Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Презентации / Творчиская работа учиников. Талантливые дети.

Творчиская работа учиников. Талантливые дети.


  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

ВВЕДЕНИЕ

Человек в своей жизни может обойтись без многого: без телефона,  одежды, Интернета, машины.  Но ему просто жизненно необходимы еда и питье.

Тема кулинарии всегда остро стояла в литературе. Когда читаешь описание еды в том или ином произведении, всё больше разгорается не только аппетит, но и желание узнать новый рецепт того или иного блюда. И как следствие этого, постоянно вчитываешься в произведение. Возникает желание прочитать что – то новенькое ещё, чтобы узнать новые рецепты и способы их приготовления. с восторгом переворачивая страницы представляешь, как  это вкусно: «пирожки с  маком, рыжики, чарка водки, сушеные рыбки, соус с грибками, жиденький узвар с сушеными грушами, грибки с чабрецом, пирожки с урдою, коржики с салом … »Многие рецепты и традиции утеряны ,и попросту «канули в лету». А ведь многие современные «шедевры» являются ничем иным, как повторением хорошо забытого старого рецепта и берут свое начало именно из русской литературы! Ботвинья, репница, курник, глазуха, няня…. за этими вкусными и знакомыми по художественной литературе названиями скрываются  простые в приготовлении блюда. Да-да, наши предки не были гурманами в современном понимании.
Тот, кто много и внимательно читает, наверняка обращает внимание на то, что редко встречаются такие литературные произведения, герои которых ничего не пьют и не едят. И это естественно, потому что в книгах должна описываться истинная жизнь, которая – увы! – не бывает без еды и питья. Так что нет ничего удивительного в том, что и классики русской и зарубежной литературы уделяли немалое внимание описанию изысканнейших кушаний.

«Вкусная еда - поэзия души». Давайте послушаем поэзию о вкусной еде. Послушаем стихотворение О. Э. Мандельштама. стихотворение О.Э. Мандельштама «Мороженно».

"Мороженно!" Солнце. Воздушный бисквит.

Прозрачный стакан с ледяною водою.

И в мир шоколада с румяной зарею,

В молочные Альпы, мечтанье летит.



Но, ложечкой звякнув, умильно глядеть -

И в тесной беседке, средь пыльных акаций,

Принять благосклонно от булочных граций

В затейливой чашечке хрупкую снедь...

Подруга шарманки, появится вдруг

Бродячего ледника пестрая крышка -

И с жадным вниманием смотрит мальчишка

В чудесного холода полный сундук.

И боги не ведают - что он возьмет:

Алмазные сливки иль вафлю с начинкой?

Но быстро исчезнет под тонкой лучинкой,

Сверкая на солнце, божественный лед.


Только талант большого поэта может запечатлеть в таком изящном, легком, ярком произведении прозу жизни.
«Роль еды в жизни писателей и в их творчестве».

Актуальность моей работы связана с изучением художественного образа, в частности образа еды, как одного из важнейших композиционных приёмов.

Объектом исследования стал концепт «еда». Он является художественным образом и может выступать в роли связующего звена между событиями.

Образ еды в древней литературе

Разговор об «образах» еды можно начать, обратившись еще к древней литературе, в которой они играли важную роль.    Древние эллины представляли, согласно мифам, богов-вершителей их судьбы не иначе, как пирующими высоко на светлом Олимпе:

«Пируют боги в своих золотых чертогах … Дочь Зевса, юная Геба, и сын царя Трои Ганимед, любимец Зевса, получивший от него бессмертие, подносят им амброзию и нектар – пищу и напиток богов. …На этих пирах решают боги все дела, на них определяют они судьбу мира и людей». 1

Один из самых почитаемых древними греками богов, бог вина и виноделия, Дионис, в мифах изображается путешествующим по всему свету в окружении хмельных менад и сатиров, весело пирующим и пляшущим в тенистых долинах. Дионис в мифологии воспринимался как апофеоз жизненной силы и чувственного земного бытия… Не случайно отец Диониса Зевс-громовержец жестоко наказывал всех, кто не почитал или оскорблял юного бога.

В евангельских сюжетах мы также неоднократно встречаемся с «образами» еды. Это широко известная притча о пяти хлебах и двух рыбах, которыми Христос накормил 5 тысяч человек.

«Он же, взяв пять хлебов и две рыбы и воззрев на небо, благословил их, переломил и дал ученикам, чтобы раздать народу. И ели и насытились все; и оставшихся у них кусков набрано двенадцать коробов». 2

Образ еды в этом сюжете приобретает символический смысл силы веры. В сюжете последней вечери Иисус Христос нарекает хлеб своим телом, а вино – своей кровью: так возникает аллегорическое толкование хлеба и вина. (Евангелие от Луки - 2, 94.).Рассмотрим образы еды в русской литературе.
Знаете ли вы, что Иван Андреевич Крылов среди своих современников стал не только выдающимся баснописцем, но и был известен в петербургских гостиных как гурман, знаток и ценитель хорошего стола и любитель вдосталь насладиться едой, о чем свидетельствуют некоторые его басни и сама его фигура. Подобно тому, как в меню Фонвизина, например, присутствовали подовые пироги, вышедшие из употребления в ХХ веке и даже не оставившие по себе памяти в поваренных книгах, изданных после 1907 года, так и в меню Крылова имеется одно блюдо, еще более экзотическое и также «вымершее». В отличие от подовых пирогов, оно даже не упоминается в литературе, а рецепт его можно сыскать лишь в пособиях, изданных до 1775 года. Блюдо это – «петушьи гребешки». А вот второе мясное блюдо – «бараний бок с кашей». Кстати, это блюдо встречается не только у Крылова, но и у Гоголя в «Мертвых душах». Распространенное, значит, было, это кушанье, такого уже не встретишь, мало у кого сейчас свои-то бараны, новое время – новые блюда!
А драматург Александр Островский в своих пьесах часто показывает, как его герои пьют чай.

Чаепитие - излюбленная тема многих писателей русской и татарской литературы

- В пушкинскую эпоху предпочитали пить чай с молоком и сливками:

Разлитый Ольгиной рукою

По чашке темною струею

Уже душистый чай бежал,

И сливки мальчик подавал...



- В России издавна укоренилась привычка пить чай с сахаром-рафинадом. А бережливость заставляла пить чай «внакладку» и «вприкуску». К чаю обязательно подавали конфеты, бублики, сушки, баранки, печенье, блины и, разумеется, разнообразнейшие варенья. Как у Лариных: «Несут на блюдечках варенья, с одною ложечкой для всех».

Как сладостно твоё святое хлебосольство

Нам бывало вкус и жажды своевольство:

С каким радушием – красотою древних лет –

Ты собирала нам затейливый обед!

Сама и водку нам, и брашна подавала,

И соты, и плоды, и вина уставляла

На милой тесноте старинного стола!

Ты занимала нас – добра и весела –

Про стародавних бар пленительным рассказом:

Мы удивлялися почтенным их приказам.

Мы верили тебе – и смех не прерывал

Твоих бесхитростных суждений и похвал:

Свободно говорил язык словоохотный,

И легкие часы летели беззаботно!



Н. М. Языков.

К няне А. С. Пушкина



Одним из самых «кулинарных» писателей считают Н.В. Гоголя, особенно выделяется в этом отношении его «Ревизор». Это, несомненно, самое кулинарное из драматургических произведений Гоголя. Если читать его, тщательно обращая внимание на развитие только кулинарной темы, становится совершенно очевидно, что Гоголь не только старался создать выразительный психологический образ Хлестакова, но и строил всю динамику и эволюцию его превращений – от жалкого, трусливого «щелкопера», заискивающего перед собственным слугой, до наглого амбициозного враля, выдававшего себя за петербургского сановника, - в значительной степени при помощи кулинарного антуража. Во всех произведениях Николая Васильевича многие его герои только и делают, что пьют и едят: это Собакевич и Коробочка в «Мертвых душах», там же – Манилов и Ноздрев, это старосветские помещики в «Миргороде», это и герои «Вечеров на хуторе близ Диканьки», все не просто едят, но буквально обжираются.

А в «Старосветских помещиках» Н.В. Гоголь описывает «старое доброе время», уютный, захолустный, старожильский мирок, в котором люди живут не какими-то «высокими идеями», а простыми житейскими радостями, находя их не в последнюю очередь в умении хорошо покушать. Вообще в старинных воспоминаниях, рассказах о прошлой жизни, в русской классической литературе мы встречаем очень частые и выразительные упоминания о еде. Возвращаясь к Гоголю: почему? Чтобы показать, какими неразвитыми, примитивными бывают люди с мелкими интересами, без серьезных жизненных целей? Но Гоголь описывает старичков с большой симпатией.
Мы интересовались меню одного дня Афанасия Ивановича и Пульхерии Ивановны. Нельзя без юмора перечислить все блюда, которые были «съедаемы» героями и рано утром, перед завтраком, на завтрак, перед обедом, так до ночи, даже «середь ночи». От переедания Афанасий Иванович лечился едой…Конечно, автор употребил
 излюбленный творческий метод, по гротескному воплощению. Сделал это с легким юмором, с большой симпатией к героям.

-Показывается фрагмент из спектакля Н.В. Гоголя «Старосветские помещики».


Актуальность выбранной темы обусловлена тем, что современный человек имеет  весьма туманное представление о том, что такое русская кухня, а, читая литературные произведения и встречая  в них названия блюд, редко желает познакомиться поближе с традициями исконно русской кухни.

Многие авторы литературы XIX века подарили нам  шедевры русской кулинарии: сколько вкусных блюд можно приготовить, заглянув в произведения Л.Н.Толстого, А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, А.П.Чехова и многих других. Одна из существенных составляющих писательского мастерства - умение правдоподобно, ярко и выразительно описывать всякие съедобные вещи. Подчас такие детали играют важную роль в общем впечатлении от книги. А случалось ли с вами такое? Читая какую-либо книгу и наткнувшись на описание процесса готовки или поглощения героями особо вкусного блюда, вам  остро захотелось повторить кулинарный эксперимент?

Целью нашего исследования является анализ  использования темы кулинарии в литературных произведениях XIX века, выявление взаимосвязи литературы и кулинарии. Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

1. Изучить кулинарные пристрастия писателей XIX века (изучить произведения русских классиков, где присутствуют описания блюд русской кухни и научиться  готовить блюда).

2. Проследить историю русской кухни и современных ресторанов, найти современные аналоги  старинным рецептам.

3. Определить, чем питались наши предки, жившие в XIX веке, и изучить гастрономические пристрастия современного человека.

4.  Узнать, знакомы ли учащиеся с блюдами из литературных произведений.

Объект исследования: 9-11-х классов и учителя  школы. Предмет исследования: кулинарные пристрастия писателей XIX века.  Исследование посвящено двум областям человеческой деятельности: русской литературе и русской кухне.

Методы исследования: изучение литературы, анкетирование.

Гипотеза: если я проведу исследование, то узнаю, что в век прогресса и всеобщей занятости сама жизнь подталкивает к тому, что мы забываем не только о традициях исконно русской кухни, но и о духовной пище. Принимая все кулинарные новшества, мы забываем о родной русской кухне, о том, что извлечено опытом, передано от отцов к детям.

Теоретическая часть

1.ЭКСКУРС В XIX ВЕК.

Каждый народ имеет свой уклад жизни, обычаи, свои неповторимые песни, танцы, сказки. В каждой стране есть излюбленные блюда, особые традиции в убранстве стола и приготовлении пищи.  Древнерусская кухня, развивавшаяся с IX-Х вв. и достигшая наибольшего расцвета в XV-XVI вв. характеризуется общими чертами, во многом сохранившимися и доныне.  В начале этого периода появился русский хлеб из дрожжевого ржаного теста, а также возникли все другие важнейшие виды русских мучных изделий: сайки, баранки, сочни, пышки, блины, оладьи, пироги и т. п.

Большое место в меню занимали и разнообразные кашицы и каши, считавшиеся первоначально обрядовой, торжественной пищей.  Количество блюд по названиям было огромно, но по содержанию они  немногим отличались одно от другого. В начальный период развития русской кухни складывается и склонность к употреблению жидких горячих блюд, получивших тогда общее название "хлёбова", это и  щи, похлебки, основанные на растительном сырье, а также различные затирухи, заварихи, болтушки.  В это же время окончательно складываются все основные типы русских супов, при этом появляются неизвестные в средневековой Руси похмелки, солянки, рассольники. 

На кулинарию XVII в. сильное влияние оказывает татарская кухня, что связано с историческими событиями.  В этот период в русскую кухню попадают блюда из пресного теста (лапша, пельмени), а также  изюм, урюк, смоква (инжир), лимоны и чай, ставшими на  Руси традиционным.

Для боярского стола характерным становится большое обилие блюд - до 50, а за царским столом их число вырастает до 150-200. Огромны и размеры этих блюд. Придворные обеды превращаются в помпезный, пышный ритуал, продолжающийся 6-8 часов подряд, и включают в себя почти десяток перемен, каждая из которых состоит из целой серии одноименных блюд.

Порядок подачи блюд за богатым праздничным столом, состоящим из 6-8 перемен, окончательно сложился во второй половине XVIII в.  Он сохранялся до 60-70-х годов XIX века: горячее (щи, похлебка, уха);   холодное (окрошка, ботвинья, студень, заливная рыба, солонина);  жаркое (мясо, птица);  тельное (отварная или обжаренная горячая рыба);   пироги (несладкие), кулебяка;  каша (иногда подавали со щами);   пирожное (сладкие пироги, пирожки);  заедки. 

Начиная с петровских времен,  русская знать заимствует и вводит у себя западноевропейские кулинарные традиции. И лишь  во второй половине XIX в. начинается восстановление русского национального меню, но  с французскими коррективами. 

К последней трети XIX в. русская кухня господствующих классов стала занимать наряду с французской кухней одно из ведущих мест в Европе.  Главные черты русской кухни можно определить следующим образом: обилие яств, разнообразие закусочного стола, любовь к употреблению хлеба, блинов, пирогов, каш, своеобразие первых жидких холодных и горячих блюд, разнообразие рыбного и грибного стола, широкое применение солений из овощей и грибов, изобилие праздничного и сладкого стола с его вареньями, печеньями, пряниками, куличами и т. д.  

С середины XIX века начинается серьезный разворот гастрономических интересов в сторону национальных традиций. Возникает совершенно уникальная трактирная кухня. В основе её - традиционная русская кулинария, здесь уже не стесняются ни каш, ни щей, ни расстегаев, ни кулебяк. Блюда готовятся в больших трактирных печах, которые не отличались  от домашних русских печей.

          Основное достоинство русской кухни - умение вбирать в себя и творчески дорабатывать, совершенствовать лучшие блюда всех народов, с которыми приходилось общаться русским людям на долгом историческом пути. Именно это сделало русскую кухню самой богатой кухней в мире. 

2. КУЛИНАРИЯ В ЛИТЕРАТУРЕ

Представления большинства наших современников о собственной кухне, к великому сожалению, удивительно примитивны. Существует несколько затёртых шаблонов, из которых следует, что основная еда русских людей во все времена - капустные щи, каша и пельмени, что мяса «простой народ» никогда не видывал, а имущему классу подавали на стол лебедей прямо в перьях, что, наконец, фантазия русских стряпух была ограничена русской печью и чугунком.

И наткнувшись в произведениях художественной литературы лишь XIX века на упоминания забытых ныне блюд, таких как няня, перепеча, саламата, кулага, кокурка, современник вздохнёт сокрушённо — мол, была еда прежде нас, да позабыта давно…  Сколько вкуснейших блюд приготовили для нас такие мастера русской прозы, как Александр Пушкин, Николай Гоголь, Андрей Мельников-Печерский, Иван Гончаров и многие-многие другие «великие повара» русской литературы.

Даже городская интеллигенция открыто заявляет о своих гастрономических пристрастиях. Находящийся на пике популярности поэт-либерал, удачливый издатель и игрок Н.А. Некрасов пишет, в чем именно он видит смысл жизни:

В пирогах, в ухе стерляжьей,
В щах, в гусином потрохе,
В няне, в тыковнике, в каше
И в бараньей требухе…

А вот как обедал главный персонаж русской словесности Евгений Онегин:

Вошел: и пробка в потолок,

Вина кометы брызнул ток,

Пред ним roast-beef окровавленный,

И трюфли, роскошь юных лет,

Французской кухни лучший цвет,

И Стразбурга пирог нетленный

Меж сыром лимбургским живым

И ананасом золотым.

Вчитаемся в эти строчки: из них явствует, что русские аристократы не жаловали отечественной кухни, как, впрочем, и вся аристократия мира. Им непременно подавай что-то особенное, заморское, не такое, каким кормятся соотечественники.  Русскую классику я читаю с завистью не к тем блюдам, которые ели наши предки, а потому, что люди эти были так полны жизни и восторга перед ее чудесами. Вот, к примеру, Державин:

Багряна ветчина, зелены щи с желтком.
Румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны,
Что смоль, янтарь — икра, и с голубым пером
Там щука пестрая: прекрасны!

Или, например,  повесть Салыткова-Щедрина «Как  один мужик двух генералов прокормил»: «Вчера, - читал взволнованным голосом один генерал, - у почтенного начальника нашей древней столицы был парадный обед. Стол сервирован был на сто персон с роскошью изумительною. Дары всех стран назначили себе как бы рандеву на этом волшебном празднике. Тут была и «шекснинска стерлядь золотая», и питомец лесов кавказских, - фазан, и, столь редкая в нашем севере в феврале  месяце, земляника.....»

А у Гоголя в «Старосветских помещиках» другая смысловая нагрузка: умение и возможности использовать разные домашние припасы и страстное желание хозяйки радовать мужа этими благами. Постоянно варилось варенье, желе, пастила, деланные на меду, на сахаре, на патоке.... Обедать садились в 12 часов. Кроме блюд и соусников, на столе стояло множество горшочков с замазанными крышками, чтобы не могло выдохнуться какое-нибудь аппетитное изделие старинной вкусной кухни».

Иначе живут россияне во времена «Обломова» в романе Гончарова. На страницах, описывающих его детство, много разговоров о еде. «Об обеде совещались целым домом... Всякий предлагал свое блюдо: кто суп с потрохами, кто лапшу или желудок, кто рубцы, кто красную, кто белую подливку к соусу... Забота о пище была первая и главная жизненная забота в Обломовке.»

В «Семейной хронике» Аксакова уже почти нет детализации приготовлений, лишь обобщенная оценка обеда: «Блюд было множество, одно другого жирнее, одно другого тяжелее: повар Степан не пожалел корицы, гвоздики, перцу и больше всего масла».

Зато Чехов посвятил обжорам множество произведений. Особенно знаменит в этом смысле рассказ «Апоплексический удар», где подробно выписывался желудочный экстаз гурмана, готовившегося проглотить блин с различными закусками. Секретарь мирового съезда говорит о еде, как поэт, с ним от аппетита почти истерика делается. «Самая лучшая закуска, ежели желаете знать, селедка. Съели мы ее кусочек с лучком и горчичным соусом, сейчас же, благодетель вы мой, пока еще чувствуете в животе искры, кушайте икру саму по себе, или, ежели желаете, с лимончиком, потом простой редьки с солью, потом опять селедки, но все-таки лучше, благодетель, рыжики соленые, ежели их изрезать мелко, как икру, и, понимаете ли, с луком, с прованским маслом - объедение! Но налимья печенка — это трагедия!..»

Описания продолжаются долго: тут и щи, и борщок, и суп, и рыбное блюдо, и дупеля, и индейка, и запеканка... И все заканчивается тем, что соблазненные этими разговорами чиновники бросают дела и отправляются в ресторан.

Опять-таки здесь описания еды не самоцель, не воспевание русской кухни. Да и блюда простые, разве что приготовлены с вдохновением, о котором сегодня мы почти забыли. Да и вся русская классика оставляет в этом смысле жизнерадостное впечатление. Герои литературных произведений то и дело садятся за стол, встают из-за стола, со вкусом выпивают, закусывают, звенят столовыми приборами, передают друг другу блюда с аппетитною начинкою.

Итак, еда Державина воспринимается глазами, еда Гоголя — душой, еда Гончарова - только желудком, а у Чехова — языком.

3. КУЛИНАРНЫЕ ПРИСТРАСТИЯ СОВРЕМЕННОСТИ

Каковы кулинарные пристрастия современной русской литературы? Они отсутствуют. Ибо и сами ее персонажи вызывают некоторое сомнение в их существовании. Вообще говорят, что по кулинарным пристрастиям данной литературы можно многое сказать о состоянии народа, которому она принадлежит. Если с ее страниц исчезают обеденные столы, закуски, холодные и горячие блюда, свежие огурцы, повара, кухонные принадлежности - значит, с самим народом, а, точнее, с его творческой интеллигенцией что-то не в порядке.

В современной литературе сцены питания всегда отдают торжеством выскочки, гордо достигшего тех же благ, что и другие. Стремление быть не хуже начальства, перескочить из своей среды повыше приводит к тому, что еда оказывается мерилом общественной ценности человека. И пора сожалеть не о том, что еды мало, а о том, что пропало любопытство, любознательность, желание приготовить самое простое блюдо вкусно,  с душой. Ведь из хлеба, лука, сыра, яблок, каш, картошки, молока, яиц столько можно сделать удивительные произведения искусства!  А мы кормим друг друга  яйцами вкрутую, пока не появится желание кукарекать, и бутербродами, примитивными и однообразными, oт которых приобретается лишь нездоровая грузность и полнота.

Наука кулинария не стоит на месте, и мы пользуемся благами XXI века, беспощадно тыча пальцем в печи СВЧ, кухонные комбайны  и  оцениваем свежесть продуктов по дате, выбитой на упаковке. В наш век прогресса и всеобщей занятости сама жизнь подталкивает к тому, что всё чаще и чаще мы покупаем готовые блюда фабричного производства и всё реже готовим пищу из свежих продуктов.   На мой взгляд, именно приготовление пищи вносит нотку порядка и покоя в повседневный хаос нашей современной жизни.  Большинство людей едят для того, чтобы жить. Но можно есть, получая удовольствие от еды.

 «Кулинарная» тема в современной литературе практически не изучена, а  ведь здесь такой  простор для исследований и фантазии.  Мы забываем, как великолепна, проста и рациональна русская кухня. В наше время всё чаще и чаще на нашем столе возникают блюда иностранной кухни. Это неплохо, но мы забываем о родной русской кухне, то, к чему мы привыкли, с чем свыклись, что извлечено опытом, передано от отцов к детям и определяется местностью нашего бытия, климатом и образом жизни.  Время течет неумолимо, меняя нравы, обычаи, традиции, и лишь одно остается неизменным – хлебосольство русского дома, несмотря на социальный слой. Несмотря на засилье ресторанов европейской и азиатской  кухни, отрадно видеть, что исконно русская кухня занимает не последнее место среди гастрономических пристрастий людей других стран.  Русские рестораны распространены во всем мире. Есть они и в Париже, есть они в Вене, Лондоне, Бостоне и Сиднее. В Стамбуле есть 6 ресторанов русской кухни высокого класса. Знаменитые русские рестораторы и просто публичные люди стали открывать собственные рестораны. Например, в Москве одними из самых известных русских ресторанов являются  «Илья Муромец», «Сударь», «Гоголь»  и другие.

Хочется надеяться, что мы возродим русскую кухню, и любимыми блюдами станут не гамбургер и суши, а варенье из сосновых шишек или одуванчиков, настоящий «пушкинский варенец» и ушное из телячьих щечек, студень из белых грибов, бараний бок с кашей, судак и красные блины….

Практическая часть

Изучив историю русской кухни, проанализировав кулинарные пристрастия авторов литературы XIX века, я решила попробовать приготовить блюда русской кухни, названия которых мне повстречались в произведениях литературы. Меня заинтересовал вопрос: знакомы ли моим ровесникам и  людям старшего поколения блюда русской кухни? Любят ли они русскую кухню или предпочитают фаст-фуд? Для этого я провела исследование, которое  проводилось на базе МОУ «СОШ №32» г. Братска. В нем приняли участие 20 учащихся 9 «А» класса,  20 учащихся 11 «А» класса,  а также  20 учителей школы.

Порядок  исследования:  разработка анкеты с названиями блюд,  подготовка бланков для фиксации результатов, реализация исследования, количественный  и качественный анализ данных,  выводы по проведенному исследованию.

Материалом для анкеты послужили несколько названий блюд русской кухни из произведений  Гоголя, Чехова, Достоевского, Гончарова, Салтыкова-Щедрина. В анкете были представлены 10 наименований блюд, участникам анкетирования было предложено  ответить на вопросы.  После проведения анкетирования были обработаны его результаты.

Результаты анкетирования

Первый вопрос  анкеты: «Блюда какой кухни вы предпочитаете?» -  выявил предпочтения в кухне. Проанализировав полученные результаты, можно  сделать следующие выводы:   Обобщив результаты можно сделать вывод:  

Результаты анкетирования

В следующей части анкеты респондентам было предложено прочитать названия блюд, ответить,   что это за блюда, из  каких продуктов их готовят. Эти вопросы вызвали у респондентов определенные затруднения: 

Обобщив результаты можно сделать вывод, что большая  часть респондентов  к русской кухне относится равнодушно. Проблема заключается в том, что большинство опрашиваемых  имеют весьма туманное представление о том, что такое русская кухня, а, читая литературные произведения и встречая  в них названия блюд,   у детей не возникает желания познакомиться поближе с традициями исконно русской кухни.

Результаты анкетирования

Последний вопрос анкеты: «В каком литературном произведении вы встречали названия этих блюд» - показал, насколько любят читать респонденты и насколько они внимательны (Приложение VII)

Обобщив полученные результаты, следует отметить, что прослеживается определенная взаимосвязь между возрастом и знаниями и предпочтениями. Юные респонденты  предпочитают блюда японской кухни,  почти не знакомы с блюдами старинной русской кухни и мало читают; самые читающие  - учителя, они же отдают свое предпочтение блюдам русской кухне.

В ходе проведения анкетирования респонденты  очень заинтересовались разнообразием и необычностью указанных блюд. После проведенного анкетирования  нами было предложено провести кулинарный турнир.   Каждому участнику турнира было предложено приготовить блюдо из произведения Гоголя, Чехова, Пушкина, рассказать рецепт его приготовления, и, что самое важное, не забывая о литературе,  представить блюдо (выдержкой из произведения). Следующей частью турнира – была викторина с вопросами 

 Итак, у всех у нас общая слабость: любим мы вкусно поесть! Только вот почему-то кулинарной избирательностью большинство из нас  не страдает. В нашем рационе давно прописались «иностранцы». И даже младенцы в курсе, что такое гамбургеры, суши и пицца. А вот названия таких блюд как перепеча, няня или ботвинья – наоборот звучат для нас как иноземные. А ведь это исконно русские блюда! Все это лишний раз говорит о глубокой  внутренней пропасти, которая разделяет нас и наших великих предков. А ведь есть традиции, которые могут не только органично войти в повседневную жизнь каждой семьи. Надо с уважением относиться к нашим кулинарным традициям. А для этого, прежде всего, необходимо изучить эти самые традиции.

Гастрономическое искусство, как и театральное, мимолетно: оно оставляет следы лишь в нашей памяти. Вот эти воспоминания о волнующих и радостных событиях, пережитых за столом, и составляют сюжеты кулинарной прозы. Не зря так прекрасны описания еды в классической литературе, в том числе и русской.

Заключение

Данное исследование было  попыткой совместить два моих давних увлечения — хорошую литературу и вкусную еду.  Гипотеза, выдвинутая мной в начале исследования, подтвердилась: в век прогресса и всеобщей занятости сама жизнь подталкивает к тому, что мы забываем не только о традициях исконно русской кухни, но и о духовной пище. Погоня за едой экзотической стала для современного человека еще одной забавой, способной отвлечь от ежедневных стрессов, вечно преследующих житейских проблем. Принимая эти кулинарные новшества, мы забываем о родной русской кухне, о том, что извлечено опытом, передано от отцов к детям и определяется местностью нашего бытия, климатом и образом жизни.

Традиции современной русской кухни складывались многими столетиями, на их формирование существенное влияние оказали как религия, так и различные исторические факторы, в связи с чем, она приобрела многонационально-региональный характер.

Изучив вопрос  о взаимосвязи литературы и кулинарии, можно сделать вывод, что рецепты, а также описание самих трапез и традиций в кулинарной культуре, сноски, поясняющие состав и значение блюда, содержащиеся в произведениях художественной литературы, выступают не только материальными свидетелями культуры быта народов, различных социальных групп, но и раскрывают многообразие эстетических представлений людей о красоте окружающего их мира и об их вкусах.

По кулинарным пристрастиям в литературных произведениях  можно многое сказать о состоянии народа, которому она принадлежит.  Сколько вкуснейших блюд приготовили для нас такие мастера русской прозы, как Александр Пушкин, Николай Гоголь, Андрей Мельников-Печерский, Иван Гончаров и многие-многие другие «великие повара» русской литературы. Сколько удовольствия можно получить не только от перечитывания известных с детства замечательных отрывков, но и обогатить свой кулинарный опыт,  приготовив любимые блюда литературных  героев.

Кушать любят все. Русские тоже. Но у одних народов этот процесс доведен до гастрономического совершенства, другие же опрокидывают в себя стакан тростниковой водки, закусывают его хорошим куском собачатины и считают проблему решенной. Первые называют вторых варварами, вторые первых - гнилыми аристократами. И обе стороны по-своему правы. Потому что национальная гастрономическая традиция может возникнуть только у развитого народа - и именно в его культурном слое.

Разумный человек должен обладать врожденной интуицией и чувством меры. А другому незачем готовить щи. Он обойдется в кулинарии  гамбургером, в искусстве - телевизором, в спорте - покером.

Так что, перед тем как готовить ужин, не забудьте заглянуть на страницы  художественной литературы, потому что кто, как ни талантливые мастера пера, создают национальные кулинарные мифы.

Список литературы

  1. Пушкин А.С. «Евгений Онегин», Эксмо. 2008

  2. Похлебкин В.В. «Из истории русской кулинарной  культуры», Издательство: Центрполиграф, Серия: Классика кулинарного искусства,  2009 г.

  3. Гоголь Н.В. Повести. «Ревизор». «Мертвые души», издательство: АСТ, 2008 г.

  4. Гончаров И. «Обломов» , изд-во Мир книги, 2008 г.

  5. Достоевский Ф. «Братья Карамазовы» Издательство: Серия: Русская классика, изд-во Эксмо, 2008

  6. Литературная газета №43 (6247) (2009-10-21) «Литературная кулинария, или Метафизика еды» Сергей Мнацаканян

  7. Салтыков-Щедрин М.Е. «Господа Головлевы» Издательство: Сибирское университетское издательство, 2009 г.

  8. Чехов А.П. Рассказы и повести –  из-во  Владос, 2009

  9. http://restaurant-gogol.ru  - Ресторан Гоголь

  10. http://sudar.ru - Ресторан эксклюзивной русской авторской кухни «Сударь»  

  11. http://www.restoran-muromec.ru - Ресторан Илья Муромец






Автор
Дата добавления 30.08.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Презентации
Просмотров94
Номер материала ДБ-170160
Получить свидетельство о публикации


Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх