Выдаём удостоверения и дипломы установленного образца

Получите 5% кэшбэк!

Запишитесь на один из 793 курсов и получите 5% кэшбэк стоимости курса на карту

Выбрать курс
Инфоурок История России СтатьиУрок истории ПРОТЕСТАНТЫ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.*

Урок истории ПРОТЕСТАНТЫ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.*

Скачать материал
библиотека
материалов

Урок истории ПРОТЕСТАНТЫ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.*

 

Проанализировано положение Евангелическо-лютеранской церкви в Нижнем Поволжье во второй половине XIX – начале XX вв. Рассмотрен правовой статус протестантов, а также их численность

и места культовых сооружений.

 

Ключевые слова: Евангелическо-лютеранская церковь, конфессиональная политика, немецкие колонии, пастор, протестант, Нижнее Поволжье.

 

 

 

Опыт поколений показывает, что религия занимает существенное место в жизни как отдельной личности, так государства в целом. Разработка продуманной политики, учитывающей ошибки про- шлого, является необходимым условием для того, чтобы избежать возможных проблем в этой сфере. Конфессиональная политика зависит от политической обстановки в государстве или конкретном ре- гионе. Нижнее Поволжье во второй половине XIX – начале XX в. является примером сравнительно мирного взаимодействия различных народов и конфессий. Для данного этапа, выделяемого в качестве самостоятельного и в истории Православной церкви, было характерно утверждение нового стиля взаи- моотношений церкви и государства. Начальная дата связана с основной волной массовой миграции протестантских колонистов в Нижнее Поволжье, конечная дата – с падением монархии и Октябрьской революцией 1917 г.

Религиозная жизнь последователей протестантизма в Нижнем Поволжье изучена в работах до- революционных историков А.А. Клауса [8], Г.Г. Писаревского [15], Б. Бонвеча [2], Я.Е. Дитца [6], И.Р. Плеве [16]. Советскими историками в силу атеистической идеологии и репрессивной политики   в отношении немцев деятельность протестантской конфессии почти не исследовалась. Все же стоит вы- делить работу саратовского историка А.А. Германа [4], изучавшего жизнь поволжских немцев, вклю- чая и религиозный аспект. Со второй половины 1980-х гг. политика гласности оживила исследование истории российских немцев и их конфессиональной принадлежности. Несомненная заслуга в изучении истории протестантов принадлежит О.В. Курило [10]. Видным исследователем западно-христианских церквей в России является профессор О.А. Лиценбергер [11], которая в своих исследованиях основной акцент делает на освещении истории лютеранства в Поволжье и на северо-западе России.

Православная церковь во второй половине XIX в. являлась «господствующей и первенствующей» в России религией. Одновременно с ней присутствовали и другие христианские конфессии. Жители Нижнего Поволжья были представителями разных конфессий, но в основном они исповедовали пра- вославие (по переписи 1897 г. – 74%) [14]. Столь высокий процент объясняется колонизацией региона преимущественно русским населением, особенно в последней четверти XVIII в., когда многие знатные помещики, получившие здесь огромные имения, как, например, Нарышкины, Разумовские, Куракины, Голицын, стали переводить сюда своих крестьян [12, с. 65]. Помимо прочего, проводилась большая работа по христианизации жителей бывшего Астраханского ханства (преимущественно мусульман), присоединенного к Российскому государству в 1556  г., и колонизации его русским населением уже   в 80-е гг. XVI в. Организованная православная церковь в Нижнем Поволжье обозначила принадлеж- ность региона к русскому государству и не только для мусульманского мира, но и для приволжской вольницы, «особенно усилившейся здесь с половины XVI века, сюда бежали все недовольные Моск- вой, пережившей жестокие времена Грозного» [1, с. 29].

*             Работа выполнена под руководством Гаврилюка И.В., кандидата исторических наук, доцента кафедры отечественной истории и историко-краеведческого образования ФГБОУ ВО «ВГСПУ».

 

 

 

 

Протестанты появились в регионе с 60-х гг. XVIII в. после известных манифестов Екатерины II, приглашавших иностранцев к освоению российских земель и предоставлявших им, наряду с другими привилегиями, право «иметь свободное отправление веры по их уставам и обрядам беспрепятствен- но» [7, с. 910–913].

Подавляющую массу иностранных переселенцев в Поволжье составляли немцы, и нет ничего уди- вительного в том, что протестантская диаспора здесь приобрели преимущественно мононациональный немецкий состав, сохранявшийся и в последующий период.

Протестантская конфессия Нижнего Поволжья была  неоднородной.  В  1897  г.  насчитыва-  лось 101609 лютеран, 37848 реформатов, 316 баптистов, 8 менонитов, 11 англикан [14, с. 167]. Во вто- рой половине XIX в. в Нижнем Поволжье получили распространение протестантские секты: штундис- ты, баптисты, адвентисты.

Несмотря на то, что протестанты являлись христианами, их правовой статус в Российской им- перии сильно различался с православным населением. Во-первых, действовал запрет на приобщение к протестантизму христиан и иноверцев, во-вторых, существовала строгая государственная регламен- тация деятельности. В целом, к протестантам российские власти были достаточно лояльны, т. к. протес- тантизм не имел фундаментальной догматической базы, строгой церковной иерархии и давней тради- ции в распространении своего учения, в сравнении с католицизмом, и, поэтому представлял меньшую угрозу для православия.

Деятельность Евангелическо-лютеранской церкви регламентировалась второй книгой Свода За- конов Российской империи, которая называлась «Об управлении духовных дел христиан протестант- ского исповедания». Основной единицей организации был церковный приход или община. Все при- ходы подразделялись на две группы: к первым относились приходы, в которых пастора назначал сам император, ко вторым – приходы, где выбор пастора отдавался на откуп самим прихожанам, а прави- тель лишь утверждал его. Высшая власть здесь принадлежала общему собранию прихожан, которое избирало церковный совет – постоянный исполнительный орган, во главе которого стояло светское лицо – президент. Пастор был обязательным членом совета. Церковные советы ежегодно предоставля- ли Генеральной консистории отчеты о своей деятельности и финансовом положении, кроме того про- поведникам полагалось вести метрические книги, записывать родившихся, крещеных, женившихся, умерших и в целом все важные события, произошедшие в общине. Такие черты организации протес- тантских церквей как совещательность, автономия, определяющая роль мирян в управлении, выбор- ность руководства выгодно выделяли их среди других конфессий.

Духовным центром протестантов Нижнего Поволжья был Саратовский приход, а именно Еванге- лическо-лютеранская церковь Святой Марии. Причиной этому был тот факт, что в 1819 г. в Саратове указом Александра I была учреждена евангелическая консистория, объединяющая протестантов Сара- товской, Астраханской, Воронежской, Тамбовской, Рязанской, Пензенской, Симбирской, Казанской  и Оренбургской губерний. После перевода ее в Москву именно Саратовский приход стал здесь неофи- циальным органом центрального управления.

К началу XX в. кирха была в каждой протестантской колонии и в городах, где проживало протес- тантское население. Новые каменные кирхи были построены в Камышине (1869 г.), Царицыне (1892– 1893 гг.) и Вольске, Астрахани (1892 г.); перестроена церковь Св. Марии (1879 г.).

При этом темпы строительства церквей в Нижнем Поволжье сильно отставали от темпов роста численности протестантского населения, что приводило к существенному возрастанию паствы каж- дой церкви (в среднем на 1119 человек). В Саратове была лишь одна лютеранская церковь и 6009 при- хожан [5, с. 7]. В то же время необходимо принимать во внимание, что церковное сооружение для ду- ховной жизни протестантов, полагавших основным хранение личной веры, было менее важно, чем для православных и католиков. Для проповедей зачастую использовались школьно-молитвенные дома. Несмотря на это, участие в церковном строительстве являлось престижным и колонисты жертвова- ли круглые суммы денег на постройку кирх. Так, в 1873 г. Георг Гува по духовному завещанию пере-

 

 

 

 

дал 16 тыс. руб. на реконструкцию церкви в Саратове [10, с. 89]. В Астрахани за 67 лет (1821–1888 гг.) было собрано 12 тыс. руб. на постройку каменной лютеранской кирхи и после начала строительства было пожертвовано еще 15 тыс. руб., что и позволило завершить строительство [17, с.76].

Еще одним недостатком была малочисленность духовенства. Приход обслуживался, в основном, одним священником, и, соответственно, один пастор приходился в 1862 г. более чем на 8 тыс. про- тестантов, в 1897 г. – почти на 9 тыс., а в 1903 г. – на 12 тыс. В 1885 г. в 12 лютеранских приходах      с 38 церквями служило только 11 пасторов [16, с. 123]. В начале 90-х гг. XIX в. четверть всех приходов находилась без пастора. Вместе с тем необходимо учитывать, что для протестантизма был характерен упрощенный культ, что определенно снимало часть проблемы.

Должности епископа в Нижнем Поволжье, как правило, занимали выпускники богословского фа- культета Императорского Дерптского университета. Более того, для немецких колоний намеренно приглашались пасторы из-за границы (Швеции, Голландии, Пруссии, Саксонии). Различия этническо- го состава периодически были препятствием в общении между духовенством и паствой.

В финансовом плане протестантское духовенство было обеспечено намного лучше православно- го и католического. В приходы, куда пасторов назначало государство – оно же платило им жалование из казны, в тех, где избирала община – она же брала на себя их содержание. Первоначально определен- ное государством жалование – в 180 руб., в последующем было увеличено до 500–600 руб. в год. Пас- тор Саратовского прихода до 1881 г. получал от общины 460 руб., впоследствии его зарплата состави- ла 1200 руб. [11, с. 54]. Жители Сарепты при образовании лютеранского прихода в 1892 г. обязались ежегодно выплачивать пастору по 1500 руб. [15, с. 43]. Помимо этого пасторам отводились земель- ные участки от 60 до 120 дес., предоставлялись квартиры с отоплением [10, с. 65]. Прихожане должны были содержать их усадьбы и огороды, обеспечивать топливом и зерном. Для поездок пасторов в об- щинах собирались деньги на разъезды или транспортные средства. Также духовенство пользовалось значительными привилегиями от государства. К таковым можно причислить право на получение ти- тула, право на награждение золотыми наперсными крестами, освобождение от уплаты весовых денег при отправке почты, освобождение от телесных наказаний, распространявшееся на членов семьи ду- ховных лиц. Кроме того, вдовы пасторов имели ряд льгот, так за ними оставались все привилегии на протяжении года после смерти мужа. Кроме жалованья от государства, пасторам разрешалось прини- мать всевозможные даяния за совершение треб – священнодействий. Доходы пасторов не могли быть сокращены по желанию прихожан.

Трудолюбие и предприимчивость колонистов Нижнего Поволжья сделали их поселения процве- тающими хозяйствами. Нередко такой успех вызывал зависть у менее обеспеченных слоев населения. Начавшаяся в 1914 г. Первая мировая война усугубила и обострила давно наметившиеся противоре- чия. Антинемецкие настроения сводились к конфискации немецких землевладений. Колонистов стали воспринимать не иначе как вероломных захватчиков, проникших в страну для продвижения интересов Германии. Если не солдатами в рядах вражеской армии, то, по крайней мере, проводниками по необъ- ятным просторам Российской империи должны были стать жители немецких колоний в глазах «патрио- тически» настроенных шпиономанов. Несмотря на такой шквал недоверия и критики, многие яркие представители российских немцев: члены Государственной думы, крупные предприниматели, ученые, деятели культуры сразу же объявили о желании оказать всяческую помощь для достижения победы   в этом военном конфликте.

Заявления стали не пустыми обещаниями, но и сопровождались реальными мерами. Так, в Сара- тове российскими немцами был открыт госпиталь для раненных русских солдат. Жители немецких ко- лоний активно участвовали в сборе средств на нужды армии, брали под свою опеку лазареты и госпи- тали, оказывая им большую материальную помощь. Все эти меры неправильно рассматривать как шаг, продиктованный только антинемецкой кампанией и желанием протестантов обезопасить себя. Несмот- ря на, в некоторой степени, изоляцию и стремление сохранить свой традиционный образ жизни, коло- нисты относились к России как к своей Родине.

 

 

 

 

Случаев массового дезертирства российских немцев из армии не отмечалось. Большое число нем- цев Нижнего Поволжья приняло участие в войне. Немецкие солдаты в русской армии отличились та- кой же доблестью и патриотизмом, что и русские солдаты, с честью выполнили свой долг. В списках потерь по Саратовской, Астраханской губернии также много представителей лютеранского вероиспо- ведания (в этих документах фиксировалась не национальность, а религиозная принадлежность) [13].

В годы Первой мировой войны протестанты Нижнего Поволжья пережили один из сложнейших эпизодов в истории их пребывания в России. В государстве, где проживало уже далеко не первое по- коление немцев-колонистов, где ими были организованы развитые колонии и внесен значительный вклад в социально-культурное и хозяйственное развитие региона, протестантов начали воспринимать как врагов, а их достижения в различных областях рассматривать как «засилье», угрожающее интере- сам России.

Таким образом, протестантское население рассматриваемого региона, по воле своих предков пе- реселившееся в Российскую империю, не учитывая определенное давление, все-таки имело свои цер- кви, священство, обрядность, т. е. прекрасные возможности для удовлетворения религиозных нужд. Протестанты жили в новом для себя окружении, в маленьком приходском миру, который поддержива- ли традиционные опоры общества: семья, церковь и община. Церковь была для прихожанина тем угол- ком, который объединял его с братьями по вере. Вера оставалась этнической спецификой немцев, эле- ментом их национальной самобытности. К началу XX в. протестанты Нижнего Поволжья являли собой менее обособленные, чем раньше, но все же уединенные этноконфессиональные группы.

Литература

1.            Арсеньева Г.В. Государство и церковь во второй половине XVI – первой четверти XVIII вв.: Историко-правовое ис- следование: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1999.

2.            Бонвеч Б., Галактионов Ю.В. История Германии: в 3-х т. // Т. 2: От создания Германской империи до начала XXI века. М.: Изд-во «КДУ», 2008.

3.            Вашкау Н.Э. Школа в немецких колониях Поволжья, 1764–1917 гг. Волгоград: Изд-во Волгогр. гос. ун-та, 1998.

4.            Герман А.А. История республики немцев Поволжья в событиях, фактах, документах. М.: Готика, 1996.

5.            Давыдова М.Ю. Протестантская и католическая конфессии в Саратовской губернии Российской империи во второй половине XIX – начале XX вв. // Вестник архивиста, 2015. № 1. С. 177–192.

6.            Дитц Я.Е. История поволжских немцев-колонистов. М.: Готика, 1997.

7.            Законодательство Екатерины II: в 2-х т. / отв. ред. О.И. Чистяков, Т.Е. Новицкая. М.: Юрид. лит., 2000. Т. 1.

8.            Клаус А.А. Наши колонии. Опыты и материалы по истории и статистике иностранной колонизации в России. Вып. I. СПб: Типография В.В. Нусвальта, 1869. [Электронный ресурс]. URL: http://wolgadeutsche.net/bibliothek/klaus.php (дата обра- щения: 29.01.2018).

9.            Князева Е.Е., Соловьева Г.Ф. Лютеранские церкви и приходы России XVIII–XX вв.: исторический справочник. СПб., 2001.

10.          Курило О.В. Лютеране в России XVI–XX вв. M.: Фонд «Лютеранское Наследие», 2002.

11.          Лиценбергер О.А. Евангелическо-лютеранская церковь Св. Марии в Саратове (1770–1935) / под ред. И.Р. Плеве. Са- ратов: Изд-во Саратов. ун-та, 1995.

12.          Любавский М.К. Историческая география России в связи  с  колонизацией.  М.,  1909.  [Электронный  ресурс].  URL: https://www.libfox.ru/474384-matvey-lyubavskiy-istoricheskaya-geografiya-rossii-v-svyazi-s-kolonizatsiey.html (дата обра- щения: 04.02.2018).

13.          Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года / под ред. Н.А. Тройницкого. СПб., 1897– 1905. [Электронный ресурс] // Государственная публичная историческая библиотека России. URL: http://elib.shpl.ru/ nodes/12632 (дата обращения: 25.01.2018).

14.          Первая мировая война, 1914–1918 гг. Алфавитные списки потерь нижних чинов [Электронный ресурс] // Союз Воз- рождения Родословных Традиций. URL: http://www.svrt.ru/1914/1914.htm (дата обращения: 25.01.2018).

15.          Писаревский Г.Г. Из истории иностранной колонизации в России в XVIII в. М.: Книга по Требованию, 2013.

16.          Плеве И.Р. Сарепта. Саратов: Изд-во СГУ, 1995.

17.          Статистика Российской империи. Сборник сведений по России за 1884–1885 гг. СПб., 1887. [Электронный ресурс] // Государственная публичная историческая библиотека России. URL: http://elib.shpl.ru/ru/nodes/23822-za-1887-god-1891- statistika-rossiyskoy-imperii-vyp-18#page/1/mode/grid/zoom/1 (дата обращения: 25.01.2018).

18.          Хлыщев Е.В. Астраханский регион как модель мультикультурного общества. Астрахань: Астраханский универси- тет, 2007.

 

 

  • Если Вы считаете, что материал нарушает авторские права либо по каким-то другим причинам должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал.
    Пожаловаться на материал
Курс повышения квалификации
Курс профессиональной переподготовки
Учитель истории и обществознания
Скачать материал
Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Проверен экспертом
Общая информация
Скачать материал

Вам будут интересны эти курсы:

Курс профессиональной переподготовки «История: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс профессиональной переподготовки «Экскурсоведение: основы организации экскурсионной деятельности»
Курс профессиональной переподготовки «Организация логистической деятельности на транспорте»
Курс повышения квалификации «Введение в сетевые технологии»
Курс повышения квалификации «Анализ результатов образовательной деятельности в работе учителя истории»
Курс повышения квалификации «Основы духовно-нравственной культуры: история и теория русской культуры»
Курс повышения квалификации «Достижение эффективности в преподавании истории на основе осуществления положений историко-культурного стандарта»
Курс повышения квалификации «Изучение русской живописи второй половины XIX века на уроках МХК в свете ФГОС ООО»
Курс повышения квалификации «Моделирование современных уроков истории»
Курс повышения квалификации «Страхование и актуарные расчеты»
Курс повышения квалификации «Организация проектно-исследовательской деятельности в ходе изучения курсов истории в условиях реализации ФГОС»
Курс повышения квалификации «Федеральный государственный образовательный стандарт ООО и СОО по истории: требования к современному уроку»
Курс повышения квалификации «Развитие ИКТ-компетенции обучающихся в процессе организации проектной деятельности при изучении курсов истории»
Курс повышения квалификации «Электронные образовательные ресурсы в работе учителя истории в контексте реализации ФГОС»
Курс профессиональной переподготовки «История и обществознание: теория и методика преподавания в образовательной организации»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.