Добавить материал и получить бесплатное свидетельство о публикации в СМИ
Эл. №ФС77-60625 от 20.01.2015
Свидетельство о публикации

Автоматическая выдача свидетельства о публикации в официальном СМИ сразу после добавления материала на сайт - Бесплатно

Добавить свой материал

За каждый опубликованный материал Вы получите бесплатное свидетельство о публикации от проекта «Инфоурок»

(Свидетельство о регистрации СМИ: Эл №ФС77-60625 от 20.01.2015)

Инфоурок / Начальные классы / Другие методич. материалы / Урок по литературе на тему "Художественное своеобразие рассказа "Тапёр"" 6 класс
ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону № 313-ФЗ все педагоги должны пройти обучение навыкам оказания первой помощи.

Дистанционный курс "Оказание первой помощи детям и взрослым" от проекта "Инфоурок" даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (180 часов). Начало обучения новой группы: 28 июня.

Подать заявку на курс
  • Начальные классы

Урок по литературе на тему "Художественное своеобразие рассказа "Тапёр"" 6 класс

библиотека
материалов

6 класс

Программа Г.С.Меркина

Урок № 49.

Тема. А.И.Куприн. Рассказ «Тапер».

Цель:

  • выявить художественную идею рассказа, состоящую в утверждении торжества подготовленного талантом и трудолюбием чуда в жизни человека;

  • формировать исследовательские навыки учащихся, навыки выразительного чтения, художественного пересказа, лексической работы;

  • развивать нравственно-эстетические представления учащихся в ходе выявления художественной идеи рассказа.


Оборудование: мультимедийная презентация, аудиозапись.


ХОД УРОКА.


I. Изучение нового материала.

  1. Сообщение темы, цели, плана урока.

2. Выявление первоначальных впечатлений.

- Какое впечатление произвело на вас семейство Рудневых?

- Какой эпизод рассказа вас более всего взволновал и почему?


3.Анализ рассказа А.И.Куприна «Тапер».

3.1. Обращение к домашнему заданию.

- Назовите ключевые слова, характеризующие героев.

- Какие детали в описании дома Рудневых и его обитателей передают «дух эпохи» XIX века?


3.2. Лексическая работа.

- Как можно сказать иначе: задетый за живое, хлебосольный, испокон веку, в общей сумятице? В каких ситуациях эти выражения могут быть использованы?

Задеть за живое. Когда в древности клеймили домашний скот, животное вздрагивало от боли, если накаленное тавро, прижигая кожу, задевало за живое мясо. Отсюда и возникла поговорка. У нас поговорка эта означает: задеть человека словом, грубо коснувшись чего-либо дорогого или очень болезненного для него.


3.3. Беседа.

Почему «в этом году с музыкой произошел целый ряд роковых недоразумений»?

Какое впечатление произвел на собравшихся мальчик-тапер?


3.4. Выразительное чтение от слов «Между тем маленькая фигурка, освободившись от своего башлыка и пальто...» до слов «По первому впечатлению мальчику можно было дать лет одиннадцать — двенадцать».

На какую деталь портрета обращает наше внимание автор?

Глаза, «слишком большие для такого худенького детского лица смотрели умно, твердо и не по-детски серьезно».

О чем говорят детали одежды тапера: подержанный мундирчик: реального училища, башлык?


3.5. Обращение к учебнику. Чтение статьи «В мире художественного слова А.И.Куприна».

Как меняется выражение лица тапера, интонация его голоса, когда он отвечает на вопросы Лидии? Почему это происходит?

«Ответил он голосом, несколько сиплым от мороза и от робости».

«Мальчик качнулся туловищем вперед, что должно было означать поклон».

«Мальчик вдруг густо покраснел, но ответил сдержанным тоном».

«Большие глаза мальчика вдруг блеснули гневом и насмешкой. Даже напряженная неловкость его позы внезапно исчезла».

«Резко повернулся он к Лидии».

Почему герой перечислил произведения, входящие в его репертуар, хотя заносчивая Лидия его об этом не просила?

Вопросы Лидии оскорбили в нем профессиональное чувство. Сонаты Бетховена, вальсы Шопена и рапсодии Листа трудны для исполнения, мальчик гордится своим мастерством.

Почему он сразу же после этого попросил разрешения что-либо исполнить на шредеровском пианино?


3.6. Лексическая работа.

Шредеровское пианино.

Шредер — старинная и многочисленная фамилия фортепианных мастеров из Саксонии, родины немецких фортепиано. Там в 1716 г. фортепиано в Германии сконструировал и изготовил Кристоф Готлиб Шредер, клавесинист, органист и композитор.

Какая деталь говорит о мастерстве исполнителя еще до того, как он начал играть?

«Реалист взял наугад одну из толстых, переплетенных в шагрень нотных тетрадей и раскрыл ее. Затем, обернувшись к дверям, в которых стояла Лидия, резко выделяясь своим белым атласным платьем на черном фоне неосвещенной гостиной, он спросил:

- Угодно вам «Rapsodie Hongroise» № 2 Листа?»


3.7. Прослушивание фрагмента указанной в тексте венгерской рапсодии Ф. Листа.


3.8. Сообщение о венгерских рапсодиях Ф. Листа. Обращение к портрету композитора (1846) работы Миклоша Барабаша (1810—1898).

Ференц Лист (1811—1886) — венгерский композитор, пианист, дирижер, педагог, общественный деятель. Венгерские рапсодии Ференца Листа принадлежат к числу наиболее ярких оригинальных его художественных созданий.

Жанр инструментальной рапсодии является изобретением Листа, правда это название (от древнегреческого «рапсода», исполнителя эпических песен) применялось и до него. Лист трактует рапсодию как виртуозную концертную фантазию, где вместо оперных мелодий используются фольклорные темы. Это темы венгерских и цыганских песен и танцев, большинство которых взято из сборника записанных Листом народных венгерских мелодий.

Музыкальный язык рапсодий отличается яркой национальной характерностью благодаря опоре на городской венгерский фольклор, т.н. стиль вербункош.

Глубоко национальные по музыкальному языку, венгерские рапсодии Листа объективно ответили росту национального самосознания венгерского народа в период его борьбы за национальную независимость. В этом их демократизм и причина широчайшей популярности.

- Какое впечатление произвела на собравшихся игра музыканта?

- Как реагируют гости на появление незнакомца?


3.9. Сообщение об А.Г.Рубинштейне. Обращение к портрету композитора (1887 г.) работы И.Е. Репина (1844-1930).

Анто́н Григо́рьевич Рубинште́йн (1829—1894) — композитор, пианист, дирижёр, музыкальный педагог.

Антон Рубинштейн родился в приднестровском селе Выхватинец Подольской губернии (теперь Выхватинцы Рыбницкого района Приднестровской Молдавской Республики), был третьим сыном в состоятельной еврейской семье.

Как пианист Рубинштейн стоит в ряду величайших представителей фортепианного исполнительства всех времён. Он также является основоположником профессионального музыкального образования в России. Его усилиями была открыта в 1862 году в Петербурге первая русская консерватория. Среди его учеников ― Пётр Ильич Чайковский. Ряд созданных им произведений занял почётное место среди классических образцов русского музыкального искусства.

Неиссякаемая энергия позволяла Рубинштейну успешно совмещать активную исполнительскую, композиторскую, педагогическую и музыкально-просветительскую деятельность


3.10. Выразительное чтение описания портрета А.Г.Рубинштейна от слов «...в залу вошел пожилой господин, к которому, точно по волшебству, приковались глаза всех присутствующих» до слов «...заброшенных назад волос, делавшая эту характерную, гордую голову похожей на львиную...».

- Какие детали нам помогают понять, что тапер — настоящий талант?

«Юрий не видел, как постепенно прояснялось хмурое чело Антона Григорьевича и как смягчалось мало-помалу строгое выражение его губ...»

- О чем могли говорить, «едучи в санях в морозную рождественскую ночь», великий маэстро и начинающий музыкант?


3.11. Обращение к домашнему заданию. Устный рассказ «Разговор великого маэстро и начинающего музыканта».


3.12. Обращение к учебнику. Чтение статьи раздела «Для вас, любознательные!» о рождественском рассказе.


3.13. Художественный пересказ рассказа А.П. Чехова «Тапер» с цитированием эпизода.

Второй час ночи. Я сижу у себя в номере и пишу заказанный мне фельетон в стихах. Вдруг отворяется дверь, и в номер совсем неожиданно входит мой сожитель, бывший ученик м—ой консерватории Пётр Рублёв. В цилиндре, в шубе нараспашку, он напоминает мне на первых порах Репетилова; потом же, когда я всматриваюсь в его бледное лицо и необыкновенно острые, словно воспалённые глаза, сходство с Репетиловым исчезает.

Отчего ты так рано? — спрашиваю я.— Ведь ещё только два часа! Разве свадьба уже кончилась?

Сожитель не отвечает. Он молча уходит за перегородку, быстро раздевается и с сопением ложится на свою кровать.

Спи же, с-скотина! — слышу я через десять минут его шёпот.— Лёг, ну и спи! А не хочешь спать, так… ну тебя к чёрту!

Не спится, Петя? — спрашиваю я.

Да чёрт его знает… не спится что-то… Смех разбирает… Не даёт смех уснуть! Ха-ха!

Что же тебе смешно?

История смешная случилась. Нужно же было случиться этой анафемской истории!

Рублёв выходит из-за перегородки и со смехом садится около меня.

Смешно и… совестно…— говорит он, ероша свою причёску.— Отродясь, братец ты мой, не испытывал ещё таких пассажей… Ха-ха… Скандал — первый сорт! Великосветский скандал!

Рублёв бьёт себя кулаком по колену, вскакивает и начинает шагать босиком по холодному полу.

В шею дали! — говорит он.— Оттого и пришёл рано.

Полно, что врать-то!

Ей-богу… В шею дали — буквально!

Я гляжу на Рублёва… Лицо у него испитое и поношенное, но во всей его внешности уцелело ещё столько порядочности, барской изнеженности и приличия, что это грубое «дали в шею» совсем не вяжется с его интеллигентной фигурой.

Скандал первостатейный… Шёл домой и всю дорогу хохотал. Ах, да брось ты свою ерунду писать! Выскажусь, вылью всё из души, может, не так… смешно будет!.. Брось! История интересная… Ну, слушай же… На Арбате живёт некий Присвистов, отставной подполковник, женатый на побочной дочери графа фон Крах… Аристократ, стало быть… Выдаёт он дочку за купеческого сына Ескимосова… Этот Ескимосов парвеню и мове-жанр, свинья в ермолке и моветон, но папаше с дочкой манже и буар хочется, так что тут некогда рассуждать о мове-жанрах. Отправляюсь я сегодня в девятом часу к Присвистову тапёрствовать. На улицах грязища, дождь, туман… На душе, по обыкновению, гнусно.

Ты покороче,— говорю я Рублёву.— Без психологий…

Ладно… Прихожу к Присвистову… Молодые и гости после венца фрукты трескают. В ожидании танцев иду к своему посту — роялю — и сажусь.

«А, а… вы пришли! — увидел меня хозяин.— Так вы уж, любезный, смотрите: играть как следует, и главное — не напиваться»…

Я, брат, привык к таким приветствиям, не обижаюсь… Ха-ха… Назвался груздем, полезай в кузов… Не так ли? Что я такое? Тапёр, прислуга… официант, умеющий играть!.. У купцов тыкают и на чай дают — и нисколько не обидно! Ну-с, от нечего делать, до танцев начинаю побринкивать этак слегка, чтоб, знаешь, пальцы разошлись. Играю и слышу немного погодя, братец ты мой, что сзади меня кто-то подпевает. Оглядываюсь — барышня! Стоит, бестия, сзади меня и на клавиши умильно глядит.— «Я, говорю, m-lle, и не знал, что меня слушают!» А она вздыхает и говорит: «Хорошая вещь!» — «Да, говорю, хорошая… А вы нешто любите музыку?» И завязался разговор… Барышня оказалась разговорчивая. Я её за язык не тянул, сама разболталась. «Как, говорит, жаль, что нынешняя молодёжь не занимается серьёзной музыкой». Я, дурак, болван, рад, что на меня обратили внимание… осталось ещё это гнусное самолюбие!.. Принимаю, знаешь, этакую позу и объясняю ей индифферентизм молодёжи отсутствием в нашем обществе эстетических потребностей… Зафилософствовался!

В чём же скандал? — спрашиваю я Рублёва.— Влюбился, что ли?

Выдумал! Любовь — это скандал личного свойства, а тут, брат, произошло нечто всеобщее, великосветское… да! Беседую я с барышней и вдруг начинаю замечать что-то неладное: за моей спиной сидят какие-то фигуры и шепчутся… Слышу слово «тапёр», хихиканье… Про меня, значит, говорят… Что за оказия? Не галстук ли у меня развязался? Пробую галстук — ничего… Не обращаю, конечно, внимания и продолжаю разговор… А барышня горячится, спорит, раскраснелась вся… Так и чешет! Такую критику пустила на композиторов, что держись шапка! В «Демоне» оркестровка хороша, а мотивов нет, Римский-Корсаков барабанщик, Варламов не мог создать ничего цельного и проч. Нынешние мальчики и девочки едва гаммы играют, платят по четвертаку за урок, а уж не прочь музыкальные рецензии писать… Так и моя барышня… Я слушаю и не оспариваю… Люблю, когда молодое, зелёное дуется, мозгами шевелит… Ну, а сзади-то всё бормочут, бормочут… И что же? Вдруг к моей барышне подплывает толстая пава, из породы маменек или тётенек, солидная, багровая, в пять обхватов… не глядит на меня и что-то шепчет ей на ухо… Слушай же.. Барышня вспыхивает, хватается за щёки и, как ужаленная, отскакивают от рояля… Что за оказия? Мудрый Эдип, разреши! Ну, думаю, наверное, или фрак у меня на спине лопнул, или у девочки в туалете какой-нибудь грех приключился, иначе трудно понять этот казус. На всякий случай иду минут через десять в переднюю оглядеть свою фигуру… оглядываю галстук, фрак, тралала… всё на месте, ничего не лопнуло! На моё счастье, братец, в передней стояла какая-то старушонка с узлом. Всё мне объяснила… Не будь её, я так бы и остался в счастливом неведении. «Наша барышня не может без того, чтоб характера своего не показать,— рассказывает она какому-то лакею.— Увидала около фортепьянов молодца и давай с ним балясы точить, словно с настоящим каким… ахи да смехи, а молодец-то этот, выходит, не гость, а тапёр… из музыкантов… Вот тебе и поговорила! Спасибо Марфе Степановне, шепнула ей, а то бы она, чего доброго, и под ручку с ним бы прошлась… Теперь и совестно, да уж поздно: слов не воротишь»… А? Каково?

И девчонка глупа,— говорю я Рублёву,— и старуха глупа. Не стоит и внимания обращать…

Я и не обратил внимания… Только смешно и больше ничего. Я давно уж привык к таким пассажам… Прежде, действительно, больно было, а теперь — плевать! Девчонка глупая, молодая… её же жалко! Сажусь я и начинаю играть танцы… Серьёзного там ничего не нужно… Знай себе закатываю вальсы, кадрили-монстры да гремучие марши… Коли тошно твоей музыкальной душе, то пойди рюмочку выпей, и сам же взыграешься от «Боккаччио».

Но в чём собственно скандал?

Трещу я на клавишах и… не думаю о девочке… Смеюсь и больше ничего, но… ковыряет у меня что-то под сердцем! Точно сидит у меня под ложечкой мышь и казённые сухари грызёт… Отчего мне грустно и гнусно, сам не пойму… Убеждаю себя, браню, смеюсь… подпеваю своей музыке, но саднит мою душу, да как-то особенно саднит… Повернёт этак в груди, ковырнёт, погрызёт и вдруг к горлу подкатит, этак… точно ком… Стиснешь зубы, переждёшь, а оно и оттянет потом же опять сначала… Что за комиссия! И, как нарочно, в голове самые что ни на есть подлые мысли… Вспоминается мне, какая из меня дрянь вышла… Ехал в Москву за две тысячи вёрст, метил в композиторы и пианисты, а попал в тапёры… В сущности, ведь это естественно… даже смешно, а меня тошнит… Вспомнился мне и ты… Думаю, сидит теперь мой сожитель и строчит… Описывает, бедняга, спящих гласных, булочных тараканов, осеннюю непогоду… описывает именно то, что давным-давно уже описано, изжёвано и переварено… Думаю я, и почему-то жалко мне тебя… до слёз жалко!.. Малый ты славный, с душой, а нет в тебе этого, знаешь, огня, желчи, силы… нет азарта, и почему ты не аптекарь, не сапожник, а писатель, Христос тебя знает! Вспомнились все мои приятели-неудачники, все эти певцы, художники, любители… Всё это когда-то кипело, копошилось, парило в поднебесье, а теперь… чёрт знает что! Почему мне лезли в голову именно такие мысли, не понимаю! Гоню из головы себя, приятели лезут; приятелей гоню, девчонка лезет… Над девчонкой я смеюсь, ставлю её ни в грош, но не даёт она мне покоя… И что это, думаю, за черта у русского человека! Пока ты свободен, учишься или без дела шатаешься, ты можешь с ним и выпить, и по животу его похлопать, и с дочкой его полюбезничать, но как только ты стал в мало-мальски подчинённые отношения, ты уже сверчок, который должен знать свой шесток… Кое-как, знаешь, заглушаю мысль, а к горлу всё-таки подкатывает… Подкатит, сожмёт и этак… сдавит… В конце концов чувствую на своих глазах жидкость, «Боккаччио» мой обрывается и… всё к чёрту. Благородная зала оглашается другими звуками… Истерика…

Врёшь!

Ей-богу…— говорит Рублёв, краснея и стараясь засмеяться.— Каков скандал? Засим чувствую, что меня влекут в переднюю… надевают шубу… Слышу голос хозяина: «Кто напоил тапёра? Кто смел дать ему водки?» В заключение… в шею… Каков пассаж? Ха-ха… Тогда не до смеха было, а теперь ужасно смешно… ужасно! Здоровила… верзила, с пожарную каланчу ростом, и вдруг — истерика! Ха-ха-ха!

Что же тут смешного? — спрашиваю я, глядя, как плечи и голова Рублёва трясутся от смеха.— Петя, ради бога… что тут смешного? Петя! Голубчик!

Но Петя хохочет, и в его хохоте я легко узнаю истерику. Начинаю возиться с ним и бранюсь, что в московских номерах не имеют привычки ставить на ночь воду.

1885




IІ. Подведение итогов урока.

- Почему герой произведения А.П. Чехова не стал таким музыкантом, как Юрий Азагаров?

Талант — присущие от рождения определенные способности и умения, которые раскрываются с приобретением навыков и опыта. Очень часто одного таланта недостаточно, чтобы достигнуть высот мастерства. Нужны трудолюбие, терпение, везение, умение не опускать руки, когда кажется, ни жизнь не сложилась. Юрий Азагаров тверд, силен духом, талантлив, а герой Чехова предается отчаянию, поэтому вряд ли чего-нибудь сможет добиться в искусстве.


III. Домашнее задание.

Индивидуальные задания:

-подготовить сообщение о Г.И.Анфилове и выучить наизусть его стихотворение «Собака»;

-объяснить значение слова «песнь»;

-подготовить сообщение о С.А.Есенине по материалам статьи учебника.





6



Подайте заявку сейчас на любой интересующий Вас курс переподготовки, чтобы получить диплом со скидкой 50% уже осенью 2017 года.


Выберите специальность, которую Вы хотите получить:

Обучение проходит дистанционно на сайте проекта "Инфоурок".
По итогам обучения слушателям выдаются печатные дипломы установленного образца.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ КУРСОВ

Краткое описание документа:

Цель

·         выявить художественную идею рассказа, состоящую в утверждении торжества подготовленного талантом и трудолюбием чуда в жизни человека;

·         формировать исследовательские навыки учащихся, навыки выразительного чтения, художественного пересказа, лексической работы;

развивать нравственно-эстетические представления учащихся в ходе выявления художественной идеи рассказа

Почему герой произведения А.П. Чехова не стал таким музыкантом, как Юрий Азагаров?

 

Талант — присущие от рождения определенные способности и умения, которые раскрываются с приобретением навыков и опыта. Очень часто одного таланта недостаточно, чтобы достигнуть высот мастерства. Нужны трудолюбие, терпение, везение, умение не опускать руки, когда кажется, ни жизнь не сложилась. Юрий Азагаров тверд, силен духом, талантлив, а герой Чехова предается отчаянию, поэтому вряд ли чего-нибудь сможет добиться в искусстве.

Автор
Дата добавления 16.03.2015
Раздел Начальные классы
Подраздел Другие методич. материалы
Просмотров2807
Номер материала 445877
Получить свидетельство о публикации
Похожие материалы

Включите уведомления прямо сейчас и мы сразу сообщим Вам о важных новостях. Не волнуйтесь, мы будем отправлять только самое главное.
Специальное предложение
Вверх