Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Научные работы / Урок " Вербализация лексики зрения"

Урок " Вербализация лексики зрения"

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

М.К.Матевосян

студентка ИФМК КФУ (г. Казань)

Лексико – семантическое поле «запах » в произведениях В.Аксенова

Введение

В связи с развитием лингвокогнитивного подхода к языку в современной лингвистике наблюдается рост интереса к феномену перцепции. Как утверждают когнитологи, без обращения к восприятию не может быть решена ни одна ключевая задача когнитивной науки [Кубрякова 1997:328], поскольку «когниция охватывает любые формы постижения мира, а они начинаются с первых контактов человека с окружающей средой» [Кубрякова 1997:328].

Проблема восприятия – одна из важных проблем в исследовании человека. Способность человека воспринимать реальный мир относится к числу его фундаментальных способностей наряду с чувствовать, воображать, думать, понимать. Результаты процесса восприятия (чувственные ощущения, представления и перцептивные образы) связаны между собой, эта связь основана на приобретенном опыте. Результаты перцепции заключают в себе информацию об онтологии мира, отобранную с помощью когнитивных механизмов сознания. При исследовании перцептивной семантики номинативных единиц важным остается вопрос о том, каковы особенности окружающего мира и как они вербализируются в языке. Перцептивная лексика является результатом непосредственного взаимодействия человека с миром и, следовательно, несет в себе информацию об этом мире, о возможностях человека оперировать ею в своей практической деятельности. Семантика номинативных единиц восприятия характеризуется в первую очередь антропоцентричностью и взаимообусловленностью всех сфер деятельности сознания.

При изучении окружающего мира самой важной способностью человека считается зрительная перцепция. Зрительное восприятие находится в неразрывной связи с его ментальной, мыслительной деятельностью, которая позволяет,как распознавать предметы и явления действительности, так и формировать их образную систему, понимать воспринятое, определять его специфические особенности. Вследствие этого нередко языковеды обращали пристальное внимание на языковую объективациюэтого процесса.

Безусловно, в большей степени основные механизмы и результаты процесса восприятия репрезентируются в глагольной лексике. По мнению Н.Ю.Шведовой, «глагол – это самая сложная единица лексической системы языка и в то же время – центральная единица этой системы, ее доминанта. Он обладает мощным словообразовательным потенциалом: посредством самого слова и его корневой морфемы глагол связан словопроизводственными отношениями с именем существительным, с именем прилагательным, с наречием, с разветвленным арсеналом служебных и модальных слов». «Важно, что все эти процессы продуктивны: глагол в обозримые периоды развития языка постоянно реализует свой центробежный и центростремительный потенциал» [Русский семантический словарь 2007:XXI]. Вербализация зрительного восприятия, несомненно, проявляется и в такой области языка, как именная лексика. Правда, она представлена в меньшей степени в сравнении с глагольной лексикой.

Актуальность данной работы определяется малоизученностью проблемы восприятия, в частности, зрительного восприятия, необходимостью исследования специфики сенсорного восприятия окружающей действительности и особенностей ее функционирования в языке.

Объектом нашего исследования стала лексика зрительной перцепции, а предметом– вербализация лексики зрения в произведении В.Аксенова «Апельсины из Марокко».

Научная новизна данной работы определяется тем, что творчество Василия Аксенова до настоящего времени практически не привлекало внимание лингвистов при изучении лексики сенсорного восприятия, в особенности лексики зрительной перцепции.

Материалом исследования послужила повесть «Апельсины из Марокко» Василия Аксенова.

Теоретическая значимость работы состоит в изучение лексического потенциала наиболее универсальных групп глагольной и именной лексики в повести В.Аксенова «Апельсины из Марокко». Глубинный анализ глагольной и именной лексики зрения, которые являются объектом нашего исследования, позволит определить важные направления развития категории перцептивности в строе языка, соотношение собственно перцептивных и когнитивно-ментальных компонентов значения в семантической структуре предикатов, охарактеризовать синтагматические и парадигматические отношения лексических единиц, связанных с восприятием как инструментом познания окружающей человека действительности.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использовать его результаты в образовательной сфере: в вузах на курсах лексикологии русского языка, русской литературы, на спецкурсах, посвященных проблемам лингвокультурологии, кроме того, на интегрированных уроках русского языка и литературы в школе. Данные исследования могут помочь определить роль Василия Аксенова в литературе, выявить особенности его идиостиля и творческой манеры.

Цельнашей работы состоит в том, чтобы исследовать содержание и специфику лексикизрения как одной из основных перцептивных категорий и охарактеризовать лингвистические средства ее реализации в повести В.Аксенова «Апельсины из Марокко».

В соответствии с поставленной в исследовании целью решаются следующие задачи:

1) охарактеризовать семантические группы глагольной и именной лексики зрительного восприятия;

2) рассмотреть синтагматические и парадигматические отношения лексики зрения;

3) определить роли данных лексических единиц в создании авторского стиля, его ценностных ориентиров, нравственных категорий;

4) выявить специфику определенного пласта лексики, которая имеет окказиональный характер;

5) рассмотреть лексику зрения как механизм создания иронии;

6) показать значение лексики зрительной перцепции в создании философской картины мира, сатирического изображения окружающей действительности.

Многообразие задач, поставленных в выпускной квалификационной работе, определило необходимость использования таких методов исследования: основным является метод структурно-семантического анализа, который заключается в глубоком исследовании семантики изучаемой лексики, важную роль играет математический метод и его подтип, являющийся наиболее информативным, метод математической статистики, с помощью которого устанавливается частотность употребления единиц языка в тексте, а также метод компонентного и функционально-семантического анализа.

1.Антропологический подход изучения лексики сенсорного восприятия.

Главным теоретическим постулатом развития современной лингвистики является повышенный интерес к познанию человека, его духовному миру, культуре, языку. Антропологический подход к изучению языка отражается в изучении его не «в самом себе и для себя», а с позиции человека как носителя языка, языковой личности, говорящего. В системе множества интерпретаций понятия языковой личности особое внимание уделено языковой личности художника слова - творческой личности, которая обладает собственным знанием языка и спецификой его использования.

Понимание того, что «язык, будучи человеческим установлением не может быть понят и объяснен вне связи с его создателем и пользователем» [Кравченко 1996:6], стимулирует в лингвистической науке процесс изменения системно-структурной парадигмы на антропоцентристскую.

Именно в рамках концепции антропоцентризма развивается когнитивная лингвистика, условия для возникновения которой были сформулированы еще в работах И.А. Бодуэна де Куртене: «Из языкового мышления можно выявить целое своеобразное знание всех областей бытия и небытия, всех проявлений мира, как материального, так и индивидуально-психологического и социального (общественного)» [Бодуэн де Куртене 1963:312].

Характерным признаком всех исследований в сфере когнитивной лингвистики является центральный объект внимания, в котором, по мнению Н. К. Рябцевой, содержится «связь знаний, заложенных в языке, с субъектом восприятия, познания, мышления, поведения и практической деятельности; преломление реального мира – его видения, понимания и структурирования – в создании субъекта и фиксирование его в языке в виде субъективно (и этнически) ориентированных понятий, представлений, образов, концептов и моделей» [Рябцева 2000:3].

Необходимо затронуть еще один немаловажный факт, заключающийся в существовании антропоцентричной научной парадигмы лингвокультурологии – отрасли лингвистики, которая исследует «проявления культуры народа, которые отразились и закрепились в языке» [Маслова 2001:9]. Важность этого направления языкознания бесспорна при исследовании особенностей языка знаковых представителей русской лингвокультуры, каким, безусловно, считается В. Аксенов, так как художественная литература является исторической памятью народа, сохраняющейся при помощи языка, который «благодаря кумулятивной функции хранит ее, обеспечивает диалог поколений, не только из прошлого в настоящее, но из настоящего в будущее» [Телия 1986:228].

2. Восприятие как способ познания действительности.

Всовременной науке исследование человека «внешнего», выбранного со стороны способности к речевой деятельности и использующего язык в качестве средства общения, уступает место изучению человека «внутреннего», его фундаментальных способностей (память, ум, интеллект, воля, совесть), качеств, свойств, ведущих составляющих его духовного мира.

В лингвистике значительно возрос интерес к лексике,которая относится к системе восприятия и ощущений человека, появилось большое количество научных исследований, посвященных перцептивной лексике. Ощущение и восприятие – это краеугольный камень, на котором построены все представления человека о внешнем мире. Вся информация об окружающем мире поступает к человеку через ощущения и обрабатывается восприятием для последующего использования.

В рамках когнитивной парадигмы лингвистических исследований язык изучается как репрезентация результата процессов концептуализации и категоризации, протекающих в человеческом сознании при освоении действительности. Сущность этих процессов заключается в обработке эмпирических данных, которые поступают в человеческий мозг из окружающей среды, и образованию взаимосвязанных представлений и понятий. Одним из способов познания при освоении действительного мира является перцепция, представляющая собой психический процесс, в ходе которого происходит анализ, осмысление получаемой через органы чувств информации об окружающем мире, обеспечивающий отражение объективной реальности в сознании и ориентировку в окружающем мире [БЭС 1991:765].

Восприятие вместе с ощущением выступает как отправной пункт процесса познания, доставляющий ему исходный чувственный материал. Будучи необходимым условием процесса познания, восприятие в этом процессе всегда так или иначе опосредуется деятельностью мышления и проверяется практикой [Зинченко 1971:123].

В психологии «ощущение» толкуется как самое «первое соприкосновение нашего внутреннего мира с внешним миром с помощью сенсорной системы. Через ощущения мы узнаем о цвете, вкусе, запахе, движении, положении в пространстве и многом другом в окружающем и нашем внутреннем мире. Благодаря ощущениям появляются целостные, предметные восприятия». Восприятие – это отражение предметов и явлений в совокупности свойств и частей при непосредственном воздействии их на органы чувств. Оно включает в себя прошлый опыт человека в виде представлений знаний. Процесс восприятия протекает в связи с другими психологическими процессами личности: мышлением, речью, чувствами, волей [Психология ощущений]. В современных психологических и лингвистических исследованиях восприятие понимается как когнитивный процесс, который формирует сенсорный уровень сознания, являющийся базовым для всей когнитивной деятельности человека [Кубрякова и др. 1997:21]. Когнитивная деятельность в широком значении – деятельность, в результате которой человек приходит к определенному решению и/или знанию, т.е. мыслительная деятельность, приводящая к пониманию (интерпретации) чего-либо. Когнитивная деятельность соотносится напрямую с понятием мышления, но относится, прежде всего, к процессам, сопровождающим обработку информации и заключающимся в создании особых структур сознания. В когнитивной деятельности участвуют разные системы переработки информации, а потому образуемые структуры сознания нетождественны и зависят от того, по какому каналу пришла к человеку информация [Кубрякова и др. 1997:51-52].

Восприятие - сложная система приёма и преобразования информации, обеспечивающая организму отражение объективной реальности и ориентировку в окружающем мире. Человек воспринимает окружающий мир с помощью различных органов чувств, что даёт основание различать следующие виды чувственного восприятия: зрительное, слуховое, обонятельное, вкусовое, тактильное. Роль восприятия в жизни человека огромна [Психология восприятия 1989, Познавательные процессы: ощущения, восприятие, 1982, Рубинштейн 2001]. Не приходится удивляться, что ситуация восприятия принадлежит к числу таких, которые постоянно привлекают к себе внимание не только психологов, но и лингвистов.

Ученые выделяют наличие в языковой системе специальных единиц, представляющих результаты действия сенсорных систем человека, фиксируют специфику пропозитивных структур, являющихся семантическим образом ситуации восприятия, рассматривают систему языковых лексико-грамматических и лексико-семантических средств обозначения всех компонентов этой структуры. Обзор исследований по семантике восприятия осуществлен И.В. Башковой [Башкова, 1994]. Приводимые ею данные дают представление о «поуровневом» изучении семантики разных видов восприятия.

Отражение чувственного восприятия в языке порождает перцептивность как лингвистическую категорию [Муравьева 2008]. В лингвистических работах перцептивность определяется как наличие в семантике языковых единиц указания на определенную перцептивную модальность [Лаврова]. Перцептивная модальность, в свою очередь, представляет собой психофизиологическую категорию, определяемую как принадлежность ощущения или сигнала к определенной сенсорной системе: зрительной, слуховой, тактильной, обонятельной или вкусовой [Психологический словарь 2006:89]. Модальность восприятия указывает на канал, по которому человек получает информацию из внешнего мира. В психологии принято выделять три модальности: визуальную, аудиальную и кинестетическую. Слова, относящиеся к той или иной модальности, указывающие на перцептивный канал, задействованный говорящим, называются сенсорными (или перцептивными) предикатами [Холл 2003:57].

В основе сенсорной оценки и так называемой «сенсорной картины мира» человека лежит его биологическая природа. Для взаимодействия с окружающим миром человеческий организм обладает пятью органами чувств: зрением, слухом, обонянием, осязанием и вкусовым каналом. Самую важную роль из них играют первые два, что отражается и в языке.

3. Зрение – подсистема восприятия

Важнейшую роль в восприятии внешнего мира, в практической (и теоретической) деятельности человека, во всем, что он делает, играет зрение, зрительное восприятие. Оно важно до такой степени, что естественный язык, естественный интеллект и человеческий менталитет можно назвать “ориентированными на наглядность”, “visuallyoriented”, “перцептивно мотивированными”. Понимание этого факта позволяет более определенно интерпретировать многие явления в языке. При этом важны следующие обстоятельства.

Зрение – это главный ориентир человека в мире, а зрительная информация – главная из всех ее видов. Зрительная информация обрабатывается мозгом быстро (точнее, моментально, “сразу”), в основном на подсознательном уровне (в норме не требует специальных умственных усилий и рефлексии, более того, происходит нередко даже как бы помимо или наперекор воле человека, ср. глаза бы мои не видели), объемно, целостно и многоаспектно: человек воспринимает предъявляемый ему предмет одновременно во всех его внешних “измерениях”, проявлениях и отношениях: его форму, размеры, цвет, фактуру, вес, положение, расположение, строение, фон, сопряженные предметы и их взаимосвязь и пр.Соответствия этому явлению находятся и в языке, в частности, в принципах языковой мереологии (объясняющих, почему мы не говорим *высокая тарелка, *короткое озеро и мн. др. [Рахилина 1999:18]).

Далее, “ситуация зрительного восприятия” не сводится только к понятиям “видеть” и его производным, она охватывает чрезвычайно большую сферу разнообразных физических явлений: свет, цвет, окраску, размеры, форму, количество, пространство, расстояние, перспективу, положение наблюдателя (ср. до, после, перед, сзади, над, под), состояние среды, через которую воспринимается предмет (ср. туман, облачность, пелена, завеса – ясный, четкий, яркий), наличие преград (загораживать, скрывать, прикрывать), силу и состояние зрительной способности (близорукий, дальнозоркий, бельмо на глазу, не видеть дальше своего носа), а также идентификацию, сравнение и различение самих физических предметов, действий и явлений.

Зрение не только самый главный источник информации для человека, но и самый надежный способ ее верификации. Увидеть значит узнать, поверить, понять, убедиться, удостовериться, получить доказательства, свидетельства, подтверждения и т.п.Видел (картину), но не знаю (что на ней изображено) – ситуация в норме противоестественная, также, как и не верь глазам своим; а увидим, посмотрим, покажем, рассмотрим – самые надежные ментальные операции-доказательства.Достаточно сказать, что большинство слов и выражений, описывающих ментальную сферу человека, “произошло” от лексики, описывающей зрительное восприятие, точнее, работа мозга концептуализируется в языке по образу и подобию работы зрения; есть даже выражение мысленный взор, ср. прозреть, изменить взгляд на жизнь, ясно помнить, ориентироваться на местности vs. в искусстве/ политике, в свете последних событий ‘с учетом’; след – следовать – исследовать (проблему); смотр – рассматривать (вопрос).Все эти обстоятельства (и ряд других) объясняют, почему “принцип наглядности” является главным не только во всех видах деятельности, но и, совершенно естественно, в семантической и даже грамматической организации языка [Рябцева, 2000].

АрутюноваН.Д. отмечает, что для всех индоевропейских языков «характерно выдвижение на первый план глагола зрительного восприятия» [Арутюнова, 1988:113], что также свойственно русскому языку. В нашем языке это выражается в расширении лексической валентности таких глаголов, как видеть, смотреть, глядеть, например: смотри, как он красиво поёт; гляди, как пахнет; смотри, какой аппетитный бутерброд; гляди, какой острый нож; ты разве не видишь, что чайник вскипел? и т.д.

Зрительное восприятие является важнейшей способностью человека в познании окружающей действительности. Оно непрерывно связано с его, ментальной, мыслительной деятельностью, позволяющей не только различать предметы и явления внешнего мира, но и формировать их образы, осознавать воспринятое, выявлять его свойства. Поэтому языковая объективация данного процесса всегда привлекала пристальное внимание лингвистов [Гарипова, 2013].

Если учитывать биологическую роль зрения в жизни человека, то некоторые языковеды замечают «визуальную ориентированность» [Рябцева 2005:230] как всего человеческого интеллекта, так и языка, им порождаемого, отмечают использование разных параметров зрительного восприятия – его ракурса, места и модуса – в формировании значения [Верхотурова 2004:14].

Также подчеркивается преимущественно визуальная база для многих абстрактных категорий [Филатова 2009:41]. На различном языковом материале демонстрируется первазивность регулярной многозначности зрительной лексики: например, «все глаголы зрительного восприятия в русском языке могут обозначать интеллектуальное восприятие абстрактных понятий» [Чудинов 1984:21].

«Глаза – это окна нашего мозга, через которые мы воспринимаем внешний мир. И через эти же окна мы можем постигнуть многие функции мозга» [Грегори 1970:10]. Зрительное восприятие как процесс когнитивистики считается неотъемлемой частью познания и интегрировано в целостную когнитивную деятельность человека, которая включает в себя кроме эмпирической обработки данных, их понятийное и интерпретативно-оценочное осмысление. Важным является осознание того, что полноценное зрительное восприятие предполагает не только формирование целостного зрительного образа, но и его категоризацию и концептуализацию, т.е. процессы, позволяющие осмыслить данный образ на базе предыдущего опыта человека, его знаний. В языке взаимосвязь зрительного восприятия и ментальной деятельности представлена в семантике определенных языковых единиц, как отдельных слов, словосочетаний, так и целого предложения.

Когда говорят о связи зрительного восприятия спсихической и эмоциональной сферами, нельзя не увидеть синергическую связь всех модусов восприятия в процессе познания. Но именно благодаря совместной работе всех органов чувств, человек может полноценное существовать в мире, осознавать этот мир и себя в нем: «Зрительное восприятие вовлекает многочисленные источники информации помимо тех, которые воспринимаются глазом, когда мы смотрим на объект. В процессе восприятия, как правило, включаются и знания об объекте, полученные из прошлого опыта, а опыт не ограничен зрением, но предполагает и другие ощущения: осязательные, вкусовые, обонятельные, слуховые, а, возможно, также температурные и болевые»[Грегори 1970:14].

Зрение – подсистема восприятия (наряду со слухом, обонянием, осязанием, вкусом). Семантический примитив «видеть» - основной перцептивный глагол, содержащий ментальные значения: 1) представлять, 2) считать, 3) понимать, 4) узнавать, т.е. такой глагол, семантика которого соприкасается с интеллектуальной, эмоциональной и речевой сферами человека.

Важной особенностью рецепторного восприятия является нерасторжимая связь в акте восприятия того, кто воспринимает, при помощи чего воспринимается и что воспринимается. Эта особенность определяет единство субъектно-объектных отношений в семантике перцептивных слов. Ситуация зрения включает двух основных участников: того, кто видит, смотрит, и то, что видится, а также отношение между субъектом и объектом зрения. Субъект зрения может не только пассивно «видеть», но и активно «смотреть» (всматриваться, высматривать). В связи с этим ситуацию зрения обслуживают четыре типа глаголов и глагольных выражений: видеть – быть видимым – смотреть – бросаться в глаза. Такие глаголы определяют основной лексикографический тип в сфере лексики зрения. Зрение локализуется в органе восприятия – глазе, поэтому единство акта зрения (кто видит – что видит) предполгает и комплексный анализ этого единства, т.е. анализ и самого видения, зрения – семантику «глаза».

В теоретическом аспекте необходимо иметь в виду, что зрительное и, несколько в меньшей степени, слуховое восприятие нуждается во все новых и новых выразительных средствах. Словарь именно этих подсистем обслуживает наибольшее число коммуникативных ситуаций и скорее всего изнашивается от постоянного употребления» [Апресян 1995:127].

Именно в сфере лексики зрительного восприятия часто сосредоточиваются «словесные» усилия писателя, пытающегося не только выразить свое оригинальное видение мира, но и описать это видение оригинально [Карпов].

Харченко в своей работе «Лингвосенсорика» называет такие открытые ряды важнейших номинаций зрения:

Существительные: зрение, вид, образ, видимость, внешность, цвет, форма, место, расположение…

Прилагательные:

Цвет/свет: белый, синий, яркий, блестящий, бесцветный…

Форма: прямоугольный, квадратный, круглый

Размер/объем: большой, маленький, огромный…

Консистенция: жидкий, желеобразный…

Расположение в пространстве: близкий, далекий…

Скорость: быстрый, медленный, неподвижный…

Числительные и неопределенно-количественные слова: один, два, первый, много, мало, несколько…

Глаголы: видеть, смотреть, наблюдать, представлять, казаться…

Наречия: светло, жидко, много, быстро…

Фразеологизмы: видеть своими глазами, не верить своим глазам, лопни мои глаза, смотреть сквозь пальцы, мозолить глаза, глаза бы тебя не видели, конца-краю не видно и т.д.[Харченко 2012:19]

4. Особенности стиля Василия Аксенова.

Василий Павлович Аксенов является известным русским писателем, очень популярным в настоящее время. Его творчество занимает более полувека: с конца 1950-х по сегодняшний момент, оно пришлось на разные периоды в истории нашей страны: «оттепель» 1960-х гг., брежневский «застой» в 1970-х гг., «демократия» 1990-х годов и созидание нового российского государства в начале XXI века.

Творческий путь писателя Василия Павловича Аксенова (род.в1932 г.) является непосредственным отражением отечественной социокультурной ситуации второй половины XX века. Неоднозначные отношения писателя свластью в советский период русской истории, его эмиграция в 1980-м году, вхождение в контекст новой русской прозы в постсоветское время - все эти факторы вместе с установкой автора на постоянный художественный поиск повлияли на особенности его творчества.

Свою творческую деятельность Василий Аксенов начинает с 1959 году. Его первый роман - "Коллеги" (1960), сделал его знаменитым, который потом не раз переиздавался и был представлен на сцене и на экране. Далее публикуется роман "Звездный билет" (1961),который закрепил успех молодого прозаика, благодаря чему он решил профессионально заняться литературным делом. После этих романов последующие его произведения - "Апельсины из Марокко" (1962) и "Пора, мой друг, пора" (1964) упрочили за В. Аксеновым славу одного из лидеров "молодой прозы", заявившей о себе на рубеже 1950-1960-х годов.

Свой путь в литературе В. Аксенов начинает с изображения скептически настроенной по отношению к тогдашней советской действительности молодежи с характерным для нее нигилизмом, стихийным чувством свободы, интересом к западной музыке и литературе - со всем, что противостояло принятым духовным ориентирам. Исповедальный характер прозы В. Аксенова, сочувственное внимание писателя к внутреннему миру, психологии и даже сленгу молодого поколения наиболее ярко духовную жизнь общества.

Василий Аксеновсчитаетсяважным представителем прозы шестидесятых годов. В своих произведениях он наиболее полновоссоздал эволюцию взглядов этого поколения, ценностные ориентации молодежи, увлечение западным образом жизни, западной действительностью. Исследователи прозы В. Аксенова рассуждают: «Аксенов воспитал в себе западника назло всякого рода идеологическим и эстетическим табу ... Раскаленная от гнева литературная печать не раз указывала на позорную зависимость «звездных мальчиков» Аксенова от героев Сэлинджера» [Сидоров 1989: 44].

Раннее творчество В.Аксенова характеризует, прежде всего, стремление писателя к преодолению рамок официального искусства – социалистического реализма, в которых осуществились его первые литературные опыты. От идеологической и нравственной «правильности» идейной сферы и доминантности сюжета «молодежных» повестей автор отходит в сторону психологического реализма в традициях классической литературы.

После 1969 года в произведениях В.Аксенова («Жаль, что вас не было с нами») реалистическая картина мира все чаще наполняется фантастикой, которая воссоздает атмосферу карнавала, игры, что нарушает нормированность социального мира, в котором существуют герои. В этом случае неправдоподобие финальных сцен произведений («Любители баскетбола», «Рыжий с того двора») является необходимым элементом разрешения конфликта, служащий освобождению героя от материальной детерминированности, которая присуща реалистической картине мира.

Постепенно освобождаясь от жизнеподобия реализма, Аксенов выражает гуманистические идеи «оттепели» в гротескном соединении правдоподобия и фантастики. Гротескны в текстах писателя, прежде всего, ситуации, подходящие своим неправдободобием абсурдности советской действительности.

С конца 1960-х гг. до эмиграции В.Аксенова в 1980-м году ужесточается советская цензура, поэтому литературная деятельность писателя в это время протекала в двух различных художественных направлениях. В «андеграундных» произведениях автора четко изображен конфликт, показывающий состояние творческой личности в условиях тоталитарного государства. А именно, официально опубликованные тексты В.Аксенова – это способ иронического осмысления советской действительности через литературную игру со штампами официальной культуры и укрупнение темы творчества как одного из наиболее приемлемых для писателя вариантов протеста против советской действительности.

С точки зрения исследователя, аллегорическим образам демонов власти в текстах Аксенова противостоит идея христианского прощения русской интеллигенцией своих врагов. Положительные герои писателя, как утверждает Н. Ефимова, «очищаются через искусство и приближаются к христианским ценностям» [Ефимова 1993: 120].

Этот этап творчества Аксенова считается временем активных поисков новых тем, новых форм, новых культурных и эстетических ориентиров. В это время он пишет пьесы, рассказы, эссе, повести, романы. Если в первых произведениях («Коллеги», «Звездный билет»), во многом благодаря лиризму и психологизму, ярко проявляется исповедальное начало, то в повести «Апельсины из Марокко» исповедальностьможно считать литературной игрой, тонкой и в то же время ироничной. В этой повести уже «проступают контуры зрелой прозы Аксенова - раскованной, ироничной, насыщенной элементами литературной игры». Некоторые элементы литературной игры можно найти и в «Звездном билете». Они выражают себя в оксюморонных сочетаниях, в использовании разных типов шрифтов, в оригинально обыгранных ссылках на тексты мировой литературы. Для раскрытия характера своих персонажейв повести «Апельсины из Марокко» Василий Аксенов использует такие средства, как иронию, парцеллированное письмо, характерные лексические средства (жаргонизмы, просторечия). Посредством иронииАксенов подчеркивает свою мировоззренческую позицию, которая становится оружием в борьбе с «ортодоксальной советскостью». Это противостояниекасалось разных уровней организации художественного текста.

5.Вербализация глагольной лексики зрения в повести «Апельсины из Марокко».

Анализ семантических полей, отражающих различные типы перцепции, позволяет сфокусировать внимание на ситуации в целом, а также выделить отдельные ее аспекты, что является принципиально важным для текстов Аксенова.

Глаголы лексико-семантической группы чувственного восприятия обозначают сложную аналитико-синтетическую деятельность человека, связанную с отражением в сознании человека предметов и явлений окружающей действительности в результате их непосредственного воздействия на органы чувств. Классификация корпусов глаголов перцепции, выбранных в «Апельсинах из Марокко», может быть произведена по разным принципам, однако в соответствии с общепринятой классификацией, мы разделили их на две основные группы, причем рядом с каждым примером указывается частота встречаемости лексемы в тексте произведения. Стоит отметить также, что в данном параграфе анализируются только глаголы, актуализирующие в текстовом окружении свое словарное значение, с целью репрезентации объективного мировосприятия автора в романе.

Основной корпус глаголов, используемых автором в тексте, составляют глаголы смотреть и видеть. Эти лексемы различаются тем, что глагол смотреть - глагол целенаправленного восприятия, выражающий действие, которое производит субъект сознательно(оно может быть завершено по его желанию в любой момент времени), контролируется им; а глагол видеть является глаголомнецеленаправленного восприятия, в данном случае действие производится независимо от желания субъекта.

Толковый словарь Ожегова дает нам следующие определения данных глаголов:

Смотреть - 1. Направлять взгляд, чтобы увидеть кого-что-нибудь, глядеть. 2. Воспринимать интеллектуально и зрительно [Толковый словарь 2010:590] (86)

Видеть – 1. Обладать способностью зрения. 2. Воспринимать зрением. 3. Воспринимать интеллектуально и зрительно, смотреть. [Толковый словарь 2010:79] (25)

Все случаи употребления первого глагола актуализируют его прямое значение и обозначают действие, направленное на объект, который не совпадает с субъектом:

Просто сто тысяч ЛюсьКравченко смотрели на меня, когда я, стильный, умный и самостоятельный, парень гвоздь, поднимался на танцплощадку в парке над Кубанью.[Аксенов 2009:358]

Я прислонился к стене и смотрел, как он идет, высокий, чуть-чуть отяжелевший за эти три года после института, элегантный, как столичный деловой человек. [Аксенов 2009:358]

Потом я провожал ее в автобусе в эти знаменитые Шлакоблоки и смотрел искоса на ее профиль, и мне было грустно опять, а иногда я злился, когда она тоненько так улыбалась. [Аксенов 2009:369]

Сначала она улыбнулась мне дружески насмешливо, как улыбается мне Сергей Орлов, потом просто по дружески, как ее муж Айрапет, потом как то встревоженно, потом перестала улыбаться и смотрела на меня исподлобья. [Аксенов 2009:375]

Иногда он останавливался, покачивался в своем длинном, до земли, драном тулупе, смотрел на нас мохнатыми глазами и рычал. [Аксенов 2009:428]

Самым частым употреблением является сочетание глагола смотреть и личного местоимения (я, ты, он, она, оно, мы, вы, они в форме винительного падежа), как показано на примере первого предложения, используемое для выражения направления действия ( смотреть на кого? на что?). (21)

Нередко писатель использует глагол смотреть вместе с наречиями исподлобья и искоса, (как в третьем и четвертом предложении), с целью дополнительного значения (смотреть не прямо в глаза). Обычно автор показывает этим печальное, грустное настроение героев. (6)

В последнем предложении мы видим окказионализм смотрел на нас мохнатыми глазами. Данное сочетание использовано для создания угрожающего образа.

Также есть единичное употребление глагола засмотреться.

Засмотреться - увлечься, рассматривая кого-что-н., любуясь кем-чем-н.[Толковый словарь 2010:188] (1)

Мы засмотрелись на него. [Аксенов 2009:405]

Достаточно часто В.Аксенов в повести «Апельсины из Марокко» употребляет глагол совершенного вида посмотреть. (29)

Посмотреть - 1. см. смотреть. 2. посмотрим,потомпоймем, решим (разг.). [Толковый словарь 2010:590]

Высунулась еще раз из за киоска и посмотрела на Николая Калчанова, от которого на стену падала огромная тень.[Аксенов 2009:371]

Она вдруг посмотрела на меня искоса и снизу так, как будто влюбилась в меня с этого, как бы первого взгляда, как будто я какой нибудь ковбой и только что с дороги вошел сюда в пыльных сапогах, загорелый и видавший виды. [Аксенов 2009:378]

Женщина с удивлением посмотрела на него, и мы все с удивлением переглянулись. [Аксенов 2009:390]

Следует отметить употребление лексемы посматривать, что, согласно толковому словарю Ожегова, означаетсмотреть время от времени. (4)

Я ребятам рассказываю все, что знаю, про цитрусовые культуры и иногда на Геру посматриваю. [Аксенов 2009:366]

Она посматривала на меня. [Аксенов 2009:399]

Она всегда посматривает на меня в кубовой или в бане, словно сравнивает. [Аксенов 2009:399]

Рассмотрим еще один глагол – рассматривать: (1)

1. рассмотреть. 2. всочетании с "как", "в качестве": давать ту или иную оценку кому-чему-н., воспринимать. [Толковый словарь 2010:535]

Но она рассматривала мой проект. [Аксенов 2009:378]

В приведенных выше примерах ярко представлено осознанное выполнение того или другого действия.

Следующим мы рассмотрим глагол видеть. (16)

Когда едешь от нашего лагеря до Фосфатогорска и видишь сопки, сопки без конца и края, и снег, и небо, и луну, и больше ничего не видишь, невольно думаешь: куда это ты попал, Витек, думал ли ты, гадал ли в детстве, что попадешь в такие края? [Аксенов 2009:363]

Я видел однажды, как она плясала, звенела монистами, слово забыв обо всем на свете. [Аксенов 2009:388]

Меньше всего мне хотелось сейчас видеть его. [Аксенов 2009:394]

Я видел, что усталость его тяжела, как гора, что он просто подламывается под своими улыбками. [Аксенов 2009:471]

Я могу заплакать из-за тебя, носильщик моей любви, потому что не видел тебя три года, потому что я выпил лишнего сегодня. [Аксенов 2009:481]

В первом предложении, например, данный глагол помогает охватить всю картину природы.Глагол видетьуточняет панорамный характер зрения, что позволяет получить максимальную информацию об окружающей субъекта действительности и подчеркивает заинтересованность взгляда.

Наравне с глаголом несовершенного вида видеть в тексте употребляется глагол совершенного видаувидеть, которые имеют абсолютно тождественное лексическое значение. Данная лексема использована для избежания лексических повторов. (31)

Чудаков сообразил, в чем дело, и стал быстро показывать, но самосвал в это время вильнул, и мы увидели грейдер, весь облепленный ребятами в черных городских пальто. [Аксенов 2009:365]

Я заглянула в кубовую и увидела, что она сидит прямо на полу перед топкой и смотрит, как коробятся в огне картонные корки дневника, а промокашка на голубой шелковой ленточке свисала из топки. [Аксенов 2009:404]

Я увидел, что в Кате все взбаламучено, что в ней гремит сигнал тревоги, что ей нигде нет приюта, и я принял удар на себя. [Аксенов 2009:470]

Помимо непосредственно глаголов зрения, относящихся к данной группе и описанных ранее, следует рассмотреть нетипичные случаи вербализации визуального восприятия посредством глагольной лексики, которые в повести «Апельсины из Марокко» представлены достаточно широко.

Прежде всего, обратимся к словообразовательному ряду «глядеть» - «оглядеть»- «разглядеть». (9)

Глагол глядетьупотребляется в качестве синонима к слову смотреть.

В данном случае глаголгляделнамеренно подчеркивает не процесс зрительного восприятия и дальнейшего осмысления полученной информации, а констатирует факт конкретной направленности взгляда, при котором мыслительной процесс различается с тематикой визуально получаемой информации.

«Мы на коечках лежим, во все стороны глядим [Аксенов 2009:415]

Да, это было в тот год, когда я срезался в авиационный техникум и пошел по жаркому и сухому городу куда глаза глядят, не представляя себе, что я могу вернуться домой к тетиным утешениям, и на стене огромного старинного здания, которое у нас в Казани называют «бегемот», увидел объявление об оргнаборе рабочей силы. [Аксенов 2009:386]

В данном предложении Аксенов использует фразеологизм куда глаза глядят, для того чтобы показать внутреннюю бесцельность, блуждание, неоформленность героя.

Во всех предложениях эти глаголы мы точно можем заменить глаголом смотреть.

Единственный раз в тексте дана форма совершенного вида глагола глянуть, имеющего разговорную стилистическую окраску.

Корень потер себе варежкой физиономию и глянул на нас неожиданно ясными глазами. [Аксенов 2009:395]

Я смотрел, как они приближаются, как размахивал руками Виктор, как Люся печально взглядывала на него икак таращила на негоглаза какаято пигалица, идущая рядом.[Аксенов 2009:435]

В последнем предложении мы наблюдаем цепочку смотрел – взглядывала - таращила.Употребление схожих по смыслу, но различных по стилистической окраске слов создает определенной психологический диссонанс при описании внутреннего состояния героев, который свидетельствует о том, что процесс визуального восприятия действительности становится для героя неприятным болезненным, что преломляет в его сознании объективные знания, получаемые путем зрительной перцепции.

Уставиться - начать смотреть пристально, не отводя глаз. [Толковый словарь 2010:672] (7)

Словарь фиксирует этот вариант как разговорный, а употребление такой лексики в художественном произведении всегда обусловлено целью демократизировать язык романа, в данном случае, приблизить его к живой непринужденной речи. Это наглядно иллюстрируют примеры употребления данного глагола в тексте романа «Апельсины из Марокко».

а впереди еще вечер, когда я пойду на танцплощадку, где тоненькие и рослые девчата уставятся на меня – какой я стильный, и видно, что не дурак, и самостоятельный, – в общем, пареньгвоздь.[Аксенов 2009:356]

Не понимая, что происходит, но понимая, что какое-то ЧП, мы сели на койках и уставились на этих двух безобразно орущих людей.[Аксенов 2009:361]

Мы все уставились на него.[Аксенов 2009:362]

Сергей оценивающе уставился на апельсин.[Аксенов 2009:383]

Сел я рядом с Сакуненко, и на меня все уставились, потому что уж менято все знают, кто на Петрово базируется или на Талый, а также из рыбокомбината и из всех прибрежных артелей, – по всему побережью я успел побичевать.[Аксенов 2009:459]

Словно плеснуло чем-то влажным и широким (то ли музыка, то ли водопад), когда Михаил вошел в комнату и все уставились на него.[Аксенов 2009:484]

Отметим, что глагол уставиться требует при себе обязательного наличия предлогов в или на, предлог на встречается в словосочетании уставиться на апельсин, уставиться на людей и демонстрирует наличие объекта, о котором герой получает информацию при помощи зрения, автор намеренно подчеркивает, что взгляд сфокусирован на определенной детали.

Заглянуть — 1.Быстро или украдкой посмотреть куда-нибудь, взглянуть, чтобы узнать, выяснить что-нибудь. 2.Зайти куда-нибудь ненадолго. [Толковый словарь 2010:173] (3)

Несмотря на то что, в соответствии с основным значением, данный глагол является глаголом, вербализирующим зрительное восприятие, у Аксенова он выступает во втором значении.

Я заглянула в кубовую и увидела, что она сидит прямо на полу перед топкой и смотрит, как коробятся в огне картонные корки дневника, а промокашка наголубой шелковой ленточке свисала из топки.[Аксенов 2009:404]

Нередко в тексте автором используется глагол показать. (21)

Показать - 1. кого-что кому,датьвозможность увидеть кого-что-н., убедиться в чем-н., научиться чему-н. 2. кому на кого-что. обратить чье-н. внимание на кого-что-н. (обычно сделав жест в направлении кого-чего-н.). 3. кого-что кому.дать увидеть с целью просмотра, обозрения, ознакомления, удостоверения. 4. кого-что. обнаружить, проявить. 6. на кого (что). дать показание (во 2 знач.) против кого-н. [Толковый словарь 2010:447]

– Ну, здесь вот так, – показал я, – и здесь все в порядке. [Аксенов 2009:360]

– Вот эта, – показал я, – вторая слева.[Аксенов 2009:360]

В обоих случаях реализуется второе значение глагола показать, кроме того, актуализировать данное значение помогают распространители: в первом предложении – частица вот, а во втором – указательное местоимение вот.

У нас сейчас совещание, – он показал глазами на чертежи, – говорильня минут на сорок – на час.[Аксенов 2009:370]

В этом предложении дано сочетание показал глазами.Аксенов использует его для того, чтобы акцентировать внимание на органе восприятия, с целью проследить направление взгляда.

Иногда писатель использует пару глаголов мелькать – замелькать. (7) Присоединение приставки к глаголу несовершенного вида мелькать вносит в значение глагола замелькатьприсущее приставке значение (начало действия), вследствие чего лексическое значение исходного глагола меняется и образованный глагол совершенного вида не соответствует по значению бесприставочному глаголу.

На большой скорости мы ворвались в Шлакоблоки, домики замелькали в глазах, я растерялся и даже не мог определить, в какой стороне Люсин барак, и понял, что через несколько секунд он уже остался сзади, этот поселочек, моя столица, как вдруг Чудаков затормозил.[Аксенов 2009:367]

Иногда в падях в густой синей тени мелькали одинокие огоньки. [Аксенов 2009:397]

Незаметно я сняла его руку со своего плеча, и в глазах у него чтото шевельнулось, замелькали смешные искорки, и он встал с бокалом в руках.[Аксенов 2009:460]

Следует отметить, что в большинстве случаев данные глаголы используются в сочетании с существительным глаза (замелькать в глазах, мелькать в глазах).

Дважды автор использует глаголы таращить – вытаращить. (2)

Таращить – широко раскрывать глаза. [Толковый словарь 2010:631]

Я смотрел, как они приближаются, как размахивал руками Виктор, как Люся печально взглядывала на него и как таращила на него глаза какаято пигалица, идущая рядом.[Аксенов 2009:435]

Иван бессовестно вытаращил глаза.[Аксенов 2009:385]

Присоединение приставкивы- не меняет лексическое значение глаголатаращить, поэтому они составляют видовую пару.

Оба глагола относятся к сниженной лексике, это подчеркивается сочетаемостью глаголов с такими словами, как существительное пигалица и наречие бессовестно, которые имеют отрицательную коннотацию. Для большей образности анализируемый глагол вступает в синтагматическую связь с предикатом глаза.

Таким образом, проанализировав употребление глаголов, репрезентирующих зрительную перцепцию, можно сделать вывод, что их дифференциация осуществляется в основном по принципу направленности/ ненаправленности действия. Глаголы данного корпуса являются самыми употребительными из числа сенсорной глагольной лексики. Главным образом, контекст повести « Апельсины из Марокко» актуализирует прямые значения указанных лексем, однако именно глаголы зрения обладают наибольшим художественным потенциалом, выступая в качестве образно- выразительных средств языка. Как правило, с глаголами, обладающими широкой семантикой, употребляются различные распространители, часто выраженные наречиями, с целью конкретизации характера действия (исподлобья, осторожно, искоса, бессовестно, укоризненно и т.д.). Глаголы, имеющие в своей семантической структуре указание на характер визуального восприятия, зачастую используются Аксеновым без уточняющих предикатов (следить, оглядеть, оглядеться, разглядеть, рассмотреть).

6. Именная лексика, репрезентирующая зрительное восприятие в повести В.Аксенова«Апельсины из Марокко».

Рассмотримлексемы зрительного восприятия, вошедшие в пик частотности употребления Аксеновым.

В первую очередь следует отметить, что автором повести «Апельсины из Марокко» утверждается большая эстетическая ценность зрения по сравнению со слухом и осязанием. Доказательством этому служит более чем двукратное преобладание в семантическом пространстве романа лексики, вербализующей зрительное восприятие по сравнению с лексикой осязательного и слухового модуса перцепции.

Самой распространенной лексемой в повести является лексема глаз. (61) Как непосредственный орган зрения, с помощью которого человек воспринимает 90% информации из окружающей его действительности, он играет очень важную роль в тексте Аксенова. Писатель обращает внимание на цвет глаз, форму, взгляд и другие особенности человеческих глаз.

Глаз - 1. органзрения, а также само зрение. 2. ед. в нек-рых сочетаниях: присмотр, надзор. 3. ед. дурной взгляд, сглаз. 4. глазами кого.с точки зрения кого-н., в чьем-н. понимании. [Толковый словарь 2010:119]

Весь вечер мы с ней гуляли, и мне было грустно смотреть в ее черные глаза, а ее загорелые руки вызывали в моей памяти пионерский лагерь на Кубани и песенку «ДжонГрей, силачповеса».[Аксенов 2009:357]

Вот и мне никак не оторваться от больших печальных глаз[Аксенов 2009:387]

Корень потер себе варежкой физиономию и глянул на нас неожиданно ясными глазами.[Аксенов 2009:395]

В глазах у нее появился страх, они стали темными и голыми, как окна. [Аксенов 2009:376]

Глаза у Вовиказасверкали, как фонари, а руки задрожали.[Аксенов 2009:411]

В данных примерах автор дает описание глаз: их цвет (черные), размер (большие). Через них мы узнаем об эмоциональном состоянии героя, его внутреннем мире (печальные глаза; в глазах страх, стали темными и голыми, как окна). В двух последних предложениях автор использует сравнительный оборот (глаза – как окна, глаза – как фонари).

Довольно часто Василий Аксенов подчеркивает странность, некоторое сумасшествие человека путем описания глаз, нередко метафорическим (стеклянные глаза, глаз остекленел от бешенства).

У нее глаза рассеянные, а иногда какие-то странные, сумасшедшие.[Аксенов 2009:388]

И Витина рука лежала на моем плече, и в папиросном дыму на меня смотрели его светлые сумасшедшие глаза, в которых будто бы все остановилось.[Аксенов 2009:460]

Вечером, когда он в силу своей привычки сидел на корме, съежившись и уставившись стеклянными глазами в какуюто точку за горизонтом…[Аксенов 2009:389]

Они не отсвечивали, и я увидел, как там, в глубине, остекленел от бешенства его глаз.[Аксенов 2009:424]

В этом предложение автором использован окказионализм, для того чтобы подчеркнуть ответную реакцию героя Сергея по отношению к рассказчику, его негодование, доходящее до бешенства.

Мы всей кучей ворочались в хвосте, и я видел только чейто вылупленный глаз и рот с пломбированным зубом.[Аксенов 2009:490]

Здесь писатель дает внешнее описание глаз (вылупленные), подчеркивая страх героев перед опасностью.

Кроме того, следует остановиться на синонимическом ряду глаза – очи – зенки, в котором слова различаются стилистической окраской. Лексема глаза относится к нейтральной лексике; слово очи используется в поэтической речи для создания высокого стиля, это архаизм, устаревшая лексика; лексема зенки относится к разговорному стилю речи.

Сергей прямо сверкнул на меня очами, но сдержался.[Аксенов 2009:446]

Тебе – абы зенкизалить.[Аксенов 2009:412]

В этих примерах использование лексем очи и зенки выражает иронию автора к происходящему. В последнем же предложении и вовсе Аксенов употребил просторечную форму залить зенки, что согласно Большому словарю русских поговорок «напиваться пьяным». Здесь подчеркнуто негативное отношение автора к поведению Валентина Костюковского, за его безделье, алкоголизм.

Реже в повести «Апельсины из Марокко» употреблена лексема зрение, взгляд – взор.

Зрение - одно из внешних чувств человека и животного, органомк-рого является глаз; способность видеть. 2. точка зрения на кого-что - чье-н. мнение о ком-чем-н., взгляд. 3. нерв.зрительная память. [Толковый словарь 2010:199]

Взгляд - 1. направленность зрения на кого-что-н. 2. выражение глаз. 3. перен. мнение, суждение. [Толковый словарь 2010:77]

Взор - то же, что взгляд (в 1 и 2 знач.). устремить в. куда-н.обратить в. на кого-н. [Толковый словарь 2010:78]

На основе словаря Ожегова, можно говорить, что данные слова также составляют синонимический ряд зрение – взгляд – взор.

Может быть, это обман зрения, думала я, когда он шел ко мне. Может быть, это изза того, что такая ночь?[Аксенов 2009:432]

Не менее значимая для лексикона Аксенова лексема блеск,определяемая Ожеговым, как1. яркий искрящийся свет, отсвет. 2. перен. великолепие, яркое проявление чего-н. 3. блеск, в знач. сказ.о чем-н. очень хорошем, впечатляющем, красота (встречается в анализируемом романе 8 раз). [Толковый словарь 2010:55] (8)

Обычно к приезду сезонниц все ребятишки в радиусе двухсот километров начинают наводить блеск на своюаммуницию, стригутся под канадскую полечку и торопятся в порт Петрово на всех видах транспорта, а то и на своих на двоих.[Аксенов 2009:357]

В данном случае лексема блеск является частью синтаксически неделимого сочетания (наводить блеск – прихорашиваться).

Меня поразил Степа, поразила на этот раз его привычная подтянутость и весь его вид – «на изготовку», его пронзительный, немного даже визгливый голос, и весь его блеск, и стук подкованных каблуков, и портсигар, и часы, и новая форма, и потом вдруг тихие его слова… [Аксенов 2009:406]

В этом контексте слово блескпередает ироничное отношение героя к Степе, его негативную оценку, автор высмеивает его щегольской вид, его «готовность» ко всему.

Заключение

В данном исследовании представлен анализ лексико-семантического поля зрения в повести «Апельсины из Марокко» Василия Павловича Аксенова, с целью выявить традиционные и индивидуально-авторские способы языковой репрезентации. Лексика зрительного восприятия значительно преобладает в данном произведении. Причина в том, что задача автора - показать внутренний мир героев, отобразить специфику современной героям действительности, которая оказывает непосредственное влияние на их характер, взгляд на эту действительность. В художественном произведении моделирование ситуации зрительного восприятия идет в соответствии с концепцией автора, воплощенной в тексте.

В повести нами была исследована глагольная и именная лексика, выражающая семантику зрения. Значительное внимание было уделено анализу глаголов, так как они представлены в большем объеме. Проанализировав употребление глаголов, репрезентирующих зрительную перцепцию, можно сделать вывод, что их дифференциация осуществляется в основном по принципу направленности/ ненаправленности действия. Глаголы данного корпуса являются самыми употребительными из числа сенсорной глагольной лексики.

Таким образом, можно говорить о том, что цель работы достигнута, мы исследовали содержание и специфику лексики зрения как одной из основных перцептивных категорий и охарактеризовали средства ее реализации в повести В.Аксенова «Апельсины из Марокко». Кроме того, мы охарактеризовали семантические группы глагольной и именной лексики зрительного восприятия, рассмотрели синтагматические и парадигматические отношения лексики зрения, определили роли данных лексических единиц в создании авторского стиля, его ценностных ориентиров, нравственных категорий, выявили специфику определенного пласта лексики, которая имеет окказиональный характер, рассмотрели лексику зрения как механизм создания иронии, показали значение лексики зрительной перцепции в создании философской картины мира, сатирического изображения окружающей действительности.

Список литературы

1. Аксенов В. Апельсины из Марокко/ Василий Аксенов. – М.: Эксмо, 2008. – 490 с.

2. Апресян, Ю.Д. Избранные труды Текст.: В 2т. Т.2. Интегральное описание языка и системная лексикография / Ю.Д. Апресян. М.: Языки русской культуры, 1995. - 767 с.

3. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. Событие. Факт. - М.: Наука, 1988. - 341 с.

4. БабайцеваВ.В. Рабочие программы.5-9 классы: Учебно-методическое пособие» - М.: Дрофа,2013.

5. Баранов М.Т., Ладыженская Т.А., Шанский Н.М. Программа по русскому языку для общеобразовательных школ. 5-9 класс. - М.: Просвещение, 1999. — 33 с.

6. Башкова И.В. Семантика восприятия. Обзор. Библиография. Красноярск, 1994.

7. Бодуэн де Куртене, И.А. Избранные труды по общему языкознанию/ И. А. Бодуэн де Куртене. М.: АН ССР, 1963. – Т.1. – 391 с.

8. Верхотурова, Т.Л. Наблюдаемость в языке (на материале русских и английских перцептивных глаголов) / Т.Л. Верхотурова// Вопросы когнитивной лингвистики. – 2004. - №2/3. – С. 14-26.

9. Гарипова Э.Д. Словообразовательная детерминация глаголов зрительного восприятия (на материале русского и татарского языков). – автореф. дис. на соиск. уч. степ. кан. филол. наук. – Казань, 2013.

10. Грегори Р.Л. Глаз и мозг: психология зрительного восприятия. – М., 1970. – 270 с.

11. Ефимова Н.П. Интертекст в религиозных и демонических мотивах Василия Павловича Аксенова. М.: Изд-во МГУ, 1993.

12. Кравченко, А.В. Язык и восприятие: Когнитивные аспекты языковой категоризации/ А.В. Кравченко. – Иркутск: ИГУ, 1996. – 160 с.

13. Кубрякова, Е.С. Части речи с когнитивной точки зрения / Е.С. Кубрякова. - М.: ИЯ РАН, 1997. - 328 с. 

14. Леонтьев А.Н. Ощущение и восприятие как образы предметного мира // Познавательные процессы: ощущение, восприятие. М., 1982.

15. Литневская Е.И., Багрянцева В. А. Методика преподавания русского языка в средней школе: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Под ред. Е. И. Литневской. — М.: Академический проект, 2006. — 590 с.

16. Майер П.О ранней прозе В.П. Аксенова (MeyerPriscilla.Aksenov and the Soviet Literature of the 1950s and 1960s (unpublished Ph.D. dissertation). - PrincetonUniv.дис. 1971.

17. Маслова, В.А. Лингвокультурология. М.: Academia, 2001. 208 с.

18. Муравьева, Н.Ю. Категория перцептивности в семантике глагол и в тексте: дис. канд. филол. наук. – Москва, 2008.

19. Психология восприятия. Материалы советско-норвежского симпозиума. М. Наука. 1989г. 194 с.

20. РазумовскаяМ.М., КапиносВ.И., ЛьвоваС.И., БогдановаГ.А., ЛьвовВ.В.. Программа по русскому языку. 5-9 классы. – М.: Дрофа, - 2006.

21. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб., 2001.

22. Рябцева, Н.К. Ментальная лексика, когнитивная лингвистика и антропоцентричность языка // Труды Международного семинара Диалог’2000 по компьютерной лингвистике и ее приложениям. Под редакцией А.С. Нариньяни. Т.1. Теоретические проблемы. Протвино. 2000. С. 268-273.

23. Рябцева, Н.К. Язык и естественный интеллект.М.: Academia, 2005. 639 с.

24. Сидоров Е. Рэгтайм в стиле Аксенова. – Юность, 1989, № 7.

25. Телия, В.Н. Коннотативный аспект семантики номинативных единиц. М.: Наука, 1986. 143 с.

26. Филатова К.Л. Когнитивное исследование зрительной метафоры во французском языке в сравнении с русским языком. - дис. канд.филол.наук. Екатеринбург, 2009. - - 236 с.

27. Харченко В.К. Лингвосенсорика: Фундаментальные и прикладные аспекты.- М.: Книжный дом «ЛИБРИКОМ», 2012. – 216 с.

28. Холл, М. НЛП-мастер. Полный сертификационный курс. Высшая магия НЛП. Холл, М., Боденхамер, Б.; пер. Н. Миронова. – Спб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

29. Чудинов, А.П. Семантическое варьирование русского глагола пособие по спецкурсу/ А.П. Чудинов; Свердл. гос. пед. ин-т. – Свердловск: [б. и.], 1984. – 72 с.

Словари:

30. Большой энциклопедический словарь: В 2-х т. / Гл.ред. Прохоров А. М.: - М.: Советская энциклопедия, 1991. Т.1. – 1991. – 863 с.

31. Зинченко, П. Восприятие// Большая советская энциклопедия. М.: Сов.энциклопедия, 1971.

32. Краткий словарь когнитивных терминов Текст. / Кубрякова Е.С. [и др.]. - М.: [б. и.], 1996. - 200с.

33. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка/ С.И. Ожегов; Под ред. Проф. Л.И. Скворцова. – 27-е изд., испр. – М.: ООО «Издательство Оникс»: ООО «Издательство «Мир и Образование», 2010. – 736 с.

34. Психологический словарь / Под ред. В. П. Зинченко, Б. Г. Мещерякова. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Астрель: АСТ: Транзиткнига, 2006.

Интернет-источники:

35. Карпов И.П. Семантическое поле зрения (Л. Андреев) / [Электронный ресурс]. –URL:http://www.russofile.ru//article_142.php. –Дата обращения: 17.02.2015 г.

36. Карпов И.П. Семантическое поле зрения (Л. Андреев) / [Электронный ресурс]. – URL:http://www.russofile.ru//article_142.php. –Дата обращения: 17.02.2015 г.

37. Лаврова, С.Ю. Перцептивный образ как аксиологический знак художественного мира (на материале «Очерков» К.Д. Бальмонта). – [Электронный ресурс]. –URL: http://balmontoved.ru/k-balmont-v-zerkale-filologii/32-sju-lavrova-pertseptivnyj-obraz-kak-aksiologicheskij. - Дата обращения: 27.02.2015.

38. Психология ощущений и восприятия. Сенсорные и перцептивные системы человека. - URL: www.effecton.ru. – Дата обращения: 13.03.2015.




Автор
Дата добавления 17.11.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Научные работы
Просмотров9
Номер материала ДБ-363323
Получить свидетельство о публикации

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх