Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Инфоурок / Русский язык и литература / Конспекты / Урок - лекция "Сила материнской любви в поэме А.Ахматовой «Requiem» и повести В.Закруткина «Матерь человеческая»

Урок - лекция "Сила материнской любви в поэме А.Ахматовой «Requiem» и повести В.Закруткина «Матерь человеческая»

  • Русский язык и литература

Поделитесь материалом с коллегами:

Сила материнской любви в поэме А.Ахматовой «Requiem»

и повести В.Закруткина «Матерь человеческая»


Чем больше любовь матери, тем больше страдание

души, чем полнее любовь, тем полнее и познание материнства

Старец Силуан Афонский

Теме материнской любви во всех видах искусства придавалось и придается особое значение. Известно, что прообразом Матери является Дева Мария, Богоматерь. В русском искусстве этот образ занимает особое место. Любовь и почитание к Богоматери возникли с первых веков принятия христианства на Руси: церкви, календарные праздники, иконы и молитвы посвящены Пресвятой Деве.

Во второе воскресенье после Пасхи Православная Церковь празднует память святых Жен - мироносиц. После предательства Иудой Христа все ученики Его бежали. Над распятым Иисусом проходящий народ злословил и насмехался. И только Матерь Его с любимым учеником Иоанном стояли у Креста, а женщины, следовавшие за ним и Его учениками во время Его проповеди и служившие им, смотрели издали на происходящее. Только те, которых впоследствии назвали женами - мироносицами, остались верными до конца. Они не имели никакого права голоса. Молчаливо стоя у Креста, жены -мироносицы оставались со своим Учителем до последней минуты, и проявили такое мужество, которого не оказалось у мужчин. Господь Иисус Христос был не только Богом, но и Человеком, и потому нуждался и в человеческой поддержке и сочувствии.

Божия Матерь, не имевшая даже права прикасаться к телу умершего Своего Сына, не могла и совершать погребение ― это должны были делать мужчины. Всё, что остаётся ей – оплакивать своего Сына.

Этот сюжет из «Евангелие» широко используется в литературе 20 века. Анна Ахматова в знаменитой своей трагической поэме «Requiem» написала строки, которые можно считать одними из самых сильных в русской или даже мировой поэзии:

Магдалина билась и рыдала,

Ученик любимый каменел,
А туда, где молча Мать стояла,
Так никто взглянуть и не посмел.


Горе матери, видящей казнь сына, безмерно. Ахматова, пережившая арест собственного сына, как будто взяла по слезинке из них, начиная с Той, Которая стояла у Креста с пронзенной, по слову Симеона Богоприимца, душой. Безмолвие матери на фоне "хора ангелов" и рыданий Магдалины, а также своеобразная оптическая изоляция (в её сторону "так никто взглянуть и не посмел") делают Мать центральной фигурой композиции. Евангельский первоисточник помогает Ахматовой описать то, что творилось в её душе и душах тысяч других матерей.


Голос матери слышится в семи главах (1,2, 5-9). Это рассказ о прошедшем, о своей судьбе, о судьбе сына. Монотонный, как молитва, он напоминает причитание или плач: «Буду я, как стрелецкие жёнки, под кремлёвскими башнями выть»


Приговор судьбы уже осознан: безумие и смерть воспринимаются как высшее счастье и спасение от ужаса жизни. Природные силы предрекают тот же самый итог.


Каждая из глав монолога матери становится всё более трагичной. Особенно поражает лаконизм девятой: смерть не приходит, память жива. Она становится главным врагом: «Надо память до конца убить». И на помощь не приходят ни поэт, ни историк – горе матери очень личное, она страдает одна.

Слова, произносимые Христом накануне своей человеческой смерти, вполне земные. Обращение к Богу — упрёк, горькое сетование о своем одиночестве, покинутости, беспомощности. Слова же, сказанные матери, — простые слова утешения, жалости. "Не рыдай Мене, Мати, во гробе зрящи".  Адресуя слова Сына непосредственно Матери, Ахматова тем самым переосмысливает Евангельский текст и основное внимание приковывает к Матери, ее страданиям. И смерть сына влечет за собой смерть Матери, а потому, созданное Ахматовой Распятие – это распятие не только сына, но и Матери

Читая главу "Распятие", невольно вспоминаешь картины Рембрандта, Рубенса, Васнецова, Веронезе и многих других, обращавшихся к этой же теме.

На каждой из этих картин мы находим скорбную фигуру матери — она всегда рядом со страдающим сыном. На картине П. Веронезе мы видим лицо матери, склонившейся над своим сыном. Из ее глаз текут слёзы... Евангельский лик женщины на картине Васнецова "Плащаница" напоминает икону скорбящей матери.

Больше всего поражает картина Рембрандта "Снятие с креста". Рембрандт изобразил фигуру матери, лишившейся чувств, и, вопреки канонам, пишет её лицо, обезображенное страданием. А У Ахматовой мы читаем:

Уже безумие крылом

     Души накрыло половину,
     И поит огненным вином
   И манит в черную долину.



Распятие в «Requiem» — вселенский приговор бесчеловечной системе, обрекающей мать на безмерные и неутешительные страдания."

Кульминацией этих страданий становится 10-я глава. Во второй части Иисус уже мертв. У подножия Распятия стоят трое: Магдалина, любимый ученик Иоанн и Дева Мария – мать Христа. В Реквиеме нет имен и фамилий, кроме имени Магдалины. Даже Христос не назван. Мария – «Мать», Иоанн – «любимый ученик».

Небольшая по объёму, она несёт огромную смысловую нагрузку. Именно в этой главе раскрывается вся боль героини —  матери, потерявшей сына. Страдания матери ассоциируются с состоянием Богородицы, Девы Марии, страдания сына с муками Христа, распятого на кресте. Магдалина и любимый ученик как бы воплощают собой те этапы крестного пути, которые уже пройдены Матерью: Магдалина - мятежное страдание, когда героиня поэмы «выла под кремлёвскими башнями» и «кидалась в ноги палачу», Иоанн - тихое оцепенение человека, пытающегося «убить память», обезумевшего от горя и зовущего смерть.

Горе матери беспредельно – в ее сторону даже невозможно смотреть, ее горе невозможно передать словами. Молчание Матери, на которую «так никто взглянуть и не посмел», разрешается плачем - реквиемом. Не только по своему сыну, но и по всем погубленным.

Богоматерь уже много веков оплакивает каждого невинно гибнущего ребёнка, и любая мать, теряющая сына, степенью своей боли как бы сближается с ней. И нет спасения. Постепенно к «Эпилогу» голоса сливаются: голос матери и поэта начинают звучать нераздельно. 

Свою поэму Ахматова посвящает всем женщинам и матерям, которые, страдая, находились на грани истощения физических и душевных сил и жили лишь надеждой. Но благодаря их бесконечной любви и перенесенным мукам жизнь будет продолжаться.

В центре повести В. Закруткина «Матерь человеческая» тоже образ Матери: земной матери Марии и евангельской Богоматери. Писатель сопоставляет и противопоставляет жизнь женщин, переживших одинаковую трагедию: «Смерть сына – тяжкое, неизбывное горе для матери», но «разве нет на земле матерей человеческих, испытавших более страшные удары судьбы, чем те, которые ниспосланы были тебе?»

Особое значение при анализе образа Богоматери играет имя. Значение имени «Мария», кроме библейского варианта «матери Иисуса Христа», от древнееврейского – «противиться, отвергать»; «святая, высокая, печальная»; «превосходство, госпожа».

Образ Марии в повести В. Закруткина относится к типу скорбящей матери и в контексте произведения реализует значение имени «противиться, отвергать»: женщина противится смерти, страху, боли.

Она, как мать Христа, и это ее - «Хождение Богородицы по мукам». Мир для Марии сопоставим с адом: «Ей казалось, что все вокруг гудит: и небо, и земля, и что где-то в самых недоступных глубинах земли тоже не прекращается это тяжкое, смертное гудение». Повесть «Матерь человеческая» является символом гибнущей цивилизации, спасти которую может только материнская любовь и милосердие. На глазах Марии убиты муж и сын, соседка Феня, девочка Саня Зименкова , односельчане угнаны в Германию: от полной, яркой жизни не осталось ничего и никого, кроме нее самой. Зачем жить? И Мария молится: « Я не могу жить, Господи, я не хочу жить. Может, Ты все - таки  есть, Господи? Сделай так, чтоб я скорее отмучилась… Если Ты есть, Господи, видишь мое горе! Разве можно так жить? … Не хочу я жить, Господи! Пошли мне смерть! Забери меня с этой земли…»

 

Убитая горем Мария зовет смерть, но жизнь властно напоминает ей о том, «что она не одна, что  в ней теплится иная , пока еще слитая с измученным материнским телом, но уже своя, отдельная слабая жизнь…»  И она остается жить, погребая одного за другим тех, с кем сталкивает ее судьба. Сначала это девочка Саня, потом  пожилой немецкий солдат, затем умерший на ее руках Вернер Брахт и политрук  Слава и только в последнюю очередь муж и сын. Для каждого  из погибших Мария находит свои слова, напоминающие народный плач.

            

Однако именно после этих похорон она ощущает в себе «сильные требовательные толчки его, нерождённого… Не ведая ни страха, ни болезни, ни горечи утрат, ни любви, ни ненависти, он уже готов был подойти к истокам своей полной страданий и счастья дороги и, подчиняясь зовущей его силе жизни, толкал материнское чрево локотками, коленками, головой…


Еще одно значение Матери, которое реализуется в повести «Матерь человеческая», - это всеобщая мать. К Марии идут животные, чудом выжившие на сожженном немцами хуторе, к ней выходят дети из ленинградского детского дома. «Голубяточки мои... Деточки родные... Выходите все... Все выходите... Я вас накормлю, напою, искупаю... Мы будем жить вместе... Я одна, совсем одна... и голоса человеческого давно не слышала...». Мария принимает детей как родных: «А я и есть ваша мама,– глухо сказала Мария.– Был у меня один-единственный сыночек, а теперь вон вас сколько, и все славные, хорошие деточки...» Мария испытывает острое чувство материнской любви. После рождения собственного ребёнка Мария начинает ощущать себя матерью всех. «Слабой рукой она гладила пушистую голову сына, всхлипывала. Ей почудилось, что в свисте пуль и грохоте снарядов, в  разгуле убийств, жестокости, крови она родила не только сына… но, содрогаясь от мучительной боли и счастья, родила всех детей истерзанной земли, требующих от неё, матери, защиты и ласки»


Мария, познавшая боль своего и чужого народа, уже не может не любить всех и не сострадать всем. Завершилось её  преображение в Матерь Человеческую. Помогло выжить Марии материнское чувство ответственности и любви. Не зная толком Богоматери, она последовала  Её  примеру , став утешительницей и заступницей, поистине Матерью Человеческой Подобно Матери Божией, жертвующей миру своего Сына во спасение людей, героиня повести Мария дала новую жизнь всему живому, что осталось на выжженной земле после фашистского нашествия. «Она стояла на покатом холме с младенцем на руках, босая, с распущенными волосами. Вокруг неё сгрудились дети, коровы, овцы, куры. Заметив нас, звонко заржали рыжие кони. Вверху носились белокрылые голуби».


Каждая женщина Земли является мироносицей по жизни — несет мир миру, своей семье, домашнему очагу, она рождает детей, является опорой мужу. Православие возвеличивает женщину - мать, женщину всех сословий и народностей.

День святых Жен - мироносиц и есть тот самый праздник, объединяющий в себе все великие смыслы женского предназначения.

Использованная литература



  1. Материнское поле/ Приложение к журналу «Сельская молодежь», тт. 4-5. М., 1963, 512 с.

  2. Белова Д.Н. Образ Богоматери – эстетический идеал православия// Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. – №5. – 2001.  

  3. Закруткин В. Матери человеческая. Повесть. кн. изд-во, 1985.

  4. Кушнер А.С. У Ахматовой // Ахматовские чтения. М.: 1992

  5. Кихней Л.Г. Поэзия Анны Ахматовой. Тайны ремесла. М.:1997

  6. Поселянин Е. Богоматерь. Описание Ее земной жизни и чудотворных икон. М: АНО «Православный журнал «Отдых христианина», 2002 г. 

  7. Петровский Н.А. Словарь русских личных имен// Спец. науч. ред. О.Д. Митрофанова. – 3-е изд., стереотип. М., Русский язык, 1984, 384 с.

  8.  Юнг К.Г. Психологические аспекты архетипа матери // Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. Пер. с англ. – М. – К.: ЗАО «Совершенство» – «Port-Royal», 1997.

  9. http://5fan.info/yfsrnaujgyfsyfspol.html

  10. http://www.liveinternet.ru/tags/%E6%E5%ED%FB-%EC%E8%F0%EE%ED%EE%F1%E8%F6%FB/

  11. http://festival.1september.ru/articles/214632/




Выберите курс повышения квалификации со скидкой 50%:

Краткое описание документа:

Теме материнской любви во всех видах искусства придавалось и придается особое значение. Известно, что прообразом Матери является Дева Мария, Богоматерь. В русском искусстве этот образ занимает особое место. Любовь и почитание к Богоматери возникли с первых веков принятия христианства на Руси: церкви, календарные праздники, иконы и молитвы посвящены Пресвятой Деве.

Сюжет из «Евангелие» о страдающей материнской любви к погубленному сыну широко используется в литературе 20 века. Анна Ахматова в знаменитой своей  трагической поэме «Requiem» написала строки, которые можно считать одними из самых сильных в русской или даже мировой поэзии.

В центре повести В. Закруткина «Матерь человеческая» тоже образ Матери: земной матери Марии и евангельской Богоматери. Писатель сопоставляет и противопоставляет жизнь женщин, переживших одинаковую трагедию: «Смерть сына – тяжкое, неизбывное горе для матери»,  но  «разве нет на земле матерей человеческих, испытавших более страшные удары судьбы, чем те, которые ниспосланы были тебе?»

 

Каждая женщина Земли является мироносицей по жизни — несет мир миру, своей семье, домашнему очагу, она рождает детей, является опорой мужу. Православие возвеличивает женщину - мать, женщину всех сословий и народностей.

День святых Жен - мироносиц  и есть тот самый праздник, объединяющий в себе все великие смыслы женского предназначения. 

 

 

Автор
Дата добавления 29.04.2015
Раздел Русский язык и литература
Подраздел Конспекты
Просмотров1136
Номер материала 503380
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх