почти 10 лет и закончился, в основном, в 1958 году. Игжиновка стала одной из бригад колхоза имени Куйбышева с центральной усадьбой в селе Рудовка, а позднее вошла в состав Рудовской бригады. Однако колхоз оставался убыточным. Лишь с избранием председателем колхоза Исакова Николая Фёдоровича начался подъём производства и расцвет колхоза имени Куйбышева. В 1987 году начал работу Игжиновский животноводческий комплекс, построенный по последнему слову техники. Это был самый современный комплекс в Жигаловском районе и один из лучших в Иркутской области. Он состоял из четырёх корпусов:

  • Контрольный

  • Производственный

  • Телятник

  • Родильное отделение

Снаружи строение выглядело нарядным: белёный фасад, наличники окон окрашены в зелёный цвет, крыша покрыта шифером. Главным корпусом считался производственный: здесь доили коров. В стаде только высокопродуктивные коровы, животных с низкой производительностью выбраковывали. По воспоминаниям Селиковой Нины Владимировны работа на комплексе требовала полной отдачи. Ведь рабочий день начинался в 5 часов утра. К дому каждой доярки подходил колхозный автобус и доставлял тружениц на комплекс. У каждой доярки в группе по 50 дойных коров. Переодевшись в специальную одежду, начинали кормление: раздавали кашу, солому, сено, силос. Чистили стойла, после чего приступали к машинному доению. После дойки животных отвязывали и выпускали на улицу. Зимой выезжали на работу 3 раза в день: утром, в обед и вечером; в пастбищный период – 2 раза, так как скот выгонялся на луга. Животноводам нравилась их работа: «Когда вкладываешь душу в свой труд, у тебя всё получается. Ты знаешь каждую свою корову и по кличке, и по характеру, узнаёшь их издалека. От такой работы получаешь радость и удовлетворение. В то время работа доярки была престижной, даже модной. Устроиться на работу на животноводческий комплекс было не так-то просто, нужно было зарекомендовать себя с положительной стороны», - делится своими воспоминаниями Нина Владимировна. Животноводческий комплекс всегда был в центре внимания руководителей колхоза. Председатель колхоза Соболев Геннадий Константинович часто бывал здесь. Заведующим комплексом был Рудых Николай Иванович, общительный, исполнительный, строгий, требовательный и понимающий. Он болел душой за каждого работника, за каждое животное, старался организовать труд так, чтобы всем было удобно, привлекал специалистов: зоотехника, инженера по механизации труда, ветеринара.

Для работников организовано горячее питание, душ; просторная комната с удобными диванчиками, называемая красным уголком, была оснащена большим цветным телевизором (по тем временам большая редкость). Здесь проводились концерты силами школьников и участников художественной самодеятельности, организовывались лекции и беседы на самые различные темы. На комплекс выезжали автолавки, где работники могли купить необходимые продукты и промтовары. Ведь в то время в магазинах ничего не было. Работа животновода была на селе самой престижной. Их труд высоко оплачивался (в 2 – 4 раза выше работников бюджетной сферы). На комплексе работали как игжиновцы, так и рудовцы.

Заслуженным уважением пользовались игжиновские труженики: свинарка Рудых Анна Константиновна, животновод на откорме молодняка Смородинов Николай Степанович.

В Игжиновке был колхозный огород. Сажали большей частью капусту, понемножку моркови, огурцов, свеклы на общественное питание. На большой гряде зеленел лук-батун. Трудились там женщины: Рудых Вера Гавриловна, Чертовских Людмила Петровна, Карзикова (Семенова) Степанида Степанова. За старшую – Бартуль Наталья Ивановна. В Игжиновке как и в других деревнях колхоза строилось жильё для специалистов: два двухквартирных жилых дома для колхозников. Однако недолгое процветание колхоза закончилось в начале 90-х годов. С началом периода перестройки наступил конец колхозной жизни по всей стране. То, что держалось силой, обрушилось сразу же, как только эта сила перестала действовать. Колхоз Куйбышева не стал исключением. Молодые семьи стали покидать деревни, выпускники школы так же старались устроиться где-то в городе. Старики умирали. Постепенно Игжиновка пустела. И сегодня здесь проживает всего 6 семей.

Выводы: После окончания Великой Отечественной войны в истории Игжиновки были взлёты и надежды, связанные с открытием главного предприятия колхоза имени Куйбышева – животноводческого комплекса. К сожалению, падение колхозной формы собственности привело деревню к полнейшему запустению. И поскольку все учреждения находились в Рудовке, она, в отличие от Игжиновки, сумела выжить.





Глава 4. Краткая история учреждений.

Учреждений в Игжиновке на памяти женщин было немного. В 30-е годы выделили дом для клуба (избы-читальни). Парни и девушки сами его убирали, заготовляли дрова, приносили лампы. К 1 мая все прибирали дворы и улицы. В клубе проводили читки, слушали доклады. К праздникам готовили концерты: пели песни, читали стихи, ставили пьесы. Для детей на берегу реки Лены соорудили что-то, похожее на карусель. Играли в бабки, в городки, в лапту. После уборки урожая уже после войны организовывали праздник – «отжинки». Выбирали стряпух, и они готовили из колхозных продуктов угощенье. Столы накрывали в конторе, а в хорошую погоду и на улице. Собирались все вместе и весело отмечали праздник.

Из учреждений была ещё начальная школа. Но работала она непостоянно, лишь в отдельные годы. Большинство игжиновских детей обучались в Рудовской начальной школе и до революции, и в советское время. Дошкольники посещали Рудовский детский садик с момента его открытия. Торговых заведений не было; за покупками, как и до войны, ходили в Рудовку. Лишь однажды непродолжительное время здесь работал ларёк. Жителей Игжиновки обслуживал Рудовский фельдшерский пункт. С объединением Пономаревского и Рудовского сельских Советов клуб остался только в Рудовке, библиотеки в Игжиновке никогда не было, её жители пользовались Рудовской библиотекой. Отделение связи так же было в Рудовке.

Выводы:

Близость к Рудовке сыграла пагубную роль в истории Игжиновки. Большая деревня по соседству стала экономическим, административным и культурно-просветительным центром. Она перетягивала к себе людей, Игжиновка осталась «в стороне от большой жизни»

Глава 5. Есть ли у Игжиновки будущее?

Заканчивая работу на грустной ноте, я решила всё-таки попытаться узнать, а есть ли у Игжиновки будущее. За ответом на этот вопрос я обратилась в местную администрацию и ознакомилась с планом генеральной застройки Игжиновского поселения. Из этого документа узнала, что в деревне планируется застройка частного сектора и открытие пилорамы.

Выводы: Если верить этому документу, то у Игжиновского поселения будущее всё-таки есть.

Заключение.

Была Рудаковка-Игжиновка труженицей с момента её возникновения. Может быть, здесь проживали потомки Герасима Рудакова? Его фамилия в XX веке не встречается ни в Игжиновке, ни в окрестных деревнях. На рубеже 30-х – 40-х годов в деревне Игжиновка, как изложено выше, проживало примерно 32 семьи, из них – 15 носили фамилию Рудых. Получается, что Игжиновка действительно младшая сестра Рудовки. И жители её, как и жители Рудовки были пашенными крестьянами, земледельцами. И прошли две деревни один и тот же путь, как я и предполагала в своей гипотезе (гражданская война, коллективизация, Великая Отечественная война, укрупнение и гибель колхоза).

Исторические пути этих деревень не только аналогичны, но и тесно переплетаются. Однако к финалу сегодняшнего дня они пришли совершенно по-разному. Рудовка – относительно крупное поселение, Игжиновку же постигла участь неперспективных деревень.

Гордились игжиновцы своей деревней, сожалели о присоединении к Рудовке. Говаривала Наталья Ивановна Бартуль: «Наш-то колхоз «Красный пахарь» передовым был. А в Рудовке-то лентяи одни и были, вечно всё не вовремя делали, вечно хуже всех в районе были. Деревня наша большая была, а объединили, и деревни не стало».

В ходе работы мне удалось достигнуть своей цели: изучить историю деревни Игжиновка, сравнить её с историей Рудовки. Однако, нельзя считать полученные сведения полностью объективными и полными, так как строились они в большей степени на воспоминаниях, при этом преобладают воспоминания одного человека. А человеческая память, как известно, субъективна и может быть ошибочной. Работа с архивными документами вызвала сложность в том, что все сведения даны не по деревням, а по сельским советам. Лишь в делах партизан указаны названия деревень, где они проживали. В документах по раскулачиванию указывается только сельский совет. Думаю, что можно было ещё продолжить поиск жителей Игжиновки преклонного возраста и сравнить воспоминания с уже имеющимися. Так же нужно было более внимательно поработать с документами районного архива по раскулачиванию по Пономаревскому сельскому совету и со списком погибших в годы Великой Отечественной войны. Проводя исследование, я впервые работала с архивами и приобрела первые навыки этой работы. Научилась сопоставлять данные воспоминаний, документов и учебных пособий. Так же поняла, как проводится исследовательская работа, её методы, этапы. В ходе работы возникало много вопросов, ответить на все я не смогла, поэтому исследование по истории Игжиновки нуждается в продолжении. Моя работа открывает новую страницу в истории родного края, так как история Игжиновки никогда и никем не изучалась. Я благодарна всем, кто помогал мне в работе: моей бабушке Рудых Анне Константиновне, заведующей архивным отделом МО «Жигаловский район» Рудых Любови Алексеевне, главе администрации Рудовского сельского поселения Рудых Любови Валерьевне.

Когда я заканчивала свою работу, ушла из жизни моя бабушка Рудых Анна Константиновна. Её памяти я посвящаю свою работу.

18



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Автор
Дата добавления 19.11.2015
Раздел История
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров195
Номер материала ДВ-171348
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх