Инфоурок Другое КонспектыТема: Полярная экспедиция Г. Я. Седова.

Тема: Полярная экспедиция Г. Я. Седова.

Скачать материал

Занятие с использованием драмогерменевтики и театральных технологий.

Тема: Полярная экспедиция Г. Я. Седова.

Цель: изучение особенностей и деталей полярной экспедиции Георгия Яковлевича Седова.

Задачи:

1. Выявить особенности подготовки к полярной экспедиции;

2. Рассмотреть особенности прохождения экспедиции на северном полюсе;

3. Составить психологический портрет полярников и участников полюсной экспедиции;

4. Обозначить главные трудности, препятствия и ошибки, которые повлекли за собой неудачу экспедиции.

Время: 90 - 100 минут

Оборудование: листы, ручки, карандаши, вентилятор, вата, картон, проектор, белая одежда, палатки, простынь, распечатки дневников, ноутбук.

Ход занятия:

Вводная часть (Введение в занятие, сообщение плана, цели и задач)

Основная часть (Подготовка и разыгрывание сценки. Изучение материала по полярной экспедиции)

Заключительная часть (Выводы к занятию, написание эссе по итогам сценок и занятия)

Вводная часть (5 минут)

Приветствие учащихся. Введение в занятие, сообщение целей и задач. Рассказывается план занятия: учащимся раздаются выдержки из дневников Г.Я. Седова, Г.В. Линника и А.М. Пустошного. Далее следует прочтение источника, подготовка и разыгрывание сценки. После окончания занятия подводятся итоги и учащимися пишется эссе по теме: "Сегодня на занятии я... ", в котором участники сценки отражают свои впечатления и эмоции от занятия, а также рассказывают, что нового они узнали.

Основная часть (70 - 80 минут)

После того, как участники занятия введены в курс дела, раздаются выдержки из дневников полярников (Г.Я. Седов, Г. В. Линник, А.М. Пустошный). Один экземпляр на 2 - 3 человека. Отводится время на прочтение дневников и распределение ролей для последующей сценки (15 минут). Далее перед учащимися ставится задача: необходимо создать сценку, которая отражала бы как проходит подготовка к полярной экспедиции, какое снаряжение готовят себе полярники, какие трудности были в самом начале экспедиции еще на судне во время подготовки, как проходила отправка и провожание полюсной экспедиции, как проходила сама экспедиция, с какими трудностями сталкивались полярники и как они их преодолевали, также необходимо показать возвращение экспедиции на судно и послеэкспедиционное положение дел. На подготовку сценки отводится 20 - 25 минут.

Сценка логическим содержанием отвечает материалам и сюжету дневников полярников. При разыгрывании сцены на судне по подготовке к полярной экспедиции, учащимся необходимо из картона сделать модель судна, из простыни или другой белой ткани сделать "лед" за бортом, на котором происходит установка и проверка палатки. Материалы для этого эпизода можно найти в дневнике Г.Я. Седова за 1913 год от 1 сентября до 31 декабря; в дневнике В.Г. Линника за 1913 год от 11 октября до 13 декабря. См приложение.

Далее действие переносится на снежные просторы. С судна на некоторое расстояние провожают полюсную экспедицию. Далее начинается самостоятельное покорение полюса Седовым, Линником и Пустошным. Для декораций используется белая ткань - лед, снег. Белая одежда, тулупы - одежда полярников. Макет каяка, игрушечные собаки, сопровождающие экспедицию. учащиеся должны показать основные проблемы с передвижением. например сильный ветер, мороз, снег. Падающий снег достигается путем посыпания мелких кусочков белой бумаги, ветер - работающий вентилятор, хлопья снега или сугробы - вата. Участникам занятия необходимо поставить палатку, чтобы показать как полярники проводили то время, когда уже не могли в силу погодных явлений продвигаться дальше к полюсу. Важно отметить основные проблемы со здоровьем, которые возникают в заполярье, а также уход начальника экспедиции - Г.Я. Седова. После этого полярники должны возвратиться к судну, и уже на месте, рассказать о том, что с ними произошло и поделиться своими переживаниями и чувствами. Материалы к данной сцене следует брать из дневников Седова, Линника и Пустошного за 1914 год. См. приложение.

Сценка заканчивается тем, что выжившие участники полюсной партии между собой подводят некоторые итоги, отмечая плюсы, минусы, победы, неудачи и причины всего этого.

Заключительная часть (15 минут)

После окончания сценок подводятся итоги занятия. Отмечаются основные положения, особенности и проблемы подготовки и проведения полярных экспедиций. Кратко рисуется психологический портрет полярного исследователя. После подведения итогов учащимися пишется эссе по теме: "Сегодня на занятии я... ", в котором участники сценки отражают свои впечатления и эмоции от занятия, а также рассказывают, что нового они узнали, что и почему больше всего запомнилось и впечатлило.


Приложение

Анкета

ФИО__________________________________________________________

Школа / класс __________________________________________________

1. Когда и на каком судне состоялась экспедиция Г. Я. Седова?________

2. Назовите членов группы, которая была отправлена на полюс ________

3. С какими сложностями столкнулась экспедиция? __________________

4. Какие личные качества полярников вы могли бы выделить?_________

ВТРОЕМ НА ПОЛЮС. М., "Известия", 1964, 88 стр.

ДНЕВНИК. Г. Я. СЕДОВ

1913 гoд.

1 сентября. Сегодня съезжали на берег, осматривали селение Джексона. Все дома разрушены, наполовину наполнены снегом. Запасов разных много, все они разбросаны кругом домов медведями и наполовину разрушены. Запасы большею частью испорчены. Валяется много предметов одежды порченой, есть дрова, керосин и даже 1 1/2 баллона виски. Немного в стороне стоит уныло лицом к W памятник трем героям экспедиции Абруццкогo, составлявшим вспомогательную партию Каньи и нашедших себе где - то под 83° преждевременную могилу. Тут же стоит столбик с дощечкой, на которой гордо красуется имя « Ермак », 1901 год. Несколько на восток - могила с крестиком участника экспедиции Джексона. У берега лежит опрокинутой хорошо сохранившаяся шлюпка Абруццкого, а вблизи - его же каяк , руль от шлюпки и весла. Решил забрать весь уголь и керосин, а также некоторое количество дров.

3 сентября. Сегодня в селении Elmwood на Cape Flora поставлен нами крест с надписью: «Expedition leutenant'a Sedov'a, 1913 год».

6 сентября. Механик доложил, что топлива осталось всего на 10 часов ходу, плюс к этому туман, снег и кругом лед. При таких обстоятельствах, конечно, дальше идти невозможно. Поэтому снялись с якоря и перешли в северную часть Земли Hooker, где в бухточке и стали на якорь. Тут наша вторая зимовка, и отсюда путь к полюсу. Поможет ли нам бог дойти до полюса?

С кормы и с носа занесли стальной трос на берег на камни, а с грот-мачты взяли на берег толстый пеньковый трос для того, чтобы судно не сползло в глубину, так как рельеф дна у берега крутой.

8 октября . Сегодня потеряли солнце, а с ним наступили сумерки, какие-то фантастические, сизые, дымчатые. Потеряв солнце, потеряв свет, чувствуешь, что поте, близкое, необходимое, что-то дорогое. Прощай, родное солнце, до 9 февраля, на 121 день.

14 октября. Снаряжаем потихоньку полюсную партию. Чудное северное сияние. Небо удивительно ясное, звездное, несмотря на то, что небольшой мороз. Воздух прозрачный, xopoшая видимость. Сегодня исполнилось 14 месяцев, как мы вышли из Архангельска.

24 октября. Приготовляем полюсную партию. Шьем сапоги из нерпы. Делаем кирку и топор. Сегодня начали полные магнитные наблюдения и будем делать их раз в неделю. Сумерки сгустились. Заря видна.

11 декабря. Занимался подсчетом провизии для полюсной партии, а также снаряжал карты и каяки. Делал смотр Пустошному и Линнику, нашел, что у них амуничное снаряжение к полюсу вполне готовое и хорошее. Скорей бы уж идти к полюсу, пока здоровы, а то чего доброго еще заболеешь серьезно.

12 октября. С утра ветрено. Мороз все время держится около - 16-17°. Тьма непроглядная. В полдень видна на юге белая полоска наподобие зари. Сегодня просил В. Ю. Визе примириться с тем, что ему нельзя идти вместе со мной к полюсу, так как он нужен очень на судне для научных работ экспедиции. Он для пользы дела охотно согласился со мной вполне.

14 декабря. Тихо, морозно, ясно. В полдень были заметны на югe признаки зари. Готовлю полюсную партию, заготовляю журналы и проч. Разбирал свою койку, оказался в ногах под матрасом целый ледник. Вот отчего у меня начинают ныть ноги. Койку переделали, лед уничтожили.

18 декабря. Чудный, хороший день. Занимался изготовлением карт к походу и журналов. Вечером значительное сияние почти по всему небу бледно сияния большею частью наблюдаются около 10 вечера. Сначала зарождаются ленты на некоторой высоте, а затем они поднимаются к зениту, образуют здесь корону, которая потом бросает снопы во все стороны о, себя. На Новой Земле другой тип сияний. Там корон не наблюдалось, были больше змееобразные ленты, кроме того, там сияние более прозрачное, чем здесь, здесь какое-то туманное.

23 декабря. Тихо, небо прозрачное, мороз до - 30°. Готовим полюсную партию. К вечеру болезнь моя усилилась. Пил малину, потел. Неприятная болезнь эта простуда.

28 декабря. Тихо, лунно. Целый день валяюсь в постели, разбитый простудой. Прикладываю к груди компрессы. Под вечер на улице по временам слышится ветер, налетающий как раскат отдаленного грома.

29 декабря. С утра тихо, под вечер ветрено. Светит луна. Линник и Пустошный готовят полюсную партию. Зачитываюсь Гюго - «Отверженные». Неужели я не выздоровлю к походу к полюсу?! Выступать нужно 1-го февраля, т.е. через месяц. Лучше бы потом заболеть. Все к походу хотя бедно, но приблизительно уже готово.

31 декабря. Встреча Нового года . Мороз - 34°. Тихо. Не выхожу. Сильно слаб. В 11 1/ 2 часов ночи, собравшись кое-как с силами, вышел к столу. В 12 часов пили панское и кричали «ура».

1914 год

2 января. Тихо, ясно. Мороз - 36°, это самый большой мороз до сих пор. Продолжаю болеть и поглощать больничную порцию. Все же немного лучше. Усиленно готовим полосную партию. Думаю выехать непременно - 1-го февраля, хотя в это время солнце будет еще около 4° под горизонтом.

7 января. Установился - 40 ° мороз с промежуточными порывами ветра от W. Это хорошо, ибо для полюсной партии там, в высоких широтах, окрепнет лед, затянет полыньи и т. п. А нам через три недели ступать. Уже заря хорошая. Я не выхожу, но отдаю все распоряжения из каюты. Сегодня готовим полюсную палатку.

9 января. Начали уже для полюсной партии укупоривать провизию. Думаю, что мы дойдем до полюса, если не случится какого-нибудь, не дай бог, несчастья, так как провизия, одежда и все прочее, у нас великолепно, кроме собак, которых у нас всего 24, да и то большая часть неважных.

13 января. Мороз удивительно прочно установился от -30 ° до -40 °. Вот уже около двух недель стоит такая температура. Плавучий лед на пути к полюсу скрепит наверняка хорошо, это меня сильно радует.

Полюсную провизию снаряжать закончили, кончаем палатку. Здоров совсем, но все же пока не выхожу. Телом как будто даже лучше прежнего выгляжу.

16 января. Сегодня чудный тихий день, хотя мороз стоит все-таки -35°. В полдень выходил гулять, на улице так светло, что можно читать книгу, написанную крупным шрифтом. Заря уже светло-малиновая. Разбивали на льду полюсную палатку, вышла великолепной.

21 января. Мороз спустился до - 17 °, ветер 20 метров, вьюга. Свету много. Выходил немного гулять. Готовил полюсную партию. Сегодня запаяли в жестяные коробки 6 коробок спичек, 100 пульных патронов ( 50 разрывных, и 50 никелевых), 10 жигановских пуль для дробовки медных и 50 дробовых патронов бумажных: 25 №1 и 25 №5. Кроме того, беру для предварительного расхода незапаянными 20 патронов пульных разрывных и 10 патронов дробовых, №1 бумажных.

Сегодня пропитали ветреные рубашки составом желатина с двухромокислым калием, прибавив немного для мягкости глицерину.

22 января. Опробовали полюсный примус, который сжег 1 фунт керосину за 2 часа полным горением.

2 февраля. С утра тихо, пасмтурно, температура - 13° Ц. Ночью выпал глубокий снег, несмотря на это у нас к отходу все готово. В 12 часов при температуре -20° при ветре NO/З под пушечные выстрелы отвалили от судна к полюсу. Провожали нас верст пять вся здоровая команда и офицеры. Сначала дорога была плохая, но зато собакам помогала команда, а затем дорога улучшилась, а в конце Гукера встретили огромные ропаки. через которые пришлось переправляться, благодаря наступившей темноте, с большим препятствием. Нарты опрокидывались, и люди падали. Я с больными ногами полетел несколько раз. Пройдя около 8 верст, из-за темноты остановились ночевать в проливе за Гукером в четыре часа дня. На ночь всех собак привязали, кроме трех надежных, чтобы не ушли и чтобы не подпустили медведя. Штиль, морозу около -25°. Собак не кормили, сами же пили только чай. В палатке хорошо, тепло, ступ только ноги мои меня беспокоят.

4 февраля. В 9 снялись. В полдень чудная красная желанная заря. Дорога несколько лучше, снег утрамбовало. Собаки идут хорошо, хотя третий день ничего не едят, сало медвежье есть отказались, сегодня дали галет - съели! Прошли верст 15, остановились ночевать у конца Кетлиц-лэнд. Сегодня было здорово холодно. Я шел в рубашке, сильно продрог. Спасаемся примусом, жжем керосину около двух фунтов в день.

Все время дует ветер, буквально обжигает лицо, того и смотри обморозим щеки. Морозу -36°. Собакам в морду ветер тоже очень чувствителен. Несмотря на работу, все-таки они мерзнут в пути, а на стоянке и говорить нечего.

5 февраля. В 9 снялись. Сегодня прошли тоже около пятнадцати верст и остановились ночевать у мыса Рихтгофена. Стали попадаться трещины и полыньи, покрытые уже толстым солончаком. Море королевы Виктории темное, вероятно, там вода или, большие полыньи, покрытые солончаком. Держусь ближе к берегу, по крепкому льду, но зато здесь много ропаков. В общем сегодня дорога выпала отвратительная, много рыхлого cнегa и ропаков.

К вечеру потянул ветер из пролива, было адски холодно, а я умудрился и сегодня шагать в рубашке, ибо в полушубке тяжело. Продрог снова, в особенности замерзли холка, спина, плечи. Кашляю, тяжело очень при большом морозе дышать на ходу, приходится глубоко втягивать в грудь холодный воздух: боюсь простудить легкие. Ноги мои заметно поправляются, опухоль сходит, ребята мои настроены хорошо, охотно идут вперед. Собаки пока держатся все, даем им по 3/4 фунта галет. Отогреваем некоторых в палатке. Спасаемся дpaгоценным примусом и спальным мешком. Ужасно расходуем керосин, более двух фунтов в день.

7 февраля. Сегодня Линник случайно поднял нас в 3 часа утра. Так как мы перележали все бока, то охотно все выползли из мешка, согрели чай, посидели с примусом до семи с половиной утра. Когда стало сравнительно светло, запрягли собак и в 8 1/2 следовали дальше. Сегодня термометр минимальный показал - 40°Ц. Дорога была ужасно мучительна, ропаки и рыхлый глубокий снег. Страшно тяжело было идти, а в особенности мне, больному. Собаки, бедняжки, не знали, куда свои морды прятать. Очень ходко на холоде идут, но стоит только стать, как сейчас же роют себе ямки и прячутся туда от холода. От двух до четырех была вьюга. Это окончательно нас убило, мы едва продвигались вперед. Я все время оттирал лицо и все-таки не усмотрел, как немного обморозил нос. В четыре часа стали лагерем у мыса Fischer, пройдя и сегодня, несмотря ни на что, около 14-15 верст.

9 февраля. Я до того заболел бронхитом, что не мог идти. Шел впереди Линник, а я сидел на нарте, в которую подпрягли двух лишних собак. Этой же нартой я с трудом управлял. Мне дышать совсем трудно на морозе за работой. Сегодня вечером чай с ромом. Примус меня очень спасает. Было четыре чистилки, а осталась только одна, три сломали. Уж очень они плохие, а без них худо; оставшуюся берегу, как свой глаз. Собаки сильно работают. Ночью мерзлячек беру в палатку.

13 февраля. 13-е число неудачное, как вообще. Снялись в 9 и пошли в тумане (идет cнег). Дорога тяжелая, собаки еле везут, ничего не видно. Забрели в какой-то пролив между островами, но только не в Теплиц-бай, хотя он уже чувствуется близко. После 2-х разъяснело, сделался чудный теплый день, но дорога тяжелая.

В 5 часов остановились ночевать, кажется, у Земли Рудольфа, трудно с уверенностью судить, так как в это месте карта страшно неверна. Посмотрим, что покажет завтрашний день. Вечером пришел медведь к палатке, oгромный, собаки его погнали. Я, несмотря на болезнь, пошел с Линником на собачий лай. Пройдя кое-как около двух верст, мы нашли медведя, сидящим в лунке, окруженного собаками. Я несколько раз стрелял в него с аршинного расстояния, но ружье так замерзло, что не дало ни одного выстрела. Когда пошли мы, разочарованные, назад, то я уже двигаться не мог, так плохо себя чувствовал.

Пришлось остаться с собаками сторожить медведя, а Линник пошел за нартой. Вскоре медведь выскочил из лунки и побежал на SW, собаки за ним. Часа через два меня нашла нарта и привезла, как труп, в палатку. Здоровье свое ухудшил, а тут еще нужно залезать в замерзший обледенелый мешок.

ДНЕВНИК. Г.В. ЛИННИК (Григорий Васильевич)

1913 год

11 октября. Я и второй матрос Пустошный подали начальнику экспедиции докладную записку о путешествии к полюсу и о теперешнем продовольствии. Я и Пустошный вечером были позваны в каюту начальника экспедиции, где пробыли около 2-х часов в разговоре, относящемся к докладной записке. На вопрос Г. Я. Седова, что не думаем ли мы подвести его в пути к полюсу нерадением к делу я ответил, что такая дума недопустима, так как в такое путешествие я отправляюсь добровольно, отлично все обдумав и испытав в экскурсиях первой зимовки. Но для этого я должен себя подготовить заблаговременно, и на второй вопрос Г. Я. Седова, что же нам нужно, я ответил, что нужно и даже необходимо улучшение пищи, так как до отхода к полюсу остается 4 месяца, а жаловаться на физическую слабость в пути считаю более неподходящим, чем предотвратить все это раньше. И тогда начальник экспедиции ответил: ну, тогда назначаю вас на офицерский стол и освобождаю от всех судовых работ, так что с завтрашнего дня будете только смотреть за собаками и готовиться к пути.

Вечером все были позваны в салон, где вахтенным начальником М. А. Павловым был прочитан приказ начальника экспедиции об освобождении меня и Пустошного о всех судовых работ и назначении усиленного питания.

13 октября. Воскресенье. Празднуем. С утра начальник с художником Пинегиным уехали на остров Скотт-Кельти на прогулку и охоту. К вечеру, возвратясь на судно, привезли с собой одно бревно плавникового леса - это редкость для Земли Франца-Иосифа.

18 октября. С Пустошным начал выделывать нерпичьи кожа для починки катанов, пимов и для шитья трех пар сапог в путешествие к полюсу.

26 октября. Кроме присмотра за собаками, окончил починку сапог, и одной парой на треть пути к полюсу обеспечен. Сегодня прекратил курение табаку, подготовляя себя к путешествию, где всевозможные лишняя неминуемы, и табаку уже на судне почти нет. Мороз доходит до - 30°.

27 ноября. Кроме присмотра за собаками, я с Пустошным пилил дрова для кубрика, для вытяжки на крюке и просушки нерпичных кож, из которых Инютин будет шить три пары сапог для путешествия, а также начали приготовлять нарты, каяки и все необходимое к полюсу.

11 декабря. Во время разных работ по снаряжению пришел в кубрик начальник экспедиции с доктором для окончательного решения оборудования нарт и каяков к полюсу, и после 2-часового разговора утверждено для каяков сшить предохранительные парусиновые чехлы, а увязку нарт устроить возможно проще - крепче, быстрее и, главное, как можно легче. Вечером Г. Я. Седов осматривал мои и Пустошного вещи, которые пойдут в путешествие, и после этого было решено добавить мне и Пустошному по одной рубахе из кавказкой бурки, принадлежащей доктору, и по одной рубахе из махровой простыни. Всем этим мы не богаты. Вот полный список всего, что я беру для себя к полюсу:

1) Один, две зимы ношенный, бараний полушубок.

2) Далее, ношенные две зимы и подшитые нерпой пара валяных сапог.

3) Пара изношенных и вновь исправленных пимов с линтами.

4) Две зимы ношенная шапка.

5) Три пары рукавиц, из которых одна новая.

6) Двое бобриковых брюк, новые и старые.

7) Три пары портянок и столько же носков.

8) Три смены белья тельного и две - верхнего. Нижнее белье из никуда не годной для полярных стран материи "ганки".

9) Новые меховые брюки и такая же рубаха с капюшоном.

10) Башлык.

К этому еще будут добавлены две рубахи, сказанные выше. И, несмотря на такое неважное снаряжение, в смысле материальном, раз бесповоротно решено идти, то, сколько хватит сил и знания, все будет вложено в дело путешествия. Хотя из 24 собак более подходящих только 11, то этот недостаток с избытком заменяет опыт, испытанный в частых экскурсиях на первой зимовке и в долгом пребывании в заполярных странах. Препятствием для нас могут быть два вида. Первое - это, не дай бог в пути болезнь начальника, так как здоровье его и сейчас неважное, а вторым препятствием могут быть необозримые поля пака, по которому движение невозможно. Что же касается вьюг и морозов, то этому даже стыдно придавать особое значение.

12 декабря. Я с Пустошным начал примерять и метить упряжь для собак, а матрос Шестаков начал шить чехлы для каяков.

13 декабря. По уборке собак закончил примерку собачьей упряжки. Вечером начальник позвал меня к себе в каюту, где выработали способ для запряжки и выпряжки собак в пути, а также решили самых худших собак пустить в передовой нарте, без каяка. Вторые две нарты с каяками будут названы: "Льдинка" и "Ручеек".

1914 год

11 января. Пустошный около собак, я за приготовлением и распределением снаряжения в путь.

13 января. Приготовлял разные веревки и приборы для шитья и сапожничества. Сегодня начальник выходит на один час на прогулку. В полдень уже на дворе немного видно, хотя до солнца еще не так скоро.

15 января. Приготовлял состав воска, парафина и глицерина для заливки каяков в случае их починки в пути.

16 января. Сегодня ставили на льду палатку, перешитую для путешествия, которую осмотрел начальник и все переделанное оказалось вполне годным в пути.

17 января. Пустошный около собак. Я приготовил "подшивку" к спальному мешку. Сегодня последовало распоряжение начальника экспедиции, чтобы на кухне никто ничего отдельно не готовил. Мне же и Пустошному обедать в отдельной каюте, и так как мясного ничего нет, то утром назначено нам, полюсным, по 3 стакана шоколаду.

18 января. Подшивал полотняную простынь к спальному мешку для предохранения от вытирания шерсти. Одним словом, снаряжение почти готово, за исключением мелочи. Прискорбно лишь то, что начальнику экспедиции хотя и лучше гораздо, но все же здоровье его неважное.

2 февраля. Встали в 3 часа утра, запрягли собак, подняли флаги, и все ушли в салон на богослужение, после которого были прочитаны приказы Г. Я. Седова о производстве остающимися работ и об управлении судном на стоянке и в плавании, в случае если мы к августу месяцу не возвратимся.

После обеда в 12 часов дня двинулись в путь. Провожали нас около шести верст и расстались с миром. Прошли около десяти верст и стали лагерем.

15 февраля. Мороз до -28°Ц. Встали в 4 часа утра, так как в спальном мешке троим хорошо всем здоровым и, чтобы не стеснять начальника, в мешок приходится лезть только для короткого сна, к тому же начальнику стало гораздо хуже. К 5 часам попили какао, начальник же выпил только одну чашку муки "Нестле" и опять лег в мешок.

В 8 часов утра Пустошный взобрался на островок и увидел землю. Стали сейчас же собираться в путь и к 9 утра уже были в ходу, но, пройдя не более 1 версты, увидели со всех впереди сторон совсем свежий лед. Толщина льда не превышала 2-х вершков. Лед меня выдержал. И когда я, как шедший впереди, взошел на этот лед, то за мной сейчас же была пущена нарта с каяком без начальника, которая не прошла и 5 сажен, как лед под ней провалился. Мигом я и Пустошный подбежали к нарте и стали тащить за собачью упряжь нарту в сторону, но вода, выйди наверх, способствуя быстрой ломке льда, не давала нам возможности подойти близко к нарте и выпрячь собак. И тут чуть было не вышло недоразумение. Я сказал Пустошному: обрежь собак, чтобы они освободились, сам же оттягивал нарту, но Пустошный не понял и чуть было не обрезал шлейки у самой нарты. Вскоре собак освободили - и, что за нежданная радость - каяк, нагруженный более 20-ю пудами и в нескольких местах пробитый, благодаря предохранительному парусиновому чехлу и наполовину не погрузился в воду. Тогда я стал тянуть нарту за шлейку, а Пустошный проламывать лед, чтобы повернуть нарту в обратную сторону. И когда все было сделано, тогда мы оба взялись за упряжь и вытянули нарту на лед, а отойдя от этого места на более прочный лед, стали лагерем.

Путь кругом один и тот же, ввиду чего придется стоять день или два, пока лед закрепнет настолько, чтобы мог выдержать тяжесть нарт.

Здоровье начальника, к несчастью, ухудшается, и к болезни груди возвратилась болезнь ног. Сегодня Пустошный растирал ноги начальнику спиртом, и оказывается, что на ногах появилась сыпь и нет никакого аппетита. Я уже не знаю, что будет дальше, а пока дело неважно. Желательно лишь одно - возможно скорее добраться до места зимовки герцога Абруццкого, где можно будет хотя и две недели с лишним прожить, но в надежде на лучшее, так как там должен быть запас керосина, которого мы сможем взять для поддержки нормальной температуры в помещении, которое также думаем устроить для начальника. Пока что у нас получилось не на словах, а на деле, что сиди, мол, у моря и жди погоды. Но что поделаешь, отчаиваться нечего, важно лишь одно, чтобы возможно скорее поправился наш начальник. Вечером сварил для начальника компот, и это вся его еда.

Близко от нас открытая вода, над которой летают целые стаи полярных уток - кайр. Собаки, словно бешеные, носятся по солончаку. Из воды часто высовывают головы моржи и морские зайцы, которые также не дают собакам отдыха.

С 18 на 19 февраля всю ночь о сне никто и не думал, так как ежеминутно начальник терял сознание. Все время горит примус, и мы растираем спиртом ноги и грудь начальника, но облегчения никакого не получается, и, видимо, болезнь принимает опасный оборот. Боюсь, чтобы все не окончилось печально. Бешеная вьюга и мороз ничуть не уменьшаются, что приносит особенные страдания и без того тяжело больному начальнику. Примус горит без остановки, сжигая до 10 фунтов керосина в сутки, и перерыв горения делается только при наливании керосина. Сейчас начали третий и последний пуд керосина, надеясь все пополнить на зимовке герцога Абруццкого, и, не дай бог, если там не окажется горючего материала, тогда нам не только не будет топлива к полюсу, а самое для нас страшное это то, что нечем будет поддержать температуру для лечения больного нашего начальника.

Я уже второй день пишу дневник над горящим примусом, улавливая те минуты, когда начальник успокоится и вздремнет у меня на коленях. Что будет дальше, не знаю, а в настоящую минуту все дело очень и очень плохо. Пустошный тоже стал жаловаться на тяжесть дыхания и теперь сидит и стонет. Буря на дворе не перестает. И несчастные собаки мечутся из стороны в сторону, ища спасения от холода.

20 февраля. Все время держу на руках голову начальника, который ежеминутно теряет сознание. Лицо же начальника полумертвое. В 12 часов дня по желанию начальника сварил бульон Скорикова, но только лишь бульон был готов, о еде никто и не подумал, так как начальнику подходит конец. Пустошный, стоя на коленях, держит примус над грудью начальника, а я поддерживаю на руках голову. К великому нашему горю, это продолжалось недолго. И в 2 часа 40 минут дня начальник последний раз сказал: "Боже мой, боже мой, Линник, поддержи". Голова, находившаяся у меня на руках, склонилась; страх и жалость, в эту минуту мною овладевшие, никогда в жизни не изгладятся в моей памяти.

Жалея в душе близкого человека, второго отца - начальника, минут 15 я и Пустошный молча глядели друг на друга, затем я снял шапку, перекрестился и, вынув чистый платок, закрыл глаза своего начальника. (Г.Я. Седов погиб на переходе между островами Карла-Алексанра и Рудольфа в архипелаге Земля Франца-Иосифа. Похоронен на мысе Аук острова Рудольфа) раз в жизни своей в ту минуту я не знал, что предпринять и даже чувствовать, но начал дрожать от необъяснимого страха. Отчаиваться было безумно, и, когда жуткость первого впечатления понемного начала отходить, я велел Пустошному достать для нас обоих меховые костюмы и сейчас же потушить примус, так как керосин у нас на исходе.

Ввиду этого решаю идти в Теплиц-бай к месту зимовки итальянской экспедиции герцога Абруццкого для того, чтобы просушить все и подправить собак. И обязательно взять керосина или чего-либо горючего, чтобы идти обратно. Провизия же, хотя и дорогая, но будет оставлена в Теплиц-бае. Чтобы скорее нам двигаться обратно, тело же, уже бывшего начальника, обоюдно решаем везти на судно.

21 февраля. Мороз до - 35°. Всю ночь, одевшись в меховую одежду, прижались друг к другу и продрожали над телом своего начальника, так как уснуть сколько-нибудь не давал мороз, а в спальном мешке тело начальника. В 6 часов утра попили чай, и тут же я решил действовать так, как позволяют обстоятельства. У Пустошного сильный кашель, что также в Теплиц-бае задержит 2 или 3 дня. Тело же своего начальника изо всех сил стараемся доставить на судно, так как дорог он был всем нам одинаково.

Во время питья чая я заплакал, взглянув на рядом лежащего своего начальника, но уже не дающего распоряжения, а мертвого. И тут же мысленно я с горечью упрекал Кушакова, как доктора нашей экспедиции, который изо всех сил старался остаться за начальника, а ничуть не думал о снабжении полюсной партии предметами лечения, так как из медикаментов нам Кушаковым дано лишь следующее:

1. Глазные капли

2. Вазелин

3. Бинты

4. Порошок "Гидро-ваниль ОПО" от головной боли.

Попили чай и сейчас же принялись за дело. Освободили два больших парусиновых мешка от провизии и в них уложили тело начальника, перевязав посередине. В Теплиц-бай поедем на двух нартах-каяках. Третью же бросаем на месте смерти начальника. И также бросаем некоторые вещи. В Теплиц-бае или где-либо на острове оставим половину всего груза, и если не найдем керосина, то придется хоронить и своего начальника. Завтра думаю идти дальше. И если это окажется место зимовки Абруццкого, то будет сносно, а если же нет, то с телом начальника придется расстаться.

За ночь еще одна собака околела, и еще штук 5 есть таких, которые еле ходят. Когда отрывали нарты, занесенные снегом, собаки с лаем понеслись к морю. Смотрим, не более половины версты от палатки - медведь, но охотиться за ним не подумали, так как с потерей начальника вся работа валится из рук. Ввиду того, что в лице начальника мы потеряли очень много и хотя у нас есть инструменты, но определиться астрономически мы не можем, и не дай бог нам сбиться с пути, тогда участь наша неминуема гибельным исходом. Но время холодов еще не ушло, и будем надеяться, что бог нам поможет по стоячему льду добраться до судна. Все готово к пути. Тело начальника уложено на нарте.

28 февраля. Мороз до - 29°. Вьюга на дворе продолжается, и лежать в спальном мешке невыносимо холодно. Керосина у нас остается не более как на 3 раза, и до судна всего лишь 100 или 120 верст. Но между этим ничтожным расстоянием стоит целая пропасть. Эта безжалостная полярная вьюга, не позволяющая двигаться вперед, и все время бешено дует такой неприятный для нас ветер, который в любую минуту может нас оторвать и унести в океан, а тогда уже наша песня спета. Стоим сейчас на том месте, до которого думали идти с судна провожать нашу партию, но вследствие большинства больных из команды и других обстоятельств провожать нас не пошли.

4 марта. Дело наше плохо, хотя и идем на юг, но, кажется, попали между островов и не знаем, где находимся. Завтра думаю пройти день на запад. Для питья пользуемся мокрым снегом, который растаиваем в кружках дыханием.

6 марта. В 4 часа утра двинулись в путь. На пути не старый, по которому мы отходили от судна, лед, а свежий солончак. Видимо, тут не так давно была открыта вода. В начале 10-го часа утра повернули на мыс и увидели судно.

ДНЕВНИК А.М. ПУСТОШНЫЙ (Александр Матвеевич)

1914 год

7 февраля. Сегодня благодаря Линнику встали в 3 часа утра, попили чаю и до 8 часов сидели около примуса. В 8 часов снялись в путь. Погода стояла скверная, дул навстречу нам ветер до 4 баллов, температура воздуха стояла - 34 °, а ночью минимум показал - 40,4°. Сегодня, несмотря на сильный мороз и ветер, мы прошли то же, что и вчера - 15 верст. На ночь остановились в 4 часа вечера, попили чаю с сухарями, съели по плитке шоколада, записали дневники, сделали наблюдения и легли спать. На ночь взяли в палатку 4-х собак, тех, которые боятся мороза - Пирата, Мальчика, Куцего и Разбойника.

9 февраля. Сегодня встали в 6 часов утра, напились какао, съели обычную порцию сала и в 9 часов двинулись в путь. С начала пути начальник шел немного впереди собак, а потом весь день ехал на 2-й нарте, запряженной 10 собаками. Линник весь день шел впереди, а я управлялся со всеми 3-мя нартами. Вечером, когда стали на ночевку, то Линник достал из каяка ром, а я кормил и отпрягал собак. Погода стояла скверная, сильный туман. Температура ночью - 37,8°, а днем - 33,4°. Вечером мы все сегодня пили чай с ромом и съели по куску сала.

17 февраля. Сегодня везли начальника на нарте в спальном мешке, и то еще в час дня разбивали палатку и оттирали ему ноги, а вечером его донесли до палатки, и тогда он в неё заполз. Вечером я тоже оттирал ему ноги. Наблюдения эти дни делаю я. Начальник сегодня, кроме двух чашек чаю, ничего не ел, а мы с Линником поели хорошо. Дорога сегодня была хорошая, собаки шли хорошо. Под вечер Линник провалился в трещину и набрал воды в сапоги. Сегодня идти было тяжелее всех прочих дней, потому, что дул ветер прямо в лицо. Температура минимальная - 41,5°, днем - 35,7°.

28 февраля. Сегодня мы, как мученики, проворочались весь день в холодном сыром мешке. На дворе завывает ветер из пролива и метель и туман. Около 12 часов дня мы уже больше не могли переносить мороз и принуждены были разогреться одной банкой керосина, так как варили чай и сушили носки и оленьи чулки, а затем снова забрались в мешок.

6 марта. Сегодня мы встали в 4 часа утра и двинулись в путь. К 9 1/2 часам утра мы были у судна, и тут мы всем товарищам и членам экспедиции рассказали свое горе, а они нам свое. У них на судне тоже 1 марта скончался механик и 4 человека сильно больны.

Вечером сегодня Линник читал в салоне свой дневник всем членам экспедиции, а я сразу после ужина лег спать, забравшись в малицу.


Просмотрено: 0%
Просмотрено: 0%
Скачать материал
Скачать материал

Краткое описание документа:

Цель: изучение особенностей и деталей полярной экспедиции Георгия Яковлевича Седова.

Задачи:

1. Выявить особенности подготовки к полярной экспедиции;

2. Рассмотреть особенности прохождения экспедиции на северном полюсе;

3. Составить психологический портрет полярников и участников полюсной экспедиции;

4. Обозначить главные трудности, препятствия и ошибки, которые повлекли за собой неудачу экспедиции.

Скачать материал

Найдите материал к любому уроку, указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:

5 878 764 материала в базе

Скачать материал

Другие материалы

Презентация проекта "Одарённые дети"
  • Учебник: «Россия в мире. С древнейших времён до начала XX века (базовый уровень)», Волобуев О.В., Абрамов А.В., Карпачев С.В. И др.
  • Тема: § 44. Внешняя политика России в начале XX в
  • 27.06.2020
  • 159
  • 1
«Россия в мире. С древнейших времён до начала XX века (базовый уровень)», Волобуев О.В., Абрамов А.В., Карпачев С.В. И др.

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

  • Скачать материал
    • 27.06.2020 196
    • DOCX 104.5 кбайт
    • 1 скачивание
    • Оцените материал:
  • Настоящий материал опубликован пользователем Иванис Ирина Вячеславовна. Инфоурок является информационным посредником и предоставляет пользователям возможность размещать на сайте методические материалы. Всю ответственность за опубликованные материалы, содержащиеся в них сведения, а также за соблюдение авторских прав несут пользователи, загрузившие материал на сайт

    Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.

    Пожаловаться на материал
  • Автор материала

    Иванис Ирина Вячеславовна
    Иванис Ирина Вячеславовна
    • На сайте: 5 лет и 7 месяцев
    • Подписчики: 0
    • Всего просмотров: 4700
    • Всего материалов: 15

Ваша скидка на курсы

40%
Скидка для нового слушателя. Войдите на сайт, чтобы применить скидку к любому курсу
Курсы со скидкой