Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Урок по литературе"Тайна ключа Катерины"(Пьеса А.Н. Островского"Гроза")

Урок по литературе"Тайна ключа Катерины"(Пьеса А.Н. Островского"Гроза")

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Тайна ключа Катерины

Из опыта нравственного воспитания на уроках литературы


Русский язык и литература в средних учебных заведениях УССР. 1988, №9, с. 34.


...Лицо этой женщины выражало растерянность. С воспалёнными глазами, готовая разрыдаться, она взволнованно рассказывала о своих отношениях с дочерью, о тяжком несогласии в семье.

На первый взгляд, ситуация из ряда обычных: Оля поругалась с ро­дителями. Мы, классные руководители, столько выслушиваем от взрос­лых сетований по этому поводу, что уж кому, как не нам, с наибольшей отчётливостью видна большая, многотрудная и многогранная проблема «отцов и детей».

В данном случае дело обстояло не совсем просто.

То, что родители переусердствовали в опеке над дочерью, было оче­видным. Пятнадцатилетнему человеку не давали и шагу ступить без со­ответствующей корректировки. Вновь пришлось стыдиться за взрослых людей, которые с первых «осмысленных» шагов старшеклассника пре­пятствуют ему найти свой, с пробами и ошибками, выстраданный, но всё- таки отвечающий его интересам и потому верный путь. Как правило, позже та же мама удивляется, почему её чадо выросло таким никчёмным, не стало личностью. А что для этого требуется? Больше доверять детям в таком возрасте, тоньше, конструктивнее вести воспитание, что, разуме­ется, нелегко: необходимо работать над собой. Большие дети требуют большого педагогического мастерства. До пятнадцатилетнего возраста нашего ребёнка мы все талантливые воспитатели, а подходит эта роко­вая для нас черта, - и даже самые выдающиеся мамы хватаются за голову.

Наша Оля не просто «не нашла общего языка» с родителями. Она бросила им в лицо ключ от квартиры, хлопнула дверью, - и вот, как ока­залось, не ночевала дома...

«Родили, прожили с ребёнком пятнадцать лет, а найти путь к его сердцу не могут. Если благополучно в семье, - в школу их не затащишь. А пришла беда в дом - за помощью сразу же сюда, как будто здесь ре­шатся все проблемы!»... По крайней мере, такое не раз приходилось слы­шать от горе-педагогов, без смущения высказывающихся подобным об­разом даже на педсоветах.

И созываются родительский комитет, ученический актив класса, совет общественности, порой необдуманно поднимаем вопрос на педсо­вете, чтобы поставить на место нерадивого ученика. И совершенно забы­ваем об одном мощнейшем оружии, которое дала нам в руки наша спе­циальность, - уроке литературы!

Речь идёт об использовании богатейших воспитательных возможностей уроков, смещении на отдельных из них акцента именно на конкретный воспитательный потенциал изучаемого материала.

...Я ждал Олю. И не ошибся: она пришла. Но состояние ёе было таким, что видно, к примирению с домом она не готовится. А скоро дол­жен начаться мой урок. Всего сорок пять минут. Больше мне не отпуще­но. Но - сейчас или никогда.

А. Н. Островский. «Гроза». Хорошо знакомое моим ученикам произ­ведение. На сегодняшнем уроке поговорим о его потрясающей жизненной правде и художественном совершенстве, огромном общественном значе­нии. Каждый ещё ближе к сердцу воспримет трагический образ Катери­ны, истории её жизни в доме свекрови-ханжи, которая нищих оделяет, а домашних заела совсем. Все, надеюсь, глубоко проникнутся централь­ным конфликтом драмы - столкновением героини, отстаивающей свои человеческие права, с миром «тёмного царства».

- Как жилось Катерине в доме Кабанихи? - спрашиваю первым делом ребят. - Легко ли?

- Нет. Очень тяжело, - отвечают они. И дают мне понять, что зна­ют всё о губивших её притеснениях,— Это не жизнь, а каторга!

- Хотела она вырваться оттуда?

- Да!..

Иногда приходится слышать незаслуженные упрёки за такие вот «простые и наивные» ответы учеников. Но ответы ли это? В уроке, ко­торый отстаиваю и условно называю универсально-воспитательным, они - начало, ступеньки самой работы, которая в итоге должна привести к апофеозу проводимой учителем мысли. И нужен ли сейчас развёрну­тый, глубокий ответ?..

Всматриваемся с ребятами в жизнь Катерины в доме свекрови. Го­ворим о молодой женщине, о её стремлении вырваться на свободу. «От­чего люди не летают так, как птицы?..» - задумывается она.

...Тяжело было Катерине. Сочувствуем ей всей душой. Ставим себя на её место и с разных точек зрения смотрим на её положение. Но вот однажды, когда муж Тихон, вообще-то неплохой, но безвольный и неда­лёкий человек, уехал, дочь Кабановой Варвара даёт Катерине ключ от калитки. Там, в саду, её ждет Борис, человек, которого она, непонятая, униженная и оскорблённая дома, действительно полюбила.

- Непонятно, - обращаюсь к ребятам, - почему Катерина вдруг так заволновалась? Чего испугалась? Ведь у неё наконец-то появилась возможность обрести счастье...

Вопрос... Серия дискуссионных вопросов... Это та ниточка, за кото­рую учителю нужно уметь вовремя потянуть, чтобы распутать клубок писательских раздумий о жизни.

- Этот ключ как бы жжёт ей руку, - продолжаю я. - А если бы в подобной ситуации, когда нужно сделать решительный выбор, в руке у Катерины оказался ключ от дома Кабановой?..

- Она выбросила бы его, даже не раздумывая... Не испугалась бы и в лицо ей его швырнуть! — после некоторой паузы всё-таки прозвучала необходимая мне мысль;

И сразу же стараюсь разобраться, какие обстоятельства движут по­ступками такого человека? Ведь это не так-то просто бросить ключ от дома в лицо тому, кто его хозяин и с кем сам же и живёшь...

Смотрю на Олю. Слушает ли? Это - её момент!

Совершая с ребятами в связи с изучением итогового произведения Островского своеобразный исторический экскурс в ярко изображённое и беспощадно заклеймённое им «тёмное царство», много говорим о гос­подствовавшем в нём социальном неравенстве, унижении человека, его бесправии, о деспотизме, косности, мракобесии, жестокости...

«Оля, Оля... - звучит во мне внутренний голос. - Дорогой ты мой человек, отвечают ли современные обстоятельства, твои родители всему этому набору отрицательных характеристик?! Катерина ли ты?! Нет, ко­нечно!!! У тебя дома любовь к тебе стоит на первом месте, только слиш­ком много её...»

У кое-кого из моих коллег может возникнуть опасение: не в ущерб ли анализу художественного текста такой урок литературы? Вместе с передовыми педагогами и методистами готов возразить: не псевдоакамический, равнодушный, отвлечённый разбор произведений классиче­ской литературы, а глубинная связь с нашей современностью, учёт инте­ресов, симпатий, пристрастий учащихся делают его целенаправленным, усиливают целостное восприятие художественной литературы.

На подобных уроках, предусматривающих, конечно, обстоятельнейшее знание текста художественного произведения, в живой дискуссии с классом каждому предоставляется возможность сформулировать своё мнение, даже «поспорить» и с учителем, и с признанным критиком, поз­наётся не только всё необходимое, указанное программой, но и сам рас­тущий человек, его душа, о которой (чего греха таить!) мы часто забы­вали последние годы. Такие уроки как раз и обладают той самой гиб­костью и ёмкостью, о которой заботилось не одно поколение корифеев отечественной педагогики.

Давайте вспомним В. Сухомлинского и прочитаем в его книге «Павлышская средняя школа»: «У такого учителя знания, приобретаемые учащимися, выступают как инструмент, с помощью которого ученик соз­нательно осуществляет новые шаги в познании окружающего мира... Пе­ренос усвоенных методов познания на новые объекты становится в таком случае закономерностью мыслительной деятельности учащихся: в даль­нейшем они уже самостоятельно исследуют причинно-следственные связи новых явлений, процессов, событий...» (Глава «Сущность умственного воспитания и его задачи»).

Но вернёмся к пьесе А. Н. Островского и нашему уроку.

- И всё-таки, почему же так волнуется Катерина с ключом в руке? Почему он так жжёт ей руку? - задаю я опять вопрос, но не жду ответа.

Здесь главное - не переусердствовать, вовремя навести учеников на правильную мысль.

Вынимаю из кармана свою небольшую связку ключей и спрашиваю:

- От чего этот ключ?

- От квартиры, - отвечают весело все.

- Что с вами сделаешь... Он действительно от квартиры, - под­тверждаю. И уже с оттенком таинственности в голосе продолжаю: - А этот ключ, такой маленький?

- От почтового ящика!

Ещё бы им не догадаться: не только ключи, но и дома наши напоми­нают сейчас собой друг друга.

- Да... Он действительно от почтового ящика, - вслух размыш­ляю я. - Но вот подойдёт к концу наш урок, все мы отправимся домой. Я весь день, как и вы, не видел маму, ещё соскучился по сынишке, та­ком забавном и каждый раз удивляющим чем-то новым... Что я буду чувствовать, открывая вот этим ключом свою квартиру?

- Радость встречи с дорогими людьми... Любовь...

Они правы, мои ребята.

- Но бывает, что находишься далеко от дома, подобным ключом открываешь подобную квартиру... Почувствую ли я всё то, о чём вы мне сейчас сказали?

- Нет! - отвечают ребята, и вижу по глазам, что догадка их осе­нила.

- Так от чего же этот ключ? От квартиры? - спрашиваю уже тре­бовательным голосом.

- Нет-нет! - хором кричат ученики. - Этот ключ - символ чело­веческой привязанности, любви.

- А этот ключ от чего, от почтового ящика?

- Нет. Ведь там могут быть письма...

- Так в чём же вся тайна ключа Катерины? Почему он жжёт ей руку?

- Она как бы сжигает за собой все мосты... - начинают рассуждать мои питомцы. - Она решается навсегда уйти из ненавистного дома Ка­бановой... Она знает, что пощады ей после этого не будет... Это её вы­зов... Этот ключ - от её судьбы...

Так нарастает напряжение в классе и рождается выстраданная ито­говая мысль.

Ради этого работаю в школе. Никогда не был сторонником бездуш­ных, вызубренных по учебнику «пятёрочных» ответов.

- Катерина не выбросила ключ от калитки, а открыла им её, - после некоторой паузы говорю я классу. - Правильно, на это надо было решиться... Сразу такие поступки не совершаются... И тот ключ от дома Кабановой, символический, она ведь всё-таки бросила ей в лицо... И как прекрасна была потом! Не отступилась, доказала «тёмным силам», что и сама не слаба... Не отступись, человек, если сделал серьёзный шаг! Умей доказать, что прав, отстоять свою правоту! А если не можешь ещё, то бойся, что потом, когда над тобой будут смеяться, окажешься жалок... Никогда не делай необдуманных поступков, а если сделал и не поздно исправить, - не раздумывай! Иначе я тебя уважать перестану!

Считанные минуты остались до конца урока. Они - для другой ра­боты. Но всё ли я сделал? Ведь давал этот урок не только для Оли. Ка­терина стала ребятам ближе: она сейчас в их сознании живой человек.

Оля не принимала участия в уроке. Да я её и сам не стал спраши­вать. Нужно уметь понимать человека. Главное, что она в этот же день вернулась домой. Я не сомневался в этом и без урока. Но она не просто вернулась, душа её поняла «что-то», об этом говорили долго её глаза в последующие дни. А это самая большая и дорогая благодарность учителю.

И хочется напомнить справедливо отмеченное С. Т. Шацким в его книге «Бодрая жизнь»: «Воспитание прежде всего дело жизни, очень глу­бокой и разнообразной, а поэтому оно не укладывается в определённые рамки, да и нельзя быть достаточно опытным в этом деле: ...иначе полу­чится остановка и уничтожение жизненности, работа перейдёт в шаблон, в повторение того, что было раньше, замкнётся в определённые, непод­вижные формы»..

Утверждая динамичную форму воспитательно-универсального урока, своей целью ставлю не навязывание её, а рекомен­дацию опробованного опыта.

О. И. Любимов,

учитель СШ № 2 г. Воронеж

3


Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Краткое описание документа:

Тайна ключа Катерины

Из опыта нравственного воспитания на уроках литературы

Русский язык и литература в средних учебных заведениях УССР. 1988, №9, с. 34.

...Лицо этой женщины выражало растерянность. С воспалёнными глазами, готовая разрыдаться, она взволнованно рассказывала о своих отношениях с дочерью, о тяжком несогласии в семье.

На первый взгляд, ситуация из ряда обычных: Оля поругалась с ро­дителями. Мы, классные руководители, столько выслушиваем от взрос­лых сетований по этому поводу, что уж кому, как не нам, с наибольшей отчётливостью видна большая, многотрудная и многогранная проблема «отцов и детей».

В данном случае дело обстояло не совсем просто.

То, что родители переусердствовали в опеке над дочерью, было оче­видным. Пятнадцатилетнему человеку не давали и шагу ступить без со­ответствующей корректировки. Вновь пришлось стыдиться за взрослых людей, которые с первых «осмысленных» шагов старшеклассника пре­пятствуют ему найти свой, с пробами и ошибками, выстраданный, но всё- таки отвечающий его интересам и потому верный путь. Как правило, позже та же мама удивляется, почему её чадо выросло таким никчёмным, не стало личностью. А что для этого требуется? Больше доверять детям в таком возрасте, тоньше, конструктивнее вести воспитание, что, разуме­ется, нелегко: необходимо работать над собой. Большие дети требуют большого педагогического мастерства. До пятнадцатилетнего возраста нашего ребёнка мы все талантливые воспитатели, а подходит эта роко­вая для нас черта, - и даже самые выдающиеся мамы хватаются за голову.

Наша Оля не просто «не нашла общего языка» с родителями. Она бросила им в лицо ключ от квартиры, хлопнула дверью, - и вот, как ока­залось, не ночевала дома...

«Родили, прожили с ребёнком пятнадцать лет, а найти путь к его сердцу не могут. Если благополучно в семье, - в школу их не затащишь. А пришла беда в дом - за помощью сразу же сюда, как будто здесь ре­шатся все проблемы!»... По крайней мере, такое не раз приходилось слы­шать от горе-педагогов, без смущения высказывающихся подобным об­разом даже на педсоветах.

И созываются родительский комитет, ученический актив класса, совет общественности, порой необдуманно поднимаем вопрос на педсо­вете, чтобы поставить на место нерадивого ученика. И совершенно забы­ваем об одном мощнейшем оружии, которое дала нам в руки наша спе­циальность, - уроке литературы!

Речь идёт об использовании богатейших воспитательных возможностей уроков, смещении на отдельных из них акцента именно на конкретный воспитательный потенциал изучаемого материала.

...Я ждал Олю. И не ошибся: она пришла. Но состояние ёе было таким, что видно, к примирению с домом она не готовится. А скоро дол­жен начаться мой урок. Всего сорок пять минут. Больше мне не отпуще­но. Но - сейчас или никогда.

А. Н. Островский. «Гроза». Хорошо знакомое моим ученикам произ­ведение. На сегодняшнем уроке поговорим о его потрясающей жизненной правде и художественном совершенстве, огромном общественном значе­нии. Каждый ещё ближе к сердцу воспримет трагический образ Катери­ны, истории её жизни в доме свекрови-ханжи, которая нищих оделяет, а домашних заела совсем. Все, надеюсь, глубоко проникнутся централь­ным конфликтом драмы - столкновением героини, отстаивающей свои человеческие права, с миром «тёмного царства».

- Как жилось Катерине в доме Кабанихи? - спрашиваю первым делом ребят. - Легко ли?

- Нет. Очень тяжело, - отвечают они. И дают мне понять, что зна­ют всё о губивших её притеснениях,— Это не жизнь, а каторга!

- Хотела она вырваться оттуда?

- Да!..

Иногда приходится слышать незаслуженные упрёки за такие вот «простые и наивные» ответы учеников. Но ответы ли это? В уроке, ко­торый отстаиваю и условно называю универсально-воспитательным, они - начало, ступеньки самой работы, которая в итоге должна привести к апофеозу проводимой учителем мысли. И нужен ли сейчас развёрну­тый, глубокий ответ?..

Всматриваемся с ребятами в жизнь Катерины в доме свекрови. Го­ворим о молодой женщине, о её стремлении вырваться на свободу. «От­чего люди не летают так, как птицы?..» - задумывается она.

...Тяжело было Катерине. Сочувствуем ей всей душой. Ставим себя на её место и с разных точек зрения смотрим на её положение. Но вот однажды, когда муж Тихон, вообще-то неплохой, но безвольный и неда­лёкий человек, уехал, дочь Кабановой Варвара даёт Катерине ключ от калитки. Там, в саду, её ждет Борис, человек, которого она, непонятая, униженная и оскорблённая дома, действительно полюбила.

- Непонятно, - обращаюсь к ребятам, - почему Катерина вдруг так заволновалась? Чего испугалась? Ведь у неё наконец-то появилась возможность обрести счастье...

Вопрос... Серия дискуссионных вопросов... Это та ниточка, за кото­рую учителю нужно уметь вовремя потянуть, чтобы распутать клубок писательских раздумий о жизни.

- Этот ключ как бы жжёт ей руку, - продолжаю я. - А если бы в подобной ситуации, когда нужно сделать решительный выбор, в руке у Катерины оказался ключ от дома Кабановой?..

- Она выбросила бы его, даже не раздумывая... Не испугалась бы и в лицо ей его швырнуть! — после некоторой паузы всё-таки прозвучала необходимая мне мысль;

И сразу же стараюсь разобраться, какие обстоятельства движут по­ступками такого человека? Ведь это не так-то просто бросить ключ от дома в лицо тому, кто его хозяин и с кем сам же и живёшь...

Смотрю на Олю. Слушает ли? Это - её момент!

Совершая с ребятами в связи с изучением итогового произведения Островского своеобразный исторический экскурс в ярко изображённое и беспощадно заклеймённое им «тёмное царство», много говорим о гос­подствовавшем в нём социальном неравенстве, унижении человека, его бесправии, о деспотизме, косности, мракобесии, жестокости...

«Оля, Оля... - звучит во мне внутренний голос. - Дорогой ты мой человек, отвечают ли современные обстоятельства, твои родители всему этому набору отрицательных характеристик?! Катерина ли ты?! Нет, ко­нечно!!! У тебя дома любовь к тебе стоит на первом месте, только слиш­ком много её...»

У кое-кого из моих коллег может возникнуть опасение: не в ущерб ли анализу художественного текста такой урок литературы? Вместе с передовыми педагогами и методистами готов возразить: не псевдоакамический, равнодушный, отвлечённый разбор произведений классиче­ской литературы, а глубинная связь с нашей современностью, учёт инте­ресов, симпатий, пристрастий учащихся делают его целенаправленным, усиливают целостное восприятие художественной литературы.

На подобных уроках, предусматривающих, конечно, обстоятельнейшее знание текста художественного произведения, в живой дискуссии с классом каждому предоставляется возможность сформулировать своё мнение, даже «поспорить» и с учителем, и с признанным критиком, поз­наётся не только всё необходимое, указанное программой, но и сам рас­тущий человек, его душа, о которой (чего греха таить!) мы часто забы­вали последние годы. Такие уроки как раз и обладают той самой гиб­костью и ёмкостью, о которой заботилось не одно поколение корифеев отечественной педагогики.

Давайте вспомним В. Сухомлинского и прочитаем в его книге «Павлышская средняя школа»: «У такого учителя знания, приобретаемые учащимися, выступают как инструмент, с помощью которого ученик соз­нательно осуществляет новые шаги в познании окружающего мира... Пе­ренос усвоенных методов познания на новые объекты становится в таком случае закономерностью мыслительной деятельности учащихся: в даль­нейшем они уже самостоятельно исследуют причинно-следственные связи новых явлений, процессов, событий...» (Глава «Сущность умственного воспитания и его задачи»).

Но вернёмся к пьесе А. Н. Островского и нашему уроку.

- И всё-таки, почему же так волнуется Катерина с ключом в руке? Почему он так жжёт ей руку? - задаю я опять вопрос, но не жду ответа.

Здесь главное - не переусердствовать, вовремя навести учеников на правильную мысль.

Вынимаю из кармана свою небольшую связку ключей и спрашиваю:

- От чего этот ключ?

- От квартиры, - отвечают весело все.

- Что с вами сделаешь... Он действительно от квартиры, - под­тверждаю. И уже с оттенком таинственности в голосе продолжаю: - А этот ключ, такой маленький?

- От почтового ящика!

Ещё бы им не догадаться: не только ключи, но и дома наши напоми­нают сейчас собой друг друга.

- Да... Он действительно от почтового ящика, - вслух размыш­ляю я. - Но вот подойдёт к концу наш урок, все мы отправимся домой. Я весь день, как и вы, не видел маму, ещё соскучился по сынишке, та­ком забавном и каждый раз удивляющим чем-то новым... Что я буду чувствовать, открывая вот этим ключом свою квартиру?

- Радость встречи с дорогими людьми... Любовь...

Они правы, мои ребята.

- Но бывает, что находишься далеко от дома, подобным ключом открываешь подобную квартиру... Почувствую ли я всё то, о чём вы мне сейчас сказали?

- Нет! - отвечают ребята, и вижу по глазам, что догадка их осе­нила.

- Так от чего же этот ключ? От квартиры? - спрашиваю уже тре­бовательным голосом.

- Нет-нет! - хором кричат ученики. - Этот ключ - символ чело­веческой привязанности, любви.

- А этот ключ от чего, от почтового ящика?

- Нет. Ведь там могут быть письма...

- Так в чём же вся тайна ключа Катерины? Почему он жжёт ей руку?

- Она как бы сжигает за собой все мосты... - начинают рассуждать мои питомцы. - Она решается навсегда уйти из ненавистного дома Ка­бановой... Она знает, что пощады ей после этого не будет... Это её вы­зов... Этот ключ - от её судьбы...

Так нарастает напряжение в классе и рождается выстраданная ито­говая мысль.

Ради этого работаю в школе. Никогда не был сторонником бездуш­ных, вызубренных по учебнику «пятёрочных» ответов.

- Катерина не выбросила ключ от калитки, а открыла им её, - после некоторой паузы говорю я классу. - Правильно, на это надо было решиться... Сразу такие поступки не совершаются... И тот ключ от дома Кабановой, символический, она ведь всё-таки бросила ей в лицо... И как прекрасна была потом! Не отступилась, доказала «тёмным силам», что и сама не слаба... Не отступись, человек, если сделал серьёзный шаг! Умей доказать, что прав, отстоять свою правоту! А если не можешь ещё, то бойся, что потом, когда над тобой будут смеяться, окажешься жалок... Никогда не делай необдуманных поступков, а если сделал и не поздно исправить, - не раздумывай! Иначе я тебя уважать перестану!

Считанные минуты остались до конца урока. Они - для другой ра­боты. Но всё ли я сделал? Ведь давал этот урок не только для Оли. Ка­терина стала ребятам ближе: она сейчас в их сознании живой человек.

Оля не принимала участия в уроке. Да я её и сам не стал спраши­вать. Нужно уметь понимать человека. Главное, что она в этот же день вернулась домой. Я не сомневался в этом и без урока. Но она не просто вернулась, душа её поняла «что-то», об этом говорили долго её глаза в последующие дни. А это самая большая и дорогая благодарность учителю.

И хочется напомнить справедливо отмеченное С. Т. Шацким в его книге «Бодрая жизнь»: «Воспитание прежде всего дело жизни, очень глу­бокой и разнообразной, а поэтому оно не укладывается в определённые рамки, да и нельзя быть достаточно опытным в этом деле: ...иначе полу­чится остановка и уничтожение жизненности, работа перейдёт в шаблон, в повторение того, что было раньше, замкнётся в определённые, непод­вижные формы»..

Утверждая динамичную форму воспитательно-универсального урока, своей целью ставлю не навязывание её, а рекомен­дацию опробованного опыта.

О. И. Любимов,

Автор
Дата добавления 16.05.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров690
Номер материала 285662
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх