Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Урок внеклассного чтения "Блаженны чистые сердцем..." по сказанию Сельмы Лагерлёф «Малиновка»

Урок внеклассного чтения "Блаженны чистые сердцем..." по сказанию Сельмы Лагерлёф «Малиновка»

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

«БЛАЖЕННЫ ЧИСТЫЕ СЕРДЦЕМ...»

УРОК ВНЕКЛАССНОГО ЧТЕНИЯ ПО СКАЗАНИЮ СЕЛЬМЫ ЛАГЕРЛЁФ «МАЛИНОВКА»

V—VI КЛАССЫ

Задачи урока:

  • совершенствовать навык правильного, выразительного чтения;

  • вызвать эмоциональный отклик, постижение авторского замысла,

  • умение высказывать собственное отношение к тому, что написано;

  • развивать самостоятельную познавательную активность учащихся;

  • углублять, совершенствовать духовно-нравственное воспитание.

Оборудование:

Презентация, портрет Сельмы Лагерлёф, распечатанный текст сказания «Малиновка» (приложение 1), фотоаппарат, проектор, экран.

Ход урока:

1. Установочно-мотивационный целевой этап.

2. Организационно-деятельный этап.

3. Словарная работа.

4. Контрольно-регулировочный этап.

5. Оценочно-результативный этап.

6. Домашнее задание: нарисовать рисунок, написать рецензию на прочитанное сказание.



Се́льма Отти́лия Луви́са Ла́герлёф (швед. Selma Ottiliana Lovisa Lagerlöf) – шведская писательница. Родилась она в Морбакке в Швеции 20 ноября 1858 года. Умерла 16 марта 1940 года там же. Является первой женщиной, которую наградили Нобелевской премией по литературе (в 1909г.) и третей среди всех женщин, получивших Нобелевскую премию (первыми были Мария Кюри и Берта Зуттнер).



Детство и юность



Будущая писательница появилась на свет в 1858 году в родовом родительском имении Морбакка в семье отставного военного и учительницы. Детство Сельмы прошло в Вермланде - одном из самых колоритных и красочных мест Центральной Швеции. Вермланд и Морбакка оставили наиболее яркие впечатления в памяти Сельмы и оказали значительное влияние на писательский талант. Во многих ее рассказах, в том числе и в автобиографических книгах «Морбакка», «Мемуары ребенка», «Дневник», описываются места дорогие сердцу писательницы. «Морбакка» была написана в 1922 году, а «Мемуары ребенка» и «Дневник» - спустя десятилетие, в 1930 и 1932 году соответственно.



На долю маленькой девочки выпало нелегкое испытание: когда Сельме было 3 года, ее парализовало. Девочка не могла вставать, и была прикована к постели. Забота тети Наны и бабушки были единственной радостью девочки. От них девочка узнала множество родовых преданий, хроник, сказок и историй. В 1863 году умерла бабушка Сельмы. Это стало для больной девочки настоящим потрясением.



В 1867 году девочку поместили в специализированную клинику в Стокгольме. Лечение оказало положительный эффект и к девочке пришла способность двигаться. Уже сейчас, в возрасте 9 лет, девочка начала мечтать о писательской деятельности. Своей автобиографической новеллой «Сказка о сказке», написанной в 1908 году, писательница описывает попытки своего детского творчества. Но от творчества Лагерлёф отвлекали мысли о том, как заработать денег для себя и своей семьи. Ведь к тому времени семья стала совсем бедной.



В 1881 году Сельма поступила и уехала учиться в лицей в Стокгольме. Ученицей Высшей учительской семинарии она стала в 1882 году, окончив ее в 1884 году.



В этом же, 1884 году, Сельма Лагерлёф стала преподавать в школе для девочек в Ландскруне, находящемся на юге Швеции. Через год (в 1885 году) случилось новое несчастье – умер отец Сельмы. Спустя три года после этого несчастья родовое имение было продано за неуплату. Любимая усадьба стала жильем для совершенно чужих людей.



Начало творческой деятельности



Восьмидесятые годы были для писательницы довольно сложными, наполненными различными переживаниями. Именно в это время Сельма начинает писать свое первое произведение. Роман, которому Лагерлёф дала название «Сага о Йёсте Берлинге», написан в неоромантическом стиле, который в эти годы приходит на смену реализму. Для этого стиля характерно возвышенное описание судеб и жизней дворянских усадеб, сравнение земледельческого строя и образа жизни с промышленным (городским) укладом. Для этого направления, воспевающего родную землю и ее традиции, характерен сильный патриотический настрой.



Первую премию за свое еще неоконченное произведение, писательница получила в августе 1890 года, отослав в газету «Идун» несколько глав романа. Газета объявила конкурс на лучшее произведение, которое заинтересует читателей. В этом конкурсе победил роман Сельмы. Вскоре писательница закончила работу над романом, и в 1891 году он был опубликован полностью. Георг Брандес, будучи очень известным датским критиком, отметил и выделил роман Лагерлёф, благодаря чему книга завоевала признание широких масс. Свой роман писательница строила как последовательность отдельных событий, в которых не было описания существующей реальности. Роман, основанный на легендах и историях Вермланда, услышанных Сельмой в детстве от бабушки и тети, был наполнен романтикой, яркими приключениями и красочными празднествами.



Сказочный стиль прослеживается и в последующих произведениях Лагерлёф. Это романы «Предание о старом поместье» (1899), «Деньги господина Арне» (1904), сборники новелл «Невидимые узлы» (1894) и «Королевы из Кунгахэллы» (1899). В этих произведениях добро и любовь с помощью высших сил и необъяснимого чуда побеждают зло, проклятья и несчастья. Эта тема особенно отчетливо прослеживается в книге «Легенды о Христе» (1904), представляющей собой сборник новелл.



Не только с помощью сказочных мотивов Лагерлёф освещает религиозные, философские и нравственные проблемы. В 1895-1896 годах писательница, окончательно покинув преподавательское поприще, совершила путешествие в Италию. В романе «Чудеса антихриста» (1897) действие разворачивается в этой прекрасной стране. В 1901-1902 годах был написан роман «Иерусалим», в котором писательница сопереживает крестьянским семьям, столкнувшимся с религиозной сектой, и вынужденным покинуть родные места. Под давлением секты крестьяне уезжают в Иерусалим, где остаются ждать конца света. В романе прослеживается глубокое сочувствие и переживания автора.



Пик творческой деятельности и мировое признание



«Чудесное путешествие Нильса Хольгерссона по Швеции» - это сказочная книга, написанная в 1906-1907 годах, которая явилась основным произведением всего литературного творчества Лагерлёф. Начиная работу над книгой, Сельма предполагала создать учебную книгу, рассказывающую о Швеции. История и география Швеции, ее традиции и культурные особенности, легенды и предания должны были описываться в увлекательной форме, способной вызвать интерес у ребенка. Книга была написана на основе фольклорного материала – народных сказок и преданий. История и география страны изложены в сказочной манере. Главный герой – Нильс, путешествующий на спине гуся по имени Мартин со стаей других гусей, под предводительством мудрой Акки Кебнекайсе. Приключения, которые выпадают на долю Нильса, воспитывают в нем личность, закаляют характер. Различные происшествия раскрывают в главном герое такие черты характера, как доброта, мужество, способность сопереживать, радоваться и грустить вместе с другими героями. В ходе путешествия Нильсу не раз приходится вставать на защиту и спасать от гибели своих друзей. Все эти чувства Нильс начинает испытывать и к людям, сочувствуя своим родителям, переживая за сирот Ооса и Матса, сопереживая трудной жизни бедняков. За время путешествия у Нильса выработались качества, присущие настоящему человеку. Эта книга завоевала как всеобщее признание в Швеции, так и мировое признание и приобрела огромную популярность во всем мире.



В 1907 году писательница получила звание почетного доктора Уппсальского университета. В 1909 году Лагерлёф получила Нобелевскую премию по литературе «как дань высокому идеализму, яркому воображению и духовному проникновению, которые отличают все её произведения». В 1914 году писательница становится членом Шведской академии.



Литературное творчество в зрелости



Получив Нобелевскую премию, у Лагерлёф появляется возможность выкупить свое родовое имение. Писательница вновь поселилась в Морбакке, где и прожила оставшуюся жизнь. Возвращение на родину навеяло ностальгические воспоминания, которые способствовали рождению нового романа «Дом Лильекурна», написанного в 1911 году и описывающего уклад жизни жителей Вермланда. Помимо этого, писательница пишет новеллы, сказки и легенды, которые были собраны в один сборник - «Тролли и люди» (1915, 1921). В 1912 году рождается повесть «Возница», носящая сказочно-фантастический характер. В 1918 году Лагрлёф написала роман в антимилитаристском стиле «Изгнанник». Но основным и наиболее значимым произведением этого отрезка жизни и творчества писательницы стал роман «Император Португальский». Этот роман был написан в 1914 году. Сквозь многие произведения писательницы, в том числе и сквозь этот роман, проходит тема бедности, по-видимому, очень близкая ей. Бедняк-тропарь, который мнит себя императором после полученной психологической травмы, до безумия любит свою дочь. Благодаря этой любви он спасает себя и помогает выйти на верный путь своей заблудшей, но от того не менее любимой дочери.



Заключительное произведение, последнее в творческой карьере Лагерлёф – это трилогия о Лёвеншёльлдах. Трилогия включает в себя следующие части: «Перстень Лёвеншёльдов» (1925), «Шарлотта Лёвеншёльд» (1925) и «Анна Сверд» (1928). В произведении повествуется о жизни семьи, описывая судьбу пяти поколений. Действие романа охватывает временной промежуток с 1730 по 1860 годы. Присутствуют в романе и описание исторических событий, и описание семейных взаимоотношений. Однако роман нельзя назвать историческим. Здесь все перипетии жизни членов семьи показаны через призму таинственных событий, происшествий, проклятий и злого рока. В итоге, как и в других произведениях Лагерлёф, сила воли, доброта и любовь главных героев преодолевает все невзгоды и испытания и побеждает зло.

Когда началась мировая война и советско-финский конфликт, Лагерлёф приносит в жертву свою золотую награду, отдав ее в распоряжение Шведского национального фонда помощи Финляндии. К счастью, правительство выделило средства из других источников, а медаль возвратило писательнице.



Умерла Се́льма Оттилия Лувиса Лагерлеф в 1940 году 16 марта в возрасте 81 года от перитонита в своей родовой усадьбе в Морбакке.



«Сказания о Христе» были изданы в 1904 году в Стокгольме, после возвращения из путешествия по древней иудейской земле, где Лагерлёф прикоснулась к вечным христианским святыням. Одно из них и прозвучит сейчас. Называется оно «Малиновка».



Знаете ли вы эту птичку? Какая она? (Демонстрируется изображение малиновки.)



Каким же образом малиновка может быть связана с Иисусом Христом? Это мы узнаем, познакомившись с произведением.

После чтения вслух (это предпочтительный, более эффективный вариант) спросим ребят:



Понравилось ли вам сказание? Почему? Чем?



Детям очень нравится история малиновки. Образ простодушной серенькой птички, так страстно мечтавшей о красной грудке и так удивительно получившей её, наполняется для них высоким духовным содержанием. Малиновка перестаёт быть просто птичкой, они чувствует в ней нечто родственное: наивное, доверчивое, несмышлёное. И, как старшие братья, сочувствуют ей и одновременно улыбаются её заветной мечте. Детям нравится рассказ о Сотворении мира; день творения, благодаря мастерству писательницы, становится для них живым и зримым. Они с восхищением говорят о справедливом и милосердном Творце, сочувствуют Человеку в терновом венце. Но, конечно, восприятие их ещё достаточно поверхностное, многое осталось незамеченным, не связалось с известными страницам Ветхого и Нового Заветов. Поможем им проникнуть в глубины сказания.

Спросим ребят:

А как вы думаете, почему Сельма Лагерлёф назвала своё произведение не сказкой, а сказанием?

Чтобы дать обоснованный ответ на этот вопрос, уточним значение терминов «сказание» и «сказка».

Сказкапроизведение устного народного творчества волшебного, бытового или авантюрного характера. В основе её всегда лежит вымысел.

Сказание — в устном народном творчестве повествовательное произведение исторического и легендарного характера, в основе которого могут быть какие-то исторические события, переложенные и переосмысленные в поэтической форме.



Сельма Лагерлёф не случайно назвала своё произведение сказанием: ведь в нём повествуется об исторических событиях двухтысячелетней давности, которые за многие столетия обросли новыми поэтическими подробностями и вымыслами. «Много сохранилось сказаний о том времени, — пишет она, — если бы мы знали всё, что тогда произошло, ничего не было бы в мире непонятного, необъяснимого, всё было бы ясно и просто для каждого». Зёрнышки этих поэтических вымыслов писательница щедро разбрасывает по всему сказанию, начиная их характерными словесными «формулами»: «Известно, например, что как раз в тот день...», «Тогда же случилось...» и т.п. И в то же время в произведении упоминаются конкретные исторические названия и факты: Иерусалим, казнь трёх осуждённых, терновый венец на голове одного из казнённых. Так переплетаются правда и художественный вымысел.

В сказании говорится о двух великих днях в истории земной цивилизации — дне Творения и дне Распятия Иисуса Христа.

Почему один из них назван «самым счастливым», а другой - самым «памятным»?

В первый создан мир и всё живое, населяющее его, то есть дано начало жизни на Земле, установлена точка отсчета жизни и развития мира. Это праздник рождения мира, и потому то «самый счастливый день». Во второй распят Сын Божий и Человеческий, пришедший на землю для спасения людей, созданных по образу и подобию Божьему и поправших эти образ и подобие своими грехами. И потому это особый, памятный» для них день.

Эти дни и события, с ними связанные, всегда привлекали внимание великих художников, и к картины сегодня будут помогать нам прони-1ть в глубины сказания Сельмы Лагерлёф.

Пусть зримым воплощением этих двух дней будут репродукции картин Петера Венцеля «Адам и Ева в земном раю» и В.И.Нестеренко Распятие».

Подумайте, есть ли какая-нибудь связь между этими двумя великими днями. Когда мы найдём ответ на этот вопрос, в нашем зрительном ряду появятся ещё два связующих сюжета, которые спрятаны глубоко-глубоко тексте сказания. Внешне и сюжетно великие дни связаны образом малиновки — маленькой певчей птички. Эта птичка с самого великого дня Творения всего сущего на земле и своего собственного мечтала о фасной грудке, о красивых перышках на ней, но получила их только в самый «памятный» день—в день Распятия Иисуса Христа. Мечта её сбывается лишь тогда, когда малиновка забывает о ней и совершает благородный и мужественный поступок ради прекрасного Человека.

Такова сюжетная связь между двумя великими днями в сказании Сельмы Лагерлёф.

Но, возможно, между ними есть не только сюжетная, но и другая, более глубокая смысловая связь, та самая, что глубоко подтекстом. Попробуем найти её в ходе нашего разговора.

Для начала попытаемся проникнуться атмосферой этих двух великих дней, окунуться в их события и настроение.

Итак, день первый, который назван в сказании самым счастливым днём на Земле.

Мы уже говорили, что он самый счастливый, потому что в этот день создано всё сущее на Земле, всё получило дар жизни и право на существование.

Как же писательница в своём произведении создаёт атмосферу великого праздничного дня?

Она рассказывает нам о ярких птицах, пёстрых бабочках, чудесных цветах и о Творце, который с любовью создаёт всё живое. «Господь по-прежнему сидел в райском саду, милосердный и ласковый, из рук Его вылетали пышные пёстрые бабочки, над Ним витали жучки и стрекозы, голуби мирно сидели на плечах Владыки, а из земли вырастали вокруг кусты великолепных душистых роз, белоснежных лилий и скромные кустики маргариток»; показывает справедливость и милосердие Господа, Который заботится о гармонии и любви между всеми Своими созданиями и живёт в единении с ними. Поэтому мир сияет чистыми яркими красками (ярко-красными, алыми, золотистыми, белыми), благоухает ароматами роз, лилий, мёда. Перед нами настоящий праздник Творения, Гармонии и Любви...

Сравните с тем, как изображают день Творения великие художники эпохи Возрождения Рафаэль Санти и Якопо Тинторетто (демонстрируются репродукции их произведений «Сотворение животных»).

Есть ли какое-нибудь сходство с описанием Сельмы Лагерлёф?

Сходство, конечно, есть, и оно прежде всего в той гармонии между Создателем и Его созданиями, особенно хорошо это чувствуется во фреске Рафаэля из Сикстинской капеллы. В картине же Тинторетто, кроме того, акт творения дан как акт вдохновенного творчества и потому производит величественное впечатление.

Везде, конечно, перед нами Творец, великий Зодчий нового мира, но к какому из художественных образов, созданных художниками и писательницей, более всего подошло бы определение «Отец»? Почему вы так считаете?

У Лагерлёф Творец более приближен к Своим творениям, и к Нему особенно подходит определение Отец, ибо Он ласков, мудр, справедлив и милосерден с детьми Своими: вспомните бережное воспитание осла, отношение к малиновке, наказание жадной пчелы. Так любят и воспитывают своих детей отцы, желая им добра.

Как и в Ветхом Завете, Господь в сказании Лагерлёф творит словом («В начале было Слово...»), Он даёт всем имена («Каждому новому творению Создатель тотчас давал название, которое навсегда оставалось за тем, кому было дано») и маленькую серенькую птичку почему-то называет малиновкой.

Название не соответствует внешнему облику этой птички, но Творец знает, что когда-то имя и вид обязательно совпадут, придут в гармонию. Он как бы задаёт программу жизни многим поколениям малиновки: они должны получить яркие перышки как награду за что-то.

Почему другим существам (птицам, бабочкам, рыбкам и т.д.) красота дана просто так, а малиновка непременно должна заслужить её?

Вспомним, как она восприняла своё появление на свет.

Она «весело и радостно взвилась ввысь и полетела по райскому саду».

Как и почему изменилось ее настроение?

Малиновка увидела других нарядных птиц, восхитилась их красотой и думала, что в её облике тоже есть что-то примечательное и красивое. «Она тотчас спустилась и заглянула в зеркальную поверхность озера. К своему удивлению, птичка увидела, что она вся серая, без единого красного пятнышка». И малиновка опечалилась, усомнилась в справедливости Творца, не оценила по-настоящему сам дар жизни. С затаённой обидой она полетела к Создателю за разъяснением, с надеждой, что Он исправит Свою оплошность: «Она думала, что Господь тотчас ответит ей: "Ах, милая птичка, что я наделал! Я совсем забыл раскрасить твои перышки! Подожди минутку, Я тотчас исправлю ошибку!"»

Зачем ей красные перышки? (Ей хочется быть красивой.)

Так ли это важно? (Наверное, нет. Конечно, приятно быть красивым, но главная красота не внешняя, а внутренняя.)

Почему Господь не ответил на вопрос малиновки и ничего не изменил в её облике?

Он понял, что движет ею, и дал ей наказ самой заслужить эти красивые перышки.

Почему малиновка свила гнездо в кусте шиповника? (Она надеялась, что к её грудке пристанут яркие лепестки его цветов.)

Где же рос этот куст шиповника? (В раю.) Во второй части сказания малиновка тоже живёт в кусте шиповника, но только теперь этот куст у стен Иерусалима, на обнажённом холме, который, как известно, называется Голгофа (что в переводе означает «череп»). Здесь, по преданию, погребён первый человек на Земле Адам. Именно над его погребением воздвигнут крест, на котором в самый памятный для человечества день распнут Иисуса Христа, и Его кровь, стекая на Адама, омоет его и в его лице всё человечество от греха.

Задумаемся, случайно ли птичка оказалась на этом обнажённом холме.

Вспомните, каким образом она пыталась заслужить желанные перышки. Какие чувства руководили ею при этом?

Самая первая малиновка думала, что, горячо полюбив другую птичку, она дождётся милости Господа и «пламень любви» отразится на её перышках. Другая надеялась заслужить награду своими песнями. Третья пыталась добиться её отвагой, с которой она бросалась в бой с другими птицами. Но все усилия многих поколений малиновок были напрасны — они так и оставались «скромными серенькими птичками». Может быть, потому, что малиновка слишком стремилась именно к награде, всё время помнила о своей незаслуженной обиде, не верила в справедливость Создателя и в достижение цели. В последнем можно убедиться, прислушавшись внимательно к её рассказу птенцам: в нём неизменно звучит печаль (её история названа «грустной», она «печально» ведёт свой рассказ, в котором постоянно повторяются одни и те же слова: «не заслужите и вы...», «не удастся и вам...»). И птенчикам передаётся печаль матери: они «приуныли», «пищали и жаловались, они были страшно огорчены», «унылый писк послышался из гнезда».

Эти неверие, уныние и затаённая обида и привели малиновку на печально знаменитую Голгофу, которая всему человечеству известна как место величайшей трагедии и величайшего счастья, как место возникновения новой эпохи и новой веры.

Сравним атмосферу счастливого дня Творения с атмосферой Голгофы, атмосферой памятного дня. Чем она отличается?

С момента выхода из ворот Иерусалима толпы людей, среди которой «палачи с молотами, священнослужители, судьи, плачу женщины», всадники и праздные зеваки, в сказании возникает настроение тревоги, страха, ожидания чего-то ужасного, ощущение нависшей жестокости и несправедливости.

Как автор даёт нам это почувствовать?

Это настроение передаёт нам маленькая птичка, «вся трепещущая от страха». «...Она ужасом ждала, что вот-вот толпа народа с мнёт куст шиповника и раздавит её птенцов» «Напуганная мать» пытается защитить своих детей от опасности, закрывает их крыльями взволнованно щебечет: «Спрячьтесь поглубже: лошадь может задеть гнездо копытом! Ах! если бы свернул немного в сторону этот вой в тяжёлых сандалиях!» Вид трёх осуждённых приводит её в ужас. «Как жестоки люди! — думала птичка».

Что видит и слышит малиновка из своего гнезда?

Бряцание оружия, шум многотысячной толпы, топот и ржание лошадей, стоны несчастных, женский плач. Солнце в зените, оно нещадно слепит глаза и бледным маревом струится над вершиной обнажённого холма. Тучи пыли поднимаются из-под ног идущих, капли пота, крови и слёз, смешавшись, отмечают путь осуждённых. Лица людей, спешащих на Голгофу, отражают самые разные настроения: от любопытства и злорадства, злого торжества и ненависти до сострадания и ужаса, недоумения и боли. Они плотной толпой окружают осуждённых и особенно теснятся к Тому, Кто почти падает под тяжестью креста и увенчан терновым венцом...

Попробуем увидеть ещё больше. И помогут нам в этом картины знаменитых художников: Питера Брейгеля Старшего «Несение креста», Иеронима Босха «Несение креста», Полидоро да Караваджо «Шествие на Голгофу», Ф.Моллера «Несение креста», М.Нестерова «Несение креста» и др.

Какие из них, на ваш взгляд, точнее всего передают восприятие маленькой птички?

Из предложенного ряда учащиеся выделяют картины Питера Брейгеля, Иеронима Босха, Ф.Моллера. Брейгеля, так как его картина очень многолюдна, а именно многотысячная толпа вызывает страх малиновки. Даже Иисус Христос не сразу различим в пёстрых толпах людей, что уж говорить о маленькой птичке, которой такое столпотворение внушает непомерный ужас. Босх привлекает внимание школьников уродливыми лицами, которые окружают терпеливого и страдающего Спасителя и вызывают ощущение чудовищной несправедливости по отношению к Нему. И наконец картина Моллера нравится детям прекрасным образом Христа, смиренно несущего Свой крест и готового на жертву ради спасения человечества.

Ведь именно Своей красотой и привлёк малиновку Спаситель. «Неужели этот Человек мог совершить какое-нибудь злое дело? — думает птичка. — Он так прекрасен, взор Его так ласков и кроток, несмотря на страшные муки. Его нельзя не полюбить с первого взгляда».

Какое чувство вызывает у неё Человек в терновом венце?

Почему она решилась бросить своих птенцов, за которых так переживала, и подлететь к Человеку, хотя всегда боялась людей?

Ей очень жаль Страдальца. «Мне так тяжело смотреть на Его страдания, — переживает малиновка, — как будто острая стрела пронзает моё сердце». И чем больше она всматривается в прекрасное лицо, тем «всё большая и большая жалость» охватывает её. «Сердце малиновки сжималось от боли и сострадания», и в конце концов вид страдания стал невыносим для неё. «Хоть я мала и слаба,—решила птичка,—однако я должна попробовать чем-нибудь облегчить страдания этого Человека». Сострадание и милосердие оказались сильнее страха за жизнь свою и птенцов.

Как раскрывается характер малиновки в этом поступке?

Она добрая, милосердная, благородная и мужественная и способна на жертву ради других.

Почему она не восприняла неожиданно появившиеся на её груди красные перышки как давно желанную награду?

Птичка старалась облегчить участь Человека в терновом венце не из желания получить награду, а по движению своего доброго сердца, она совершенно забыла в этот момент о награде и поступках ради неё и делала то, что подсказывало ей чуткое, бескорыстное сердце.

И почему ей всё-таки дарована эта награда?

Именно потому, что она была бескорыстна и милосердна, самоотверженна и мужественна.

Какая же красота дороже - данная от природы, изначально или полученная как награда за доброе сердце, милосердие и самоотверженность? Почему вы так считаете?

Конечно, то, что досталось «просто так», не может сравниться по своей ценности с тем, что заслужено страданием, Любовью, Самопожертвованием, ибо эта красота внутренняя, которая делает прекрасной даже самую незаметную серенькую птичку.

Что же, по сути дела, произошло на Голгофе?

На Голгофе был распят Богочеловек Иисус Христос. Распят ради спасения человечества. И малиновка, которая оказалась свидетельницей и участницей великого события, наконец получила то, о чём мечтала со дня своего творения, — красную грудку, а вместе с ней веру в высшую справедливость и милость Бога Отца. А человек? Об этом не говорится в сказании, но подразумевается: человек, благодаря самопожертвованию Иисуса Христа и Его воскрешению, получил веру в возможность спасения души и вечную жизнь.

И не так уж далеки друг от друга оказываются создания Божий — человек и маленькая птичка. Попробуем связать их судьбы и пути, увидеть ту связь, о которой мы говорили раньше, и найти ещё два связующих звена-сюжета (подтекстные), которых недостаёт в нашем зрительном ряду.

И птичка, и человек созданы Творцом и, как все созданные Им существа, любимы Им и помещены в прекрасное место на земле — райский сад, или Эдем, где нет печали и можно жить в гармонии и любви со всем и всеми. И они были счастливы, пока... Пока не случилось что?

Пока человек не нарушил запрета и не отведал плода с древа познания добра и зла. Знание стало причиной стыда, и следствием этого оказалось изгнание человека, совершившего грехопадение, из рая. Вот и недостающие нам сюжеты! (Демонстрируются репродукции фресок Рафаэля «Грехопадение» и Мазаччо «Изгнание Адама и Евы из Рая»).

Малиновка тоже радовалась жизни, пока не узнала, что она всего-навсего серенькая птичка «без единого красного пятнышка». И знание тоже стало для неё причиной печали, а затем — обиды. Ей мало оказалось просто счастья жить в райском саду. И потому она в конце концов оказалась там же, где всё человечество в лице избранного народа, — на Голгофе. Именно здесь дана будет человечеству возможность возвращения в рай, указана дорога к нему и восстановлению утерянных невинности и чистоты. А маленькой малиновке дано отречение от своих притязаний и обид, познание радости Милосердия и побеждённого страха ради Любви. И в знак этого она обретает чудесные красные перышки на груди. Пути птички и человека сошлись в одной точке, потому что в ней сконцентрировались прощение, Вера, Надежда, Любовь... То, что составляет суть всей жизни.



















































Источник:

Соловецкая, Мария Григорьевна.

"Блаженны чистые сердцем..." [Текст] : урок внеклассного чтения по сказанию Сельмы Лагерлеф "Малиновка" : 5-6 классы / М. Г. Соловецкая // Уроки литературы : Приложение к журналу "Литература в школе". - 2011. - N 4. - С. 10-13 : цв.ил.

ББК 74.268.3

Материал дополнен и переработан без изменения смысла источника.















































Приложение 1

Сельма ЛАГЕРЛЁФ

МАЛИНОВКА

Из «Сказаний о Христе»

Это было в то время, когда Господь сотворил небо и землю, солнце, луну и звёзды, животных и растения. Каждому новому творению Создатель тотчас давал название, которое навсегда оставалось за тем, кому было дано.

Много сохранилось сказаний о том времени; если бы мы знали всё, что тогда произошло, ничего не было бы в мире непонятного, необъяснимого, всё было бы ясно и просто для каждого.

Известно, например, что как раз в тот день, когда Господь раскрашивал в райском саду птиц, у Него вышли все краски, и бедный щеглёнок остался бы неокрашенным, если бы Создатель не вытер о его перышки все Свои кисти.

Тогда же случилось, что осёл получил свои длинные уши. Он никак не мог запомнить своего имени и три раза возвращался к Господу и спрашивал, как его имя. Господу наскучило повторять ослу одно и то же несколько раз, Он взял осла за оба уха и сказал громко:

— Твоё имя — осёл, осёл, осёл!

И слегка потянул за уши, отчего оба уха тотчас выросли, чтобы осёл лучше слышал и запоминал то, что ему говорят.

Тогда же и на пчелу Господь наложил наказание. Как только была сотворена пчела, она полетела по райскому саду и стала собирать с прекрасных цветов душистый сладкий мёд. Люди и животные почувствовали аромат мёда, им захотелось отведать его. Но пчела ни с кем не захотела делиться своей добычей и ядовитым жалом гнала всех от сот. Господь заметил жестокость и жадность пчелы, подозвал её и сказал:

— Я дал тебе счастливый дар — собирать мёд, сладчайшее на земле вещество. Но я не давал тебе права одной лакомиться им и вредить своим ближним. Запомни хорошенько, что Я скажу: если ты кого-нибудь уколешь своим жалом, ты умрёшь.

Тогда же случилось, что сверчок ослеп, а муравей потерял крылья, и много других чудесных вещей, всех их не пересказать!

Целый день трудился Господь, создавая всё новые и новые творения, даруя им жизнь; и к вечеру пришла Господу мысль сотворить маленькую, совсем серую птичку.

— Твоё имя — малиновка! — сказал Господь, сажая птичку на Свою отверстую ладонь, и пустил лететь.

Маленькая птичка весело и радостно взвилась ввысь и полетела по райскому саду. Навстречу ей попадались прелестные птички с разноцветными перышками, и ей захотелось полюбоваться на саму себя.

Она тотчас спустилась и заглянула в зеркальную поверхность озера. К своему удивлению, птичка увидела, что она вся серая, без единого красного пятнышка. Напрасно поворачивалась она во все стороны, вытягивала шейку, всматривалась в зеркальную гладь озера — все её перышки были одного, серого цвета.

Тогда полетела птичка обратно, к Создателю.

Господь по-прежнему сидел в райском саду, милосердный и ласковый; из рук Его вылетали пышные пёстрые бабочки, над Ним витали жучки и стрекозы, голуби мирно сидели на плечах Владыки, а из земли вырастали вокруг кусты великолепных душистых роз, белоснежных лилий и скромные кустики маргариток.

Сердце птички затрепетало от страха, когда она издали увидела Господа; но она не повернула назад, полетела прямо к Нему и, покружившись над Его головой, опустилась прямо на руку.

Господь милостиво спросил птичку:

— Зачем ты вернулась?

Я хотела об одном спросить Тебя, — робко ответила маленькая птичка.

Что же ты хотела бы знать? — с улыбкой спросил Создатель.

— Ты назвал меня малиновкой, — в смущении начала птичка, — а у меня нет ни одного малинового перышка. Я вся серая, от клюва до хвостика. Почему ты назвал меня так?

И птичка с тоской и доверием взглянула своими чёрными глазками в очи Господа. Она увидела кругом ярко-красных фазанов с золотистым отливом, попугаев с алыми шейками, петухов с красными гребешками, бабочек с красноватыми крылышками, золотистокрасных рыбок и множество алых роз. И птица подумала, что было бы достаточно одной капли красной краски, чтобы окрасить её маленькую грудку, и она стала бы прелестной, хорошенькой птичкой и справедливо носила бы имя «малиновки».

— Почему ты назвал меня малиновкой? — снова спросила птичка, потому что Господь не ответил ей первый раз.

Она думала, что Господь тотчас ответит ей: «Ах, милая птичка, что Я наделал! Я совсем забыл раскрасить твои перышки! Подожди минутку: Я тотчас исправлю ошибку!» Но Господь улыбнулся и сказал:

— Я назвал тебя малиновкой, так ты и будешь называться. Но ты сама должна заслужить красные перышки на груди.

Он снова поднял руку и пустил птичку лететь в неведомый мир.

Задумчивая и печальная летела малиновка по райскому саду.

«Что могу я сделать, чем могу заслужить красные перышки?» — с тоской думала она.

Ей так хотелось, чтобы грудка её стала малиновой, что птичка решила свить своё гнездо в кусте шиповника: она будто надеялась, что яркий алый лепесток пристанет к её шейке и окрасит перышки на груди.



Прошло много дней с того великого, самого счастливого дня на земле, в который Господь сотворил всё живущее.

И люди, и животные давно покинули рай и расселились по всей земле. Люди научились обрабатывать землю, переплывать моря, строить могущественные города с пышными храмами, богатые жилища, носили дорогие одежды.

Наступил день, который навсегда останется памятным для людей. Ранним утром сидела малиновка на обнажённом холме у Иерусалимских стен и пела своим птенчикам песню. Крошечные головки птенцов выглядывали из гнезда, свитого в кусте шиповника.

Малиновка рассказывала своим деткам о чудесном дне, в который были сотворены все птицы, и о том, как Господь назвал одну из птичек малиновкой и что заповедал ей: каждая малиновка, начиная с той, что сотворил Господь в райском саду, передавала своим птенчикам эту грустную историю.

— Подумайте, — печально закончила мать свой рассказ, — прошло столько лет, множество цвело роз за эти года, множество птичек вылупилось из яичек, — так много, что невозможно всех их сосчитать, — а бедная малиновка до сих пор скромная серенькая птичка, ей до сих пор не удалось заслужить красную грудку!..

Птенчики с вниманием слушали песню матери. Когда она кончила, один из них спросил, не старались ли уже чем-нибудь заслужить эту награду малиновки, которые жили раньше их.

— Все мы старались, — ответила старая малиновка, — но до сих пор никому из нас ничего не удалось. Самая первая малиновка, что жила в раю, вскоре полюбила другую птичку так горячо, что почувствовала, точно пламень зажёгся в груди. «Я знаю, — подумала она, — чего ждёт от меня Создатель: Он хочет, чтобы я так горячо любила, чтобы пламень любви отразился на моей груди и окрасил перышки в красный цвет». Но мечты её были напрасны. Как ни пламенно она любила, перышки на груди ее по-прежнему оставались серыми. Ни одной малиновке не удалось до сих пор заслужить этой награды, не удастся и вам.

Птенчики приуныли; им было жаль расстаться с мечтой о красной грудке, которая сделала бы их такими нарядными! Унылый писк послышался из гнезда.

— Мы долго надеялись на голос, — снова заговорила старая малиновка. — Ещё райская малиновка пела так, что восторг вдохновения охватывал всё её существо: «Песня! вот чем заслужу я награду от Создателя», — мечтала она. Но и песней не удалось ей, как и всем другим малиновкам, заслужить награду Господа, не удастся и вам...

Снова послышалось из гнезда унылое щебетание, похожее на хныканье.

—Мы надеялись на наше мужество и отвагу, — продолжала старая малиновка. — Первая малиновка, что жила в раю, не раз вступала в борьбу с птицами, гораздо более сильными, чем она, и грудь её загоралась восторгом отваги. «Ах! — думала она, — мои перышки, верно, должны окраситься пламенем восторга и отваги, которые я испытываю, когда лечу в бой». Но она ошиблась и не заслужила награды, как не заслужите и вы.

Птенчики пищали и жаловались, они были страшно огорчены, что прелестные красные перышки не будут принадлежать им; они защебетали, что всё-таки попробуют попытать счастья, но мать стала уверять их, что все труды в этом отношении будут напрасны. Как могут они надеяться заслужить великую награду, когда столько поколений малиновок не могли ничем заслужить её? Чем могут они проявить себя, если не умением любить, искусством бороться и петь? Что могут...

Старая малиновка вдруг замолчала, не окончив слов; из ворот Иерусалима показалась толпа людей, и все они стали подниматься по холму, на вершине которого было гнездо малиновки.

Тут были и всадники на статных конях, и воины с длинными копьями, палачи с молотами, священнослужители, судьи, плачущие женщины и множество праздного любопытного люда, жадного до всевозможных зрелищ.

Маленькая серая птичка, вся трепещущая от страха, сидела на краю гнезда; она с ужасом ждала, что вот-вот толпа народа сомнёт куст шиповника и раздавить её птенцов.

— Будьте осторожны! Не жмитесь друг к другу! Не пищите, сомкните свои клювы, чтобы вас не было слышно!—заботливо щебетала напуганная мать. — Спрячьтесь поглубже: лошадь может задеть гнездо копытом. Ах! если бы свернул немного в сторону этот воин в тяжёлых сандалиях!

Вдруг птичка умолкла. Она точно сразу забыла об опасностях, которые со всех сторон грозили её детям.

Через мгновение она бросилась в гнездо и поглубже уселась в нём, широко распустив крылья, накрыв ими птенцов:

— Это слишком ужасно! — промолвила она: — я не хочу, чтобы вы видели, как будут распяты на крестах трое осуждённых!

Она притихла, и птенчики, глубоко скрытые под её крыльями, не видели даже солнечного света; до них доносились удары топоров, гул, плач и ропот толпы.

Малиновка широко раскрытыми от ужаса глазами наблюдала, как совершалась казнь. Она не могла оторвать взора от несчастных осуждённых.

«Как жестоки люди! — думала птичка. — Мало того, что они осудили этих несчастных на страшные мучения крестной смерти, они ещё возложили на Одного из них венок из колючего терновника! Я вижу, как терния впились в Его чело и как струится кровь по Его лицу. Неужели этот Человек мог совершить какое-нибудь злое дело? Он так прекрасен, взор Его так ласков и кроток, несмотря на страшные муки; Его нельзя не полюбить с первого взгляда. Мне так тяжело смотреть на Его страдания, как будто острая стрела пронзает моё сердце!»

Всё большая и большая жалость охватывала малиновку, когда она всматривалась в Страдальца в терновом венце.

«Будь я брат мой орёл, — думала птичка, — я вытащила бы своим мощным клювом гвозди из Его рук и ног и ударами крыльев разогнала бы всех, кто осмелился причинить Ему боль!»

Она видела, как кровь струилась из-под острых шипов, и сердце малиновки сжималось от боли и сострадания. Наконец, ей стало невыносимо спокойно сидеть в гнезде.

«Хоть я и мала и слаба, — решила птичка, — однако я должна попробовать чем-нибудь облегчить страдания этого Человека».

Она вылетела из гнезда и стала кружиться над головой Распятого в терновом венце. Она долго летала вокруг, всё ещё не решаясь приблизиться к Человеку, потому что всегда боялась людей. Наконец, она собралась с мужеством и близко подлетела к кресту...

Один из шипов терновника особенно глубоко впился в чело и причинял Страдальцу невыносимую боль. Малиновка быстро схватила клювом этот шип и вытащила его.

В то время, когда малиновка вытаскивала шип, капля крови Распятого брызнула на шейку птички. Крошечное алое пятнышко стало тотчас быстро расти и окрасило все перышки на груди малиновки.

Когда малиновка вернулась в гнездо, птенчики издали закричали ей:

Твоя грудь стала красной. Перышки на ней ярче, чем лепестки розы!

Это только капелька крови из чела Распятого, — возразила малиновка. — Оно тотчас исчезнет, как только я выкупаюсь в ручейке или источнике.

Но сколько ни купалась малиновка в чистой воде, малиновые перышки на её груди не смывались и не бледнели. Когда выросли её птенцы, она увидела, что и их грудки горят огненным красным блеском, как и у каждой малиновки, что живёт в наши дни.



Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Краткое описание документа:

Задачи урока:

  • совершенствовать навык правильного, выразительного чтения;
  • вызвать эмоциональный отклик, постижение авторского замысла,
  • умение высказывать собственное отношение к тому, что написано;
  • развивать самостоятельную познавательную активность учащихся;
  • углублять, совершенствовать духовно-нравственное воспитание.
Автор
Дата добавления 25.09.2016
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров43
Номер материала ДБ-212629
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх