Для всех учителей из 37 347 образовательных учреждений по всей стране

Скидка до 75% на все 778 курсов

Выбрать курс
Получите деньги за публикацию своих
разработок в библиотеке «Инфоурок»
Добавить авторскую разработку
и получить бесплатное свидетельство о размещении материала на сайте infourok.ru
Инфоурок Литература СтатьиУрок СИМВОЛИЗМ В ТВОРЧЕСТВЕ ТАТАРСКОГО ПОЭТА НАЧАЛА ХХ ВЕКА С.РАМИЕВА

Урок СИМВОЛИЗМ В ТВОРЧЕСТВЕ ТАТАРСКОГО ПОЭТА НАЧАЛА ХХ ВЕКА С.РАМИЕВА

библиотека
материалов

Урок СИМВОЛИЗМ В ТВОРЧЕСТВЕ ТАТАРСКОГО ПОЭТА НАЧАЛА ХХ ВЕКА С.РАМИЕВА* (1880—1926)

 

 

Аннотация. В статье рассматривается творчество татарского поэта начала ХХ века С.Рамиева, которое во многом перекликается с творчеством рус- ских его современников, в первую очередь А.Белого. Как и все российские символисты начала века, в своей поэзии Рамиев ставит проблему личности в контексте вечной проблемы искусства «человек и мир».

Ключевые слова: Сагит Рамиев, символизм, проблема личности, поэт зари.

 

 

Abstract. The paper examines the poetry of S.Ramiev, Tatar poet of the begin- ning of XXth century. His poetry is close to Russian poets of his time including Andrei Bely. As all Russian symbolists at the beginning of century he put the pro- blem of personality in context eternal art problem “man and world”.

Keywords: Sagit Ramiev, symbolism, problems of personality, poet of dawn.

 

 

Литература и искусство в России в начале ХХ века развиваются под воздействием револю- ционных событий. Шла переоценка традиционных

 

 

ценностей, выдвигались новые идеалы, рождались новые художественные направления, поэтические школы. Многонациональная страна выдвигала но-

 

 

вых писателей, поэтов, по-разному относящихся к происходящему. Но всех их объединяли раздумья о её судьбе. Усилилась философская направлен-

 

 

* Литературный псевдоним — Дэрдменд (наст. имя Закир Рамиев).

** Экзистенциализм — философское учение, выдвигает метод непосредственно-интуитивного постижения реальности; считает, что философия по своему методу познания стоит гораздо ближе к искусству, чем наука.

39

 

ность литературы, в частности поэзии, которая достигла значительного расцвета.

По определению Н.Бердяева, это время

«культурного Ренессанса». Вместе с тем фило- соф отмечает предчувствие многими надвигаю- щихся катастроф. Он пишет: «Поэты видели не только грядущие зори, но и что-то страшное, на- двигающееся на Россию и мир» [1:164].

Расцвет поэзии, «грядущие зори», предчув- ствие катастроф — в этих ключевых понятиях за- печатлены характерные черты духовной жизни России начала ХХ века. Здесь могут быть названы имена не только А.Блока и А.Белого, кого имел в виду Н.Бердяев, говоря о поэтах, предчувствую- щих «не только грядущие зори, но и что-то страш- ное», но и С.Рамиева*, Х.Такташа — татарских поэтов начала ХХ века. Обострённое художествен- ное чувство и философское осмысление мировых исторических процессов позволило им не только предвидеть события ближайших десятилетий, но и начертать образ всего столетия. В их творчестве философская мысль нации, глубокая и своеобраз- ная, получила своё наиболее яркое выражение в символистических образах.

 

В русской литературе значение символа, по- жалуй, первым определил А.Белый, размышляя о слове века. Прозрение, интуиция подсказали ему, что символ прежде всего философская ка- тегория (интерпретация символа — это работа мышления), а уже потом эстетическая, литера- туроведческая.

А.Белый считал, что главным в искусстве яв- ляется мысль, реализуемая в символах [2:340]. Символизм, по Белому, — это искусство, отра- жающее новое мироощущение, которое можно определить как экзистенциальное**. «Только в тот момент, когда мы выдвинем вопрос о жизни и смерти человечества во всей его неумолимой же- стокости, когда поставим его в центр наших жиз- ненных устремлений, когда скажем твердое “да” возможной жизни или смерти, — только в этот мо- мент мы приближаемся к тому, что движет новым искусством: содержание символов его — или окончательная победа над смертью возрождённо- го человечества, или беспросветная тьма, разло- жение, смерть», — пишет А.Белый [2: 256].

Сагит Рамиев — татарский поэт начала ХХ века, как и другие поэты-символисты его времени (А.Белый, А.Блок и др.), корнями свя- занные с романтическим мироощущением, рас- крывает в своём творчестве сущность драмати- ческих взаимоотношений современного чело- века с исторической действительностью, на себе испытывая судьбу человека эпохи всеобщего кризиса и ломки. Под ударами революционных потрясений углублялось «неотступное чувство катастрофы» (А.Блок). Это чувство и есть траги- ческая характеристика времени С.Рамиева.

В творчестве Рамиева, как и Блока, Белого,

реальные исторические события находят непо- средственное отражение лишь в немногих про- изведениях. Они сумели сделать большее: пе- редать общую атмосферу эпохи, выразить самую сущность переломного нового времени.

Чутко улавливая пульс эпохи, С.Рамиев од- ним из первых в татарской литературе разраба- тывает новые художественные формы, которые позволили ему с проницательной остротой вы- разить трагизм современной жизни, утвердить свободного духом героя.

Романтический разлад с жизнью, романтиче- ское противопоставление личности обществу при-

 

40 Литература в школе. 2016. № 9.

 

 

 

Закир Рамиев (Дэрдменд). Фото.

Начало ХХ века

 

обрело у него поэтическое звучание символизма, при этом сохранялась «верность действительно- сти» (А.Белый). С.Рамиев воспринимал симво- лизм как возможность создавать ёмкие образы- символы, за которыми была как правда жизни (её земная суть), так и романтические представления о ней, связанные с просветительским толковани- ем искусства в самом широком смысле этого слова.

Его поэзия — протест против несправедли- вых порядков жизни, против того, что мешает человеку быть счастливым. Лирический герой Рамиева сталкивается со всем миром. Отрица- ние, свойственное его поэзии, таило в себе ог- ромную взрывную силу. В татарском литерату- роведении его романтизм назван гисьянисти- ческим, то есть богоборческим, бунтарским.

С.Рамиев был популярным поэтом своего времени, его при жизни переводили на русский язык. Причём уже первый переводчик и интер- претатор творчества поэта Альберт Пинкевич находит его стихотворения талантливыми и вы- ражает мнение, что они будут интересны рус- ским поэтам и читателям. «Стихотворения Ра- миева, — подчёркивает он, — по своему на- правлению стоят близко к лучшим образцам европейской литературы» [3: 238].

Стихотворение Рамиева «Та вакыты» («На заре», 1907) стало новым явлением в татарской поэзии начала века. В нём автор, как и А.Белый в своём сборнике стихов «Золото в лазури», ис- пользовал слово «заря», которое у символистов выступает как предзнаменование грядущих пе- ремен. Например, у Белого эта тема выражается в небесном пейзаже:

 

Золотея, эфир просветится и в восторге сгорит.

А над морем садится

ускользающий солнечный щит [4: 47].

 

Рамиев тоже использует этот символ, с подлинно гражданской страстью пишет о не- обходимости перемен, пробуждения самосо- знания нации:

 

Менə таң атты!.. əнə кояш чыкты!.. Əнə əллə кем миңа кычкыра:

 

– Əй син, кайгырма, шат бул: Аягың бəйдəн ычкына! [5:28]

 

Рассвело!.. Солнце поднялось!.. Вон кто-то мне кричит:

— Эй ты, не горюй, радуйся:

Ноги твои свободны от пут.

(Здесь и далее подстр. перев. наш. — А.С.)

 

Само время властно диктует поэту образы- символы: «Таң атты!..», «Кояш чыкты!..», «Аягың бəйдəн ычкына!», «Менə сиңа юл...», «Бу анага угыл бул...», «Яшь кыз», «Мəгърифəтле ана», «Туг яңадан мəгърифəтле анадан!» («На заре!..», «Солн- це взошло!..», «Ноги твои свободны от пут!», «Вот тебе дорога...», «Будь сыном этой женщины...»

«Молодая девушка», «Просвещённая мать», «Ро- дись вновь от просвещённой женщины!»).

Эти символы несут в произведениях основ- ную идейно-смысловую нагрузку, служат про- светительским идеям поэта, усиливают выра- зительные возможности слова. В последнем стихотворении обнаруживается перекличка символических образов С.Рамиева и Н.Г.Чер- нышевского, роман которого «Что делать?», от- носящийся к просветительскому реализму, имел огромное влияние на татарскую творче- скую интеллигенцию.

Образ женщины у С.Рамиева — символ освобождения, будущего, новой жизни, он сбли- жает поэта с традициями русской литературы ХIХ века. Известно, что в России уже в 30—40-е годы ХIХ века женский вопрос стал предметом острого внимания публицистов, писателей, фи- лософов. Положительное разрешение женского вопроса в теоретическом плане связано с име- нем В.Г.Белинского. В дальнейшем этот вопрос, каждым по-своему, решался в работах Н.Г.Чер- нышевского, И.С.Тургенева, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, А.П.Чехова и других.

Следуя просветительским идеалам, С.Рами- ев считает, что от решения женского вопроса за- висит решение многих других проблем, продик- тованных временем. Как и Чернышевский, в этом вопросе он исходит из демократических позиций. Женская тема проходит через всё творчество по- эта: поэзию, прозу, драматургию, публицистику. Так, в пьесе «Яшə, Зөбəйдə, яшим мин!» («Живи, Зубайда, живу и я!») в само название выносится основной лейтмотив произведения.

В стихотворениях «Син», «Ул», «Җəмилə» («Ты», «Она», «Джамиля») отчётливо обнаружива- ется автобиграфическая основа, предельная ис- кренность поэта. Однако образ прекрасной «Ул» («Она») — не только портрет реальной девушки, образ её символически ёмок, содержит идею женственности. Женственность в эстетической концепции поэта — олицетворение красоты и просвещённости.

Идея о «вечной женственности», призван- ной спасти мир, в русской общественной мысли принадлежит Вл.Соловьёву, философия кото- рого восходит к учению о софийности С.Н.Бул- гакова. В поэзии начала ХХ века она воплотилась у Вл.Соловьёва, позже у А.Блока («Стихи о Пре- красной Даме»).

Просветительская татарская литература конца ХIХ века дала своё истолкование пре- красного, в котором особо подчёркиваются та- кие достоинства, как разумность, просвещён- ность. С.Рамиев как представитель татарской литературы начала ХХ века наследовал гумани-

 

стические идеи прекрасного, поднял их на ка- чественно новую высоту.

В годы подъёма общественного сознания (1905—1907) несомненен интерес поэта к самым конкретным проблемам современности. В поэ- тическом сознании Рамиева лирический герой не отделён от общей судьбы человека эпохи. В эти годы понятие «человек и мир» — нечто целое, единое. В видении грядущих «зорь» — просвети- тельские надежды на будущее, выраженные в принципах эстетики символизма.

В последние десятилетия отвергаются представления о символистах как художниках слова, сознательно отмахнувшихся от жизни и потерявших связь с реальным историческим временем. Символисты видели светлое буду- щее не в социальных переворотах мира, а в создании новой духовной культуры, призван- ной изменить самую природу отношений меж- ду людьми. Они считали себя активными участ- никами создания этой новой культуры буду- щего, очень широкой, включающей, кроме литературы, все другие искусства.

Стихотворение «Мин» («Я»), написанное

С.Рамиевым в те же годы, что и «Син» («Ты»),

«Ул» («Она») (они впервые были напечатаны в газете «Волжско-Камская речь» в 1908 году на русском языке), посвящается человеку. Лич- ность в нём рисуется по законам эстетики сим- волизма. Рамиев обращается к внутреннему миру человека времени «зорь», раскрывает его многомерность, противоречивость, сокровен- ные глубины его души в эпоху всеобщего кризи- са и ломки, когда всеми чувствовалось прибли- жение исторических перемен.

«Я» поэта — символ гордой, свободной личности, выраженный в романтически вос- торженной тональности. «Я» поэта — вдохнов- ляющая, окрыляющая сила, тождественная Бо- жественной. В символическом «я» поэта — сгу- сток чувств, поэтическая экспрессия. Уже одно это стихотворение даёт основание говорить о наличии в лирике С.Рамиева бунтарских моти- вов, в связи с чем примечательно замечание самого поэта: «В “я” есть ты, есть земля, есть небо. “Я” — это не только я, это человек... че- ловек вообще. Я через “я” доношу голос своего протестующего народа» [3: 235].

Таким образом, в стихотворении «Я» выра-

жается единение личного с общим: вглядываясь в себя, поэт стремится к познанию человека во- обще. Лирическое «я» в стихотворении — выра-

 

жение обобщённого «я» своего народа, своей нации.

Подобное соотношение личного с общим характерно для поэтического сознания боль- шинства символистов. Так, лирические герои А.Блока, А.Белого тоже неотделимы от общей судьбы человека эпохи. Вместо «я» в блоковских произведениях возникает «мы».

В творчестве С.Рамиева, как и у большин- ства поэтов-символистов, перемежаются тра- гизм и светлое жизнеутверждение: для них всех характерен, как сказал А.Белый, «либо мрак, либо свет». Сквозь боль и разочарования, кото- рых, судя по лирике и автобиографической по- вести «Нəҗметдин агай бəйрəме» («Праздник Нажметдин-агая»), в жизни поэта было немало, всегда светилась вера в человека в счастливое будущее, вера в человека и свой народ.

В период реакции (1907—1910) в поэзии С.Рамиева особенно явственно зазвучали ноты трагического. Для этого периода характерны такие стихотворения, как «Алданган», «Мин үлəм», «Минутлар», «Кеше», «Күрəм гали»,

«Дөньяга», «Минем төн» («Обманутый», «Я уми- раю», «Минуты», «Человек», «Вижу вселенную»,

«Жизни», «Моя ночь»). Во многих из них поэт го- ворит на языке символов. Так, в «Минем төн» («Моя ночь») он пишет:

 

Караңгы һəм дə таңы ерак,

Уты сүнгəн җəһəннəм минем төн...

[5: 44]

Темна ночь моя, до зари далеко, Ад с потухшими огнями она...

 

В этих двух строках сосредоточены основ- ные образы-символы С.Рамиева периода ре- акции: «минем төн», «уты сүнгəн җəһəннəм»,

«караңгы төн», «ерак таң» («моя ночь», «ад с по- тухшими огнями», «тёмная ночь», «далёкая заря»). Образ лирического героя времени

«ночи» предчувствует время «зорь», хотя в то же время трезво осознаёт, что до «рассвета» ещё далеко. В душе героя «темно», и всё, что под небом, стало тёмным, тесным и невзрач- ным:

 

Каращгы һəґм тар бар күк асты [5: 44].

Тёмен и узок мир поднебесья.

 

Во второй части стихотворения лирический герой даётся в контрасте реальной действитель-

 

ности, страшной и ложной. Поэт говорит о вре- мени глубокого кризиса миросозерцаний. Об- ман, разврат и зло видит он вокруг себя:

 

Рухлары фахиш, кара эч бар да, Күрми идем эчлəрен өнемдə [5: 44]. Душой преступны и темны,

Не видел сути их я наяву.

 

Таким образом, С.Рамиев, как и русские его современники, в своей поэзии ставит про- блему личности в контексте вечной проблемы искусства «человек и мир». Эта проблема была основной для всех поэтов-символистов начала ХХ века. В обостряющихся социальных проти- воречиях, в эпоху революционной ситуаци лич- ность оказывается в таком мире, где она осо- знаёт себя только малой частью некоего обще- ственного целого, запутанного и грозного, противостоять законам которого человек не в силах. Ведущим становится ощущение кон- фликта, что является неизбежным для времени взаимного отчуждения личности и общества. Вместе с тем именно для поэтов-символистов характерно предчувствие и времени «зорь», и времени надежд и перемен. Образ зари — ха- рактерный образ символизма, который мыслит человека в масштабе эпохи, вселенной. Заря у С.Рамиева — символ жизни нации социально нового времени с иными культурно-эстетиче- скими ценностями, жизни новой вообще с прин- ципиально иным пониманием возможностей че- ловека, его роли во времени.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1.            БЕРДЯЕВ Н.А. Самопознание (Опыт философской автобиографии). —

М.: Мысль, 1991. — С. 318.

2.            БЕЛЫЙ А. Символизм как миропонима- ние. — М.: Республика, 1994. — С. 527.

3.            САДРЕТДИНОВ Ш. Комментарии и по- яснения // Рамиев С. На заре / Избранные произведения на татарском языке. — Казань: Татарское книжное изд-во, 1980. — С. 227—266.

4.            БЕЛЫЙ А. Сочинения: В 2 т. — Поэзия. Проза. — М.: Худ. литература, 1990. —

Т. 2. — С. 702.

5.            РАМИЕВ С. На заре. Избранные про- изведения / на татарском языке. — Казань: Татарское книжное изд-во, 1980. — С. 269.

Найдите материал к любому уроку,
указав свой предмет (категорию), класс, учебник и тему:
также Вы можете выбрать тип материала:
Проверен экспертом
Общая информация

Вам будут интересны эти курсы:

Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении литературы «серебряного века» в современной школе»
Курс повышения квалификации «История русской литературы конца 20 - начала 21 вв. и особенности ее преподавания в новой школе»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык и литература: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Методические аспекты при изучении русской литературы последней трети XIX века в современной школе»
Курс повышения квалификации «Основы местного самоуправления и муниципальной службы»
Курс повышения квалификации «Экономика и право: налоги и налогообложение»
Курс профессиональной переподготовки «Организация логистической деятельности на транспорте»
Курс повышения квалификации «Основы построения коммуникаций в организации»
Курс повышения квалификации «Организация практики студентов в соответствии с требованиями ФГОС технических направлений подготовки»
Курс профессиональной переподготовки «Организация менеджмента в туризме»
Курс профессиональной переподготовки «Русский язык как иностранный: теория и методика преподавания в образовательной организации»
Курс повышения квалификации «Использование элементов театрализации на уроках литературного чтения в начальной школе»
Курс повышения квалификации «Международные валютно-кредитные отношения»
Курс профессиональной переподготовки «Теория и методика музейного дела и охраны исторических памятников»
Курс повышения квалификации «Информационная этика и право»

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Репетиторы онлайн

✅ Подготовка к ЕГЭ/ГИА
✅ По школьным предметам

✅ На балансе занятий — 1

Подробнее