Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Урок внеклассного чтения по рассказу Н. Евдокимова "У самого неба".

Урок внеклассного чтения по рассказу Н. Евдокимова "У самого неба".


  • Русский язык и литература

Название документа Николай Семёнович Евдокимов.pptx

Поделитесь материалом с коллегами:

Николай Семёнович Евдокимов «У самого неба» Рассказ Журнал «Юность», 1997, №3
Николай Семёнович Евдокимов (1922-2010)— советский, российский писатель. Учас...
«Валерик» «У самого неба» Кавказ.Кровопролитный бой на рекеВалерик11 июля 184...
Проблема Идея Герои Композиция (сюжет, портрет, интерьер, пейзаж, художестве...
Символический смысл мотива пути вышел стояла тьма шёл…не видя вокруг ничего в...
«У самого неба» человек «бесконечное пространство» «земля наполнена жизнью» «...
«Валерик» М.Ю. Лермонтова «У самого неба» Н. С.Евдокимова Кавказ.Кровопролитн...
1 из 8

Описание презентации по отдельным слайдам:

№ слайда 1 Николай Семёнович Евдокимов «У самого неба» Рассказ Журнал «Юность», 1997, №3
Описание слайда:

Николай Семёнович Евдокимов «У самого неба» Рассказ Журнал «Юность», 1997, №3

№ слайда 2 Николай Семёнович Евдокимов (1922-2010)— советский, российский писатель. Учас
Описание слайда:

Николай Семёнович Евдокимов (1922-2010)— советский, российский писатель. Участник Великой Отечественной войны. Служил в полковой разведке, сержант; в 1942 после тяжелой контузии демобилизован. В 1948 г. окончил Литинститут. Печатается с 1946. Член СП СССР с 1951 г. В 1971—2006 преподавал в Литинституте. Большинство произведений Н.Евдокимова переведены на английский, немецкий, испанский, финский, эстонский, украинский, венгерский, болгарский, польский, китайский языки.

№ слайда 3 «Валерик» «У самого неба» Кавказ.Кровопролитный бой на рекеВалерик11 июля 184
Описание слайда:

«Валерик» «У самого неба» Кавказ.Кровопролитный бой на рекеВалерик11 июля 1840 года. Участник событий, рассказчик Военный быт, боевые действия Философское осмысление проблемы. Психология человека на войне (как война изменяет людей). ? Жалкий человек. Чего он хочет!... небо ясно, Под небом места много всем, Но беспрестанно и напрасно Один враждует он — зачем? Место и время действия Главный герой Изображение войны Человек на войне (проблема) Идея произведения Первая чеченская война 1994-1996 годов. Участник событий, рассказчик Военный быт ? ?

№ слайда 4 Проблема Идея Герои Композиция (сюжет, портрет, интерьер, пейзаж, художестве
Описание слайда:

Проблема Идея Герои Композиция (сюжет, портрет, интерьер, пейзаж, художественная деталь) Языковые образные средства

№ слайда 5 Символический смысл мотива пути вышел стояла тьма шёл…не видя вокруг ничего в
Описание слайда:

Символический смысл мотива пути вышел стояла тьма шёл…не видя вокруг ничего в густой темноте тропка …шла дальше, я угадывал её…но скоро потерял различал впереди смутные силуэты я шел вперед, но не видел того, кому принадлежал голос не видел того, кому принадлежал голос - Налево! – скомандовал он. Я пошел налево. - Прямо! Я прямо пошел. Не к кошаре я шел, а куда-то в сторону от нее, далеко в сторону. вниз ступеньки, ведущие куда-то вниз, под землю Не останавливайся, иди, - приказал голос, не принадлежащий никому я был один, один спускался в бесконечную бездну. Наконец уперся в какую-то стену

№ слайда 6 «У самого неба» человек «бесконечное пространство» «земля наполнена жизнью» «
Описание слайда:

«У самого неба» человек «бесконечное пространство» «земля наполнена жизнью» «иное пространство» «безжизненно»

№ слайда 7
Описание слайда:

№ слайда 8 «Валерик» М.Ю. Лермонтова «У самого неба» Н. С.Евдокимова Кавказ.Кровопролитн
Описание слайда:

«Валерик» М.Ю. Лермонтова «У самого неба» Н. С.Евдокимова Кавказ.Кровопролитный бой на рекеВалерик11 июля 1840 года. Место и время действия Первая чеченская война 1994-1996 годов. Участник событий, рассказчик Главный герой Участник событий, рассказчик Военный быт, боевые действия Изображение войны Военный быт Психология человека на войне. Как война изменяет людей. Философское осмысление проблемы. Человек на войне (проблема) ? ? Жалкий человек. Чего он хочет!... небо ясно, Под небом места много всем, Но беспрестанно и напрасно Один враждует он — зачем? Идея произведения ?

Название документа У самого неба. Конспект урока..docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Урок внеклассного чтения по рассказу Н. Евдокимова «У самого неба».

Цели урока:

проанализировать Рассказ Н. Евдокимова «У самого неба»», раскрыть проблематику рассказа;

развивать исследовательские умения учащихся; умения работать в группе, представлять и аргументировать свою точку зрения, вести диалог.

Оборудование: презентация, карточки с заданиями для групповой работы,.

Ход урока.

  1. Краткая информация об авторе (сообщение учащегося). Слайд №1.

Николай Семёнович Евдокимов (1922-2010)— советский, российский писатель. Участник Великой Отечественной войны.

Служил в полковой разведке, сержант; в 1942 после тяжелой контузии демобилизован. В 1948 г. окончил Литинститут. Печатается с 1946. Член СП СССР с 1951 г. В 1971—2006 преподавал в Литинституте.

Большинство произведений Н.Евдокимова переведены на английский, немецкий, испанский, финский, эстонский, украинский, венгерский, болгарский, польский, китайский языки.



  1. Диалог с учащимися:

сравните стихотворение М. Лермонтова «Валерик» и рассказ Н. Евдокимова (проверка домашнего задания, оформление краткой записи в форме таблицы).

Постановка проблемы: каковы особенности раскрытия темы «Человек на войне» в рассказе Н. Евдокимова. Какова авторская позиция в раскрытии этой темы? Слайд №2.





«ВАЛЕРИК»

«У САМОГО НЕБА»

Кавказ. Кровопролитный бой на реке Валерик 11 июля 1840 г.

Место и время действия

Первая чеченская война 1994-1996 гг.

Участник событий. Рассказчик.

Главный герой

Участник событий, рассказчик

Военный быт. Боевые действия.


Изображение войны

Военный быт

Философское осмысление проблемы. Психология человека на войне (как война изменяет людей)


Человек на войне (проблема)



?

Жалкий человек.
Чего он хочет!... небо ясно,
Под небом места много всем,
Но беспрестанно и напрасно
Один враждует он — зачем?

Идея произведения





?





Каким образом мы можем глубже понять замысел автора, точнее определить проблематику и идею произведения?



Проанализировать произведение:

Герои

Композиция (сюжет, портрет, интерьер, пейзаж, художественная деталь)

Языковые образные средства. Слайд №3.



  1. Работа в группах. (Задания см. в приложении).

Ответьте на поставленные вопросы, опираясь на текст рассказа Распределите ответы между членами группы. На последний вопрос дайте максимально лаконичный письменный ответ. В конце урока нужно будет отметить самые интересные ответы и оценить работу участников своей группы.

(Учитель во время работы учащихся в группах руководит, направляет, корректирует литературоведческий анализ текста).



  1. Заслушивание и обсуждение ответов учащихся.

Можно дополнять ответы, задавать вопросы. В ходе обсуждения краткие выводы записать в схему (слайд 6).



Примерное содержание обсуждения



  1. Сюжет. Герои.

  1. Кратко перескажите сюжет рассказа. Что вы чувствовали, когда читали рассказ? Какое впечатление он на вас произвёл?

Боль, безысходность, тоска. Боль постоянная, потому что весь рассказ построен на образах, вызывающих боль и страдание (см. 1-е предложение). Безысходность : герой погибает. Ощущение обреченности по отношению ко всем героям рассказа. У них нет будущего.

Извечные вопросы: кто виноват? Что делать?

  1. Кто главный герой рассказа? Каковы мотивы его поступков? Как проявляется его характер в речи.

Прежде всего он отец. Рассказчик - самый обычный человек, один из многих (поэтому у него нет имени). Человек, много переживший. Афганец. Воевал, был ранен. Немногословен (короткие лаконичные фразы, разговорный стиль).

  1. С кем встречается герой-рассказчик? Что это за люди?

«Нас было двое отчаявшихся, измученных мужиков, искавших по всем госпиталям Северного Кавказа своих содлат-сыновей».

«…усталый капитан, обматеривший все армейское начальство, Президента, всех голубей и ястребов из Государственной Думы»;

Солдаты: Из открытого люка смотели на нас два солдата, курили сигарету, передавая ее после каждой затяжки друг другу. Затем вылезли, помочились у обрыва, смеясь и соревнуясь, кто дальше и выше пустит сверкающую на солнце струю, снова забрались на броню и исчезли в брюхе машины.

Чеченец-проводник.

  1. Как автор рисует групповой портрет молодых солдат? Какова в этом изображении роль крупного плана и художественной детали?

Групповой портрет. Отец вглядывается в их лица, в каждом видит своего мальчика. Крупный план: детали, подчеркивающие молодость героев, беззащитность. И они относятся к нему уважительно, как к отцу. Прием контраста: натуралистические детали - «истерзанная» книга в руках молодого солдата.

Было душно, пахло живым человеческим духом – огнем, потом, табачным дымом, ветрами, шумно и весело испускаемыми то тут, то там, словно старались мальчики, одетые в шинели, сделать это громче и искуснее. Они подвинулись, уступая мне место у огня, положили в котелок жидкой каши. Возле меня сидел мальчик с совсем детским лицом, шевеля губами читал истерзанную, в комьях грязи, в водяных потеках книгу. У него была тонкая, худая шея. Не шея, а шейка, нежная, хрупкая, совсем такая же, как у моего мальчика, в которую я уткнулся, когда он уходил из дома. Ее беззащитность, запах ее с того мгновения уже ни на минуту не покидали меня.

Солдаты жевали свою кашу, курили, смеялись чему-то, дремали, молча сидели, устало глядя перед собой. Каждый из них был чем-то неуловимо похож на моего мальчикапушком на губе, прозрачной синевой под глазами, мочкой уха, крыльями носа, молодыми пальцами рук с неистребимым ободком грязи под ногтями.



  1. Сделайте вывод: что чувствует автор, изображая своих героев? О чем хочет сказать читателю?



Война губительна для человека: она несет горе и страдание, отнимает детей у отцов и матерей, уничтожает жизнь. (Запишите вывод в схему).



  1. Конфликт.

  1. Как изображена встреча рассказчика с чеченцем-проводником? Выделите ключевые слова, прокомментируйте. Чувствуют ли рассказчик и чеченец-проводник друг друга врагами?

- Значит, мы с тобой однополчане. И я там поползал. Ну, садись, отдохни. Скажи, зачем пожаловал? Что мне с тобой делать? Какой черт тебя принес?

Были мы с тобой однополчане, теперь вроде враги. Как это так, а? И сыновья наши стреляют друг в друга. Вот она, жизнь, кто бы думал… Ну, куда ты пойдешь? Может, его и нет там. Они все смертники там, если не сдадутся. Но, может, сдадутся, у них и жратвы уже нет. Зачем рисковать, мужик? Не ходи. А хочешь, у нас живи, не обидим…

- Пойду.

- Иди, - сказал он устало, - если повезет и найдешь парня, поможем уйти. Я провожу немного, сам не пройдешь.



Похож на «усталого капитана», говорит почти теми же словами. Оба устали от войны.

Герои не чувствуют друг друга врагами, более того, они в прошлом однополчане. Им трудно понять, как это случилось, что теперь они, а главное, их дети воюют друг против друга.



  1. Пытаются ли герои как-то объяснить происходящее? Кто и как это делает?

«…усталый капитан, обматеривший все армейское начальство, Президента, всех голубей и ястребов из Государственной Думы»;



Ср. детали:

  • два солдата, курили сигарету, передавая ее после каждой затяжки друг другу;

положили в котелок жидкой каши;

  • Я стоял посреди большой комнаты, завешанной коврами, ярко горела лампочка, тлел электрокамин, на столе бормотал что-то радиоприемник, на диване сидел человек с зеленой повязкой на голове, с густой, закрывавшей пол-лица черной бородой. Над ним, приколотый к ковру, висел портрет старца в чалме – легендарного имама Шамиля.

Здесь скрыто авторское объяснение: есть политические силы, которые проплачивают эту войну, которым нужно, чтобы Чечня воевала.

  1. Сделайте вывод: охарактеризуйте конфликт рассказа.



Не политическая сторона конфликта волнует автора. Столкновение жизни и смерти – вот конфликт этого рассказа. (Запишите вывод в схему).



  1. Роль пейзажа в рассказе.

  1. Выделите пейзажные зарисовки в рассказе. Сколько их? Каковы они по объему? Выделите ключевые слова в 1-м пейзаже. Что они рисуют? Какой художественный прием лежит в основе этого описания?

Эпитеты, метафоры, олицетворения, передающие красоту и величие природы.

Прием антитезы: мир расколот войной на» бесконечное пространство», в котором торжествует жизнь, и «иное пространство», где господствует смерть.

В синем небе величественно и торжественно плыли облака, на мгновение закрывая солнце, и тогда по горам, покрытым лесом, по реке, скользящей внизу, ползла веселая тень. Вокруг было бесконечное пространство, играющее светом, тенью, первозданное, прекрасное; от этой вечной красоты захватывало дух, обволакивало восторгом, тоской, ощущением бренности человеческого существа.

А над нами, где-то высоко-высоко, почти у самого неба, за скалой, слышались выстрелы, но и они не нарушали покоя и неподвижности природы. Пространство поглощало их, будто съедало, как нечто чужеродное, звучащее из иного, враждебного мира.

- Это там? – спросил я.

- Да.

Значит, мне предстояло идти туда, в иное пространство, в невидимый отсюда клочок земли.

  1. Прочитайте 2-й пейзаж. Проследите, как меняется состояние героя, почему?

Тропка здесь не кончалась, шла дальше, я угадывал ее ногами, но скоро потерял и лег на землю, цепляясь за колючую траву. Я боялся, что с каждым моим движением будут сыпаться камни и меня услышат там, наверху, у кошары. Но камни не сыпались, я будто прилип к жесткой земле, не чувствуя своего тела. Я долго полз и скоро так устал, что не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, и лежал, уткнувшись лицом в траву, почему-то крепко пахнувшую свежестью, так же, как пахнет луговая полынь возле нашего дома за сотни верст отсюда.

Земля была наполнена жизнью, пели цикады, они звенели упоенно, самозабвенно, ликуя, вокруг меня, и от их стрекота трепетал, пульсировал воздух, шуршала трава, кусты, шуршали неподвижные камни. Страх уходил от меня. наполняя все существо мое покоем, удивительным ощущением слитности со всем, что окружало, что звенело, шуршало, дышало вокруг меня. Я сам был как этот воздух, как эта трава, эти камни, эти ликующие цикады. Откуда мне знакомо это чувство? Словно я уже испытал его когда-то, хотя не испытывал никогда. Оно было как воспоминание из какого-то иного, давнего и не моего существования. Или, наоборот, предощущением другой, будущей жизни, которую мне еще предстояло когда-нибудь прожить и понять ее вечные законы… А может быть, это было воспоминание об Афгане, когда я был тяжко ранен и жил на краю жизни и смерти, уходя отсюда по длинной дороге, но так и не дошел тогда до ее конца. Впрочем, это мгновенное чувство как пришло, так тут же и ушло, снова наполнив меня ощущением опасности, притаившейся в кромешной тьме. Я снова прополз, чутко слушая звенящую, ставшую враждебной тишину.

  1. Сделайте вывод: какую смысловую роль играет пейзаж? Какова авторская позиция, выраженная в описании природы?

Человек не создан для того, чтобы убивать. Божий мир напоминает об этом человеку своей «вечной красотой». (Запишите вывод в схему).





  1. «Иное пространство».

  1. Что это за «иное пространство», о котором идет речь в этом описании? Почему оно «иное»? Что в нем является иным и в сравнении с чем? Какие несоответствия вы обнаружили в описании событий, происходящих в «ином пространстве», героев, населяющих его?

В этом пространстве люди убивают друг друга. Они устали от войны и не понимают, почему воюют.

В «ином пространстве» нарушен главный человеческий закон «не убий», это пространство полно чудовищными несоответствиями:

Чеченец – враг и не враг

Товарищ нашел сына, в записке – мама, я жив, а на самом деле…

Отец, ищущий сына, кажется сумасшедшим. Желание найти сына – безумная затея. Сы бегущий навстречу отцу, безумный

Отец нашел сына, но оба погибли

В этом мире нет логики, в этом мире разрушена душа человека (мальчишка с книжкой не вписывается в этот мир).

Один из самых ярких образов – символичный голос ниоткуда, голос, никому не принадлежащий. Это символ безликого зла, господствующего в ином пространстве.



2. Прокомментируйте символический смысл мотива пути в рассказе (слайд 5):



Вышел

Стояла тьма

Шёл…не видя вокруг ничего

В густой темноте

Тропка …шла дальше, я угадывал её…но скоро потерял

Различал впереди смутные силуэты

Я шел вперед, но не видел того, кому принадлежал голос

не видел того, кому принадлежал голос

- Налево! – скомандовал он.

Я пошел налево.

- Прямо!

Я прямо пошел. Не к кошаре я шел, а куда-то в сторону от нее, далеко в сторону.

Вниз

ступеньки, ведущие куда-то вниз, под землю

Не останавливайся, иди, - приказал голос, не принадлежащий никому

я был один, один спускался в бесконечную бездну. Наконец уперся в какую-то стену



Мотив пути символизирует утрату человеком «вечных законов» природы: человек сошел с дороги добра, а это тупик, за которым следует падение в бездну.

«Иное пространство» существует в душе самого человека, в нем борются силы добра и зла.

  1. Сделайте вывод: какова позиция автора?



Человек , нарушая «вечные законы» природы, творит зло, которое порождает новое зло.

(Запишите вывод в схему).



  1. Коллективное обсуждение: как вы понимаете смысл названия рассказа?

Название символично и многопланово:

У самого неба – это и прямое указание на место действия высоко в горах.

У самого неба – значит рядом с Богом. Перед его ликом человек творит зло.

У самого неба – т.е. у последней черты, на краю.

Это рассказ-предупреждение: человек должен остановить безумие вражды, должен преодолеть «иное пространство» в своей душе, пока еще живо в нем ощущение, что «земля наполнена жизнью».







6. Самостоятельная работа учащихся: заполните пустые графы в таблице «Проблема» и «Идея» рассказа.

Примерный ответ:

Философское осмысление проблемы. Конфликт жизни и смерти, борьба добра и зла в душе человека.

Человек должен остановить безумие вражды, должен преодолеть «иное пространство» в своей душе, пока еще живо в нем ощущение, что «земля наполнена жизнью».





7.Рефлексия: оцените работу в группе. Отметьте понравившиеся ответы.



Домашнее задание: сочинение «Согласны ли Вы с утверждением Л. Н. Толстого: «Война не любезность, а самое гадкое дело в жизни…»?




ПРИЛОЖЕНИЕ. Задания для групповой работы.



1.Сюжет. Герои.



  1. Кратко перескажите сюжет рассказа. Что вы чувствовали, когда читали рассказ? Какое впечатление он на вас произвёл?

  2. Кто главный герой рассказа? Каковы мотивы его поступков? Как проявляется его характер в речи.

  3. С кем встречается герой-рассказчик? Что это за люди?

  4. Как автор рисует групповой портрет молодых солдат? Какова в этом изображении роль крупного плана и художественной детали?

  5. Сделайте вывод: что чувствует автор, изображая своих героев? О чем хочет сказать читателю?



2. Конфликт.

  1. Как изображена встреча рассказчика с чеченцем-проводником? Выделите ключевые слова, прокомментируйте. Чувствуют ли рассказчик и чеченец-проводник друг друга врагами?

  2. Пытаются ли герои как-то объяснить происходящее? Кто и как это делает?

  3. Сделайте вывод: охарактеризуйте конфликт рассказа.



3.Роль пейзажа в рассказе.

  1. Выделите пейзажные зарисовки в рассказе. Сколько их? Каковы они по объему? Выделите ключевые слова в 1-м пейзаже. Что они рисуют? Какой художественный прием лежит в основе этого описания?

  2. Прочитайте 2-й пейзаж. Проследите, как меняется состояние героя, почему?

  3. Сделайте вывод: какую смысловую роль играет пейзаж? Какова авторская позиция, выраженная в описании природы?



4.«Иное пространство».

1. Что это за «иное пространство», о котором идет речь в этом описании? Почему оно «иное»? Что в нем является иным и в сравнении с чем? Какие несоответствия вы обнаружили в описании событий, происходящих в «ином пространстве», героев, населяющих его?

2. Прокомментируйте символический смысл мотива пути в рассказе:



Вышел

Стояла тьма

Шёл…не видя вокруг ничего

В густой темноте

Тропка …шла дальше, я угадывал её…но скоро потерял

Различал впереди смутные силуэты

Я шел вперед, но не видел того, кому принадлежал голос

не видел того, кому принадлежал голос

- Налево! – скомандовал он.

Я пошел налево.

- Прямо!

Я прямо пошел. Не к кошаре я шел, а куда-то в сторону от нее, далеко в сторону.

Вниз

ступеньки, ведущие куда-то вниз, под землю

Не останавливайся, иди, - приказал голос, не принадлежащий никому

я был один, один спускался в бесконечную бездну. Наконец уперся в какую-то стену



3.Сделайте вывод: какова позиция автора?

Название документа У самого неба. Рассказ Н. Евдокимова.docx

Поделитесь материалом с коллегами:

Рассказ опубликован в журнале «Юность» №3 1997 г.

Николай Семенович Евдокимов (1922 г.р.)


У САМОГО НЕБА


Памяти Алёши Герасимова

Нас было двое отчаявшихся, измученных мужиков, искавших по всем госпиталям Северного Кавказа своих содлат-сыновей. Мой товарищ нашел сына в Моздокском морге обезображенного, собранного по кусочкам, в обгоревшей шинели, в кармане которой чудом сохранился нетронутый огнем обрывок белой бумаги: «Мама, я жив-здоров, не беспокойся…»

В своих поисках я остался один. Я знал номер части, где будто бы служил мой сын, но найти эту часть не мог. Ее не было. Она числилась, но ее не было. Все военные слышали, знали, что он есть, должна быть, но никто не знал, где она находится, они отмахивались от меня, гнали меня. Только найдя эту часть, я мог узнать, куда делся мой исчезнувший сын.

Я облазил половину Чечни, прежде чем мне будто бы повезло. В окопе, вырытом на скале над горной дорогой, у пропасти, где внизу, в бесконечной дали, бурлила, пенясь, река, усталый капитан, обматеривший все армейское начальство, Президента, всех голубей и ястребов из Государственной Думы, сказал, что он слышал, будто бы горстка солдат, похоже, из той самой части, держит оборону высоко в горах. Они должны были выбить дудаевцев из какого-то селения, но не добрались туда, были окружены и давно сидят там. Оттуда им не выбраться, они смертники: или умирать, или в плен сдаваться. Все попытки прорваться к ним на помощь кончались неудачей: они обложены «духами» со всех сторон, там день и ночь висит огненное кольцо.

- Пройду, - сказал я, - проползу. В Афгане в огне горел, в воде тонул, душманскими пулями прошит, но жив остался. Пройду.

- Это не Афганистан, - сказал капитан. – Здесь пострашнее.

- Пройду, если он там, увезу.

- Куда?

- К матери, домой.

-Нет у нас дома, - сказал он, - наш дом тут, навечно.

Мы сидели с ним возле врытого в землю БТР. Из открытого люка смотели на нас два солдата, курили сигарету, передавая ее после каждой затяжки друг другу. Затем вылезли, помочились у обрыва, смеясь и соревнуясь, кто дальше и выше пустит сверкающую на солнце струю, снова забрались на броню и исчезли в брюхе машины.

В синем небе величественно и торжественно плыли облака, на мгновение закрывая солнце, и тогда по горам, покрытым лесом, по реке, скользящей внизу, ползла веселая тень. Вокруг было бесконечное пространство, играющее светом, тенью, первозданное, прекрасное; от этой вечной красоты захватывало дух, обволакивало восторгом, тоской, ощущением бренности человеческого существа.

А над нами, где-то высоко-высоко, почти у самого неба, за скалой, слышались выстрелы, но и они не нарушали покоя и неподвижности природы. Пространство поглощало их, будто съедало, как нечто чужеродное, звучащее из иного, враждебного мира.

- Это там? – спросил я.

- Да.

Значит, мне предстояло идти туда, в иное пространство, в невидимый отсюда клочок земли. Сначала, сказал капитан, я должен добраться до какой-то кошары, где сидят боевики, обогнуть их, – что невозможно: там простреливается каждый сантиметр, – а обойдя их, подниматься дальше, еще выше и выше, а уж там, как повезет, дойдешь до наших или нет.

- Безнадежная затея, - сказал капитан, - пустой номер.

Я промолчал: обратной дороги у меня не было.

Идти предстояло вечером, в темноте.

Дожидаясь сумерек, я сидел в блиндаже, среди солдат. Было душно, пахло живым человеческим духом – огнем, потом, табачным дымом, ветрами, шумно и весело испускаемыми то тут, то там, словно старались мальчики, одетые в шинели, сделать это громче и искуснее. Они подвинулись, уступая мне место у огня, положили в котелок жидкой каши. Возле меня сидел мальчик с совсем детским лицом, шевеля губами читал истерзанную, в комьях грязи, в водяных потеках книгу. У него была тонкая, худая шея. Не шея, а шейка, нежная, хрупкая, совсем такая же, как у моего мальчика, в которую я уткнулся, когда он уходил из дома. Ее беззащитность, запах ее с того мгновения уже ни на минуту не покидали меня.

Солдаты жевали свою кашу, курили, смеялись чему-то, дремали, молча сидели, устало глядя перед собой. Каждый из них был чем-то неуловимо похож на моего мальчика – пушком на губе, прозрачной синевой под глазами, мочкой уха, крыльями носа, молодыми пальцами рук с неистребимым ободком грязи под ногтями.

Здесь, в горах, темнело быстро. Когда я вышел из блиндажа, стояла тьма. Там, куда мне предстояло идти, стреляли. Трассирующие пули рассекали воздух почти у самого неба, белесого от звезд.

Капитан проводил меня по тропке через минное заграждение, я шел, прижимаясь к его спине, не видя вокруг ничего. Мы долго шли, я вспотел от напряжения. наконец он прошептал: «Все». – пропустил меня вперед и исчез, растворился в густой темноте.

Тропка здесь не кончалась, шла дальше, я угадывал ее ногами, но скоро потерял и лег на землю, цепляясь за колючую траву. Я боялся, что с каждым моим движением будут сыпаться камни и меня услышат там, наверху, у кошары. Но камни не сыпались, я будто прилип к жесткой земле, не чувствуя своего тела. Я долго полз и скоро так устал, что не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, и лежал, уткнувшись лицом в траву, почему-то крепко пахнувшую свежестью, так же, как пахнет луговая полынь возле нашего дома за сотни верст отсюда.

Земля была наполнена жизнью, пели цикады, они звенели упоенно, самозабвенно, ликуя, вокруг меня, и от их стрекота трепетал, пульсировал воздух, шуршала трава, кусты, шуршали неподвижные камни. Страх уходил от меня. наполняя все существо мое покоем, удивительным ощущением слитности со всем, что окружало, что звенело, шуршало, дышало вокруг меня. Я сам был как этот воздух, как эта трава, эти камни, эти ликующие цикады. Откуда мне знакомо это чувство? Словно я уже испытал его когда-то, хотя не испытывал никогда. Оно было как воспоминание из какого-то иного, давнего и не моего существования. Или, наоборот, предощущением другой, будущей жизни, которую мне еще предстояло когда-нибудь прожить и понять ее вечные законы… А может быть, это было воспоминание об Афгане, когда я был тяжко ранен и жил на краю жизни и смерти, уходя отсюда по длинной дороге, но так и не дошел тогда до ее конца. Впрочем, это мгновенное чувство как пришло, так тут же и ушло, снова наполнив меня ощущением опасности, притаившейся в кромешной тьме. Я снова прополз, чутко слушая звенящую, ставшую враждебной тишину.

Я привык к темноте. Чем выше полз, тем все больше приближался к небу, на нем все больше и больше загоралось звезд, и от них словно светлее становилось на земле. Я уже различал впереди смутные силуэты камней и кустов.

Я думал, что обойду кошару, но выполз почти прямо на нее и увидел вдалеке ее черный разбитый остов, и в это же мгновение услышал голос, будто вырвавшийся из-под земли:

- Куда же ты лезешь, козел?

Рядом никого не было, голос словно никому не принадлежал, я обмер, прижался к камням и опять услышал откуда-то из пространства:

-Вставай! Подними руки! Ну!

Я встал, поднял руки, сказал онемевшими губами:

- У меня нет оружия, я не солдат…

- Иди вперед, - произнес голос.

Я шел вперед, но не видел того, кому принадлежал голос. Казалось, что никого не было ни сбоку, ни за спиной, я не чувствовал его, не слышал его шагов, его дыхания.

- Налево! – скомандовал он.

Я пошел налево.

- Прямо!

Я прямо пошел. Не к кошаре я шел, а куда-то в сторону от нее, далеко в сторону.

- Теперь по ступенькам вниз. Не опускай руки, козел!

Действительно, под ногами я ощутил ступеньки, ведущие куда-то вниз, под землю.

- Не останавливайся, иди, - приказал голос, не принадлежащий никому. По-прежнему мне казалось, что рядом не было никого, что я был один, один спускался в бесконечную бездну. Наконец уперся в какую-то стену, которая сама собой раздвинулась, когда я толкнул ее.

Я зажмурился от яркого света. Голос, приведший меня сюда, сказал что-то по-чеченски, в ответ кто-то засмеялся и по-русски произнес, почти без акцента:

- Молодец, иди… Ну, гость, проходи…

Я открыл глаза. Я стоял посреди большой комнаты, завешанной коврами, ярко горела лампочка, тлел электрокамин, на столе бормотал что-то радиоприемник, на диване сидел человек с зеленой повязкой на голове, с густой, закрывавшей пол-лица черной бородой. Над ним, приколотый к ковру, висел портрет старца в чалме – легендарного имама Шамиля.

- Откуда же тебя занесло? Как змея, по горам ползаешь. Местный? Где научился?

- В Афгане научился, _ сказал я.

- Значит, мы с тобой однополчане. И я там поползал. Ну, садись, отдохни. Скажи, зачем пожаловал? Что мне с тобой делать? Какой черт тебя принес?

Я сказал, что второй месяц ищу сына, что найду и верну к матери.

Он засмеялся.

- Жить надоело? К черту на рога лезешь. Туда дороги нет. И оттуда нет.

- Попытаюсь, - сказал я, - если отпустишь.

- Иди. Это мой сын тебя приволок… Были мы с тобой однополчане, теперь вроде враги. Как это так, а? И сыновья наши стреляют друг в друга. Вот она, жизнь, кто бы думал… Ну, куда ты пойдешь? Может, его и нет там. Они все смертники там, если не сдадутся. Но, может, сдадутся, у них и жратвы уже нет. Зачем рисковать, мужик? Не ходи. А хочешь, у нас живи, не обидим…

- Пойду.

- Иди, - сказал он устало, - если повезет и найдешь парня, поможем уйти. Я провожу немного, сам не пройдешь. Ну что, идеи?

- Идем, - сказал я.

Мы выбрались наверх.

Стояла жуткая, напряженная тишина. Там, куда мне предстояло идти, изредка прорезая тьму, ярко вспыхивал луч прожектора, шарил по камням, по кустам, и гас на какое-то мгновение, и снова загорался. Значит, мне надо было успеть упасть, прижаться к земле при свете и бежать вперед, когда наступала тьма. Это была безумная затея, но и остановиться, отступить я уже не мог. Я не испытывал ничего, ни страха, ни волнения. Странное равнодушие, обреченность жили во мне, покой, ощущение нереальности происходящего, будто все происходило не со мной, а с кем-то другим, за кем я наблюдал со стороны, как во сне.

- Ты сумасшедший, - проговорил чеченец, - подумай.

- Идем, - сказал я.

- Ну ладно. Аллах поможет… Сын, подстрахуй нас.

Однако, как прежде, я не видел, не слышал, не чувствовал, где он, невидимый его сын. Но он был тут, рядом, иногда что-то спрашивал у отца.

Мы почти бежали во тьме – впереди нас было тихо, безжизненно. Казалось, вечность мы бежали, несколько раз приникали к земле, когда вспыхивал прожектор, и снова бежали.

- Удачи! – наконец сказал мой проводник и поднялся, и я поднялся, прошептав: «Спасибо»,- и ослеп от яркого света, ударившего мне в лицо. И тут же сверху прогремели автоматные очереди.

Мой проводник беззвучно упал мне под ноги. А я стоял под жгучим лучом прожектора. Пули вошли в меня возле сердца, боли не было, я не чувствовал ее, но в то же время ощущал какое-то шуршание внутри себя, словно паук полз по всему телу. Он полз от сердца к легким, от легких скатился к животу, стал царапаться к позвоночнику… Я знал, я был уже мертв, но еще стоял и не падал. Свет по-прежнему слепил меня, по-прежнему гремели выстрелы. А я не падал. Почему я не падал? Почему стоял – ноги одеревенели и держали мое мертвое тело. Почему же я не падал? В Афганистане, когда душманская пуля сразила меня, боль тогда нестерпимо ожгла меня, и сразу рухнул тогда. А сейчас… Казалось, прошла вечность, а я стоял… Впрочем, нет, я еще не был мертв, жизнь еще тлела во мне. И, о Господи, я услышал отчаянный крик оттуда, откуда светил прожектор и откуда стреляли в меня:

- Отец! – услышал я и увидел, как оттуда, из тьмы, выскочил солдат, крича: - Отец! Откуда ты взялся?!

Он бежал ко мне, долго, медленно бежал, я хотел крикнуть, чтобы он остановился, чтобы вернулся, но не мог раскрыть рта. Я знал, я чувствовал, что сейчас произойдет, и хотел остеречь его, но не мог остеречь, а он, безумный, бежал ко мне, летел ко мне так медленно, так долго, что я уже не мог его ждать и стал оседать вниз, ноги все еще были деревянными, все еще не сгибались. Это тело размякло и заваливалось, как мешок, назад.

Он был уже рядом, когда сзади меня раздался выстрел, но стрелял тот, невидимый, плача и что-то отчаянно крича.

Раздался выстрел, и тогда мой мальчик, прыгнув, достиг меня наконец и рухнул на землю. Он рухнул, а за ним упал и я рядом с моим проводником-афганцем. Я был мертв, но, коснувшись земли и наконец ощутив мгновенно пронзившую меня боль, еще успел подумать и сказать:

- Я нашел его, Зина…



Автор
Дата добавления 06.10.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров816
Номер материала ДВ-033622
Получить свидетельство о публикации

Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх